Ауроскопия – философский детектив новейшей истории.

Аура. Модное слово, вошедшее в наш лексикон совсем недавно. Ни Даль, ни Ушаков – еще не балуют нас изысками трактовок. Правда, у Ожегова уже находим:
– изображаемое как нимб, ореол, сияние вокруг головы, тела, представляемое как проявление души, духа;
– в парапсихологии: то же, что биополе.
Современные же энциклопедии и словари – начисто сносят налет мистики и флер непознанного с понятия ауры, уводя нас в сторону утилитарности восприятия отвлеченных от пара-практики явлений:
– проявление души и духа человека;
– в мистической литературе описывается как видимый лишь при сверхчувствительном восприятии сияющий овальный облик, окружающий всё тело человека;
– в изобразительном искусстве – нимб, ореол;
– непосредственные предвестники эпилептического припадка: своеобразные кратковременные зрительные, слуховые, эмоциональные и другие ощущения и переживания.
При этом фраза «в мистической литературе» иногда заменяется другой, не менее тенденциозной: «по религиозным представлениям». Биополе – сгинуло в пучине корректировок.
Что же произошло за те четыре десятилетия после смерти Сергея Ивановича Ожегова, что современные редакционные коллегии вдруг круто повернули на 180 градусов? И куда, все-таки, делось милое нашему сердцу, освободившемуся от пут диалектического материализма, биополе?
Современный российский энциклопедический словарь трактует это самое биополе следующим образом :
– термин, используемый для обозначения в парапсихологии испускаемого каким-либо организмом излучения или сияния (ауры), невидимого в обычных условиях, а также для объяснения метода бесконтактного массажа, применяемого мануальными терапевтами и др.;
– возможность регистрации биополя научным методом вызывает дискуссии.
Вот это номер! Оказывается, возможность регистрации – вызывает дискуссии. А для пущей убедительности добавлено сногсшибательное уничижительное «регистрация научным методом… вызывает дискуссии». Может быть, это – следствие пресловутого «железного занавеса», который упасть-то упал, но, по привычке, даже в виде бесформенной кучи, продолжает нечто загораживать? Оказывается – ничего подобного! Та же картина – и у наших соседей. Более того – они, соседи, идут еще дальше. Не только импульсивные итальянцы, испанцы и французы, но и педантичные немцы добавляют еще два аспекта восприятия:
– окружающая атмосфера, дуновение, дыхание;
– популярность, слава, признание.
Зато чопорные англичане и кичливые американцы выдают целый спектр практического использования термина почти во всех областях человеческой деятельности: от «абдоминальная» до «эпилептическая», что, впрочем, нисколько не притупляет острые углы проблематики. Скорее – еще больше запутывает ситуацию.
Сограждане! Так куда же академическая наука сослала биополе, отделив его от ауры? И самое главное – зачем?

Может быть – ответ предельно прост: никакой практической пользы использование этого явления не дает? Подобный ответ прямо-таки напрашивается, сам собой. В противном случае возникает просто огромное количество иных, уже вовсе не столь эмоционально нейтральных вопросов. И вот тут на арену выходит новое слово – ауроскопия: анализ фотографий ауры, или, если точнее – графических изображений биополя живых и неживых объектов. Насколько это слово новое, можно судить по тому факту, что, в отличие от ауры, стандартные текстовые редакторы его не опознают, а совместные усилия таких поисковых систем, как Google, Aport, Yahoo, Яndex и Rambler дают, в общей сложности, всего 19 ссылок на страницы Internet по данной тематике.
И это при том, что глубине и ширине областей практического применения ауроскопии позавидуют любые технические новинки последних лет. Еще бы: от здравоохранения и сельского хозяйства – до криминалистики и арсенала спецслужб! Для иллюстрации – всего одна цитата: «Замечено, что у любящих людей ауры взаимно проникают друг в друга, имеют яркие, радостные тона. У людей, чуждых по духу ауры не только не соединяются, а наоборот, отталкивают друг друга. Брачный союз таких людей в скором времени окажется проблематичным».
Так в чем же все-таки дело? Что за мистический заговор молчания? Проблематике философии мировосприятия, осознанию роли, места и пути конкретного человека в этом, не самом спокойном из миров, отданы в услужение буквально горы литературы, и публицистической, и научной. Горы – без всякого преувеличения! А тому обстоятельству, что чисто техническими, утилитарными средствами, можно отличить циника от романтика, маньяка от психически уравновешенного человека, больного от здорового,– посвящено всего 19 куцых статеек во всемирной паутине.
Может быть причина в особенностях этой самой пресловутой паутины, и электронные средства массовой коммуникации обходят стороной этот вопрос по каким-то иным соображениям? Анализ 50 наиболее популярных газет и журналов (тех, названия которых, что называется, «у всех на слуху») за 2005-ый год выявил, однако, следующие данные:
– всего статей, содержащих слово «аура» – 96;
– из них 5 статей упоминают ауру, если так можно выразится, «с технической точки зрения», 2 статьи посвящены вопросам практического использования данного явления; остальные же – используют указанной слово в переносном смысле, как способ усиления образности выражений;
– слово «ауроскопия» не встречается вовсе.
Так что же это – заговор молчания или случайность? При подробном анализе потенциально возможной мотивации мужей ученых и властьпридержащих «в сухом остатке» остаются следующие возможности:
– либо отсутствуют детально проработанные академической наукой методики получения полноценных, пригодных для практики, изображений биополя;
– либо технические аспекты использования данного явления чрезмерно громоздки и далеки от массовой практической реализации;
– либо конкретные специалисты с большим недоверием относятся к такому «нововведению», предпочитая более привычные способы и средства.
Рассмотрим все три возможности.

Эффект Кирлиан

В 1939 году русские ученые супруги Кирлиан изобрели устройство для фотографирования ауры. В 1960 году был создан компактный прибор, позволяющий низвести процесс фотографирования биополя с высот лабораторного Олимпа до уровня бытового фотоаппарата. Метод “высокочастотного фотографирования” получил широкую известность. Несколько десятков лет супруги Кирлианы занимались исследованиями свечения все новых и новых материалов. Они получили более 30 свидетельств на изобретения. Поэтому во всем мире за этим явлением прочно закрепилось название «эффект Кирлиан». В настоящее время под термином «эффект Кирлиан» понимается визуальное наблюдение или регистрация на фотоматериале свечения газового разряда, возникающего вблизи поверхности объекта при помещении его в электрическое поле высокой напряженности. При описании результатов исследования биологических объектов применяется также термин «биоэлектрография» или «кирлианография».
Кирлианография получила большое распространение в мире как метод экспериментальных исследований: библиография по эффекту Кирлиан насчитывает более тысячи публикаций. Наибольший интерес вызывали и вызывают исследования кирлианограмм биологических объектов, в основном организма человека. Расширение сферы применения эффекта Кирлиан, стремление консолидировать исследования, проводимые в разных странах, привело к организации в 1978 в США и Англии Международного Союза медицинской и прикладной Биоэлектрографии (IUMAB). Союз был поддержан учеными разных стран, в том числе российскими. Был защищен ряд диссертаций с привлечением большого объема экспериментальных данных по исследованию различных биологических объектов с помощью эффекта Кирлиан.
В 1995 году доктор К. Коротков и его команда усовершенствовали камеру Кирлиан. Новое электрическое устройство уже формирует цифровые изображения живых и неживых объектов, а затем передает их компьютеру – со всеми вытекающими из данного факта последствиями, как то: обработка, печать, и т.д., и т.п. В сентябре 1999 г. была организована первая публичная фотовыставка, что называется, развлекательного характера: «Загадочное свечение растений». На фотографиях, сделанных с помощью аппарата Кирлиан, наряду с самим растением, были показаны и его тонкие, обычно невидимые простым глазом, излучения.
Комментарии, как говорится, излишни…

Регистраторы эффекта Кирлиан

В настоящее время уже существует устоявшийся термин – РЭК. Это – аббревиатура слов «регистратор эффекта Кирлиан». Подобные приборы широко представлены на рынке, как отечественном, так и зарубежном.
Дело дошло до того, что в списке рефератов и студенческих дипломных работ, которые не таскает из Сети только ленивый, подобные материалы давно перестали быть экзотикой. В этих файлах – сухим и занудно официальным научным языком – перечисляются всевозможные параметры конкретных устройств, использующих различные подходы к получению соответствующих изображений.
Комментарии – не менее излишни…

Реальность использования ауроскопии

Обыватель любит сенсации. Они будоражат нервную систему, раскрепощают фантазию, позволяют ощутить сопричастность к событиям планетарного масштаба. Не удивительно, однако, что любая сенсация достаточно быстро устаревает, перестает пользоваться спросом – если средства массовой информации не подпитывают соответствующую предметную область некими новыми фактами и аналитическими зарисовками.
Достаточно обыденно в этом плане выглядит недавняя сенсация, связанная с поиском маньяка, терроризировавшего жителей штата Иллинойс. Его называли Книжный Червь, потому что он душил женщин в библиотеках. Полицейские были в панике, поскольку преступник следов не оставлял. Подозревать можно было каждого мужчину, который в определенный день посетил библиотеку. Пригласили эксперта по детекторам лжи. Он осмотрел место преступления, зачем-то снял со стены кашпо с цветком и установил его в одном из кабинетов библиотеки. Там объяснил, что цветок – это единственный свидетель преступления, и только он… сможет “опознать” преступника! Эксперт присоединил к прикорневой части растения специальные датчики, подобные электродам детектора лжи. Секретарь библиотеки по телефону попросил всех читателей (а их оказалось несколько сотен) прийти якобы для… перерегистрации абонемента. Чтобы не спугнуть преступника, вызвали и мужчин, и женщин. Всех поочередно приглашали в кабинет, где стоял цветок, и просили расписаться в документах. Эксперт постоянно снимал показания с цветка – следил за напряжением электрического поля. Вдруг на одного мужчину, преподавателя колледжа средних лет, растение среагировало: на экране монитора синусоиды метались от минимальных величин к максимальным. Эксперт велел установить слежку именно за этим человеком…
Таких примеров – десятки тысяч. Вплоть до того, что «…специалисты записали электрические колебания, генерируемые различными растениями, ввели их в компьютер и перевели на язык звуков. На основе этих записей родилась электронная симфония, которая исполняется в одном из парков Окинавы и применяется для лечения ряда психических и неврологических заболеваний…».
Таким образом мы вернулись к началу повествования : «Так что же это – заговор молчания или случайность?» Причина должна быть – ее просто не может не быть. Сенсации такого рода, просто по природе своей, не могут оставаться невостребованными. Сие противоречит и требованиям рынка сплетен, и природе человеческого любопытства, и логике технического прогресса. Противоречит – самым вопиющим образом.

Дабы дурь каждого – видна была…

По какой же такой забывчивости и духовной слепоте мы упорно отказываемся от возможности безошибочно различать внутреннюю суть ближнего своего? Кто – или Что – мешает нам перешагнуть рубеж безразличия к судьбе рода человеческого?
Ответ отыскался практически без усилий. Детективный сюжет окрасился жуткими мистическими тонами, утилитарная реальность отодвинулась на второй план и уступила место зыбкому мареву эзотерических предположений. Но – предположений, закрепленных в форме вполне конкретных литературных произведений, всемирно признанных и, несомненно, содержащих хотя бы крупицы здравого смысла.
В одной из статей, посвященных ауроскопии в моменты перехода человека в мир иной, был представлен комментарий Секретаря по взаимоотношениям церкви и общества Отдела внешних церковных связей Московского патриархата иерея Михаила Дудко. Нет смысла приводить высказывание священнослужителя целиком, поскольку суть его ясна и прозрачна: Эксперимент… [] ничего нового для меня не открыл. Любому православному человеку известно, что душа существует, а также и то, что в течение трех дней после смерти она не отделяется от земных сфер, находясь поблизости от тела усопшего. Другое дело, что некоторые способы исследования… [] весьма странные. Поэтому к любым манипуляциям с душой, якобы “научным” экспериментам с ней, которые, кстати, категорически отвергаются Библией, Церковь относится крайне настороженно. Церковь предписывает с благоговением относиться не только к жизни человека, но и к смерти»
На горизонте зыбких предположений замаячила «Роза Мира» Даниила Андреева: «Антихрист придет в этот мир в одеждах Первосвященника. И речи его, внешне благопристойные и праведные, смутят сознание верующих, ибо никто не будет видеть, жутких в своей мерзости, черных пятен его души».

***

Вряд ли можно утверждать, что поиски Тайных Сил, настойчиво укрывающих ауроскопию покровом греховности и забвения, в данном случае увенчались успехом. Скорее всего Церковь играет здесь далеко не первую скрипку. Но – вопрос, четкий и определенный, сформировался вполне корректно. А поскольку правильно поставленный вопрос – это уже половина ответа, то нельзя сказать, что даже такое поверхностное детективное расследование, не дает никаких результатов. Новые вопросы – это и есть результат.
Вот эти вопросы :
Почему Дом Божий категорически не приемлет технических методов «дефектоскопии души», так сказать «душевной дактилоскопии»? Если использование отпечатков пальцев позволило нейтрализовать огромное число преступников, посягнув тем самым, однако, на священное право неприкосновенности частной жизни, то чем же, более страшным и ужасным, грозит нам включение в собственные метрики фотографий личного биополя?
Чего боится Дом Божий?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.