Маленькое преступление.

В подворотне два бродячих пса поймали кошку, что по неосторожности гуляла там сама по себе… Они схватили ее с тупой ненавистью, на которую часто срываются те, кому приходится жить на улице, и не спеша, но яростно удовлетворяли свой дикий, плотоядный инстинкт, животную страсть к уничтожению себе-не-подобных.

Меня, одиноко бредущего по вечернему городу, остановили смешавшиеся взрывным месивом вопль боли и радостно-свирепое рычание. Я взглянул в сторону этих звуков отразившихся острым, раскаленным лезвием в глухих кирпичных стенах арки двора-колодца. И увидел…
В полумраке тускло блестели самодовольным жестоким огнем свирепые собачьи глаза. Мохнатые лапы суетливо переступали на месте в победном нетерпении. Пасти заняты делом – слюна свисает, зубы зловеще выпирают из багровых десен, вонзаясь в растерзанную плоть.
Они трепетно наслаждались тёмной сладостью мучительного умерщвления живого, теплокровного, такого же как и они – Млекопитающего.
Иногда они молча стояли и ждали – предвкушали. Потом, орудуя каждый своей пастью, всегда вдруг, вновь и вновь принимались за прерванную ненадолго пытку. Кошка выносливо молчала в перерывах и сдавленно, непроизвольно отзывалась своими кошачьими стенаниями, когда псы вновь начинали терзать её измятое тельце. Её реакция на нестерпимую боль доставляла мучителям явное удовольствие. Их оскал в темноте казался улыбкой… ужасной улыбкой палача…
Сильные не-люди – псы, они не убивали сразу, а смаковали, упивались процессом.

Схватить бы палку, да разогнать убийц, свидетелем удачной охоты которых, я случайно стал. Совершить поступок, спасти несчастную! Вмешаться божественным провидением в судьбы отверженных, некогда домашних любимцев! Восстановить справедливость – освободить, издающее душераздирающий вой, маленькое живое существо!..

Оглянулся по сторонам – подходящего под описание палкообразного оружия рядом не оказалось. Да и прохожих – потенциальных союзников, как назло, нигде не видно: вечер, поздно уже…

Озверевшие собаки, не обращая на меня внимания, продолжали наслаждаться мучительным уничтожением своей жертвы.
Попробуй – отними у них драгоценную, изливающуюся пьянящей кровью добычу! Пожалуй, и сам можешь оказаться атакованным, покусанным…
Я в растерянности еще раз осмотрелся кругом и, уронив в душу камень, поплёлся дальше, своей дорогой…

Я шел и успокаивал себя мыслью, что кошку, судя по всему, уже не спасти, слишком поздно… слишком поздно попалось мне на глаза творящееся злодеяние. Слишком поздно – это хрупкое бездомное животное уже почти разорвано, ему не выжить!..
Но в голове вертится роковая фраза: «Мы живучи, как кошки…».
И еще долго до меня, идущего по пустынной улице, доносится жалобный крик погибающей маленькой жизни…

0 Comments

  1. Zet

    Ваша история заставляет вспомнить об одной из животрепещущих проблем современности: помочь, но, возможно, самому пострадать или пройти мимо, не обращая внимания. Это сходно одному из украинских выражений “моя хата з краю…”
    Всё-таки хотелось чтобы кошке главный герой помог. Мне стало её жалко. А в целом – талантливо.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.