Не все коту масленица

Джон осторожно вошел в придорожную забегаловку и осмотрелся. Народу немного. Юноша приметил свободный столик подальше от окна и нерешительно направился туда. Однако в метре от цели под хохот немногочисленных посетителей парень растянулся на грязном полу: это упитанный негр средних лет незаметно подставил ногу. Джон резко вскочил, глаза его пылали.
-Что, белый крысенок, хочешь подраться? – негр ухмыльнулся. – Только попробуй! Один мой удар – и ты в Англии. Странно, что ты до сих пор не там.
-В таком случае почему вы не в Африке, мистер? – злобно ответил Джон.
В ту же секунду удар в ухо вновь сбил его с ног. Черт побери, не стоило ввязываться в бесполезную болтовню! Опять не смог сдержаться, ну что ты будешь делать! Джон поднялся, отряхнулся и, не глядя больше на негра, устроился за облюбованным столиком.
-Зря ты так, Боб! – подал голос мексиканец с унылым длинным лицом, сидевший напротив негра и лениво потягивавший пиво. – Парень как парень, он же не виноват, что родился белым.
-Да пошел он, оккупантское отродье! – выругался Боб. – Странно, что эти белые до сих размножаются. Я думал, если они не голубые или розовые, то трудоголики или отъявленные лентяи. Не до детей всем им. А пацану-то от силы лет двадцать. Так, Мигель?
-Наверно, – согласился мексиканец. – Но не все же белые одинаковы. Я где-то читал, что их молодежь организовала движение “Новое целомудрие”. Мечтают вернуться, так сказать, к традиционным семейным отношениям. Считают, что это путь к возрождению США образца двадцатого или двадцать первого века. Умора!
Мигель и Боб хором захохотали, а Джон, опустив глаза, впился в подлокотники, так что побелели костяшки пальцев. С каким бы удовольствием он сейчас подошел к соседнему столику! Два-три спецприема – и грязь с пола жрали бы эти наглецы, пусть они вдвое старше и тяжелее. Но нельзя! Его миссия куда важнее мелких обид. Знали бы эти ублюдки, что он и Марта члены “Нового целомудрия”! И не только! Рано или поздно у них будет много-много детишек назло всем темнокожим и краснокожим. Но пока действительно не до этого. Тем более неизвестно, как все сегодня сложится.
К столику с легким дребезжанием подкатился ресторанный робот.
-Заказывайте, сэр! – послышался механический голос.
На груди механизма вспыхнуло табло. Джон нажал на несколько кнопок и провел по светящемуся изумрудному окошечку микрочипом, крепко-накрепко приклеенным к ногтю большого пальца левой руки, рассчитавшись за сделанный заказ. Через несколько минут парень с аппетитом уминал бифштекс, запивая пивом.
Хозяин заведения, аккуратно одетый поджарый негр лет тридцати с небольшим, уютно развалился за стойкой бара и наблюдал за залом. Поняв, что продолжения драки не будет, он принялся фальшиво насвистывать популярный мотивчик, а затем обратился к посетителям.
-Эй, Боб, сейчас Пустомеля Джекки будет выступать, включить?
-А чего нового может сказать этот дурень? – Боб пожал плечами и вытер выступивший на лбу пот. – По-моему, наш девяностый глупее всех восьмидесяти девяти прежних, вместе взятых.
-Ну, Боб, ты загнул! – засмеялся Мигель. – Среди них же белых было больше половины. Помнишь старинные анекдоты про этого… как его…
-Сорок третьего! – подсказал из-за своего столика Джон.
-Надо же, у крысенка есть какие-то мозги! – хохотнул Боб. – Молодец, рожа мелованная! Да, припоминаю, изучали мы в школе на уроках истории того клоуна – никак Словакию от Словении отличить не мог. Чего взять с белого! Но Пустомеля Джекки, наверно, еще тупее. Ладно, Дик, включай!
Хозяин нажал на кнопку, и у стенки возникло яркое объемное изображение пожилого невысокого пухлого негра в натуральную величину. Тот стоял за трибуной, растерянно глядя в небольшой электронный блокнот перед собой. Пока звучали позывные, Дик вышел из-за стойки, сунул голову в изображение, пытаясь прочитать написанное. Затем махнул рукой и вернулся на место.
-Муть какая-то, ты прав, Боб!
-Дорогие сограждане! – послышался хрипловатый голос, хорошо знакомый каждому американцу. – Как президент США я обращаюсь ко всем вам в этот трудный для нашей родины момент. Наша с вами общая задача – предотвратить дальнейший распад страны. Вам известно, что Техас и Калифорния намерены пойти по пути Аляски. Мною объявлены незаконными референдумы, назначенные в этих штатах. Однако тамошние правительства не подчинились решению президента страны и рассчитывают на поддержку извне. С глубоким сожалением я вынужден констатировать, что президенты Мексики и России по непонятным причинам не отреагировали на ноты протеста, пренебрегли нашими давними дружескими связями и направили свои флоты к берегам Техаса и Калифорнии. Борис Медведев и Хуан Родриго Лопес выступили сегодня утром с совместным заявлением, что не остановятся перед военным вмешательством, если власти США силой попытаются воспрепятствовать, как они выразились, свободному и демократическому выражению мнения народов данных штатов. Дорогие сограждане, нам не нужно кровопролитие! Мы, далекие потомки насильно перемещенных лиц и коренных американцев, не можем действовать методами белых оккупантов! Жители Техаса и Калифорнии, не ходите на референдум! Жители других штатов, убедите своих родственников не принимать участие в незаконной акции!
-Как же, не пойдут они! – усмехнулся Мигель, когда хозяин выключил стереовизор. – Больно им хочется в нашем дурдоме прозябать. Аляска за десять лет, как к России присоединилась, вон как поднялась!
-Повезло дуракам! – мрачно буркнул Боб. – В газовую камеру бы тех крючкотворов, которые в договоре 1867 года какие-то изъяны из пальца высосали.
-Боб, ты как маленький! – Мигель сморщился. – Сколько веков никто и не вспоминал про тот договор, а теперь просто повод нашли. Сам знаешь, крысы бегут с тонущего корабля. А Аляска на отшибе, рядом с Россией – сам бог им велел под ее крылышко нырнуть. И русским теперь гораздо удобнее сибирский хаолит на Аляске перерабатывать.
-Раньше на этот хаолит внимания никто не обращал – пустая порода, – Боб даже сплюнул с досады. – Кто ж знал, что Мексика и Россия на коричневом золоте сидят.
-Мало на нем сидеть! – назидательно заметил Мигель. – Ну, купались когда-то арабы в черном золоте, и что? Нефть иссякла, где все эти богатенькие шейхи и эмиры? Снова на верблюдах по пустыням кочуют или русским на выработанных месторождениях или нефтеносных песках прислуживают.
-У нас тоже есть свой хаолит! – гордо заметил Боб.
-Эти жалкие крохи в Оклахоме? – засмеялся Мигель. – Команчам об этом расскажи!
-Вот гниды! – выругался Боб. – Ну, мочили бы себе белых колонизаторов, что им остальные житья не дают.
Джон впервые мысленно согласился с негром. Пару лет назад он ездил в Оклахому к родственникам – брату отца и его подруге. Думал, бульварные газеты преувеличивают, когда описывают черными красками положение в этом штате. Однако оказалось, что в действительности все еще хуже. Бесконечные блок-посты на каждой дороге. Проверки документов и обыски. Злые темнокожие солдаты, при каждом шорохе хватающиеся за автоматический гранатомет. А в городах почти не видно ни белых, ни черных. Одни индейцы. Смотрят так, словно ты им задолжал черт знает сколько долларов. Или даже рублей.
Недалеко от фермы дяди Роджера Джон увидел заброшенные прииски хаолита. Вроде бы читал, что овчинка не стоит выделки: слишком большие затраты на безопасность; при незначительных объемах добычи это невыгодно. Хотя те же бульварные газеты писали, что команчи переправляют хаолит из заброшенных шахт в Мексику, и тот все равно возвращается в США или отправляется на Ближний Восток. Куда идут деньги от продажи хаолита, догадаться несложно.
-Как вы тут живете? – недоумевал Джон.
-А куда мне деваться? – вздохнул дядя Роджер. – Кому я продам землю в Оклахоме? Разве что сумасшедшему. Приходится ладить с индейцами, не все же они одурманены своим Великим Вакиньяном. Вождя местного хорошо знаю. Но тот уже стар. Если умрет – действительно придется все бросить и бежать. Молодые команчи не потерпят здесь белого фермера. Черт бы побрал наших предков с их политкорректностью! Не надо было целовать эти черные задницы! Когда это началось, Джон? Я ж со своей фермой даже школу не закончил.
-Лет сто назад, когда афроамериканцев и латиносов стало больше, чем белых. Как раз и запасы нефти в мире иссякли. Если бы не русские со своим открытием, неизвестно, что бы вообще с планетой стало. Ведь другого дешевого источника энергии так и не нашли до сих пор. Со всеми этими передрягами черные президенты протащили закон о белой оккупации Америки. Индейцев по всем штатам собирали, словно редких животных. Сколько средств вбухали в поддержку их рождаемости! Черные задницы начали целовать красные. Извините, дядя Роджер, ваши мысли развиваю. Я читал, что команчи считают только себя истинными американцами, к тому же самыми обиженными при колонизации. Их, дескать, подвергли геноциду. Потом сиу к команчам потянулись, какую-то свою древнюю религию навязали. Появилось учение Великого Вакиньяна. Вроде бы он велит полностью очистить Америку от белого и черного. Но честно скажу, дядя Роджер, я считал, что все это болтовня газетчиков. Я ж помню, лет десять назад мы с родителями к вам приезжали, все здесь было спокойно. Не ожидал, что так резко обстановка изменилась.
-А теракты по всей стране? Чьих это рук дело? – заметил Роджер.
-Так разве это не арабы? – удивился Джон.
-Джон, ты же образованней меня! – засмеялся Роджер. – Команчам выгодно, чтобы все по старинке валили на арабов. Вот и появляются сообщения, что взрыв взяла на себя какая-то “Аль-Каеда-23”. Но у арабов давным-давно нет денег! Ты же мне сам только что рассказывал про нефть. Вот и соображай. Просто правительству не хочется признаваться, что вскормило индейскую змею на своей груди. Вот оно и поддерживает миф об арабских террористах. А в Оклахому едут все радикально настроенные индейцы. Своими глазами видел кечуа из Боливии, гуарани из Парагвая. Знаешь, Джон, я бы на месте Пустомели Джекки вывез отсюда тихонько всех белых и черных и сбросил на Оклахому несколько водородных бомб, честно. Иначе с этим осиным гнездом не справиться.
Погрузившись в воспоминания, Джон не сразу обратил внимание, что за соседним столиком разгорелась ссора. Мигель кричал, что США незаконно присоединили Техас и теперь тот имеет полное право вернуться в состав Мексики.
-А Калифорнию, значит, Россия слопает, как и Аляску? – орал Боб, размахивая кулаком перед носом мексиканца. – Черта с два! Куда этот Пустомеля Джекки смотрит, давно бы армию в Техас ввел. Тогда все быстро бы заткнулись со своими референдумами!
-Господа, не ссорьтесь, мы же все американцы! – попытался угомонить спорщиков Джон, но никто даже не повернул голову в его сторону.
Однако через несколько секунд громкие голоса смолкли: в дверях показался новый посетитель. Это был высокий мужчина под пятьдесят с седыми висками и пронизывающим взглядом.
-Господин Семенов, какая честь для нас! – Дик сразу заговорил по-русски и выбрался из-за стойки ради почетного гостя. – Михаил Николаевич, выпьете что-нибудь?
-Пожалуй! – согласился иностранец. – Ба, да тут новое лицо! Редко встретишь теперь в ваших краях белого человека.
Семенов решительно зашагал к столику Джона и уселся напротив парня, внимательно рассмотрев своего визави. Дик тут же убрал пустые тарелки и стаканы и сам постелил чистую скатерть.
-Как зовут тебя, сынок? – поинтересовался русский, сделав заказ хозяину. – И каким ветром занесло такого интеллигентного парнишку в эту глухомань?
-Джон Уокер, сэр, – юноша говорил по-русски медленно, но правильно. – Я здесь проездом по пути к дяде в Оклахому.
-В Оклахому? – усмехнулся Семенов. – Веселенькое ты выбрал место для отдыха, сынок! Смотри, как бы твоим скальпом команчи не украсили какой-нибудь вигвам. Я слышал, самые ортодоксальные индейцы ничего не имеют против милых древних обычаев. Или тебя все-таки интересует тамошний хаолит, сынок?
-Если я скажу, что это не так, вы же не поверите, сэр! – вежливо ответил Джон.
-А ты не дурак, сынок! Но ты не хуже меня знаешь, что сам по себе хаолит не имеет никакой ценности. Он работает только в смеси с кучей катализаторов. Бьюсь об заклад, что и ты занимался опытами по определению химического состава хаолитовой смеси. Я угадал?
-Разумеется, сэр.
-Но как вы с друзьями ни мешали потом компоненты, в итоге вы получали дерьмо. Не так ли, сынок? Ваша беда в том, что вы не знаете ноу-хау. Когда-то точно такие же опыты весь мир проводил с вашей любимой кока-колой. И точно такое же дерьмо выходило без рецепта изготовления, хотя состав знали до сотых долей процента. А поскольку ты парень смышленый, ты забросил эти опыты к чертовой матери.
-Вы как всегда правы, сэр, – откликнулся Джон, еле сдерживаясь от бешенства.
Этот русский явно издевался над ним. Но ничего, посмотрим, кто будет смеяться последним! Только бы у Марты все получилось!
-Дик, а у меня для тебя хорошие новости! – весело сообщил Семенов хозяину, расставлявшему перед ним тарелки с закусками и антрекотом с жареной картошкой. – Скоро здесь будет много клиентов. Вашу скважину решили расконсервировать.
-Неужели? – обрадовался Дик. – Значит, там еще осталась нефть?
-Есть немного! – Семенов многозначительно подмигнул. – Месторождение бросили лет сто назад. Но оно выработано меньше, чем наполовину из-за тяжелых парафинов. Но я за месяц все изучил: нефти там еще море. Раньше извлечь ее было практически невозможно, но теперь, сами знаете, другие времена. Сегодня начнется монтаж оборудования. Лет за двадцать выжмем всю нефть без остатка. Для вас это выгоднее, чем возить из Сахары ту, что выделяется из нефтеносных песков. А хаолита хватит!
Джон даже вспотел от напряжения. Значит, информаторы не подвели! Он подозвал робота и заказал еще пива и соленых миндальных орешков.
* * *

Джон уже допивал пиво, когда забегаловку Дика потряс мощный взрыв. Зазвенели разбитые стекла.
-Команчи! – дико завопил Боб, вскакивая из-за столика.
Следом за ним все посетители заведения оказались на улице. Однако никаких команчей поблизости не оказалось. Зато посреди идеально ровной трассы зияла гигантская дымящаяся воронка. По разные ее стороны друг против друга стояли два автомобиля. Один чем-то напоминал космический челнок: гладкие обтекаемые формы, серебристый корпус с необычайно маленькими круглыми оконцами, больше похожими на иллюминаторы. Но при видимой легкости конструкции машина явно была бронированной. Распахнулись дверцы, и изнутри выбрались четверо мужчин. Один – невысокий крепыш средних лет, с обширными залысинами. На нем отлично сидел шикарный костюм под цвет автомобиля.
Незнакомец, окруженный тремя верзилами в масках, равнодушно скользнул взглядом по толпе, выскочившей из забегаловки, небрежно кивнул Семенову, внимательно осмотрел дымящуюся воронку и наконец обратил свой взор на простенький автомобиль красного цвета.
-Случайность, или эта шлюха подсуетилась? – задумчиво произнес он по-русски, указывая на девушку, откинувшуюся на переднем сиденье. – Достаньте ее!
Один из охранников распахнул дверцу красного автомобиля и вытащил девушку, уложив ее на придорожную траву. Даже искаженное болью, прекрасное лицо юной леди невольно притягивало взгляды. С головы до ног девушка была в крови.
-Дышит! – сообщил охранник. – Что делать, босс?
-Воронку нам не объехать, – задумчиво заметил незнакомец. – Говорил же, надо было вездеходную модель брать! Пока эти америкосы раскачаются с ремонтом, часа два пройдет. Позвони, пусть занимаются. Эй, вы, чем глазеть попусту, занялись бы делом. Хоть бы “Скорую” вызвали для этой дурехи. Или среди вас есть врач?
-Я студент медицинского факультета, сэр! – откликнулся Джон, и сердце его бешено заколотилось. – Разрешите, я взгляну?
-Валяй! – равнодушно согласился русский.
Джон склонился над девушкой, пощупал пульс, косясь на охранников. Похоже, их не очень занимали его манипуляции. Но босс был начеку.
-Эй, мальчик, откуда столько крови? – с подозрением спросил он. – Я не вижу ран!
-Похоже, они на груди, под одеждой, – откликнулся Джон. – Я сейчас проверю.
Он запустил ладони под блузку.
-Жаль, что я не доктор! – хохотнул Боб. – Хоть и белая, а я бы такую фигуристую телку тоже с удовольствием полапал. Эй, крысенок, пощупай у нее между ног, может, и там эту деваху ранило!
Джон почти не слышал, что говорит негр. Сейчас или никогда! Низко склонившись к лицу девушки, он нащупал в чашечках бюстгальтера рукоятки двух миниатюрных пистолетов и прошептал:
-Марта, пора!
С быстротой молнии Джон выхватил оружие и мгновенно выстрелил. Сверкнули лазерные лучи, и двое охранников, стоявших около босса, получили по заряду в голову. В ту же секунду Марта подпрыгнула, словно внутри у нее распрямилась сжатая пружина, в мгновение ока взмахнула рукой, и пистолет послушно выскользнул из рукава в ладонь девушки. Третий охранник, говоривший в этот момент по телефону, опоздал на доли секунды: луч лазера угодил ему точно в лоб. Три мертвых тела рухнули на землю почти одновременно.
-Все назад! – дико заорала Марта, направив пистолет на толпу. – Руки на голову и встать лицом к стене! Без глупостей, иначе сразу стреляю!
Пока ошеломленные люди разворачивались и послушно шагали к стене забегаловки Дика, Джон держал под прицелом незнакомца в серебристом костюме.
-Не шевелитесь, господин Николаев! – с угрозой произнес Джон. – Иначе и вы отправитесь к праотцам!
-Не думаю, – спокойно ответил русский. – Насколько я понял, как раз я нужен вам живым. Одного не возьму в толк: на что вы рассчитываете? Неужели верите, что сумеете скрыться?
-Господин Николаев, сейчас вы в нашей власти, – нервно сказал Джон. – Не ваше дело, что мы собираемся предпринять дальше. От вас требуется только одно: микрочип с программой для создания хаолитовой смеси. Ведь вы везете его на заброшенную скважину, не так ли?
-С чего это вам взбрело в голову? – засмеялся Николаев. – Я обычный инспектор, пусть и довольно высокого ранга. Моя задача проверить, насколько доклад господина Семенова о рентабельности месторождения соответствует действительности, только и всего. Кстати, он среди заложников. Скажите вашей подружке, что своих разноцветных америкосов она может косить сколько угодно, но если хоть один волосок упадет с головы Семенова или моей, США будут иметь дело со всей мощью России. Вы и так уже наломали дров, убив трех ни в чем не повинных спецназовцев. Лучше бросьте свою затею и сдайтесь немедленно. Я замолвлю за вас словечко и спасу от электрического стула. Обещаю, что навещу вас как-нибудь в тюрьме. Ну, что, по рукам, мальчик? Кстати, в чьей крови была так искусно выпачкана девочка?
-Это кровь свиньи, – буркнул Джон. – Александр Иванович, вы лжете. Семенов полчаса назад рассказывал, что сегодня начнется монтаж оборудования. Какая еще инспекция? Отдайте микрочип, и вы останетесь живы. Я глубоко сожалею, что пришлось убить этих людей. Но у нас нет другого выхода. Уже сто лет Россия подминает под себя мир благодаря монополии на открытие хаолитовой смеси. Вы скупаете все и вся, меняете неугодные вам правительства в бедных странах и постепенно разоряете прежде богатые государства. Во что превратилась наша Америка? Неужели возвращение ее прежней роли не стоит этих жизней?
-Ты романтический дурак! – презрительно сказал Николаев. – Учил историю? Помнишь, что такое дипломатия канонерок, политика большой дубинки и двойных стандартов? Так что нынешнее положение дел – проявление некой высшей справедливости. Неужели, мальчик, ты настолько наивен? Думаешь, узнаешь наш секрет и мгновенно изменишь мир? Не бывать этому! Выбрось из головы вашу авантюру и сдавайся!
-Я не дурак, Александр Иванович! – огрызнулся Джон. – Я понимаю, что не в одной хаолитовой монополии дело. Ваше политическое владычество теперь имеет глубокие экономические корни. Что ж, допустим, нас с Мартой быстро найдут или даже убьют. Но мы успеем сделать свое дело! Мир узнает вашу тайну и постепенно избавится от российского экономического ига, пусть даже на это уйдут десятилетия. Как там говорит ваша пословица? Не все коту масленица!
-Мальчик, ты зря пошел в террористы, – усмехнулся Николаев. – В тебе пропал Цицерон! Какие речи, какой подвешенный язык! Знаешь, даже темнокожие голосовали бы за тебя. Лет через двадцать стал бы президентом США. А будешь трупом. И очень скоро. Когда в тебя будут стрелять ребята из ФБР, вспомнишь мои слова. Ладно, держи. Поиграйте немного, детки! Не забудь, ты обещал сохранить мне жизнь! Кстати, оружия у меня нет, не вздумай стрелять.
Николаев медленно достал из нагрудного кармана металлическую пластинку и бросил Джону.
-Сейф в салоне, – пояснил он. – Когда откроешь первую дверцу, наберешь шифр…
-Надеюсь, вы назвали правильную комбинацию, Александр Иванович? – ядовито поинтересовался Джон. – Если меня там ждет неприятный сюрприз, в ту же секунду Марта снесет вам голову!
Парень метнулся к автомобилю и через минуту вернулся с небольшой коробочкой, похожей на портсигар. Не сводя пистолета с пленника, он открыл крышку, вставил в прорезь микрочип, пробежал пальцами левой руки по кнопкам и удовлетворенно хмыкнул.
-Марта! – крикнул Джон. – Действуй!
Девушка подбежала к трупам охранников и собрала пистолеты в сумку. Из своей машины достала гранату и ловко метнула в серебристый броневик. Хлопнул взрыв, и автомобиль вспыхнул, как свечка. Его судьбу в течение нескольких секунд разделили ее собственный “Дон” и машины всех посетителей закусочной, кроме одной.
-Спасибо, господин Николаев! – поблагодарил пленника Джон. – Я рад, что мне не пришлось вас пытать. Дорогие соотечественники, вы сегодня присутствовали при великом событии. Очень скоро США снова займут свое былое место в мире!
Последние слова Джон выкрикнул уже из своего автомобиля, который успела подогнать Марта. Через несколько секунд машина с молодыми людьми исчезла из виду. Освободившиеся американские заложники широко улыбались и со злорадством смотрели на двух русских.
-Чего уставились? – рявкнул Семенов. – Хотите получить срок за пассивное содействие террористам? Дик, быстро звони куда положено! Ишь, обрадовались, америкосы разноцветные!
Посетители мгновенно исчезли внутри закусочной, а Семенов подошел к Николаеву и крепко пожал руку.
-Как они вас выследили, Александр Иванович?
-Наверняка у них был доступ к компьютерной сети, контролирующей дорожное движение. Бомбу, видимо, заложили раньше, а девица синхронизировала свой маршрут с нашим, чтобы подъехать к мине одновременно с нами. Хорошо было сыграно. Я не ожидал от них такой прыти.
-И куда они денутся?
-А вы не догадываетесь, Михаил Николаевич? Уж вам-то этого не знать!
-Точно! – Семенов хлопнул себя по лбу. – Тут же неподалеку катакомбы! Да, там есть где спрятаться. Неплохо они все продумали.
-Но и мы сложа руки не сидели. Была информация, что затевается что-то в этом роде, но очень уж приблизительная. Поэтому мы и выбрали для операции этот пустынный уголок. Очень уж он подходящий: и скважина, и катакомбы, и машины редко по трассе проходят. Наверное, эти младоамериканцы от радости до потолка прыгали. До сих пор удивляюсь, что они поверили нашей дезе, будто программа до сих пор доставляется на микрочипах. Это при современных-то средствах связи!
-А как вы убедительно агитировали этого пацана! – засмеялся Семенов. – Я, между прочим, его сразу заподозрил. Кстати, что вы им подсунули?
-Это один из пробных вариантов столетней давности, – хмыкнул Николаев. – Дает временный эффект, но только на некоторых группах парафинов. На нефтеносные пески такая смесь не действует. Но в целом путь тупиковый, разработчики через пятнадцать лет в этом убедились. К тому же мы сейчас добавили туда один хитрый вирус, он не сразу проявится. У нас-то уже противоядие есть. Интересно, скоро ли эта сладкая парочка начнет сливать информацию во всемирную сеть? Знаете, Михаил Николаевич, мне эти ребята даже понравились. Такие решительные! Наверное, сколько они тренировались! Своих парней, конечно, жалко, но я специально в эту поездку самых разгильдяев отобрал. Семей у них нет. Да, а все-таки под прицелом находиться – хорошего мало. До сих пор колени дрожат. Пойдемте пропустим по стаканчику у Дика – отметим успех операции.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.