Первое задание, маленьки подсказки, первые споры

Итак, наши занятия начались. Уже выдано первое задание и слушатели его выполняют по мере сил и наличествующего времени.
А тем временем руководитель семинара Мастер-класса готовится поведать его участникам страшную тайну.
Все знают, что невозможно научить человека БЫТЬ ПОЭТОМ. Писать стихи научить можно – если называть стихами опыты умелой версификации – разнообразие ритмов, богатство рифм, грамотность, начитанность. И очень часто поэтам хочется в первую очередь помощи опытного редактора – выбрать лучшее, выбросить лишнее, почистить от штампов. Прошлась умелая рука и стихотворение заиграло. А следующее уже по научению Мастера можешь и сам довести до ума.
Так вот правка опытного редактора у нас если и будет, то на самых последних занятиях. Потому что мы хотим сделать невозможное – мы хотим раздвинуть горизонты вашего мировоззрения.
На втором занятии курсов целительства нам открывали руки. Учитель показал упражнение: нужно было размахивать расслабленными руками вперед и назад, приговаривая при этом протяжным утробным голосом: «Эн-е-е-рги-и-и-я-а». По моему, самое главное и самое трудное в этом упражнении было – переступить через собственные понятия важности и собственного достоинства и на глазах у других, как дурак, махать руками и призывать энергию. Все остальное уже пошло, как по маслу.
Приблизительно такими упражнениями мы с вами и будем заниматься. По себе знаю – самое страшное для рождающегося стихотворения – это накатанная дорожка штампа. Появился яркий образ, метафора, а мы с вами его пристраиваем к готовому каркасу чужого, навязанного нам мнения о жизни. И весна – теплая, ясная. И любовь – верная, горячая. Я уж не говорю о плакучих березах и бурливых реках.
Помимо штампов описательных, которые все мы знаем и уже научились избегать, существуют более глубокие, труднее осознаваемые штампы общих социальных оценок. И сами знаете, что стихотворение становится событием, когда автору удается опрокинуть ширму устоявшегося мнения и увидеть за ним реальность.
Ну вот, например, давайте возьмем два стихотворения об отвергнутой любви –
они известны вам со школьной скамьи: А.С. Пушкин «Я вас любил» и М.Ю. Лермонтов «У врат обители святой».
Ситуация в стихах описана, в принципе, одна и та же: поэт любил женщину, а она его отвергла.
Пушкин, любя «безмолвно, безнадежно», самой своей любовью добавляет музыку гармонии в окружающий мир. Он никого не обвиняет, наоборот, боится, что его безответное чувство может встревожить и опечалить любимую. Он желает ей счастья и такой же любви от ее избранника…
И понятнее становится его последняя дуэль – ведь не как разъяренный собственник пошел поэт стреляться с Дантесом! Нет, он защищал честь своей жены, глупенькой любимой Натали от грязной чудовищной сплетни. В его мире – мире Поэта – по-другому поступить было невозможно. В его мире жили прекрасные женщины, которых надо было беречь от грубых мужских чувств и поступков, в нем жили верные друзья, и конечно, дураки и негодяи, которых надо было учить острым словом и меткой пулей. Что не мешало Александру Сергеевичу в письме к друзьям достаточно цинично сообщить, что там было у него с Анной Петровной Керн. На то и гений – умел абстрагироваться. Правда, все же от главного – не сумел.
В стихах Лермонтова ситуация гораздо драматичней. Ведь как любил! Как нищий «чуть живой от глада, жажды и страданья» А она! Камень нищему в руку!! Все пылкие думы – в раздрызг!
Совершенно другая модель мироздания – в центре не пушкинская любовь, а нарождающаяся обида романтического Эго.. Он, «гонимый миром странник» еще может пылать любовью, но где та, что могла бы быть достойна таких возвышенных чувств?
Вот так друзья мои, Поэт создает модель мироздания. Свою. Пусть из тех же самых кубиков-слов и архетипов, но со своими ценностями и отношениями. Попробуйте пофантазировать на тему выбранного стихотворения – как бы Вы написали об этом? А как бы написал ваш сосед, милиционер Петров, в стихах или в протоколе?
И не бойтесь почувствовать себя неумехой, смешным, не таким, как все.
Мне очень понравился разбор стихотворения Леонида Раева автором March95.
Рецензентка сумела не просто вчитаться в стихотворение. Помните, у Марины Ивановны : «Так влюбливаются в любовь, впадываются в пропасть…» Она словно перенеслась в ту, позднюю весну, словно вместе с героями пережила их обреченную любовь и вышла из этого путешествия обновленной. Это дар. И этому мы с вами тоже должны научиться.
А мне показалось, что стихотворение похоже на диалог, в котором спрятаны реплики второго «Я», того, которое до сих пор помнит, плачет и винит. Не зря же идет этот рефрен «Не виню ее, не виню». «Я» внешнее уговаривает себя – и весна поздняя, и любовь ненастоящая – гормональная вспышка, и вообще, брат, посмотри со стороны, купился, как подросток, смешно ведь… Но через уговоры прорываются взрывы, хрипы, всхлипы, и бесполезно говорить «Всему этому грош цена», если бывший скептик, циник и парвеню все равно звенит прощальной капелью «Не виню тебя, не виню», прощальной надеждой, не забытым счастьем…
Может быть именно это двухголосие делает стихотворение сильным и щемящим?

Но в общем-то, дело не моих оценках. Дело в ваших шагах…

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.