Литературный конкурс «СПОРТЛОТО», или Делайте ваши ставки!

1 Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил… (От Луки 1:1-2).

Для тех, кто выставил свои произведения на конкурс, процесс выявления лучших представляется некой тайной, неким закулисьем, где что-то движется, что-то решается, какие-то колесики – подсчёты, обсуждения – и через несколько дней выдается результат… Некое таинство, магия… И хочется верить в разумность этого механизма, в его справедливость (ведь несмотря на всё – на болезни, смерть, войны – мы верим, что в этом есть какой-то высший смысл, что это по каким-то причинам так и должно быть). Или наоборот – признать его полностью продажным, необъективным, случайным и т.п. – как правило, в зависимости от того, прошёл твой стих на следующий этап или нет. Вот включили твой стих в лонг-лист – и ты думаешь – уу, какие толковые там, однако, собрались аналитики. А не вошёл стих в шорт: ууу, кто они такие, это жюри, ничего не понимают?… На самом деле, всё гораздо сложнее и проще… О, сколько нам открытий чудных готовит… и случай – бог изобретатель… Я был там – был за кулисами и сейчас расскажу вам, как определяется лучший стих. Думаю, для многих это будет открытием.
Первыми стихи попали к группе аналитиков, которые должны были отсеять всё случайное и не имеющее отношение к поэзии (конечно же, по своему никем и ничем не доказанному мнению). Разработанный для определения победителя алгоритм, по сути, не давал никому из аналитиков (за исключением главного аналитика Надежды Коган – у неё была особая своя номинация) возвысится над общей массой своих коллег. Все сводилось к некому среднему результату, когда одно стихотворение могло получить от одного аналитика максимальный бал, а от другого – минимум, а в итоге «тройка», и стих не попадал в лонг-лист (не хотелось бы верить, что кто-то из аналитиков таким образом сводил счёты по каким-то личным причинам). Единственное, как мы могли влиять на общую картину, – это написанием рецензий – положительных или отрицательных. Мы могли привлечь внимание к какому-то стиху – но это было доступно и любому другому зарегистрированному автору. Каждый мог написать, что стих Иванова – шедевр, попытаться обосновать свое мнение, доказать – и, глядишь, аналитики или члены жюри дрогнут… Было несколько стихов, которые вызвали прямо противоположные рецензии аналитиков – но в любом случае – все даже такие «спорные» стихи вошли в лонг-лист – потому что средний проходной балл был достаточно гуманным – приблизительно по «3» балла (по 5-балльной системе) от каждого аналитика. Разве ж это строго? Нет. Но набралось в лонг-лист всего 82 произведения – вот и считайте, думайте, что за стихи были остальные 400 произведений.
Был ли это абсолютный хлам? Или, скажем иначе: абсолютный ноль? Нет. Я ставил стихам, которые были абсолютно лишены, конечно же, по моему мнению, поэзии – единицу. Когда видел какие-то надежды, проблески – «2». Стиху, который вполне хорош и может кого-то удовлетворить, в котором была хоть одна строка поэзии я ставил «3». Четыре – это уже очень высокая оценка, а на «5» я оценил всего три произведения. Средним баллом была «двойка» – т.е. уже довольно оптимистичная оценка. Моя двойка никак не перечеркивала судьбу стиха – любой другой аналитик, поставив этому же стиху 5 баллов, проводил это произведение в лонг-лист (т.е., по сути, моё мнение «пролетало»). Но отмечу, что в целом лонг-лист был очень крепким, в него попало не так много «нулевых» стихов. Но и такие случайные стихи никак не перечеркивали путь хорошим – ведь мы определяли лонг-лист не количеством (т.е. 80 стихов – а остальные в пролёте), а средним баллом – т.е. их могло быть и 100 и 150…
Но их было 82… Значит, всё-таки, было некоторое согласие команды. И эту оценку стоит принимать всерьёз? – ведь это мнение 6-ти человек, которые, как минимум, претендуют на некое понимание поэзии, раз их взяли «судить». Можно думать так, а можно и иначе – ведь все случайно. Предложение поступало ко многим, предполагалось, что команда аналитиков будет больше, но кто-то отказался, кто-то согласился, но так и не проявился. Т.е. случайность результата была заложена изначально – в случайности формирования команды. Почему одни авторы были избранны в жюри, другие в аналитиков, а остальные вообще не были выбраны никуда? Тоже неясно. Возможно, большее число аналитиков обеспечило бы большую объективность (а может быть бесконечное увеличение числа аналитиков привело бы к тому, что максимально увеличился разброс мнений, что, в конце концов, дало бы ту же тройку)? Но опять же, не факт… Всё определяло не количество, а качество группы, и я это позже докажу.
От слишком многих случайностей зависела оценка. Вот моя, например. Читаешь стих – «2», следующий – «2», потом «1», потом опять «1», и уже невольно думаешь про себя – а уж не слишком ли я лютую? И вот попадается стих, который выгодно отличается от предыдущих, но отличается не так уж и сильно – т.е. предположительно «3», но груз 10-ти слабых предыдущих стихов опустил планку – и стих оценивается в «4». И наоборот – после нескольких очень сильных стихов возрастает шанс среднего удовлетворительного стиха получить «двойку». Т.е. в какой-то мере результат определялся и местом расположения стиха в общем списке – и даже от того, читал аналитик стихи снизу вверх или наоборот. Но ведь и это ещё не всё. Вот попил некий средний аналитик пивка (пусть это буду я, не представляю в этой роли Глейзера или Надежду), покушал, находится в благодушном настроении, и стихи уже воспринимаются совсем по-другому – и смотришь пошли троечки, четверочки…
И все эти мелочи в итоге и определяют победителя. Но самой определяющей была, всё-таки, группа, а не индивидуальность. У нас было их две: аналитики (предварительный отбор стихов в лонг-лист) и члены жюри (отбор в шорт-лист). Обе группы состояли из приблизительно одинакового числа судей (у аналитиков 6, у жюри – 5). Аналитики 4 мужчины, две женщины. Жюри: одна женщина. Наверно, и средний возраст был одинаковый. Казалось бы, и результаты должны быть одни и те же. Но, наверно, есть некий критерий, по которому кого-то брали в жюри, кого-то в аналитиков. Предположительно, в жюри попали люди более опытные, авторитетные. Но кто-то думает так, а кто-то нет. Т.е. достаточно субъективный отбор. Но не это интересно. Группы выдали отличные результаты – и в данном случае – отличные друг от друга. Есть несколько случаев просто показательных. И, если сделать эту тему предметом исследования, то можно и диссертацию защитить…
Не знаю – тактично или нет называть конкретные стихи и конкретных авторов – наверное, пока нет. Но, как говорит президент Лукашенко: «Их имена известны, и я их вам после назову…». Не в именах и фамилиях суть, а в самом факте.
В начале уточню, что сам принцип формирования лонг-листа и шорт-листа отличался. Аналитики выставляли оценку по 5-балльной системе, данные суммировались и в лонг-лист (всего 82 произведения) проходили стихи, общий балл которых превысил или был равен 19 баллам (6х3+1). Члены жюри выставляли списки из 15-ти имен, из которых каждый автор, набравший больше одного голоса, проходил в шорт-лист (всего 30 имен).
Случай первый. Был только один стих, который все 5 членов жюри включили в свой список. Т.е., по определению, это и есть потенциальный победитель. И как вы думаете – какое место этот стих занял в таблице аналитиков? Пятое? Нет. Двадцатое? Нет. Сороковое? Не-а! Шестьдесят второе!!! И это из 82-х стихов. Т.е., поставь хоть один аналитик на балл ниже оценку, и этот стих не попал бы даже в лонг-лист… Показательный случай? Ещё как. Но он не единственный.
Обратная ситуация. Некий стих занимает в таблице аналитиков почётное третье место – по сути, бронза – шедевр – ведь это третье место из 470-ти произведений! И сколько членов жюри поставили это произведение в шорт-лист? В лучшем случае один! И этот стих так бы и пролетел мимо финала, если бы не была введена некая личная номинация, когда каждый член жюри мог выбрать один понравившийся ему стих и включить его без комментариев, объяснений и оглядки на коллег в список. И его включили. Кстати, именно эта номинация, как мне кажется, была удачной находкой – она позволяла не сводить всё к серому, среднему результату – а просто выдвинуть в шорт-лист лучший по твоему мнению стих. Взять ответственность на себя. Надеюсь, что и в дальнейшем подобный отбор сохранится и будет утверждён законодательно.
Ну и еще один случай. Тоже довольно показательный. Когда был определен лонг-лист, я по просьбе коллег объединял все 82 стиха, допущенные к конкурсу, в один вордовский файл, чтоб члены жюри могли его читать, не входя в интернет. В принципе, занятие довольно нудное и, главное, чувствовал, что возможна ошибка. Большую сложность составляло то, что некоторые авторы совершенно необдуманно, не объясняя причины, удаляли свои стихи, что меняло порядковый номер всех идущих выше стихов. Т.е. в лонг-листе этот стих мог стоять под порядковым номером 320, а после нескольких удалений опуститься на 318 (номера стихов отсчитывались снизу – от первого размещенного). Это ли повляло на меня, или у автора был очень удачный гороскоп, но в полное собрание сочинений лонг-листа попал стих, который в этот самый лонг-лист по проходному баллу не попал. Случайность? Судьба? Но, наверно, всё-таки – гороскоп. Ибо этот случайный стих прошёл в шорт-лист! И его выбрали три члена жюри (больше половины – а такой высокой оценки удостоились всего только четыре произведения из 82-х)! Т.е. этот стих был несравненно лучше того, который стоял у аналитиков на третьем месте и равен тем, что стояли на первом и втором!
Назвать еще примеры? Пожалуйста.
Произведения, занявшие у аналитиков 61-е место и 39-е были выбраны 4-мя членами жюри, и рядом с ними – стихи = 1-ое и 2-ое места у аналитиков. Кроме того, в шорт-лист попали стихи, занявшие в таблице аналитиков: 45-е, 55-е, 59-е, 71-е, 79-е (ну этот вообще на одном волоске висел)… И в это же время четыре стиха из первой десятки (почти половина) аналитиков висели буквально на одном голосе и были избраны волей двух членов жюри. Думаю, что будет познавательно если полная таблица аналитиков войдёт в альманах – тогда каждый автор сможет узнать, сколько баллов отделяли его от финала, а может быть и от золота.
Вот такая игра случайности. Не знаю, как кому, но для меня это очень красочная ситуация, которую я очень точно, как мне кажется, чувствую, но не могу сформулировать вывод. А есть еще несколько факторов, которые никак не могли предположить ни судьи, ни члены аналитической группы. Прошёл стих в лонг-лист, а автор по непонятным причинам его удалил… Обидно? Наверно. Но есть и другой случай. Не прошёл стих в шорт-лист, и автор, видимо, обидевшись, удалил свой стих. А потом, когда было принято решение о личной номинации, один из членов жюри включил это произведение в шорт-лист – опубликовали результаты… А стиха-то уже и нет…
При такой полной непредсказуемости результатов предлагаю читателям сыграть в «Спортлото» = определить несколько стихов, которые будут лидерами. Что победит здесь логика, интуиция или точный расчёт не знаю. Принимаем ставки.
Вот моих 6 из 36-ти:
«Возвращение на Итаку». Геннадий Ермошин.
«Плотники». Камень.
«Возвращение». Михаил Дынкин.
«Вакансии». Gabby.
«Герр Фогель». N.Reber.
«нечаянной жизни глотая сурьму». Zhumagulov.
Да боюсь, что после такой невероятной игры вероятностей угадать победителя можно только… случайно. И, если я не угадаю победителя, – я перестану верить в справедливость. И буду покланяться богу – случаю.

0 Comments

  1. dmitriy_rodionov

    Итак, Дмитрий! Я сразу говорю, что не расчитываю на выигрыш. Зачем предугадывать следующие шаги уважаемого жюри? Но если хотя бы ОДИН из моих избранников прорвётся в топ – уже удача.

    black
    Г. Нейман;
    Геннадий Ермошин;
    камень;
    Николай Ребер
    Лада Миллер

    Играем?

  2. vladimir_o_sergeev

    А чего здесь гадать?

    Лакмусовая бумажка для жюри:

    1-место Камень (с огромным преимуществом)

    2-е место Брятов (при условии исправления (сравнительно простого) фонетических дефектов первой строфы).

    3-е меасто Этельзон (сага о бегстве из Баку)

    (для “лакмусовой бумажки” важно, чтобы жюри сюда не подглядывало (:?))#)

    (ведь можно сделать и по другому: обезличить произведения шортлиста и под номерами дать независимым, авторитетным в реале судьям, совершенно не знающим этих авторов Интернета).

    Результат (с учётом технического и художественного уровня произведений шорта) мне представляется вполне предсказуемым.

    .

  3. andrey_gluhov

    Моё предложение: 1. Д. Дрозд, как инициатор, предоставляет свой мэйл для заключения ДЖЕНТЕЛЬМЕНСКОГО П А Р И между желающими
    принять в нём участие, дабы не оказывать давления на членов Жюри.
    2. Каждый желающий заключить ПАРИ обязуется перечислить 10 долларов США на счет победителя в течение недели со дня опубликования окончательного решения ЖЮРИ КОНКУРСА “ПОЭЗИЯ”.
    3. Определение победителя в ПАРИ ДОВЕРЯЕТСЯ ДМИТРИЮ ДРОЗДУ
    после сравнения списков Жюри с заявками претендентов на куш по
    КОЛИЧЕСТВУ СОВПАВШИХ ФАМИЛИЙ без учёта занятых в Конкурсе мест.
    4,Д. Дрозд обязуется сообщить каждому проигравшему АДРЕС ПЕРЕЧИСЛЕНИЯ ПРОИГРЫША на счет ПОБЕДИТЕЛЯ ПАРИ, согласовав его с ПОБЕДИТЕЛЕМ.
    Не выполнившего свои обязательства по обеспечению проигрыша ждёт публиное порицание и клеймение ПОЗОРОМ.
    Примерно так.
    Азартный А.Г.

  4. vladimir_o_sergeev

    Да какой там вкус, Дмитрий!

    Вкус начинается тогда, когда чисто технических огрехов нет.

    Ведь читаешь – как на колдобинах спотыкаешься на этих самых огрехах, которых ни один грамотный редактор не пропустит (если дорожит своей репутацией), весь вкус на колдобинах отбивается!

    потому-то настоящая поэзия – штучный товар. А здесь пока массовка. Ну вытянут сети конкурса одно-два настоящих стихотворения – это уже очень большой успех.

    По-настоящему только одно оно такое, рядовое, но настоящее – автора Камень. А могло и ни одного не быть, запросто!

    Остальные ну никак не дотягивают до уровня поэзии, называемой настоящей. И вкус тут непричём, совершенно.

    Вывкусывать чего-то, за ради хоть чего-то?? Разве для этого конкурс?

    Так что (на моё непросвещённое мнение, конечно!) никакой интриги, увы, нет. А следовательно и каких-либо вероятностных догадок. Дальнейший процесс детерминированный, а не вероятностный, вот и все дела.

    (:?))#

    .

  5. dmitriy_drozd

    Андрей, предложение действительно интересное – и по сути так и должно было бы быть – в конце-то концов должны мы все – всезнайки отвечать за свои слова – хотя бы деньгами… ДА боюсь, что это довольно сложно реализуемый проект. Если б мы все жили в одном городе – то можно было бы что такое замутить – а так.. вряд ли. Да и ради 10 долларов – и как их переводить? Через Western – так у нас минимум 50 – да и 15% – нет смысла. Если б были какие-то виртуальные деньги – так у нас в Беларуси даже яндекс-деньги не водятся. Разве что возьмете РифмаРублями?…

  6. olga_afinogenova

    Ну что ж, Дмитрий, как-то даже успокоили 🙂 Будем все валить на случай 🙂
    Но вот о чем хотелось бы серьезно поговорить. Вы пишете: “Единственное, как мы могли влиять на общую картину, – это написанием рецензий – положительных или отрицательных”. Честно говоря, меня весьма удивило то, что в рамках этого конкурса членам жюри и членам аналитической группы было разрешено писать рецензии на конкурсные стихи. Обычно это считается нарушением всяких правил! Как должен реагировать автор, когда до объявления результатов председатель жюри пишет на его стих разгромную рецензию? Как бы вы поступили на месте этого автора? Я бы свой стих сняла не дрогнувшей рукой. В общем, это, лично для меня, и была главная странность. А лонг и шорт — очень даже неплохие! Случай? Ну и ладно! Судьба, как коворится, индейка…:)

  7. nikolay_hlebnikov_Xnick

    Ну вот, Дмитрий!
    Взяли – и перечеркнули всё впечатление от своего откровения последними строками с предложением пари!
    Суета всё это.
    Касательно своего стихотворения для детей “Синица и Зима” я не имею иллюзий – я просто знаю ему цену. И цена эта весьма высока, не смотря на его, стихотворения, простоту. Ну и что, что оно не вошло в шорт-лист? Но оно вошло в лонг-лист – и это уже радует!
    Ваш обзор показал не только всю “кухню” принятия решений на этом конкурсе, но, – главное! – убедил меня в том, что результатам этого состязания очень и очень можно доверять. Кстати, систему принятия решений на этом конкурсе очень было бы неплохо перенять и организаторам других конкурсов данного портала.
    Но я отвлёкся. Так вот: большинство (причём, подавляющее!) участников шорт-листа я предугадал сразу же после ознакомлением с лонг-листом. Причем исходил я из очень простой предпосылки – из Бродского, который Иосиф. Влияние его на умы огромно – я и сам очень люблю его стихи “раннего” периода творчества . И вот, исходя из сооображений “бродскизма” (мерзкое какое-то слово, но – точное) я и составил свой шорт-лист, который совпал с официальным на 77%!
    Так вот, вхождение стихов для детей “Синица и Зима” в лонг-лист и некоторых (в частности про мыльный пузырь и ребенка – недосуг искать) в шорт-лист – я считаю началом заката гиперпопулярности направления, заданного Бродским, и занесения его творчества не в эталон Всея Поэзии, но в строгую и спокойную нишу классики: “а вот есть ещё и Бпродский, и это – тоже Великая Поэзия.”
    И, если победит в этом конкурсе живое , “небродское” стихотворение автора Камень “Плотники”, я наконец-то уверую:
    “НЕ ВСЁ, ЧТО ПОЭЗИЯ – БРОДСКИЙ, и НЕ ВСЁ, ЧТО БРОДСКИЙ – ПОЭЗИЯ”
    Аминь.

    Искренне, хоть и не очень трезвый (7-е, всё-тки!),
    Хэ-ник.

  8. olga_afinogenova

    Прошу прощения за опечатку, и за неточность: на самом деле председатель жюри О. Горшков как раз и не писал конкурсных рецензий. Я имела ввиду рецензию Надежды Коган (координатора конкурса) на “Кариатиду”. Обзоры и рецензии Надежды всегда читала с интересом, и все же, noblesse oblige.

  9. dmitriy_drozd

    Считайте возможность написания членами жюри рецензии на произведение – особенностью нашего конкурса. в жюри приглашались люди, которые что-то в этом деле понимают – и одной из целей конкурса является поднятие уровня критики. Так что все в порядке.
    А чо касается Кариатиды – то кто-то написал средюю рецензию, кто-то восхвалял, а кто-то громил – именно это и ценно.

  10. dmitriy_drozd

    А я не даже не пробовал предсказать шорт – как-то пропустил мимо… а вот как прочел – был удивлен – и захотелось как-то проанализировать ситуацию. Многие члены аналитической группы были в маленьком шоке…
    Что же касается Бродского – тоВы не отметили еще одной “радостной” тенденции в борьбе с “бродцевщиной” – в шорт не вошла ученица и последовательница Бродского – Крылова…

  11. mihail_dyinkin

    Хм… Что-то Вы, Владимир, шибко категоричны здесь. Я не о себе. Поскольку выслушал уже немало мнений о своих текстах – от детского восторга до полного неприятия. Лично мне это ничего не дает. Просто к рассуждениям о настоящей поэзии, принимающими форму императива, отношусь с подозрением. Мне вот кажется, что Жумаголов и Ребер – настоящая поэзия, Вы можете считать иначе. Кто прав? Почему Вы, а не я? Или почему я, а не Вы? Получается, что кругом массовка да вкусовщина, а Ваше мнение АБСОЛЮТНО ОБЪЕКТИВНО и ошибочным быть не может… Странное дело.

  12. vitaliy_gaydachuk

    Полагаю, что будет уместным дать некоторые пояснения о формуле проведения конкурса. Это поможет читателям понять отчего возник такой большой разброс в оценках стихов у жюри и о роли аналитической группы в ходе обсуждений и, главное, в формировании линг-листа. Дело в том, что в составе жюри не только авторитетнейшие авторы рулинета- это еще и авторы, исповедующие разные поэтические стили и школы, и просто яркие личности! Отсюда такие неожиданные оценки одних стихотворений и удивительное единодушие в отношении других…то, что у абсолютного большинства участников конкурса не вызывало сомнений и казалось простым и очевидным, у членов жюри подвергалось всестороннему анализу и переосмысливанию. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться с статье Олега Гошкова о ходе обсуждений в определении критериев оценок конкурсных работ..Аналитическая группа создавалась с целью всесторонннего анализа большинства конкурсных работ и в состав этой группы, как все успели убедиться, вошли аналитики с разными подходами в анализе поэзии..Некоторые обзоры наших аналитиков вызывали волну неприятия и праведного гнева из-за резкой критики и нелицеприятных оценок. Другие работы, наоборот, отличались толерантным подходом и взвешенностью суждений. Конечно, все понимают, что в обоих случаях аналитики высказывали свое авторское ИМХО. Только согласитесь, что имхо аналитика чаще всего будет ближе к истине, чем мнение неискушенного в рецензировании автора..задача аналитической группы еще состояла в организации дискуссий вокруг интересных авторов, талантивых конкурсных работ..И Надя Шляхова, как руководитель аналитической службы команды, сделала все возможное для этого и обвинять ее в рецензировании конкурсных стихов глупо- это ее прямая обязанность! А члены жюри , конечно же, в обсуждении не участвовали за исключением случая, когда мнение об одной конкурсной работе было высказано рецензентом от имени Олега Горшкова и он просто вынуждени был высказаться по этому поводу.
    Таким образом, аналитики создавали интригу своей работой и это уникальный опыт для сетевых конкурсов! Как хорошо это у них получилось- судить, конечно же , вам..Хочу сказать, что будущий конкурс- Международный, подготовка которого на зававершающем этапе- будет иметь еще более интересную формулу проведения и дополнительную рабочую группу оппонирования обсуждений (кроме группы аналитиков) под началом Нади Шляховой.

  13. olga_afinogenova

    Уважаемый Виталий, благодарю вас за своевременные разъяснения по формуле проведения конкурса.
    Не совсем поняла ваше замечание насчет того, что глупо обвинять Надежду Шляхову в рецензировании конкурсных работ. Я сказала, что мне показалось странным, что люди, чье мнение напрямую влияет на результат, до объявления этого результата высказывают свое отношение к конкурсным работам. Вы полагаете, что я здесь кого-то в чем-то обвиняю? Согласитесь, подобная формула для конкурсов, как сетевых, так и оффлайновых — явление уникальное. Дмитрий предложил мне считать это особенностью данного конкурса, что я, собственно, и сделала. Вероятно, об этой особенности следовало упомянуть в “Положении” о конкурсе.

    С уважением,
    О. Афиногенова

  14. vladimir_o_sergeev

    Что-то Вы, Михаил, шибко категоричны к моему мнению. Абсолютно необъективно.

    Попробую разжевать.

    Помните сказку о трёх поросёнках? Так вот, я не о них, а об их домиках.

    Стихотворение Жумагулова (раз Вы уж его упомянули) из этого конкурса, например, – это (в терминах той сказки) камышинный домик (весьма живописный, между прочим, в котором, как во “времянке” даже “жить” можно, и у которого много ещё всяких достоинств, кроме одного – оно не “настоящий домик”).
    В нём практически нет сюжетной линии (грубо говоря “чертежа” домика), вместо неё некий “поток сознания” как любят определять такого рода построения “фаны”. Оригинальности метафорического ряда ставятся превыше всего. По существу это конгломерат разнородных метафорических находок, слабо связанных между собою по смыслу.
    Если хотите, это красочный калейдоскоп случайных образов, который быстро надоедает именно совокупной бессмысленностью, когда смысл отдельных фрагментов где начинается, там и кончается.

    Пишутся такие стихи самими авторами легко и безоглядно. Это в чистом виде “скоропись”, как бы ни оригинальны, и ни интересны были бы найденные метафоры и образы.
    Это как бы стрельба из “пушки” таланта автора по “воробьям” результата.

    Можно такого рода стихотворениям дать и другое достаточно точное сравнение: – “воронье гнездо”. Можно даже “почерк” строителя определять и узнавать. Клуб фанатов таких сооружений организовать. И много ещё чегго, вполне искусного и безыскусного нагородить вокруг. Ну и что?

    Изменится ли оценка этого и подобных опусов?

    У Вас – нет.
    И у меня нет.

    “Нет” – по разным причинам.

    У Вас по фанклубным (предположим), у меня – по профессиональным (определённо).

    Стихотворение автора Камень (я предполагаю, что это Игорь Штайн, хотя могу и ошибиться – мало знаком с его творчеством) в терминах той сказки – это кирпичный домик, который построен капитально, рационально, со вкусом и “по чертежам”.

    В нём и оригинальное сюжетное развитие, и интрига, удерживающее внимание читателя, и плотность строки, и высокая художественная, творческая составляющая.

    Можно к некоторым недостаткам этого стихотворения отнести несколько тяжеловатый текст, усугублённый некоторыми неудобными для лёгкого восприятия, граничищими с косноязычием, переходы повествования от третьего лица к первому и наоборот.

    Тем не менее – это добротное стихотворение, заслуживающее разряда “настоящих”.

    Повторюсь, что если дать (скажем эти два конкурсных стихотворения) независимым авторитетам профессионалов “реала”, первое из них получило бы уничтожительную оценку, второе – сдержано-высокую.

    Это правда (а не “АБСОЛЮТНО ОБЪЕКТИВНО”е мнение, которое Вы мне приписываете незнамо с чего).

    Сомневаюсь, что Вас в чём-то убедил (при такой предвзятой Вашей реакции).

    Ну да цель моего ответа – не только Вам что-то растолковывать в моём постинге, а возможно больше другим, случайно забредшим на эти строчки небезразличным читателям.

    Всего доброго!

    .

  15. dmitriy_drozd

    Ну что ж? Время подвести итоги…
    По итогам голосования жюри, относительно произведений, допущенных к участию в финальном туре Открытого Международного конкурса в номинации «ПОЭЗИЯ» и в соответствии с «Положением» победителями конкурса признаны:

    Игорь Лукшт (камень) – I место за произведение “Плотники”

    Геннадий Ермошин – II место за произведение “Возвращение в Итаку”
    Александр Шапиро (AShSA) – II место за произведение “Выбор Иакова”

    Михаил Дынкин – III место за произведение “Возвращение”
    Лада Миллер – III место за произведение “День выдался”
    Александр Брятов – III место за произведение «Между средой и четвергом».

    Специальными дипломами Конкурса и званием «Лауреатов Конкурса» жюри считает необходимым поощрить следующих авторов:

    – Владимира Плющикова за стихотворение “Воды Стикса, Коцита и Леты”;
    – Рахмана Кусимова (Кукурме) за стихотворение “Зимнее письмо Наташе-2”
    – Геннадия Неймана – за стихотворение “Агасфер”
    – Николая Ребера – за стихотворение “Герр Фогель”

    Жюри рекомендует также к прочтению произведения следующих участников конкурса:

    Ольгу Пахомову – «Ну не казнись, не растравляй…»
    Ербола Жумагулова – «нечаянной жизни глотая сурьму»
    Леонида Тереха – «рваный чирик»
    Евгению Костюкову – «Осенний мыслеворот» (триптих)
    Наталью Шиндину – *** (Он говорил: все веруют…)
    Сергея Матросова – «…обуздать сутулую судьбу…»
    —————————————-
    В общем-то первые мои три кандидата получили медали.
    Один поощрен и один рекомендован.
    Так что только судьба «Вакансии» Gabby оказалась непредсказуема…

  16. vladimir_o_sergeev

    “Настоящая Курица никогда не променяет свои яйца на яйца Фаберже !”
    ………………………………………………. (Михаил Лезинский [20.03.2006 16:13])

    Наверное точнее не скажешь, если речь идёт о судейском реноме (:?))#

    .

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.