ГАЛСТУК НОВОГО ИМПЕРАТОРА

ГАЛСТУК НОВОГО ИМПЕРАТОРА
и л и
КАК Я ПОЗНАКОМИЛАСЬ С ПАВЛОМ II

Событие, о котором идет речь, произошло 11 апреля 1993 года, записано было по свежим следам, в том же, уже ставшим историей, 1993 году.
Ранее статья не публиковалась.

Как непривычно для нашего времени само слово «император»!
Будто что-то из далекой и книжной истории… Поэтому, когда на вечере романса в ЦДРИ мне сообщили, что в зале император, я подумала, что это – несмешная шутка. В антракте с человеком, на которого мне указали, беседовала одна поэтесса, читавшая на этом вечере свои стихи (с таким звонким пионерским задором, что поэзия, может, в них и бывшая, начисто растворилась в митинговых интонациях). Я выглядывала из-за ее плеча в парчовом платье, и их разговор о возвращении крепостного права на Руси казался мне таким откровенным фарсом, что я отошла к другой группе в надежде услышать что-нибудь действительно интересное.
Разыскав организаторов вечера и ведущего концерт, чтобы выяснить в каком месте программы мое выступление, я застала их за важными делами – изучением визитной карточки «императора» и обзором газеты «Вестник императорского дома»… М-да…
В заключение вечера высокого гостя представили «народу» и он – взял слово. Теперь я уже рассматривала сию персону более внимательно. Седоватый, представительный мужчина в очень посредственном костюме, с тонкими чертами лица. Налет благородства на лице, безусловно, имелся, однако печати большого ума, несмотря на очень высокий лоб, обнаружить не удалось. Глаза мелкие, колючие. Губы очень тонкие, упрямые, скорее женские, где в упрямстве больше капризности, чем амбиций. Его признала императором какая-то международная ассоциация, и, если верить его словам, то у него бешенные деньги, которые ему «дал мир» на благое дело восстановления монархии в России. Он уже крещен в царском сане императором Павлом II-ым. Ибо после Павла I-ого вся власть, начиная с Екатерины, была незаконная. Сам же Он доказал свою генеалогическую связь с Рюриковичами. А все Романовы – ни много, ни мало, самозванцы. Власть они захватили незаконным путем, и именно поэтому свершилась октябрьская революция. Она была закономерна и от Бога, это было наказание династии Романовых за присвоение трона на целых почти 200 лет. Поскольку отмена крепостного права произошла в 1861 году, то есть «при самозванцах», то ее надо считать не действительной. По настоящему отменить крепостное право может только Он – Павел II-ой, но этого Он делать как раз не собирается, напротив…
После такого выступления, я ожидала ропот возмущения или, хотя бы, гробовой недоуменной тишины. Однако люди… захлопали.
Интересно, что прямо перед императором выступал известный балалаечник (ему, кстати сказать, хлопали куда активнее). В продолжение всей речи «самодержца» музыкант в обнимку с балалайкой, стоял рядом, застыв истуканом, и был похож на вышколенного лакея.
Я не могла понять, страшно мне или смешно. С одной стороны, всерьез воспринимать подобные вещи невозможно, а с другой – не могли же сразу все присутствующие триста человек сойти с ума, да-да, все вокруг принимают (или делают вид, что принимают) эту абсурдную информацию очень серьезно. И телохранители вокруг «государя» выглядят вполне внушительно… И место действия – Центральный Дом Работников Искусств, город Москва.
Моя актерская натура толкала подыграть этому фарсу; и, когда царская особа двинулась к выходу, я ринулась наперерез: «Ваше Высочество!» – глубокий реверанс с потупленным взором. А дальше скороговоркой: «Простите за дерзость, но разрешите мне сделать вам маленький подарок. Я не разбираюсь в политике. Но уверена, что при любой государственной системе в России будут ценить поэзию… (Вот как раз в этом я сегодня совсем не уверена! – примечания 2005 года) Окажите честь! Примите от молодого автора первый сборник стихов…»
Будь ты хоть трижды коронован, но мужчина и под короной мужчина… «Кто вы? Что вы? А какого происхождения?» Насколько я помню историю, еврейская кровь и дворянство – вещи несовместимые. Плету что-то про потерянные родителями в детстве документы, сочиняю на ходу «мыльную оперу». (Ах, я хитрая лиса… как на еврейскую пасху идти, так у меня бабушка Фаина Ароновна, а как к дворянскому собранию примазаться, так я по отцу – Горбанева). А императора уже окружают журналисты, уже разгорается дискуссия по крестьянскому вопросу, моя книжица исчезает в бездонном портфеле, телохранители нервничают…
А я рассматриваю потертость на галстуке, брюшко под дешевым ремнем и пыльные (!) ботинки. До смешного навязчивая идея: проверить, все ли пуговицы на рубашке под галстуком. А у одного из охранников желтые зубы и весь воротник в перхоти…
Император между тем, сообщает, что его поддерживает… Ельцин. Что ни говори, держится новоявленный монарх с достоинством. Он не обладает особым обаянием, но что-то есть, отчего, разглядывая его в непосредственной близости, начинаешь думать: монархия – штука опасная. В словосочетании «Ваше Высочество» столько неутоленной романтичности… Гм-гм… Но как быть с крепостным правом? Понятно, что настоящей свободы у нас никогда и не было. И, может, впрямь лучше откровенное рабство, чем те же оковы в ленточках добровольно-принудительного патриотизма? Дискуссия становится все более жаркой. Журналисты горячатся. «Царь» отвечает спокойно, не теряя самообладания, не меняя царственной позы. Однако все его ответы сводятся к голословным утверждениям или апеллируют к непроверяемым фактам. Никакой логической аргументации, искусной игры ума, пусть притянутых за уши, но красивых доказательств… Увы…
Телохранители уже паникуют, переглядываются между собой, передергивают плечами, но вмешаться без видимых причин не имеют права. Пользуясь своим случайным местоположением возле императора, я вдруг заявляю, что мы и так уже заняли непозволительно много времени у Его Высочества, у которого, наверняка, еще много дел… Мне показалось, что «государь» взглянул на меня с благодарностью. Импровизированная, стихийно возникшая пресс-конференция явно не входила в Его планы.
Интересно, чем этот человек занимался раньше? Мне почему-то представилось, что он сидел в каком-нибудь затрапезном НИИ… Или он жил за границей и готовился к своей миссии в ожидании смены власти? Нет, вряд ли, у него тогда не было бы такого потрепанного галстука. Дался же мне этот галстук… «Помазанник Божий» удалялся по коридору, а я еле сдерживала желание бросится к окну – посмотреть на какой машине он приехал… Или, может быть, на метро?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.