Соревнование поэтов: кровавый спорт

Соревнование поэтов: кровавый спорт
(Краткий обзор конкурсных произведений)

С одной стороны, достаточно смело сравнивать милый мирный виртуальный конкурс стихов и гонки на выживание, бои без правил, подпольные состязания мастеров кунг-фу в Золотом треугольнике. Наверное, это и не так. Но и превращать серьёзное состязание в Олимпиаду, где принцип «Главное – участие!» выводит на лыжню жителей знойной Африки и заставляет вставать на стометровку неспешных северян, тоже вряд ли уместно. Одно дело – разместить свои творения в сайтовой тиши и принимать редкие благожелательные похлапывания друзей и подруг. Другое – выйти с открытым забралом на ристалище и, «приравняв к штыку перо», ввязаться в поЕДИНок с единственной целью – стать лучшим. Ну или хотя бы не упасть с коня до того, как протрубил рог…
Увы, но значительная часть рыцарей вышла на поле брани в доспехах Тиля Уленшпигеля, помахивая насаженной на палку репой, украсив шляпу листом салата. Впрочем, благодаря искромётному юмору и ловкости, герой легенд вышел победителем из той дуэли. Давайте сведём в очных поединках участников конкурса «Поэзия» и трезво оценим шансы на викторию… Определять пары будем просто – возьмём рядом размещённые произведения. Заранее извиняюсь за техническую невозможность дать ссылки на произведения авторов.

Итак, первая пара:
Игорь Кит «Откуда?» vs Ari «История»
Что же, вполне равные по весовой категории произведения. И вооружение сопоставимо: опрятные, слегка побитые временем, рифмы, верно избранный для тем и выверенный ритмический рисунок. Преимуществом Игоря, безусловно, является работа со звуком:
«Кто нам дарует эту вязь?
Быть может в поисках ответа,
Из ветра, из дождей и света»
С другой стороны, то же «покой крадя» или «играясь с нами» читается достаточно тяжело. Его главное оружие – ясность слога, четкость мысли. А это – поддержка широкой аудитории.
По форме стихи Ari стройны, для выбранной темы даже несколько безыскусны. «Глаза-коза» – это рифма, конечно, из другой оперы…Но, в отличие от доступности и открытости образов (до банальных метафор: «И если сердцем не глухи, Душой ещё не очерствели») Игоря, символы Ari сокрыты от читателя, впервые слышащего фразу: «Париж стоит мессы!». Вся ткань стиха сплетена из ассоциации и аллюзии. Метафоры выплывают из французской истории. В то же время, стихотворение личное, проникнутое не только дальним светом времён, но и авторским присутствием, поэтому среди этого глобально-исторического вдруг слышится:
«А от меня нужна такая малость -»
И вот уже король не сокрыт для нас вековой далью, но предстаёт вполне реальным и человеческим. Форма прямой речи как нельзя лучше подходит для решения этой задачи. Посмотрите, какой блестящий каскад повторов:
«Я не виню. Ах, мне ли Вас винить –
Случилось так, как случаю угодно»
Или
«Вы отреклись от трона и от веры.
Что мучит больше? Что болит сильней?»
Слегка смущает в контексте темы «сплин» и «амур». Если второго ещё можно списать на античность (которая, между прочим, в те времена была не в чести), то первое напрочно связано с романтикой 18-19 веков…
В целом, техническая победа присуждается Ari – излишне традиционная тема «Как пишутся стихи» не дала Игорю разыграться яркими образами.
Вторая пара:
Любанин «Раб» vs Андрей Репнин «Дурная примета»
Классический итальянский сонет против вольного стиха! Вот это сюрприз! Главное оружие г. Любанина – мысль, облечённая в строгую форму. Главное оружие г. Репнина – игра со словом, мысль рождающая.
Технически соперники на высоте. Первый в точности выдержал не только классический сонетный размер и правильно выстроил рифму, но и не пренебрёг содержательной стороной сонета (ни одно значащее слово не повторяется (с рабом только неувязочка…); последнее слово – смысловой ключ всего стихотворения, тезис – антитезис – развитие тезиса – синтез). Глагольные рифмы? Увы, это тоже издержки строгости формы: трудно избежать каскада точных рифм в классическом сонете (но можно))). Блестящая финальная строка венчает изысканный стих.
«Пожизненно я обречен на счастье
И не хочу выдавливать раба»
Из слабостей отмечу абсолютно невозможную однокоренную рифму:
«вовлечён-увлечён»!!!
И ещё – в сонете очень много «я». Вроде бы автор обращается к женщине, а говорит только о себе…
Произведение г. Репнина со ссылкой на «Песнь о Сиде», тоже ориентирует читателя на средневековье. На этот раз – Испания… Преимуществом стихотворения стала свобода автора в обращении со словом, плавный, ритмичный поток.
«и девушек юных порой сторонится, с улыбкой кривою монеты считая, унылому звону которых в ответ километры звенят по дороге на Бургос…»
И в этом потоке внимательный читатель без труда угадывает абрис авторского замысла, случайные всплески волн создают причудливый, но чёткий эскиз. Задача у автора сложная. Пожалуй, сложнее написания классического сонета. Необходимо обладать идеальным поэтическим слухом, чтобы удержать вольный, гибкий, едва уловимый ритм стиха. К сожалению, автору это удаётся не всегда…
«..зато их везде продают, удивительно спелы и более…, вечером – солод и хмель, ЗАТЕМ – СОН» Очевиднейший сбой. «…смолит сигареты одну за одной СРЕДЬ (просто ужасно!) толпы ГОРОЖАН, узнающих его постоянно» Ещё одно неясное усечение.
Есть ряд великолепных повторов, закольцовок. Автор предлагает со-зидать, со-зерцать вместе с лирическим героем. Он помещает героя вне времени, вне собственного «я», позволяя каждому прожить кусочек чужой жизни. Эклектика, смешение времён. И в то же время – нечто вечное:
«…А в Бургосе старом, во мраке вечернем рассыпав по полу доспехи, он вдруг неожиданно чувствует старость, стоящую рядом, слезой нарисованной глупых подростков пугая, что Сиду не ровня, но круг составляющих этот, в котором блуждает…»
Ещё одно серьёзное замечание. Автор почему-то иногда сбивается на пошловатую глагольную рифмовочку, как будто боится, что иначе его не услышат.
«но летописец ин-фолио свой открывает и пишет, что в Бургос въезжает, но все-таки слева взлетает ворона».
Увы, но однокоренная рифма всё же повергает г. Любанина. Сонет не терпит ошибок.

Небольшое отступление. Результаты поединка, в общем, случайны. Как и выбор соперника. Вполне возможно, что в паре сойдутся богатыри. Или – шуты. Так что поражение в отдельно взятом поединке – не повод для расстройств)))

Третья пара:
Арабеска «Орел или решка? (с долей самоиронии)» vs Алиса «Усадьба»

Впереди – куча битв, поэтому не буду долго распинаться: незатейливо описанный Арабеской случай выбора поэтом телесной пищи (халва, сало, винегрет, свёкла, огурец, хлеб, сухари) путём подбрасывания монетки, со многочисленными сбоями ритма, рядом сомнительных рифмам (при наличии достойных), затянутости, поверг ниц Алису, написавшую тоже немалое произведение, без особых сбоев, миленькое, но это:
«Снег идет. Снежинок тени
Словно лепестки(!!!) сирени
(Кто же их обрывал, лепестки-то?)
Пролетают за окном.
Снегопад. Не видно сада,
Лишь ажурная ограда
Чуть темнеет за гумном»
В общем, весь сад – в гумне…
«Гость нежданный,
Друг любезный,
На крыльцо легко вбежал,
Без доклада, прямо в зал!»
Ну так – прямо из гумна, да в полымя!
«Тут зарделась, глазки долу,
Да к нему, скорее. В пору
Нам самим глаза отвесть,
Девичью не тронув честь»
С победой, Арабеска!

Пара четвёртая:
Марина Крутова «Закат» vs Дмитрий Певко «Великое возвращение»
Марина избрала пейзажную миниатюру. Дмитрий – эпическое полотно с посвящением Ф. Ницше. Марине удалось из затасканной, в общем-то, метафоры «горит закат» развернуть яркий холст. Слегка не хватило эмоциональной окраски. Впрочем, искупается финалом, яркостью и широтой олицетворения:
«Ночь подкралась. И закат, о ней задумавшись,
Дров в костёр не бросил и замёрз»
Стихотворение Дмитрия – гладкое, пропитанное мыслями, насыщенное образами, играющее звуками:
«А шкура старая баранья –
Совсем негодная броня»
Но… Мне кажется, несколько смазан финал:
«Тревожны голоса шаманов:
Трещит иссохший Древа ствол…
И древний Север властно манит
Нас в Ва’льгаллы просторный холл»
Шаманы взялись невесть откуда. В последней строке инверсия вкупе с непривычным ударением напрочь смазывает всё впечатление. Техническая победа Марины.

Пара шестая:
Ася Адель «Эпитафия чувств» vs Дарья «Одиночество»
Стихотворение Аси – нервное, насыщенное эмоцией. Но неровное. Мысли не выливаются в слова, образы, а прячутся за стеной общих слов. Яркие определения «хрустальная, колкие звёзды» – не спасают. Неоправданный сбой последней строки, обыденные рифмы. «Зима, луна, звёзды, жизнь, смерть, тишина» – стандартный набор. «Во мне – зима» и тут же – «я – осенняя луна».
У Дарьи – тоже искреннее. Но тут уже совсем невнятная и водянистая, слегка ритмизированная речь с набором штампованных образов и рифм…
«Мысли тяжкие, глупые, странные.
Иль красивые, добрые, чистые.
Боль-блаженство чувство забавное,
Чтоб понять, что все мы не лишние»
Ася остаётся в седле!

Седьмая пара:
Светлана Осеева «Колдунья» vs Берлов «Покаяние»
Колдунья г-жи Осеевой брызжет метафорами, блещет рифмами, околдовывает переливами ритма. Зачастую из этого получается некий винегрет:
«Над анакондами бетонных эстакад,
Над шпильками готических строений,
Над миром кладбищ, где гетеры спят»
С анакондами? Это уже не эклектика, а отсутствие стиля. Более того! Сон разума рождает и такие перлы:
«И всадник бледного коня
ведёт…»
Конь побледнел, когда его побрили? А после –покраснеет от стыда! И купаться!
Автор чувствует слово. И рождается: «волне людской молвы», или
«Здесь наземь воду льёт
небесный дворник,
По шёрстке гладит души кошек чёрных»
Но это – скорее случайные вспышки интуиции…
Сожалею, г. Берлов, но мне нечего сказать о вашем тексте:
«Я отныне живу степенно,
Оставляю забавы былые.
Чтоб листва, ложась постепенно,
Схоронила года золотые»
При всех недостатках г-жа Осеева – пока на Пегасе… Везение в спорте и в жизни – это важно!

Восьмая пара:
Demi4eva Nina «Кошка, морда золотая» vs Дарья Дроздова «Что сказать, о чём не сказали?»
Две стилизации, покрытые сетью устаревших оборотов и слов. В одном случае, в некотором роде, оправданных. За полной неспособностью к сопротивлению Дарья покидает поединок.

Девятая пара:
Zhumagulov «нечаянной жизни глотая сурьму» vs Антон Смирнов «Здесь запах выцветших пионов…»
И здесь бой закончен. Очень достойные образы «запах выцветших пионов», «но отражения – разбиты, но вместо крестиков – нули…» повержены могучим, необузданным, творческим порывом Zhumagulovа «и некому некому вырвать тебя из ливневых рук октября» (обратите, кстати, внимание, на неуклюжую рифму…), «луны догорает щербатый желток» (желток – ДОГОРАЕТ? Ничего себе – глазунья!), «а на близоруком неплотном свету
у утра во ртуть поднимается рту» (очень по-русски! Тройное зияние «ууу»), «и раб словаря алфавита батрак глядишь на безумие птичьих ватаг кроша незаконный табак» (Поменьше «незаконной» травы!). Наглость – главное в драке! А иногда и в поэзии… Только – иногда…

Десятая пара:
Семён Островский «Мяч в углу» vs Василий Кольченко «Чётки»
С одной стороны – чудесное, лёгкое, красивое детское стихотворение Семёна. Казалось бы после «Мой весёлый, звонкий мяч…» – всё! Кончилась тема! Но автор настолько тонко и бережно относится к каждому слову, каждой рифме, каждой эмоции, что в итоге сложилась магия стиха, отличная от любого другого. Всё на местах, всё – органично и запоминаемо.
«И мяч
В окне
Взамен ворот.

И на асфальт
Летят
Осколки…
И арестованы
Футболки…

А мяч
Пылится
На полу –
Он провинился,
Он в углу»
И даже свежеиспечённые «футболки», и «угол-кругл» не разрушают атмосферу произведения, а делают её более доступной, более открытой.
С другой стороны – «Чётки» Василия. Мудрые, красивые, ровные строчки, наполненные в первую очередь смыслом, а уж затем получившие словесные украшения.
«И в трудный миг словесных шахмат,
Когда исчерпаны ходы»
Автор и правда перебирает слова и расставляет их подобно шахматным фигурам. Симбиоз алгебры и гармонии? Не совсем… На самом деле всё сказано автором не в 16, а в 8 строчках – первом и последнем катренах, достаточно простых по форме, но неимоверно ёмких и точных.
«Пусть далека твоя дорога
И не богат порой улов,
Но дай-то Бог, увидишь Бога,
Перебирая четки слов»
Но автор начинает плутать в словах с тем, чтобы приукрасить достаточно короткую и несколько сухую мысль. И появляется комичное:
«Строка как молния шарахнет
В громоотвод твоей беды»
От чёток – к шахматам… Дальше –
«Слова и лечат, и калечат,
И облегчают боль, и жгут.
Взвали строфу себе на плечи,
Неси ее туда, где ждут»
Ждут, чтобы калечить и жечь? Да и гипербола со строфой – на грани фола… Так что Семён Островский, при всей видимой наивности и простоте стиха, остаётся непобеждённым!

Одиннадцатая пара:
Лада Миллер «День выдался» vs Улыбина Юлия «Невыносимо…»
Очень интересная предстоит баталия! Две дамы предлагают нам окунуться в мир невероятных, личных образов! Тут уж никакой алгебры – одна гармония. То есть оружие авторы выбрали одинаковое. Одинаково ли мастерство?
Двенадцать строчек Лады. Яркая картинка, короткий кусочек воспоминания. Но сколько красок, образов, чувств! Один образ перетекает в другой и даже «деревья в юбках» – образ, мягко говоря, употребляемый, ожил строкой:
«( Оранжевый в моде. И трепетно-алый)»
В плане фонетики нужно говорить скорее не о рифме, а о созвучии строк в целом. Рифма здесь – только акцент. Посмотрите, какое изящное сравнение:
«Цвели георгины, афишные будки,..»
Другой бы непременно начал объяснять, что будки цвели СЛОВНО цветы, что это обрывки разноцветных афиш развеваются на осеннем ветру лепестками. И очарование бы исчезло. Точность взгляда, достойная художника. Наблюдательность поэта:
«И только глаза карусельной лошадки
Смотрели на осень с тоской человечьей…»
Теперь о грустном. Об алгебре…
«День выдался солнечным, радостным, хрупким.
А ты говорила, что осень настала»
Здесь противопоставление утверждает одно настроение визави автора. И тут же:
«Ты пела, смеялась» в противопоставление грустным карусельным глазам. Такое прочтение полностью смазывает всю магию. Если выразить мысль кратко: все нелюди веселились, и лишь одна особь по-человечески грустила о приближении осени, но и она пустилась в бесовской пляс. Веселясь во всю. Даже лошадка карусельная испытывает более человеческие чувства, чем все Вы, …, и умеет не только ржать!
Цветение шишек – под большим вопросом…
Теперь – ответный удар Юлии! Соцветие ярких образов, гамма ощущений, радуга созвучий, нескончаемость толстовских по размеру предложений… Только у Льва Николаевича – всё разумно (не даром переписывал!). А Юле не до того! Она парит в словах, созвучиях, красивостях, не обращая внимания на смысл…
«и целовать несбыточность версты,
губительную лезвием измены»
Что Юле за дело разбираться, в процессе целования вёрст (миль, ярдов, километров: почему бы нет! Где далее хотя бы одна ссылка, ассоциация с употреблением именно ЭТОГО слова?), и где у версты лезвие? Ей помогут критики-почитатели: всё разложат по полочкам! А её дело – свалить всё в котёл и перемешать хорошенько! И даже однокоренная рифма «измены-неизменно» утонет в обсуждении возможности километровой несбыточности…
«прорасти, нескошенною травою»
Зачем здесь эта ловушка, силок для читателя? Чтобы прихлебатели закричали: «Ага! Попался! Пропустил запятую!» А ведь читается именно «прорасти нескошенной травою»! И только так! Хорошо хоть – не сеном! И потом – из одного ребуса в другой: как растущая, нескошенная трава оказалась в венке?
«и клевером запутаться в венок,
и петь в силках бродяги птицелова»
Петь клевером?!! И тут же – новый ребус:
«среди листвы изрезанно-кленовой,
стучаться кровью»
Нет, если читать бессмысленно, слушая только звуки, не придавая словам значения… В одном фантастическом романе персонаж-людоед гипнотизировал людей чтением брежневских речей… Стихи Юлии по принципу воздействия практически не отличаются от оных… «сосущей вдохом»… Чем хуже «сиски-масиски»?
Да, Лета – река забвения. Но она никогда не приносит радости!
Не поленюсь процитировать частичку одного из предложений:
«Не избежать томительной тоски,
сосущей душу исступленным вдохом,
и рваться к неизведанным истокам
с туманных берегов родной реки,
где мост изогнут соболиной бровью,
и купола как данность тяжелы,
И БРЕДИТЬ НЕПРИКАЯННОЙ ЛЮБОВЬЮ,
УЖАЛИВШЕЙ С ОТЧАЯНЬЕМ ПЧЕЛЫ,
ГДЕ ФОНАРИ ПОНИКЛИ ГОЛОВАМИ
средь cтайками собравшихся кафе,
купаясь в дымке лунного парфе,
парящего во мгле над берегами…»
Это не дом, который построил Джек, а бедлам, в котором разобраться в подчинённости слов просто нет возможности. Да и желания, честно говоря. Ведь если распутать этот клубочек – останется скучная серая ниточка… И всё это на фоне «огней-ней», «река-глубока», «бровью-любовью»…
А Лада Миллер выходит победителем из схватки!

Двенадцатая пара:
Краснов «Верю я в пророчества Иисуса» vs Наталья Радуга «Сорок первая жемчужина»
Один участник турнира отказался от всякого вооружения и сопротивления, от познания основ стихосложения, веруя, что Господь его защитит. «Возьми острую рифму!» – посоветовал ему смиренный самаритянин. «Бог меня защитит!» – сказал автор. «Вот тебе красивая метафора – она поможет тебе!» – советовала перед боем одна из фрейлин. «Бог не даст мне пропасть!» – отвечал он. «Вот тебе резвый и ровный размер, не отказывайся!» – молвил странник перед поединком. «Я надеюсь только на Бога!» – гордо отказался воин.
«Верю я в пророчества Иисуса,
Вновь Посланник Бога на Земле!
Действует от Бога и Иисуса
Для спасенья жизни на Земле!»
«Что же ты не спас меня, Отче?» – воскликнул пронзённый копьём автор. «Я три раза протягивал тебе руку помощи, а ты отверг её!» – ответил Бог…
Так что сомнительная стилизация Натальи совершенно случайно остаётся на коне…

Тринадцатая пара:
pro_cherk «Я знаю, мы за всё в ответе…» vs Алексеюшка «Поэт»
Очень обидно за Бога: такие убогие у него защитники – хоть святых выноси!
«Отец и сын, правитель и народ..
Христос воскрес, и с новой силой,
Свой тяжкий крест на Голгофу несет!
Черный ворон кружит над могилой!»
Какой там анализ мыслей и поэтики – одна сплошная работа над ошибками! Казалось бы что проще – мало-мальский тычок и противник в грязи… Но вот появляется «Поэт» Алексеюшки. И такое ощущение, что боя не случится вовсе! Не доползут бойцы друг до друга:
«Поэт – архитектор души человека,
Из музыки слов сочиняет концерт.
И лечится музой духовный калека,
И меньше на свете случается жертв!»
Значит, пока не вылечился – жертв от калеки-маньяка случалось немало. Лечение музой впрок явно не пошло… Что же… Техническая победа Алексеюшки – он простоял на ногах на секунду дольше.
Зрители явно скучают. Кому интересно наблюдать за банальной уличной дракой? Разве это похоже на поединок? Имеет отношение к спорту? Одно радует – не попали бедолаги в пару с мастером… Это уже не поединок, а охота бы получилась…

Четырнадцатая пара:
Убитый «Страх» vs Елена «Проклятие»
«Все зашумело, солнце вдруг погасло,
И кот дворовый быстро убежал.
И ощущенье, что на небе масло
Неправда… Кот от масла убежал?»
против
«Сажая рифмы в мысленных полях,
Плутая между двух существований.
Муз, проклиная в даче показаний
На слушании внутреннего Я»
Пунктуация сохранена. Первая ничья. Даже на Стихире, зайдя подряд в список опубликованных стихов, обнаруживаешь меньше перловки. А ведь это ЛУЧШЕЕ, что мог представить автор! Позвольте совет: перед тем, как идти на конкурс, перечтите томик любимого поэта… Даже если это – Чуковский. И если считаете, что можете сказать нечто сопоставимое и облечь это в не менее стройную форму – тогда вперёд!

Пятнадцатая пара:
Марина Никитина «Разверните меня, как конфету…» vs Демьян Одинокий «И нужны ли ещё слова»
Бойцы примечательны тем, что любуются собой, показывают на разминке невероятные трюки, бряцают доспехами…
Это Марина:
«Разверните меня, как конфету…
Шоколада с горчинкой – вкусите!
Я прилипну к губам…»
«Вы бы всё обо мне говорили,
Я бы слушала… и улыбалась»
А это – Демьян:
«У меня ведь есть сердце мое:
Сердце чуткое, сердце прекрасное,
Радость пьющее, радость дарящее»
Залюбуешься! Только вот как дело доходит до схватки – куда-то пропадает весь антураж…
«На советы – быть модной – другою,
Отвечать, улыбаясь: «Не вышла…
Из меня поэтесса-конфетка!»
Простите, Марина, а что же тогда прилипло к губам?
Вольные стихи Демьяна наполнены чувством… Но, увы, ничем иным: ни новизны образов, ни глубины мыслей и откровений. Достаточно стандартный набор и отсутствие рифмы не делает его более оригинальным. Так что Марина с трудом и вот такими изысками:
«Люди скоро так вкусы меняют»
покидает поле непобеждённой…

Шестнадцатая пара:
Сеня Бесснов «Поцелуй» vs Виктор Тапашин «Песня о войне»
Две абсолютно разные темы: лиричность Сени и плакатность Виктора. Что может быть общего? Пересолили… Желание приблизиться к фетовскому «Шепот, робкое дыханье…» доводит первого автора до таких откровений:
«Свет погас, звезда упала»
Очень взаимосвязанные процессы, не находите? Или:
«Переулок, тишь, ручей.
Темень улиц, свет свечей»
Свет свечей – это уже на Б. Пастернака потянуло. И правда – дальше появились-таки глаголы!
«Все. Стоим. Глаза в глаза.
Мы снижаем до нуля
Между нами расстоянье»
И дальше:
«Из-под ног земля уходит,
Снайпер снов прицел наводит.
Тихо, плавно, не спеша,
Растворяется душа»
Я бы снайпера, для того, чтобы убрать пышущий пафос строчек, заменил на деда Егора. И финал:
Выстрел, крик, обида, боль…
Растворилась в попе соль!
У Виктора пафос выплеснулся в излишней гиперболизации и глобализации… Скажете – эти слова итак подразумевают превосходную степень, да и тема обязывает? Не скажите!
«Война всегда тревожит наши души,
И будет вечно память шевелить»
Или:
«Война текла коричневой заразой,
Дыша огнём и мёртвыми смердя,
По миру расползались метастазы,
Материки угрозой бередя

И моря кипели от разрывов,
Погребая трупы кораблей,
Лопались рогатые нарывы
Чёрных мин»
Яркость одних образов и переживаний полностью нивелируется шаблонностью и штампованностью других. Вот и таскает читателя с пионерской линейки под броню плавящегося танка… Яркие, замечательные по силе строки (простите, расставил знаки препинания…):
«На равных: подлеца и храбреца –
Пропарывались пулями сердца
И складывались в общие потери»
И следующая строка из передовицы «Правды»:
«Война всегда проклятье человечье»…
Хочу обратить внимание – выбор темы никак не повлиял на исход поединка. Просто в искренность и образы Виктора – верится! А Сени – не очень…

Семнадцатая пара:
Влад «Bonsoir» vs Угольников Дмитрий Викторович «Мы прожили вместе четырнадцать лет»
Начинает Влад! Из отзывов: «У меня к вам вопрос разве есть закон как надо писать ,вы ответите ,да.. Но скажите не мы ли придумали их … задумайтесь!» Блестяще! Ах, сколько бы словесного мусора осталось бы там, где мусору и положено быть, если бы все, перед тем, как опубликовать стих, ЗАДУМАЛИСЬ!
«Душу мне, навсегда обожгло
От одной, раздирающей мысли»
Раз уж – от раздирающей, то РАЗОДРАЛО, не так ли?
«Безвозвратно взлечу вертикалью…
Чем закончится этот забег?
Я не знаю…Наверно фатально»
Очевидно, если взлетать во время забега… Сырое стихотворение с массой языковых ляпов и ритмических сбоев.
Дмитрий Викторович одерживает достаточно лёгкую победу! Одни только строчки:
«Ведь наши чувства, словно дети,
Спят в колыбелях.
Мы их разбудим.
Постепенно.
Сядь к изголовью.

Измены лечатся изменой.
Любовь – Любовью»
заставили бы трепетать и более ухищренных соперников, как заставили моё сердце. Умение из простых слов соткать поэтическое полотно – дорогого стоит! Не просто излить чувство, но облечь его в изящные одежды формы, приукрасить тонким созвучием рифмы, повторами добавить очарования – это уже мастерство. Простые слова… Простая музыка…

Восемнадцатая пара:
Петрова Юлия «Молчание» vs Роман Литван «Ветер злится, ветер рвётся…»
Увы! Юлия, едва завидев противника, бросилась бежать! Она и на конкурс-то пришла поглазеть на больших дядек… А тут видит – куда-то записывают… Ну и встала в очередь:
«О расстованье нашем очень сожалею»
Собственно, Роману некого было побеждать. И он так и остался стоять на ристалище, недоуменно оглядываясь по сторонам, поправлял юбку и приговаривал:
«И куда оно, откуда,
Ветром ль унесло?»
(а теперь попробуйте это произнести!)
«Мокрый ветер забавлялся,
Юбку теребя»…

Девятнадцатая пара:
Derrian «Восстание» vs Роги Кинбезал «Число»
Если бы Derrian знал, что ему дадут коня, он бы не стал тащить на себе чугунные доспехи, булаву, меч, копье, кистень, аркебузу, арбалет, два щита и пр., и пр. И если первые семь строк (восьмая уже тяжела рифмой «шрамы-отрады»), несмотря на некоторую стандартность и «похожесть»:
«Тут шум городов заглушает напевы
Еловых ветвей под утренним ветром,
Тут зелень травы напиталась пеплом,
Тут нет для нас места, тут нет для нас света.

Тут солнца лучи наглотались отравы,
И в чаще лесов дороги, как шрамы,
Как вены открытые – реки в каналах»
– ещё подъемны, то далее конь просто пал под грузом лишних слов, сбоев, диссонансов.
Посмотрим, позволит ли Роги бойцу подняться?
И представьте себе – позволил! Пересказав бородатый анекдот далёким от русского языком, Роги рухнул на пожухлую и истоптанную кровавую траву… Даже не буду цитировать это… А Derrian празднует победу. Только если он не избавится от лишнего груза и не приведёт строки в порядок – в следующем поединке лошадь его просто излягает…

Двадцатая пара:
Promax «Ни капли снега. Утренние сны» vs Татиана Будкова «Мой храм»
Начну с недостатков, которые были замечены в вооружении рыцаря Promax… «Зачем-надень» – сомнительная рифма, третий катрен – абсолютно инороден, «с три короба» как раз НАВРУТ, а не «дерут» (с которым «врут» рифмуется), невнятная переделка идиомы. «Сны-магдалин» – весьма сомнительно… Из преимуществ – чувство звука:
«Полёт так предсказуемо отчаян.
Посадки нет. Разбит аэродром»
«Ломается метла с привычным хрустом»
Слышите хруст? К сожалению, недочёты рифм вызваны как раз той же обострённой восприимчивостью к звукам… Очень чётко выверенная интонация, выдержанная до самого финала. Стихотворение, создающее настроение. И это ценно.
А вот Татиана, увы, к бою не подготовилась. Разве что, припасла «острия глазниц»:
«Глазницы рухнувших когда-то куполов
Зияют синевой небесного покоя,
Вонзая в сердце острие веков»
И всё это приправлено изрядной долей дидактики.
«Века – хранят, а разрушают святость
Людьми считающиеся существа!»
В общем:
«Вся боль времен сплотилась в этом камне,
Весь скорбный труд российского пути»
Пушкинский «скорбный труд» не спасает Татиану от справедливого поражения.

Двадцать первая пара:
Charly «Цветочный Король» vs Андрей Туров «Листья упали»
Charly атакует потоком ярких, не всегда связанных образов, интересно и достаточно строго ритмизированных.
«Когда на стрелках часов опять повиснет июнь,
Придет Цветочный Король и тихо скажет «Пошли!».
Он держит в лапах клубок души запутанных струн
И длинный розовый шип, который чертит везде
Кабалистический круг»
А вот рифму автор отпустил в свободное плавание: то она точная, то еле видимая, а местами пропадает вовсе. Произведение пронизано не только ритмом, но и мелодией. Однако сам текст по содержанию – неровный водянистый. После яркого:
«Приму таблетку Луны. Ее мне хватит одной»
идёт пустое и банальное:
«Ты не смотри мне в глаза – они не смогут соврать.
Я не любил раньше ждать, но я родился весной»
И дальше совсем уж коряво:
«Как и все дети цветов»
В общем, не всегда одного только поэтического видения достаточно для создания настоящего стиха.
И в этом отношении стихотворение Андрея (тоже, кстати, имеющее своих драконов) – не просто ровнее, проработаннее, но образует некое внутреннее единство, ауру, связано и технически (повторами), и эмоционально, и интонационно.
«Я чуть в стороне. Наблюдаю привычно.
Как падают листья. Идеи. Желанья.
Как люди мечтают – банально, обычно.
Как тихо отводят себя на закланье.

Как жизнь превращается в вечную школу,
В процесс подготовки к поимке Дракона.
Драконы все вымерли. Казнь за крамолу»
И дальше, дальше, дальше… Строки увлекают, образы перетекают один в другой, задача метафор – не оригинальность, но взаимосвязанность.
Из недостатков отметил бы слегка наивные рифмы и некую бесхитростность, излишнюю обнаженность, открытость. Небрежность часто подводит бойца в тот момент, даже когда он сильнее в отдельных приёмах. Андрей выходит победителем!

И, наконец, показательное одиночное выступление. Демонстрация мастерства.
Михаил Дынкин
«Возвращение»
1
не спрашивай, откуда это знанье
и резкий свет, которым наповал…
склонясь над опостылевшим вязаньем
устало, на отшибе мирозданья
внимает Мойра огненным словам

о пафос, пафос – нет в словах огня и
не Мойра – Пенелопа саван ткёт
и распускает медленными днями
где океан сливается с полями
стрекочет Зингер и мурлычет кот

2
над Троей, обратившейся в руины
ещё летает тёмно-синий дым
Елена на корабль взошла с повинной
и треснувшие идолы из глины
хихикают вдогонку “молодым”

а я привязан к мачте, Пенелопа
кровь из ушей от пения сирен
пугающе пусты глаза циклопов
и облака, похожие на хлопок
касаются залатанных трирем

3
всё впитывает сумерек бумага
покуда Муза впрыскивает сны
в податливую вену Телемака
и сквозь туман качается Итака
на изумрудном якоре весны

но скепсис, скепсис… волны отвращенья
взгляд исподлобья, ночи головня
постигшему, что кончены ученья
и нет ни покаянья, ни прощенья
ни берега, ни даже корабля

Декорации гомеровские. Но это – не более чем расписанные холсты, символические вешки, помогающие читателю продвигаться по извилистой тропе ассоциаций и образов. Пафос и скепсис. Чувства и разум. Огонь – пепелище – головня. Неизменность горечи познания и сладкий обман, мираж чувства. Всё ещё не свершилось, но уже было, всё движется, но это движение энтропийно. Из века в век. Впору проникнуться отвращением!
Мир внутри и вне – их схожесть и различие, предначертанность, мания и миф свободы… И Зингер, и мурлыкающий кот – не случайность, а осознанно принятые атрибуты вне- и без-временья. Собственно говоря, комментарии тут излишни. Каждый воспримет стихотворение по-своему, но для каждого оно станет одним из образцов того, что называется Поэзией.

До следующих обзоров!
(если, конечно, коварный Олег Анс не сразит меня сегодня на поэтической дуэли)))
С уважением,
Дмитрий Родионов

0 Comments

  1. nikolay_hlebnikov_Xnick

    Хороший обзор.
    Удачно найденная форма “поединков”.
    Рассмотрение ВСЕХ ПОДРЯД, беспристрастно, просто – по”географическому” принципу, без реверансов или глумления – показатель и мастерства, и воспитанности, т.е. – просто приличного человека.
    И прекрасное стихотворение Дынкина в конце дает прочитавшему весь обзор с облегчением вздохнуть: “Ну, слава Богу! – Не свсе так печально на эт ом конкурсе…”
    🙂

    Искренне,
    Хэ-ник.

  2. dmitriy_rodionov

    Спасибо, Николай!
    Рад, что оценили!
    Всё действительно не так печально – много замечательных стихов!
    Не уверен, что осилю все конкурсные произведения в обзорах – их уже более 500…
    Но буду стараться!
    С уважением,

  3. ruslan_norov

    И снова блестящий обзор, искрометный и в меру жесткий. И снова по некоторым моментам хочется спорить до хрипоты, но не вижу смысла. Вот только, Дмитрий, на как же вы, при очевидной эрудированности не разглядели в бледном коне “Конь Бледен”.

    Удачи на дуэли.
    С уважением,
    РН.

  4. dmitriy_rodionov

    Спасибо, Руслан!
    По поводу бледного коня… Ну не вырисовывается среди анаконд и гетер “Конь Бледен”… Пришел ниоткуда – ушёл в никуда…
    Благодарю за внимание!
    С уважением,

  5. nikolay_hlebnikov_Xnick

    Руслан, если Вы имеете ввиду брюсовское “Конь Блед”, то между ним и “всадником бледного коня” говоря по грибоедовски “дистанция огромного размера”. У меня лично никаких таких ассоциаций не возникло.
    Чесслово.

    Искренне,
    Хэ-ник

  6. dmitriy_rodionov

    Да, Николай! Она могла бы возникнуть, но для этого поэт должен помочь читателю, дать символ к символу. А здесь получается, что автор берёт известные ему аллюзии из совершенно различных областей и эпох и расставляет их так, как рифма скажет)))

  7. nikolay_hlebnikov_Xnick

    Да, Дмитрий.
    Мне кажется тут сильно помешал глагол “ведёт” – сразу возникает соображение “ведёт – значит идёт рядом, т.е. “ведет в поводу”… Но тогда – какой же он “всадник”?” В общем автор, сам того не желая, запутал читателя (если он конечно хотел именно такой ассоциации).

    Искренне,
    Хэ-ник.

  8. ruslan_norov

    Да я не о достоинстввах и недостатках стиха. Я про то, что конь побледнел после бритья (много смеялся). И имею в виду разумеется Святого Иоана (кажется) и его предсказание. Мне как раз кажется (полез-таки посмотрел, чтоб пустомелей не казаться), что автор вот так неумело пытается обрисовать символами Армагеддон. Но это мои мысли, сугубо так сказать усугубленные субъективностью. Так вот, согласно тексту святого, упоминается и конь бледен и всадник бледен, по разному. Хотя, учитывая экологическую обстановку, до нас он доедет цвета мокрого асфальта.

  9. nikolay_hlebnikov_Xnick

    Отличная статья у Вас, Олег.
    Но, согласитесь, что у Родионова – далеко не “калька” c неё.
    Короткие “выстрелы” двух стоящих радышком стихотворений – эта идейка дорогого стоит, это привлекает, это именно то, что “НОВО под луной”…
    И пока, несмотря на то, что здесь есть и другие блестящие обзоры, лично я отдаю предпочтение именно этой работе Дмитрия.
    Правда вот – название бы изменить. Уж больно оно кровожадное… 🙂

    Искренне,
    Хэ-ник

  10. oleg_ans

    Господи, Николай! Неужели это так выглядит?! Я НИ В КОЕЙ МЕРЕ не говорю о том, что идея вторична,что, упаси Бог, у Дмитрий “сделал кальку”….Вся наша “дуэль” – прошла под знаком обсуждения “дуэли” между автором и пародистом, т.е., мы ПРО ЭТО спорили…))) его обзор- как очередной “выстрел” в этом споре, и поэтому – такое название; моя статья – как мой ответ…)))
    И я остаюсь при своём мнении – “аккуратнее надо, товарищи, нежнее” (с) )))))))

  11. dmitriy_rodionov

    Соревнование поэтов: бега
    (Краткий обзор конкурсных произведений)

    И снова приходится начинать репортаж с места поэтической баталии рядом печальных известий. Первое – приём конкурсных работ завершен. Теперь участникам конкурсного состязания остаётся рассчитывать только на свои верные произведения… Второе. Будьте осторожны, господа! Одна из лошадей, принимающих участие в соревновании – цирковая! Один из бойцов – клоун! Он явился не на конкурс, а на ВДНХ. «Слюшай, зачэм лютиратуров обижаешь, да? – заявляет мне некий Юрий Брум. – Ми что, пришёл сюда саривноваться, да? Зачэм плохо говоришь – хвали!» Поведение Юрия напоминает позицию героя актёра Крючкова из фильма «Свинарка и пастух», который с московской выставки привёз «пинджак с карманАми» и понимание того, что «кони бывают разные: бывают жеребцы, а бывают коблы».
    Ещё раз повторюсь, но уровень профессионализма жюри и критерии судейства настолько высоки, что в последний победный список войдут только настоящие Стихи!

    А сегодня у нас – бега! Сразу восемь конкурсных произведений храпят, кусают удила и ждут старта, но только одно пересечёт заветную черту первым! Делайте ставки, аплодируйте, радуйтесь и печальтесь на трибунах, но победителем станет только один из восьми претендентов. И не думайте, что риск на бегах – минимален: угодить под копыта совсем не шутка!

    Представляю участников первого забега:
    1. Андрей Шаповалов «КОШАЧИЙ ГЛАЗ»
    2. Анна Бондарева «Я хожу по мокрым улицам»
    3. Шемякина Екатерина «СКРИПКА»
    4. Энни Слэт «постепенно неизменный»
    5. Meore «Лолита»
    6. Татьяна Демидович «Мадам Беспечность»
    7. Tony «Я романтик»
    8. Георгий Томберг «Я не пишу стихов»
    Посмотрим на шансы…

    Произведение Андрея Шаповалова отличается оригинальным рубленным ритмом, которому подчинено всё. До такого вот:
    «А где-то там, где
    Горит иной свет,
    ВОСПОМНЯТ нас те,
    Кого средь нас нет»
    Или бессвязного:
    «Глотком ничьих губ,
    Как под дождем чай»
    Ровное стихотворение с парой нестандартных образов. Не более того. Рифмы серенькие, тема глобально-шаблонная. Для областных скачек годится, но на большой ипподром пока рановато…

    Такое же ровное и не слишком оригинальное творение Анны: картины памяти, небо хмурится. Автор почти не использует образную речь, а там, где использует – спотыкается:
    «И в этой робости, небрежности
    Мгновенья режет сердца стук»
    «Но даже здесь – у скрытой паперти (?)
    Я не прошу любви твоей»
    На паперти, обычно, не любовь, а милостыню подают. Небрежность выражений, пунктуации… Автор сам признаётся, что не готов к соревнованию:
    «В том смысле, что он (сердца стук) и режет мгновенья… Фрр, честно говоря, сама запуталась уже 🙂
    Потом на свежую голову прочитаю, а то сейчас уже бесполезно :-)))»
    Ну запутался жокей в поводьях… На свежую голову удобно сапоги надевать, а вот на скачки – погодите…

    Екатерина посчитала, что:
    «Богом – свыше – задумана скрипка,
    Хоть родилося слово вначале…»
    Что там у Бога родилоси, а у Ноя спасалоси – не в курсе. Но вот то, что у Екатерины родилася рифма «озаряет-печальна» – это печально… Хорошо, что чувство и желание писать присутствует, но если лошадь кормить одними чувствами и желанием, не подкидывая изредка овса, она издохнет…

    Энни потрудилась украсить лошадку крутыми и дерзкими образами, завить косичку рваного ритма… А вот покормить тоже не удосужилась:
    «И не думай, не дуй на ладошку свою,
    Как спасательный знак наступления.
    Я ресницами небесную манну ловлю,
    И от холода ищу вдохновления»
    Не пренебрегайте основами, уважаемая… Как запряжешь, так и поедешь…

    Meore, написав реферат по набоковской Лолите, решил поделиться со всеми нечитавшими перипетиями сюжета! Простым языком, без всяких набоковских вывертов и писанины, коротко, в несколько строчек описал прочитанное.
    «Та. С «папашей» оставаться
    Не представится возможным.
    И – беременность в семнадцать,
    Тоже та еще оплошность…»
    На очереди – 20-строчное переложение «Анны Карениной»! Интересное впечатление – «Лолиту» Набокова прочитал взахлёб, а здесь 28 строк, но скучно…

    Татьяну окружают толпы восхищённых поклонников. И правда – её лошадка выглядит получше предыдущих и предлежащих. По крайней мере – на ногах!
    Белокурая мадам Беспечность, Раскидав по свету монпансье,Пьет вино и курит Скоротечность Дым – мираж пуская в забытье. Помянув холодные приветы,Она шьет влекущие стихи,И молчат великие эстетыИ поэты-гении – тихи…Сбои ритма в первой и шестой строке, бессвязная пунктуация, банальные рифмы, немного аллитераций. Салонный стишок-экспромт, не более. Раскидывающая по свету монпансье и пускающая дымы мадам сродни Кисе Воробьянинову, разбрасывающему по рынку баранки…Автор Tony пишет от души. Вернее – как Бог на душу положит. Искренние, ясные слова (метафор и поэтических образов в стихотворении практически нет) сменяются шаблонами:
    «Кто не сдался судьбе и шагал до конца
    Заклинают меня – «Что же ты сплоховал?
    Где же твой оптимизм и повадки бойца?»
    Прямо – курс молодого бойца! Лошадёнка хромает: то в строке недостанет стопы, то окажется лишняя. От души. Но абсолютно технически безграмотно…

    Георгию, при всей смелости заявленного названия: «Я не пишу стихов», порой удаётся писать именно стихи: яркие, чёткие, запоминающиеся!
    «А с тех пор, как двугорлый мутант
    Пыжит крылья на каждой монете,
    Не забыть мне, что я эмигрант,
    Что мне Родины нет на планете.

    Да какие тут, к чёрту, стихи
    О любви и нетленных мотивах,
    Когда русские штурмовики
    Хлещут в баре немецкое пиво?!»
    Конечно, есть в стихотворении и неудачные рифмы, и фонетические недостатки, и не слишком верные обороты. Но есть искренность и открытость. По крайней мере, с ритма автор практически не сбивается.

    Итак, старт забега! Три лошади запутались в поводьях, две – плетутся рысью как-нибудь. Первый и шестой номера добрались до финиша…
    А возглавил и выиграл забег (не слишком удачный, но моя ли в том вина?) коротким спрутом (правда, слегка выдохнувшись на финише) номер восьмой! Поздравляем Георгия Томберга, «Я не пишу стихов».

    Второй забег:
    1. Сэм Уа «Миг»
    2. Исключительная Сова «Так славно»
    3. Николай Якимчук «Петроград Мандельштама»
    4. Пахомова Ольга «Ну не казнись, не растравляй…»
    5. Побережская Яна «Я так хочу к тебе быть чуть поближе»
    6. MZ «Ах, красиво гулять по Арбату!»
    7. Инна Мень «Ластиком солнечным тучи незванные…»
    8. Юлия Полетова «Ещё недавно сердце так болело!»

    Представляю участников!

    Стихотворение Сэма «Миг» – достаточно сильный соперник. Да, присутствуют неоправданные сбои достаточно сложного двустопного размера (то беспорядочно добавит стопу, то пропустит!). рифмы «переход-дымоход», «зал-вокзал» и пр., но есть мысль, заключенная в строгие объятия композиции, есть поэтические аллегории:
    «Случайно оглянувшись, отмотал
    назад прошедший миг, как киноленту…
    Исчез из поля зрения вокзал,
    но появились столики под тентом…»
    «и в кресле, у весёлого огня
    читать из Бродского – «Лагуну» или «Стансы»,
    и вдруг понять, что это для меня
    важней, чем путешествия в пространстве…»
    Не знаю, какой состав подобрался в этом забеге, а в предыдущем Сэм вполне мог бы бороться за лидерство!

    Исключительная Сова решила представить иноходца! Верлибр. С традиционными, увы, суицидальными настроениями. 14 глаголов и отглагольных на 10 строк – не многовато ли? Это уже не поэзия, а сплошной экшн: нет место описаниям и пейзажам – одно сплошное непрерывное действие…
    «Дым.
    Стайкою мечется вдоль коридоров больницы…
    …И слышать. И чувствовать.
    Я поднимаюсь по крыше»
    Такое ощущение, что некто поджег свою палату, а теперь готов прыгать с крыши, спасаясь от огня. Хаотичность знаков препинания сильно мешает восприятию. После прочтения остаётся ощущение искусственности, некой пустоты. Непонятно, к чему столько суеты… Впрочем, ряд оригинальных образов, своё видение мира, интересный ритмический рисунок стиха вполне позволяет произведению вступить в соревнование…

    Николай взял в помощники О. Мандельштама… С другой стороны, взял высокую планку – рассказать нам о невском исполине не хуже, чем Осип Эмильевич… Ибо если хуже – то зачем? Петербург Мандельштама я стал бы искать сначала в его стихах и уже потом – в чужих…
    «Щегол? Летейских вод приятель?
    Чудак, чужак, небесный вздох…»
    Финал вполне достойный! Но то, что творит Николай со словом в предыдущих строках…
    «толкует и толчётся — синих
    снежинок беглых кутерьма»
    Зачем этот лабиринт?
    «В толпе галдящих жрущих ос» – зачем это нагромождение звуков, смыслов? Толпа ос? Сомнительно.
    «и полотнИща хлынут рьяно»
    Исправляется элементарно: полотнища нахлынут… Но автор не пожелал… Что же, порой именно непроверенная подпруга или развязанный шнурок становятся причиной фиаско…

    Московские мотивы произведения Ольги неочевидны для беглого просмотра. Стихотворение для такого просмотра и не предназначено. Оно заставляет вчитываться, подразумевает активную со-зидательную позицию читателя, не уводит в мир неведомых ассоциаций, но даёт ариаднову нить заплутавшим в лабиринтах душам, через авторское, частное, выводит на общие для всех эмоции, чувства, камертоном настраивает колебания наших сердец на московский лад.
    «Ну не казнись, не растравляй,
    Ведь швы – с изнанки.
    Пусть сызнова пошьёт Гиляй
    Жилет из нанки,
    И век спустя (и два еще б)
    Узрит все то же,
    Как юбилей не скрыл трущоб,
    Лишь подытожил»
    Послушайте перезвоны: «сизнан-сызн-изнан»! Произведение насыщено созвучиями, составные рифмы органичны, не надуманны. Но всё же главное в этом стихотворении – не игры с формой, но суть. Возможно, через такие вот откровения и произойдёт то воскресение души столицы? Очень интересно сопоставить произведение Ольги со стихотворением Геннадия Неймана. Послушайте эту перекличку городов!
    Достойная заявка на победу!

    Яна делает перед стартом серьёзное заявление: «И каждое “лишнее” слово для меня имеет огромное значение!» Увы, кроме искренности лишних слов в стихе оказалось предостаточно (я их выделю):
    «Я (а кто же ещё?) ТАК хочу К ТЕБЕ быть ЧУТЬ ПОближе,
    ЧТОБ Уловить ЛИШЬ взгляд любимых ГЛАЗ, (а взгляд ЧЕГО ещё можно уловить? Ловить же глаза и вовсе плохо.)
    ВЕДЬ кроме НИХ (неправильное подчинение!) Я ничего не вижу,
    ОНИ (тавтологичность местоимений) КАК ВОЗДУХ (штамп, усугубленный комичностью фразы: «глаза нужны как воздух») мне нужны СЕЙЧАС (ср. «мне нужны потом»).
    Стала ли фраза, потеряв почти половину слов, потеряв ритм, менее содержательной? Проверим?
    «Хочу быть ближе, ловить любимый взгляд! Кроме него ничего не вижу. Ты так нужен мне!» Скажете, получилась банальность? Мол, я выхолостил поэзию из строк Яны…
    Поглядим:
    «Я, так, к тебе, чуть, чтоб, лишь, ведь, них, я, они, как, сейчас». Снова набор местоимений и частиц, банальных приёмов поддержания ритма. Можно было бы продолжить, но это место соревнования, а не выгула…

    С целью прогуляться прибыл на ипподром и автор MZ.
    «Дюже сонны размытые свечи»
    «Я плетуся душою поддатый»
    «Бесподобно сливаться так бело,
    В отраженьи минующих лиц»
    Смело… Но затоптали…

    Стихотворение Инны примечательно звучащей метафорой-аллитерацией
    «Солнышко
    Осень заржавленной режет пилой…»,
    только неясно – кто кого порезал? Кстати, советую автору попробовать вместо пилы нож – им режут. А пилой – пилят! И это:
    «В Сердце на донышке
    Плещутся чувства горячей смолой…»
    То, что не горящей – это хорошо… Но, уверяю вас, смола, которая плещется, способна убить!
    В остальном – ровное стихотворение с наличием ярких образов, насыщенное личностным отношением, эмоцией, со строго выдержанным ритмом. Стих читается и воспринимается легко. Автор отмечен искрой Божьей… Но без тренировки и чтения классиков всё быстро превратится в золу… А лошадка попадёт в цирк…

    Стихотворение Юлии построено на пространных образах:
    «Желтеет с каждым днем давнишный глянец,
    Тускнеет в нем любимое лицо…
    На старой фотографии останется
    Твой след. Но снегом заметет крыльцо

    В мой дом, где для тебя уж нету места,
    Другие ноги по нему взойдут»
    Насыщенность кульминации тропами (метонимиями), игра с рифмой придаёт строчкам некий шарм, однако тема настолько часто используется авторами, что финальные строчки:
    «А если вдруг спохватишься когда-то…
    Как жаль… Ведь я прощаюсь – навсегда.
    Выходит срок. Пойми, родной, так надо!
    Проходит все… Сквозь пальцы, как вода…»
    сгинули в тысячах таких же серых безликих строчек. Невозможно запомнить, отличить… Нет породы…

    Старт! И снова три участника не могут сдвинуться с места! Троих постигла ещё более тяжёлая участь – скакуны скинули жокеев во время скачки, а сами пустились куда попало.
    Первый номер долго сопротивлялся, но всё же не устоял перед мастерством и школой номера четвёртого! Пахомова Ольга «Ну не казнись, не растравляй…» принимает поздравления!

    Третий забег.
    1. Николай Иванович «К портрету (автор – художник Рафаэль Багаутдинов)»
    2. Анжелика Л. «Не помню, как…»
    3. Михайлов «…в ней вся вселенная…»
    4. Владимир О. Сергеев «На Новой Зеландии»
    5. Orli «КАК ЭХО(из цикла “ПАМЯТИ ДРУГА”)»
    6. Юлия Русская «Любимому»
    7. Булат Безгодов «Кристинин День»
    8. Максим Бард «Уплывая в безбрежном громе»

    Спросите меня – почему от парных поединков перешёл к групповым забегам? Ну, во-первых, банальная причина – для экономии времени, ибо аутсайдеры видны сразу, на старте и расчёт на «тёмную лошадку» не проходит. Во-вторых, сильнейший из восьми – это уже некий статус! Фактически (с поправкой на случайность «восьмёрок») – сотня первых. Кроме того – интрига! Но даже если победа в забеге ускользнула – это не значит, что стихотворение не попадёт в финал. Так что реальная борьба впереди, а сейчас – новый виртуальный забег!

    Николай Иванович представил на бега тяжеловоза. Эпическая работа. Несколько штрихов к портрету вылились в многострочную велеречивость. И портрет потерялся. Так скромная гравюра теряется в пышности тяжёлой позолоченной гипсовой рамы… «…Образность и рифмовка для автора – не проблема… Оно (стихотворение) в первую очередь профессионально…» Мне нечего возразить. Да, приятно встретить на конкурсе стихотворение без явных технических огрехов, с хорошей технической проработкой, с такими образами:
    «как тонкая рука роняется безвольно –
    трагический излом поникшего цветка»
    «И странный это свет струится и двоится
    в ночи – как явь и сон. Как образ и портрет»
    Или:
    «И все же стоиТ БыТЬ Поэтом И Изгоем,
    и смутнО ОщущаТЬ КаК С ПЛоскости холста
    нисходиТ В БРенный миР ПРовидческая горечь –
    бессмыслена любовь, бесцельна красота»
    Кстати, такая фонетическая картина, диссонанс, характерны не только для этого отрывка. Не чтение, а езда по ухабам. Обратите внимание на рифму «изгоем-горечь» – может быть ТЕХНИЧЕСКИ это допустимо, но на слух абсолютно не воспринимается созвучием! Рифмовка профессиональна там, где используется традиционная, точная её форма. Она есть. Но не более. Образы имеются. Отрицать нельзя…
    «Глаз этиХ ГЛубина как ангельское пенье.
    И каК БЛагая весть из неизвестныХ СТРан.
    КаК ПоД Рукой – волоС СПокойное кипенье.
    И кожи белизна. И горделивый стан»
    Рифма и ритм на месте? Так что же ещё? Описание, описание, описание… Скажите мне, поэты (не художники!), что для художника является важнейшим инструментом? Уверен, многие ответили: «Цвет!» Есть цвет в стихотворении Николая? Упоминается один раз! «Белизна»! Это не портрет, а карандашный набросок…
    «Улыбкою Б ЧеРТы ЧуТЬ ТРонуЛ Леонардо,
    но таК – ТРезвЕЙ – ЕЁ УвидеЛ Рафаэль»
    Рад за трезвость Рафаэля! Хорошо, последний тест! Опишите мне, кто и что изображено на портрете?

    Анжелика Л. представила не слишком удачный сырой эксперимент.
    «Не помню, как принесла я к
    Дому упавшие две руки,
    Как горизонт отпустил глаза,
    Душу оставив тому кто за»
    Спасибо за попытку сказать «по-новому»! Искренне. Но… Жокей растоптан на старте…

    Михайлов выводит из стойла скакуна:
    «Когда-то были просто руки,
    теперь – объятья… Слёзы, муки
    забыты, боли и разлуки,
    мы не расстанемся однажды.
    Слились тела в порыве страстном…
    Я не один, теперь я – дважды…»
    Растоптан…

    Владимир выводит под номером 4 своего претендента… Возможно, стих не слишком резв, размер умеренный, рифмы – традиционны…
    «Там грустное солнце жарой не палит,
    Там ветер гудит над водой,
    Там шхуны надежд об угрюмый гранит
    В щепу разбивает прибой»
    Главное преимущество – композиция произведения, его нетривиальный сюжет.
    «Там штормы бутылки без писем несут
    Ко всем, что ни есть, берегам»
    Справка: бутылка без письма весьма скоро оказывается на дне. Ведь она, в отличие от бутылки с письмом, не закупорена… Построенное на аллегории, стихотворение обретает цельность, стилевое единство формы, содержания. И вот «выпитые до дна мы» находят приют:
    «Но там-то, где солнце жарой не палит,
    Где ветер гуляет бедой,
    Где шхуны надежд разбивает гранит –
    Там берега вечный покой»
    Пользуясь достаточно нехитрыми приёмами, Владимир достигает эффекта: произведение живо, его интересно читать. Возможно даже, что техническая шлифовка сделает его скучнее. В поэзии и так бывает…

    А вот Orli допускает оплошность, которая непростительна…
    «На листе, как из рошлого крик,
    Оставляю стихи о себе
    Не понять тебе этот миг,
    Отложи их на память в столе»
    Как ни странно, нет хуже для поэта, чем пренебрежение к языку. Будь то ошибка или описка. Если мастер не ценит свой инструмент – это не мастер, а халтурщик!
    «Только лишь остается всегда
    Больная память моя…»
    По причине неспособности лошади к выходу на дистанцию – в соревновании не участвует…

    Юлия впервые едет верхом. Все знают, чем это заканчивается? Особенно на соревнованиях?
    «Кто я для Вас?Никто. Одна из многих
    Влюблённая в Ваш облик,в красоту
    В Ваш профиль и во взгляд двух глаз надменно-строгих,
    Вдруг превратившихся в мою заветную мечту.

    Ваш образ – путеводная звезда,
    Которая меня по жизни поманила.
    Хотя какое тут сравненье!Ваша красота
    Собой и Солнце и Луну затмила.

    Вы моя муза»
    Я цитирую ЭТО подробно для того, чтобы все убедились – Юля ВПЕРВЫЕ взялась за поводья Пегаса. Ибо человек, появившийся на любом литературном сайте во второй раз, ТАКОГО не напишет, уверен…

    Стихи Булата наполнены желанием писать. Если кроме чувства и желания у него найдётся время на чтение книг и изучение русского языка – возможно, что-то получится… Пока:
    «Посмотри этот снег – детский лепет, он тоже не вечен,
    Этот город воронкой вскружен ИСПОД плети небес.
    Я улыбкой твоей средь прохожих был очеловечен
    В зимний вечер, когда мы с тобою встретились здесь»
    И
    «Я хотел бы, как вор опуститься, до маленькой кражи»

    И, наконец, Максим, «Уплывая в безбрежном громе» которого, вышла-таки на дорожку, но после:
    «Распустила на ТОМ пароме
    По ТУ сторону ЭТОЙ реки»
    А после:
    «Чудо-юдо словесной любви
    Обокрало нас, обмануло»…
    Увы, в забеге участвует, но поставите ли вы денежки на такое вот «чудо-юдо»?

    Ещё раз прошу прощения у авторов тех произведений-участников, комментарий к которым был короток. Если бы я рассказывал не о конкурсе, не о соревновании, то уделил бы КАЖДОМУ больше времени и внимания. Но и в этом случае гораздо полезнее станет не рассказ о конкретных ошибках (толку в учении от этого немного), а о достижениях (пусть и чужих), о том, как простые слова становятся поэзией.
    В этом забеге было немного претендентов на победу. С большим преимуществом «На Новой Зеландии» Владимира О. Сергеева пересекает финишную черту. Вторым (и, увы, последним в этом забеге) заканчивает дистанцию «К портрету…» Николая…

    Четвёртый забег:
    1. Безумец «НАС ВОСКРЕШАЕТ ПОИМЕННО»
    2. Наталья Коткина «Вышиваю шторм крестом…»
    3. Иван «Лестница в небо»
    4. Зиннатшина Елена «Ты одна»
    5. Татьяна Ионова «Посвящение Питеру»
    6. Александр Мельник «Зимовье губы ШирильдЫ»
    7. Людмила Светлова «Напои меня»
    8. Чурмасова Любовь «Осень, осень, твой рыжий бог…»

    Начнём, благославясь?

    «И в каждом сердце утомленном
    Струяться родником слова
    Малиновым волшебным звоном
    Воспевшие Руси поля

    Где колокольный звон безбрежный
    Взлетая гимном в небеса
    Поет надеждой лебединой
    Живи святая Русь моя»
    Как вы считаете, уважаемые читатели, выиграют ли наши бега от такого объявления: «Внимание! Первым пришёл безумец! Нас воскрешает поимённо!»? Я бы не имел возражений))) Только вот постоянное чередование глагольной рифмы 1-3 строчек с созвучиями во 2-4: «небеса-моя», «молва-имена», орфографические ошибки (слова что делаюТ?), отсутствие пунктуации, стандартный набор патриота-песенника… Бедная Русь! Не оттого ли ты жива лишь лебединой надеждой-песней, что песенники твои таковы?

    Стихотворение Натальи вполне милое, откровенное. Но, несмотря на серьёзность темы, вызывает улыбку… Воздержусь от пародии. Поэты почему-то видят в ней только желание намеренно высмеять текст, да и самого автора. Уверяю Вас – иная пародия лучше критики, ибо там ясно показано, где поэт неосознанно совершил промах…
    «Вышиваю шторм крестом.
    Штиль бы вышивала гладью.
    А ты помнишь, под мостом
    целовались мы до свадьбы?»
    Чему улыбаться? На то есть пословица: «В огороде бузина…» Связь между вышивкой и поцелуем 20-летней давности? Почему не задать вопрос: «А ты помнишь, что вчера в ночь свинья опоросилась?»
    «Было небо голубым,
    было солнце – золотое»
    А сейчас? А 300 лет назад?
    «Притворились, что одна,
    общая у них дорога,
    что там вечная весна»
    Всё. Русский язык кончился. Простите, Наталья. Ваши чувства не оригинальны, не новы. Ваше участие в состязании – забава, я угадал? Не бейте лошадку, а хольте…

    Вот текст Ивана. Как насчёт ветконтроля? Словарика Ворд, который ПОДЧЁРКИВАЕТ красной чертой ошибки и опечатки…
    «Горьки обиды и больно расплата.
    Сердцем придётся за всё заплатить.
    Но неоткупной останется память,
    чтобы нельзя было зто забыть»
    Простите, уважаемые зрители, лошадь №3 немыта… Как говорит Иван:
    «Хочется быть впреди – на коне!
    Но не случается и не случается…»

    Вот посмотрите на произведение Елены! Что уж банальнее может быть:
    «Люди приходят, уходят, умирают, рождаются, а живешь
    Только ты?
    В жизни вокруг все течет и меняется, неизменна всегда
    Только ты?
    Встречи, любовь, боль расставания, и снова с тобой
    Только ты?»
    Но приходят, читают… «Цепляет!» – говорят. А всего-то дел – применить 2-3 незатейливых приёма, поработать со своим питомцем! Спрятать рифму внутрь строки, вынести отдельной строкой рефрен (и одновременно разделаться с рифмовкой 2-4 строк!!!), стараться соблюдать ритм первой строки, а количество стоп отпустить на волю (вот тебе и ощущение «свободного» стиха, и паузы с придыханием!)…
    «Быть в стороне, чтобы все видеть ясно, ты выбрала –
    Ты одна.
    Хочешь вернуться назад, но напрасно, ты уже поняла –
    Ты одна»
    Всего несколько штрихов – и уже другое отношение, другие рецензии, другой уровень… А ведь по содержанию тот же «Вышиваю шторм крестом» Натальи гораздо значительнее, новее… Но поставят на Елену!

    Татьяна тоже не поленилась и использует ряд приёмов – сложный ритм, рифмовку –а–а, повторы, местную экзотику.
    «Чайки резко кричали… Народ у причала
    Вздрогнул и зашумел — Пушка полдень
    палит!
    Мое сердце, пронзенное острием
    Петропавловки,
    до сих пор неутешно, надсадно болит»
    Честно говоря, город на Неве достоин большего, чем крик чаек, шпиль Петропавловской крепости, голубой-золотой сон, многократно повторённый… «Его лошадка, снег почуя…»

    Стихи Александра мне знакомы. И он не даст соврать – есть и критика, есть и злые пародии… Но сейчас не о прошлом, а о грядущем. Забеге. Пока что глубины одной аллегории
    «и как омуль, уставший на долгом пути до верховья,
    ты дойдёшь наконец до служившего базой зимовья»
    достаточно для того, чтобы бежать к кассам и ставить на «Зимовье губы ШирильдЫ»! Без всякой иронии! Даже ради одного этого образа стоило писать. Плавный, качающий на волнах озера, ритм, рубленность финальных строк, прекрасный повтор-оборотень «наяву – не во сне», простые, но удачно выстроенные рифмы… Я не бывал на Байкале. До того, как прочёл это стихотворение… Финал – отчаянный и щемящий…
    «Наяву – не во сне
    изойдёшь лихорадочной дрожью, противной и мелкой,
    у бревенчатых стен наблюдая за шустрою белкой
    на корявой сосне»
    Точность передачи ощущения потери…. В этом обзоре такой серьёзной заявки на победу ипподром ещё не видел!

    Вообще, этот забег отличается от остальных наличием у многих участников знанием основ стихосложения и навыков обращения со словом. Людмила построила своё стихотворение по законам строгой композиции, антитез, рефренов. Собственно, одним из особенностей стихотворной речи и являются повторы: ритмические, звуковые, смысловые. День-ночь, жизнь-смерть… Вечный круговорот. Удалось ли Людмиле передать суть сложных философских категорий, «единство и борьбу»…
    «Ночь, напои меня нежностью,
    Чтоб уснула счастливая,
    Удивлённая, с крыльями,
    И летала над вечностью.

    День, напои меня свежестью
    И полуденным солнышком,
    Чтоб летала, как пёрышко
    Со счастливой беспечностью»
    Ночь поит нежностью, день поит свежестью, а результат один – автор летает над вечностью с беспечностью… В одном случае – удивлённой, в другом – счастливой, от ночи – крылышко, ото дня – пёрышко… Не человек, а мотылёк. Впрочем, ничего плохого в подражании крыловской стрекозе нет – каждый выбирает свой путь.
    «Жизнь, напои меня радостью,
    Чтоб смогла я испить до дна,
    Познавая тебя сполна,
    И наполниться святостью»
    К сожалению, уместный в первых катренах приём перерос в тавтологию! «Напои-испить», «сполна-наполниться». Сквозная рифмовка, построенная на отвлечённых существительных по значению прилагательных, тоже создаёт впечатление не ритмического рисунка, но монотонности и однообразия. И вот уже теряется повтор «летала-летала», превращается в неуместный приём, бедность словаря…
    Раз уж ночь заставляла летать над вселенной, то уж смерть-то и подавно должна поднять в небеса святостью жизни! Но нет!
    «Смерть, напои меня кротостью,
    Чтоб встречала, смиренная,
    Я другую вселенную,
    Уходя лёгкой поступью…»
    Познание радости жизни не слишком вяжется со святостью… Уход лёгкой поступью семантически не связан со смирением… Интересное произведение, требующее некоторой работы и шлифовки. Занимает своё место на беговой дорожке…

    Стихотворение «Осень, осень, твой рыжий бог…» интересно. И это уже значительный плюс. Оставим пока сбои ритма, логические неувязки и прочую критику.
    Дом бога осени предстаёт перед нами,
    «Где глядят как святые с икон
    Умирающих листьев лики»,
    где после дождя
    «И на землю с оконных рам
    Облетает сырая краска»
    Яркие образы, зримые, верные… С другой стороны, возникает некая путаница: бог осиротел, забыв имя? «Осень, осень, в твой древний храм» – а куда же делся бог? Его храм – где? В середине – логический провал. Автор заканчивает действо с богом, играющим клубком(!), с немыми домами под дождём.. И даже без многоточия переходит к своей героине, к стихам и сказкам, к храму осени… Двойное олицетворение домов и Дома (сначала – «немые дома», в последней строфе – «в золоченый пустынный дом,
    И больной, и родной, и великий (?!)» не только нагромождение определений, но и абсолютно странный их выбор) создаёт сумятицу, которая усиливается дополнительным утяжеляющим определением «древний храм»… Тяжёлая аллегория, не всегда оправданная по смыслу. Скачущий ритм не добавляет очарования… В общем, перспективное по замыслу произведение, но несколько преждевременно представленное на конкурс.

    Итак, новый старт! Только 2 участника остаются на старте. 6 номеров – это уже интрига! В основной группе несколько вырвались вперёд «Напои меня» Людмилы Светловой и «Осень, осень, твой рыжий бог…» Чурмасовой Любови… Но всё же, далеко опережая соперников, заслуженно финиширует первым «Зимовье губы ШирильдЫ» Александра Мельника. Искренние поздравления!

    Состязания продолжаются! Что ждёт нас впереди – гребля или перетягивание каната, гимнастика или керлинг? Пусть будет интрига! А пока спасибо всем участникам, ибо само появление на конкурсе – это уже смелый шаг в сложный и увлекательный мир Поэзии.

    Удачи всем!
    С уважением,
    Дмитрий Родионов

  12. dmitriy_rodionov

    Уважаемый Даниил!

    За сравнение моего скромного произведения с поэзией М. Исаковского – НИЗКИЙ ВАМ ПОКЛОН! Если Вы считаете, что строчки стихирного автора-пародиста по поэтической глубине хоть на толику приблизились к строчкам, как Вы выразились, “простого классика”, а для Вашего неискушенного глаза и слуха просто сливаются в одну песню – лучшей похвалы Вы и сделать не могли!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.