Подставляя самого себя :)

В поисках отраженного света
(Размышления-зарисовки на заданную тему с элементами обзора)

Нет, как, все-таки, психологически выверена, несмотря на всю свою внешнюю примитивность, классическая формула гадания на картах. Что было? Что будет? И главное – ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ? В самом отчаявшемся, болезненно рефлексирующем человеке почти всегда, остается некая мера наивного упования на обретение гармонического равновесия, надежда на это неведомое, призрачное, но оттого еще более взыскуемое “Чем сердце успокоится”? На самом деле, у всякого человека в самом организме заложен потрясающий генетический страховой полис. В том числе, может быть, и потому, что там, глубоко в подсознательном, неизбывен этот “ген” упования, эта спасительная, но очень зыбкая парадигма приятия жизни во всей её обретенной красоте и гармонии. На мой взгляд, благодаря именно этому гену мы можем переживать самые, казалось бы, глубочайшие личные трагедии еще и как внутреннее очищение перед той неизвестностью, имя которой – “чем успокоится сердце”.
И если бы не это ожидание, то для очень многих жизнь, вполне возможно, потеряла бы свой сокровенный смысл. Не здесь ли секрет человеческой природы, секрет волшебной восполняемости elan vital (жизненной энергии человека). Да, мудры бестии в цветастых шелковых юбках, твердо знающие, что не иссякнет поток страждущих позолотить ручку за эфемерную и обманную позолоту своих несбыточных грез.
Почему я пустился в столь пространные рассуждения на столь общую тему? Да потому что, если в этих рассуждениях есть хоть крупица здравого смысла, а не одна сплошная лирика, то где, как не в поэтическом творчестве должны мы искать и находить многочисленные свидетельства реального существования этого предвосхищения воздуха, где как не там должны играть всеми цветами радуги преломленные и отраженные лучи искомого волшебного света? С этой навязчивой мыслью я и принялся за чтение произведений авторов разных сайтов, одни из которых представлены в списке конкурсантов, а другие и слыхом не слыхивали об этом конкурсе. Считайте, что это достаточно случайная лирическая подборка, извлеченная из очень давних моих архивов. Знали бы вы из каких давних. 🙂 Не мне, уже почти захлебнувшемуся в элегических мотивах, это говорить, но на самом деле, истосковался уже ваш покорный слуга по добротному, жизнеутверждающему, поэтическому слову. Пуще хлеба насущного захотелось ему пригубить из прозрачного источника Ипокрены. Да и молодость заодно вспомнить…
Те, кто найдет время для хотя бы беглого ознакомления с представленными образцами поэтических откровений, без труда могут догадаться, какое меня ожидало разочарование. Казалось бы, все есть в представленных стихах, на любой самый привередливый вкус и самую неизъяснимую читательскую прихоть. Есть очень разные, очень интересные, самобытные авторы.
Меня, например, необычайно восхитили поэтические композиции Риты Бальминой. Ее практически невозможно цитировать, вырывая отдельные строки из нерасторжимого целого. Но уж если нельзя цитировать, то обязательно надо сказать следующее. Мне давно не приходилась сталкиваться с такой необузданной стихией образов, с такой эмоциональной насыщенностью писаного слова, которая была бы так тождественна внутренне ощущаемой эмоциональности, которой чужды рамки каких-либо художественных условностей. Причем, литературная ценность написанного Ритой, с моей точки зрения, от этого только увеличивается. Поэтический мир Риты Бальминой – мир грубый, первобытный в своем существе и основе, мир управляемый инстинктами и, по сути, саморазрушительный. И в тоже время, это мир, цепляющийся до последнего за тонкую нить агонизирующего идеала, перманентно ностальгирующий по нему.
Проводя аналогии с архитектурой, можно было бы, пожалуй, назвать произведения Бальминой неким новым поэтическим ампиром. Здесь и метафорическая роскошь, и причудливость словесных конструкций, и насыщенность стихов деталями, но призванными явить не благополучие бытия, а, напротив, все несовершенство и убогость мироздания. Кроме того, завораживает, конечно, двунациональный колорит стихов, едва ощущаемый налет каббалистической мистики в соединении с жестким реализмом и многое другое, для описания чего потребовалось бы отдельное большое исследование.
Но не единой Ритой Бальминой, как говорится, живы. Повторюсь, что в представленных подборках есть поэтические блюда на всякого гурмана. Есть целая россыпь действительно пронзительных, интонационно ярких, мастеровитых стихотворений о самых разнообразных приключениях человеческой души. Но, несмотря на это, не можешь отделаться от острого ощущения того, что слушаешь одну и ту же нескончаемую симфоническую поэму, написанную в миноре. Да, состоящую из множества композиционно завершенных, ритмически и стилистических различающихся, инструментально непохожих частей, но пропитанную сквозной темой человеческой тщеты. Словно бесконечно слушаешь и слушаешь концерты prete rosso, рыжего священника Антонио Вивальди. Грустная ирония и черный юмор, щемящая тоска и умудренная печаль, скорбное размышление и трагический надрыв. Все оттенки, все тона и полутона темного, вплоть до неприличия модной темы некрофилии. Всё, кроме искомого света, искомого упования, пронзительного воплощения хотя бы мимолетной легкости существования.
То, что, все-таки, удалось обнаружить несчастному искателю в результате своих кропотливых поисков внушало скорее еще большее уныние, чем успокаивало сердце. Те редкие строки, которые были призваны, по авторскому разумению, пробуждать радость чувств, являли собой, скорее, убедительные примеры человеческого и творческого опустошения. Да простит меня Алла Антонова, если я попытаюсь обосновать предыдущее суждение на примере ее, может быть и нехарактерного для самого автора, произведения:
Вдыхаю запахи весны,
Питаю новые надежды.
Мои веселые одежды
Усталостью обожжены.
Не вспоминаю, сколько зим
Прошло в метелях и морозах.
Рябины куст на солнце розов
И под листвою невредим.
Ищу истоки наслажденья
И замечаю, не дыша –
Раскрылась почка, как душа
В минуту первого цветенья.

Все бы хорошо. Действительно, чего еще надо утомленному и сокрушенному сердцу? Знай себе, созерцай вместе с восторженным автором напоенный солнечным светом, обновляющийся мир, вдыхай запахи весны, “питай новые надежды”, ищи “истоки наслажденья”. Только, не знаю как вам, а мне отчего-то не верится в эту отполированную благостность сердца. Так и представляешь себе какую-нибудь пионерку, которая, запрокидывая голову после каждой строки, с ненатуральным, общественно-политическим пафосом декламирует стихи на клубной сцене перед ответственным слетом. Ну не верится мне в “обоженные усталостью (снаружи, изнутри?) веселые одежды (костюм циркового клоуна, что ли?)”.

Правды ради, должен сказать, что мне активно понравились многие другие строки Аллы, не относящиеся, к сожалению, к предмету моих поисков. Скажем изысканное по форме и выразительное по содержанию стихотворение про прячущий свои тайны лес.
И, опять же, справедливости для, замечу, что Алла Антонова отнюдь не исключение из правил. В поэтическом творчестве, по-моему, вообще исключительно мало по-настоящему сильных стихов, выражающих уже означенную нами радость сердца. Может быть потому, что подлинное произведение искусства – это всегда момент некоего внутреннего освобождения, отторжения от себя уже переполняющего и изнуряющего сердце чувства, того, что больше не хочешь, да и не в силах удерживать в себе, того что демонически пытает изнутри, повелевает и властвует над тобой. Другими словами, поэтический шедевр чаще рождается тогда, когда в человеке выкристаллизовывается некая, субстанция, подчиняющая себе все остальные эмоции и чувства, и от которой он должен всенепременно избавиться, и тем лучше, чем быстрее. Вот почему, на мой взгляд, сопрягающие с печалью строки почти всегда более глубоки, объемны и достоверны в поэзии. За некоторыми исключениями. И я очень рад, что такие исключения нашлись, все же, в представленной подборке. Упаси Господь, чтобы я кому-то навязывал свою точку зрения, но лично для меня таким исключением стали вдумчивые, негромкие, но удивительно достоверные строки mpt:

По сине-зеленым российским изгибам, извивам,
где сбитая речь по разбитым ухабам гуляет,
я вновь обрету… мне надежду… я буду счастливей,
как пыль над собой, имена на ходу поднимая.

И пусть свет в строфе не слепящий, не феерически буйствующий, а, напротив, несколько приглушенный, почти невзрачный, но это не мнимый, не иллюзорный, не искусственный свет, а свет доподлинный, теплый и согревающий. Наверное, посмеются надо мной ироничные “тертые калачи”, читающие эти строки, но, право же, иной раз достаточно внезапного, невольно возникающего, патриархального, не поддающегося осмыслению чувства родной земли для укрощения любой душевной смуты. Чувства близости, сопричастности, духовного единения с этим, впитанным с молоком матери, полуабсурдистским уютом, вырастающим из чавкающей под ногами грязи.
Тому же Антону Антонову, на наш неотесанный вкус, вполне удалось передать в одном из своих ранних стихотворений то самое ощущение света и гармонии, ожиданием которых живет человек:

Мне снятся белые орлы
И острова у небосвода,
Крик птиц, заря и непогода
Над високосным Новым годом…
Мне снятся белые орлы.

Мне снится юная земля,
Которой вечно нет покоя.
Не знаю, что со мной такое:
Мне снится небо – голубое,
И вечно юная земля

Мне снится светлый горизонт,
Недосягаемый вовеки.
Бегу и задыхаюсь в беге
Туда, где звезды на ночлеге
Ласкают светлый горизонт.

Стихотворение чрезвычайно колоритное, богатое по цветовой гамме, зримое. Будто смотришь красочный, клиповый видеоряд, вызывающий предрассветное, просветляющее настроение. Но при всей яркости красок этого стихотворного этюда, он не выглядят лубочным, излишне отлакированным; а оттого, что картинки помещены в ирреальное пространство сна, они парадоксальным образом приобретают дополнительную реалистичность.
И, все-таки, наиболее близким по духу стихотворением на заданную в поиске тему стало для меня вот это, из Риты Бальминой (привожу целиком и полностью):

Я когда-то упала с небес
В лоно матери, в руки седой акушерки,
В первозданно-недевственный лес
Новой жизни, где прежние мерки
Сразу стали тесны, и удар
Был о землю не болен – и дар
Принят был без большого спасибо.
Я когда-нибудь так же красиво
От удара о рыхлую почву,
Без раскаянья, грешно, порочно
Из унылого лона могилы
В мир надлунный и ангелокрылый
До истоков Конца и Начала
В небеса, из которых упала,
Унося пережитую грусть,
Вознесусь, вознесусь, вознесусь.

Прочитал я это и понял, вот где все расставлено по своим местам и названо своими именами:
земная жизнь – случайным даром,
суета и гармония – преходящим мгновением,
человек – транзитным пассажиром,
сублимированное ожидание – неизбежно наступающей неизвестностью бесконечности.
Тем и успокоилось мое сердце, словно выпив чудодейственного целебного эликсира, которым уже и не чаяло разжиться.
____________________

Вот так и высекла себя унтер-офицерская вдова. 🙂

0 Comments

  1. natalya_malinina_yaroslavskaya

    …да нет, не высекла, в эссе твоём больше Олегизма, чем элегизма, всё-таки.
    Олег, я открываю твою прозу:начала открывать на бумаге-с предисловий к Жене и Свете, и…втянулась в мониторную.

  2. oleg_gorshkov

    Наташ, дочитала хоть предисловия-то! 🙂
    У меня есть с десяток излюбленных рецензий на излюбленные же стихи.
    Но ежели покопаться по Стихире… 🙂
    Что-то выдохлась сегодня кляча…
    Еще сколько правовых документов пришлось готовить…

  3. Dront

    Да. Действительно хорошая “самоподстава”. И очень хорошая иллюстрация того, как за счет подмены понятий можно прийти к желательным для себя выводам.
    Ведь можно было бю еще поискать у Ахматовой и затем посокрушаться, например, над безысходностью “Реквиема” или общей минорностью “Четок”. Или отметить озлобленность Бродского в “Представлении” или “Стансах”.
    Уф. Забавная профанация.
    А что касаемо Бальминой, так это, к сожалению, обычная городская лирика, которая(по уровню) ничуть не превосходит городской лирики Бори Панкина, Димы Краснова, Насти Дорониной или Жени Райзер. А кое в чем ей явно уступает. Что, получен заказ на пиар Бальминой, или прорабатываете мотивацию? Уф….. скушно……

  4. nadejda_kogan

    Олежка, вообще-то такой свет я в основном у тебя нахожу:), нашел, что искать, загляни в собственные стихи!
    Ну, да все мы ищем в чужих строках что ближе нам самим, чего сами взыскуем… А о Жене Райзер достаточно Паша Самсонов поговорил:) И о Ларисе Грановской и об Ане Бессмертной. Ему тоже пиар заказали, уважаемый Dront?
    А еще есть критерий для определения качества стиха – вот эта, обычная городская лирика Риты Бальминой из памяти уже не уйдет, может быть сходу наизусть и не запомнится, но останется где-то в запасниках памяти на случай самой черной тоски. А стихи Жени Райзер, которым целое эссе было посвящено, ведь читала и восхищалась, но, ей-Богу, уже забыла – о чем?

  5. oleg_gorshkov

    Господин Dront. Я ведь, когда обмолвился о подставе самого себя,имел в виду только то, что сам, прежде всего, элегичен. Причем, в материале, который пытается намывать золотой песок жизнеутверждающей лирики. Мы можем призвать в подмогу еще несметное количество имен, но это лишь подтвердит одну простую мысль – доминантой в поэзии, составляющей, скажем так, золотой фонд мировой лирики является все же не “Песнь Песней”, а Книга Екклесиаста или Плач Иеримии. И в этом, право, нет ничего удивительного. Радость, ощущение упоения жизнью – они более самодостаточны, что ли, они не требует выхода в версфикацию, а просто пьются, как вино…
    Чаще, гораздо чаще, стихи возникают из некоторой потребности в терапии, из размышлений о извечном химерическом естестве гармонии, которую мы пытаемся ухватить за хвост всю жизнь…
    Или же мы еще просто не набрались мудрости, чтобы понять того же Екклесиаста, чтобы не довольствоваться теми суррогатами радостей, которые обретаются нами в суете…
    Вариаций, конечно, может быть много. Я хорошо знаю и Панкина, и Доронину, и Женю Райзер и Диму Краснова, который не раз гостил у меня в Ярославле.
    У них есть разные стихи. Но в глубине их творчества та же глубочайшая внутренняя ранимость, та же неустроенность, тот же неизбывный поиск химер. Жизнь все же не карнавал в Рио…
    Поймите, во всём, что я сказал нет никакой профанации, а есть проявление неких закономерностей бытия…
    Печаль, внутренний непокой, к слову, на мой взгляд создает некую особенную глубину всех проекций бытия в человеке, посыл к раздумью, к размышлению о себе…
    Поэзия очень чутко реагирует на такие вещи…
    Впрочем, искренне желаю Вам быть счастливым, беспечным и делиться своей радостью с другими людьми…

    ЗЫ

    А Бальмина поэт совершенно неповторимый. Как и те же Райзер или Панкин. Их и сравнивать-то в категориях “лучше” и “хуже”, по-моему, попросту неразумно…

    Такая вот скукота…

  6. oleg_gorshkov

    Надюш, у меня, в основном, поиск этого света. Это фатальная неразрешимость между природой человека, взыскующей гармонии, и невозможнсоти найти искомое. Да, Господи, Надюш, весь мой свет – это только преодоление – утрат, навсегда упущенных возможностей, глухоте и слепоте к тем малостям, которые могут хоть на миг давать иллюзию ощущения этой гармонии…

    Да ты посмотри, что тот же Dront пишет на конкурсе:

    Не забыть бы запомнить
    Тишину у реки,
    Мрак проветренных комнат,
    Сквозняки, сквозняки
    И усталую маму
    (вечно возле плиты),
    Ощущение драмы,
    пустоты, пустоты.
    И дорогу, дорогу,
    Что ведет под откос
    И запретного бога,
    И привычный донос,
    Нос с горбинкой и пенье
    Под картавое “р”,
    Что звучит продолженьем
    Гимна СССР.

    Несколько плакатные, особенно в коде стихотворения, строки, с резкими пространственными и интонационными смещениями, с рифмами, претендующими на образчики шаблонности, но тоже мне феерическое действо. 🙂

    И пройдись по общему списку конкурсантов…
    Ну, не мне тебе объяснять. 🙂

  7. imanuil_gleyzer

    Олег, по-моему, причислять приведённое в конце твоего эссе стихотворение Бальминой к городской лирике – неожиданный прокол у многрамотного и не небезталанного Дронта… Может, скорее, нечто личное…
    А уж про пиар тут говорить просто не слишком прилично…
    Альтернативные имена заслуживают уважения и внимания, но от масштабов дарования никуда не деться…

  8. oleg_gorshkov

    Имыч, согласен! Это же не возвращение в Яффо, которое я когда-то номинировал на Стихире. А эти строки, на мой взгляд, прекрасная иллюстрация того, о чем я писал – преходящести земной суеты, неизбывности наших упований на грядущую неизвестность… Глубокое философское обобщение темы претворения человека, поиска животворящего высокого начала, невозможного и, черт возьми, возможного гармонического чуда. Этакое нелегкое, заклинательное, но порожденное всем прахом земного бытия пророчество… Светлое, несмотря ни на что…
    Впрочем, настоящие стихи невозможно перессказать. Это чувствуешь или нет… Согласен?

  9. Dront

    Надежда, не надо рассказывать мне сказки. Имя Бальминой мне попадалось уже достаточно много раз за последнее время. Как здесь, так и на “рифме”. Как в связи с ее пресловутым лит.обединением, так и по отношению к текстам. На рифме я свое отношение к лексической манере определил четко и менять его не намерен. Даже в приведенном тексте “выпирают” два “лона”. Ну такие детские ошибки на совести автора, хотя, можео отнести это к присущей лексике, но эту лексику я не принимаю, поскольку мотивации подобного лисуют достаточно ограниченный психологический портрет.
    Что касаемо пиара, то давайте сравним время прибывания на “стихире” Жени Райзер и посчитаем сколько времени прошло с момента ее прихода до появленеия “интервью”. И кто знает никому не известную Бальмину, кроме жителей болота под названием “Рифма. ру”. Ведь именно популяризация никому не известного автора и называется пиаром. Или вы так же как Олег пытаетесь за счет подтасовки понятий прийти к желательным выводам?)))

    Олег, а может вам лучше заняться стихами а не эссеистикой. Стихи у вас получается очень хорошо, а эссеистика неважно.
    А что касаемо моего экспромтика, попавшего на конкурс в результате путанницы с кнопками – ну так ну его – за десять минут можно и не такое написать))))

    Многомудрый и талантливый Им … иди к черту,а?)))))

  10. oleg_gorshkov

    Ну, ежели б эссеистика получалась у меня так отвратительно, наверное, меня, не просили писать предисловия к своим книжкам довольно известные авторы. В том числе, эссе о своих книгах. Не сочтите за самопиар. 🙂
    Честно говоря, я так и не смог вникнуть в суть Ваших контраргументов и в мотивы обвинений меня в профанации и пиаре. Бальмина автор весьма и весьма раскрученный и без моих стареньких зарисовок на заданную тему. А тема эта, все-таки, характер взаимоотношений человека и поэзии. Не самая простая тема. Но я попытался поговорить о ней на материале трех авторов. Страшно жаль, что Вы не захотели вчитаться в эти зарисовки, а сразу принялись палить такими словами, как профанация и пиар, иронизировать по поводу моей забывчивости в отношении ахматовского “Реквиема” или Бродского…
    Давайте не будем заниматься тут ригоризмом и накалять обстановку.
    Это моя личная просьба к Вам.

  11. imanuil_gleyzer

    Гоша, чертыхаться бесполезно. В том, что Бальмина на порядок сильнее тебя как поэт, нет моей вины. Называть её “никому неизвестной” – расписываться в собственном невежестве. Набери в любом поисковике “Рита Бальмина” и просветись. Всё, что ты хочешь доказать, потрудись уложить в жанр эссе, обзора, рецензии, – уверен, что это будет интнресней любой ругачки под чужими опусами.

  12. andrey_boreev

    Да, Олег (извиняюсь за некоторую фамильярность в обращении), кто-то (не помню, кто) однажды сказал: “Лучшая песня – грустная песня”. Когда я это прочитал (услышал), я, по привычке собственного (да и вообще всякого) “рацио”, засомневался: да как это так “грустное” может (и почти – должно) быть “лучшим”? Как трагизм бытия может являться неким “акме” человеческой кльтуры? Как он, этот самый трагизм, может быть ориентиром развития сознания вообще?..
    Но мой личный опыт и опыт многих и многих, кто, вдохновляясь им, сумел запечатлеть его в художественных творениях, только подтверждал: “лучшая песня – грустная песня”. Где, в чем искать причину “гармонии дисгормоничного”? Свойство ли это нашего сознания или результат “неверного поворота” в одной из бифуркационных точек его эволюции? Я не знаю ответа. Если второе, то, по большому счету, у нас есть шанс на кардинальную смену полярностей в мироощущении. Если же первое, то… остается все тот же онтологический вздох: “лучшая песня – грустная песня”…

  13. mark_lutskiy_

    Олег, а может, все-таки не будем сбрасывать “Песнь песней” с парохода современности? Может, оставим в компании “Екклезиаста” (“Когелета”) и “Плача Иеремии”? А там, глядишь, и кого- нибудь еще подберем?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.