Кое-что с кухни жюри и аналитической группы

Уважаемое жюри конкурса, безусловно, не могло обойти в своих дискуссиях вниманием вопрос о критериях определения художественной ценности представленных на конкурс произведений. Наверное, у каждого есть собственная позиция в этом довольно смутном вопросе, где зыбкость величин, составляющих эстетическое восприятие любого, вступившего в общение с поэтическими материями человека, слишком очевидна и разнится невероятным образом.
Впрочем, сама дискуссия показалась мне небезынтересной, а потому возьму на себя смелость опубликовать некоторые выдержки из состоявшейся беседы.
Вдохновителем этого временами достаточно эмоционального разговора, как и полагается ей по статусу, выступила Координатор Конкурса Надежда Коган. Вот некоторые из её размышлений по затронутой теме.

Надежда Коган. О критериях.

Когда поэт выставляет свои стихи на конкурс, он понимает, что призовых мест не так уж много, хороших поэтов не так уж мало и вероятность, что его увенчают лаврами, не так уж велика. Зато он надеется, что его стихи прочитают те, кто пользуется уважением у пишущей публики, и дадут этих стихам ту или иную оценку. Вполне законная надежда. Но оценить литературное произведение, это вам не производительность станка определить. Поэзия – дело тонкое. А если настроение у читающего ваши стихи – не то? Романтик он сегодня, а у вас в стихах – ирония, вот и отложено стихотворение в сторону. А почему отложено, жюри объяснять не обязано. Оно вам с удовольствием расскажет, почему ему понравились выбранные лучшие – их меньше, и объяснять свои предпочтения легче, чем неуловимое «нет!»

Наш открытый конкурс «Поэзия», потому и открытый, что при нем существует группа аналитиков, людей с разносторонними вкусами, которые попытаются сделать анализ произведений, поступивших на конкурс, и объяснить, почему они бы не рекомендовали жюри тратить время то или иное стихотворение.

И поначалу давайте поговорим о критериях. Ниже я приведу два стихотворения, одно, на мой взгляд, великолепно, второе, хм… не очень… великолепно…

Прекрасное
Каролина Эдельштайн

Мягко лира трепещет в руках,
Издавая печальные звуки.
Тихо пишет перо на листах
Просто так – ни о чем, а от скуки.
Легких жестов движения полны,
Замирают они в нежной позе.
Звезды блещут под светом луны.
И любовь…не в стихах, и не в прозе.
Красотою наполненный миг
Вспоминаю, забыв о несчастье.
В нем есть все, то чего я достиг,
А потом потерял в одночасье…

На этом стихотворении можно вдохновенно потоптаться, проведя текстологический, синтаксический и какой-нибудь еще анализ. Можно в каждой фразе найти кучу нелепостей. А автор в ответ на это найдет похожие нелепости в стихах, которые вам нравятся, и скажет: «Ну и что?» Стихи настроение создают? Создают. Все понятно, о чем автор хотел рассказать? В принципе понятно. И поклонники у этого стихотворения найдутся, я вас уверяю, поскольку стихи пишутся по внелогичным канонам – о прекрасном.
И даже если я буду возмущаться: «Да как же так? Руки лирой заняты, как перо-то само по бумаге бегает? Как движения могут быть полны легких жестов, это ведь одно и то же?» Мне ответят: «Это же стихи! В них можно все!» И будут правы. Потому что в стихах и вправду можно все, кроме того, что в них нельзя. А вот почему нельзя именно так и именно здесь?
В качестве противоядия предложу стихотворение, построенное на очень похожей нелогичности: Автор: Тимур Колхов

Самолеты ( бросаю ослепленный окурок в урну )
Бросаю ослепленный окурок в урну,
Красная звезда гаснет во тьме
Или как вспыхнувший самолет.
За большим окном долгожданная ночь,
Все стало простым и понятным,
Помертвелыми губами невозможно улыбнуться,
Когда не помнишь, для чего родился,
Я спрашивал – не получил ответа,
Всем сказали, кроме меня,
Почему же, они как дети, закрывали уши,
А я слух вперял во тьму – не услышал голоса?!
Семь дней я ни с кем не разговаривал,
Ночью приходил к Ним напрасно,
Только когда никого не стало рядом,
Понял, что пропадаю ослепший в ночи,
Как красная звезда во тьме
Или как вспыхнувший самолет, чтобы не видеть.

О чем эти стихи? О жизни. И потоптаться на них тоже можно. При желании. Найти косноязычие и неуклюже построенные фразы. Возмутиться – какие же стихи без рифмы? Ах, верлибр? Так нечего его рядом с рифмованными стихами рассматривать!
А жизнь в этом стихотворении вылезает, выпирает новым, непонятным. И вопросы, которые автор задает себе, зацепляют живую ткань вашей души. Так как будем определяться с критериями?

По горячим следам этого замечательного материала Игорь Царев в самом начале проведения Конкурса задается вопросом об общем уровне произведений, представленных на тот момент участниками. Как мне представляется, в реплике Надежды содержится очень важная, хотя и не бесспорная, на мой взгляд, мысль. Приведу ее целиком. «Игорь, знаешь, уровень выше, чем я ожидала. И среди незнакомых авторов попадаются сильные, Виталий неплохо поработал, приглашая на конкурс людей со всех сайтов.
А насчет вкусовщины, сколько занималась в ЛИТО, никогда не было споров об очень хороших стихах и очень плохих. Все же есть какая-то внутренняя энергетика у настоящего стихотворения – ни с чем не спутаешь. А вот при отсутствии таковых – уже вкусовщина – одному одно серенькое нравится, другому – другое».

Ну, а самым многословным, и вместе с тем весьма сомневающимся в себе, участником команды Конкурса оказался Олег Горшков:

К вопросу о критериях.

Ох, и каверзная это тема – критерии оценки стихотворения. По сути ведь речь о неком чудесном механизме определения наличия гармонических веществ в том или ином образчике поэзии, их густоты и насыщенности. Мне, например, редко приходит в голову препарировать стихи при их восприятии на какие-либо компоненты, разработанные «наукой» стихосложения и выверять качество этих составляющих. И вот ведь какой парадокс – каждая из составляющих по отдельности может не вызывать ни малейших нареканий, а сами стихи не прозвучат. И, напротив, при формальной слабости компонентов, образующих поэтическую материю, вдруг такую импрессию в строчках почувствуешь, что начисто забываешь о пространстве и времени, в котором существуешь и бредишь уже одними этими строчками. Но разговор-то действительно важный, раз уж произведения, представленные на конкурс, так или иначе, но придется же расставлять по ранжиру.
На самом деле, есть превеликое множество формальных средств диагностики, позволяющих ставить диагноз стихотворным существам. Вам о них хорошо известно. Ежели отталкиваться от того, что поэзия – это, прежде всего, ритмически организованная речь, то качество именно ритмической организации языка стихов, наверное, и должно быть одним из, безусловно, необходимых критериев оценки. И соблюдение размера, как часть таковой ритмической организации. При этом я, конечно, сознаю, что ритмические неровности и полиразмерность вполне могут умышленно использоваться автором в качестве средства достижения особой художественной выразительности. И всё это действительно может быть сделано органично.
А какой из традиционных оценщиков наших драгоценных поэтических металлов не пробовал на зуб рифмы, если речь не идет о верлибрах и белых стихах? Ценность выразительной, не затертой рифмовки, извиняюсь за тавтологию, трудно переоценить. Но, опять же, разговор о заведомо понижающем уровень произведения присутствии незамысловатых, предсказуемых или, упаси боже, глагольных рифм, на мой взгляд, абсурден. Всё зависит от общей образной среды, уместности или даже необходимости использования такого рода рифм. Прошу обратить внимание, что я сейчас говорю очень схематично. Каждый кусочек этих неказистых ремарок, посвященных тому или иному критерию, можно развивать до объема диссертации из области просодии. Но вернемся к нашим баранам. Что там у нас еще в диагностическом чемоданчике?
Ах да, средства художественной выразительности, все эти изразцы, мозаичные стеклышки, бижутерия – всяческие паронимы, анафоры, рефрены и тому подобные блестящие штучки. Украшает, конечно, и считается признаком высочайшей техники, но и ослепить ведь могут до полной непроглядности чего-либо еще в стихотворении.
Следующее возможное мерило (тоже весьма условное и факультативное) для определения состоятельности стихов – это их образность, оперирование тропами – от набивших оскомину сравнений, метафор, аллегорий, до антономасий (есть, есть такой вид метонимии). Отнесем уж сюда и аллюзии вкупе с реминисценциями. Вот без этого добра, по-моему, очень сложно обойтись в стихосложении. В подавляющем большинстве случаев именно образность и делает стихотворение стихотворением. Но и в данном случае никак не обойтись без контрапункта и весьма красноречивого. Незабвенная Анна Андреевна, если внимательно ее почитать, во многих и многих своих вещах была, если говорить об образах, настоящим скупым рыцарем. И это заставляет задуматься, правда?
Теперь на очереди звукопись. Коли уж мы говорим о стихах, то они по идее должны звучать. И дело даже не в наличии аллитераций и фонем, как таковых, но, обращаясь к прочтению стихов, мы уж никак не рассчитываем поперхнуться или задохнуться звуком. Пишу это и вспоминаю, вспоминаю строчки, где прекрасные авторы намеренно утяжеляют звук, чтобы добиться большей выпуклости сути. И вновь понимаю, как условен и этот критерий, насколько всё зависит от общей художественной среды самого стихотворения.
О чем я еще не упомянул? Ах да, а само-то содержание, сама суть смыслов, чувств, переживаний и неких угадываемых в строках темнот души. А чистота просодии, сиречь отсутствие пустот или присутствие плеоназмов, синтаксическая и стилистическая неряшливость, стилистическая и смысловая эклектика – да мало ли тараканов можно заметить или не заметить в поданном к употреблению эстетическом блюде? А пресловутая индивидуальность, самобытность, ощущение неповторимости голоса?

И потом, все ведь мои ремарки, касающиеся неоднозначности восприятия по поводу рифм, средств художественной выразительности, образности, звукописи и прочего, не относится ли это к еще одному критерию, о котором говорил Виталий – соответствию формы и содержания, к тому гармоническому целому, которое и составляет существо поэзии, как искусства?

И еще один, на мой взгляд, важный момент. Я перечислил тут, кажется, около десятка критериев. Но вот ведь какая штука. При всем своем техническом и содержательном совершенстве строчки, записанные в столбик и рифму, вовсе не станут поэзией, если в них нет какой-то необъяснимой магии воздействия, некой непостижимой тайны. И вот здесь мы уже бессильны, даже вооружившись целыми обозами формальных критериев. Не об это ли имела в виду Надя, когда сказала о внутренней энергетике стихов. А Надя волшебница, она знает, о чем говорит.

И всё же, вопрос судейства стоит на повестке дня и какой-то практический итог сказанному я подвести обязан. Мое предложение заключается в следующем. Оценивать произведения, как и предложил Миша, по десятибалльной шкале. Но как в фигурном катании. Одна оценка, обозначим ее формально оценкой за технику, которая учитывала бы и ритмическую организацию стихотворения, и выразительность рифм, и звукопись, и образность, и средства художественной выразительности и, наконец, чистоту просодии. Вторая оценка, условно говоря, за содержательность поэзии, которая была бы ориентирована, как на, собственно, содержание стихов, так и на некую самобытность, интонационную неповторимость, индивидуальность. В общем, на то, что принято называть обладанием собственного поэтического голоса. А с последним во многом связано и то эфемерное летучее вещество, которое Надя назвала внутренней энергетикой стихов. А я бы добавил – их магией.

Впрочем, при таком уровне команды, я и не рассчитывал на абсолютное единодушие. И возражения не заставили себя ждать. Вот какой замечательный монолог последовал в упрек мне, неразумному, от Михаила Гофайзена:

Олег, а ты не думаешь, что мы увязнем? Тем более что две оценки, так или иначе, будут суммироваться, превращаясь в одну… А увязнем мы в размышлениях о том, что важнее – форма или всё остальное. Мне представляется, что стих – это единство в двух лицах. Всякое расчленение его есть способ убийства. Критерий может быть только один. Эстетическая функция. Т.е. то, в нашем случае, что потрясло. Хотя бы в какой-то мере. Смотреть при этом, как автор добился результата, конечно, и можно, и должно. Чтобы объяснить характер своего выбора. Чтобы понять – как это произошло. Или…почему не произошло, чтобы поспорить с коллегами. Т.е. я предлагаю положиться на вкус и
чувство меры каждого из нас, потому что в конечном виде все иные способы оценки –
от лукавого.
К слову сказать, это следует, Олег, из общего смысла и твоих рассуждений. Из такого подхода должны вытекать и адекватность выразительных средств, и оригинальность
поэтического мышления, и оценка явления в целом – относится ли оно к фактам литературы. Никому, насколько я представляю себе собравшуюся
публику, не может понравиться текст откровенно слабый, недостаточно поэтичный или вторичный. Предлагаю всё же доверять вкусам каждого из нас, а окончательную судьбу произведений решать путём голосования. Истина в искусстве, разумеется, не устанавливается большинством голосов, но ничего лучшего мы сегодня не придумаем,
т.к. членов жюри – несколько.
Самая большая несправедливость для того или иного текста может быть только одна – остаться не понятым членами жюри, будучи гениальным:))
Однако… даже, если один из нас сей опус поймёт, он может подискутировать
с остальными, отстаивая свою точку зрения. Это же касается и текстов, которые всем покажутся сильными, а одному – недостойными общего выбора.
Можно даже ввести право вето, если хотя бы один участник нашей компании будет решительно против текста, избранного большинством.

Далее же диалог развивался в основном между Надеждой и Михаилом. Потрясающий диалог. Поэтому, приведу его без каких-либо комментариев:

Надежда Коган

Прочитав выступление Олега и возражения Миши Гофайзена и общую полемику, я все же склоняюсь к тому, что Олег прав – нужны две оценки, за технику и Поэзию. И за Поэзию выставлять первой, а потом уже оценивать технику.
Помните “Хромую судьбу”? Помните машину, оценивающую писательский дар? А почему бы и нам с вами не попробовать вот так, количественно оценить стихи, которые подаются к нам на конкурс? По ориентировочному будущему количеству читателей? Ну, не знаю, как это выразить количественно, может быть, экспоненциально, по степени с десятичным основанием. Скажем, балл 6 будет обозначать возможный будущий миллион читателей. А балл 7 – уже 10 миллионов. А 1 – 2 – от 10 до ста. Вот такое у меня сумасшедшее предложение. Может быть, оно достаточно безумно, что быть принятым к рассмотрению?

Михаил Гофайзен

И вопрос. Вы серьёзно полагаете, что мерилом достоинств может служить
предполагаемая мера будущей популярности текста?.. Самое популярное –
это “попса”. А что с хлебниковыми будем делать?..

О технике и поэзии… Вот один из моих любимых
стихов Мандельштама:

Я не слыхал рассказов Оссиана,
Не пробовал старинного вина;
Зачем же мне мерещится поляна,
Шотландии кровавая луна?

И перекличка ворона и арфы
Мне чудится в зловещей тишине;
И ветром развеваемые шарфы
Дружинников мелькают при луне!

Я получил блаженное наследство –
Чужих певцов блуждающие сны;
Свое родство и скучное соседство
Мы презирать заведомо вольны.

И не одно сокровище, быть может,
Минуя внуков, к правнукам уйдет,
И снова скальд чужую песню сложит
И как свою ее произнесет.

При наличии двух оценок этот стих неизбежно проиграет.
Нет?

Надежда Коган

Миша, не УСЛЫШАННЫХ, а прочитанных. Вспомни, как это у Булгакова: сколько читателей у пушкинского “Под голубыми небесами”? Поэтому я и предлагаю экспоненту. Тысяча, десять тысяч – это не количество. А хорошие стихи имеют тенденцию подниматься из глубины десятилетий и веков. Поэтому я предлагаю членам жюри включить свое внутреннее чувство и представить себе – на сколько хватит вот в этом рассматриваемом опусе энергии для человеческой заинтересованности, живой и не академической?
Кстати, а почему ты думаешь, что эти стихи проиграют? Возьми стихи любого пролеткультовца той эпохи – кто их читает и будет читать? А магия Мандельштама жива и будет жить. И у нее впереди не один миллион читателей.

Михаил Гофайзен

Надюша, это очевидно. Обычный привычный ямб. Фонетически построен
весьма скромно, без претензий – ни внутренних рифм, ни аллитераций,
ни… Две пары глагольных рифм да и остальные –
не блеск. Четыре буквы “и” в начале строк. Не имеет сюжета. Образная система достаточно аскетична. Думаю, можно не продолжать…
Что же произойдёт? Если две оценки… стих наберёт, максимум, 16-17 баллов даже у меня, коль скоро, конечно, придерживаться предложенных
правил игры и быть честным. 10 + 7(за технику). Его могут сходу обойти,
пусть менее достойные, но технически изощрённые тексты, получившие,
скажем, 8+10.

И ещё, Надюша. Профессор Руднев утверждал (да и не он один), что стихи
читать необходимо только вслух… Так что именно услышанных, а не прочитанных. Если же по сути, то принцип популярности, мне представляется порочным. Асадов, например, окажется впереди Хлебникова. Такое положение вещей противно моему вкусу.

Надежда Коган

Миш, я же говорю не о реальной популярности!!!! А об экстраполируемой тобой где-то лет на триста вперед. А ты опять путаешь времена. Хлебников останется еще на пару столетий, заряда его таланта на это хватит, если не больше. И литераторы из него будут черпать, и философы, и логики, а вот плоское морализаторство Асадова уйдет вместе с приметами века и с его поколением.

Михаил Гофайзен

Надюша, и опять мы промахнёмся. Возьмём, к примеру, уникальный
в техническом плане сонет Ходасевича “Похороны”, написанный в
конце 20-х годов прошлого века:

Лоб –
Мел.
Бел
Гроб.

Спел
Поп.
Сноп
Стрел –

День
Свят!
Склеп
Слеп.

Тень –
В ад!

На мой вкус, за поэтичность он больше 2-3 баллов не заслуживает. А вот
оригинальность формы и техника – максимум. В сумме, таким образом,
получим, в лучшем случае, 6(3 на 2) + 10= 16
И о прогнозах. Я бы всё же не стал усложнять оценивание, выдавая
“ордынский ярлык ” на бессмертие. Разве что – метафорически:)

Татьяна Тайганова

Олегу Горшкову

Я на другом форуме попыталась только что припомнить про Это Самое:) Про формальные приемы.

Не, увязнем с критераильной системой, ребята. Времени мало.

А отношение Нади очень импонирует. Про тысячные не поняла, но магия либо есть, либо нет. Это моей душе очень родственно. Только в каких вот децибеллах ее изменять?

И если измерять именно в децибеллах, то тогда наиболее резонно предложение Андрея Широглаза – начхать на номинациии и идти за магией. Так нам всем легче будет, факт – с этим согласна.

А доказывать… отстаивать рецензиями? На форуме? Так выходит?

А эти дискуссии авторы-то вообще увидят? Надо бы. Школа слова, между прочим. Самая, быть может, значимая составляющая конкурса.

Имануил Глейзер

Нет, ребята, всё не так,
Всё не так, ребята…

…подсказывает Володя Высоцкий… Не буду я ломать себя и оценивать по критериям, подглядывая в шпаргалку… Вполне достаточно:
слабые стихи, средние, хорошие, отличные, блестящие.
Давайте ориентироваться на стандарты мэйнстрима.
Сколько поэтов получили премию ” Триумф”? Госпремию? Премию А.Белого? Пушкинскую премию? Их что по рифмам отбирали или по архитектонике? А национальную премию “Поэт” кто получил? Александр Кушнер. За что? За поэзию! Мне ничего не стоит назвать 15-20 авторов – лауреатов этого конкурса. И попробуйте мне доказать, что кто-то из них
не достоин этого звания? Что его стихи украсят не то что запланированный альманах, но и Арион, Знамя, Новый мир, Октябрь….!
Зачем ломать комедь, когда мы все знаем их, лучших?!
Я бы считал куда более важной задачей конкурса развенчание дутых авторитетов, серьёзный разговор с графоманской братией, переоценку ценностей в так называемой сетературе… А то, что Андрей Широглазов или Игорь Царёв, Олег Горшков или Рита Бальмина – сильные настоящие поэты для жюри и так ясно. Понимаю – азарт, суспенция, интрига… Но все эти заманчивые вещи – фейерверк… А поэт сказал:

Догорит и погаснет ракета,
Потускнеют огней вороха.
Вечно светит лишь сердце поэта
В целомудренной бездне стиха.

Так что важнее: в очередной раз повесить медаль на грудь известного сильного поэта или хоть что-то прояснить всем тем или хотя бы части тех,
кто не задумываясь участвует во всех конкурсах, не ведая толком, чтО творит?
Особенно обидно тем, кого избаловали по месту жительства и кто вдруг обнаруживает под своим стишком разгромную рецку, под тем самым стишком, которому долго и взахлёб аплодировали на ПМЖ наши сердобольные любители волшебства и бессмертной любви….
Есть о чём подумать?

И, наконец, заключительный аккорд этой дискуссии.

Имануил Глейзер

ТАНЕ ТАЙГАНОВОЙ

Мне всё в тебе нравится – до истинного восторга! Перед твоей порядочностью, трудолюбием, щепетильностью просто нельзя не преклоняться! Кроме шуток!
Только одно меня в тебе никак не устраивает: страх перед возмущениями отвергнутых, подотчетность поголовно всем… Вспомни, как прошли выборы короля поэтов в Политехническом, когда ни ВВМ, ни МИЦ не повлияли на решение отдать корону – ИС. Бью себя в грудь кулаком и скандирую: ЭТО НЕ ДОЛЖНО ПОВТОРИТЬСЯ!!!
Предложенные тобой критерии – верны и полезны, но они как бы существуют в любом судье с поправкой на его индивидуальность.
Не стоит только увлекаться обобщениями насчёт энергетики, архитектоники, оригинальности… Ну сколько энергетики в “Левом марше” Маяковского?! А мне он никогда не был в кайф… Для меня образчик гениальности может выглядеть и вот так:
Не пылит дорога.
Не дрожат кусты.
Подожди немного ,
Отдохнёшь и ты.

Миша Гофайзен привёл уже блестящие доказательства НЕуниверсальности критериев.
Учтём ещё и то, что по мере отсева, по мере сужения круга претендентов, эти критерии могут стать инструментами сведения личных счётов, потому как я уверен, что в шортлист вряд ли проникнет совсем незнакомый жюри автор.
Танечка! Я с тобой не спорю. Я хочу обратить твоё внимание на проблемы, которые мне кажутся более важными, даже если они и не сиюминутно разрешимы. Так вот, Таня, всё зависит от целей, задач и полномочий этого проекта. Будь они неограниченными, будь ты или Олег, или Виталий золотой рыбкой, Волшебной палочкой, а я Щукой, то состоялось бы вот что: ЛАУРЕАТОМ был бы провозглашён СЕМЁН ОСТРОВСКИЙ, а результатом его победы стала бы прекрасно иллюстриророванная книга детских стихов, изданная лучшим российским издательством для детей тиражом не менее 500000 экземпляров. Танюша, у тебя есть возражения? :)))
А у кого они есть? Проголосуем?

Очень хочется верить, что кто-либо, может быть, почерпнул для себя нечто полезное и интересное из этого материала. Ввиду его большого объема какие-либо дополнительные комментарии показались мне нецелесообразными.

0 Comments

  1. anna_lindberg

    однако же, каков Гофайзен…
    “какая глыба, какой матёрый человечище” (с)

    вот и свершилось напророченное мной давеча столкновение критериальной базы с чувством прекрасного %)

  2. Neber

    перефразируя классика: все хорошие стихи несчастливы по-своему, все плохие – одинаково счастливы.

    А о “критериях” я бы не рассуждал вообще. Ведь Вам, Олег, они не нужны, если текст Вам нравится.(?) Критерии нужны только чтобы убеждать дураков

  3. vitaliy_gaydachuk

    Олег, я рад, что ты оформил часть этих материалов в отдельную статью! Поучительно для умного, а дураку и доказывать ничего не нужно..по определению..Касательно высказываний Н.Ребера (да и других тоже), что критерии не нужны могу заметить одно. Вам не нужны. Не спорю. И Олегу Горшкову и М.Гофайзену не нужны …вне этого конкурса. Но в Положении формально должны быть оговорены рабочие критерии оценок(как основа ) и обнародованы для соблюдение условия прозрачности в судействе и работы всей команды.
    Очевидно, что бездарный стиш и оценивать не нужно. Вполне вероятно, что часть авторов прошедших отбор на первом этапе тоже не будут оценены по вехней шкале прейскуранта..но финалисты должны быть готовы к строгим оценка Жюри.

    С уважением

    в.

  4. oleg_gorshkov

    Коля – это во мне неистребимый юридический вирус сидит. 🙂 Пусть формально, пусть признавая автономию работы с текстами каждого из членов жюри, но предусмотреть какую-то нормативную организацию и в этом вопросе. Хотя бы в Положении о Конкурсе. Любой процесс ведь упорядочивается изнутри и снаружи. Пусть подсознательно, но некие критерии как-то определяют наше восприятие стихов, потому как шлюзы к тексту открываются или не открываются. И постфактум можно подробно объяснить, почему это происходит…

  5. oleg_gorshkov

    Коля – это во мне неистребимый юридический вирус сидит. 🙂 Пусть формально, пусть признавая автономию работы с текстами каждого из членов жюри, но предусмотреть какую-то нормативную организацию и в этом вопросе. Хотя бы в Положении о Конкурсе. Любой процесс ведь упорядочивается изнутри и снаружи. Пусть подсознательно, но некие критерии как-то определяют наше восприятие стихов, потому как шлюзы к тексту открываются или не открываются. И постфактум можно подробно объяснить, почему это происходит…

  6. natalya_malinina_yaroslavskaya

    Д а-а-а-а

    Умом стихи вам не понять
    аршином общим – не измерить
    зачем же их вообще писать?…
    прочла и расхотелось верить
    в успех на конкурсе крутом.
    Отшельником, анахоретом
    уйду от вас, своим пером
    качая гордо …над беретом.

    Напугали, разочаровали, убедили сначала, потом разубедили, потом растеряли.

    растерянная
    Я

    А не завидую я ЖЮРИКАМ, ой не завидую.

  7. anna_lindberg

    да ничего тут интересного %)
    там, где нет жёсткой критериальной базы, победитель всегда будет определяться на основании совокупности мнений жюри. это не стометровка кролем, где кто первый пригрёб, тот и победитель.

    а что такое совокупность мнений жюри, если, например, А скажет “да”, а Б скажет “нет”, и при этом А и Б в литературном мире примерно равновеликие по авторитету личности?

  8. olga_sotnikova

    Особая просьба, если не поэтессы, то ценителя поэзии: развенчание дутых авторитетов. Есть здесь некие силы, которые выжили с портала множество молодежи, талантливой и сильной в творческом потенциале, но очень ранимой. Если даже не очень стараться искать виртуальную могилу поэта, т.е. того, кто вывешивал свои прекрасные стихи еще в 2003, 2004, 2005 г.г., а сейчас сюда просто даже не заходит, то обязательно найдешь этих могил множество. Их, поэтов, просто загрызли те, кто имеет наглое хайло, при полном отсутствии такта, совести, вкуса и поэтического дара. И вообще какого-либо дара, кроме дара склочников. Очень прошу помочь снизить уровень страха, царящий на портале. Ведь, если кто-нибудь попытается защитить свои честь и достоинство, то ему, нормальные люди, не склочники, уже говорят, что восхищаются его мужеством! Это же нонсенс! Влиятельные графоманы совсем распоясались.
    Поэтому важно, по моему мнению, мнению читатель, потребителя поэзии, не столько определить самого лучшего, сколько дать дышать этим самым лучшим не только на конкурсах, но и в повседневной жизни портала. Но вот дутые авторитеты именно этого им и не дают. Помогите, пожалуйста, это в ваших силах, послужить поэзии пусть и не совсем приятным образом: скандал всегда отвратителен. Но вот графомана это не останавливает, он пользуется тем, что поэту негоже скандалить, а защитить его, поэта, некому. Поэтому обиженная, оскорбленная молодежь уходит в подполье, превращается в «неуловимых» клонов и едко жалит своих обидчиков.

  9. evgeniy_konovalov

    Пожалуйста, адреса, фамилии, явки, Ольга! 🙂
    Мы сами-то не местные…:)

    Если серьезно, то не всё ли вам равно мнение каких-то, как вы выражаетесь, “влиятельных графоманов”? При том, что “дутые авторитеты” есть везде – это нормально. И каждый из нас, чем воевать с ветряными мельницами, просто будет читать тех, кто ему близок, are you think so?

    C уважением.

  10. bogdanova_tv

    Здравствуйте, уважаемый Олег!
    Ваша статья весьма любопытна. За исключением одного “но”.
    Данный конкурс слишком сильно ограничивает размеры представленных произведений.
    Вспомните соревнование между Пушкиным и Жуковским. Поэма “Руслан и Людмила” не вписалась бы в формат Открытого конкурса, следовательно, Пушкин не смог бы победить на этом конкурсе.
    Значит, прежде всего, надо было снять ограничения на размеры произведений. Иначе нельзя представить венок сонетов или другую поэму, в которой действительно можно показать свое мастерство.
    Конечно, Вы можете возразить, что Пушкин мог тогда написать и небольшое стихотворение. Но еще неизвестно, победил ли бы он тогда Жуковского, признанного мастера малой формы.

    Вообще конкурсы имеют смысл тогда, когда тематика произведений определена заранее. Как можно сравнивать детские, шуточные, гражданские, трагические стихи и любовную лирику?

    С уважением,
    Татьяна

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.