Страна Идиллия (незлобная сатира)

Страна ИДИЛЛИЯ (незлобная сатира)

«Им бы этот плод – взять, да и сблевать.
Только уже всосался в кровь, наверное, клетчатка жеваная!».

Никодим У.

Действующие лица:

Адам – мужчина, первый человек

Ева – женщина, его жена

Змий – мерзкое пресмыкающееся, на самом деле являющееся демоном

Два существа в плащах и очках – уполномоченные ангелы Всевышнего

Вислоухий енот – служащий при кухне

Вострозоркий енот – служащий финансового департамента

Другие еноты, бобры, хорьки, скунсы, обезьяны и мангуст – население

Идиллии.

Расположение всех этих персонажей на сцене в процессе повествования доверяю Вашей фантазии.

1.
Великий микс сценариев (пролог).

Всем известно, как свидетельствует библейская доктрина, что после грехопадения Адам с Евой были с позором изгнаны из Эдема и водворены на задворки Земли, чтобы познать страдания и лишения. И демократию.

А их потомкам, то есть нам, предлагается небогатый выбор – расхлебывать кухонным половником компот событий! Придумали тоже, плод какой-то, великий голод непознанного! Видать, жили при коммунизме, то быш, при пустых полках.

Есть такое мнение, что где-то во вселенной продолжают писаться и реализовываться сценарии человеческих судеб, в виде карты бесконечного числа конечных человеческих возможностей и принятых решений, помимо двух бестселлеров – сценариев съедания и несъедания клетчатки, то есть плода, конечно.

Так вот, мы обратимся к одному из тех продолжающихся сценариев, к отрезку времени предвосхищающему грехопадение, но неминуемо к нему ведущему.

По стечению загадочных обстоятельств, варианты событий из одних сценариев с недавнего времени стали подмешиваться к другим, меняя начала, середины, сплетая концовки и, иногда, даже целые тела.

Строки из одних сценариев стали заменять (ctrl C – ctrl V) логичные строки в других.

Стоп, я так долго писал это абзац, что события, о которых я узнал в другом сценарии, вот-вот должны произойти в настоящем.

Быстрее!

Присмотримся же к беспрецедентной трагедии минувших тысячелетий!

Смотрите: сквозь рассеивающийся смог времен, уже, кажется, можно различить персонажей – ибо в разрезе лет мы все есть не более, чем персонажи – и их действия. Так вот, брат Игумен.

Да, да! Каждый поступок вызывает череду событий, также как и череда событий
вынуждает совершать поступки.

Смотрите, вон он, первый и единственный мужчина страны Идиллии!

2.
Порядки.

Адам играет на дудочке призыв на обеденный перерыв. Обеденный перерыв для себя, конечно. В смысле сигнал к тому, чтобы ему принесли еды. Из-за смоковницы появляется енот в переднике с подносом в лапах, делает книксен и подает закуски, супы, горячее.
Первый человек хищно облизывается, вдыхая аромат изысканных яств, тянется к еде, вдруг делает огорченное выражение лица и возмущенно восклицает:

– Сделайте одолжение, скажите-таки мене, гражданин енот, где же Вы оставили ежевичный компот?

– Так ягоды еще не поспели, вашество. Ягоды спеют обычно к вечеру, потому вечером компот и подаем-с.

– Ай-яй-яй! Бездельники! Ах эти обманщики! Я же Вам все подробно рассказал, как ускорить рост ягод, чтобы непременно успевать подавать компот мне к обеду. Ну, что за еноты такие бестолковые! Все же доходчиво выцарапал на коре Дерева знаний, причем подробно: нужно взять одну меру воды, две меры коровьего помета и меру ослиной мочи. Все это нужно замесить лапами в деревянной ступе и с периодичностью полведра/час выливать на грядки и под корни. Неужели это так трудно! И не смейте валяться потом в этом во всем, я вашего брата енота знаю, вас на эту дрянь, как мух на мед тянет. Небось, и вчера все как нужно сделали, да извалялись так, что почти все в шкуры и впиталось, а?

Енот краснеет и виновато отводит глаза.

– Ситуацию с питанием необходимо исправить, экое безобразие завели! Человеку полагается полноценно питаться, однозначно вкусно питаться, у меня организм так устроен, ничего не поделать. И потом, войдите в мое положение, мне же думать надо много, а хорошую мысль на голодный мозг не приманишь. Да, что я тебе все это говорю! Ты – енот, тебе не понять.

– Да, повелитель, завтра все будет исправлено! – отчеканил енот, отдавая честь.

– Вы меня-таки каждый день кормите завтраками – промямлил Адам, потрясая пальцем в воздухе, но вспомнив, что завтраками его действительно исправно и обильно кормят, причем в прямом смысле эти самые еноты – вместо Евы, которая давно уже ничего не готовила сама и затеяла картинную галерею из своих автопортретов – уже более смягченно добавил. – тебя как звать, мохнат мохнатыч?

– Вислоухий моя фамилия, господин человек.

– Ну, ладно, хорошо, хорошо. Вислоухий, будем считать, что с обедом вы с поварами справились, но таки запомни: за отсутствие компота завтра спрашивать буду с тебя. Поварами хомяки опять, нечто трудятся? О, эти больше продуктов себе во время готовки в щеки набьют, чем приготовят. Видно же, выход шашлыка меньше, чем заявлено, они думают я не вижу! Теперь поди, поди отседова и науськай там всех, чтобы работали. А мене позови того мохнача из финансвого департамента, как же его … Вострозоркого, во!

– Слушаюсь, сеньор.

– Да и еще … что у Вас ко мне сегодня на десерт?

Енот поспешно вынул из кармашка передника небольшой блокнотик, стал листать странички.

– Понедельник … понедельник … а, вот … Чудо-фрукт!

– Что-что, я стал плохо слышать, повтори мне еще раз, но теперь громче.

– Чудо-фрукт какой-то… Господин человек, я вообще здесь новенький, меня это, из чистильщиков второго дня перевели – виновато промямлило животное.

– Чудо? Что, что? Скажи-таки мне, как честный енот богоподобному человеку, разве я когда-нибудь вносил что-либо подобное в меню?

– Не велите пороть отец-батюшка – законючил енот. – ведь тут Вашей рукой по блокнотному листу написано: обязательно подать мне в понедельник на десерт чудо-фрукт. За ослушание – произвести экзекуцию объемом в десять ударов линейкой по лапам и минуту исправительных вдыханий зловоний в скунс-камере!

– Да? Интересно-интересно, это когда же это я придумал такое. Креатив, однако! Ну что ж, не отменять же чудо! Приятно осознавать, что ты способен делать самому себе сюрпризы. Проверь только, не кашерный ли он, а то, може, я и не доглядел чего, вечно напишут меню восьмым шрифтом, особенно цену, а потом – плати! В нашем мире никому нельзя верить, все нужно проверять самому. Ой, опять падучая напала! Надо прилечь.

Адам показушно кряхтит и ложится в тени Дерева Знаний.

– Ну, все поди, поди от меня, бестолковый енот. Как же вам, таки, повезло, что я у вас есть. Светоч в темноте енотовой неграмотности.

Зевает и потягивается.

– Ну что Вы стоите, что Вы стоите, иди же занимайся не медля, смерд! Хотя, пожалуй, ты не смерд, компанию смердов ты бы познал в скунс-камере, в секторе утилизации отходов. Слава богу ты не из них! Не гоже скунсам служить при кухне, я брезгливый!

– Слушаюсь.

Енот исчезает за смоковницей. Адам зачерпывает рукой горсть деликатесов, смачно и аппетитно уплетает яство. Забывшись, громко чавкает и облизывает масло с пальцев.
Из кустов появляется другой енот в пенсне с толстой книжкой в руках.

– Вы посмотрите, вы посмотрите, это хто ж к нам таки пришел! – закудахтал Адам, утирая с седого уса остатки черной икры. – Садись, мой хороший, садись же рядом. Угощайся.

Адам пододвигает к еноту отломанную мацу, заслоняя спиной изобилие деликатесов.

– Здравствуйте. Спасибо, я не голоден. Господин…

– Стой, стой, стой. Я знаю, что ты мне сейчас скажешь. Я знаю. Дай мне насладиться музыкой твоих слов. Я так люблю, когда мне говорят то, что я хочу услышать. Ну, ладно, хватит тянуть, говори уже. Вернее, повторяй за мной по началу, а далее продолжай сам! Готов? Поехали! Продажи …

– Продажи…

– Продажи сегодня …

– Продажи сегодня …

– Продажи мороженого обезьянам сегодня …

– Продажи мороженого обезьянам сегодня …

– Продажи мороженого обезьянам сегодня поднялись необычайно высоко и я заработал …

– Продажи мороженого обезьянам сегодня остались неизменными, то есть равными нулю, и вы не заработали …

– И я заработал …

– И Вы не заработали …

– Ах, ты упрямый енот, за что я тебе только плачу жалование, негодный мохнач! Почему продажи остаются неизменными уже который год подряд? Вы, лентяи, неправильно делаете мороженое, что ли? Где же скажите мне, ученый енот, показатели, где, спрашиваю я вас? Где растущий средний чек, где ускоренные темпы продаж, где прибыль? Здесь же оффшор, никаких налогов государству!

– Мороженое делаем, как вы велели, но только обезьяны не хотят покупать мороженое.

– Как же так, оно же вкусное, на артезианской воде …

– Они говорят, что им не понимают смысл слова «покупать», ведь здесь все общее и все могут пользовать достижения других, если нужно. Без денег. Еноты дают мороженое обезьянам бесплатно.

– Бесплатно? О Яхве, пошли мне перхоть на мои седины, но только скажи, сколько я должен еще терпеть здесь общество этих идиотов? Дурацкие еноты не понимают зачем нужны деньги … Ох, ведать, не зря я рожден человеком, кто-то же должен это понимать!
Они не понимают зачем нужны деньги, вы только подумайте! Ететь Вас наискосок через левую пятку! Глупцы!

– Еноты делают все, как вы приказываете, потому как вы человек – венец природы, и ваша воля совпадает с волей Господа. Они одного не понимают – пользы денег. Здесь все общее и всего в достатке. Здесь изобилие всяческого продукта, причем в таком количестве, что хватит всегда и каждому.

– Каждому? Это что же получается, что я здесь есть как каждый? И мерзкие еноты кормят здесь бесплатно всякую обезьяну без моего ведома? Так, вот что я тебе скажу: уволь немедля всех енотов ответственных за гуманитарную помощь обезьянам, сформируй отдел маркетинга и заставь чертовых обезьян есть мороженое за деньги, либо не давай им его вообще, ни единого пломбира! Под страхом кастрации через повешенье запрети любому еноту нелегальное дарение мороженого обезьянам. Ишь, что удумали! Каковы!

– Обезьянам все равно, будет у них мороженое или нет. Если будет – хорошо. Если – нет, они о нем даже не вспомнят, им уже хорошо от того, что они просто все здесь. Енотов не переубедить, что всякому просящему надо дать то, о чем тот просит, если это у тебя есть.

– Дорогой мой, дорогой мой, ты же финансист, зря финансовую академию енотов имени меня заканчивал что ли? Придумай что-нибудь. Мне нужны деньги. И … трон.
Мне пришла в голову мысль, что можно изготовить такой высокий-высокий стул, чтобы я сидел выше всех и, так, чтобы меня все видели, и я всех видел. Тогда уже я точно смогу углядеть за теми, кто нелегально раздаривает мои богатства. Макет пришлю тебе завтра с первым посыльным хорьком. А теперь иди и отрабатывай зарплату! Бездельник! Арбайтен! Фастер!

– Слушаюсь.

Енот уходит.

3.
Грехокувыркание.

Тихим шуршащим движением из-за ствола Дерева Знаний выползает длинный и зеленый, как фейхуа, Змей. Он складывается в сторонке, наблюдая, как человек уминает пищу.

– Приятного аппетита, братиш! – вдруг не выдерживает змей, шипя хриплым наглым басом.

– И Вам … Что за … Вы кто такой будете? – робко пробормотал Адам, внезапно поперхнувшись шашлыком и плавно отползая от незнакомца.

– Как кто? Пес в пальто. Енот я. Ты че попутал? Ты же десерт хотел, а братиш? Ты давай левую тему не загоняй!

– Что-то вы не очень похожи на енота, – все еще откашливаясь промямлил человек – я Вам скажу, это меня немного огорчает. Я привык иметь дела исключительно с енотами или, на худой конец, с бобрами, хорьками, но не как с длинными зелеными сосисками, уверяющими, что они – еноты.

– я это … новенький … только что откинулся … э-э-э … с севера Идиллии … гибридный я, в общем. Только что сфабрикованный по мотивам енотус вульгарис, то есть чертежей енота обыкновенного, глупого. Да ты, не смотри, что снаружи я полуенот, внутри я реальный пацан. За базар отвечу.

– Я буду смотреть Вас в файле учета божьих тварей. Там все новые божьи поделки описаны. – Адам достал Лэптоп. – Апдэйтится каждые пять минут. Специально обученный хорек отвечает за это.

– Ты че во мне крысу увидел? Не признал, что ли братуха?

– Чебоксары, чебуреки … ctrl+F … а вот … еноты. «Енот – Лесной пушной зверь с темножелтым мехом».

– Да, ты что ж во мне енота не признал? Зырь сюда: «лесной», так я только что из леса, там стрела с лохами была; «пушной», так у меня всегда пушка при себе, завалю любого; темножелтым мехом – так, я в разное время года в разном прикиде, иногда даже шкуру збрасываю и ползаю голый. Обычно в бане с бабами. Я – новый тип енота – енот нового поколения, зимой желтый, как снег около гаража, а летом – зеленый, как лист ганджубаса.

– Простите, а где же у Вас мех? Таки без меха у нас енотам не положено. Предписание особое есть. А Вы какой-то скользкий … и лысый.

– Так, я это … того … из сектора утилизации биологических отходов. Совсем от тяжелой работы и стрессов испортился. Там же целыми днями газы & г…!

– Соболезную. За ваши заслуги перед отечеством и понесенные лишения я вам назначу повышенную пенсию и … молоко. Хорошо, допустим, вы – енот. Что-то у меня с Вами как-то, как с обычным енотом на «ты» перейти не получается. Так, Вы говорите у Вас ко мне десерт.

– Да, ты зацени тему, фрукт отменный, из нового урожая, без заморозки. Возьми. Да ты не парься – свои же, как никак. Зовут меня Змием, погоняло – гаденыш. Кусай, пока кусается.

– Таки тот самый Чудо-фрукт?

– По любэ.

– От Вислоухого?

– Да-да, у пацана, че-то совсем ушы повисли, вот я его и подменяю. Заболел. Короче, тебе от него пламенный привет … вместо кампота …

Змий ухмыльнулся. Адам озадачился.

– Молодой человек, молодой человек, откуда вы знаете про кампот?

– Да я, если честно, тоже без рассол … без компота по утрам не могу. Обязательно пацана посылаю в палатку. Ну че, будешь есть, или как? А то мне пора возращаться в свой сектор,
там на продовольственном рынке темные безобразничают. Надо подъехать разобраться.

– Рынке? Вы мыслите моими же категориями. Хм… Вы мне начинаете нравится. Вот только плод у Вас какой-то неаппетитный.

– Елы-палы, это ж с рынка, от души. Вкус – за уши не оттащишь под страхом утюга! К нему прилагается супербонус от пацанов: отдельная квартира в хорошем районе с подземной парковкой и зимним садом.

– Зимним садом? Парковкой? Ядрена маца! Что же вы молчите! Где нужно кусать? А вы предоставляете какие-нибудь гарантии?

– Зуб даю.

– Молодой человек, молодой человек, не бросайтесь вашими зубами, тем более, что у вас их и так два, как Вы потом женится будете? Лучше предоставьте мне сертификат.

– Сделаем.

– Точно?

– Послушай, если тебе не по кайфу, то я сваливаю. Улугбек скоро таджикский укроп начнет отгружать. К стати, если че, потом могу стакан отсыпать.

Змий берет плод обратно в пасть и собирается уползать.

– Эй-эй-эй! Он хочет уйти! Подумайте только! Нет, вы слышали, а?

Адам разводит руками, пытаясь найти чью-нибудь поддержку, вертя при этом головой по сторонам. Но, увы, его взору предстает лишь справляющий большую нужду енот, выпученные глаза которого едва прикрывает, покусанная им же в лечебных целях полевая трава.

Это горько расстраивает Адама, и он резко и брезгливо переводит взгляд себе под ноги, далее продолжая с наигранной обидой в голосе.

– Этот человек не хочет обсуждать со мной совершенно ничего. Разве это демократия? Да услышат меня отзывчивые уши бобров и енотов! Что будет, если у меня после вашего плода откроется язва или сделается хроническая диарея? А, спрашиваю я Вас, кто будет обо мне заботится? Ева? Эта умственно отсталая похотливая женщина?

– Ты че так, по натуре, закисаешь, будто каждый день хомячишь вкусняшки. Баланда здесь, я зырю, так себе. Я те, балда, деликатес предлагаю. Импортный. Пока бесплатно.

– Скажите, я Вам когда-нибудь говорил, что Вы мне симпатичны? Нет? Так я Вам говорю. Я не всем иду навстречу. Да, да. Но Вам я не откажу в удовольствии накормить меня деликатесом. Такой уж я человек, не могу отказывать хорошим людям. Дайте мне посмотреть на него еще раз.

Змей подцепляет одним из своих ядовитых зубов со своего приподнятого хвоста яблоко и протягивает Адаму.

– Мыли?

– Обижаешь …

– Ну что вы, что вы. Разве я могу обижать кого-нибудь?

Адам осторожно, с недоверием, берет яблоко с хвоста змея, внимательно и долго изучает, но после раздраженного шипения Змея, скоропостижно вытирает яблоко о свой волосатый, но обвисло-впалый живот, широко и хищно прикладывается к плоду губами.

– И вы утвеждаефе, – задумчиво мямлит человек, роняя слюни, – шо посе того, как я сем этоф плоф у меня будеф офдельная кварфира в Вашем секторе? Со всеми удобфами? А фо у наф здефь никакой пиватнофти. Понаехали туф, понимаеф, он переводит взгляд на то место, где недавно обосновался енот и, не найдя его там, чуть посмелее с горечью восклицает: – лимифа! Я делаю эфо ради моей Сар… Ефочки и … больфых туалефа и куфни!

Адам откусывает.

– Фу, какой-то он у Вас, все-таки, горький! – Адам морщится.- Но зато какой оригинальный вкус, вы подумайте! Правда, от него щиплет ранку на моей губе, оставшуюся от утреннего любовного покусывания Евы – я ей отказываю, знаете ли, ведь сколько можно любиться, скажите на милость! В мои-то лета! А она провоцирует меня на секс каждый раз, когда видит. Хорошо днем на обед к дуплу не забегаю. Иначе, опять будет умолять себя по быстрому отдуплить. Высасывает и высасывает из меня ежедневно весь креатив, а откуда же родиться новой музыке, если я постоянно истощен? Это определенно, минус. Хотя, надо заметить, почти несущественный. Знаете, ох уж эти женщины!

– Да вола надо всегда на место ставить. А хату дадим со всеми удобствами. В Центре, с видом на парк. И никаких енотов. Кстати, может ты в понятках, мы с пацанами кента тут одного ищем, погоняло Рики-Тики-Тави. Он по национальности мангуст. Такой, борзый. Не видал?

– За всех не скажу, но я о нем решительно никакой информации не имею. – пережевывая мякоть, и чуть морщась, с видом важной персоны декламирует человек и, вытерев губы, добавляет – Разве за ними за всеми уследишь, за бесконечным циклом рождений и смертей этих тварей! Их ведь великое множество вокруг: еноты, бобры, хорьки, мангусты … скунсы, конечно. Разве всех упомнишь! А чем же эта наипрекраснейшая божья тварь привлекла Ваше внимание?

– Да тут … наших двух пацанов … Да те короче, сами втяпались … Все дудка эта дурацкая. На делянку пошли, а там это … музычка любимая, что индусы в чалме играют, такая … пацанская, в общем, откуда-то с хаты. Ну, они, и расслабились, сунулись на хату, а тут, как раз, этот, мордатый, Рики-Тики его погоняло. Матерый, гад. Наших завалил, да еще и малых нашел, сука.

– Родной мой, яхонтовый, прошу Вас милостивейше заметить, что у нас тут ругаться матом категорически запрещено.

– Да, нет. Рики-Тики этот бабой оказался. Точнее чем сукой, мангуста женского рода и не назовешь, это уже как стиль жизни, от собак переняли, паскуды. А потом, сука-мангуст, ведать, в бега подалась …

– Точно не знаком. А вы внушаете доверие. Уж не знаю, почему я Вам верю. Я всем верю, такой уж я человек. Только мучаюсь все время от своей доверчивости.

– Че-то мы от темы отвлеклись … Короче … Харэ, не ломайся как девочка, кусай еще!

Адам открыл рот, собираясь вновь впиться зубами в мякоть.

– Позвольте, а оно не радиактивное? Не с Белоруссии?

– Ку-сай, шняга стоячая.

Змей рутинно ухмыляется и зевает, показывая обширный кольчатый зоб.

– Ешь до конца, до семечек, не обижай пацанов. Травой закуси и снова тяпни. Как говорят у нас на киче – между первой и второй … из горла хлебай, не стой! Ац! За папу! Ац! За Еву. За папу. За Еву.

– Молодой человек, не учите меня кусать! Вы посмотрите какие у меня зубы? Любой енот позавидовал бы таким. Да что енот, бобры завидуют!

– Бобры уже через пару лет, беззубые становятся. Профессиональная болезнь! Так что, если не хочешь, чтобы такая же зараза поразила и тебя раньше срока, не тяни за латекс и работай челюстями. Главное, сок глотай. Там витамины всякие … Эти, там … Бэ, Цэ, Мэ … полезные, короче.

Адам икает. Мясистый язык его начинает по-немногу заплетаться, ноги – подкашиваться, голова – кружиться.

Змей сворачивается кольцами, приподнимает свой расписной капюшон, украшенный готическим пятигранником и начинает раскачиваться, как маятник. Его узкие полосчатые зрачки на фоне желтых белков сужаются до величины зубочистки, источая уверенность и холод морозильной камеры. Вкрадчивым, хриплым и нагловатым голосом
змеюк продолжает:

– Да, ты садись, братиш, не стесняйся! В ногах правды нет. – змей отхаркивает и в сторону добавляет – как, впрочем, и в твоем бескостном языке.

– От чего ж не сесть. Мы, бывает, с Евочкой так любим сидеть! Сядим и сидим. Сидим и смотрим, какая же все-таки благодать вокруг. Небо – голубое, солнце – яркое, ветер – нежный, еноты – работают! И как дружно у них это получается! Любо глядеть. В такие моменты сердце наливается бесконечной радостью, я достаю свою дудку и в такт их работе играю что-нибудь, например во фригийском мажоре, типа: пам-пам …. Па-ра-ра …пам-пам … па-ра-ра-пам-пам …-па-ра-ра-па-ра-па-ра-пам…

– А мурку смогешь?

– Я такое не играю, в основном свое. От моих произведений у енотов сильно повышается активность и производительность, чуть ли не в разы, знаете ли, при нашем разделении труда – их грубой работы и моей виртуозной игры. Чудо просто какое-то! Я даже переключился теперь почти полностью на эту работу – без моей игры они теперь совсем пропадают! Превозносят меня теперь, чуть ли не. Да, надо признаться, обошлось, конечно, не без жертв, пришлось отказаться от вмененных создателем обязанностей – постройки и периодического ремонта плотины, возделывания грядок, добычи киркой камня, но … чего не сделаешь ради них, этих енотов, скунсов и бобров, чтобы лишь бы им было комфортно и приятно падать от усталости. Как преображает зверье искусство!

– Погоди-ка … Ты не носишь чалму? Не индус?

– Нет, зачем мне, я и так сам бригадиром сделался. Бывает так: енот упадет, а я вижу – сочкует, не отработал еще своего дневного потенциала, так я ему маршик – «Вставай страна огромная!». Но вы знаете, это так изматывает, так изматывает. Только и хватает потом сил, чтобы восстановиться за четырехчасовым обедом, да заняться любовью с моей девочкой, Евочкой. Знаете, она младше меня на шестьдесят пять лет. И она не хочет сверху! Да-да. Но я все равно редко даю ей спать. К концу каждого дня к дуплу священного дерева, где мы с ней спим и проводим свободное время, по воздуху присылают посылку с виагрой. Так что ужинаю, я обычно, обильно сдобрив ею еду.

Они садятся на пень, образовавшийся после удара молнии в дерево.

– Послушайте, как Вас? Змей, кажется? Кусайте и Вы. А то одному как-то … скучно. Пока мы с Вами что-то не на одной волне. Вы думаете, вы один щедрый? Пожалуйте, я Вам тоже накрываю стол, на пне по случаю дорого гостя.

Собирает крошки мацы в кучку на пне.

– Это, вроде как, фуршета получается.

Змей подползает к плоду и, по-гусарски закинув голову, пронзает своими мощными клыками яблоко, таким образом, что из плода начинает интенсивно струится сок, смешанный с бордовыми каплями змеиного яда, морщась, слизывает несколько крошек мацы.

Адам делает испуганные глаза.

– Эх, какой вы не выгодный гость – так кусаете. Вы только подумайте! Так кусать, знаете ли, так нам с вами скоро кусать и вовсе нечего будет. Да, что нам с Вами – еноты могут вымереть от таких аппетитов!

– Енотам все равно, что касаемо до деликатесов, они их все равно не видят. Вернее видят, да глазами ж не съешь!

– Вы напрасно так говорите. У них всегда есть выбор. Из того, что я им предложу, конечно. За это еноты не пропустили ни одних выборов. И переизбирают меня министром культуры и почетным бригадиром который год к ряду. А про деликатесы они ведают, но есть им их некогда: все грядки свои копают. Зачем перед енотами деликатесы метать …

– Да, ты, я вижу, мужик с понятиями. Давай с тобой вот какой разговор затрем: что ты думаешь про нынешнюю государственную власть?

– Я?

– А че, здесь есть еще кто-то? Пацаны мои далеко, в бане с девахами моются, восстанавливаются, так что я тебя хочу послушать.

– Я ничего не думаю. Думать вредно, а в слух еще вреднее. Хотя …

Адам откусывает еще кусок и оглядывается по сторонам, шепчет змею в ухо.

– Поймите, здесь в Идиллии есть много недоработок! Я их уже давно вижу, но молчу. Если подумать, можно многое улучшить. У меня лично уже есть план.

– Так че ты молчишь! – наиграно возмущается змей. – ты нам с пацанами скажи, мы если че деньгами поможем, всегда за друга впряжемся, ты объясни главное че сделать-то.

– Тш!! Нас могут подслушать. Молодой человек, молодой человек! Где Ваше благоразумие? Разве я дожил бы до своих седин, прежде не нажив благоразумия? Понимаете: есть серьезный недочет в божественном твореньи.

– Да ты чё!?

– Да. Да. Он так и бросается в глаза. Разве вы не замечаете? Я на Вас удивляюсь, вроде взрослый, ум … интересный зверь, а так наивны в вопросах улучшения социальной сферы.

– Честно говоря, всего сразу и не заметить. – лукаво оправдывается змей. – У меня на Родине было … это … спортивное образование с факультативным курсом арифметики – люблю в свободное время считать. Физиономии кулаками или лбы пулями. А в политике и социологии, уволь, братиш, не силен.

– да это же очевидно: еноты не летают!

– Да ты чё!?

– Да, да. Ситуация такова. Я уже подходил к ним, говорил, что, мол, вы даже и не знаете, а вы могли бы летать. Да, что они понимают в жизни – зверьки несмышленые!

– И чё еноты?

– Они возмущаются, но боятся. Я постоянно привожу им новые доказательства, что они могли бы летать, но не летают. Это неоспоримый минус мироздания.

– И чё, они всю дорогу обламываются от этого … нелетания?

– Ужасно! Я пытаюсь им это объяснить, а они не могут пока это осознать, но я достучусь до их сознания, чтобы они послали претензию создателю Идиллии и все это подробно изложили на бумаге.

– Ну ты голова! Кусай, пацан, олигархом будешь!

– Ац!

– Зачем же еноты, напиши сам. Они, походу, темные, неграмотные.

– Да, откуда же им ведать грамоту? Так, скачут зачем-то, гадят на полянке, уже мимо пройти нет никакой возможности!

– И че, было бы лучше, ели бы они летали и гадили тебе на бошку?

– Молодой человек, молодой человек, что вы понимаете в мироздании и, в частности в политике? Но я Вам открою секрет. Я – особенный. Во мне – голубая кровь. Я лучше знаю, что лучше для ме… всех, чем кто-либо здесь в Идилии.

Адам икает, рыгает, сморкается. Белки его глаз делаются красными, интеллект неминуемо угасает.

– Чего тянуть-то, давай сейчас маляву состряпаем, ты ее подпишешь, а мы с пацанами дальше разберемся.

– Мол … молод … чел … чело … век!

Адам падает с пня, истерически смеется и запевает песню, обнимая корень.

– …. Из-за острова на стрежень … я не могу писать …Где мой сертификат на квартиру?

Змей лукаво:

– Так вот же он, уже все на тебя переписано, подпиши здесь, где крестик, под словами «… иначе будем саботировать работу».

– Какую-такую работу … ик?

– А на фига работать, если есть такая хата – сдавай ее пацанам и живи всю жизнь на лавэ. Подписывай, давай!

– У меня нет ручки.

– Не беда, зато есть у меня – змей протягивает ручку Адаму, гравированную словом Воланд.

– … выходили расписные … Стеньки Ра ….

Адам пытается дотянуться до ручки, подаваясь вперед, но, слегка не дотянувшись, падает и блюет себе под ноги смесью из непереварившейся кожурки предательского плода и ядовитого желудочного сока.

– Гоп-стоп тебя возьми! Какой же ты мерзкий!

Змей приподнимает пьяное тело Адама, и его рукой черкает подпись.

– Ху. Сделано. Теперь хоть утони в своей жиже, слизняк.

– Кто слизняк? Я – слизняк? Зачем слизняк? Ааааа… Так-так. Уважаемый, вас можно … ик … на минуточку?

В глазах Адама гнев на секунду побеждает хмель.

– Так, так, так. Поди-ка сюда … Чооо-чооо ты сказал? Ща я те дам слизняка, не унесешь!

Адам тянется в направлении змеиной шеи, но вместо нее хватает воздух. Змея уже рядом нет.

– Обнули! Опять обманули честного человека!

Стучит в сердцах кулаком по пню.

– Зин! Зина! Зинуля! Принеси водочки, детка! Зинуся! – Молчание. Тихо сам себе: – Зины нет. Че-то я голый какой-то. Где моя тельняшка? Так, ее ж, наверное, Люська в ванной стирает. Люсь! Люся! Отдавай, паршивка, не медля, мне мою тельняшку!

Падает в блевотину и засыпает.

4.
Амур.

-Адамчик, ты меня лю?

– Конечно лю, моя девочка, только не елозей, пожалуйста, своими ногами по моим, я этого не люблю, они у тебя холодные.

– Я больше не буду. Это потому что ты меня не обнимаешь. Поцелуй меня.

– Ягодка моя, я таки только что закончил. В том числе и целовать. И все тебя. Мне нужно немного взять и ничего не делать.

– Ох, ты мой лентяйчик, ам.

Кусает мужчину за нижнюю губу, часто и нарочито громко дышит ему в лицо.

– Деточка моя, посмотри какие звезды этой ночью, медведица вон видна всякая там на небе …

– Медведица? Звучит возбуждающе. Хорошо я буду твоей маленькой медведицей, а ты моим маленьким, но очень энергичным медвежонком, изголодавшимся по ее телу.

– Изголодавшимся? У меня скоро будет переедание!

– Почему ты недоиспользуешь нашу физиологию, разве тебе не приятно? Конец и начало, вот формула эффективного единства!

– Приятно, когда в охотку. А столько раз подряд – это монотонная штамповка, конвейер какой-то! Мы израсходовали весь запас виагры. Давай, лучше спать. У меня болит голова.

– И еще странно пахнет изо рта, но это все пустяки, потому что нам нужно еще разок слепиться вместе, да мой медвежонок?

– Дорогая, дай-таки мне немного поспать, мне же завтра на работу, по новой взбадривать енотов. Я возьму и с недосыпу налажаю кучу нот. У енотов собъется работа, в стране снизится ВВП.

– Такой вредный, да? Хорошо. Я вон завтра возьму и спрячу твою дудку. И придется тебе снова горбатиться с бобрами на плотинах.

– Какой же ты можешь быть ядовитой!

– Ядовитой? Если бы не я, то так бы и остался ночевать в собственном соку на жестких корнях. Я тебе говорила, что хомяки плохо моют посуду, а ты меня не слушал. Вот тебе
и доигрался: отравили тебя щекастые. А я тебя невменяемого до дупла доперла!

– За что тебе большое спасибо, которое ты знаешь сама, как я выразил недавно, а хомякам я завтра вдарю по щекам! Посудомоечную машину, вроде, им подвезли на той неделе, и все никак гигиену не наладят. Хотя, ты же понимаешь в какой стране мы живем! Походная кухня, сама понимаешь. Но я все это улажу. А завтра поутру, как поправлюсь нарзаном, я включу с утра на пару раз свою вибромашину, для гимнастики членов.

– Правда?

– Да, моя киска.

– Ну, ладно. Завтра, значит завтра.

Кладет голову ему на грудь, закрывает глаза, рукой усиливая интенсивность поглаживания его интимного места.

Адам лежит недвижимый за закрытыми глазами, глубоко и ровно дышит.

– Ну, вот, отключили электричество. Прибор перешел в спящий режим. Эх! – удрученно восклицает Ева и тоже засыпает.

5.
Расплата

Гулко и раскатисто, как гром в небе, раздается стук по дереву.

– Здесь, ли проживают Адам Идиллийский, человек богоравный и его жена Ева? – забасили два голоса.

Ева, протирая глаза, высовывается наполовину из дупла, но тут, увидев существ в темных очках и плащах, неожиданно осознает, что совершенно нага и ладонями закрывает пикантные места.

Существа невозмутимо ждут ответа.

– Простите, а у Вас пары фиговых листочков не найдется? – дрожащим голосом спрашивает Ева.

– Зачем они тебе?

– Да, я, знаете, что-то комплексую из-за имплантантов последнее время, накачалась силиконов, а вдруг кому не понравится …

– Не лукавь, дочка.

-Хорошо, хорошо. Я вам отвечу. Гм… А что вы делаете сегодня днем? Не хотите ли зайти ко мне на рюмочку чая, пока муж на работе?

Женщина чуть-чуть опускает ладонь, обнажая бордовый сосок.

– Нам не положено. Мы по другому вопросу. Где твой супруг?

– Адам-то? Да где же ему еще быть. – презрительно кивает женщина в сторону недр дупла. – здесь вон валяется.

– Буди, к нему есть разговор. Срочный.

– Поняла. Адам!Адамчик! К тебе пришли дяди.

Спустя минуту из дупла высовывается сонная голова с красными глазами.

– Здравствуйте, таки чем могу быть полезен?

– Наши фамилии Гавриилов и Рафаилов. Мы уполномоченные по особо важным делам. К нам поступила от Вас бумага.

– Подождите, подождите, какая бумага? Стихов я не записываю, все держу в голове. У меня такая память, знаете, любой бобер позавидует! Да, и конкурсов на креатив вы давно не устраивали …

Один из пришедших достает из кармана плаща лист а4, вставленный в файл, и протягивает Адаму. Красным маркером нем выделены слова: «претензию», «саботировать», «Ущемлены».

Вот, что было написано на этом листке:

Верховному Создателю всего сущего
от и.о. управляющего ТОО «Идиллия»
предпринимателя Адама Эдемовича и его жены Евы Эдемович

Претензия

«Мы, солидарные со всеми 30 енотами, включая пожилых и кастрированных, выражаем в этой резолюции претензию в том, что права енотов ущемлены, и они не летают. Если Вы не предпримите никаких действий по устранению данного упущения, мы с енотами и хорьками будем саботировать работу.

Мы, ниже подписавшиеся Адам и Ева Эдемовичи, ака Человеки».

Лицо Адама меняется в цвете, из красного делаясь мгновенно белым, как водка.

– Это клевета! Это подделка! Боже мой … какая гнусная выходка. Аааа! Я кажется начинаю вспоминать …

Адам хватается за голову. Острым гвоздем из тумана воспоминаний врезаются подробности разговора со змием.

– все, точно, я вспомнил. Его звали Змей и он, обманом добился от меня этой подписи. Да, что обманом, он, вероятно, моей же рукой и писал! Хорошо еще мной бесчувственным не воспользовался в гнусных целях …

– Непрепятствование обману есть тот же обман. Ибо человек силен совей волей. Воля должна оберегать божественные духовные ценности и данности, а не сомневаться в них и не отдавать на поругание.

– Я больше не буду! Арестуйте змея, он во всем виноват! Шипелявое пресмыкающееся все подстроило!

– Как он выглядел?

– ну, как, зеленый такой. Лысый. По фене ботает. Сидел где-то. Шипит много ерунды.

– Хорошо. Мы составим с твоих слов его фоторобот и объявим в розыск.

– Это его грех! Ева скажи им. Он вообще – приезжий, а я – коренной!

– Предложение греха есть тоже грех, но твой грех страшней всего, ибо ты вознес себя выше своего Создателя, усомнился в существующем порядке вещей, и за то, при всей его Любови к тебе и терпению к твоей предпринимательской деятельности, в том числе и к ведению черной бухгалтерии, которую ты в основном вел на обратной стороне Дерева знаний, вы обязаны сегодня же съехать с казенной квартиры, то есть из дупла Дерева Знаний, и вообще эмигрировать из Идиллии в неизвестном направлении. И еще. Заплатите все, плиз, непогашенные коммунальные платежи. И налоги.

К присутствующим присоединяется группа енотов во главе с Вислоухим и Вострозорким. Над головой, на руках, они несут здоровый темный мешок и недоделанную конструкцию трона. Все это они складывают к дуплу.

– Вот. Мы Вам собрали все Ваши деньги и произведенное мороженое. Нам это не нужно. Адаму – адамово, еноту – енотово.

– Вам нужно торопиться, скоро на мгновение откроются ворота Идиллии, чтобы Вас выпустить. – сказал один из существ в очках и плаще, обращаясь к людям.

– Евочка, ты все слышала, собирайся! Таки сушим сухари, пакуем мацу и через пожарное дупло съежаем с казенной квартиры. Нас здесь не любят. Они все – злые. Зачем же нам хорошим, тратить свое время и силы, безвозмездно вкалывая на правительство, которое не дает честному человеку заработать! У – е – зжа – ем!

– Подумаешь, сами проживем и без всех. – складывая руки крестом на груди огрызается Ева.
– Решение обжалованию не подлежит. Жаль, а так все хорошо начиналось … Ты любил Создателя, Еву, друзей – енотов, а потом ты стал только лишь всех использовать. Тебе и твоим потомкам, правда, будет дан еще один шанс исправиться и вернуться, но, для его реализации тебе понадобится много сил и времени. Люди будут убивать, а женщины вновь рожать, и будут тратится тысячелетия, прежде чем представится возможность использовать призрачный маленький шанс искупить вину и вернуться в Идиллию. – сказали уполномоченные в два голоса.
– Послушайте, решили, так решили, почему я должен … мы должны выслушивать эту пафосную чушь! – отрезал Адам.
– Вот-вот – поддакнула Ева.
– Сами по нам еще заскучаете! – отрезал Адам, одевая фиговый листок.
– Вот-вот – поддакнула Ева, пытаясь его снять с Адама и поласкать подфиговое содержимое.

Мужчина отводит руку жены, закидывает мешок с мороженным, каркасом трона и деньгами ей на плечи, достает дудку, маршируя и подгоняя Еву, удаляется с ней во свояси под мелодию «Врагу не сдается наш гордый «Варяг»…».

Занавес опускается.

0 Comments

  1. verlenov

    Привет! Наконец добрался до компьютера.
    Очень интересная пьеса, как по форме, так и по содержанию. Безусловно, главным достоинством является выбранная тематика и интерпретация сюжета на современный лад. Но самое важное, что подтекст, который мы с тобой обсуждали, обнаруживается на все 100% и читается в тексте. Это большое достижение, поэтому поздравляю и ставлю 10.

  2. nikodim_ushlyiy

    Спасибо Вам, уважаемый Верленов, за оказанное высокое доверие 🙂

    По правде говоря, никакого умышленного подтекста здесь нет, просто, я нафантазировал еще один юмористический рассказ-пьесу на известную тему, с известными почти всем персонажами, не имея умысла смеяться над религиозными постулатами.

    Главный герой получился не слишком положительным, но это было необходимо для усиления юмористических связок, контрастирования с змием-братком, для связи прошлых и нынешних времен.

    Над пьессой не следует глубоко задумываться, посколько она писалась для легкого шутливого восприятия.

    Никодим У.

  3. skot_yi

    Благородный Юмор особенно ценен в наши дни. В то время, когда произведения кишат шутками-петросянками или же вырезками из КВН, а печатная литература наполнена самыми распространёнными прибаутками сети, пользовавшимися популярностью в стародавние времена, особенно радостно осозновать то, что находятся авторы дающие свой (подчеркнуть дважды) взгляд на вещи, и далеко не важно сатира это или драмма, главное что это не тупой Ctrl C- Crtl V!

  4. nikodim_ushlyiy

    Спасибо, Скотушка. Очень понравилось сочетание “благородный юмор”, а также акцент на том, что это – именно ИМХО, причем ИМХО не внутреннее, а внешнее, выдуманное; написанное, с той целью, с которой другие авторы брали и берут за основу в своих произведениях известный сюжет, ибо это попытка создать какую-никакую литературу, а не попытка (кто поверит в енотов!) переписывать Ветхий Завет.

  5. nikodim_ushlyiy

    Спасибо за понимание.
    Кстати, Скот Ы – реальный человек, мой приятель по жизни, человек творческий, но скандальный. Пишет неплохие тексты, но любит эпатировать публику наглыми выходками.

  6. skot_yi

    Прав старина, бесспорно, приятно слышать о себе хоть что-то хорошее, хотя с эпотажем от года к году всё тяжелей и тяжелей, стареем…
    Ты правда хороший автор, на мой взгляд, и читать твои вещи правда приятно, но вкусу моему приятней твои юмористические произведения к примеру “ухогорлонос”, в философии у нас взгляды расходятся, ну да и … с ним.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Страна ИДИЛЛИЯ (незлобная сатира)

СТРАНА ИДИЛЛИЯ.
(пьеса)

«Им бы этот плод взять, да и сблевать.
Только уже всосался в кровь, наверное, клетчатка драная!».

Никодим У.

1.
Великий микс сценариев (пролог).

Всем известно, как свидетельствует библейская доктрина, что после грехопадения Адам с Евой были с позором изгнаны из Эдема и водворены на задворки Земли, чтобы познать страдания и лишения. И демократию.

А их потомкам, то есть нам, предлагается небогатый выбор – расхлебывать кухонным половником компот событий! Придумали тоже, плод какой-то, великий голод непознанного! Видать, жили при коммунизме, то быш, при пустых полках.

Есть такое мнение, что где-то во вселенной продолжают писаться и реализовываться сценарии человеческих судеб, в виде карты бесконечного числа конечных человеческих возможностей и принятых решений, помимо двух бестселлеров – сценариев съедания и несъедания клетчатки, то есть плода, конечно.

Так вот, мы обратимся к одному из тех продолжающихся сценариев, к отрезку времени предвосхищающему грехопадение, но неминуемо к нему ведущему.

По стечению загадочных обстоятельств, варианты событий из одних сценариев с недавнего времени стали подмешиваться к другим, меняя начала, середины, сплетая концовки и, иногда, даже целые тела.

Строки из одних сценариев стали заменять (ctrl C – ctrl V) логичные строки в других.

Стоп, я так долго писал это абзац, что события, о которых я узнал в другом сценарии, вот-вот должны произойти в настоящем.

Быстрее!

Присмотримся же к беспрецедентной трагедии минувших тысячелетий!

Смотрите: сквозь рассеивающийся смог времен, уже, кажется, можно различить персонажей – ибо в разрезе лет мы все есть не более, чем персонажи – и их действия. Так вот, брат Игумен.

Да, да! Каждый поступок вызывает череду событий, также как и череда событий
вынуждает совершать поступки.

Смотрите, вон он, первый и единственный мужчина страны Идиллии!

2.
Порядки.

Адам играет на дудочке призыв на обеденный перерыв. Обеденный перерыв для себя, конечно. В смысле сигнал к тому, чтобы ему принесли еды. Из-за смоковницы появляется енот в переднике с подносом в лапах, делает книксен и подает закуски, супы, горячее.
Первый человек хищно облизывается, вдыхая аромат изысканных яств, тянется к еде, вдруг делает огорченное выражение лица и возмущенно восклицает:

– Сделайте одолжение, скажите-таки мене, гражданин енот, где же Вы оставили ежевичный компот?

– Так ягоды еще не поспели, вашество. Ягоды спеют обычно к вечеру, потому вечером компот и подаем-с.

– Ай-яй-яй! Бездельники! Ах эти обманщики! Я же Вам все подробно рассказал, как ускорить рост ягод, чтобы непременно успевать подавать компот мне к обеду. Ну, что за еноты такие бестолковые! Все же доходчиво выцарапал на коре Дерева знаний, причем подробно: нужно взять одну меру воды, две меры коровьего помета и меру ослиной мочи. Все это нужно замесить лапами в деревянной ступе и с периодичностью полведра/час выливать на грядки и под корни. Неужели это так трудно! И не смейте валяться потом в этом во всем, я вашего брата енота знаю, вас на эту дрянь, как мух на мед тянет. Небось, и вчера все как нужно сделали, да извалялись так, что почти все в шкуры и впиталось, а?

Енот краснеет и виновато отводит глаза.

– Ситуацию с питанием необходимо исправить, экое безобразие завели! Человеку полагается полноценно питаться, однозначно вкусно питаться, у меня организм так устроен, ничего не поделать. И потом, войдите в мое положение, мне же думать надо много, а хорошую мысль на голодный мозг не приманишь. Да, что я тебе все это говорю! Ты – енот, тебе не понять.

– Да, повелитель, завтра все будет исправлено! – отчеканил енот, отдавая честь.

– Вы меня-таки каждый день кормите завтраками – промямлил Адам, потрясая пальцем в воздухе, но вспомнив, что завтраками его действительно исправно и обильно кормят, причем в прямом смысле эти самые еноты – вместо Евы, которая давно уже ничего не готовила сама и затеяла картинную галерею из своих автопортретов – уже более смягченно добавил. – тебя как звать, мохнат мохнатыч?

– Вислоухий моя фамилия, господин человек.

– Ну, ладно, хорошо, хорошо. Вислоухий, будем считать, что с обедом вы с поварами справились, но таки запомни: за отсутствие компота завтра спрашивать буду с тебя. Поварами хомяки опять, нечто трудятся? О, эти больше продуктов себе во время готовки в щеки набьют, чем приготовят. Видно же, выход шашлыка меньше, чем заявлено, они думают я не вижу! Теперь поди, поди отседова и науськай там всех, чтобы работали. А мене позови того мохнача из финансвого департамента, как же его … Вострозоркого, во!

– Слушаюсь, сеньор.

– Да и еще … что у Вас ко мне сегодня на десерт?

Енот поспешно вынул из кармашка передника небольшой блокнотик, стал листать странички.

– Понедельник … понедельник … а, вот … Чудо-фрукт!

– Что-что, я стал плохо слышать, повтори мне еще раз, но теперь громче.

– Чудо-фрукт какой-то… Господин человек, я вообще здесь новенький, меня это, из чистильщиков второго дня перевели – виновато промямлило животное.

– Чудо? Что, что? Скажи-таки мне, как честный енот богоподобному человеку, разве я когда-нибудь вносил что-либо подобное в меню?

– Не велите пороть отец-батюшка – законючил енот. – ведь тут Вашей рукой по блокнотному листу написано: обязательно подать мне в понедельник на десерт чудо-фрукт. За ослушание – произвести экзекуцию объемом в десять ударов линейкой по лапам и минуту исправительных вдыханий зловоний в скунс-камере!

– Да? Интересно-интересно, это когда же это я придумал такое. Креатив, однако! Ну что ж, не отменять же чудо! Приятно осознавать, что ты способен делать самому себе сюрпризы. Проверь только, не кашерный ли он, а то, може, я и не доглядел чего, вечно напишут меню восьмым шрифтом, особенно цену, а потом – плати! В нашем мире никому нельзя верить, все нужно проверять самому. Ой, опять падучая напала! Надо прилечь.

Адам показушно кряхтит и ложится в тени Дерева Знаний.

– Ну, все поди, поди от меня, бестолковый енот. Как же вам, таки, повезло, что я у вас есть. Светоч в темноте енотовой неграмотности.

Зевает и потягивается.

– Ну что Вы стоите, что Вы стоите, иди же занимайся не медля, смерд! Хотя, пожалуй, ты не смерд, компанию смердов ты бы познал в скунс-камере, в секторе утилизации отходов. Слава богу ты не из них! Не гоже скунсам служить при кухне, я брезгливый!

– Слушаюсь.

Енот исчезает за смоковницей. Адам зачерпывает рукой горсть деликатесов, смачно и аппетитно уплетает яство. Забывшись, громко чавкает и облизывает масло с пальцев.
Из кустов появляется другой енот в пенсне с толстой книжкой в руках.

– Вы посмотрите, вы посмотрите, это хто ж к нам таки пришел! – закудахтал Адам, утирая с седого уса остатки черной икры. – Садись, мой хороший, садись же рядом. Угощайся.

Адам пододвигает к еноту отломанную мацу, заслоняя спиной изобилие деликатесов.

– Здравствуйте. Спасибо, я не голоден. Господин…

– Стой, стой, стой. Я знаю, что ты мне сейчас скажешь. Я знаю. Дай мне насладиться музыкой твоих слов. Я так люблю, когда мне говорят то, что я хочу услышать. Ну, ладно, хватит тянуть, говори уже. Вернее, повторяй за мной по началу, а далее продолжай сам! Готов? Поехали! Продажи …

– Продажи…

– Продажи сегодня …

– Продажи сегодня …

– Продажи мороженого обезьянам сегодня …

– Продажи мороженого обезьянам сегодня …

– Продажи мороженого обезьянам сегодня поднялись необычайно высоко и я заработал …

– Продажи мороженого обезьянам сегодня остались неизменными, то есть равными нулю, и вы не заработали …

– И я заработал …

– И Вы не заработали …

– Ах, ты упрямый енот, за что я тебе только плачу жалование, негодный мохнач! Почему продажи остаются неизменными уже который год подряд? Вы, лентяи, неправильно делаете мороженое, что ли? Где же скажите мне, ученый енот, показатели, где, спрашиваю я вас? Где растущий средний чек, где ускоренные темпы продаж, где прибыль? Здесь же оффшор, никаких налогов государству!

– Мороженое делаем, как вы велели, но только обезьяны не хотят покупать мороженое.

– Как же так, оно же вкусное, на артезианской воде …

– Они говорят, что им не понимают смысл слова «покупать», ведь здесь все общее и все могут пользовать достижения других, если нужно. Без денег. Еноты дают мороженое обезьянам бесплатно.

– Бесплатно? О Яхве, пошли мне перхоть на мои седины, но только скажи, сколько я должен еще терпеть здесь общество этих идиотов? Дурацкие еноты не понимают зачем нужны деньги … Ох, ведать, не зря я рожден человеком, кто-то же должен это понимать!
Они не понимают зачем нужны деньги, вы только подумайте! Ететь Вас наискосок через левую пятку! Глупцы!

– Еноты делают все, как вы приказываете, потому как вы человек – венец природы, и ваша воля совпадает с волей Господа. Они одного не понимают – пользы денег. Здесь все общее и всего в достатке. Здесь изобилие всяческого продукта, причем в таком количестве, что хватит всегда и каждому.

– Каждому? Это что же получается, что я здесь есть как каждый? И мерзкие еноты кормят здесь бесплатно всякую обезьяну без моего ведома? Так, вот что я тебе скажу: уволь немедля всех енотов ответственных за гуманитарную помощь обезьянам, сформируй отдел маркетинга и заставь чертовых обезьян есть мороженое за деньги, либо не давай им его вообще, ни единого пломбира! Под страхом кастрации через повешенье запрети любому еноту нелегальное дарение мороженого обезьянам. Ишь, что удумали! Каковы!

– Обезьянам все равно, будет у них мороженое или нет. Если будет – хорошо. Если – нет, они о нем даже не вспомнят, им уже хорошо от того, что они просто все здесь. Енотов не переубедить, что всякому просящему надо дать то, о чем тот просит, если это у тебя есть.

– Дорогой мой, дорогой мой, ты же финансист, зря финансовую академию енотов имени меня заканчивал что ли? Придумай что-нибудь. Мне нужны деньги. И … трон.
Мне пришла в голову мысль, что можно изготовить такой высокий-высокий стул, чтобы я сидел выше всех и, так, чтобы меня все видели, и я всех видел. Тогда уже я точно смогу углядеть за теми, кто нелегально раздаривает мои богатства. Макет пришлю тебе завтра с первым посыльным хорьком. А теперь иди и отрабатывай зарплату! Бездельник! Арбайтен! Фастер!

– Слушаюсь.

Енот уходит.

3.
Грехокувыркание.

Тихим шуршащим движением из-за ствола Дерева Знаний выползает длинный и зеленый, как фейхуа, Змей. Он складывается в сторонке, наблюдая, как человек уминает пищу.

– Приятного аппетита, братиш! – вдруг не выдерживает змей, шипя хриплым наглым басом.

– И Вам … Что за … Вы кто такой будете? – робко пробормотал Адам, внезапно поперхнувшись шашлыком и плавно отползая от незнакомца.

– Как кто? Пес в пальто. Енот я. Ты че попутал? Ты же десерт хотел, а братиш? Ты давай левую тему не загоняй!

– Что-то вы не очень похожи на енота, – все еще откашливаясь промямлил человек – я Вам скажу, это меня немного огорчает. Я привык иметь дела исключительно с енотами или, на худой конец, с бобрами, хорьками, но не как с длинными зелеными сосисками, уверяющими, что они – еноты.

– я это … новенький … только что откинулся … э-э-э … с севера Идиллии … гибридный я, в общем. Только что сфабрикованный по мотивам енотус вульгарис, то есть чертежей енота обыкновенного, глупого. Да ты, не смотри, что снаружи я полуенот, внутри я реальный пацан. За базар отвечу.

– Я буду смотреть Вас в файле учета божьих тварей. Там все новые божьи поделки описаны. – Адам достал Лэптоп. – Апдэйтится каждые пять минут. Специально обученный хорек отвечает за это.

– Ты че во мне крысу увидел? Не признал, что ли братуха?

– Чебоксары, чебуреки … ctrl+F … а вот … еноты. «Енот – Лесной пушной зверь с темножелтым мехом».

– Да, ты что ж во мне енота не признал? Зырь сюда: «лесной», так я только что из леса, там стрела с лохами была; «пушной», так у меня всегда пушка при себе, завалю любого; темножелтым мехом – так, я в разное время года в разном прикиде, иногда даже шкуру збрасываю и ползаю голый. Обычно в бане с бабами. Я – новый тип енота – енот нового поколения, зимой желтый, как снег около гаража, а летом – зеленый, как лист ганджубаса.

– Простите, а где же у Вас мех? Таки без меха у нас енотам не положено. Предписание особое есть. А Вы какой-то скользкий … и лысый.

– Так, я это … того … из сектора утилизации биологических отходов. Совсем от тяжелой работы и стрессов испортился. Там же целыми днями газы & г…!

– Соболезную. За ваши заслуги перед отечеством и понесенные лишения я вам назначу повышенную пенсию и … молоко. Хорошо, допустим, вы – енот. Что-то у меня с Вами как-то, как с обычным енотом на «ты» перейти не получается. Так, Вы говорите у Вас ко мне десерт.

– Да, ты зацени тему, фрукт отменный, из нового урожая, без заморозки. Возьми. Да ты не парься – свои же, как никак. Зовут меня Змием, погоняло – гаденыш. Кусай, пока кусается.

– Таки тот самый Чудо-фрукт?

– По любэ.

– От Вислоухого?

– Да-да, у пацана, че-то совсем ушы повисли, вот я его и подменяю. Заболел. Короче, тебе от него пламенный привет … вместо кампота …

Змий ухмыльнулся. Адам озадачился.

– Молодой человек, молодой человек, откуда вы знаете про кампот?

– Да я, если честно, тоже без рассол … без компота по утрам не могу. Обязательно пацана посылаю в палатку. Ну че, будешь есть, или как? А то мне пора возращаться в свой сектор,
там на продовольственном рынке темные безобразничают. Надо подъехать разобраться.

– Рынке? Вы мыслите моими же категориями. Хм… Вы мне начинаете нравится. Вот только плод у Вас какой-то неаппетитный.

– Елы-палы, это ж с рынка, от души. Вкус – за уши не оттащишь под страхом утюга! К нему прилагается супербонус от пацанов: отдельная квартира в хорошем районе с подземной парковкой и зимним садом.

– Зимним садом? Парковкой? Ядрена маца! Что же вы молчите! Где нужно кусать? А вы предоставляете какие-нибудь гарантии?

– Зуб даю.

– Молодой человек, молодой человек, не бросайтесь вашими зубами, тем более, что у вас их и так два, как Вы потом женится будете? Лучше предоставьте мне сертификат.

– Сделаем.

– Точно?

– Послушай, если тебе не по кайфу, то я сваливаю. Улугбек скоро таджикский укроп начнет отгружать. К стати, если че, потом могу стакан отсыпать.

Змий берет плод обратно в пасть и собирается уползать.

– Эй-эй-эй! Он хочет уйти! Подумайте только! Нет, вы слышали, а?

Адам разводит руками, пытаясь найти чью-нибудь поддержку, вертя при этом головой по сторонам. Но, увы, его взору предстает лишь справляющий большую нужду енот, выпученные глаза которого едва прикрывает, покусанная им же в лечебных целях полевая трава.

Это горько расстраивает Адама, и он резко и брезгливо переводит взгляд себе под ноги, далее продолжая с наигранной обидой в голосе.

– Этот человек не хочет обсуждать со мной совершенно ничего. Разве это демократия? Да услышат меня отзывчивые уши бобров и енотов! Что будет, если у меня после вашего плода откроется язва или сделается хроническая диарея? А, спрашиваю я Вас, кто будет обо мне заботится? Ева? Эта умственно отсталая похотливая женщина?

– Ты че так, по натуре, закисаешь, будто каждый день хомячишь вкусняшки. Баланда здесь, я зырю, так себе. Я те, балда, деликатес предлагаю. Импортный. Пока бесплатно.

– Скажите, я Вам когда-нибудь говорил, что Вы мне симпатичны? Нет? Так я Вам говорю. Я не всем иду навстречу. Да, да. Но Вам я не откажу в удовольствии накормить меня деликатесом. Такой уж я человек, не могу отказывать хорошим людям. Дайте мне посмотреть на него еще раз.

Змей подцепляет одним из своих ядовитых зубов со своего приподнятого хвоста яблоко и протягивает Адаму.

– Мыли?

– Обижаешь …

– Ну что вы, что вы. Разве я могу обижать кого-нибудь?

Адам осторожно, с недоверием, берет яблоко с хвоста змея, внимательно и долго изучает, но после раздраженного шипения Змея, скоропостижно вытирает яблоко о свой волосатый, но обвисло-впалый живот, широко и хищно прикладывается к плоду губами.

– И вы утвеждаефе, – задумчиво мямлит человек, роняя слюни, – шо посе того, как я сем этоф плоф у меня будеф офдельная кварфира в Вашем секторе? Со всеми удобфами? А фо у наф здефь никакой пиватнофти. Понаехали туф, понимаеф, он переводит взгляд на то место, где недавно обосновался енот и, не найдя его там, чуть посмелее с горечью восклицает: – лимифа! Я делаю эфо ради моей Сар… Ефочки и … больфых туалефа и куфни!

Адам откусывает.

– Фу, какой-то он у Вас, все-таки, горький! – Адам морщится.- Но зато какой оригинальный вкус, вы подумайте! Правда, от него щиплет ранку на моей губе, оставшуюся от утреннего любовного покусывания Евы – я ей отказываю, знаете ли, ведь сколько можно любиться, скажите на милость! В мои-то лета! А она провоцирует меня на секс каждый раз, когда видит. Хорошо днем на обед к дуплу не забегаю. Иначе, опять будет умолять себя по быстрому отдуплить. Высасывает и высасывает из меня ежедневно весь креатив, а откуда же родиться новой музыке, если я постоянно истощен? Это определенно, минус. Хотя, надо заметить, почти несущественный. Знаете, ох уж эти женщины!

– Да вола надо всегда на место ставить. А хату дадим со всеми удобствами. В Центре, с видом на парк. И никаких енотов. Кстати, может ты в понятках, мы с пацанами кента тут одного ищем, погоняло Рики-Тики-Тави. Он по национальности мангуст. Такой, борзый. Не видал?

– За всех не скажу, но я о нем решительно никакой информации не имею. – пережевывая мякоть, и чуть морщась, с видом важной персоны декламирует человек и, вытерев губы, добавляет – Разве за ними за всеми уследишь, за бесконечным циклом рождений и смертей этих тварей! Их ведь великое множество вокруг: еноты, бобры, хорьки, мангусты … скунсы, конечно. Разве всех упомнишь! А чем же эта наипрекраснейшая божья тварь привлекла Ваше внимание?

– Да тут … наших двух пацанов … Да те короче, сами втяпались … Все дудка эта дурацкая. На делянку пошли, а там это … музычка любимая, что индусы в чалме играют, такая … пацанская, в общем, откуда-то с хаты. Ну, они, и расслабились, сунулись на хату, а тут, как раз, этот, мордатый, Рики-Тики его погоняло. Матерый, гад. Наших завалил, да еще и малых нашел, сука.

– Родной мой, яхонтовый, прошу Вас милостивейше заметить, что у нас тут ругаться матом категорически запрещено.

– Да, нет. Рики-Тики этот бабой оказался. Точнее чем сукой, мангуста женского рода и не назовешь, это уже как стиль жизни, от собак переняли, паскуды. А потом, сука-мангуст, ведать, в бега подалась …

– Точно не знаком. А вы внушаете доверие. Уж не знаю, почему я Вам верю. Я всем верю, такой уж я человек. Только мучаюсь все время от своей доверчивости.

– Че-то мы от темы отвлеклись … Короче … Харэ, не ломайся как девочка, кусай еще!

Адам открыл рот, собираясь вновь впиться зубами в мякоть.

– Позвольте, а оно не радиактивное? Не с Белоруссии?

– Ку-сай, шняга стоячая.

Змей рутинно ухмыляется и зевает, показывая обширный кольчатый зоб.

– Ешь до конца, до семечек, не обижай пацанов. Травой закуси и снова тяпни. Как говорят у нас на киче – между первой и второй … из горла хлебай, не стой! Ац! За папу! Ац! За Еву. За папу. За Еву.

– Молодой человек, не учите меня кусать! Вы посмотрите какие у меня зубы? Любой енот позавидовал бы таким. Да что енот, бобры завидуют!

– Бобры уже через пару лет, беззубые становятся. Профессиональная болезнь! Так что, если не хочешь, чтобы такая же зараза поразила и тебя раньше срока, не тяни за латекс и работай челюстями. Главное, сок глотай. Там витамины всякие … Эти, там … Бэ, Цэ, Мэ … полезные, короче.

Адам икает. Мясистый язык его начинает по-немногу заплетаться, ноги – подкашиваться, голова – кружиться.

Змей сворачивается кольцами, приподнимает свой расписной капюшон, украшенный готическим пятигранником и начинает раскачиваться, как маятник. Его узкие полосчатые зрачки на фоне желтых белков сужаются до величины зубочистки, источая уверенность и холод морозильной камеры. Вкрадчивым, хриплым и нагловатым голосом
змеюк продолжает:

– Да, ты садись, братиш, не стесняйся! В ногах правды нет. – змей отхаркивает и в сторону добавляет – как, впрочем, и в твоем бескостном языке.

– От чего ж не сесть. Мы, бывает, с Евочкой так любим сидеть! Сядим и сидим. Сидим и смотрим, какая же все-таки благодать вокруг. Небо – голубое, солнце – яркое, ветер – нежный, еноты – работают! И как дружно у них это получается! Любо глядеть. В такие моменты сердце наливается бесконечной радостью, я достаю свою дудку и в такт их работе играю что-нибудь, например во фригийском мажоре, типа: пам-пам …. Па-ра-ра …пам-пам … па-ра-ра-пам-пам …-па-ра-ра-па-ра-па-ра-пам…

– А мурку смогешь?

– Я такое не играю, в основном свое. От моих произведений у енотов сильно повышается активность и производительность, чуть ли не в разы, знаете ли, при нашем разделении труда – их грубой работы и моей виртуозной игры. Чудо просто какое-то! Я даже переключился теперь почти полностью на эту работу – без моей игры они теперь совсем пропадают! Превозносят меня теперь, чуть ли не. Да, надо признаться, обошлось, конечно, не без жертв, пришлось отказаться от вмененных создателем обязанностей – постройки и периодического ремонта плотины, возделывания грядок, добычи киркой камня, но … чего не сделаешь ради них, этих енотов, скунсов и бобров, чтобы лишь бы им было комфортно и приятно падать от усталости. Как преображает зверье искусство!

– Погоди-ка … Ты не носишь чалму? Не индус?

– Нет, зачем мне, я и так сам бригадиром сделался. Бывает так: енот упадет, а я вижу – сочкует, не отработал еще своего дневного потенциала, так я ему маршик – «Вставай страна огромная!». Но вы знаете, это так изматывает, так изматывает. Только и хватает потом сил, чтобы восстановиться за четырехчасовым обедом, да заняться любовью с моей девочкой, Евочкой. Знаете, она младше меня на шестьдесят пять лет. И она не хочет сверху! Да-да. Но я все равно редко даю ей спать. К концу каждого дня к дуплу священного дерева, где мы с ней спим и проводим свободное время, по воздуху присылают посылку с виагрой. Так что ужинаю, я обычно, обильно сдобрив ею еду.

Они садятся на пень, образовавшийся после удара молнии в дерево.

– Послушайте, как Вас? Змей, кажется? Кусайте и Вы. А то одному как-то … скучно. Пока мы с Вами что-то не на одной волне. Вы думаете, вы один щедрый? Пожалуйте, я Вам тоже накрываю стол, на пне по случаю дорого гостя.

Собирает крошки мацы в кучку на пне.

– Это, вроде как, фуршета получается.

Змей подползает к плоду и, по-гусарски закинув голову, пронзает своими мощными клыками яблоко, таким образом, что из плода начинает интенсивно струится сок, смешанный с бордовыми каплями змеиного яда, морщась, слизывает несколько крошек мацы.

Адам делает испуганные глаза.

– Эх, какой вы не выгодный гость – так кусаете. Вы только подумайте! Так кусать, знаете ли, так нам с вами скоро кусать и вовсе нечего будет. Да, что нам с Вами – еноты могут вымереть от таких аппетитов!

– Енотам все равно, что касаемо до деликатесов, они их все равно не видят. Вернее видят, да глазами ж не съешь!

– Вы напрасно так говорите. У них всегда есть выбор. Из того, что я им предложу, конечно. За это еноты не пропустили ни одних выборов. И переизбирают меня министром культуры и почетным бригадиром который год к ряду. А про деликатесы они ведают, но есть им их некогда: все грядки свои копают. Зачем перед енотами деликатесы метать …

– Да, ты, я вижу, мужик с понятиями. Давай с тобой вот какой разговор затрем: что ты думаешь про нынешнюю государственную власть?

– Я?

– А че, здесь есть еще кто-то? Пацаны мои далеко, в бане с девахами моются, восстанавливаются, так что я тебя хочу послушать.

– Я ничего не думаю. Думать вредно, а в слух еще вреднее. Хотя …

Адам откусывает еще кусок и оглядывается по сторонам, шепчет змею в ухо.

– Поймите, здесь в Идиллии есть много недоработок! Я их уже давно вижу, но молчу. Если подумать, можно многое улучшить. У меня лично уже есть план.

– Так че ты молчишь! – наиграно возмущается змей. – ты нам с пацанами скажи, мы если че деньгами поможем, всегда за друга впряжемся, ты объясни главное че сделать-то.

– Тш!! Нас могут подслушать. Молодой человек, молодой человек! Где Ваше благоразумие? Разве я дожил бы до своих седин, прежде не нажив благоразумия? Понимаете: есть серьезный недочет в божественном твореньи.

– Да ты чё!?

– Да. Да. Он так и бросается в глаза. Разве вы не замечаете? Я на Вас удивляюсь, вроде взрослый, ум … интересный зверь, а так наивны в вопросах улучшения социальной сферы.

– Честно говоря, всего сразу и не заметить. – лукаво оправдывается змей. – У меня на Родине было … это … спортивное образование с факультативным курсом арифметики – люблю в свободное время считать. Физиономии кулаками или лбы пулями. А в политике и социологии, уволь, братиш, не силен.

– да это же очевидно: еноты не летают!

– Да ты чё!?

– Да, да. Ситуация такова. Я уже подходил к ним, говорил, что, мол, вы даже и не знаете, а вы могли бы летать. Да, что они понимают в жизни – зверьки несмышленые!

– И чё еноты?

– Они возмущаются, но боятся. Я постоянно привожу им новые доказательства, что они могли бы летать, но не летают. Это неоспоримый минус мироздания.

– И чё, они всю дорогу обламываются от этого … нелетания?

– Ужасно! Я пытаюсь им это объяснить, а они не могут пока это осознать, но я достучусь до их сознания, чтобы они послали претензию создателю Идиллии и все это подробно изложили на бумаге.

– Ну ты голова! Кусай, пацан, олигархом будешь!

– Ац!

– Зачем же еноты, напиши сам. Они, походу, темные, неграмотные.

– Да, откуда же им ведать грамоту? Так, скачут зачем-то, гадят на полянке, уже мимо пройти нет никакой возможности!

– И че, было бы лучше, ели бы они летали и гадили тебе на бошку?

– Молодой человек, молодой человек, что вы понимаете в мироздании и, в частности в политике? Но я Вам открою секрет. Я – особенный. Во мне – голубая кровь. Я лучше знаю, что лучше для ме… всех, чем кто-либо здесь в Идилии.

Адам икает, рыгает, сморкается. Белки его глаз делаются красными, интеллект неминуемо угасает.

– Чего тянуть-то, давай сейчас маляву состряпаем, ты ее подпишешь, а мы с пацанами дальше разберемся.

– Мол … молод … чел … чело … век!

Адам падает с пня, истерически смеется и запевает песню, обнимая корень.

– …. Из-за острова на стрежень … я не могу писать …Где мой сертификат на квартиру?

Змей лукаво:

– Так вот же он, уже все на тебя переписано, подпиши здесь, где крестик, под словами «… иначе будем саботировать работу».

– Какую-такую работу … ик?

– А на фига работать, если есть такая хата – сдавай ее пацанам и живи всю жизнь на лавэ. Подписывай, давай!

– У меня нет ручки.

– Не беда, зато есть у меня – змей протягивает ручку Адаму, гравированную словом Воланд.

– … выходили расписные … Стеньки Ра ….

Адам пытается дотянуться до ручки, подаваясь вперед, но, слегка не дотянувшись, падает и блюет себе под ноги смесью из непереварившейся кожурки предательского плода и ядовитого желудочного сока.

– Гоп-стоп тебя возьми! Какой же ты мерзкий!

Змей приподнимает пьяное тело Адама, и его рукой черкает подпись.

– Ху. Сделано. Теперь хоть утони в своей жиже, слизняк.

– Кто слизняк? Я – слизняк? Зачем слизняк? Ааааа… Так-так. Уважаемый, вас можно … ик … на минуточку?

В глазах Адама гнев на секунду побеждает хмель.

– Так, так, так. Поди-ка сюда … Чооо-чооо ты сказал? Ща я те дам слизняка, не унесешь!

Адам тянется в направлении змеиной шеи, но вместо нее хватает воздух. Змея уже рядом нет.

– Обнули! Опять обманули честного человека!

Стучит в сердцах кулаком по пню.

– Зин! Зина! Зинуля! Принеси водочки, детка! Зинуся! – Молчание. Тихо сам себе: – Зины нет. Че-то я голый какой-то. Где моя тельняшка? Так, ее ж, наверное, Люська в ванной стирает. Люсь! Люся! Отдавай, паршивка, не медля, мне мою тельняшку!

Падает в блевотину и засыпает.

4.
Амур.

-Адамчик, ты меня лю?

– Конечно лю, моя девочка, только не елозей, пожалуйста, своими ногами по моим, я этого не люблю, они у тебя холодные.

– Я больше не буду. Это потому что ты меня не обнимаешь. Поцелуй меня.

– Ягодка моя, я таки только что закончил. В том числе и целовать. И все тебя. Мне нужно немного взять и ничего не делать.

– Ох, ты мой лентяйчик, ам.

Кусает мужчину за нижнюю губу, часто и нарочито громко дышит ему в лицо.

– Деточка моя, посмотри какие звезды этой ночью, медведица вон видна всякая там на небе …

– Медведица? Звучит возбуждающе. Хорошо я буду твоей маленькой медведицей, а ты моим маленьким, но очень энергичным медвежонком, изголодавшимся по ее телу.

– Изголодавшимся? У меня скоро будет переедание!

– Почему ты недоиспользуешь нашу физиологию, разве тебе не приятно? Конец и начало, вот формула эффективного единства!

– Приятно, когда в охотку. А столько раз подряд – это монотонная штамповка, конвейер какой-то! Мы израсходовали весь запас виагры. Давай, лучше спать. У меня болит голова.

– И еще странно пахнет изо рта, но это все пустяки, потому что нам нужно еще разок слепиться вместе, да мой медвежонок?

– Дорогая, дай-таки мне немного поспать, мне же завтра на работу, по новой взбадривать енотов. Я возьму и с недосыпу налажаю кучу нот. У енотов собъется работа, в стране снизится ВВП.

– Такой вредный, да? Хорошо. Я вон завтра возьму и спрячу твою дудку. И придется тебе снова горбатиться с бобрами на плотинах.

– Какой же ты можешь быть ядовитой!

– Ядовитой? Если бы не я, то так бы и остался ночевать в собственном соку на жестких корнях. Я тебе говорила, что хомяки плохо моют посуду, а ты меня не слушал. Вот тебе
и доигрался: отравили тебя щекастые. А я тебя невменяемого до дупла доперла!

– За что тебе большое спасибо, которое ты знаешь сама, как я выразил недавно, а хомякам я завтра вдарю по щекам! Посудомоечную машину, вроде, им подвезли на той неделе, и все никак гигиену не наладят. Хотя, ты же понимаешь в какой стране мы живем! Походная кухня, сама понимаешь. Но я все это улажу. А завтра поутру, как поправлюсь нарзаном, я включу с утра на пару раз свою вибромашину, для гимнастики членов.

– Правда?

– Да, моя киска.

– Ну, ладно. Завтра, значит завтра.

Кладет голову ему на грудь, закрывает глаза, рукой усиливая интенсивность поглаживания его интимного места.

Адам лежит недвижимый за закрытыми глазами, глубоко и ровно дышит.

– Ну, вот, отключили электричество. Прибор перешел в спящий режим. Эх! – удрученно восклицает Ева и тоже засыпает.

5.
Расплата

Гулко и раскатисто, как гром в небе, раздается стук по дереву.

– Здесь, ли проживают Адам Идиллийский, человек богоравный и его жена Ева? – забасили два голоса.

Ева, протирая глаза, высовывается наполовину из дупла, но тут, увидев существ в темных очках и плащах, неожиданно осознает, что совершенно нага и ладонями закрывает пикантные места.

Существа невозмутимо ждут ответа.

– Простите, а у Вас пары фиговых листочков не найдется? – дрожащим голосом спрашивает Ева.

– Зачем они тебе?

– Да, я, знаете, что-то комплексую из-за имплантантов последнее время, накачалась силиконов, а вдруг кому не понравится …

– Не лукавь, дочка.

-Хорошо, хорошо. Я вам отвечу. Гм… А что вы делаете сегодня днем? Не хотите ли зайти ко мне на рюмочку чая, пока муж на работе?

Женщина чуть-чуть опускает ладонь, обнажая бордовый сосок.

– Нам не положено. Мы по другому вопросу. Где твой супруг?

– Адам-то? Да где же ему еще быть. – презрительно кивает женщина в сторону недр дупла. – здесь вон валяется.

– Буди, к нему есть разговор. Срочный.

– Поняла. Адам!Адамчик! К тебе пришли дяди.

Спустя минуту из дупла высовывается сонная голова с красными глазами.

– Здравствуйте, таки чем могу быть полезен?

– Наши фамилии Гавриилов и Рафаилов. Мы уполномоченные по особо важным делам. К нам поступила от Вас бумага.

– Подождите, подождите, какая бумага? Стихов я не записываю, все держу в голове. У меня такая память, знаете, любой бобер позавидует! Да, и конкурсов на креатив вы давно не устраивали …

Один из пришедших достает из кармана плаща лист а4, вставленный в файл, и протягивает Адаму. Красным маркером нем выделены слова: «претензию», «саботировать», «Ущемлены».

Вот, что было написано на этом листке:

Верховному Создателю всего сущего
от и.о. управляющего ТОО «Идиллия»
предпринимателя Адама Эдемовича и его жены Евы Эдемович

Претензия

«Мы, солидарные со всеми 30 енотами, включая пожилых и кастрированных, выражаем в этой резолюции претензию в том, что права енотов ущемлены, и они не летают. Если Вы не предпримите никаких действий по устранению данного упущения, мы с енотами и хорьками будем саботировать работу.

Мы, ниже подписавшиеся Адам и Ева Эдемовичи, ака Человеки».

Лицо Адама меняется в цвете, из красного делаясь мгновенно белым, как водка.

– Это клевета! Это подделка! Боже мой … какая гнусная выходка. Аааа! Я кажется начинаю вспоминать …

Адам хватается за голову. Острым гвоздем из тумана воспоминаний врезаются подробности разговора со змием.

– все, точно, я вспомнил. Его звали Змей и он, обманом добился от меня этой подписи. Да, что обманом, он, вероятно, моей же рукой и писал! Хорошо еще мной бесчувственным не воспользовался в гнусных целях …

– Непрепятствование обману есть тот же обман. Ибо человек силен совей волей. Воля должна оберегать божественные духовные ценности и данности, а не сомневаться в них и не отдавать на поругание.

– Я больше не буду! Арестуйте змея, он во всем виноват! Шипелявое пресмыкающееся все подстроило!

– Как он выглядел?

– ну, как, зеленый такой. Лысый. По фене ботает. Сидел где-то. Шипит много ерунды.

– Хорошо. Мы составим с твоих слов его фоторобот и объявим в розыск.

– Это его грех! Ева скажи им. Он вообще – приезжий, а я – коренной!

– Предложение греха есть тоже грех, но твой грех страшней всего, ибо ты вознес себя выше своего Создателя, усомнился в существующем порядке вещей, и за то, при всей его Любови к тебе и терпению к твоей предпринимательской деятельности, в том числе и к ведению черной бухгалтерии, которую ты в основном вел на обратной стороне Дерева знаний, вы обязаны сегодня же съехать с казенной квартиры, то есть из дупла Дерева Знаний, и вообще эмигрировать из Идиллии в неизвестном направлении. И еще. Заплатите все, плиз, непогашенные коммунальные платежи. И налоги.

К присутствующим присоединяется группа енотов во главе с Вислоухим и Вострозорким. Над головой, на руках, они несут здоровый темный мешок и недоделанную конструкцию трона. Все это они складывают к дуплу.

– Вот. Мы Вам собрали все Ваши деньги и произведенное мороженое. Нам это не нужно. Адаму – адамово, еноту – енотово.

– Вам нужно торопиться, скоро на мгновение откроются ворота Идиллии, чтобы Вас выпустить. – сказал один из существ в очках и плаще, обращаясь к людям.

– Евочка, ты все слышала, собирайся! Таки сушим сухари, пакуем мацу и через пожарное дупло съежаем с казенной квартиры. Нас здесь не любят. Они все – злые. Зачем же нам хорошим, тратить свое время и силы, безвозмездно вкалывая на правительство, которое не дает честному человеку заработать! У – е – зжа – ем!

– Подумаешь, сами проживем и без всех. – складывая руки крестом на груди огрызается Ева.
– Решение обжалованию не подлежит. Жаль, а так все хорошо начиналось … Ты любил Создателя, Еву, друзей – енотов, а потом ты стал только лишь всех использовать. Тебе и твоим потомкам, правда, будет дан еще один шанс исправиться и вернуться, но, для его реализации тебе понадобится много сил и времени. Люди будут убивать, а женщины вновь рожать, и будут тратится тысячелетия, прежде чем представится возможность реализовать призрачный маленький шанс искупить вину и вернуться в Идиллию.
– Послушайте, решили, так решили, почему я должен … мы должны выслушивать эту пафосную чушь! – отрезал Адам.
– Вот-вот – поддакнула Ева.
– Сами по нам еще заскучаете! – отрезал Адам, одевая фиговый листок.
– Вот-вот – поддакнула Ева, пытаясь его снять с Адама и поласкать подфиговое содержимое.

Мужчина отводит руку жены, закидывает мешок с мороженным, каркасом трона и деньгами ей на плечи, достает дудку, маршируя и подгоняя Еву, удаляется с ней во свояси под мелодию «Врагу не сдается наш гордый «Варяг»…».

Занавес опускается.

0 Comments

  1. nikodim_ushlyiy

    И это вы называете справедливостью: убрать без моего ведома все рецензии и ответы на них? Я имею вас, господ из жюри и тех.поддержки портала! Забрали почему-то отданный мне голос? Где чистота конкурса? Или опять будет все поделено среди своих?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.