Оседлав Росинанта

И. Доминич

“ОСЕДЛАВ РОСИНАНТА…”
(мюзикл для маленькой сцены)

Александру Соломонову,
другу и единомышленнику

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Дон Кихот Ламанчский, рыцарь Печального Образа
Санчо Панса, его оруженосец
Дульсинея Тобосская, дама сердца Дон Кихота
Толпа на постоялом дворе

Действие происходит вне времени и пространства. Хотя… Количество актеров на сцене – по усмотрению режиссера. Если один исполнитель способен донести до зрителя и женские и мужские образы, то пусть будет один. Не возбраняется также использование более трех актеров, вплоть до хоров. Оптимальный же состав – три человека. Ремарки, выделенные жирным курсивом, должны быть озвучены персонажами. Вот и все.

ПРОЛОГ

(На сцене все участники представления. Они еще не персонажи, а просто актеры)

1-й актер
Садитесь в кресло глубже,
Укройте ноги пледом,
Бокал возьмите в руки, наполненный вином…
И унесет Вас тут же
В Гренаду иль в Толедо,
Раскрытый на коленях тяжелый толстый том.

2-й актер
И кресла нет в помине –
Седло скрипит под Вами.
Сжимают Ваши пальцы копье, а не бокал!
Все правильно – отныне
Вы в рыцарском романе,
И Вы слегка устали, и конь слегка устал.

Втроем
На все есть божья воля,
И вдаль бежит дорога.
А значит – надо ехать, покуда хватит сил,
Чтоб мир спасти от боли,
Помочь ему немного,
Хоть Вас об этом, в общем, никто и не просил.

Актриса
Уснул – решит супруга,
Как будто, так и надо.
Она свечу задует, укроет Вас по грудь…
1-й актер
Затянута подпруга,
2-й актер
Ждет подвигов Гренада,
Актриса
И поднято забрало и бесконечен путь…

(Пролог окончен, начинается действие. На переднем плане остаются только Дон Кихот и Санчо Панса.)

Копыта выбивают из сухой уставшей земли облачка пыли.
Полуденное солнце отражается в начищенных доспехах. Рыцарь и
его оруженосец снова в Дороге…

Дон Кихот и Санчо Панса
Книга раскрыта на нужной странице,
Слово и цвет обрело, и объем…
Снова у нас пропыленные лица,
Снова дорога бежит под конем!
Нам путь преграждают не горы, а годы.
Текущая мимо река – на века…
Но в этом пространстве
Место для странствий
Рыцарю сыщется, наверняка!

Книга раскрыта, а значит мы живы,
Значит нам снова в дорогу пора.
Пусть у коней не расчесаны гривы –
Мы отправляемся не на парад!
Нам путь преграждают не горы, а годы.
Текущая мимо река – на века…
Но в этом пространстве
Место для странствий
Рыцарю сыщется, наверняка!

Книга раскрыта, время – к рассвету,
Блики запрыгали по потолку…
Слышите, латы зазвякали где-то –
Прибыло нашего, значит, полку!
Нам путь преграждают не горы, а годы.
Текущая мимо река – на века…
Но в этом пространстве
Место для странствий
Рыцарю сыщется, наверняка!

Что может помочь скоротать путникам долгий путь? Старое, испытанное средство – добрая беседа.

Дон Кихот
Скажи мне, Санчо…
Санчо
Да, сеньор.
Дон Кихот
Сколь долго мы в дороге,
Сколь долго нас во весь опор
Несут по свету ноги?

Санчо
Вопрос занятный, как всегда.
Сколь мы живем на свете?
Не знаю, сударь, вот беда –
Я не следил за этим.

Ну, а прикинуть, так на так,
То скажем, честь по чести,
Что мы, выходит, как-никак,
Четыре века вместе!

А если, сударь, взять и счесть
Все синяки и шишки,
То, право слово, ваша честь –
Выходит, даже, слишком.

Давным-давно пора домой,
И, должен вам заметить,
Что в этом веке ветряной
Нам мельницы не встретить!

Такие, сударь, времена,
Что техника в ударе!
И даже мельницы здесь на…
На… Как его… На паре!

Дон Кихот
Опять ты, Санчо, мелешь вздор!
Что мельницы – безделка…
Санчо
А вас, я чувствую, сеньор,
Все тянет в переделку!

Нет – чтоб спокойно дома жить!
Вас так и тянет, право,
Мечом махать, колоть, рубить
Налево и направо.

Дон Кихот
Эх, Санчо, старый добрый друг!
Прошло четыре века
И изменилось все вокруг,
Все, кроме человека.

А значит – наш не кончен путь,
Дороге нет предела.
И дай нам Бог, когда-нибудь,
Хоть что-то переделать!

И кончен, Санчо, разговор,
Подумай о привале…
Санчо
Согласен с вами, мой сеньор,
Мы здорово устали.

Вечер. Горит костер, съеден нехитрый ужин. Но Санчо Панса все никак не успокоится…

Санчо Панса
Позвольте спросить вас, сударь,
Чтоб скрасить беседой миг,
Про вас и про вашу удаль
Написано столько книг,

Что если их взять и взвесить,
Как скажем, мешок с овсом –
Потянут они все вместе
Не меньше, чем я с ослом!

А коли вам будет вольно
Их стопочкой все сложить –
То с добрую колокольню
Та стопочка может быть!

И в свете сиих расчетов,
Осмелюсь у вас спросить:
Хозяин, какого черта
Нам по свету колесить?

А Дон Кихот может не спать всю ночь – лишь бы поговорить о странствующих рыцарях, заколдованных принцессах и славных подвигах.

Дон Кихот
Ах, бедный мой Санчо, святая душа.
Ты любишь поесть – постарайся ж понять,
У стольких, вокруг, за душой ни гроша –
И некому их защищать!

Ах, бедный мой Санчо, ты тертый калач!
Ты любишь вино – постарайся ж понять,
Лишь только послышится где-нибудь плач –
То нужно на помощь скакать!

Ах, бедный мой Санчо, хитрец и мудрец.
Ты любишь шутить – постарайся ж понять,
Пока не наступит всем бедам конец –
Нам, Санчо, шагать и шагать.

Ах, бедный мой Санчо, простой человек!
Ты любишь меня – постарайся ж понять,
Неважно, какой на земле нынче век –
Но зло не должно побеждать!

Ах, бедный мой Санчо, ну что ты ей-ей?
Ты веришь в любовь – постарайся ж понять,
Во имя ее, Дульсинеи моей –
Не страшно сто раз умирать!

(Дон Кихот и Санчо отходят на второй план. Выходит Дульсинея)

А в это время, где-то далеко-далеко кто-то негромко напевает песенку… Может быть, это она, Дульсинея Тобосская?

Дульсинея
От сева до жатвы, от вьюг до покосов
Проходят года сквозь мой маленький двор…
А я, никогда не бывала в Тобосо,
Вы зло пошутили, мой добрый сеньор.

За что вы, намерений злых не имея,
Пожизненный вынесли мне приговор?
Зачем вы назвали меня Дульсинеей?
Вы зло пошутили, мой добрый сеньор.

А люди, есть люди – одна глянет косо,
Другой – захохочет скабрезно в упор…
А я никогда не бывала в Тобосо,
Вы зло пошутили, мой добрый сеньор.

Девиз ваш на вашем щите пламенеет,
И вдаль устремлен благороднейший взор…
Зачем вы назвали меня Дульсинеей?
Вы зло пошутили, мой добрый сеньор.

Вы где-то плывете, подобно матросу,
Слывя драчуном и зачинщиком ссор!
А я никогда не бывала в Тобосо,
Вы зло пошутили, мой добрый сеньор.

Сеньор, мой сеньор, возвращайтесь скорее,
Ваш конь благороден, и шаг его скор…
Зачем вы назвали меня Дульсинеей?
Вы зло пошутили, мой добрый сеньор.

(Издалека, усиливаясь, доносятся голоса Дон Кихота и Санчо. Дульсинея опять исчезает в темноте…)

Дон Кихот и Санчо
Нам путь преграждают не горы, а годы.
Текущая мимо река – на века…
Но в этом пространстве
Место для странствий
Рыцарю сыщется, наверняка!

У Санчо хорошее настроение и уносится ввысь, под небеса его веселая песенка…

Санчо Панса
Как славно, ни слова заранее
Супруге своей не сказав,
Удрать и бродить по Испании
Опасностям глядя в глаза!
Смотри себе, главное, под ноги
И крепче поводья держи!
Нет в жизни бесславнее подвига,
Чем эта семейная жизнь…

Вот небо висит необъятное,
И думаешь только о том,
Что рыцарствовать тем приятнее,
Чем дальше отсюда твой дом!
Смотри себе, главное, под ноги
И крепче поводья держи!
Нет в жизни бесславнее подвига,
Чем эта семейная жизнь…

Вот едешь равниною плоскою,
Вот горы видны все ясней…
Да хоть Дульсинею Тобосскую
Люби – но жениться не смей!
Смотри себе, главное, под ноги
И крепче поводья держи!
Нет в жизни бесславнее подвига,
Чем эта семейная жизнь…

Скитайся, ищи приключения,
Безумствуй и лезь на рожон!
Все это пустяк, развлечения
В сравненьи с наличием жен!
Смотри себе, главное, под ноги
И крепче поводья держи!
Нет в жизни бесславнее подвига,
Чем эта семейная жизнь…

И Дон Кихот тоже поет, но не просто песенку, а старинную рыцарскую балладу.

Дон Кихот
Пропели фанфары прощальное скерцо,
Захлопнулись створки ворот…
И рыцарь сжимает рукой свое сердце,
И грустную песню поет:
Как в замке высоком
Живет одиноко
Принцесса и рыцаря ждет…

Дорога петляет то полем, то лесом,
То рытвина, то поворот.
А рыцарь везет свое сердце принцессе
И грустную песню поет:
Как в замке высоком
Живет одиноко
Принцесса и рыцаря ждет…

Наш рыцарь то весел, то смотрит угрюмо,
То рысью коня, то в галоп…
Везет свое сердце красавице юной
И грустную песню поет:
Как в замке высоком
Живет одиноко
Принцесса и рыцаря ждет…

А сердце в пути остывает, грубеет –
Был пламень, а сделался лед…
И рыцарь стареет, стареет, стареет,
И грустную песню поет:
Как в замке высоком
Живет одиноко
Принцесса и рыцаря ждет…

Ну вот уж вдали показалися башни,
Моста подвесного разлет…
Но сердце рассыпалось пылью вчерашней,
И рыцарь покой обретет….
А в замке высоком
Живет одиноко
Принцесса и рыцаря ждет…

Нет ничего на свете тяжелее ожидания. И звучит грустная песня Дульсинеи Тобосской. Вечная песня ожидания…

Дульсинея
Ах, кто тебя выдумал, кто тебя создал, Дорога?
Опутали мир твои прочные серые сети…
Четыреста лет я ни шагу с родного порога –
А вдруг он приедет, усталый и злой, на рассвете!

Скажи мне, Дорога, в чем счастье твоих поворотов?
Зайди за любой – лишь разлука, разлука, разлука…
Четыреста лет мне ни шагу ступить за ворота –
А вдруг он приедет, и кончится адская мука!

Ответь мне, дорога, кто это придумал, ей-богу,
Что каждый вокруг себе тихий уют выбирает,
А тот, кто любим – тот всегда выбирает Дорогу,
Клянется в любви, а потом навсегда уезжает!

А ты его жди, и опять же – смотри на дорогу,
На долгие годы растянуты долгие мили…
А ты лишь молись ежечасно, подолгу, помногу,
И радуйся каждому новому облачку пыли!

Ах, кто тебя выдумал, кто тебя создал, Дорога?

Но что нашему Санчо до чьей-то тоски? Он бодр, весел и, как всегда, радуется жизни!

Санчо
Да что ж мы приуныли?
Ужели нам впервой –
Да на хромой кобыле,
Да не к себе домой!
Ужели стал нам в тягость
Наполненный стакан?
Ужели нам не в радость
Красотки стройный стан?

А синяки и шишки –
Так кто без них прожил?
И есть одна мыслишка,
Что нам достанет сил,
Чтоб не считать за тягость
Наполненный стакан,
Чтоб был нам только в радость
Красотки стройный стан!

А те, кто ждет – дождутся.
Ужели нам впервой,
Прошлявшись век вернуться,
Да не к себе домой?
Туда, где нам не в тягость
Наполненный стакан,
И где нам будет в радость
Красотки стройный стан!

В отличие от Санчо, Дон Кихот серьезен. Ему не дают покоя мысли о том далеком времени, которое называлось “Золотым веком”.

Дон Кихот
Когда-то были времена –
В них не звенели стремена,
И рыцари не мыкались по свету.
В них просто не было нужды,
Поскольку не было вражды –
Не враждовали меж собой поэты!

Когда-то были времена,
Когда была одна цена
И хлебу, и огню, и поцелую…
И рыцарь в латах был смешон,
Был никому не нужен он –
Художники, друг с другом не воюют!

Когда-то были времена,
Когда давали имена
И людям, и предметам, и животным.
И грозный рыцарь на коне
Был неуместен там вдвойне –
Ведь музыканты не делили ноты!

Когда-то были времена…
Они ушли, и чья вина,
Что век не тот, и что не та эпоха?
Но скачет рыцарь по земле –
Печать надежды на челе…
И значит, все еще не так уж плохо…

Песни-песнями, но и побеседовать два друга тоже никогда не откажутся.

Дон Кихот
Скажи мне, Санчо, как понять –
Мы скачем, скачем, скачем,
Но почему-то не слыхать,
Ни стонов и ни плача?

Ужель настал тот самый век,
В который я стремился?
А я считал, что человек
Ничуть не изменился…

Санчо
Да нет, сеньор, я хоть простак,
Но голову имею.
И, сударь, все совсем не так,
Как вы уразумели!

Все дело в том, мой господин,
Что в этом веке каждый
Всегда – один, всегда – один
(Я повторяю дважды).

Здесь – каждый, только за себя,
И в радости, и в горе
Дон Кихот
Но, Санчо, есть семья, друзья…
Санчо
Лишь форма, и не боле.

Никто не нужен никому,
И звать на помощь – глупо.
Здесь каждый сам идет ко дну,
Кричи хоть так, хоть в рупор!

Такие, сударь, времена,
Что техника в ударе!
И даже мельницы здесь на…
На… Как его… На паре!

Дон Кихот
Но, Санчо, значит мы с тобой…
Санчо
Ах, бросьте, сударь, бросьте.
Домой пора нам, на покой
При стареньком погосте.

Дон Кихот
Нет, Санчо, нет! И сто раз нет!
Пройти такие дали…
Санчо
Эх, за четыре сотни лет
Мы мало умирали?

Да, воскресали мы порой,
Когда была охота…
Но в этом веке, сударь мой,
Не верят в Дон-Кихотов!

Дон Кихот
Твои слова, мой друг, клинок
Толедской тусклой стали…
Страна, где каждый одинок –
Такого мы не знали…

Закончим, Санчо, разговор,
Подумай о привале…
Санчо
Согласен с вами, мой сеньор,
Мы здорово устали.

И снова привал, и снова беспокойные мысли одолевают Дон Кихота, не позволяя ему уснуть.

Дон Кихот
Клянусь тебе, Санчо, клянусь красотой Дульсинеи,
Что ты от меня не услышишь ни вздоха, ни стона,
Покуда, в сраженьи смертельном, я не одолею
Исчадие ада, волшебника злого, Фрестона!

Все то, что мы видим вокруг, разобщенность и злобу,
Безликие лица толпы, равнодушные взгляды –
Все это Фрестон. Это он у них отнял свободу.
Свободу быть вместе, свободу любить и быть рядом!

Клянусь тебе, Санчо, клянусь тебе всеми святыми,
Искать его всюду, искать его денно и нощно,
Покуда мой старый зазубренный меч не остынет
В крови его бледной и вязкой, в груди его тощей!

Доспехи мои проржавели и руки устали,
Но дух не устал мой бродить по испанским дорогам.
И сердце мое закалилось, до крепости стали,
И верен мой глаз от рождения, волею Бога!

Клянусь тебе, Санчо, клянусь своей жизнью и смертью,
Что нет в моем сердце ни тени сомненья и страха!
И что не напрасно мы жили четыре столетья,
И что от Фрестона останется горсточка праха!

Что остается бедному Санчо – только тяжело вздыхать и напевать себе под нос.

Санчо
Ах, бедный хозяин, мой добрый сеньор –
Честное сердце, пламенный взор!
Чистые помыслы, поступь легка…
Только вот, сбрендил слегка.

Ах, бедный хозяин, сеньор Дон Кихот,
Как потешается глупый народ!
Рыцарь-то он, говорят, хоть куда!
Только вот, сбрендил – беда.

Ах, бедный хозяин, Кехано-сосед,
Мечтает весь свет защитить он от бед…
Его убежденья крепки, словно сталь!
Только вот, сбрендил, а жаль.

Для любви не существует правил и законов. И там, далеко, Дульсинея Тобосская просит у Бога невозможного…

Дульсинея
Глаза мои пусты, а сердце плачет.
Я не устану, Господи, молить:
Пошли Ему немножечко удачи,
Позволь Ему хоть раз, да победить!

Вот Он стоит, глядит в проем оконный,
Мечтая осчастливить белый свет –
Сразить в бою волшебника Фрестона,
Которого на свете-то и нет!

Ну почему же, Господи, выходит
Что Он – всегда один и против всех,
Неужто, в человеческой природе,
Любить себе подобных – смертный грех?

Ведь невозможно, Господи, без стона
Смотреть в Его печальные глаза…
Раз нет на свете этого Фрестона –
То ты, Господь, тогда его создай!

И пусть на перекрестке звездных далей
Они схлестнутся в яростном бою…
Я знаю, это сбудется едва ли,
Но я Его люблю, Господь, люблю!

Так пусть же Он, по рыцарским законам,
Достойно встретит свой последний час…
О Господи, зачем мы все Фрестоны,
О Господи, зачем ты создал нас…

А в это время, перед нашими путниками показался старинный замок! Правда, Санчо заявил, что это просто постоялый двор. Вокруг наших героев собирается толпа…

Первый
Ха-ха, смотрите, кто это пред нами!
На дохлой кляче, в бритвенном тазу!
Да он в седле качается, как пьяный!
Хоть он и трезвый – ни в одном глазу.

Второй
Да это сумасшедший, я встречал
Его недавно на большой дороге.
Ребята, сторонись его меча!
Ребята, он на голову убогий!

Третий
Ха-ха, взаправду “странствующий лыцарь”,
А вон “оруженосец” на осле!
У идиотов точь такие лица,
Да это ж дураки, чтоб я ослеп!

Вся толпа
Нас не волнуют ни горы, ни годы!
Нам наплевать как петляет река!
А в нашем пространстве
Место для странствий
Выбрали, выбрали два дурака!

Первый
А ну, возмем, ребятушки, дубины,
Вы – длинного, а мы – за толстяком!
А ну проверим, как прочны их спины,
И что они нам запоют потом!

Второй
Но, только чур, по головам не бейте!
У них и так мозгов – на кошкин плач!
И главное, до смерти не убейте.
Зачем нам знать, как выглядит палач?

Третий
Ату их, пацаны, кидай камнями!
Отцам, ребятки, помогать пора!
Мы вырвем это “рыцарство” с корнями,
Долой заразу, бей их, бей! Ура…

Вся толпа
Нас не волнуют ни горы, ни годы!
Нам наплевать как петляет река!
А в нашем пространстве
Место для странствий
Выбрали, выбрали два дурака!

Можно ли дальнейший разговор двух друзей можно назвать беседой? Едва-ли…
Дон Кихот
Скажи мне, Санчо…
Санчо
Да, сеньор.
Дон Кихот
Кто это были?
Санчо
Люди.
Обычный постоялый двор,
Среди обычных буден.

Теперь поверьте, сударь мой,
Не мне, а ребрам вашим,
Что в этом мире, под луной,
Фрестон ваш нам не страшен!

Все чародеи, колдуны,
А также великаны…
На них нет доли той вины,
А люди…
Дон Кихот
Странно, странно…

Ведь я же шел, чтоб их спасти!
Я шел с добром к ним, Санчо!
Санчо
Добро сегодня – не в чести
В Испаньи и Ламанче.

Такие, сударь, времена,
Что техника в ударе!
И даже мельницы здесь на…
На… Как его… На паре!

Дон Кихот
Я слышу это, милый друг,
Должно быть, разом третьим…
Да ты не тронулся ли вдруг
На этом вот… предмете?
Санчо
Бог с ней, с моею головой,
Цела – и слава богу,
Но мне сдается, сударь мой,
Что кончилась дорога…

Куда ни кинь – везде тупик,
Дубины, да каменья,
Разбойный свист, истошный крик,
Презренье и забвенье.

Должно быть, оборвалась связь
Между людьми и богом –
И нам швыряют в спину грязь,
И гонят по дорогам…

Дон Кихот
Ужель все так, как ты сказал?
Как это, Санчо, больно…
Как я устал… И конь устал…
И ты устал. Довольно.

И кончен, Санчо, разговор,
Подумай о привале…
Санчо
Согласен с вами, мой сеньор,
Мы здорово устали.

Спит Санчо, постанывая во сне. Спит осел… И только старый Росинант внимательно слушает своего хозяина.

Дон Кихот
Ну что, мой верный конь, мой Росинант?
Ты стар и тощ, как в поле одуванчик.
Я закрываю странствий фолиант,
Мы утром возвращаемся в Ламанчу.

Поедем, не спеша, к себе домой.
Ты станешь в стойло, и тебя покормят…
А миль, что были пройденны тобой,
Уже не вспомнят, Росинант, не вспомнят…

Ну разве забредет твой старый друг –
Осел оруженосца, младший брат твой.
И вы, хвостами отгоняя мух,
Взгрустнете об ушедшем безвозвратно.

Ну что, мой верный конь, мой Росинант?
Ты стар и тощ, как в поле одуванчик.
Я закрываю странствий фолиант –
Мы утром возвращаемся в Ламанчу.

Санчо Панса ворочается с боку на бок, что-то бормочет и улыбается чему-то. Наверное, своему сну…

Санчо
Когда ты полжизни в скитаниях
Проводишь, то вспомни о том,
Что есть где-то, в сердце Испании,
Твой маленький старенький дом.
Там свиньи лежат под оливами,
Цветет огород без затей,
А в доме супруга сварливая
Орет на немытых детей.

Там в небе стрижи хороводятся,
В саду муравейник кишит,
И все, что вокруг колобродится –
Услада уставшей души!
Там свиньи лежат под оливами,
Там ходит кругами сосед,
А в доме супруга сварливая
Орет на детей-непосед.

Там куры в навозе копаются…
Такая вокруг благодать…
Пусть рыцари где-то шатаются,
Гораздо приятней поспать!
Там свиньи лежат под оливами,
Ползет по стене виноград,
А в доме супруга сварливая
Орет на чумазых ребят.

Длинная ночь у Дон Кихота. Черная ночь. Нехорошая ночь…

Дон Кихот
А когда в час, назначенный на небесах,
Я услышу пронзительный голос трубы –
Я почувствую в первую очередь страх
От того, что окончилось время судьбы.

И страшит не само превращение в прах,
Но когда мне откроется новый предел –
Я почувствую в первую очередь страх
От того, что еще ничего не успел.

Я привыкну, потом. Но на первых порах,
Пока небо меня не накрыло плащом –
Я почувствую в первую очередь страх
От того, что я кем-то еще не прощен.

И уже успокоившись, не впопыхах,
Оглядев напоследок родное жилье –
Я почувствую в первую очередь страх
От того, что уже не увижу ее.

Хорошо б на миру, чтоб у всех на глазах,
Но пока еще зрительный зал не затих –
Я почувствую в первую очередь страх
От того, что забудут меня, как других.

Пусть мне в этой судьбе не гореть на кострах –
Перед дальней дорогой в пространствах иных,
Я почувствую в первую очередь страх,
Ну а все остальное – уже во-вторых.

Только на рассвете тяжелый сон свалил Дон Кихота с ног. А Санчо – наоборот, отлично выспался.

Санчо
Проснитесь, хозяин, смотрите – пылится дорога!
Нам, видно, опять приключения не избежать!
С утра и до ночи, ну сколько же можно, ей-богу!
Вставайте, хозяин, вставайте, довольно лежать!

Ах, сударь, поскольку густы на рассвете туманы,
То кто к нам идет – я никак не могу разобрать!
Крестьяне на ярмарку или опять великаны?
Вставайте, хозяин, вставайте, довольно лежать!

Хватайте ваш меч и копье ваше тоже хватайте!
Скорей на коня, мой сеньор, и вперед, побеждать!
Ну что же вы спите, хозяин, скорее вставайте.
Вставайте, хозяин, вставайте, довольно лежать.

Да что с вами, сударь, случилось, покуда мы спали?
Ну, сударь, очнитесь же… Господи, вас не узнать!
Прошли мимо нас великаны, прошли и пропали…
Вставайте, хозяин, вставайте, довольно лежать.

Не спите, сеньор, вы всегда поднимались так рано!
Неужто больны вы, неужто вам трудно дышать?
Вот – выпейте, сударь, последнюю каплю бальзама…
Вставайте, хозяин, вставайте, довольно лежать.

Санчо беспомощно

Нам путь преграждают не горы, а годы.
Текущая мимо река – на века…
Но в этом пространстве
Место для странствий
Рыцарю сыщется, наверняка!

Кое-как, бедный Санчо довез своего сеньора до уже знакомого постоялого двора…

Первый
Ха-ха, смотрите, кто это пред нами!
Неужто славный рыцарь, Дон Кихот?
Второй
Да что ж вы, как ей-богу, не христиане?
Ведь он, того гляди, сейчас помрет!

Третий
Да что мы, право слово, озверели?
Ведь он же, братцы, к нам всегда с добром!
Первый
Давайте, братцы, в дом его скорее.
Второй
Да-да, скорей его несите в дом!
Третий
О, Господи, беда какая, право,
Как жаль его – хороший был сеньор…
Первый
Теперь мы понимаем, что не правы
Мы были раньше – это нам укор!

Все вместе нерешительно
Нам путь преграждают не горы, а годы.
Текущая мимо река – на века…
Но в этом пространстве
Место для странствий
Рыцарю сыщется, наверняка!

Второй
О, Господи, пускай он снова встанет,
Пускай наденет снова свой доспех!
Третий
Пусть снова на коне своем пред нами
Проедет, и простит нам зло и смех!

Первый
Ведь мы не понимали, право слово,
(Нам и сейчас не просто все понять!)
Второй
Но не держали умысла мы злого…
Третий
Уж он-то это должен понимать!
Первый
Очнитесь, мы вас просим, кабальеро!
Второй
Пусть будет замком постоялый двор!
Третий
Простите нам мужицкие манеры –
Не умирайте, доблестный сеньор!

Все вместе, тихо
Нам путь преграждают не горы, а годы.
Текущая мимо река – на века…
Но в этом пространстве
Место для странствий
Рыцарю сыщется, наверняка!

Кто знает, может быть именно сейчас, славный рыцарь Дон Кихот поет свою последнюю песню…

Дон Кихот
Наступает предел человеческих сил,
Плетью обух не перешибить…
Вы простите меня, как я всех вас простил.
Я любил вас, и буду любить.

Может кто-нибудь хочет – возьмите мой меч,
И доспехи мои, и коня…
Ведь Дорога полна приключений и встреч,
Но уже без меня, без меня.

Может кто-то найдется? Вот Вы… Или Вы?
Вот мой шлем, Вам он будет как раз!
Нет, велик… А Вам мал… Да, я вижу, увы
Это все-таки бритвенный таз…

Ну возьмите себе только имя мое –
Для начала и это успех!
А потом Вы добудете меч и копье,
И коня, и приличный доспех.

Да куда же вы все? Вот мы снова одни –
Плетью обух не перешибить…
Зажигаются звезды и гаснут огни.
Нет бессмысленней дела, чем жить…

Медленным шагом, ведя в поводу Росинанта и ослика, входит Санчо во двор дома, где живет Дама Сердца странствующего рыцаря Печального Образа, славного Дон Кихота Ламанчского…

Санчо
Сударыня, вечер добрый вам!
Вы помните нас еще?
Конец нашим славным подвигам –
Смахните слезу со щек.
Немного тепла, внимания
И света из ваших глаз…
Наш рыцарь, в своих скитаниях,
Устал, и заснул как раз.

Сеньора, вы были знаменем,
С которым он шел на бой!
Сеньора, вы нас узнали ли?
Альдонса, да что с тобой!
Оставь ты свои стенания!
Священника и врача!
Наш рыцарь, в своих скитаниях,
Устал, и совсем зачах…

Несите огня, и длинные
Поставьте столы в саду.
Виновными и невинными
Нам эту встречать беду!
Ну что ж ты стоишь, Испания,
Ну сделай же что-нибудь!
Наш рыцарь, в своих скитаниях,
Устал. И окончил путь…

Никто не может быть уверен в том, что жизнь окончена, пока он любим, пока не сделано главное дело и пока есть Дорога…

Дульсинея
От сева до жатвы, от вьюг до покосов
Проходят года сквозь мой маленький двор…
Пусть я никогда не бывала в Тобосо –
Но я дождалась Вас, мой добрый сеньор.

Стучит мое сердце, а губы немеют.
И правильных слов мне никак не найти…
Мой рыцарь, поверьте своей Дульсинее.
Вставайте, мой рыцарь, Вам надо идти!

Вот звезды на небе, как желтое просо,
Нам светят сквозь времени медленный бег.
А здесь – все дороги приводят в Тобосо.
И Вы возвратитесь сюда, через век…

Я буду Вас ждать, ни о чем не жалея,
Сквозь долгие годы и мили пути…
Мой рыцарь, поверьте своей Дульсинее.
Вставайте, мой рыцарь, Вам надо идти!

Кончается ночь, и холодные росы
Легли на траву вдоль испанских дорог.
Вам нужно с рассветом покинуть Тобосо,
Чтоб всюду успеть. Да поможет Вам Бог!

Мой Рыцарь, Вас ждут. Вы кому-то нужнее.
Вы слышите, кто-то зовет: “Защити!”
Мой рыцарь, поверьте своей Дульсинее.
Вставайте, мой рыцарь, Вам надо идти!

ЭПИЛОГ

Актер, исполняющий роль Дон Кихота

Гитары траурно звенят,
Печальна их работа.
Хоронят рыцаря. Меня.
Идальго Дон Кихота…
Не плачь, Севилья.
Не плачь, Гренада.
Я стану пылью,
Но слез не надо.
К чему рыданья?
Их вид обманчив…
Прощай, Испанья,
Прости, Ламанча…

Вот-вот угаснут звуки нот,
Устанут музыканты.
И сядет славный Дон Кихот
Верхом на Росинанта.
Взлечу над садом,
Расправлю крылья.
Прощай, Гренада.
Прощай, Севилья.
А стать преданьем –
Удел заманчив…
Не плачь, Испанья,
Прости, Ламанча.

Но может быть, неверный ход
Придумал добрый автор?
И не сегодня Дон Кихот
Умрет, да и не завтра?
Пусть склеп фамильный
Скрипит оградой –
Не верь, Севилья.
Не верь, Гренада.
Даешь скитанья!
Эй, верный Санчо!
Держись, Испанья.
Прости, Ламанча!

Бегут века за годом год,
Быстрее и быстрее.
И едет рыцарь Дон Кихот
В Тобосо, К Дульсинее…
Молчи, Гренада.
Молчи, Севилья.
Пусть мне в награду –
Все станет былью.
Иносказанья
Так много значат…
Салют, Испанья,
Прости, Ламанча.

КОНЕЦ

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.