THE UNDERPLATES

Ветр выл…
И порван в клочья
Свет.
День потух.
За морем сник.

На улицу вышел…
слышу –
Серебряным звоном
В колокол ночи
Бьётся луны
язык.

Ночь.

Еле проглядно.
О, как приятно
Во тьме дворовой почувствовать риск!
В тенях маячат пространств начертания;
Дома
Слепо глядят
Глазами оконных бойниц.

Город, вдруг, треснул!
Трамвайным грохотом
Разбился об улицу.
Улица дрожит.
Трамвай
Убегает
В зарево празднеств…
Там,
В фальге хохота,
Блесталища обществ жгут этажи.

Там
Город иной!
Он
В фонарей облачении
Жгёт электричество.
Сильней!
Сильней!
Шпили дворцов дают направления
Ветрам
Туда,
Где бьётся сердце грядущих дней…

А мне куда?!
В какую даль
Мне?

Вот – Я.
Просто прохожий.
Улиц товарищ.
Чувствую, как
Тнчение времени
Жизнь вымывает на отмель кладбищ!

Пейте!
Еште!
Ликуйте!
Довольные…

В моём же желудке –
Лишь зёрна слов.
Я словно прачка –
Души исподнее
Сушить развешиваю на нитях строф.

Лейте весельем нектар вашей юности!
Счастье ищите в обёртках конфет!
Бред сочиняя, к истории липните –
Мест
Хватит на всех в заголовках газет.

В прокисших желудках
Вскормите Бога,
Чтоб в сытом плясе рай познать.
А я
Лучше сдохну,
Здесь –
Во дворе убогом.
Но сердце…
Сердце…

Сердце не дам вам своё изглодать!!!

И вот

Погружаюсь во мрак подворотен.
Здесь
Половой истомой исходят коты.
Ветер
Играет мусором.
В мусоре люди.
Не люди –
БОМЖи!!!

Грязные.
В лохмотьях.
Бороды просаленны.
Сосредоточенно копашатся в испражнениях цивилизации.
один из них
(в флотской шинели)
Тела развалину
Греет в паре канализации.

Что
это за
Су-
ще-
ства!?
Как можно стать
Такой
мерзостью?
Что ими движет
Жизнь превращать
В гремучую смесь
Тоски
и бедности?

Я негодую:
“Вон пошли! –
Кричу, –
Убирайтесь!
Слышите?
Нет вам угла на человечьем лежбище.
Нет! И не будет! И не ищите!
Катитесь к чёрту!
Чего ещё?”

Но крик утонул мой
В полном спокойствии.
Из глаз,
Того что в шинели,
сочилась в меня тишина.
Но вот,
Погодя,
Изо рта
Его,
С чертами острыми,
Змеёй ядовитой завились слова:

“Криком не бейся в стены домов.
Что им, домам, слов твоих сырость.
Слышишь –
на крыше
Стенанья котов?
Тоже
у Бога
просят
милость.
Не высмотреть небо
И тысячей глаз!
В голоде жажд
Не найти сокровенного!
Но души из облака
Ливнями страз
Льются на землю,
Стать испареньями.

И так по кругу.
Вновь и вновь.
Бежит человечество по асфальтовой серости.
Думаешь, люди
Верят в любовь?
Они ж её ищут в банкнотном шелесте!

Кричат:
“МЫ любим!”
А брезгливо плюют:
“БОМЖ, мол, фи!
Такого ничто не отмоет!”
А я вороньё влюблённый кормлю
С ладоней дымящих помоек…

И что же?
Я в прошлом был тоже
Знатный вельможа.
В шелках узорных
Растил брюшко.
Скакал,
Животным,
За стройностью ножек.
Нежно шептал ей “Люблю” на ушкО.

Потом было “счастье”:
Дарил кулончики,
Рядил, как ёлку,
В одежд наряды.
Она же
Мне пела своим голосочком:
“Ах, милый!
Мне скучно.
Хочу на Канары!”

И вот,
Однажды,
Дождливым вечером,
Звонок надломил тишину
едва…
Она сказала:
“Знаешь Серёжа…
Гмм…
Тут …
вобщем…
Деньги.
И…
Ну мне очень нужно!!!
И…
я…
Ухожу.
Прощай!”

Ну что ж, думаю,
Спасибо –
Хоть предупредила,
А то бы ждал нервно,
Неведением томясь.
А в сердце –
Болью грохотала обида!!!
Ум падал в бездну,
О мысли ломаясь!!!

Бери!!! Забирай!!!
Всё к чёртовой матери!!!
Думаешь в золоте счастлив я?

Собрал всё добро;
Уложил в скатерти,
Узлом завязал и…
…ну
С моста…

Бежал по улицам,
Себя не помня от ярости.
В прохладу осени дымил костром.
Я всё оставил.
Любовь
Похоронил в памяти.
Я рук не ломаю
Теперь.
От горя
В стены не бьюсь я лбом.

Что мне дворцы?!
Там в свете лощёном,
В притворстве изъевшись,
Ложь пьют как вино.
А здесь,
На помойке
Лишайный котёнок
Мне дарит нежность
Как не дарит никто!

Какое счастье – найти бутылку!
В ожёгах взглядов сдать её.
Душа моя – обид копилка.
Сердце молотит обиды в добро.

И только одно
Не понятно и страшно:
Когда
По улицам, шум волоча,
В громе машин, шагая властно,
Толпа одевает колпак палача.

Людей не судите вы, в злобе излаясь.
В каждом страданье учите урок..!”

…я слышу слова те
И чувствую,
Душу мою созерцает
Глазами бездомных
Распятый Пророк!

***
Утро.
Уже тушат звёзды кудесники ночи.
Заводов трубы кадилом дымят.
А мне не спокойно.
Мне разум точат
Слова и взгляды ночных бродяг.
И мир
теперь
иначе
Сшит
иною тканью.
В жилах странно играет кровь.
И в каждом движении я чувствую тайну.
И в каждом вдохе я пью любовь.
Я вижу –
Город
Кожу меняет,
Как змеи меняют свою не раз;
В пепле листвы
Углём зияет
Бога кровавый глаз.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.