Сказка о призме времени


Сказка о призме времени

Иногда бывает такое грустное настроение, что не помогает даже пирожное. Оно быстро куда-то исчезает, не оставляя желаемой радости. Это особенно чувствуется, когда тебя оставляют дома одного. При этом родители говорят, что гулять один ты еще маленький, а вот сидеть дома – уже большой. Какая несправедливая несправедливость! Однако в минуты отчаяния всегда на помощь придут книги, особенно – интересные сказки. Ведь они давно стоят на полке и ждут, когда к ним прикоснутся знакомые руки. Это – как рукопожатие старых друзей, которым не нужны лишние слова о здоровье, они сразу говорят о главном. И мы тоже без промедленья вернёмся к Веде, которая отыскала кристалл времени медвежонка по имени Меня, превращенного магистром в каменного истукана.
Женщина – воин остановилась в нерешительности, пытаясь понять, где может находиться выход из хрустального грота. Короткий поединок с нападавшим в черном плаще хотя и не был для неё серьёзным испытанием, но отвлек её, и она не могла вспомнить путь, по которому она шла. Лабиринты времени тем и опасны, что попасть в них достаточно легко — стоит только закрыть глаза и вспомнить что-нибудь из прошлого. Впрочем, это чаще делают взрослые, дети обычно мечтают. Это куда интереснее. При этом можно так увлечься, что если тебя неожиданно спросят о чем-нибудь, ты не сразу сможешь понять – где ты. Примерно то же самое чувствовала Веда. Множество необычных кристаллов самой разной формы окружали её, не давая возможности сориентироваться. А нужно было торопиться – магистр был не из тех, кто прощал свои поражения. При этом было непонятно, почему он не воспользовался своей магией в поединке. Очевидно, что-то сдерживало его в хрустальном гроте. Впрочем, эти мысли только промелькнули в голове у Веды, она оставила эти размышления на потом. Сейчас нужно было найти выход из грота. Умение сосредотачиваться на главном всегда выручает в сложных ситуациях.
В какой-то момент Веде показалось, что она запуталась в своих поисках и возвращается на то же место. Она остановилась и стала прислушиваться. В напряженной тишине ничто не служило подсказкой или намеком. Опыт война говорил ей, что если глаза не видят, а уши не слышат врага, следует переключиться на интуицию. Однако и это ни к чему не привело. Волнение внутри нарастало. Оно готово было превратиться в панику. Нужно было заставить себя успокоиться и подумать о чем-нибудь другом. Это было не просто. Так бывает с людьми, узнавшими о какой-то огромной потере или смерти близких, что горестное событие становится непреодолимой стеной в их сознании. Тогда они остаются по ту сторону времени безвозвратно, думая только об одном. О таких говорят, что они сошли с ума, а они просто заблудились в лабиринтах своего времени.
Хрустальный грот хранил в себе много секретов. Кристаллы, в которых было заморожено время не только людей или зверей, но и – океанов, планет, цивилизаций. Это было кладбище времени. Всё в мире существует во времени и исчезает без него. Имеющий власть над временем, имеет власть над всем миром. Веда не знала, как и у кого, магистр отнимал время, но только то, что он прятал его здесь, тоже было тайной, в которую она так стремительно вторглась. А тайны, тем более – такие, обычно бережно хранят. Горе тому, кто посягнёт на тайну могущественного властелина.
Страх, как огонь, питается своей жертвой. Шаг за шагом он охватывает новые участки, пока не овладеет всем. Стоит запаниковать и спасения не найти. Лишь хладнокровному войну под силу остановиться в суматохе, чтобы отыскать единственно правильный путь из, казалось бы, безвыходного положения.
Веда заставила себя отвлечься от тревожных мыслей и подумать о медвежонке, который был обречён вечно оставаться каменным изваянием. Поначалу он показался ей неуклюжим и неповоротливым, способным только пошалить, но его последующие отважные поступки позволили смотреть на Меню уважительно. Теперь только от неё зависело – сможет ли медвежонок вернуться в своё время и продолжить борьбу с магистром. Ответственность за судьбы других всегда принижает опасность, грозящую непосредственно тебе. Эти размышления вернули Веде спокойствие и чёткость мысли. Она еще раз мысленно пробежала по всем последним событиям, и вспомнила, как вошла в грот.
Ну, конечно, ей помог тот прозрачный камушек в виде пирамидки из шкатулки тёмного металла, который она обнаружила на столе в пещере желаний. Гордый подсказал ей, что нужно было искать. Пирамидка должна быть у неё, она не могла её потерять. Это – ключ.
Непосвященному трудно представить, как много можно скрыть под обычной одеждой простолюдина или монаха. Неприметная на первый взгляд накидка может прятать от нескромного взгляда все, что угодно – от письма, до оружия. Что говорить о войнах, чья одежда одновременно служит защитой и хранилищем самых разнообразных предметов, которые могут понадобиться в бою или походе.
Веда быстро нашла пирамидку – она машинально спрятала её тогда в один из своих потайных кармашков. Стоило ей взглянуть через неё, как всё преобразилось. Окружавшие кристаллы перестали быть безликими. В их прозрачной глубине проглядывали какие-то изображения. Наклоняя или перемещая пирамидку можно было видеть другие картинки. В кристаллах были спрятаны какие-то события. Да что там события – целые жизни! Это было так интересно, что Веда забыла об опасности. Зачарованная своим открытием, она как через микроскоп рассматривала другие жизни и даже – иные миры. Один кристалл был интереснее другого, а их тут было несметное количество.
Постепенно чувство тревоги взяло верх над любопытством, и Веда опустила руку с чудесной пирамидкой. Окружающее приобрело прежний бесцветный вид. Это было просто нагромождение кристаллов. Ошеломленная увиденным, женщина – воин попыталась понять, что же это такое, но впечатлений было так много, что сконцентрироваться и проанализировать ситуацию она не могла. Нужно было торопиться. Её цель освободить медвежонка из плена замороженного времени, остальное – потом. Прибегнув к помощи пирамидки, Веда быстро нашла потайной выход из хрустального грота, и беспрепятственно покинула его.
В пещере желаний по-прежнему было тихо, и лишь пламя факелов исполняло замысловатый танец полутеней на каменных стенах. Ей всегда было грустно расставаться со своим прежним обликом, но таково было заклятье, наложенное на неё много лет назад – собой Веда могла быть только здесь. Впрочем, и это было немало, ведь она была одной из немногих, кому позволялось ненадолго заходить в пещеру желаний и возвращать свой прежний вид. Веда догадывалась, что этим она была обязана своей бабушке Зоре, правившей некогда Зеленой страной, откуда Веда была родом. Правда, это было в другое время и совсем в другом месте. Заклятье почти стерло в памяти воспоминания, и как ни пыталась Веда с помощью бассейна грёз вернуться в Зеленую страну или встретить кого-нибудь оттуда, ничего не получалось. Каналы времени были блокированы кем-то более сильным, чем она. Лишь однажды зимняя вьюга напела ей голосом бабушки Зоры, что той всё известно, и она пытается помочь любимой внучке.
Оглянувшись на прощание, Веда достала травинку с Солнечной поляны и начала произносить заклинание, чтобы покинуть пещеру желаний, но скала не пускала её. Тщательно повторив ещё раз все с самого начала, она опять не смогла покинуть пещеру. Скала оставалась неприступной. Веда не могла ошибиться дважды подряд, здесь было что-то другое. Подумав, она поняла, в чем было отличие — это пирамидка в её кармашке и пузырёк со временем медвежонка. Скорее всего, магистр сделал так, чтобы необычная пирамидка не смогла покидать пещеру, уж слишком о многом она могла рассказать. Поколебавшись, Веда вернулась к столу посредине пещеры и положила пирамидку в шкатулку из черного металла. Жизнь медвежонка была важнее.

На этот раз скала не сопротивлялась, и через минуту Веда оказалась под холодным осенним дождем. Тучи плотно закрывали ночное небо над Дальним лесом, от чего было совсем темно. Превратившись в старуху-нищенку, она сразу сгорбилась, и, пытаясь укрыться от дождя изношенной и кое-где прохудившейся одеждой, направилась вниз по тропинке. Дорога была ей знакома, что позволяло передвигаться почти в полной темноте. А путь предстоял неблизкий. Фил передал ей через орла по имени Гордый, что каменное изваяние медвежонка находится в Черном овраге. Веда, как и многие жители Дальнего леса, никогда не была там и даже обходила стороной. Это место считалось гиблым. Только отчаянные птицы вроде филина решались пролетать над оврагом, пользующимся дурной славой. Ходили слухи, что там живет нечистая сила. Мало находилось смельчаков, вызвавшихся проверить это, а те, кто отважился, так и не вернулись.
Дождь не прекращался всю ночь. Осенний лес уже не мог впитывать влагу, отчего в низинах стали появляться лужи. Ноги скользили по мокрой листве и размокшей глине. Веда уже потеряла счёт времени, она старалась под покровом ночи и дождя дойти до Чёрного оврага. Наверняка слуги магистра ищут её в округе. Темнота и непогода были ей на руку. Дальний лес был для неё домом, и она умело избегала возможных ловушек и засад. Самое сложное было впереди.
Перед рассветом дорога пошла под уклон. Здесь деревья стояли плотнее. Стало совсем темно, но главное – Веда дальше никогда не заходила. Даже днём. Она напрягала все свои силы, чтобы идти дальше и дальше. Будь она в обличие война, этот путь был бы намного проще, но для тщедушной старухи уже наступал предел. То и дело она останавливалась и отдыхала, прислонившись спиной к стволу дерева. В один из таких вынужденных перерывов она услышала, что кто-то крадется по её следам. Вот и погоня. Нет тренированного тела, нет оружия, есть только непреодолимое желание найти медвежонка. Но как отыскать его в незнакомом месте, да еще ночью, когда сил больше нет.
Однако никакие заклятья не смогли поколебать дух война, который остался в тщедушном теле. Веда закрыла глаза и стала прислушиваться. Шаги приближались. Судя по шагу, это были не люди – темп говорил о четырех лапах. Преследователей было двое, и они были поменьше волка. Судя по тому, как шаг прерывался прыжками через лужи, это были не лисы а, скорее – рысь. Да, страшнее кошки в Дальнем лесу не встретить. Если бы найти небольшую полянку, тогда шанс уравнять силы появился бы, но в чаще эти кошки намного опаснее. Шаги замерли. Очевидно, они чувствуют её запах, но не слышат. Веда осторожно выглянула из-за ствола дерева и стала вглядываться в темноту. Так и есть, две пары красных глаз мелькали за деревьями. Это рысь. Сильные лапы с мощными когтями и острые клыки, которых сторонились многие в лесу, в сочетании с удивительной ловкостью и резкостью, уподоблялись бесшумной смерти, которая почему-то всегда оказывалась за спиной жертвы. А красные зрачки с вертикальной черной прорезью наводили ужас. Перед атакой эта прорезь сужалась от ярости, давая понять, что ускользнуть не удастся.
Умелые охотники, потеряв след, стараются напугать жертву, чтобы та выдала своё убежище. Так же поступили и эти хитрые кошки. Не мигая, они таращились так, будто видели свою жертву, и, казалось, смотрели прямо ей в глаза. Трудно было выдержать такой взгляд из темноты. Хотелось броситься без оглядки подальше от этого жуткого места, бежать, что есть сил и звать на помощь. Веда поняла замысел рысей, и решила поиграть с ними в молчанку. Она притихла и старалась едва дышать. Впрочем, в этом случае время не было её союзником. Скоро рассветет, и тогда обнаружить её будет проще.
Справа послышался едва различимый шорох. Сердце Веды заколотилось так, что ей казалось, что его услышат все в округе. На несколько минут всё стихло, потом повторилось, но чуть дальше. И опять тишина. Неужели ещё один охотник взял её след. В этом случае шансы на спасение равнялись нулю. Может быть, спрятать пузырек со временем медвежонка под деревом, а самой броситься бежать, отвлекая погоню на себя. Но как потом сообщить Гордому или Филу об этом месте. Ведь уйти от преследователей или остаться в живых ей не удастся.
Неожиданно тишину просто разорвал торопливый звук шагов бегущего человека. Справа от Веды кто-то огромными прыжками по лужам стремительно удалялся. И тут же вслед за ним бросились две рыси, выслеживающие несчастную старушку. На звук погони отозвались и другие. Было отчетливо слышно, как не только по следам бегущего, но и наперерез к нему с разных сторон устремились другие преследователи. Веда представила себе, как кольцо вокруг жертвы начинает стягиваться, и его вот-вот настигнут. Она с замиранием сердца вслушивалась в удаляющиеся звуки бегущего и погони. Как бы она хотела помочь несчастному, но сделать этого она была не в силах. Веда лишь молила провидение послать ему сил. К счастью, шум погони так и не перешел в звуки борьбы и предсмертные стоны, он удалялся. Не двигаясь, Веда продолжала напряженно прислушиваться.
— Веда, отзовись. Это я – Фил.
Услышала она прямо над головой голос филина. Это было так неожиданно и в то же время так радостно, что Веда чуть не подпрыгнула от переполнивших её чувств.
— Я здесь — прошептала она, стараясь сдержать крик восторга.
— Лови веревку и забирайся на дерево. Гордый скоро вернется за тобой.
В воду рядом с ней шлепнулся конец веревки. Подтягиваясь на руках и упираясь ногами в ствол, Веда вскарабкалась как можно тише на самую верхушку огромной сосны. На верхней ветке её ждал филин. Даже в этой опасной ситуации он выглядел щеголем. Какая красивая и умная птица, подумалось Веде.
— Откуда ты здесь, Фил?
— О, это всё Гордый. Он забеспокоился, что тебя долго нет, и поднял тревогу. По его просьбе сокол нашел меня и сказал, что ты в беде. И вот мы здесь.
— А кто тот несчастный, что бросился бежать, вызвав погоню на себя?
— Никакого несчастного там нет.
— Но за кем погналась эта стая?
— Это маленькая военная хитрость.
— Не понимаю.
— Гордый придумал, как обмануть этих облезших кошек. Он попросил бельчат набрать побольше шишек и усадил их себе на спину. Потом он их просто прокатил на небольшой высоте между деревьев, а они кидали шишки в лужи, стараясь попадать в такт твоим шагам.
— Странно, но я слышала, как бежал человек.
— Прыг и Скок такие ловкие ребята, что обманули не только тебя. У них
удивительно наметанный глаз и ловкие лапы, так что всплески от шишек были
точь-в-точь, как если бы это бежала ты.
— Невероятно!
— Главное – правильно начать, потом азарт погони уже не давал задумываться.
— Ну, я обязана вам своей жизнью. Теперь вы все мои братья.
— Не стоит, Веда. Мы все в долгу у медвежонка. Он ведь до сих пор в Чёрном
овраге. Тебе удалось найти то, о чем рассказала Соня?
— Да-да, конечно! Пузырек у меня.
— Ну, вот и славно. Я – за Гордым, а ты жди нас здесь.
Уже светало, когда совершенно бесшумно Гордый вернулся с филином за Ведой. Она забралась на широкую спину орла, и они отправились на поиски каменной статуи медвежонка.
— Я так вам благодарна, друзья, за спасение. Вы даже не представляете, как…
— Полно, Веда. Лучше расскажи нам о том, что ты нашла.
— Ты был прав, Гордый. Хрустальный грот действительно существует, и там
столько всего…
— Так тебе удалось попасть в грот?
— Да, и ключ был на столе.
— И что же это было?
— Такой прозрачный камушек. В виде пирамидки. Посмотришь через него, и все
преображается. А в кристаллах такое видно…
— Что же ты там видела?
— Да – всё! Города, страны, планеты, а сколько жизней… И всё заморожено в этих
кристаллах. Но видно только если через пирамидку посмотреть.
— Значит, тебе всё-таки удалось отыскать призму времени.
— Что?
— Это была призма времени. Через неё можно увидеть то, что скрыто от обычных глаз. Она преломляет время, раскрывая его тайны. Когда-то ей пользовались избранные, но после её исчезновения остались лишь упоминания, переросшие в поговорку. Скорее всего, магистр похитил её и решил, что вправе один распоряжаться временем. Жаль, но худшие из моих предположений сбылись.
— Я там такого насмотрелась. Чего там только нет…
— Надеюсь, что медвежонка там уже нет, но тут его тоже нет.
— Действительно – нет, а ведь был именно здесь.
Филин спустился пониже, но его поиски оказались тщетными. Каменное изваяние медвежонка исчезло.
Как бы и нам с тобой, дружок, не потеряться в сложностях странных сказок. Закрывай глазки и засыпай скорее. Ведь уже в следующую встречу, мы обязательно узнаем продолжение сказки о призме времени.

Добавить комментарий