Прошлое, которого не было.

Дорогам нашим в круг не замкнуться,
Мы платим вечности,
А параллельные пересекутся
там, в бесконечности.

И вот опять в пыли вокзалы
Чужого города,
И вот опять угрюмы скалы
От мглы и холода,

Спираль крутую время крутит
За краем вечности,
Того, что было, уже не будет –
До бесконечности.
/Кама/

Прошлое, которого не было, но могло бы быть, всегда есть у всех нас. Оно топчется следом и никак не хочет отпустить. Особенно долгими зимними вечерами его дыхание ощущается просто физически и если выключить свет и все электроприборы и постоять тихонечко в темноте можно услышать шелест его плаща. И может под старый новый год оно пригрезиться ночью, словно явь пришла попрощаться с тобой, так и не сбывшись. Оно вплетается в настоящее так, что сразу не отличишь, и лишь проснувшись, удивишься: «Присниться же такое». Вот вам одна из историй о прошлом, которого не было.
У Антона были серо-голубые глаза, русые волосы, а когда он улыбался, появлялись ямочки на щеках. Он очень нравился девушкам. К тому же он был достаточно умный молодой человек и отвечал им взаимностью. Причем ему нравились все девушки без исключения, так что у него всегда кто-то был или их было даже несколько. Расставался он без сожаления, так как всегда можно встретить еще какую-нибудь девушку. Девушки ведь такая штука их всегда много и пострадать сами не свои. А искать, долго выбирать особенно не надо, девушка она девушка и есть, а надоест можно заменить, так думал Антон. Друзья его за это уважали, и считали, что он никогда не жениться, потому что этого просто не могло быть, иначе мир бы перевернулся, и жить нам всем пришлось где-нибудь в Гваделупе, а мы туда, ясень пень все не поместимся. С Андреем у него даже соревнование своего рода было: у кого больше девушек, с переменным успехом лидировали оба. У Тоши было много друзей – приятелей, которые его обожали и ценили. Он любил ездить по разным городам, работа у него такая. Да и жил в областном центре, а домой в родной маленький городок ездил иногда, повидаться с родителями и друзьями. Денег, конечно, не особо хватало, да и жить приходилось в съемной квартире, но молодость она все стерпит, нам, как говориться на это нечего смотреть. На работе его ценили и перспективы открывались, что любо дорого. Правда, иногда ему так, вдруг, ни с того ни сего было как-то одиноко, грустно, что ли. Тоша и сам не понимал почему, вроде все у него есть, а чего нет – скоро появиться. Да только не хватало ему чего-то, а может быть кого-то. Человек ведь такое существо вечно ему что-нибудь да не хватает, вот нет, чтобы сидеть себе тихо спокойно, да радоваться, так надо ж ему еще что-то.
Она жила далеко, далеко, в маленьком городке, где-то там, на краю земли. Там где всю зиму так темно, что иногда кажется, будто солнце никогда не появиться. Изредка, правда, дорогу освещает Северное Сияние, но всегда когда оно появляется становиться очень холодно, так что ни за что не хочется выходить на улицу. Что не дает совсем потерять разум в этой темноте, так это звезды, их холодный мерцающий блеск не несет в себе ничего теплого. Но тогда Она была уверенна, что не одинока, что где-то там далеко, далеко может быть есть «её» человек и мир полный радости и света. Что не суждено на этой Земле может сбыться там, на небе, если верить в это гораздо легче жить.
А еще она очень любила смотреть на луну. Ведь в этот самый миг, может быть, и он смотрит на луну. А ведь луна, она луна и есть с какой части земли на нее не смотри. И может быть там, в бесконечности их взгляды пересекаются…. Кто-то сказал: влюбленные не должны смотреть друг на друга, они должны смотреть в одну сторону.
Странно, думала она, он никак не подходит под выражение «мужчина моего типа». Глупо взять и влюбиться в «образ» из телевизора. Он, конечно, «весьма», но у человека ведь главное душа, характер – это для более прагматичных, менталитет, мысли, поступки, стиль жизни, а об этом по ящику не составишь представление…. Что может быть глупее. Наверное, просто потому что жизнь как-то не складывается и не на что оглянуться назад и ни что не держит там, где живешь, а те не многие, что считают себя друзьями, словно тени прошлого. Да, так бывает, иногда, сложно обходиться без одного, но, привыкнув, понимаешь, что и другие не так уж нужны.
Поэтому хочется все бросить и начать жить с начала, а ведь всем известно – от себя не убежишь. И эта простая истина останавливает и отнимает всякую надежду на лучшее. Надежда глупое чувство, так пишет один писатель.
В детстве ей казалось, что эта жизнь – сон.
– Вот засну и проснусь, там у себя дома, где цветут сады, нет Полярной ночи, нет скуки обыденности и прочих достояний человечества.
Может просто, она плохо старалась, и если б все-таки получилось, то…. Теперь уже поздно об этом говорить, нет больше того ощущения, и не будет. Будем жить, так как раньше: влюбляться в недостижимых людей, работать на опостылевшей работе, утром вставать, ночью ложиться и так день за днем, пока не придет старость. Ничего не долго мучаться время скоро пролетит и останется только пепел воспоминаний о прошлом, которого не было. А сейчас просто его серо-голубые глаза, что еще надо для счастья. Что такое счастье? Наверное, просто, когда идешь по улице и светит солнце, его теплые лучи согревают, и сердце не надолго успокаивается, становится легко, и радостно.
Иногда она думала, что где-то за много тысяч километров от неё он утром встает и идет на работу, а вечером ложиться спать. Интересно о чем он думает. Хотя, просто какие-нибудь банальные вещи: о том, что надо заплатить за квартиру и купить новые джинсы и что подарить другу на день рожденье, и та темненькая вчера очень даже ничего. Он просто живет и даже не подозревает о ней. Да и понятно, какое дело до того, что где-то в далеком темном городке кто-то думает о тебе….
А вообще не надо париться – надо жить, жить надо, надо, для того чтобы видеть его хотя бы пять, шесть раз в год. Год это ведь не так уж много.
Она знала, что им не по пути в этой жизни, а он даже не подозревал о ее существовании. Так шла жизнь. Он общался, встречался, расставался. Она жила одна, тихо и замкнуто, новых друзей не появлялось, старые со временем, куда то отходили, да и она не искала с ними встречи. Говорят противоположности, притягиваются друг к другу, но между ними было слишком большое расстояние. Она не искала с ним встречи, так как была уверенна, что ему не до нее. По ее мнению он заслуживал девушки гораздо лучше ее. Да и не факт, что при встрече он ей не разонравится…. А по его убеждению, это казалось настолько не реальным: прожить всю жизнь с одним человеком.
Ёе не стало, этот день прошел для него также как и все остальные. Была ранняя осень, желтые листья в парке покрылись белой изморозью, и после обеда пошел снег, что большая редкость для тех мест. Снег кружился и тихо падал под ноги прохожим.
Ночью ему приснился сон. Там было много гор покрытых белым, белым снегом и солнце, оно светило так ярко, что слепило глаза. Облака лениво ползли по небу, и снежные пики теряли свою остроту, исчезая под этими воздушными замками. Она сидела и смотрела на открывающуюся панораму гор.
– Отчего ты не искала со мной встречи?
– Ты должен был этого захотеть.

Он проснулся к полудню, сварил кофе и сел у окна. Было воскресенье, и он, почему-то вспомнил, что воздух в горах содержит меньше кислорода, от этого у человека с непривычки кружиться голова и вырабатывается эндорфин – гормон удовольствия, что-то в этом духе. А еще он никак не мог вспомнить, как ее зовут, правда, откуда ему знать, он же не спрашивал, хотя был уверен, что тогда во сне знал ее имя.
Легко жить, когда умирать совсем не страшно. Так как знаешь что где-то там, в горах она будет ждать его, долго, долго, хоть целую вечность. Он обязательно вернется к ней, ведь теперь он точно знал, что ему нравятся все девушки, а любит он только одну. У нее карие глаза и она очень любит горы, солнце, море и чтобы он был рядом.
Она говорила, чтобы он не торопился, и обещала не скучать, Теперь можно, сколько, где и как угодно кататься человек не кошка – всего одна жизнь, а если ее уже нет, то не стоит огорчаться…

Наступило холодное январское утро.
-Да вот присниться же…
Хорошо жить, и знать, что будущие можно выбирать, а прошлое тем более, которого не было, это так морок праздничной ночи, от которого легко избавиться с помощью холодного душа и чашки кофе с молоком. Жизнь то она товарищи – дамы – господа продолжается!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.