“В час когда придет Светило”

Глава 1

Сильный порыв ветра, мощным толчком распахнув форточку окна, вторгся в пределы комнаты. Он раздвинул светло-голубые шторы, в темноте казавшиеся цвета крыльев ночной бабочки. Ничто уже теперь не мешало лунному свету проникнуть в комнату и осветить её своим нежным, немного мистическим светом. Какая-то энергетика разливалась от этого света, казалось, предметы, глотнув такой воздух и получив такой заряд энергии, оживали, и становились сознательными, возможно, мыслящими.
Никто не обращал сперва на шахматную доску в самом углу комнаты, а как раз там и происходило самое интересное. Под действием каких-то сверхъестественных сил время и материя стали изгибаться. Старая деревянная поверхность шахмат превращалась на глазах в огромное поле битвы, битвы двух колоссальных армий, доспехи которых были с одной стороны – черными, а слева – белыми. Расбросаные чей-то неряшливой рукой, фигурки перестали уныло валяться, где попало. Кто-то из них, может это, были пешки, может офицеры, поднимались, становились в полный рост и осматривались кругом. Только одно привлекало внимание и приковывало взгляды всех. Единственный, не уроненный на пол, не разломанный, не поцарапанный, великолепно созданный руками мастера, могучий всадник на черном коне. Его рука крепко держала рукоять меча и гордо вздымалась над его головой. Через забрало светились не глаза, нет, просто глазищи, завораживающие всех, кому удавалось заглянуть туда. Он опустил меч и вложил его аккуратно в ножны. Рыцарь, бряцая доспехами и латами, спешился и шумно опустился на землю. Он сделал пару шагов, оставляя за собой глубокие следы на сырой и влажной почве.
Яркий, обжигающий свет полного месяца упрямо светил в сторону белой армии, как бы умышленно ослепляя их и сковывающе действуя на их движения. Луна явно не была помощницей им в этой битве. Солдаты, щурясь и закрывая лица руками, не видели противника, будучи сами подвластными их взору – каждый воин был виден в ярком свете луны и был, уязвим для стрел и арбалетов.
Сандрис, а именно так звали рыцаря, взял курс на тыл армии, надеясь попасть к королю и командующим войсками в небольшую палатку. Сам штаб армии отличался от других палаток только реющим возле входа королевским флагом, указывающим на пребывание в штабе коронованной персоны. Миновав несколько десятков метров, Сандрис распахнул тяжелые темно-синего цвета ткани, загораживающие вход в Штаб армии. Все присутствующие стояли, напряженно разглядывая карту. Все кроме короля. Он был одет в золотистый камзол с голубой мантией, небрежно накинутой на плечи. Король отвернулся от карты и раздраженно слушал доклад советника
– А, Сандрис! – воскликнул король, при виде вошедшего рыцаря. Советник тотчас учтиво замолк – Ты как раз вовремя.
– Государь, смею доложить, что армия белых на сей раз не имеет никаких шансов поставить вам мат, – он сделал паузу, а затем продолжил, – Свет великого и божественного светила на нашей стороне. Кроме того, левое крыло армии затемнено и противнику неизвестно его расположение и численность армии.
– Всё это прекрасно, дорогой Сандрис, но сегодня битвы не будет.
Пауза. У военачальников от изумления расширились глаза, отвисли челюсти. Сам Сандрис смутился, и нервно стал теребить ножны своего меча.
– Государь, как это понимать? – задал вопрос один из главных советников, – мы всегда ведем битву, когда приходит Светило. Так было тысячи лет и …
– Такого уже не будет! – громко перервал его король. Он недовольно дунул на седую прядь волос, упавшую ему на чело, – Мы имеем право отменить битву. Скролиус, – произнес король, обращаясь к одному из советников, – посмотрите в Свиток.
– Свиток?…свиток? – изумленно послышалось отовсюду.
– Да.… Тот самый, который лежит у нас без дела много лет.
– Вот он, государь, – Скролиус подал королю старый, запыленный свиток из очень хрупкого материала, – Нет, посмотри сам, я давно его не открывал. Там есть что-то, что может отменить битву? Хоть что-нибудь?
– Государь, на это нужно много времени…
– Мне ответ нужен сейчас же. Приступай. А теперь господа, – сказал он, обратившись ко всем остальным присутствующим, – наше королевское высочество желает высказать ту гениальную мысль, что пришла ему в голову, совсем накануне Прихода Светила.
– Светило…Светило.., – снова сорвалось со всех уст.
– Мы можем прекратить эти бессмысленные распри, путем простого решения.
– Простого решения? – изумленно воскликнули многие.
– Да, простого. Надо только уничтожить короля белых и войны прекратятся! Вы понимаете, о чем я? Воины перестанут уничтожать друг друга, только по желанию какой-то дурацкой головы, с неумелыми руками. Все земли, богатства белых перейдут к Нам, – смутившись, – хм.. То есть Нашему Королевству, я хотел сказать. Я много наслышан об огромном обозе белой армии, недоступном нашему взору. Это, несомненно, принесет нам Победу и впишет имя одного человека золотыми литерами в книгу нашей истории, истории Черного Королевства!
– Кто он? Чье имя? – прошуршало вокруг.
– Его имя…Сандрис! Только ты, мой славный воин, готов совершить этот доблестный поступок. Твое имя станет притчей во языцах. Ты станешь народным героем, и горы золота будут в твоих руках.
– Государь, – воскликнул Сандрис, уже представляя у себя в воображении всё это богатство. Пот крупными каплями выступил на его лбу, – это великая честь! А чем я могу быть полезным государству и Вам лично, Ваше высочество?
– Хм.. Дело весьма деликатное. Знаешь ли.., – обратившись к Скролиусу, – Ну как? Есть причины для отмены битвы? Говори скорее!
– Государь, таковых причин несколько. Битва может быть отменена, если обе стороны заключат мир, либо если один из королей умрет до начала битвы. При заключении мира, обе стороны получают ничью. При смерти одного из королей, другой король получает корону умершего и его королевство. Документ подписан 1230 лет назад, и ни разу не изменялся.
– Вот и великолепно, Сандрис! В этом и есть твое задание – отдать мне в руки корону белого короля! – улыбка на лице монарха Черного Королевства расплылась, обнажая все зубы.
– Это означает убийство монаршей персоны! Разве это по правилам битвы? – спросил один из советников.
– Конечно! Теперь в Нас заиграла совесть! А по правилам, каждый раз, когда Светило вдыхает в нас жизнь, мы эту жизнь убиваем в себе и в других, оставляя на поле только самых выносливых и сильных? Сколько будет продолжаться бессмысленное убийство наших солдат и солдат нашего врага. Кто-то из Нас должен остаться – либо Я, либо Он. Альтернативы быть не может! – гневно крикнул монарх. .
Тишина, поначалу возникшая, после того как король завершил свою речь, угнетающе действовала на присутствующих. Неловкое молчание было прервано отважным Сандрисом.
– Когда отправляться в путь, государь?

Глава 2
Оглушительные раскаты грома. Наверное, будет сильная гроза.
Ветер хлещет мое лицо своим порывистым движением. Холодный и неприятный. Я чувствую, как он пробирается прямо до моих внутренностей и дотрагивается даже до костей.
Куда я держу путь? На моем лице появилась странная улыбка, даже я б сказал, ухмылка. Выполнять довольно неприятное задание – просто убить короля вражеской армии. Просто! Разве просто убить? Разве можно легко, без дрожания руки, без угрызений совести взять и покончить с его, пусть и никчемной жизнью? А почему никчемной? Разве я что-то знаю о нем? Какой он себя? Стар? Млад? Силен? Разница не в возрасте, разница в наших мировоззрениях. Конечно! Я пошел на это, чтобы прекратились войны, чтобы пролив последнюю кровь, остановить нескончаемые потоки крови молодых солдат, у которых есть жены и дети. Моя миссия благородна – я иду спасать Мир и нашу Цивилизацию!
А он? Разве у него есть какие-то цели в жизни? Богатство, слава, женщины? Да всё это у него в излишке! Просто по инерции, он приумножает их, это богатство, эту славу, этих женщин (хотя здесь можно и ограничиться).
Стал накрапывать мелкий дождик, перерастая в порядочный ливень. Стали тяжелеть мои доспехи.
Почему мне так все неприятно? Это и ветер, и дождь, и эта вся обстановка.
Я подстегнул лошадку и ускорил тем самым шаг. Она меня почти не слушалась – было очень скользко и мокро. Два раза лошадка чуть не упала, но упорно продолжала путь, за что я был ей признателен.
Льет по-прежнему. Сгущаются сумерки – и это хорошо, в темноте я смогу без проблем покончить с ним. Он не будет мучаться. Я надеюсь.
Наконец-то! Я вижу передовые отряды белых. Как видно, лагерь спит. Оно и понятно – Светило всё время слепило армию белых, и только сейчас закрылось тучами. Я спешился, и толкнув хорошенько лошадку, пустил её в галоп обратно в наш лагерь.
Осторожно ступая, я вынул небольшой кинжал из ножен и проследовал к гарнизону. Возле примитивного входа в лагерь, стоял одиноко в карауле солдат. Он спал, только шлем был надвинут на глаза, и делал его чем-то вроде неподвижной статуи, без мыслей, и главное, без мозгов. Я, было, подумал его тоже прирезать, но поразмыслил, что он, этот спящий солдат, ничего мне лично плохого не сделал, а, следовательно, убивать его было бесцельно. Незаметно прошмыгнув через ворота, я проник в пределы лагеря белых. Палатка короля белых была абсолютной копией палатки короля черных, поэтому я без труда обнаружил её и быстрым движением кинжала, я сделал небольшую дыру, через которую имел бы возможность пробраться к монарху.
Я сделал только небольшой надрез, как услышал глухой стук тяжелого предмета об пол, и чье-то прерывистое и взволнованное дыхание. Дорвав плотную ткань, моя голова проникла вовнутрь, следом за ней прошло и всё тело.
– Стой! Не делай больше ни шага! Иначе я закричу! – отчаянно произнесла хрупкая девушка, лет 18-19. Её волосы водопадом покрывали изящные плечи, глаза прекрасной девушки были расширены от ужаса и страха. Мне не верилось, что причиной такого страха мог быть я.
– Ты слышишь, больше ни шага!
Беглым взглядом я заметил у нее в руке обрубок меча, когда мощного оружия в руках умелого воина, теперь же, в её руках он был даже карикатурой на то, чем был раньше. Было сразу видно, что она никогда не имела дела с оружием, потому что держала его с большим усилием, казалось, еще чуть-чуть, и она рухнет вместе с мечом на землю.
– Успокойся, я не причиню тебе зла, – примирительно начал я.
– Я сказала, не подходи! Зачем ты вторгся к отцу в палатку? Кто ты такой, черт возьми?!
– Спокойно, спокойно, – сказал я, сделав пару шагов вперед к отважной защитнице, – меня зовут Сандрис, я друг твоего отца. Где он?
– Ты не его друг! На тебе черные доспехи, – с еще большим ужасом в глазах, – ты из Черных! ОХ!
Я молниеносным движением бросился к ней, закрывая плотно ей рот – иначе я мог быть обнаруженным. Обрубок меча, который она еле держала, выскользнул из её рук и упал на землю. Всё бы ничего, но при падении, он задел кубок, большой золотой кубок, украшенный драгоценными камнями, и оба они при соприкосновении издали оглушительный звон, как будто кто-то ударил кувалдой по здоровенному колоколу.
Мы оба застыли от страха. Прошло пара секунд, как послышались одинокие шаги и кто-то, не заходя вовнутрь, негромко крикнул:
– Ваше Высочество, что-то случилось? У вас всё в порядке?
Кончиком кинжала я прижался к её спине, и зловеще прошептал:
– Скажи, что да. Всё в порядке. Если попробуешь крикнуть, я втолкну тебе этот кинжал прямо в сердце. Имей в виду.
Я отодвинул руку от её рта, и услышал, как она дрожащим голосом произнесла:
– Да-да…все в порядке. Не беспокойся, Ларм и …не заходи, я раздета.
– Конечно, как прикажете, Ваше Высочество. Спокойной ночи!
Шаги стали тише, а затем и вовсе стихли.
– Умница. Ты всё правильно сделала, – снова я произнес шепотом. Прислонившись к ней близко, я чувствовал, как вся она была напряжена, казалось, она сейчас не выдержит и потеряет сознание. Она дрожала, как осиновый лист, и боялась взглянуть мне в глаза, – Теперь присядь и скажи, где сейчас твой отец.
– Зачем он тебе? – взволновано она произнесла.
– Мне надо с ним поговорить, только сказать пару слов, – я был уверен, что у меня на лице было написано, что я вру, но догадывался, что она не в состоянии, что-либо прочитать на нем.
– Ты пришел только поговорить? – недоверчиво сказала она.
«Черт, она догадывается. Она всё поняла. Сейчас будет кричать, и звать на помощь»
– Конечно! Я посол его Величества, короля Черного Королевства.
– Посол?! – еще более недоверчиво, – Послы ночью с кинжалом не приходят.
– Точно.
«Умная девчонка», подумал я.
– Я тайный посол, с тайными сведениями к вашему, я так понял, отцу. Вы, значит, Принцесса?
– Нет, я Королева, по-вашему, Ферзь. Меня короновали специально для битвы, так как моя матушка неожиданно скончалась прямо перед приходом Светила. И вы должны знать, посол, что принцессам не место на битве. Они беспомощны, – самоуверенно произнесла она.
– А вы, значит, имеете большую власть? Вы умеете убивать? Хоть раз делали это?
– Ну… – замявшись, – как вам сказать? Я тренировалась в замке на деревянных истуканах. Придворные говорили, что у меня неплохо получается.
– Вы уверены, что они говорили правду? – едко заметил я.
– Ну не вам, сударь, это судить! – вспылила она, – Приход Светила периодичен, я еще успею научиться всему, чему умела матушка.
– Научиться убивать? Это интересная мысль. Вы имеете в виду, что это ваше боевое крещение?
– Что-то вроде того, – на её лице появилось слабое подобие улыбки.
– Хм… Всё же. Где ваш отец? Это его опочивальня и кабинет, а самого монарха я не вижу.
В самом темном углу палатки послышался шорох, и глухие покашливания. Я насторожился, крепко сжимая в кулаке рукоять кинжала.
– Кхе-кхе. Я здесь. Что происходит? Матильда, дочь моя. Кто этот господин, я не вижу его, – произнес старческий голос. Из темноты показалась голова говорящего, сплошь покрытая седыми волосами. На морщинистом лице просматривался отпечаток благородства, и нельзя было не признать в нем короля Белых.
– Отец, это пришли к тебе. Говорит, посол с тайным посланием от короля Черных.
– Что тебе нужно?! – гневно закричал король. Произнося это, он зашелся сухим и болезненным кашлем.
– Я могу поговорить с вами с глазу на глаз, государь? У меня к вам важное дело.
– Ну что ж… Давай поговорим. Матильда выйди на минутку.
– Но, папа!…
– Я сказал: выйди! Это разговор не для твоих ушей. Это просьба, как отца и приказ, как короля.
Матильда, сжав зубы от обиды, резко отбросила от себя ткань, изображающую вход в палатку, и вышла.

Глава 3
– Ну, а теперь, выкладывайте. В чем состоит цель вашего визита? Что через вас, передал мне король черных?
– Его просьба не совсем обычна… – начал я.
– В смысле?
– И я не совсем посол…
– Уважаемый «я не знаю кто», вы долго будете меня водить за нос? – возмущенно произнес король.
– Прошу не перебивать меня, ваше высочество. У нас мало времени.
– Вы правы.
– Дело в том, что мой государь выдвинул определенно необычную гипотезу насчет наших битв…
– Какую еще к черту гипотезу? Мы уже воюем тысячи лет! Он что, выжил из ума? – кажется, терпение короля скоро лопнет.
– Гипотезу, что наши битвы могут прекратиться в один момент.
– ???
– Согласно свитку о положениях шахматной игры…
– Кодекса, вы имеете в виду.
– Да, да. Именно его. Так вот… согласно этому кодексу, битва может быть отменена по нескольким причинам. Первая – это мир на вечные времена…
– Не бывать этому никогда! – глаза Белого монарха налились кровью, он попытался встать, но это ему не удалось, и, бросив бессмысленные попытки, остался на своем месте, – Слишком много пролилось крови, и смыть её нечем. Какая-то бумажка с чернилами не принесет нам мир. Она всё равно оставит злобу в наших сердцах.
– Никто не предлагал вам мир.
– Тогда что же он хочет? – удивленно спросил король.
– Вторая причина – это смерть одного из монархов, вследствие чего, вторая сторона получает все богатства и земли поверженного королевства.
Король на секунду задумался, устремив свой взгляд на дыру в «стене» своей палатки, проделанную моим кинжалом. Затем, как бы очнувшись, он заговорил:
– Вы имеете в виду естественную смерть?
– Это не обязательно. Для кодекса хватит и искусственной.
Монарх, собрав в себе всё мужество, всё-таки смог самостоятельно встать и выпрямиться, хотя и с большим трудом. Он с вызовом взглянул мне в лицо.
– Это и есть ваша цель визита? Вы намеренны совершить это прямо здесь, в моей опочивальне?
– Я уважаю вас, как мою будущую жертву. У вас даже на склоне лет нет ни грамма трусости и малодушия. Вы и в прям, готовы принять смерть прямо здесь и сейчас?
– Я увидел, как вы быстро закрыли рот моей дочери, всего одним молниеносным движением. Точно также, если я начну кричать, вы успеете вонзить мне в сердце кинжал и сбежать, не попадя в руки моих охранников.
– Почему вы ничего не сказали, когда я схватил вашу дочь?
– Это и есть трусость и малодушие, молодой человек. Вы в панике убили не только её, но и меня, и моего охранника. Лишние жертвы не нужны. Дайте подумать! Главный Черный выдвинул гипотезу о гуманизме! Что вроде того, что можно одной лишь смертью, то есть моей смертью, остановить не нужные никому потери, ни с его стороны, ни с моей?
Я улыбнулся. «Почему-то мне этот старик стал нравиться. Жаль его убивать»
– Вы передали его слова, – сказал я, довольно скрестив руки на груди.
– А еще он сказал, что в чем смысл оставлять на поле лишь самых выносливых и озаренных удачей, когда можно оставить всю армию. Так?
– Точно так. Вы мудры, государь! Чертовски проницательны.
– Каким только не станешь, когда у твоего горла торчит лезвие кинжала? А знаете ли вы, молодой человек, что действительно ваш «Государь» задумал?
– Не понимаю о чем вы. Основные цели он выложил вашими же устами.
– Не-е-ет, – на лице старика я увидел искреннюю улыбку,- Ваш «горе-гуманист» желает, чтобы с первыми лучами Светила, когда весть о моей гибели достигнет ушей каждого солдата, мои солдатики оп-оп-оп побежали прочь отсюда. А ваши ребята также оп-оп-оп просто будут добивать их прямо в спины! Вот ваш гуманизм и ваша вера в людей!
Никогда я еще не был так удивлен и озадачен.
– С чего вы взяли?
– Ну,… Я одинаков с вашим королем. Если б я задумал такое, то совершил с солдатами моего врага точно также. Это немудрено!
После продолжительной паузы, я заговорил.
– Хм. Вы меня поставили в неудобное положение. Отправляясь к вам, я тешил себя мыслью, что моя миссия священна – сотворить мир в наших королевствах. Многие мои друзья, их родные и близкие погибли на этих бесконечных войнах. Разве нельзя ничего сделать? Разве не могут наши государства жить в мире?! Разве это так сложно?
Король хитро улыбнулся и сел на свое ложе. Он оперся руками об покрывало и задумался.
– Молодой человек, вы руководствуетесь лишь наивными помыслами. «Жить в мире», «остановить реки крови», «миссия священна» – всё это красивые слова, не более. А вы задумывались, на что вы будете жить, когда прекратятся войны? Есть ли у вас земли, крестьяне?
– Нет, ваше высочество, я на службе у короля. Занимаюсь стратегической подготовкой и рекогносцировкой перед боем.
– Это великолепно, но, а дальше, чем вы планируете заняться в вашем светлом и благополучном будущем?
– Я…я пока не знаю. Можно научиться какому-нибудь ремеслу…
– Например?
– Ну… кузнечному, гончарному, мало ли. Есть добрые люди, меня научат.
– У вас есть сбережения?
– Что?
– Ну, золотые монеты, драгоценности, породистые лошади, чтобы оплатить учебу этим «добрым» людям?
– Нет. Всего этого у меня, увы, нет.
– Ну, а теперь, вы будете продолжать нести ахинею про благородные цели? Ведь, ваш государь, отдавая вам приказание, желал лишь устранить меня. Но не устранить всю эту систему! Ободрав нас до нитки, он бы поставил здесь какую-то марионетку и указывал ей, что делать. Когда феодалам это надоест, они совершат государственный переворот и скинут её. Поставят свою. А, воспользовавшись этим, ваш великий гуманист снова затеет кровавую бойню. А как же? Незаконная передача власти, угроза демократии и процветанию.
Я взял стул, и, приблизив его ближе к королю, заговорил.
– Вы так умело и, что главное, со знанием дела об этом говорите, что у меня возникает вопрос. Почему вы этого никогда не делали?
– Да-а… Хороший вопрос. Дело в том, что я приверженец баланса; тысячи лет никогда не изменялся устоявшийся порядок. По-видимому, ваш король думает иначе, чем я.
– Вы считаете, что он поступает правильно?
– (улыбаясь) В данном случае он поступает крайне невежливо по отношению к моей персоне, но с его точки зрения (с паузой и серьезно), его действия вполне обдуманны и взвешены, – король замолчал, упрямо смотря мне в глаза.
Его взгляд словно прожигал меня насквозь. Этот поединок между нашими глазами, может взглядами, понятиями и мировоззрениями закончился его победой.
Внезапно он заговорил буквально ледяным тоном:
– Хорошо… Теперь, когда вы всё знаете, вы можете приступать к своей миссии.
– Что?
– Да, да, молодой человек, что слышали! Если вы не сделаете то, зачем пришли, вас казнят. Ваш доблестный король потеряет одного из лучших своих солдат. Поэтому приступайте!
«Ну, ничего себе! Он предлагает мне его убить!»
– Я не очень вас понимаю…
Король встал, взял еще один стул и поставил его в центре палатки.
– Не валяйте дурака. Вы прекрасно знаете, о чем я сейчас говорю. Вы пробирались ко мне через весь лагерь не для того чтобы поговорить. Если б на вашем пути не встала Матильда, а я, то врядли мы б сейчас с вами так мило беседовали.
Его высочество встал на колени перед стулом и опустил голову на сиденье.
– Ну же! Рубите мне голову! Не стесняйтесь!
«Меня казнят… Если я не сделаю, того, зачем пришел… Зачем пришел. Это просто. Всади ему в шею свой кинжал. Он не достоин быть королем.
– Молодой человек, вы сами говорили, что у вас мало времени. Делайте же это скорее.
«Меня точно казнят. Как пить дать. Убей его. Зачем тебе из-за него страдать? Покончи!»
– Ну что же? Вы, похоже, струсили? – злая ирония напала на короля белых.
«Казнят…казнят!»
Еле держа в своих дрожащих руках орудие будущего убийства, я поднял высоко свой кинжал. Всего одно движение. Всего одно правильное движение. Лишь миг и я свободен. Скорее!
Я опустил его. Прямо в короля. В самую шею. Рядом.
Рядом?!!
Да! Я его только поранил, только задел немного кожу, со всей дури всадив острие кинжала прямо в сухое сидение деревянного стула. Так всадил, что щепки полетели вокруг!
Король приподнял свою голову вверх, глядя на меня. Кожа на его лице стала белой и было видно, как пульсируют жилы у него на висках от страха. Но в глазах по-прежнему смотрелось: «Ты слабак! Ха! Я тебя победил!»
– Мне кажется, что вы передумали, не так ли? – сказал король, вставая с колен и усаживаясь на свою постель.
– Вы правы, – ответил я, уныло опустив голову.
– Отчего же? Разве вы ни разу никого не убивали? – спросил монарх, вытирая правой рукой кровь с шеи.
– Убивал, ваше высочество, и много раз, за что буду вечно гореть в аду. Я профессиональный убийца и смыть кровь с моих рук не так-то просто.
– Что же не так? Вы струсили? – снова эта дурацкая улыбка на его лице.
– Ни один человек не смеет мне говорить, о том боюсь ли я чего-либо или нет. Даже вы, государь. Иначе, я могу передумать и всадить свой нож прямо в вашу переносицу за доли секунды. Я вас уверяю, вы даже не успеете крикнуть, не то что просто произнести что-то членораздельное. Вас это устраивает?
– Тише, тише. Не надо драматизма. Вы лучше скажите, что вы собираетесь делать сейчас, раз убивать меня, вам уже перехотелось?
– Я не в силах дать вам ответ, ваше высочество.
– Тогда, может, я попробую? Вы готовы перейти на мою сторону?
«Стоп! Что это значит? Дезертирство?»
– Ваше Высочество, это чистой воды предательство.
– По отношению к кому? К вашему великому монарху? К этому выскочке и убийце? Да-да, именно убийце! Не удивляйтесь. Сегодня ночью он послал не Вас убивать меня, сегодня ночью вы должны были быть его марионеткой, чтобы одной смертью уничтожить целое королевство!
– Нет, государь. Это предательство по отношению к моим близким, родным. К тому же я убил тысячи ваших Белых. Они мне этого не простят, и будут всячески клевать, как клюют всегда вороны черного цвета оперенья ворон, у которых оперенье белое. Я не хочу смотреть им в глаза.
– К черту! К черту! Зачем вам нужны эти отбросы? Не замечайте их, как не замечаю их Я! Разве знаете ли вы, как ненавидят меня мои жители? Будь у них власть, они уже давно проткнули бы меня своими вилами, да и выставили на всеобщее обозрение. Я держусь на троне, только из-за того, что иногда «прикармливаю» своих дворян из королевской казны. Я не буду оспаривать тот факт, что по моей вине тысячи этих несчастных моих жителей каждый год гибнут из-за голода и холода. И я, заметьте, никогда не буду оправдываться перед ними, и просить прощения. Зачем? Можно всё списать на плохой урожай и плохую погоду, хотя в любой момент я одним-единственным росчерком пера, могу открыть свои амбары с хлебом. Ан нет, сударь! Голодный крестьянин – покорный крестьянин, сытый всегда начнет бунтовать!
– Я думал наоборот,- вставил я.
– Нет, молодой человек. Вы ничего не понимаете! На мне уже долгие сотни лет держится все государство, как и на вашем короле тоже! Но пришло, наконец, время для того, чтобы действительно достойный правитель взял в руки бразды правления двумя государствами!
«Боже, какой огонь в глазах! Какой пафос! Этот человек еще больше тиран, чем мой король. Он разве принесет мир? Разве обеспечит процветание? … Нет! Пора что-то делать»
– Нет, – отрезал я.
– Что «нет»? – раздраженно произнес король
– Не пришло такое время.
– Не вам это решать, сударь! Вы мелкая рыбка в этой могучей реке, под названием власть. Ваше дело – исполнять приказы.
– Поэтому я сюда и пришел, – угрожающе я улыбнулся.
– Вы пришли… Как? Вы не посмеете это сделать. И так ясно, что вы никудышный вояка. Настоящий убийца так долго с жертвой не разгова…
Я не стал слушать. Просто подошел и врезал этому «великому» властолюбцу. Этому королю, который не может быть настоящим, достойным противником. Ничтожество. Он упал, закрыв половину лица рукой от боли.
– Как вы смеете? Я больной и старый человек! Подлец! Я предлагал вам работу! Великолепную работу, в успехе которой я не сомневался. За что? – говорил поверженный монарх, отползая от меня в страхе и негодовании. Опять на него напал болезненный кашель.
– Я поверил в вас.И оказалось, что вы не тот, за которого вы себя выдаете. Глупая ошибка.
– Я сейчас закричу!
– Кричите. Тогда я убью и вас и вашего одинокого охранника и вашу дочь. Вы сами так говорили. Нужны вам лишние жертвы? Давайте я сделаю это быстро? Одним быстрым движением?
– Не-ет!! – он попытался заорать, но только какие-то бессвязные хрипы выскакивали из его горла и ранили его. Он зашелся еще больше сильным кашлем с кровью, – Вы…вы… – непрерывающийся хрип и кашель.
Все. Он глубоко вдохнул в себя воздух. Казалось, его легкие исчезли, так как из груди вырвался низкий звук со свистом. Его глаза закатились, и он упал на пол безжизненно.
Я даже не использовал свой клинок.

Эпилог
На этом и хотелось бы закончить историю о том, как один шахматный король захотел уничтожить короля белых не через «шах» и «мат», а так, ночью, через посредника и убийцу.
Светило, то есть Луна уступила место Солнцу, а шахматные фигурки, обездвиженные и глупые, застыли на своих местах: король черных с офицерами и всадниками на одной стороне шахматной доски, а белый на своей стороне. Только одно удивляло во всем этом. Единственный, не уроненный на пол, не разломанный, не поцарапанный, великолепно созданный руками мастера, могучий всадник на черном коне стоял не на своем месте, а возле белого короля. Половина его была окрашена в белый цвет, а вторая в черный.
Может, он еще не решил, на какой стороне лучше?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

“В час когда придет Светило”

Глава 1

Сильный порыв ветра, мощным толчком распахнув форточку окна, вторгся в пределы комнаты. Он раздвинул светло-голубые шторы, в темноте казавшиеся цвета крыльев ночной бабочки. Ничто уже теперь не мешало лунному свету проникнуть в комнату и осветить её своим нежным, немного мистическим светом. Какая-то энергетика разливалась от этого света, казалось, предметы, глотнув такой воздух и получив такой заряд энергии, оживали, и становились сознательными, возможно, мыслящими.
Никто не обращал сперва на шахматную доску в самом углу комнаты, а как раз там и происходило самое интересное. Под действием каких-то сверхъестественных сил время и материя стали изгибаться. Старая деревянная поверхность шахмат превращалась на глазах в огромное поле битвы, битвы двух колоссальных армий, доспехи которых были с одной стороны – черными, а слева – белыми. Расбросаные чей-то неряшливой рукой, фигурки перестали уныло валяться, где попало. Кто-то из них, может это, были пешки, может офицеры, поднимались, становились в полный рост и осматривались кругом. Только одно привлекало внимание и приковывало взгляды всех. Единственный, не уроненный на пол, не разломанный, не поцарапанный, великолепно созданный руками мастера, могучий всадник на черном коне. Его рука крепко держала рукоять меча и гордо вздымалась над его головой. Через забрало светились не глаза, нет, просто глазищи, завораживающие всех, кому удавалось заглянуть туда. Он опустил меч и вложил его аккуратно в ножны. Рыцарь, бряцая доспехами и латами, спешился и шумно опустился на землю. Он сделал пару шагов, оставляя за собой глубокие следы на сырой и влажной почве.
Яркий, обжигающий свет полного месяца упрямо светил в сторону белой армии, как бы умышленно ослепляя их и сковывающе действуя на их движения. Луна явно не была помощницей им в этой битве. Солдаты, щурясь и закрывая лица руками, не видели противника, будучи сами подвластными их взору – каждый воин был виден в ярком свете луны и был, уязвим для стрел и арбалетов.
Сандрис, а именно так звали рыцаря, взял курс на тыл армии, надеясь попасть к королю и командующим войсками в небольшую палатку. Сам штаб армии отличался от других палаток только реющим возле входа королевским флагом, указывающим на пребывание в штабе коронованной персоны. Миновав несколько десятков метров, Сандрис распахнул тяжелые темно-синего цвета ткани, загораживающие вход в Штаб армии. Все присутствующие стояли, напряженно разглядывая карту. Все кроме короля. Он был одет в золотистый камзол с голубой мантией, небрежно накинутой на плечи. Король отвернулся от карты и раздраженно слушал доклад советника
– А, Сандрис! – воскликнул король, при виде вошедшего рыцаря. Советник тотчас учтиво замолк – Ты как раз вовремя.
– Государь, смею доложить, что армия белых на сей раз не имеет никаких шансов поставить вам мат, – он сделал паузу, а затем продолжил, – Свет великого и божественного светила на нашей стороне. Кроме того, левое крыло армии затемнено и противнику неизвестно его расположение и численность армии.
– Всё это прекрасно, дорогой Сандрис, но сегодня битвы не будет.
Пауза. У военачальников от изумления расширились глаза, отвисли челюсти. Сам Сандрис смутился, и нервно стал теребить ножны своего меча.
– Государь, как это понимать? – задал вопрос один из главных советников, – мы всегда ведем битву, когда приходит Светило. Так было тысячи лет и …
– Такого уже не будет! – громко перервал его король. Он недовольно дунул на седую прядь волос, упавшую ему на чело, – Мы имеем право отменить битву. Скролиус, – произнес король, обращаясь к одному из советников, – посмотрите в Свиток.
– Свиток?…свиток? – изумленно послышалось отовсюду.
– Да.… Тот самый, который лежит у нас без дела много лет.
– Вот он, государь, – Скролиус подал королю старый, запыленный свиток из очень хрупкого материала, – Нет, посмотри сам, я давно его не открывал. Там есть что-то, что может отменить битву? Хоть что-нибудь?
– Государь, на это нужно много времени…
– Мне ответ нужен сейчас же. Приступай. А теперь господа, – сказал он, обратившись ко всем остальным присутствующим, – наше королевское высочество желает высказать ту гениальную мысль, что пришла ему в голову, совсем накануне Прихода Светила.
– Светило…Светило.., – снова сорвалось со всех уст.
– Мы можем прекратить эти бессмысленные распри, путем простого решения.
– Простого решения? – изумленно воскликнули многие.
– Да, простого. Надо только уничтожить короля белых и войны прекратятся! Вы понимаете, о чем я? Воины перестанут уничтожать друг друга, только по желанию какой-то дурацкой головы, с неумелыми руками. Все земли, богатства белых перейдут к Нам, – смутившись, – хм.. То есть Нашему Королевству, я хотел сказать. Я много наслышан об огромном обозе белой армии, недоступном нашему взору. Это, несомненно, принесет нам Победу и впишет имя одного человека золотыми литерами в книгу нашей истории, истории Черного Королевства!
– Кто он? Чье имя? – прошуршало вокруг.
– Его имя…Сандрис! Только ты, мой славный воин, готов совершить этот доблестный поступок. Твое имя станет притчей во языцах. Ты станешь народным героем, и горы золота будут в твоих руках.
– Государь, – воскликнул Сандрис, уже представляя у себя в воображении всё это богатство. Пот крупными каплями выступил на его лбу, – это великая честь! А чем я могу быть полезным государству и Вам лично, Ваше высочество?
– Хм.. Дело весьма деликатное. Знаешь ли.., – обратившись к Скролиусу, – Ну как? Есть причины для отмены битвы? Говори скорее!
– Государь, таковых причин несколько. Битва может быть отменена, если обе стороны заключат мир, либо если один из королей умрет до начала битвы. При заключении мира, обе стороны получают ничью. При смерти одного из королей, другой король получает корону умершего и его королевство. Документ подписан 1230 лет назад, и ни разу не изменялся.
– Вот и великолепно, Сандрис! В этом и есть твое задание – отдать мне в руки корону белого короля! – улыбка на лице монарха Черного Королевства расплылась, обнажая все зубы.
– Это означает убийство монаршей персоны! Разве это по правилам битвы? – спросил один из советников.
– Конечно! Теперь в Нас заиграла совесть! А по правилам, каждый раз, когда Светило вдыхает в нас жизнь, мы эту жизнь убиваем в себе и в других, оставляя на поле только самых выносливых и сильных? Сколько будет продолжаться бессмысленное убийство наших солдат и солдат нашего врага. Кто-то из Нас должен остаться – либо Я, либо Он. Альтернативы быть не может! – гневно крикнул монарх. .
Тишина, поначалу возникшая, после того как король завершил свою речь, угнетающе действовала на присутствующих. Неловкое молчание было прервано отважным Сандрисом.
– Когда отправляться в путь, государь?

Глава 2
Оглушительные раскаты грома. Наверное, будет сильная гроза.
Ветер хлещет мое лицо своим порывистым движением. Холодный и неприятный. Я чувствую, как он пробирается прямо до моих внутренностей и дотрагивается даже до костей.
Куда я держу путь? На моем лице появилась странная улыбка, даже я б сказал, ухмылка. Выполнять довольно неприятное задание – просто убить короля вражеской армии. Просто! Разве просто убить? Разве можно легко, без дрожания руки, без угрызений совести взять и покончить с его, пусть и никчемной жизнью? А почему никчемной? Разве я что-то знаю о нем? Какой он себя? Стар? Млад? Силен? Разница не в возрасте, разница в наших мировоззрениях. Конечно! Я пошел на это, чтобы прекратились войны, чтобы пролив последнюю кровь, остановить нескончаемые потоки крови молодых солдат, у которых есть жены и дети. Моя миссия благородна – я иду спасать Мир и нашу Цивилизацию!
А он? Разве у него есть какие-то цели в жизни? Богатство, слава, женщины? Да всё это у него в излишке! Просто по инерции, он приумножает их, это богатство, эту славу, этих женщин (хотя здесь можно и ограничиться).
Стал накрапывать мелкий дождик, перерастая в порядочный ливень. Стали тяжелеть мои доспехи.
Почему мне так все неприятно? Это и ветер, и дождь, и эта вся обстановка.
Я подстегнул лошадку и ускорил тем самым шаг. Она меня почти не слушалась – было очень скользко и мокро. Два раза лошадка чуть не упала, но упорно продолжала путь, за что я был ей признателен.
Льет по-прежнему. Сгущаются сумерки – и это хорошо, в темноте я смогу без проблем покончить с ним. Он не будет мучаться. Я надеюсь.
Наконец-то! Я вижу передовые отряды белых. Как видно, лагерь спит. Оно и понятно – Светило всё время слепило армию белых, и только сейчас закрылось тучами. Я спешился, и толкнув хорошенько лошадку, пустил её в галоп обратно в наш лагерь.
Осторожно ступая, я вынул небольшой кинжал из ножен и проследовал к гарнизону. Возле примитивного входа в лагерь, стоял одиноко в карауле солдат. Он спал, только шлем был надвинут на глаза, и делал его чем-то вроде неподвижной статуи, без мыслей, и главное, без мозгов. Я, было, подумал его тоже прирезать, но поразмыслил, что он, этот спящий солдат, ничего мне лично плохого не сделал, а, следовательно, убивать его было бесцельно. Незаметно прошмыгнув через ворота, я проник в пределы лагеря белых. Палатка короля белых была абсолютной копией палатки короля черных, поэтому я без труда обнаружил её и быстрым движением кинжала, я сделал небольшую дыру, через которую имел бы возможность пробраться к монарху.
Я сделал только небольшой надрез, как услышал глухой стук тяжелого предмета об пол, и чье-то прерывистое и взволнованное дыхание. Дорвав плотную ткань, моя голова проникла вовнутрь, следом за ней прошло и всё тело.
– Стой! Не делай больше ни шага! Иначе я закричу! – отчаянно произнесла хрупкая девушка, лет 18-19. Её волосы водопадом покрывали изящные плечи, глаза прекрасной девушки были расширены от ужаса и страха. Мне не верилось, что причиной такого страха мог быть я.
– Ты слышишь, больше ни шага!
Б

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.