Первая потеря

Максимова Лидия Александровна – врач-психотерапевт. г.Ульяновск.
e-mail: lidiadoc@yandex.ru
сайт: http://lidiyamaksimova.narod.ru

Первая потеря

Она вошла медленно, тихо села на стул и окинула меня вопрошающим взгля-дом.
Красивая девочка пятнадцати лет с печальным лицом начала сбивчиво расска-зывать о своей потере в жизни.
– Понимаете, у меня умерла подру-га, ее уже похоронили, а я только недавно об этом узнала, – она запнулась на полу-слове, пытаясь скрыть слезы. – Мне так плохо, я не сплю и плачу, перебираю ее фотографии и кажется, она на меня так грустно смотрит, словно бы знает о том, что с ней случится. Я смотрю на цветок, который она мне подарила и не могу еще осознать, что ее уже нет. Я не знаю, как жить дальше.

У меня впервые возникло ощуще-ние, что меня застали врасплох, и я никак не могу, простите за грубость, “врубиться” в ее переживания, потому, что я не могу понять ее.
Умерла подруга, ну что ж, такова жизнь. Жаль, конечно, что она так молода, но от судьбы не уйдешь.
– Ну, как Вы не понимаете, – огром-ные глаза смотрят на меня с сожалеющим удивлением. – Как Вы не понимаете, ведь она должна жить, она же молодая, она должна выйти замуж и иметь детей. Для чего же тогда существует жизнь?! – горест-ное недоумение звучит в ее голосе. – Ведь она ничего, ничего не успела. Почему же так трагично оборвалась ее жизнь?!
Кровь прилила к моим щекам, мне стало стыдно, я-то уже далеко ушла по до-роге жизни и уже забыла этот ужас, страх и горестное недоумение, когда сталкиваешь-ся со смертью в молодости… Боже мой, ведь она впервые испытывает страх смер-ти и горечь разлуки… разлуки навсегда.
Я начинаю понимать…
Да, она не может свыкнуться с мыслью, почему умирают молодые?! Ведь это ее первая потеря. Мне стало неловко за себя, за мое «возрастное» непонима-ние. Но, увы, старость эгоистична, она це-нит каждый час жизни и отодвигает смерть, выставляя мощную психологическую защи-ту. Я уже забыла, что и я когда-то задавала те же вопросы, когда узнала о смерти моей подруги Люды.
Почему? Кто оборвал ее жизнь? И моя жизнь тоже может оборваться….
Я встряхиваю головой, отгоняя давнишние воспоминания, а она уже вни-мательно смотрит на меня и снова говорит, говорит, путаясь в словах:
– Зачем жить, если ты можешь уме-реть в любой момент, и ничего не успеешь сделать?
Я понимаю, что страх перед смер-тью парализует ее душу. И этот страх она испытывает в первый раз… потом к этому привыкают… привыкаем все мы, живущие на Земле…
Я вспоминаю фразу, написанную на старом еврейском кладбище в Иерусали-ме: “Никто не живет вечно”.
Жестокость этой фразы не может не поразить каждого из нас. Жестокость и мудрость.
Я уже согласна с этим категориче-ским утверждением и спокойно смотрю вдаль: не плывет ли за мной мой корабль с черными парусами?
Я уже забыла, что первая смерть, первая потеря всегда мучительна. И де-вушка, как и я когда-то, ищет свою вину:
– Я к ней уже два месяца не могла выбраться, а телефона у нее нет, она жи-вет в частном доме на Нижней Террасе. – Она судорожно сжала руки и поправила себя, – жила. Мне так стыдно, я чувствую себя виноватой.
Только в молодости мы так остро чувствуем свою вину и нам кажется, что мы могли бы остановить смерть, если бы бы-ли более внимательными и вовремя напи-сали, позвонили, приехали. В более зре-лом возрасте таких мыслей уже нет, а при-сутствуют более эгоистичные чувства.
Мы говорим: «Умер, жаль беднягу, ну что же – такова жизнь». А сами же те-шим себя мыслью: “А я-то, слава Богу, жив и еще поживу”.
Говорят, что старики, узнав о смерти своих сверстников, испытывают тихонькое удовольствие и тайную радость: “А я-то его пережил”. Вроде бы он сорев-нование выиграл: “Я-то еще поживу, гля-дишь, всех переживу”.
Может быть, и с ней произойдет то же самое. Все у нее впереди, будет жить и не будет обращать внимание на смерть других людей…, но пока….
Я вздохнула.
– Давай очертим круг вопросов, ко-торые тебя мучают сейчас, – я беру ручку и пишу на листке: В чем смысл жизни? По-чему мы умираем? Как жить, когда ты не знаешь, сколько ты проживешь, и твоя жизнь может оборваться от какой-то слу-чайности? Как жить, когда ты не знаешь, как сложится твоя жизнь?
– Ты пытаешься найти ответ на эти вопросы, они мучают тебя своей…, – я запнулась…
– …неизвестностью! – с усилием продолжает она.
– Увы, это вечные вопросы, девоч-ка! Это, как черная стена, которая неиз-бежно встает перед тобой в молодости, заслоняя весь такой красивый мир. И каж-дый уже наверняка набьет себе шишки, ударяясь лбом об эту стену.
Но это длится недолго, ибо мы по-нимаем, что на эти вечные вопросы, кото-рые мы задаем в молодости, нам не суж-дено найти ответов…
Вскоре приходят другие, не менее мучительные вопросы: Почему он меня не любит? Как жить, если она меня никогда не полюбит? Для чего тогда жить?
И по-прежнему мы не находим от-ветов.
Слава Богу, мы недолго стоим у черной стены, мы отворачиваемся от нее и смотрим в другую сторону. Нам надо стро-ить свою лодку и смело выходить в бурное житейское море, чтобы найти себе спутни-ка жизни и вместе с ним строить корабль с Алыми парусами. Лишь когда он будет по-строен, веселые детские голоса зазвенят во всех уголках его, и тогда наша жизнь наполнится новыми чувствами. Может быть, и смысл жизни в том, чтобы пройти свой неповторимый человеческий путь со своими бедами, радостями и открытиями, хотя не раз придется открывать Америку и изобретать велосипед.
Вот и сейчас ты уже идешь своим путем, девочка. У тебя впереди жизнь, в которой будет поиск друзей, работы, спут-ника жизни.
Но есть вещи, которые ты будешь переживать в одиночку, и не всегда другие смогут понять тебя и твои чувства, и раз-делить их с тобою. Но это не так уж и важ-но.
Я встала и подошла к окну, где ранние сумерки уже начали готовить город к ночи.
– И если ты не обрел спутника жиз-ни, не смог построить дом, или построил, но он не наполнился детскими голосами, то все равно ты плыл на неустойчивой лодоч-ке по бушующему житейскому морю и пе-реживал штормы и штили, победы и пора-жения, и ты тоже постигал те же истины, что и каждый живущий на Земле, – продол-жала я. – А когда за тобой придет корабль с черными парусами, ты спокойно войдешь на его борт, понимая, что жизнь каждого человека прожита не напрасно. И твоя – тоже.
Я замолчала и повернулась к ней. Она с благодарностью посмотрела на ме-ня, и, уже уходя, очнувшись, сказала:
– Спасибо за то, что Вы меня поня-ли.
Наши взгляды встретились, и я ободряюще улыбнулась ей. Она тоже улыбнулась мне в ответ, встала и пошла к двери.
А я смотрела ей вслед, она обернулась, помахала мне рукой, и тогда я вдруг вспомнила, что я так и не узнала, отчего умерла ее подруга…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Первая потеря

Максимова Лидия Александровна – врач-психотерапевт. г.Ульяновск.
e-mail: lidiadoc@yandex.ru
сайт: http://lidiyamaksimova.narod.ru

Первая потеря

Она вошла медленно, тихо села на стул и окинула меня вопрошающим взгля-дом.
Красивая девочка пятнадцати лет с печальным лицом начала сбивчиво расска-зывать о своей потере в жизни.
– Понимаете, у меня умерла подру-га, ее уже похоронили, а я только недавно об этом узнала, – она запнулась на полу-слове, пытаясь скрыть слезы. – Мне так плохо, я не сплю и плачу, перебираю ее фотографии и кажется, она на меня так грустно смотрит, словно бы знает о том, что с ней случится. Я смотрю на цветок, который она мне подарила и не могу еще осознать, что ее уже нет. Я не знаю, как жить дальше.

У меня впервые возникло ощуще-ние, что меня застали врасплох, и я никак не могу, простите за грубость, “врубиться” в ее переживания, потому, что я не могу понять ее.
Умерла подруга, ну что ж, такова жизнь. Жаль, конечно, что она так молода, но от судьбы не уйдешь.
– Ну, как Вы не понимаете, – огром-ные глаза смотрят на меня с сожалеющим удивлением. – Как Вы не понимаете, ведь она должна жить, она же молодая, она должна выйти замуж и иметь детей. Для чего же тогда существует жизнь?! – горест-ное недоумение звучит в ее голосе. – Ведь она ничего, ничего не успела. Почему же так трагично оборвалась ее жизнь?!
Кровь прилила к моим щекам, мне стало стыдно, я-то уже далеко ушла по до-роге жизни и уже забыла этот ужас, страх и горестное недоумение, когда сталкиваешь-ся со смертью в молодости… Боже мой, ведь она впервые испытывает страх смер-ти и горечь разлуки… разлуки навсегда.
Я начинаю понимать…
Да, она не может свыкнуться с мыслью, почему умирают молодые?! Ведь это ее первая потеря. Мне стало неловко за себя, за мое «возрастное» непонима-ние. Но, увы, старость эгоистична, она це-нит каждый час жизни и отодвигает смерть, выставляя мощную психологическую защи-ту. Я уже забыла, что и я когда-то задавала те же вопросы, когда узнала о смерти моей подруги Люды.
Почему? Кто оборвал ее жизнь? И моя жизнь тоже может оборваться….
Я встряхиваю головой, отгоняя давнишние воспоминания, а она уже вни-мательно смотрит на меня и снова говорит, говорит, путаясь в словах:
– Зачем жить, если ты можешь уме-реть в любой момент, и ничего не успеешь сделать?
Я понимаю, что страх перед смер-тью парализует ее душу. И этот страх она испытывает в первый раз… потом к этому привыкают… привыкаем все мы, живущие на Земле…
Я вспоминаю фразу, написанную на старом еврейском кладбище в Иерусали-ме: “Никто не живет вечно”.
Жестокость этой фразы не может не поразить каждого из нас. Жестокость и мудрость.
Я уже согласна с этим категориче-ским утверждением и спокойно смотрю вдаль: не плывет ли за мной мой корабль с черными парусами?
Я уже забыла, что первая смерть, первая потеря всегда мучительна. И де-вушка, как и я когда-то, ищет свою вину:
– Я к ней уже два месяца не могла выбраться, а телефона у нее нет, она жи-вет в частном доме на Нижней Террасе. – Она судорожно сжала руки и поправила себя, – жила. Мне так стыдно, я чувствую себя виноватой.
Только в молодости мы так остро чувствуем свою вину и нам кажется, что мы могли бы остановить смерть, если бы бы-ли более внимательными и вовремя напи-сали, позвонили, приехали. В более зре-лом возрасте таких мыслей уже нет, а при-сутствуют более эгоистичные чувства.
Мы говорим: «Умер, жаль беднягу, ну что же – такова жизнь». А сами же те-шим себя мыслью: “А я-то, слава Богу, жив и еще поживу”.
Говорят, что старики, узнав о смерти своих сверстников, испытывают тихонькое удовольствие и тайную радость: “А я-то его пережил”. Вроде бы он сорев-нование выиграл: “Я-то еще поживу, гля-дишь, всех переживу”.
Может быть, и с ней произойдет то же самое. Все у нее впереди, будет жить и не будет обращать внимание на смерть других людей…, но пока….
Я вздохнула.
– Давай очертим круг вопросов, ко-торые тебя мучают сейчас, – я беру ручку и пишу на листке: В чем смысл жизни? По-чему мы умираем? Как жить, когда ты не знаешь, сколько ты проживешь, и твоя жизнь может оборваться от какой-то слу-чайности? Как жить, когда ты не знаешь, как сложится твоя жизнь?
– Ты пытаешься найти ответ на эти вопросы, они мучают тебя своей…, – я запнулась…
– …неизвестностью! – с усилием продолжает она.
– Увы, это вечные вопросы, девоч-ка! Это, как черная стена, которая неиз-бежно встает перед тобой в молодости, заслоняя весь такой красивый мир. И каж-дый уже наверняка набьет себе шишки, ударяясь лбом об эту стену.
Но это длится недолго, ибо мы по-нимаем, что на эти вечные вопросы, кото-рые мы задаем в молодости, нам не суж-дено найти ответов…
Вскоре приходят другие, не менее мучительные вопросы: Почему он меня не любит? Как жить, если она меня никогда не полюбит? Для чего тогда жить?
И по-прежнему мы не находим от-ветов.
Слава Богу, мы недолго стоим у черной стены, мы отворачиваемся от нее и смотрим в другую сторону. Нам надо стро-ить свою лодку и смело выходить в бурное житейское море, чтобы найти себе спутни-ка жизни и вместе с ним строить корабль с Алыми парусами. Лишь когда он будет по-строен, веселые детские голоса зазвенят во всех уголках его, и тогда наша жизнь наполнится новыми чувствами. Может быть, и смысл жизни в том, чтобы пройти свой неповторимый человеческий путь со своими бедами, радостями и открытиями, хотя не раз придется открывать Америку и изобретать велосипед.
Вот и сейчас ты уже идешь своим путем, девочка. У тебя впереди жизнь, в которой будет поиск друзей, работы, спут-ника жизни.
Но есть вещи, которые ты будешь переживать в одиночку, и не всегда другие смогут понять тебя и твои чувства, и раз-делить их с тобою. Но это не так уж и важ-но.
Я встала и подошла к окну, где ранние сумерки уже начали готовить город к ночи.
– И если ты не обрел спутника жиз-ни, не смог построить дом, или построил, но он не наполнился детскими голосами, то все равно ты плыл на неустойчивой лодоч-ке по бушующему житейскому морю и пе-реживал штормы и штили, победы и пора-жения, и ты тоже постигал те же истины, что и каждый живущий на Земле, – продол-жала я. – А когда за тобой придет корабль с черными парусами, ты спокойно войдешь на его борт, понимая, что жизнь каждого человека прожита не напрасно. И твоя – тоже.
Я замолчала и повернулась к ней. Она с благодарностью посмотрела на ме-ня, и, уже уходя, очнувшись, сказала:
– Спасибо за то, что Вы меня поня-ли.
Наши взгляды встретились, и я ободряюще улыбнулась ей. Она тоже улыбнулась мне в ответ, встала и пошла к двери.
А я смотрела ей вслед, она обернулась, помахала мне рукой, и тогда я вдруг вспомнила, что я так и не узнала, отчего умерла ее подруга…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.