Мёртвые страницы жизни

Сегодня я снова умер. Перестал дышать, потреблять кислород и любить. Моё сердце перестало качать кровь и вены устали от этого солоноватого привкуса. Так происходит каждый раз, когда заканчивается мой очередной земной путь. Моя череда рождений слишком утомляет меня. И просыпаясь в новом теле, проживая совершенно другие жизни, я снова и снова возвращаюсь сюда. В эту комнату, со свечой на столе, гусиным пером и маленькой чернильницей, старой тетрадкой, пожелтевшими страницами и фотографиями моего многослойного прошлого. С каждым разом на стене становиться всё больше и больше снимков. Некоторые из них уже цветные, сделанные хорошей цифровой камерой с расширением, которое позволяет не потерять качества даже при большом увеличении. Кто я? И зачем я прихожу на землю? Возвращаюсь под тихий плеск вечной реки и долго сижу погружённый в таинственную медитацию на её уютном берегу. Иногда, когда я перестаю верить в карму, с того берега мне машет длинноволосый седой старик, убеждая, что там всё ещё ждут меня. Но я слишком ничтожен, чтобы добраться туда…
Я записываю все свои жизни. Больше для себя, чем для него, этого бедного одинокого старика, который ждёт меня почти целую вечность. У меня уже было больше двадцати рождений, но не о всех стоит вспоминать, а тем более цитировать мои записи…

Я родился стройным дубом. Мыслящим, деревом, из лиственной толпы. Я жил очень долго. Я видел, как меняются времена года, старятся люди и строятся новые города. Подо мной признавались в любви, разжигали костры, убивали…В моих корнях жили крысы и кроты, и потом ещё появились надоедливые муравьи, которые, съедали меня изнутри. Но я терпел всё это, я подвергался этим испытаниям, чтобы познать себя. Я воспитывал свою силу из своей слабости. Я всё также уклонялся от сильного ветра, и даже когда он ломал мои ветки, я смеялся ему в лицо. Я рос всё выше и выше, креп, я тянулся к солнцу…и когда оно улыбалось мне, я думал, что нашёл своё место в жизни. Что нет ничего более деятельного чем, жить для других. Путники прятались в моих объятиях от солнца, животные ели мои плоды, а планета дышала благодаря моим листьям и снова и снова давала кусочки живительного кислорода. Мне было хорошо. Я любил дождь и его музыку, подставляя свои руки и пальцы под его прохладные струи, я придумывал разные мелодии. А люди внизу, прятались в свои дома или палатки, которые они ставили прямо на моих ногах. Это было хорошее время: живительный фотосинтез давал мне новую жизнь с каждым прожитым кольцом на моём теле, я показывал дорогу свои детям, и их разносило ветром. Я учил их жить. Несколько из них, самых неумелых, остались рядом со мной, и пытались дорасти до меня. Но в моих объятиях им было слишком душно…солнце не пробивалось к ним, не грело…и они оставались такими же хилыми, как и при своём рождении. И мне становилось обидно оттого, что я такой сильный и мощный, не смог вырастить нормальных детей. Я никогда не запоминал их матерей, они появлялись дуновением ветра, животным инстинктом и просто странной солнечной струёй в моей жизни, и также быстро исчезали. И я никогда не спрашивал куда они пропадают…
Да я жил долго. В моём теле появились дыры, оно стало единой старческой жилой, узловатой и покореженной. И спустя несколько солнечных оборотов я стал бесплоден. Я больше не мог иметь детей. Сначала для меня это стало ужасным открытием. Но с каждым потерянным листом и сухой веткой, я понимал, что просто пришло моё время. Я и так сделал очень много для этого мира. Я вырастил и отправил в свет множество молодых саженцев. И теперь просто пришла пора заняться чем-то другим. Просто пожить для себя, насладиться солнцем, дождём, ветром. Найти свою любовь, чтобы на старости лет понять что это такое. Я радовался каждой пташке, что сплела гнездо на моих плечах, радовался каждому путнику, который останавливался в тени моих волос, потому что понимал, что мне осталось недолго. Мои ноги одряхлели. Постоянные войны с насекомыми и грызунами сделали своё дело, от их укусов мои корни стали трухой. Я терял опору и с каждый днём всё больше и больше клонился к земле. И когда настал мой последний день, я упал на землю, обхватил её своими руками, приник к ней всем телом, поцеловал её своими слабеющими губами и почувствовал ответный импульс. Я понял, что это и есть любовь. Природа благословила меня в последний путь. И я закрыл глаза…

Я снова в своей тёмной комнате. Может это просто моё запертое сознание пытается уйти наружу, но не может найти выход. В комнате нет окон, нет дверей и я даже не знаю как попадаю сюда. Здесь нет даже кровати, чтобы я мог отдохнуть. Хотя здесь нет и усталости, поэтому она мне просто не нужна. Я сажусь и пишу, пишу о своей жизни, о своей любви и ненависти. О своих невзгодах и жизненных перипетиях. Но в этом месте настолько спокойно, что начинаешь смотреть на эти вещи слишком поверхностно. И я откладываю перо. Чернильница всегда полна, а чернила не высыхают, хотя я ни разу не долил туда ни йоты новой живой жидкости. Я смотрю на фотографию на стене, которая появилась только что…раскидистый дуб улыбается мне всеми своими ветками…
Я закрываю глаза и чувствую, что у меня нет тела. Только эфемерный сгусток, который когда-то назовут моей душой. Двадцать один грамм моей нежности растворяется в темноте, чтобы через мгновение, которое кто-то назовёт вечностью, родиться заново…

Я звезда. И мне очень холодно. Кругом ночь и ещё множество моих сестёр, которые светятся ярким, манящим светом. Они перешёптываются между собой. Шушукаются, словно лучшие подруги, в безвоздушном, бездыханном вакууме, в котором я чувствую себя неуютно. Но я даю свет, значит это кому-нибудь нужно. Я не знаю как меня зовут, но там внизу, в слепых телескопах меня уже заметили и кто-то сделал меня известной. Я стала новой знаменитостью, миг популярности и награда для очередного астронома. Миг радости, яркой вспышкой осветившей землю и одинокую душу, которая приникла к окуляру. Человек внизу судорожно набирает номер телефона и глотая слова создаёт историю. Может быть, через множество лет ко мне долетят его слова и звездолёт, который пошлют для того чтобы взять у меня интервью. И тогда я засвечусь ещё ярче, воспользуюсь своей женственностью и макияжем, который специально припасён для такого случая. Хотя спустя всего несколько световых лет меня забудут и я останусь на страницах энциклопедий и звёздного атласа, в котором маленькими буквами будет написано моё имя.
И в этот момент я понимаю почему так странно светятся мои сёстры. И что это за незримый, черноватый оттенок их ареола. Это зависть. Они завидует моей минутной славе, по-женски волнуются и плачут оттого, что другая, молодая и неопытная, продрогшая в вечной мерзлоте и совсем не такая красивая как они, сейчас на пике популярности. 15 минут славы, для которой они рождаются, убивает в них любовь к людям и таким как они. Оставляя только зависть и ненависть. Где-то далеко-далеко светиться вечная супермодель Солнце, даря свет людям и согревая их в поиске прекрасного. Но они даже не поднимают голову вверх и вспоминают его лишь зимой, когда Солнце ложиться спать…
Но всё жизнь мы светимся так ярко, как можем, чтобы хотя бы на секунду стать для людей этой самой супермоделью. Взять на себя хотя бы маленькую капельку славы нашей большой знойной сестры. Хотя все знают, что когда-то и она перегорит, погаснет, состариться и уйдёт на покой. Погрузиться в чёрную дыру своей старости и на её место придёт кто-то новый. Но такой же амбициозный, такой же яркий…и всю жизнь мы живём мечтой, что на её месте сможем оказаться мы…
Некоторые из нас умирают, некоторые старятся раньше чем осознают своё место в жизни, прежде чем взрослеют. А многие просто продолжают жить в вечной мерзлоте, снедаемые завистью и ненавистью к своим сёстрам, тем кто младше и красивее. Тем, кто ярче. Но они тоже уйдут. И это единственное что согревает меня в этой темноте. Я даю всё больше и больше света, пытаясь своей добротой согреть своих бедных сестёр, и вмиг когда мне становиться жарко рождается новая суперзвезда. Это я…И у меня впереди целая вечность моей доброты. Вечность борьбы с завистью и ненавистью До тех пор, пока они не убьют меня своей изморозью…

Сегодня ко мне в комнату пришёл кто-то ещё. Он смотрит на меня зорким взглядом, завораживает, но я не могу разглядеть его лица. И мне на миг становиться страшно. Я предлагаю ему сесть, но он просто смотрит и не делает никаких движений. Я закрываю глаза и он исчезает…этот мой странный гость. А на столе остаётся только клок седых волос…
Я сажусь за стол и записываю вечность. Миллионы лет ровно ложатся в несколько пустых строк. Я писал такие отчёты уже много раз. Я совершенно перестал ориентироваться в датах, потому что мои жизни нельзя хронологизировать и тем более синхронизировать. Я живу сегодняшним днём, и если в этом дне живёт ещё кто-то мне становиться не так одиноко…И я снова закрываю глаза.

Я ангел. Я родился на этой земле под видом обыкновенного младенца, в обыкновенной семье. Рядом пасутся какие-то животные, но они не причинят мне вреда. И я засыпаю. Я взрослею, тихо и молча, разговариваю со своими игрушками и получаю у них ответы на вопросы, которые меня действительно интересуют. Я знаю где находятся самые дорогие для меня люди, потому что я чувствую их. Я знаю, что природа благосклонна ко мне…помню в детстве, ещё в самом нежном я лежал в своей детской кроватке и в комнату влетела шаровая молния. Огромный сгусток энергии, потушил электричество и направился прямо ко мне, завис над кроватью и подмигнул, а я помахал ему рукой. Шар развернулся и вылетел из комнаты. От него остался только маленький ожёг на правом пальце, но кто сейчас поверит в это…
Я вижу будущее. Я тьма. Я свет. Я ангел и могу помочь людям, тем кто достоин этого. Я дарю им свою силу, свою любовь…я делаю это бескорыстно, но смертные сами решат что делать с моими подарками. Я не такой как они. Я другой. Иной…
Во времена своего отрочества я увлёкся гипнозом, и погружая в транс своих одногодок узнал многие тайны. Я видел морские глубины, видел где спрятаны клады…но мне это не интересовало. Я видел, как прилетали странные инопланетные существа, которые отделяли мою оболочку, мою душу, если можно так выразиться и пытались наладить контакт с нами. Я хотел посмотреть дальше, но психика смертных просто не вынесла бы этого, и мне пришлось прекратить свои попытки…
Я вижу странные сны. Иногда они пугают меня. Я не буду рассказывать о них, потому что они могут испугать и вас. Иногда там много крови, а иногда я вижу прошлое и свои смерти. Но хватит об этом…
Я защищаю тех людей, которые симпатичны мне. Да, это эгоистично, но я не могу помочь всем. Я беру их под свою опеку, и иногда немного корректирую их сознание и их жизнь. Я хочу, чтобы у них всё было хорошо, потому что они достойны этого…
Я дарю людям любовь которая есть во мне, но я не могу любить сам. Это страшно. И иногда, когда я смотрю на них, на этих простых людей, которые могут испытывать это странное чувство раз за разом, мне становиться грустно, и я прячу свои крылья, которые растут у меня на спине, невидимым парусом потусторонней вселенной.
Я много курю. Много пью. Иногда занимаюсь любовью. Внешне я похож на вас, но это лишь образ. Ведь если я предстану в своём настоящем обличья, то не вызову ничего кроме страха и непонимания. А эти чувства и так захлёстывают Землю…
И наверное, я вечен, в вашем понимании, потому что я не могу умереть, пока не придёт мой срок. И лишь тогда я уйду, но только для того, чтобы вернуться не обязательно на Землю, не обязательно в то же время, может быть в будущее или прошлое. Потому что я вне времени. Я иной, я всего-навсего ангел…

Комната пуста и даже свеча перестала гореть. Перья завяли, а чернильница пересохла. Что же случилось здесь. Я слушаю гнетущую тишину, смотрю на фотографии на стенах и понимаю, что с ними тоже что-то не так – они потускнели, зацвели, устали висеть на стене моей жизни. Я пытаюсь найти дверь, но стены лишь сжимают меня в своих объятиях. Я иду на ощупь по периметру, но всё время нахожу только себя. Я забываю всё, поглощённый своим круговым движением. Я только слышу, как где-то за стеной, седой старик крутит огромное колесо нашей судьбы…

Я какое-то животное. Но точно не человек. Я друг человека. Один из самых больших его друзей. У меня мокрый, холодный нос и шершавый язык. Я люблю мясо и всё, что даст мне его тёплая, ласковая рука. Мне не нравиться только эта железная непонятная штука, которую он одевает мне на лицо. Тогда мне становиться сложнее разговаривать и точить зубы о симпатичные палки, которые валяются на улице.
Когда я родился, со мной рядом копошилось ещё несколько моих братье в и сестёр, а моя мать ласково облизывала нас. Но потом они все куда-то пропали и остался только я. А потом и моя мать исчезла. Сначала мне было немного скучно одному, но потом я привык. Да и людские отпрыски часто играли со мной, а я был рад оттого что нашёл себе новых друзей. Я запомнил только то, что люди очень не любят, когда в местах их обитания кто-то помечает свою территорию. Они предпочитаю метить её сами и никому не позволяют делать это за них…
Я живу в огромной пещере. У меня есть еда, которая последнее время стала сухой и невкусной. Нормальной едой меня балуют очень редко. А за свой стол мои друзья меня не пускают. От этого я обижаюсь на них, но когда они делятся со мной чем-то вкусненьким, то я успокаиваюсь. И тихо ложусь у их ног…
Больше всего мне нравятся моменты, когда мы выезжаем из нашей пещеры и маленького пространства, окружённого такими же огромными пещерами, куда то к лесу или озеру. Там я могу побегать, поохоться на уток или зайцев, или и просто поноситься и поплавать. Плавать я люблю. Но больше я люблю отряхиваться после воды. Тогда люди смеются и называют меня какими-то непонятными словами…
Вечером мы обычно все садимся у огромного тёплого огня. Он больно кусается, поэтому к нему лучше близко не подходить. Мы едим что-то вкусное, иногда поём все вместе, а я всматриваюсь в темноту, стараясь оградить их от неприятностей. Мои друзья всегда такие беспечные…
У меня конечно же есть друзья и среди таких, как я. Мы обмениваемся всеми новостями, собираемся на шумные вечеринки. На одной из таких я и познакомился с моей очаровательной невестой. Мы очень любим друг друга, и скоро в нашей семье ожидается пополнение. Тогда я смогу поделиться своим опытом и рассказать детям о жизни в этих странных людских пещерах. Правда меня не покидает чувство, что мои дети тоже могут исчезнуть. Как мои братья и моя мать. И от этого мне становиться грустно. Я надеюсь, что мои друзья оставят мне хотя бы мою любовь…
А вообще, мне очень хорошо с ними, а им со мной. Правда последнее время у меня что-то падает зрение, но жена говорит, что это естественный процесс. Вот так и живём. Да, кстати, одного маленького нам всё таки оставили. Теперь я учу его всему, что знаю сам. Жизнь продолжается. А мы лишь можем не мешать ей…

Я стою на берегу Великой реки. Теперь, кажется я понимаю для чего и зачем я здесь. Теперь я понимаю кто я. Я смотрю на седого старика, который ещё больше постарел со времени нашей последней встречи.
– Почему ты стареешь? Я спрашиваю его слишком тихо, сам удивляясь слабости своего голоса. Мой вопрос эхом разноситься по земле.
– Потому что я так хочу, отвечает мне странный старик. – Да и время пришло…
– Чьё время? – я знаю ответ, но просто хочу подтвердить свою правоту.
Он смотрит на меня. А потом я просто узнаю в нём свои черты. Всё это всегда был я. И та комната, и фотографии на стенах и жизни, которые я прожил. Это всего лишь я. Вселенская душа, которая одновременно является всем. Я должен сменить его. Этого стареющего Сидхартху на пути моего рождения. Или он должен сменить меня. Все так запутано на полотне великого Атмана. Нет времени в вечности, нет единства в хаосе и нет хаоса в единстве. Есть только я, который и есть всё. Странное ощущение наполняет меня когда я смотрю на берег Великой реки, который так манит меня. Я смотрю на своё отражение в воде и замечаю седые волосы и странную улыбку. И понимаю, что в тёмной комнате уже сидит новый подвижник, который должен пройти мой путь. А потом я просто иду по воде…туда, где меня уже давно ждут…
5.11.2004 1.12.2004.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.