Размышления о первом


Размышления о первом

Размышления о первом

Как часто я говорила «люблю». Как много всего я люблю. Люблю с оговорками. Люблю дождь. Только если я дома, и не нужно никуда идти. Люблю рисовать – только нереальных живых существ и только шариковой ручкой. Люблю шоколад. Но если он с орехами. И мороженое. С шоколадной крошкой. Люблю мужчин. Только умных, интересных, привлекательных, неординарных, с чувством юмора, внимательных, щедрых, самостоятельных, уверенных в себе, успешных, с карими глазами и темными волосами.
А говорила «люблю» абсолютно не таким.
В детском саду меня не посетила первая любовь. Зато поцеловал мальчик. В щечку. И с того самого момента я не садилась рядом с ним. В школу пошла на год раньше него. И потом старалась всячески его избегать, особенно после нашей первой встречи в столовой, когда он был в первом классе, а я во втором, и когда он шлепнул меня по попе. На этом все прекратилось, и я о нем даже не вспоминала.
Зато был одноклассник – самый-самый. Самый умный в классе, самый симпатичный, самый спортивный. В него были влюблены все девочки в классе. Казалось, я тоже. Шла жесткая борьба. На переменке его загоняли в угол 5-6 первоклассниц:
— Признавайся, кого ты любишь!
И каждый день он называл разные имена. Однажды в список возлюбленных попало мое имя, что доставило мне превеликое удовольствие.
Но и он не стал моей первой любовью.
А в 15 лет я вышла на улицу. И стала проводить во дворе с девчонками и ребятами все вечера. В этом нет ничего необычного. Все детки гуляют. Делают это одинаково. Пробуют курить, пить водку и целоваться. Я думаю, родители об этом знают – и делают вид, что им ничегошеньки не известно (очень удобно, между прочим).
И как раз в один из таких вечеров ко мне постучалась первая любовь – так тихо и осторожно, что ее можно было смахнуть рукой, как пылинку с плеча. Она появилась не так, как должна была появиться. Наверное, с этого самого момента и именно по этой причине я стала ее нелюбить.
Ведь откуда появляется первая любовь? Общие увлечения, похожие интересы, общение, симпатия, переходящая во влечение и выражающаяся в первом поцелуе… У меня все было не так.
У меня был первый поцелуй с незнакомым человеком. Мне не понравилось. Жестковато, грубовато.
Но как порядочная барышня я должна была влюбиться в этого мерзавца и пойти за ним на край света. Что я и попыталась сделать. С первым проблем не возникло. Второе было неосуществимо, потому как мерзавец жил в соседнем подъезде и не собирался надолго отлучаться из родного города, тем более на край света.
Помимо того, мы перестали с ним видеться. И вот тут-то у меня появилась прекрасная возможность прочувствовать до глубины души все прелести состояния влюбленности при отсутствии предмета этой влюбленности. Закатывать глазки, услышав его имя, вздыхать 115 раз в день и отказаться от любимых лакомств… Ровно на две недели. Потому что через две недели появился Максим, приехавший на два дня из Хабаровска. Два дня – это именно два дня, и один вечер. Один вечер для поцелуев с еще менее знакомым представителем сильного пола, чем прежний мерзавец. Понравилось. Только влюбленность не пришла вообще, хотя Хабаровск находится как раз где-то на краю света. Ну что за капризная дамочка – любовь… И племянницу свою – влюбленность – воспитала по образу своему и подобию.
Около года вообще не было никаких поцелуев… Были просто песни под гитару, распитие крепких напитков на лавочке у первого подъезда, прогулки по известному маршруту вокруг 4 домов…и учеба на отлично в 11 классе, участие и победа в олимпиадах по физике, химии и литературе, чтение стихов на литературных вечерах, посвященных Пушкину, Пастернаку и Блоку.
В школе я не пользовалась популярностью. Как будто меня звали не Марго, а какая-нибудь Света…
Все то, что скрывает мое имя, пряталось даже от меня, и я не могла угадать, когда это проявляется.
А это вспыхивало так внезапно, что я поначалу просто пугалась. От реакции мужчин.
Марго, это кого ты называешь мужчинами? Тех, кому едва за двадцать?
Верно, сейчас я их называю мальчиками, а тогда они были мужчинами.

***
Тем летом, после первого поцелуя, в прогулках по парку меня сопровождал молодой человек 22 лет – Роман.
А почему же мы с ним-то не целовались? Странно, странно, Марго…
Я позволяла себя трогать. И смотреть. Он предлагал секс. Он не верил, что мне 15 лет (как истинная обладательница имени Маргарита я никогда не выгляжу на свой возраст — тогда я выглядела старше). Как благовоспитанная романтичная девушка я отказывалась. Как галантный джентльмен он предлагал (дорогие мамочки, скорее в аптеку за валерьянкой!) анальный секс.
Как вы думаете, как отличница и победительница олимпиад — я согласилась?

***

Через год после первого поцелуя с мерзавцем Вольдемаром он снова обратил на меня внимание. Да и как было не обратить? К тому моменту я уже научилась пользоваться своей улыбкой, походкой и взглядом.
К тому же, я не забыла мои тайные двухнедельные страдания и хотела ему отомстить. Слегка. Чтобы помучился чуть-чуть…. Он каждый вечер поджидал меня у остановки, провожал до подъезда, до пятой ступеньки…. А на пятой ступеньке начинал меня обнимать, целовать, гладить и шептать «я тебя хочу…»
Через две недели я пришла к выводу, что месть не доставляет мне никакого удовольствия, и заменила еще не прижившуюся в моем имени Мстительность на Мечтательность, которая понравилась мне намного больше — до такой степени, что я поселила ее навсегда в номере люкс моей гостиницы-души.
Мечтательность нашептала:
— Марго, зачем ты противишься? Что ты теряешь? Расслабься…Тебе ведь нравится целоваться… И тебе понравится целоваться с ним… Как он на тебя смотрит! Ты нравишься ему! Заметила?
Еще через некоторое время мы оказались с ним в постели. У меня дома. Мне было заранее известно, что будет происходить, когда он придет. Поэтому я, как начитанная девушка, купила упаковку контрацептивов (наружного применения). Вспоминаю все происходящее тогда – и улыбаюсь. Все так смешно и нелепо. Он не верил, что я девственница. Потому что слишком много знала. Ориентировалась в ощущениях, которые вызывают те или иные позиции. Говорила «нет, ведь так будет слишком глубоко»… И он не верил в мой первый раз. Поэтому мне было больно. Настолько больно, что я испугалась будущего материнства. Точнее, не материнства, а процесса рождения ребенка. В голове моей стучала только одна фраза: «Господи, как же я буду рожать?» Хотелось романтики. Я рассчитывала на приятную музыку, когда включала радио. Но мой первый раз происходил под информационную программу о продаже автомобилей. Маленькая дурочка, я взяла чистую простынь и постелила на кровать, а потом — после – пыталась ее постирать… Простынь не высохла к приходу родителей и отправилась в мокром состоянии в корзину для грязного белья. Не было ни шампанского, ни цветов, ни приглушенного света, ни признаний в любви… Было несколько капель крови, которые все-таки не заставили его поверить в мою только что существующую девственность. А после его ухода обнаружилась пропажа оставшихся презервативов. Одним словом, мне не понравилось. Поэтому я снова в него влюбилась.

Наверное, Вольдемар и был моей первой любовью. Первая – еще понятно, но вот любовь? Вообще, человечество странным образом рассуждает о первой любви, называя ее любовью. Кто знает, что такое любовь? Сколько раз она вламывается в сердце человека за его ничтожно короткую жизнь? Если исходить из понятия истинной любви, то такая любовь бывает один раз в жизни. Один! И по сравнению с ней все другие любови – ничто. Все любови отличаются друг от друга. Мы по-разному любим разных мужчин. Хотя любовь – вообще многогранное чувство, и это все понимают. Ведь существует столько ее разновидностей… Любовь к родителям, любовь к детям, любовь к братьям и сестрам, любовь к подругам и друзьям, любовь к занятиям, любовь к пище, к развлечениям, к Родине, наконец. Не знаю, как у мужчин, а женщина испытывает с каждым мужчиной первую любовь – новую разновидность любви. Это не те чувства, которые она испытывала к бывшему бой-френду. Это какие-то другие чувства, которые тоже называются любовью.
Но любовь, которая выделяется из целого ряда всех испытанных любовей, которая не дает о себе забыть ни на минуту, и является той любовью, о которой слагают стихи и пишут песни. И почти нереально совместить эту любовь с первой любовью. Первая любовь – это как раз из разновидностей чувств, только называемых любовью, своего рода влюбленность, увлеченность… Точнее, когда мы в первый раз начинаем испытывать теплые и нежные чувства по отношению к совершенно чужому человеку (а не только к родным и близким, как раньше), мы обозначаем это явление как первая любовь. Да, яркое чувство. Потому что первый раз. Все первое – яркое.
Стоп, Марго, ты описываешь прописные истины, как будто ты одна это обнаружила, узнала и хочешь поведать всему свету. Все уже давным-давно это знают.

Добавить комментарий