Бойся усталости, или Голодный романс

Бойся усталости – матери злобного бунта,
Бегай голодности – не до чего натощак.
Ведь и желудок бывает согласен, как будто,
Жить поспокойней, а все же мечтает о щах.

В пост людоеду так лакомы косточки близких,
Перемолоть их – удел настоящих мужчин.
А на далеких вкус менее строг и изыскан,
Могут ответить, поэтому ближних ищи.

Глупому ясно, что хочется больше и больше,
Соус и пиво обильно стекают с усов.
И на Гаити, в Париже, Москве или Польше
Рабствуют чреву и бомж, и высокий посол.

Холит, лелеет послушливых правильный пастырь,
И добродетель легка тем, кто к ласке привык.
Ну, а лягнется овца, или что-то не так с ней –
Враз из строптивой умело сготовят шашлык.

В этом тотально-прожорливом дарвинском мире,
Не вырастающем из первобытных штанов,
Всяк норовит наименьшего выбрать по силе,
И посолив, поперчив закусить им готов.

Внуки питаются бабушкой, бабушка – прошлым,
Пестик тычинку в цветочке готов проглотить.
Время съедает пространство, и скоро, возможно,
Будет господствовать голый один аппетит.

Вы ж не скупитесь на милости, дочери Евы,
Яблочным соком питаясь от древа стиха.
Будьте со всеми холодными, как королевы,
Только голодных поэтов любите… Вот так!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.