Другой мир: Книга первая.

Первое Сентября.

Игорёк поудобнее устроился на кушетке и с наслаждением потянулся. Вчера его семья переехала в новую квартиру, и весь вечер и сегодняшний день прошёл в разборке вещей. Ему выделили комнату, выходившую в Т-образный коридор, совмещавший ещё две комнаты, кладовую, туалет, ванную и кухню с балконом. Прихожая была целиком загромождена ящиками, так что приходилось лавировать между ними, чтобы добраться до входной двери. Многие вещи ещё не были разобраны, поэтому вокруг царила полупоходная обстановка. Игорёк успел свинтить в своей комнате кушетку, шкаф и широкий стол и теперь, рассовав вещи по более-менее привычным местам, он устало размышлял о своих приятелях, оставшихся в прошлой школе в другом конце города. Со многими он за четыре года совместной учёбы успел хорошо подружиться, и теперь его одолевало одиночество.
Скрипнула дверь. Одиночество закончилось.
– Ты уже собрался? – спросил его младший брат Кирилл, прыгая на край кровати. Кровать жалобно заскрипела.
– Да, – кивнул Игорёк, напрочь забывший, что завтра первое сентября. Разумеется, портфель лежал в углу, не собранный вовсе.
– Я тоже собрался! – обрадовался Кирилл – Пошли, покажу! Заодно проверишь, всё ли сложено!
Делать нечего, пришлось идти, иначе братишка не отстанет, с его-то магнитно-прилипательным характером… Комната Кирилла находилась в противоположном конце коридора. Естественно, вещи были уже разбросаны по всему периметру комнаты точь-в-точь как в старой квартире. На столе, собранном папой, лежал широкий вытянутый портфель, скорее даже рюкзак с изображением Человека-Паука. В шкафу на вешалке висела новенькая школьная форма, под ней стояли начищенные до зеркального блеска туфли. Игорёк вздохнул и открыл портфель. Тетради, ручки, карандаши, учебники… Сзади в специальном отделении лежала спортивная форма. Что ещё нужно первокласснику в его первый учебный день?
– Игорёк! Кирилл! Идите ужинать! – крикнула мама с кухни.
– Готовитесь? – Бабушка заглянула в комнату – Молодцы! А теперь идите мойте руки и марш за стол!
На ужин в честь первого дня учебного года был приготовлен огромный гусь. Игорёк с аппетитом съел приличных размеров ногу и, поблагодарив, пошёл в свою комнату. Как ни крути, а портфель сам по себе не соберётся. Кирилл тем временем убежал во двор с Лизой, большущей немецкой овчаркой. Роста они были примерно одинакового, так что это ещё вопрос, кто кого выгуливал. Во дворе уже горели фонари: сумерки накрывали город, наполняя его свежестью. Часы пробили десять. Игорёк сбегал во двор за Кириллом, уже болтавшего с компанией своих сверстников, почистил зубы, проследил, чтобы Кирилл сделал то же самое, пожелал всем спокойной ночи и лёг спать. Вскоре он заснул. Заснул и Кирилл. Через некоторое время спал весь дом, и лишь Луна, мучимая бессонницей, всё светила и светила в безоблачном небе, освещая улицы не хуже фонарей.

Утром будильник пронзительно заверещал в семь утра. Не открывая глаз, Игорёк отправился умываться. На кухне мама уже вовсю громыхала кастрюлями. Умывшись, он разбудил Кирилла и пошёл одеваться. Кирилл что-то проворчал и поглубже забрался под одеяло. Игорёк только усмехнулся, застёгивая рубашку. Через две минуты у Кирилла над ухом зазвенит будильник, который Игорёк специально для такого случая переместил на верхнюю полку, чтобы вот так, спросонья, было не так-то просто дотянуться – придётся вставать. А коли уж встал, так зачем ложиться?
Зазвенел будильник, затем раздался щелчок, и похожий на тень отца Гамлета Кирилл протопал в ванную. Зашипела вода. Игорёк вынес в коридор свой портфель и отправился завтракать. Немного погодя на кухню пришёл Кирилл с всклокоченными волосами. Мама, естественно, принялась их причёсывать, что Кириллу совершенно точно не нравилось, судя по тому, как он шипел и отмахивался. Игорек, сохраняя невозмутимое выражение лица, уплетал голубцы. Наконец, часы пробили восемь, и пришло время выходить.
В школу их отвёз папа на своей машине. Школа оказалась Гимназией №178. Мама, поехавшая с ними, отвела детей в их новые классы и представила классным руководителям, затем пожелала удачи и успехов в учёбе и уехала в неизвестном направлении. Без пятнадцати девять все вышли на улицу и выстроились на линейке. Кирилл и здесь уже успел обзавестись новыми знакомствами, вполуха слушая высокоинформативную речь директора о красоте и величии их нового учебного заведения. Игорёк стоял в первом ряду и чувствовал неприятный холодок в области желудка. Впрочем, он довольно быстро прошёл. Класс Игорька, физико-математический, только сформировали, поэтому по большей части дети не были между собой знакомы. Довольно быстро он успокоился и через некоторое время уже вовсю обсуждал последние новости с группой сверстников. Ребята попались хорошие, дружелюбные и общительные. Переход в другую школу уже не казался ему бредовой затеей. Равно как и Кириллу. Он тоже попал в физико-математический класс, только в первый.
Выстояв около часа под палящим солнцем, дети разошлись по классам на свои первые уроки. Игорёк вошёл в дверь с золотистым «V-А класс» и сел за первую парту. Рядом с ним за одной партой сидел Илья. Остальные расселись позади, а девочки, почему-то держащиеся особняком, облюбовали противоположную сторону класса. Прозвенел звонок – первый, если не считать традиционного колокольчика, вошёл учитель, и первый в этом учебном году урок начался. В общем-то, это было лишь повторение пройденного, но Игорёк слушал очень внимательно: он знал, что чем глубже корни, тем сильнее дерево.
За математикой шла география и русский язык. До конца учебного дня оставалось три урока.
Кирилл тем временем учился считать (хотя он это и так умел), писать (а это и подавно) и сидеть спокойно. Последнее мальчику давалось сложнее всего, он вертелся, как уж на сковородке, за что уже получил несколько замечаний.
Прозвенел звонок. Игорек дописал последнее предложение, сдал тетрадь и начал собираться. Далеко не все в классе оказались такими скоростными, многие только начинали делать предпоследнее упражнение. Вместе с Игорьком одним из первых закончил Илья, слывший отличником в прошлом году. Чуть погодя встала Лена, длинные волосы которой ниспадали на плечи блестящим чёрным водопадом. Ребята оделись (куртки висели за шкафом в классе) и вышли на улицу ждать остальных. Вскоре их догнал Дима, похожий на невысокий, но исключительно крепкий валун, покрытый ярко-рыжей растительностью, за ним вышла Кира, потряхивая золотистыми локонами и на ходу застёгивая портфель. Друзья собирались было идти, но Игорёк сказал, что должен подождать Кирилла. В результате чего выяснилось, что младшая сестра Киры, Вероника, тоже училась в первом классе, причём вместе с Кириллом. Остальные остались: не бросать же друзей одних! Шло время, мимо сновали ученики. Осень ещё не чувствовалась в природе, погода была по-летнему тёплой, так что вскоре ветровки были сняты и упрятаны поглубже в портфели.
Входные двери скрипнули, раскрываясь и выпуская на улицу поток первоклассников. Кирилл и Вероника подошли к старшим ребятам.
– Эй, привет! – Кира наклонилась – Как прошел первый день учёбы?
– Нормально… – Вероника явно стеснялась.
– Я – Игорёк, – представился Игорёк – А это Дима, Лена, Илья… Ну, полагаю, с Кирой и Кириллом ты уже знакома?
Ребята засмеялись.
– Ну всё, нам пора… – Кира взяла Веронику за руку и помахала всем на прощание – До завтра!
– Да, до завтра! – кивнул Илья – О, мой автобус! Пока!
– Стой, погоди! – крикнули Дима и Лена, догоняя его. Они вскочили в закрывающиеся дверцы автобуса и помахали руками Игорьку и Кириллу. Автобус зарычал и отъехал от остановки.
– Ну, как прошёл первый день в новом классе? – спросил Кирилл, перепрыгивая через лужи.
– Как видишь, весьма и весьма неплохо… – отозвался Игорёк – Будем надеяться, так и будет продолжаться дальше.

Подвал.

Прошёл месяц. Учёба в Гимназии оказалась не в пример сложнее, чем в предыдущей школе Игорька, и с непривычки он дико уставал. К тому же учителя всё время думали, что они работают максимум вполсилы, и всячески разнообразили их жизнь самостоятельными и контрольными работами, так что Игорёк сотоварищи трудились, не поднимая головы от учебников, впитывая огромное количество фактов. Кириллу в этом плане несколько повезло: первый класс, как-никак… Уроки были лёгкие, заканчивались быстро, так что ему приходилось по крайней мере полтора часа ждать старшего брата. Но Кирилл не скучал. Ему это было чуждо. Он бродил по Гимназии, читал книжки, делал домашнее задание на три недели вперёд… Учителя его всем в пример ставили за его упорство и сообразительность. Естественно, мальчик гордился, но не задавался. У него не было в классе неприятелей, зато приятелей – почти все. Особенно он подружился с Вероникой, девочкой на два месяца младше его самого, сидевшей с ним за одной партой. Кирилл ей иногда помогал разбираться в непроходимых джунглях букв и звуков, и это их крепко сдружило. Особенно борьба с английским алфавитом. Поэтому девочка после того, как уроки заканчивались, не торопилась сразу домой (она жила в доме напротив), а оставалась ждать вместе с Кириллом. В их распоряжении был целый класс. Но недели через две, когда каждый винтик в шкафах был изучен до мелочей, дети принялись исследовать бесконечные классы и коридоры Гимназии. К их удивлению, большая часть помещений либо была закрыта, либо в них шли уроки у старшеклассников. Однажды, проходя по первому этажу, Кирилл заметил малозаметную лестницу, уходившую вниз.
– Как думаешь, куда она ведёт? – спросил он Веронику. Девочка задумалась.
– Скорее всего, в подвал…
– Пошли посмотрим, а? – глаза Кирилла загорелись восторгом.
– Да ты что? – испугалась Вероника – Там же… Это…
– Что “это”? Не бойся, пошли! – Кирилл начал спускаться. Вероника несмело пошла следом.
Лестница закончилась большой металлической дверью с прорезью для ключа.
– Закрыто! – обрадовалась девочка – И не надо никуда идти!
– Закрыто… – разочарованно произнёс Кирилл и опёрся рукой о дверь. Раздался душераздирающий скрип сто лет не мазаных петель, и дверь медленно раскрылась. Дети испуганно замерли: им показалось, что скрип услышала вся школа, что стены злобно сдвинулись, и вот-вот в облаке чёрного дыма перед ними с демоническим хохотом появится классный руководитель, чтобы жестоко покарать за всё хорошее на триста лет вперёд.
“Тик-так. Тик-так” – тикали часы на левой руке у Кирилла – “Тик…”
Похоже, никто ничего не заметил.
Подвал пахнул в лица детей затхлым воздухом, заставив их отступить на шаг. Свет из маленького окошка освещал ступени, площадку и стены, уходившие дальше в темноту. По бокам коридора, по его стенам и даже по потолку змеились разнообразные трубы, а сам коридор был загромождён какими-то ящиками, пустыми ржавыми вёдрами и прочим никому не нужным хламом.
– Кир, я боюсь… – Вероника отступила на шаг. Кирилл, наоборот, шагнул вперёд.
– Да чего тут бояться? – удивился он – Пошли! Разве тебе не интересно узнать, куда ведёт эта дверь?
Мальчик перепрыгнул через груду мешков и потянул за ручку старой ржавой двери. К его удивлению, она оказалась запертой.
– Хм… Странно… – он пожал плечами – Ну ладно, а вот эта?
– Кирилл! Подожди! – Вероника осторожно обошла кучу картонных коробок. Откуда-то издалека донёсся восторженный голос Кирилла:
– Тут фонарь! – и мощный луч света пронзил тьму. Вероника поспешила на свет. Коридор расходился перпендикулярными ответвлениями, напоминая древний лабиринт. И двери. Много дверей. Здесь было полно самых разных дверей, но их объединяло одно: все они были старыми и запертыми. Кирилл, впрочем, не унывал. Постепенно углубляясь в лабиринт коридоров, дети вскоре свернули с основного коридора в одно из ответвлений. Тут хлама было гораздо меньше.
Парадокс, подумал Кирилл.
– Ой, гляди! – Вероника с ужасом показала на обычное пятно ржавчины на двери – Кровь!
– Ага! – серьёзно кивнул Кирилл и драматически схватился за сердце – Здесь приносили в жертву красивых девочек во имя Сета!
– Прекрати! – Вероника, видимо, была перепугана не на шутку.
– Ау-уу! – завыл Кирилл. Вой многократным эхом отразился в коридорах. Вероника что было сил вцепилась в руку мальчика.
– Я же боюсь! – крикнула она, закрыв глаза.
Неожиданно Кирилл почувствовал движение воздуха. Он вздрогнул. Это могла быть только открывшаяся дверь.
По коридору пронёсся ответный стон. Мальчик побледнел.
– Упс… – прошептал он – это уже не я…
– Не ты? – Вероника широко открыла глаза – Тогда кто же?
Они замолчали, вслушиваясь в тишину. И чуть не подпрыгнули. В тишине раздался долгий вздох. А затем скрип открывающейся двери. И стук.
Дети стали синхронно отступать в противоположную от стука сторону. Дрожащий Луч фонаря шарил по стенам, но Кирилл ничего не замечал. Тем временем тихий стук повторился. Гораздо громче. Источник звука приближался, и приближался очень быстро. Всё ближе и ближе…
Первой не выдержала Вероника, пронзительно взвизгнув, она развернулась и побежала назад к выходу. Кирилл как самый храбрый стартовал секундой позже, не забывая успевать светить фонарём по сторонам, назад и под ноги. Он мог поклясться, что стук усилился. Почти не дыша, дети выбежали на лестничную площадку и захлопнули дверь в подвал с такой силой, что та чуть не вывалилась вместе с куском стены. Только здесь они позволили себе перевести дыхание.
– Ничего страшного, да? – всё ещё задыхаясь, спросила Вероника. Кирилл в ответ лишь пожал плечами: кто ж знал, что в школьном подвале творятся такие вещи? Дрожа, дети вышли на улицу.
– О! – Игорёк махнул рукой – А вы чего так поздно? Мы уже успели в футбол сыграть…
На всех была спортивная форма, а школьная была аккуратно скатана и сложена в портфели.
– А чего вы дрожите, как кролики? – спросил Дима с улыбкой.
– Их преследует английский алфавит! – Илья сорвал с плеча воображаемый автомат и прицелился в дверь – Отходите, друзья, я прикрою!
– Или это математика? – Дима улыбнулся – Вам удалось уйти от погони? Похвально!
– Да нет. Дети просто хотят скорее домой, вот и примчались как угорелые… – Лена потрепала Кирилла и Веронику по волосам – Есть хотите, крольчата?
– О, кстати… – Лена стала расстёгивать портфель – А то мне мама столько бутербродов напихала, что даже страшно подумать, что было бы со мной, если бы я их все съела…
– А это откуда? – Игорёк, как всегда, первым уловил суть, указав на фонарь.
– Там… в подвале… – перебивая друг друга, принялись рассказывать Кирилл и Вероника. Старшие ребята слушали молча.
– Ну что ж, это весьма легкообьяснимое научное явление… – “профессорским” голосом произнёс Дима, дослушав до конца.
– Вздох? – недоверчиво спросила Кира – Скрип? Как ты это объяснишь?
– Сквозняк заставил дверь скрипеть, они же там все ржавые. А в трубу, очевидно, подали пар или воду, и за счёт воздуха, скопившегося там, труба как бы “вздохнула”.
– А стон? – спросил Илья.
– Гудение ветра в зазорах дверей.
– А стук? – поинтересовалась Лена.
– О, это ещё проще! – Дима улыбнулся – В одном из коридоров, очевидно, спала кошка. Скрип разбудил её, и она, учуяв ребят, побежала посмотреть. Нельзя ли выпросить у них чего-нибудь вкусненького. А бежать её пришлось по бетонному полу, оттого и стук когтей.
Минута прошла в молчании.
– Нам надо спуститься в подвал, – решил Игорёк.
– Зачем? – удивились Кирилл и Вероника, которых не очень-то убедил Дима.
– А, думаешь, фонарь надо положить на место? – понял Илья.
– А заодно и кошку покормим! – предложила Кира, застёгивая портфель.
– Наверное, она голодная… – согласилась Лена.
– Да и потом, мы ещё ни разу не бывали в подвале! – поддержал идею Дима – Не пора ли исправить сиё досадное упущение?
– Пора! – хором согласились все. Даже Кирилл и Вероника. Когда рядом есть старшие друзья, чего можно бояться?
Дети вошли в Гимназию и спустились вниз по лестнице.
– Ну сильны… – проворчал Игорёк, пытаясь сдвинуть дверь – Эй! Да она же закрыта!
– Как? – Мальчишки вчетвером налегли на дверь, и та в конце концов поддалась, пронзительно скрипя.
– Хм… – Игорёк пожал плечами – Надо же… Не закрыта… Ну тогда вперёд!
Темноту пронзил мощный луч фонаря. Коридор был пуст, за исключением хлама, лежащего у стен.
– Подождите секунду… – Дима подошёл к стене и открыл распределительный щиток – Чего ради бродить в темноте? Так, контрольный тумблер… Ага, а вот и он!
В щите что-то щёлкнуло, и под потолком засветились тусклые лампочки. Некоторые не горели, некоторые с потрескиванием мигали. Коридор стал не в пример страшнее.
– Ну, по крайней мере, здесь определённо стало светлее… – Игорёк шагнул вглубь коридора и оглянулся – Ну, и чего вы ждёте? Цветов и коробки конфет?
Дети дошли до того места, где Кирилл нашёл фонарь. Положив его на место, они продолжили исследовать коридоры в поисках голодной кошки.
– Вот это место! – Вероника показала на пятно ржавчины – И, кажется, оно стало больше…
– Да ладно тебе выдумывать… – Кирилл склонился над пятном – Ржавчина как ржавчина…
Раздался щелчок, и лампочки погасли. Коридоры погрузились во тьму.
– Мне это не нравиться… – поделилась впечатлениями Лена.
– Да ладно, чего бояться? – Игорёк принялся копаться в карманах – Наверное, тумблер был с предохранителем…
– Наверное… – сказал Илья. Дима, впрочем, не разделял общее мнение.
– При перегрузке проплавляется “корка” пробки, но предохранитель не щёлкает… Скорее это похоже на то, что кто-то отключил свет с того щитка.
– Сейчас в Гимназии никого нет… – Леня взглянула на часы с подсветкой – Половина четвёртого. К тому же зачем этому кому-то…
Её прервал тихий скрип вдалеке.
– Сквозняк? – с надеждой спросила Вероника.
Ответом ему был низкий рык, разнёсшийся по коридорам. И снова тишина. Дети замерли. Пусть это и простая кошка, но если она так рычит, то на глаза ей лучше не попадаться.
– Нашёл! – в руке Игорька сверкнул огонёк маленького карманного фонарика. В тишине отчётливо раздался стук когтей – Ой!
– Выключи! – метнулась к нему Лена, но опоздала. В дальнем конце коридора, там, куда не доставал свет слабенького фонарика, в темноте появились два крупных красных глаза с чёрными вертикальными щёлками зрачков. Обладатель глаз тихо кашлянул и внезапно свирепо зарычал.
– И-и-игорь, лучше выключи фонарь, иначе эта кошка сейчас пообедает нами! – Кирилл попятился.
– Поздно! – крикнула Кира – Бежим!
Дети устремились вперёд по коридору. Зверь с глухим рычанием помчался следом. Но что было хуже всего, так это то, что неизвестное животное отрезало их от спасительной лестницы.
Слыша за своими спинами топот и страшный стук когтей, дети петляли как стая кенгуру, перепрыгивая препятствия, загромождавшие проходы. Преследователь такие ухищрения считал ниже своего достоинства, просто-напросто сшибая груды ящиков по пути.
– Он… Догоняет нас! – крикнул бегущий последним Илья.
– Кошка, говоришь? – возмущалась Лена – и это, по-твоему, кошка?
– Ну, простите… – извинился Дима – Ошибочка вышла!
– Хороша ошибочка!
Дети с приличной скоростью пролетели несколько поворотов… И впереди, метрах в двадцати, путь им преградила стена. В стене была дверь.
– Тупик! – крикнул Игорёк – Назад!
– Не выйдет! – крикнул в ответ Илья.
Неведомое животное, тоже набравшее порядочное ускорение, выскочил из-за поворота. Дети с криками пробежали последние двадцать с хвостиком метров и с разбегу толкнули дверь. Та неожиданно легко и беззвучно отворилась, и перед отвыкшими от света глазами ребят ярко засиял прямоугольник двери. Игорёк споткнулся об порог, бежавшие за ним Кира и Кирилл споткнулись об него, и дети кучей полетели в дверной проём. Игорек понял, что сейчас упадёт, и вытянул вперёд руки, но земля подозрительно долго не чувствовалась. Ему показалось, что прошло секунд десять, а на самом деле не прошло и секунды, как он во что-то врезался головой. Перед глазами засверкали сотни звёзд, и Игорёк потерял сознание.

Вода, огонь и Дружба.

Ветерок шевелил волосы на голове Игорька. Где-то неподалёку шумел лес, шелест его листьев сливался с непонятным шипением. Игорёк пошевелился. Под руками вместо ожидаемого асфальта оказалась мягкая трава. Значит, это был запасной выход, подумал он, потянулся и открыл глаза.
И вскочил.
Он ожидал увидеть здание Гимназии, улицу, в крайнем случае – метро и взволнованных пассажиров. А вокруг не было ни того, ни другого, ни третьего. Город куда-то исчез. Мальчик лежал на опушке огромного леса, росшего на склонах высоких даже с виду гор. Метрах в двухстах от него плато, на котором они лежали, круто обрывалось вниз отвесными утёсами. А дальше… Дальше было море. Или океан. Такого Игорёк в жизни не видел. Нет, он видел моря и раньше, но настолько красивого и насыщенного цвета не встречал ни у одного. Это море было ярко-голубым с примесями тёмно-синего, изумрудно-зелёного и различных оттенков фиолетового, оно светилось и сверкало волнами в лучах восходящего солнца. За лесом в утренней дымке виднелись маленькие острова, покрытые белым песком и утыканные пальмами – правда, с такого расстояния пальмы казались укороченными вариантами зубочисток. Заснеженные горы, сверкающие на солнце своими белыми шапками красиво смотрелись на фоне безоблачного неба ультрамаринового оттенка. Воздух был свежим и даже немножко озонированным, как после грозы. А ещё в нём чувствовались соль и йод, как и везде возле моря.
В лесу кричали, чирикали, свистели и щёлкали птицы с поразительно красивым разноцветным оперением, перескакивая с ветки на ветку или летая над лесом. Некоторые прыгали у ручья, протекавшего у опушки и тихо журчавшего в свом каменистом русле.
Насмотревшись на окружающую его фантастическую действительность, Игорёк оглянулся. Его друзья в полном составе были разбросаны по опушке. Мальчик оглянулся, но, против ожидания, не увидел в воздухе двери, через которую они попали сюда. За спиной были лишь деревья, огромное количество разнообразных деревьев, уходящих вверх на добрых полсотни метров. Дверь исчезла вместе с городом.
– Ничего себе покормили кошку… – пробормотал Игорёк, подходя к Кире. Девочка была без сознания. Игорёк задумчиво почесал затылок. И что теперь делать? Биологию они пока ещё не проходили, а как узнать, как приводят в сознание, иначе? Мальчик в задумчивости прошёлся взад-вперёд и вдруг как нельзя более кстати вспомнил, как в одном из фильмов потерявшим сознание брызгали в лицо холодной водой. Его лицо прояснилось, и, схватив кепку Ильи, валявшуюся неподалёку, он помчался к ручью. Вода была чрезвычайно холодной. Набрав воды в кепку, оказавшуюся на редкость непромокаемой, Игорёк подошёл и вылил воду на Киру. Девочка от холодного душа мгновенно вскочила на ноги, лихорадочно оглядываясь по сторонам, потом заметила остальных, лежащих в траве, Игорька, смотрящего на неё со смешанным выражением удивления и иронии, и немножко успокоилась. Немножко.
– Где это мы? – Кира всё ещё не могла прийти в себя от изумления.
– Сам не знаю… – Игорёк пожал плечами – Последнее, что я помню, это как мы все упали в дверной проём и… Всё. Больше ничего не помню. Как ты?
– Нормально, – кивнула она – Я помню, что мне в глаза ударил яркий свет, я ещё подумала, что мы вырвались на улицу через запасной выход. Как думаешь, что с остальными?
– Наверное, сильно ударились при падении и… Вот. Они без сознания, поможешь мне их разбудить?
– Как? – Кира недоумевающее посмотрела на Веронику.
– Брызгай им в лицо водой! – Игорёк пошёл к ручью.
– А, так вот почему мне показалось, что я упала в озеро! – Кира стянула с головы широкополую шляпу и подошла к ручью – Ну спасибо тебе, Игорёк!
– Я не знал, как иначе вас разбудить… – начал оправдываться он. Кира улыбнулась.
– Да ладно, я пошутила. Сколько бы мы лежали вот так, без сознания, если бы не ты?
Мальчик улыбнулся и вылил воду на Илью. Тот вскочил ничуть не медленнее, а то и намного быстрее Киры, изумлённо оглядываясь по сторонам.
– Мы здесь! – крикнул Игорёк, убегая за новой порцией воды – Давай помогай!
В шесть рук дело пошло значительно быстрее, и вскоре дети, усевшись кружком в тени местного аналога дуба, принялись за обсуждение своего появления здесь.
– Прежде всего нужно выяснить, сколько у нас еды! – предложил Дима – Неизвестно, надолго ли мы здесь и есть ли в этих лесах что-нибудь съедобное. Начнём с меня.
Он основательно поворошил содержимое своих карманов и вытащил восемь леденцов.
– М-да, не густо… – Игорёк сунул руки в свои карманы – Впрочем, у меня вообще ничего съедобного нет. А у тебя, Лена? Помниться, ты что-то говорила про бутерброды…
– Ну да! – Лена расстегнула портфель и внимательно изучила содержимое – шесть бутербродов, и все с сыром. А мне казалось, их там по крайней мере восемь…
– У меня ничего, – констатировала Кира.
– Аналогично, – кивнул Илья.
– У меня есть два бутерброда с сыром! – напомнил о себе Кирилл.
– А у меня один с мясом! – сказала Вероника – Итого: девять!
Дети переглянулись и рассмеялись. Они вместе, у них есть еда, никто из них не ранен… Чего ещё желать? Пусть даже мир вокруг них в высшей степени непонятен, но уже не так страшно.
– Так, с едой решили, – подвёл черту Игорёк – Воды вокруг полно, так что с ней проблем возникнуть не должно – разве что её будет слишком много. У кого есть предположения, как мы тут оказались?
Тишина.
– Ладно, вопрос остаётся открытым. Есть идеи, что делать дальше?
– Есть, конечно! – ответила Лена.
– Какие? – поинтересовался Дима.
– Ну… – Лена, по всей видимости, смутилась – Есть нам надо. Мы не ели с утра, не так ли?
– Дело говоришь! – поддержал её Илья – Мои родители всегда говорят: питание и сон должны быть регулярными.
– А кто твои родители? – поинтересовалась Кира.
– Они врачи, – пояснил Илья – Мама – педиатр, папа – стоматолог.
– А-аа… – на Киру это, очевидно, произвело впечатление.
– Ну что, приступаем? – Дима решительно осмотрел небольшую горку съестного и задумался – Ни у кого с собой бутылки пустой пластиковой нет?
– У меня есть! – Кира достала из своего универсального рюкзака пустую литровую бутылку. Кирилл сбегал к ручью и наполнил её чистой холодной водой. Затем дети с чистой совестью принялись за еду. Игорёк посмотрел, как Кирилл трескает бутерброд, отломил от своего примерно половинку и протянул братишке.
– А ты? – поинтересовался Кирилл с набитым ртом.
– Разговаривать с набитым ртом неприлично! – наставительно произнёс Игорёк – Я не особо голоден. А вот воды выпью… Слушай, Кира, у тебя тут что, компот раньше был?
– Да, а что? – спросила Кира.
– Ничего особенного, я просто подумал, может, тут вода такая…
В скором времени с бутербродами было покончено. Вероника потянулась за последним, но тут с дерева спрыгнул зверёк, похожий на кота, особенно по размерам. Его белоснежная шкура блестела и сверкала на солнце, длинный хвост стоял торчком, как перископ, а ещё у него были загнутые назад острые ушки, серый нос и длинная шёрстка на лапах. На детей смотрели два ярко-синих глаза с вертикальными зрачками. Наружу высунулся маленький красный язычок: очевидно, зверьку очень хотелось попробовать бутерброд.
– Держи! – девочка положила бутерброд на траву.
– Зачем? – удивился Дима – Сама бы съела…
– Я уже съела один, а он ни одного! – пояснила девочка – И потом, я уже позавтракала, и даже съела пирожок в столовой, а он, наверняка, голоден…
Зверёк тем временем чинно доел бутерброд и, вспрыгнув на колени Вероники, стал ластиться.
– Ой! – Вероника опасливо посмотрела на старшую сестру – Кир, а можно, он с нами останется?
Кира улыбнулась.
– Ну, если ты так сильно этого хочешь, то пусть остаётся…
– Ура! – Вероника обняла зверька. Тот, видя, что его не собираются прогонять, обрадовано запрыгал вокруг девочки, гоняясь за собственным хвостом. Вероника засмеялась. Кирилл подошёл к ней, и вдвоём они принялись играть со зверьком.
– Ну всё, дети счастливы… – Лена улыбнулась – Теперь давайте решим, что дальше делать?
– Я полагаю, сидеть здесь бессмысленно… – развил мысль Илья.
– …Следовательно, можно выдвигаться дальше! – поддержал его Дима – Вот только куда?
– Я думаю, стоит держаться ручья, – предложил Игорёк.
– А в лесу, быть может, найдутся ягоды или грибы! – Вероника потёрла руки.
– И заодно будем присматривать для ночёвки. – Кира потянулась. Игорёк встал.
– В таком случае не имеет смысла здесь больше рассиживаться. В путь!
Дети есть дети. Даже попав в другой, неизвестный и, быть может, опасный мир, они воспринимали это лишь как интересное приключение, не более того. Вот и теперь, в отличие от взрослых, попытавшихся бы сразу решить проблему, не сходя с места, дети логично решили провести здесь выходные. Всё равно вернуться в Гимназию стало весьма проблематично, так чего ради стараться? Лучше как следует обустроиться здесь, а потом уже и думать, как быть.
Предложение Ильи спуститься к морю и искупаться с треском провалилось ввиду того, что склоны плато спускались вниз почти под прямым углом, так что Игорёк повёл маленькую группу вдоль ручья. Ничего кровососущего в этом мире не было, по крайней мере ни одного комара дети до сих пор не заметили. Девочки, едва войдя в лес, не уставали ежеминутно восхищаться красотами леса: высоченные деревья неизвестных пород, хороводы разноцветных бабочек размером с суповую тарелку каждая, цветки высотой с Илью, который был самим высоким в компании, ошеломительно красивые мшистые валуны, с которых водопадами лились ручейки… Зверёк, которого прикормила Вероника, весело прыгал вокруг них, громко фыркая и периодически гоняясь за бабочками, вызывая приступы хохота у ребят. Вероника назвала его Искрохвостом в честь цвета его шкуры, но выговаривать это имя каждый раз было немного сложно, поэтому прозвище сократилось до Искры. Зверёк не возражал, отзываясь и на Искрохвоста, и на Искру. Другие представитель местной фауны пока не встречались, кроме вышеупомянутых бабочек и птиц в кронах деревьев. Лесная живность безбоязненно летала вокруг детей, совершенно их не опасаясь.
Путь тем временем пошёл вверх: ручей взбирался на холм. Устроив привал перед началом восхождения, дети отдохнули и поползли наверх. Подьём выдался более чем утомительным, но когда дети, пыхтя, как паровозы, выползли на плато, им предстала удивительная картина: река, стремительным потоком тёкшая по плато и устремлявшаяся вниз по дальнему склону. По другую сторону реки снова начинался лес, а на этом берегу, метрах в ста впереди, поднимались отвесные скалы. Это были предгорья.
Объявив привал, Игорёк и Илья пошли обследовать реку, а Лена, Дима и Кира отправились к отрогам. Через полчаса обе группы вернулись. Выводы были неутешительными.
– Скалы отвесные, без специального снаряжения по ним не взобраться, – махнул рукой Дима – Правда, там растут какие-то лианы, но они оборвались почти сразу же, как только я попытался подняться по ним вверх. Причём оборвалась не сама лиана – она, кстати, достаточно прочная – а корень растения. Они слишком слабо держаться на скале.
– У нас новости не лучше, – Игорёк взъерошил себе волосы – Река слишком быстрая, чтобы пытаться её пересечь вброд. Правда, там есть нечто похожее на переправу, несколько камней, но они очень скользкие, одно неверное движение – и всё, кранты. Там обрыв с водопадом в нескольких сотнях метров.
– Секундочку! – Илья бросил взгляд на скалы – Лианы, говоришь?
– Ну да, но вылезть по ним не получиться… – принялся повторно обьяснять Дима.
– А нам и не надо подниматься… – Илья пожал плечами – Мы сплетём переправу. Из лиан. Я читал, как это делают в Африке. Мы повесим её над рекой, закрепив другой конец на том берегу, и спокойно переберёмся на тот берег.
Игорек задумчиво посмотрел на реку.
– Идея в принципе неплохая…
– Одно “но”, отважные переправостроители! – прервала их Лена – А каким образом вы собираетесь её там закрепить?
Илья и Игорёк переглянулись.
– Значит, кому-то придётся перелезть на тот берег и закрепить там верёвку, – в конце концов сказал Игорёк – Другого выхода я не вижу. Даже если идти назад, то мы шли единственным путём. Не свернуть.
Илья встал.
– Значит, я переправлюсь, а вы пока свивайте верёвку.
– Почему ты? – Игорек нахмурился.
– Потому что это была моя идея, – просто ответил Илья и пошёл к переправе. Игорек поднял глаза к небу, вздохнул и посмотрел на друзей.
– Ладно, давайте быстрее верёвку вязать…
Илья спустился вниз и примерился к первому камню, торчавшему в метре о берега.
– Удачи! – закричали остальные. Илья благодарно кивнул, набрал в лёгкие воздуха (так, на всякий случай) и прыгнул.
Камень оказался до того скользким, что запасённый в лёгких воздух чуть было и вправду не понадобился. Замахав руками наподобие пропеллера, Илья кое-как восстановил равновесие и прыгнул на следующий камень. Получалось что-то на редкость экзотическое, вроде танца на раскалённых углях. Камни как будто живые пытались выскользнуть из-под ног и сбросить мальчика в бурлящий поток. Чувствуя, что он сейчас вот-вот упадёт, Илья прыгнул на следующий камень, и снова прыгнул. И опять прыгнул. И ещё раз прыгнул. Последний камень оказался слишком маленьким, и Илья, которому не удалось избежать падения, с криком полетел в воду. К счастью, от берега его отделяли считанные метры, поэтому мальчик быстро вылез на нужный берег.
– Ты как? – крикнул Игорёк с того берега.
– Нормально! – крикнул в ответ Илья – Только мокрый весь! Верёвка готова?
– Да! Подожди немного, мы её утяжелим и перебросим тебе!
Через несколько минут конец крепкого троса, сплетённый из шести лиан, просвистел в воздухе и упал на песок.
– Крепи пониже! – крикнул Дима.
– Что? – не понял Илья.
– Пониже крепи! – рявкнули Дима и Игорёк вместе.
– Мы сейчас перебросим тебе ещё один трос, закрепишь его повыше! – пояснила Лена.
– Будет за что держаться руками! – Кира махнула рукой: вяжи, мол, вопросы будут потом. Илья поднял вверх большой палец, отошёл к дереву и крепко-накрепко привязал трос к стволу двойным морским узлом.
– Лови! – крикнул Игорёк, и новый трос упал на берег. Вскоре над рекой протянулась довольно прочная с виду переправа на высоте около трёх метров от воды.
– Готово! – возвестил Илья – Можно переходить!
– Я первая, – Кира ступила на переправу – Я легче всех, и я отлично плаваю, так что на роль первого кандидата подхожу отлично.
Игорёк кивнул, хотя у него на душе скребли кошки.
– Осторожнее, Кира! – крикнула не на шутку волнующаяся за сестру Вероника. Даже Искра поднял голову, зорко глядя на верёвку.
Кира шла очень осторожно. Трос под ней качался из стороны в сторону, но в целом конструкция выглядела достаточно надёжной. Девочка благополучно достигла того берега и соскочила рядом с Ильёй.
– Теперь ты, Кирилл! – скомандовал Игорёк. Бледный как мел, Кирилл ступил на мост и, медленно-медленно перебирая ногами, дошёл до того берега.
– Теперь ты, Дима… – Игорёк проверил прочность узлов и кивнул – Давай!
Дима спокойно перешёл речку с таким видом, будто он переходит такие речки каждый день, перед завтраком.
– Давай, Вероника! – подбодрил Игорёк. Вероника той же степени бледности, что и Кирилл, ступила на качающуюся опору моста и, осторожно переставляя ноги, пошла вперёд. Искра сидел у неё на плече. Лиана под ней отчаянно дрожала. Девочка дошла до середины моста, когда Игорек с ужасом увидел, что мост под ногами Вероники начинает медленно расползаться.
– Вероника! – крикнул он, но было поздно: перетрудившаяся верёвка с сухим треском порвалась под ногами девочки. Та упала бы в реку, если бы не спасательный трос. Впрочем, через секунду порвался и он. Вероника исчезла в волнах, вынырнула и попыталась доплыть до берега, но течение было слишком сильным. Не медля ни секунды, Игорёк разбежался и прыгнул следом.
Всплеск, и вода поглотила его целиком. Игорёк заработал руками и ногами и выплыл на поверхность. И сразу же увидел Веронику, барахтавшуюся в водоворотах. Он поплыл следом, искренне надеясь, что успеет настичь её прежде, чем это сделает водопад.
Борьба с холодной бурной рекой выматывала все силы, но Игорёк упорно плыл вниз по течению. В какой-то момент он увидел, как голова Вероники скрывается под водой, и нырнул следом. То, что он почти сразу схватил девочку за руку, иначе как невероятной удачей не назовёшь: в пенной воде ничего не было видно. Окрылённый удачей, он потащил её на поверхность, вынырнул и успел другой рукой схватиться за стоящий на берегу куст. Сделал он это как нельзя вовремя: через считанные метры вода с грохотом срывалась вниз со скал пенным водопадом. Куст был шипастый, и Игорёк чувствовал, как его шипы вонзаются в руку. С другой стороны, как только он отвлёкся, ладонь Вероники стала выскальзывать из его руки. Игорёк скрипнул зубами и покрепче сжал обе руки. Искра перепрыгнул на берез, схватил Веронику за воротник и потащил её на берег. От него было мало проку, но Игорьку сейчас была нужна любая помощь. Наконец, он выпихнул девочку из воды, последним усилием выбрался сам и рухнул в траву. Таким измотанным он не чувствовал себя ещё никогда. Руки и ноги просто отваливались, а по голове, казалось, били увесистой дубиной. Игорёк убедился, что Вероника дышит, и закрыл глаза. Боль в руке пульсировала со страшной силой. Грохот водопада почему-то действовал умиротворяющее…
Проснулся он от того, что Искра щекотал усами его шею. Мальчик с удивлением ощутил, что он абсолютно сух, слабость почти не ощущалась, боль в голове и в руке исчезла. Он поднял руку и с удивлением убедился в том, что ладонь абсолютно цела. Ни одной царапины, которую могли оставить шипы спасительного куста. Искра весело мурлыкнул, лизнул мальчика в нос и побежал будить хозяйку. Вероника зафыркала, улыбнулась и открыла глаза. Затем она вспомнила, что произошло, резко подняла голову, увидела Игорька, успокоилась и села.
– Как себя чувствуешь? – спросил Игорёк.
– Нормально, только голова чуть побаливает… – Вероника поморщилась – А что случилось? Я помню, как я упала…
– Нас отнесло вниз по течению, но мы теперь тоже на том берегу. Я думаю, остальные выше по течению, и наверняка ищут нас. – Игорёк потянулся.
– Нас? – удивилась Вероника – А ты что, тоже упал?
– Ну… – Игорёк замялся – Можно и так сказать.
Вероника посмотрела на водопад, грохотавший в двух шагах.
– Да-а, вовремя же мы выбрались оттуда…
– Согласен, нам здорово повезло, – кивнул Игорёк, про себя поклявшись .что отныне и впредь будет провешивать переправы минимум из шести, а лучше из двенадцати тросов, связанных попарно. Вот что значит – поторопиться…
– Пойдём их искать, а? – предложила Вероника, вставая – А то я уже засиделась тут.
– Пошли, – кивнул Игорёк – Вот только куда?
Его взгляд остановился на часах. Игорёк по праву гордился своими часами, их ему подарили на день рождения, они были металлическими, непромокаемо-неразбиваемой конструкции, и всегда показывали правильное время. Теперь же они вели себя совершенно непонятно. Все три стрелки замерли на месте, указывая в разные стороны. Но как только Игорёк повернулся, все они тоже повернулись, по-прежнему указывая в разные стороны. Нет, не все: секундная стрелка слегка подрагивала, потихоньку отклоняясь против часовой стрелки. Игорёк снова повернулся. Стрелка не дрогнула, продолжая указывать в прежнем направлении. Остальные стрелки аналогично держали направление, но были неподвижны.
– Компас… – Игорёк постучал по часам – Гляди, Вероника! Мои часы превратились в компас!
– Ух ты… – девочка восхищённо покачала головой – А куда они показывают?
– Не знаю… – Игорёк пожал плечами – Но смотри, вот эта движется, а остальные нет. Пошли по этой? Может, она приведёт нас к остальным?
– Пошли! – согласилась Вероника. Дети поднялись на пологий холм, прошли сквозь заросли сухого тростника и нос к носу столкнулись с этими самыми остальными. У ребят на лицах было выражение крайней обеспокоенности, но, увидев Игорька и Веронику целыми и невредимыми, они вздохнули с видимым облегчением.
– Кира! – Вероника бросилась к сестре, в то время как Кирилл прыгнул на Игорька. Игорёк не выдержал, и они покатились по траве, хохоча. Кира прижала к себе Веронику и устремила благодарный взгляд на Игорька.
– Игорь, я… То есть мы… То есть ты… – начала она.
Игорёк улыбнулся и махнул рукой:
– Забудь. Что было, то было.
– Это я во всём виноват! – стенал Илья – Я посоветовал переправляться по этой переправе, будь она трижды неладна! Если бы не я…
– Если бы не ты, мы бы до сих пор сидели бы на том берегу, – закончил за него Игорёк – Ребята, всё в порядке, все живы, мы уже на том берегу, к чему вспоминать неприятности? В конце концов, мы с вами достигли цели: вот он, тот берег, так что не вижу причин извиняться за что-бы-то-ни-было.
Илья смущённо улыбнулся. Игорёк похлопал его по плечу.
– Так, нам удалось пересечь реку. Что дальше будем делать? – спросила Лена, донельзя довольная тем, что всё закончилось благополучно.
– У меня предложение… – Дима осмотрел друзей – Мы не знаем, остров это или материк. Давайте поднимемся на какой-нибудь холм и осмотрим окрестности. А заодно и разыщем чего-нибудь пожевать, так как время неуклонно близиться к обеду…
– Поддерживается! – Кира кивнула – В этом лесу просто не могут не встретиться грибы или плодовые деревья. Ну что, пошли?
Лес по эту сторону реки был ещё более удивительным: диковинные деревья переплетались в кронах толстыми лианами, похожими на огромных питонов, создавая внизу приятный полумрак. На земле, укрытой шелковистой травой, стояли здоровенные мшистые валуны, между которыми цвели поистине уникальные цветы. Дети перенюхали с полсотни цветков, пока один из них не шарахнулся в сторону. Оказалось – зверь. Бабочек ловит. Решив, что следующий может точно так же ловить неосторожных школьников, Игорёк стал осторожнее.
По пути им попались несколько кустов с ягодами, похожими на малину, но имевшие сладковато-кисловатый привкус. Ручеёк всё так же бежал рядом, тихо журча. Взобравшись вверх по довольно-таки крутому склону, Игорёк со товарищи вышли на небольшую поляну, за которой снова начинался подьём.
– Привал… – устало сказала Кира. Лена согласно споткнулась на ровном месте и улеглась на траву. Кирилл и Вероника последние двести метров вообще шли на автопилоте, так что возражать не стали. Игорёк и Илья, несмотря на то, что тоже порядочно устали, посидели всего несколько минут.
– Я схожу наверх, посмотрю, что нас ожидает там, – сказал Игорёк, вставая.
– Я с тобой! – Илья тоже встал – Мало ли что…
– Нет проблем, пошли! – согласился Игорёк, и они с шуршанием исчезли в кустах на другой стороне поляны.
– А я, пожалуй, тут полежу, – Сказал Дима, переворачиваясь на другой бок – Вдруг им понадобиться моя помощь, а я не отдохнувший…
Лена, Кира, Кирилл и Вероника уже давно спали крепким сном – как известно, именно он лучше всего восстанавливает потраченные силы. В лагере не спал один Искра, он ходил вокруг лагеря с важным видом, охраняя спящих. Вот уж кого ничуть не утомили дневные приключения – зверёк просто светился от свежести. Даже подьём не уморил его.
Тем временем Игорёк рассказал Илье про свои часы-компас, и они стали экспериментировать с ними. Оказалось, что секундная стрелка указывала на того, о ком сейчас думал Игорёк, минутная – на то, о чём он сейчас думал. Часовая, несмотря на все усилия мальчишек, твёрдо держала направление и менять его не собиралась. Игорёк решил, что они будут идти туда, куда указывает часовая стрелка. Ведь на что-то она указывает! В порядке эксперимента Игорёк подумал о еде, и минутная стрелка сразу же поменяла направление, указывая на холм. Делать нечего, пришлось лезть наверх… Подьём оказался не настолько утомительным, каким его представлял Игорёк, и минут через пятнадцать они поднялись на вершину холма. Неожиданно Илья вскрикнул и указал на что-то, скрытое от Игорька густыми кустами. Игорек подобрался поближе и, раздвинув ветки, увидел небольшую поляну, в центре которой росло несколько деревьев высотой около четырёх – пяти метров, на ветвях которых висели коричневые плоды размером с футбольный мяч. Их было великое множество. Под деревом на задних лапах стоял крупный зверь и пытался дотянуться до плодов. Это ему не особенно удавалось, и он обиженно шипел. От начала ушей и до кончика короткого хвоста существо было покрыто гибкой красно-золотистой чешуёй, и, несмотря, на кажущуюся массивность, было ясно, что оно могло двигаться с потрясающей скоростью. На передних лапах были длинные острые когти, которыми оно пыталось уцепиться за ствол и влезть наверх. Задние лапы были массивными, с затупившимися от ходьбы когтями. Хвост был толстым, длинной около тридцати сантиметров, с костяным шаром на конце. Голова была закрыта костяной пластиной, из которой торчали два острых уха и в которой были две щели-отверстия для изумрудно-зелёных глаз. Чуть ниже шёл маленький острый розовый нос, который беспрестанно что-то вынюхивал, и раскрытая пасть, полная острых зубов. Но, не смотря ни на что, его трёхметровая длина не позволяла ему дотянуться до веток, а избыточный вес мешал влезть на дерево. Существо жалобно свистело, высовывая длинный раздвоенный язык.
– Наверное, эти плоды съедобные… – прошептал Илья – Иначе чего он пытается до них добраться?
– Согласен… – кивнул Игорёк – Давай достанем несколько штук!
– А он? – Илья опасливо посмотрел на зверя – Думаешь, он не опасен?
– Он? – Игорёк с сомнением посмотрел на животное – Не думаю. Смотри, у него есть панцирь, а значит, он не хищник.
– Ага, а зачем ему тогда когти такие?
– Вероятно, для того, чтобы выкапывать сьедобные корни… – не очень уверенно ответил Игорёк – И вообще, мне кажется, что он ещё ребёнок.
Ребёнок ударил лапой дерево, и то зашаталось из стороны в сторону, но ни один плод не упал на землю.
– Я пошёл, – Игорёк взъерошил волосы.
– Будь осторожен! – напутствовал его Илья, благоразумно оставаясь за кустами – и всё-таки, выбирая между жизнью и едой, я бы выбрал жизнь…
Игорёк глубоко вздохнул и вышел на поляну. Существо зашипело, но, сообразив, что мальчик не собирается причинять ему вред, успокоилось, втянуло когти и доверчиво обнюхало его. Очевидно, запах ему понравился, так как он шумно, как корова, вздохнул и весело фыркнул, затем потрогал лапой руку мальчика. Каким образом Игорёк сумел остаться на месте и не убежал с криками ужаса, до сих пор остаётся загадкой. Чешуйки слегка царапнули кожу, ящер снова фыркнул. Игорёк протянул руку и погладил существо, внутренне приготовившись к тому, что её сейчас откусят по самый локоть. Ничего подобного не произошло, а шерсть на затылке существа оказалась мягкой и тёплой. Существо заворчало и плюхнулось на живот. Игорёк ещё немного погладил его, а затем подошёл к дереву. Высоко вверху висели вожделенные плоды. Мальчик вздохнул и полез наверх.
Игорёк заслуженно считался лучшим в классе древолазом, но это дерево поставило его в тупик. Ствол был гладким, точно его облили лаком, пальцы просто скользили по ровной поверхности. Забраться наверх было невозможно. Хотя… Игорёк всмотрелся повнимательнее. Гладкими были лишь первые два метра ствола, дальше начинались многочисленные трещины и сучки от сломанных веток. По ним забраться наверх было проще простого, но для этого необходимо было преодолеть первые два метра.
Игорек почесал затылок, придумывая выход, когда почувствовал, что его обхватывают чешуйчатые лапы. “Сейчас он меня съест”, промелькнуло у него в голове. На самом деле ящер, желавший помочь, взял мальчика передними лапами и поднял вверх. Игорёк сориентировался и дотянулся до ближайшей ветки. Через несколько секунд он уже сидел на ветке и пытался отодрать один из плодов. Наконец ему это удалось, хотя он чуть было не полетел вниз вместе с ним. Уравновесившись на ветке, он бросил плод, оказавшийся неожиданно тяжёлым и покрытым плотной, пахнущей финиками кожурой, вниз. От удара о поверхность кожура лопнула. Внутри него оказалась коричневая мякоть и крупная, с кулак размером, чёрная косточка. Ящер подошёл к дереву и поднялся на задние лапы, передними оперевшись о ствол. Игорёк сообразил что к чему и следующий плод не бросил, а аккуратно опустил в ждущие лапы. Четвероногий помощник положил плод на землю и снова протянул лапы. Через полчаса упорных трудов внизу скопилась порядочная куча плодов. Илья, видя, что животное и вправду безобидное, вышел на поляну и теперь помогал собирать “урожай”. Животное приветливо покосилось на него и шумно обнюхало с головы до ног.
– Всё, хватит пока! – раздался возглас Игорька, а через мгновение появился он собственной персоной, съехав вниз по стволу – Берём половину плодов и идём к нашим, они, очевидно, уже заждались нас…
Тем временем ящер подошёл к Игорьку и стал по-дружески тыкаться холодным носом ему в ладонь.
– Знаешь… – задумчиво сказал Илья – По-моему, он хочет пойти с нами.
– Правда? – Игорёк присел на корточки и взглянул в глаза существу – Ты и вправду хочешь пойти с нами?
Существо горячо закивало головой, показывая, насколько сильно оно этого хочет, затем указало носом на кучу плодов.
– Хочешь помочь нам? – удивился мальчик – Учти, мы тут впервые и не знаем, что тут и как…
Ящер заглянул ему в глаза и помахал хвостом.
– Ну хорошо, пошли с нами! – согласился Игорёк – Друзья лишними не бывают, верно?
Он улыбнулся и посмотрел на Илью. Тот с открытым ртом смотрел на них.
– Ты… – от удивления Илья даже охрип – Ты разговаривал с ним!
– Да нет, – Игорёк засмеялся – Я просто говорил, а он понимал. Чего тут удивительного?
– Для тебя, может, и ничего… – Илья покачал головой – А вот для меня то, что мой друг умеет разговаривать с животными, настоящее открытие!
– Ладно, пошли отнесём всё это в лагерь… – Игорек оглядел порядочную кучу и задумался – Хотя подожди… У меня появилась идея, как это сделать проще.

Искра остановился и в нерешительности понюхал воздух. Несмотря на то, что ему был всего год от роду, он обладал отличным чутьём. И вот теперь он пытался понять, что же именно он почувствовал. За детей он не беспокоился: солнце стоит высоко, и ни один мало-мальски приличный хищник не выйдет на охоту прежде наступления сумерек. Бутерброд, которым его угостила Вероника, оказался чрезвычайно вкусным, но солнечный свет восстанавливал потраченную энергию куда быстрее. Искра сейчас стоял на самом освещённом месте и чувствовал, как его наполняет тепло.
Неожиданно кусты на том конце поляны с треском раздвинулись, и на открытое пространство вывалился странный пришелец, покрытый чешуёй ящер полутораметровой длины. Искра сразу же приник к земле, его хвост высоко взметнулся и с шуршанием описал круг над головой… И опустился: вслед за ящером на поляну вылезли усталые, но довольные Илья и Игорёк; на спинах у всех троих были сплетённые из лиан корзины, доверху наполненные чем-то коричневым.
Сгрузив плоды неподалёку от спящих друзей и похвалив Искру за бдительность, мальчишки принялись чистить их. Получалось плохо: кожура была толщиной в палец и напоминала исключительно крепкую резину. Илья попробовал разбить его о камень, но не преуспел в этом: плод здорово сопротивлялся, с поразительным упорством отскакивая от камня. Помог Златозавр, как его назвал Игорёк за красивый цвет чешуи: он выпустил свои когти, остротой не уступающие скальпелям, и разрезал плод на четыре половинки. Илья отдал ему этот плод, ящер с аппетитом съел его и продолжил пополнять его продуктовый запас. Разделанные фрукты раскладывались на солнышке для просушки. Искра тоже попробовал один, но не особо проникся этим кушаньем, отдавая предпочтение бутербродам. Закончив кропотливую работку по просушке мягкой сердцевины, Илья и Игорёк тоже попробовали, что же они принесли. Мякоть здорово напоминала финики, но по вкусу была скорее похожа на свежий чёрный хлеб. К тому же она ещё и пахла, как настоящая булочная. Первым проснулся Дима, у которого был исключительный нюх на съестное, затем Кирилл и Вероника, а потом пришлось просыпаться всем: спать, когда рядом резвятся эти двое, просто невозможно. Опробованные финики пришлись всем по вкусу, к тому же выяснилось, что они очень сытные: после того, как все съели по несколько кусков, дети почувствовали необычайный прилив сил и удивительную лёгкость в теле. Было решено заночевать неподалёку, а утром набрать таких плодов под завязку и продолжить путь. Игорёк рассказал про новую функцию своих часов, чем удивил почти всех. Дима, судя по виду, хотел было сказать что-то вроде “Это же элементарно, Ватсон”, но потом передумал. К появлению Златозавра в компании остальные отнеслись очень положительно: как правильно заметила Кира, “друзья на дороге не валяются”. Довольный тёплым приёмом, а также приятной тяжестью в желудке, ящер улёгся под деревом отдыхать после праведных трудов. Глядя на него, Игорёк вторично решил, что уходить отсюда сегодня не следует. Зачем? Еды полно, воды тоже, поляна хорошая, полюс дров в лесу должно быть выше крыши… Посему, решив не откладывать дело в долгий ящик, Дима, Илья, Лена и Златозавр отправились за финиками, Игорёк и Кира – за хворостом, а Кирилл, Вероника и Искра остались в лагере охранять уже готовые “финики”. Игорёк оказался прав: сушняка в лесу было валом, так что дети, разговаривая, постепенно уходили всё дальше и дальше в лес, собирая ветки в большие кучи. Впрочем, это было далеко не последним открытием за сегодняшний день.
Пройдя метров сто, Кира обнаружила грибы. Причём не просто семейство, а целую колонию, зигзагами уходящую за деревья. Игорёк, грибами не интересовавшийся, пошёл дальше собирать топливо для будущего костра и наткнулся на рощицу низкорослых деревьев, на которых росли крупные ярко-белые плоды, поразительно похожие на яблоки. Игорёк попробовал. Ну точно – яблоки! Только с каким-то слегка апельсиновым привкусом и с мягкими серыми косточками. Такое яблоко можно есть целиком. Игорёк стянул с себя футболку, связал её мешком и набрал под завязку яблок. Обе находки оценили в лагере как вкусные и полезные. Лена, Кира и Вероника пошли мыть грибы в речке, а мальчишки отправились за хворостом. С ними увязался и Златозавр, дети не возражали, сильный ящер мог немало облегчить переноску дров.
Вечерело… Солнце, похожее на огромных сочный помидор, уже наполовину ушло за горы, поэтому отчего по лесу залегли длинные тени. Заночевать решили в пещере, по счастливой случайности найденной во время переноски хвороста. Пещеру нашли Кирилл и Златозавр, за что получили ещё по одному “финику”. Пещера была небольшой, но сухой, а главное – с одним выходом. Исследовав внутренности пещеры на предмет её хозяина и никого не найдя, дети перетащили хворост и продукты внутрь. Костёр решили развести чтобы дым выходил наружу, не скапливаясь внутри. Этому Игорька научил один его друг, часто ходивший в походы. В полусотне метров вниз по склону обнаружился ещё один ручеёк. Так как солнце садилось очень быстро, ребята натаскали внутрь сухой травы и устроили довольно сносную кровать восьмиметровой ширины. Часы Игорька пробили десять.
– Ну что… – начал Игорёк – В общем в целом сегодняшний день выдался на редкость удачным. И вообще, мне кажется, этот мир не так уж и плох. Не так ли?
Лена перевела задумчивый взгляд с Игорька на хворост и обратно на Игорька.
– Можно вопрос? – спросила она – А каким образом мы собираемся зажечь костёр?
Пауза.
– Хм… – Игорёк взъерошил волосы, представив себе тёплый костёр с жарящимися на нём грибами, и сглотнул – Да… Точно… Как это я не подумал об этом…
– Может, попробуем трением? – предложил Кирилл. Дима покачал головой.
– Нет, это не даст результатов. К тому же мы не умеем тереть так, как надо.
Ребята задумались, глада на то, как Искра играет с Златозавром. Ящер лежал на полу пещеры и пытался лапами поймать верткого противника, не выпуская страшных когтей. Искра отпрыгивал, а его длинный хвост мелькал в воздухе, стараясь коснуться носа ящера. Златозавр фыркал и отмахивался лапами. Услышав (а точнее, почувствовав), что дети в затруднении, оба оставили забаву и подошли поближе. Затем Златозавр что-то тихо проворчал на ухо Искре, тот пригнулся, как будто собирался прыгать. Хвост стал с шуршанием летать над его головой, всё время ускоряясь и становясь толще; спустя несколько секунд он превратился в туманное кольцо. Дети синхронно отступили подальше от дров. Наконец хвост завершил последний круг и, молнией метнувшись к костру, коснулся его самым кончиком. Раздался треск, и костёр весело заполыхал, исходя волнами жара. У Вероники глаза стали как два чайных блюдца.
– Ничего себе! – Илья потряс головой – Как это он такое сделал?
Кира и Лена одновременно пожали плечами. Игорёк задумался. Дима прижал палец к виску и неожиданно просиял:
– Я понял!
– Ну? – воскликнули все хором.
– Смотрите! – с этими словами Дима взял хвост Искры и пошевелил пальцем длинную шерсть, плотно прилегающую к нему – Обычно он выглядит вот так. А сейчас, скорее всего…
Дима приподнял шерсть, и хвост сразу стал в два раза толще.
– А! – сообразил Игорёк – Статическое электричество?
– А, так вот зачем он махал им! – поняла Кира – Он собирал электричество!
– А затем, коснувшись кончиком хвоста дров, передал им заряд, фактически ударив их током… – Илья восхищённо покачал головой – Ничего себе!
– А почему… Ну… – Лена запнулась – Почему его самого не ударило током?
Игорёк погладил искру и Златозавра, затем подбросил дров в костёр и, сощурившись, посмотрел в огонь.
– Очевидно, хвост каким-то образом изолирован от остального тела… – предположил он.
– В любом случае, Искра, ты нас здорово выручил! – Вероника обняла кота, довольно мурлыкавшего – Спасибо тебе!
Златозавр тихо заворчал, и его тоже с благодарностью почесали.
– Всё, давайте спать! – предложила Лена, позёвывая – Время позднее…
Дети с удобством устроились на травяной кровати и вскоре уснули под потрескивание костра. Уснул и Златозавр, упахавшийся за день. А Искра всё сидел у костра, впитывая тепло, и смотрел в темноту глазами, отлично видящими в ней. Часов через пять-шесть наступит рассвет, и взойдёт его любимое солнце. А пока он посидит у входа и посторожит спящих детей. Всё равно спать ему не хотелось совершенно…
Среди ночи Веронике вдруг дико захотелось пить. Так сильно, что она даже проснулась. Протянув руку к бутылке, девочка поняла, что пить этой ночью хотелось не только ей одной. Она села. Пещера озарялась отблесками догорающего костра. Подбросив немного веток, она села поближе к согревающему огню, глядя в непроницаемую темноту. Искра поднял голову, увидел хозяйку и стал обрадовано тереться об её плечо. Луны не было, звёзды скрылись за набежавшими неизвестно откуда облаками, и лес выглядел несколько… зловеще. Даже то, что ручеёк был совсем недалеко, не успокаивало её. Искра мурлыкнул. Девочка обняла его и вздохнула. Пить захотелось ещё сильнее. Делать нечего, не могла же она разбудить всех только из-за того, что хочет пить, а до ручья дойти страшно. Вероника взяла пустую бутылку и вышла на улицу. Деревья тихо поскрипывали на ветру, отчего мурашки целыми табунами носились по спине. Искра легко перепрыгнул костёр и встал рядом с девочкой. Вероника улыбнулась, и вдвоём они стали спускаться к ручью. Когда рядом есть друг, уже не страшно…
Ручей красиво светился слабым голубым светом. Вероника быстро наполнила бутылку, в то время как Искра стоял на страже. Неожиданно слева послышался тихий треск. Вероника и Искра подпрыгнули. На фоне сорокаметровых деревьев девочка отчётливо увидела приземистую чёрную тень, мелькнувшую в высокой траве. Ничего страшного, подумала она. Это просто большое травоядное, пришедшее попить. Сейчас они с Искрой тихо уйдут обратно в безопасную пещеру, и всё будет хорошо…
В эту минуту луна очень некстати вышла из-за облаков, и Вероника увидела, что в двадцати шагах от неё стоит пригнувшийся, покрытый полосатой чёрно-жёлтой шерстью хищник. В том, что это не травоядное, девочка убедилась, увидев его пасть, больше похожую на мясорубку. Стояло существо на шести длинных ногах. Шорох слева и справа показал, что оно было не одно. Низкий рык разнёсся по лесу.
Вероника осторожно попятилась вверх по склону. Она совершила ошибку: ближайший хищник, видя, что добыча ускользает, пригнулся, глухо рыкнул и прыгнул.
Девочка еще успела увидеть эти кроваво-красные глаза, острые зубы и огромные когти, когда хищника на полпути настиг хвост Искры. Несмотря на то, что он был в десять раз меньше хищника, результат был ошеломительным. Шурша, хвост буквально вспорол воздух, послышался громкий треск, сверкнула вспышка, монстра тряхнуло мегаваттами энергии, и он, перевернувшись в воздухе, врезался в дерево и с задумчивым видом сполз с него. Остальные, увидев такое, атаковали с двух сторон одновременно. Искре пришлось туго. Удар, которым он свалил того, первого, хищника опустошил его внутренний резерв энергии почти наполовину, и теперь он просто отмахивался хвостом, поражая врагов лёгкими разрядами. Ему нужно было выиграть время, давая Веронике шанс добежать до пещеры. Вот девочка у входа… Вот забежала внутрь… Всё, она в безопасности. Искра, взмахнув как следует хвостом, отправил ещё одного тигра в нокаут и рванул к пещере.
Вероника влетела в пещеру и бросилась к Игорьку.
– Вставайте! Ну вставайте же! – крикнула она, тряся его за плечи.
– А? – Игорёк обвёл пещеру полусонным взглядом – Что случилось? Ты чего не спишь?
– Я… Мы… – начала обьяснять Вероника, и в то же мгновение Искра перемахнул костёр и встал рядом, широко размахивая хвостом. Игорёк сразу же проснулся полностью и окончательно. С той стороны к костру подлетел свирепый коктейль из тигра и паука и свирепо зарычал, отшатнувшись от огня. В пещере проснулись все. Вероника вкратце изложила, что она делала в лесу в три часа ночи. К хищнику присоединилось ещё несколько тигропауков, и теперь они вместе кружили перед входом в пещеру, оглашая лес низким хищным рычанием. Периодически один из них делал попытку перепрыгнуть пламя, но шуршащий хвост Искры отгонял их получше костра. Пока что кот держал оборону, но было ясно, что долго так продолжаться не может. Искра уже пошатывался от усталости, и даже жар от огня не мог полностью восстановить его силы. Вот хвост свистнул “вхолостую”, и хищник, перепрыгнув огонь, сбил кота с ног. Страшная когтистая лапа взметнулась, но так и не опустилась. Над головами пригнувшихся детей что-то с жужжанием пролетело и ударило тигропаука в бок. Послышался хруст. Хищник захрипел и выпал из пещеры. Игорёк оглянулся, и его лицо озарилось восторгом. Сзади на задних лапах стоял Златозавр. Но это уже не был тихий добрый ящер. Его глаза горели огнём, хвост поднимался и опускался, а из открытой пасти доносилось грозное рычание. Вот два тигропаука одновременно перепрыгнули огненную преграду, и ящер шагнул вперёд, выпуская ещё более страшные когти. Короткий хвост внезапно вытянулся, как будто резиновый, и костяной шар с жужжанием ударил монстра в грудь, выбив его из пещеры. Второй прыгнул на ящера, но в полёте встретился с когтями Златозавра и с воем отскочил: на его боку и передних лапах виднелись длинные глубокие раны. Златозавр встал на все четыре лапы, вздохнул и испустил ТАКОЕ рычание, что стены пещеры задрожали, резонируя. Перепуганные хищники рванули прочь. От драки с таинственным боевым ящером, чёрт знает зачем спрятавшимся в пещере с добычей, они дружно решили отказаться. Смысла нет. В лесу бродит добыча попроще и без убойных выкрутасов.
Как только треск сучьев под лапами хищников стих в отдалении, огонь в глазах ящера погас, длинные когти втянулись, хвост укоротился, и вот перед детьми стоит прежний Златозавр. Ящер зевнул и ткнулся носом в руку Игорька. Только теперь до детей наконец дошло, что всё закончилось, опасность позади, и они принялись радостно вопить и обнимать своих спасителей. Златозавр зевнул и завалился дрыхнуть дальше. Искра поскорее улёгся рядом с костром и закрыл глаза, впитывая тепло. Вот уж сходили за водичкой…
Несмотря на ночное происшествие, дети снова заснули. На то они и дети, что им хорошо спится в любой ситуации. Один Игорёк осторожно, чтобы не потревожить остальных, встал с кровати и перебрался к костру. Искра был явно рад соседству, и до первых лучей солнца они играли в забавную игру: Игорёк, сидя на месте, пытался ухватить Искру за лапу, а тот старался шлёпнуть мальчика по руке хвостом. Понятное дело, выигрывал Искра, но Игорёк не расстраивался: Искра всячески разнообразил игру, периодически подпрыгивая, кувыркаясь и махая лапами в воздухе. Так, незаметно, ночь пошла на убыль, и появившееся из-за моря солнце окрасило лес в привычные цвета. Звёзды постепенно меркли, пока не исчезли совсем. В ветвях просыпались птицы, исполняя свои первые пробные трели. А Искра и Игорёк продолжали сидеть, наблюдая, как встаёт огромный жёлтый диск, приветствуя новый день.

Башня

В десяти километрах от пещеры, стоя в тронном зале перед огромным экраном, Аинн Данглор поморщился. И откуда взялись эти дети? Он не зафиксировал ничего, что могло бы объяснить их появление из ниоткуда. Вроде как ничего особенного не произошло, и вдруг на плато появляются эти семеро, которые, несмотря на то, что самому старшему было всего десять лет, тем не менее успешно отразили нападение тигров с помощью электрической кошки и боевого ящера. С какой стати эти животные вообще стали их слушаться? А тем более рисковать своей жизнью для их спасения? Не понятно. Это плохо, но терпимо. Гораздо хуже было то, что они направлялись к одной из обзорных вышек – зеркал, откуда они наверняка увидят то, чего им видеть и вовсе не следует. Аинн сощурился. Нужно их остановить, а значит…
На руке Аинна замигала одна из лампочек. Аинн удивлённо посмотрел на браслет. Обычно он всё делал сам, с чего бы это вышестоящему начальству вызывать его наверх?
Он прошёл по длинному коридору и остановился перед массивной дверью из непробиваемого титана, ведущей к лестнице. Дверь бесшумно уползла в сторону. Аинн щёлкнул тумблером на пульте слева, и открывшийся лифт унёс его на вершину Башни Заката, туда, где находился Зал Управления. Святая святых. Покои Огненного Демона.
Демон стоял у края парапета и смотрел на восходящее солнце. Языки пламени плясали над его плечами и головой, опадая на пожаростойкий пол невесомым пеплом. Услышав тихое шипение открывшейся двери за спиной, Демон повернулся.
– У нас неприятности, – без предисловий начал Аинн – Согласно показаниям датчиков, на плато…
– Я знаю, – Демон кивнул на маленькую копию экрана наблюдения – Вы уже выяснили, каким образом им это удалось?
– Нет, – Аинн покачал головой – Но мы работаем над этим…
– Уже нет, – прервал его Демон – Во всяком случае, не ты. Это смогут сделать и без тебя. Ты мне нужен для другого.
Демон подошёл к дисплею и указал на мигающую красным точку.
– Они идут вот сюда, и точно держат курс. Откуда они знают про башни, а тем более про город-аванпост, я не знаю. Но до этого места они дойти не должны.
Глаза Аинна расширились:
– Не понимаю…
Демон коснулся мигающей точки, обозначавшей на экране вышку, проплавляя толстый слой пластика.
– Устрани их. До того, как они доберутся до поста. Каким угодно способом.
– Но… – начал Аинн.
Демон взглянул на него так, что тот едва не сгорел.
– И я советую тебе поторопиться. Ты свободен, Аинн.
Юноша поклонился и спустился на лифте вниз. Чувствовал он себя на редкость отвратительно. Убить детей – в этом мало чести даже для убийцы. А убийцей он не был. Но приказ есть приказ. Остаётся лишь надеяться, что они сдадутся…

Дети выступили через час после восхода солнца. За это время они успели плотно позавтракать и сплести из лиан, в изобилии росших на деревьях, несколько мешков, в которые сложили грибы, яблоки и финики. Мешки взялся нести Златозавр, благо сил у него было немеряно. Выйдя из пещеры, они начали подниматься вверх по склону и через полчаса достигли финиковой рощи. Там Игорёк объявил короткий привал, дети набрали как можно больше фиников и снова выступили вперёд. До сюда Илья и Игорёк не дошли в прошлый раз, поэтому следующую высоту пришлось штурмовать в лоб, благо подьём не оказался слишком уж крутым. Через некоторое время, видя, что остальные уже почти валятся с ног, объявил очередной привал, а сам отправился на разведку. Илья и Златозавр увязались следом. Местность впереди постепенно выравнивалась, Игорёк наметил тропу для восхождения и они уже собирались было идти обратно, когда из леса до них донеслись звуки схватки. Друзья, не сговариваясь, устремились в сторону треска веток, клёкота и рычания. Златозавр бежал позади. Метров через пятьдесят взорам мальчишек предстала открытая поляна, и они увидели страшную картину: огромный, минимум три метра в длину зубастый ящер, сильно смахивавший на крокодила, с длиннющим хвостом, внушительными когтями и костяной бронёй зелёно-коричневого цвета нападал на небольшую, с голубя размером птицу льдисто-изумрудного цвета, если только можно представить себе лёд таких сумасшедших расцветок. Птица отчаянно порхала по поляне, отбиваясь от противника клювом длиной в мизинец и нестрашными когтями. Крыло у птицы, очевидно, было повреждено, и было видно, что ей долго не продержаться. Она и до этого момента дожила лишь потому, что крокодил играл с ней, как кот с мышью.
– Златозавр, вперёд! – крикнул Игорёк.
Крокодил таки дотянулся о птицы, и та с криком отлетела к деревьям. Но хищник наслаждался своей победой не долго: Златозавр сверкнул глазами, выпустил когти, взмахнул хвостом и прыгнул вперёд.
Два ящера столкнулись с таким грохотом, как если бы столкнулись два товарных поезда. Сбитый крокодил отлетел в другой конец поляны и тут же вскочил, раскрывая клыкастую пасть и взмахивая передними лапами. Его глаза сверкали как два изумруда. Златозавр отпрыгнул в другой конец поляны, закрывая собой раненую птицу и скрестив свои страшные когти. Зелёный монстр хрипло взревел и бросился вперёд, намереваясь просто растоптать надоедливого противника, располосовать его когтями или просто отбросить прочь. Его передние лапы ударили по сомкнутым в “ножницы” когтям Златозавра, тот резко развёл лапы, подавшись вперёд. Взвыв, крокодил отступил: по его лапам тянулись шесть глубоких царапин. Свистнул хвост, и костяной шар развернул монстра на 180 градусов, как раз в тот момент, когда тот прыгнул вперёд. Крокодил перевернулся в воздухе и пропахал носом траву, завершив свой тормозной путь у дерева. На него сверху посыпались увесистые шишки. Тем не менее, он бодро вскочил и с удвоенной скоростью устремился в атаку. Златозавр увернулся, подставив плечо, и крокодил снова грохнулся носом в землю, но было видно, что всё это не причиняет ему никакого вреда, а только доводит до белого каления. После серии блестящих контратак и подножек Златозавр снова составил “ножницы”, но хищник, наученный горьким опытом, нанёс коварный удар снизу, и Златозавр грохнулся на землю, покатившись по траве. Крокодил нанёс ещё один удар, отбросив противника к деревьям. Златозавр ударился головой о ствол и остался лежать. Зелёный монстр торжествующе заревел и шагнул вперёд с целью сделать из Златозавра котлету.
– Златозавр! – крикнул Игорёк, видя, как ящер продолжает лежать на спине. Он вскочил на поляну и заслонил собой ящера, сжав кулаки. Крокодил хрипло зарычал, подобрался и устремился вперёд.
– Нет!!! – закричал Илья.
Дальнейшее запомнилось ему как скоростной калейдоскоп. Златозавра окутал ярко-оранжевое сияние, он резко выгнулся, подпрыгнул и вновь оказался на ногах. Когти на лапах стали длиннее, из головы вырос длинный костяной гребень, а на лапах появились длинные острые шипы. Златозавр встал на задние лапы и вытянул передние вверх. Чешуя исчезла – теперь ящера покрывала гибкая и очень твёрдая костяная пластинчатая броня. Да и сам ящер вырос, теперь он был около двух с половиной метров в длину. Точнее, в высоту: лапы стали толще и без усилий выдерживали огромный вес ящера, позволяя ему стоять прямо. Игорёк поднял руки в нелепой попытке защититься от страшных когтей, Златозавр бросился вперёд, взмахивая хвостом и занося лапу для удара…
БАБАХ!!!
Крокодила отбросило в сторону. Игорёк открыл глаза и не поверил им: перед ним стоял ящер, очень похожий на Златозавра, особенно по огню в глазах, но разительно отличающийся от него по всему остальному. Ящер мягко отодвинул мальчика в сторону и присел, высоко подняв хвост. Крокодил встал, с изумлением глядя на нового противника. Очевидно, в его голове не укладывалось, каким образом перед ним стоит вроде как тот же самый противник, но явно не он. Решив отложить загадку до лучших времён, он заревел и прыгнул вперёд, раскрывая лапы и собираясь заключить Златозавра в смертельные объятия. Златозавр не стал ни уклоняться, ни взмахивать хвостом. Он просто глубоко вздохнул, наклонился вперёд и широко раскрыл пасть… И из пасти вылетел шипящий огненный клубок, с треском врезавшийся в крокодила и отбросивший его с поляны. Опаленный и побитый хищник с шумом упал на поляну. Страшные челюсти сжались, хвост в последний раз ударил по земле, и зелёный огонь в глазах погас.
Златозавр взглянул на раскрывших рты детей, опустился на все четыре лапы и лизнул Игорька в нос.
– Златозавр? – сказать, что Игорёк был удивлён – значит не сказать ничего – Это ты?
Ящер ткнулся носом в ладонь Игорька и довольно заворчал.
– Это… – Игорек взъерошил волосы – Как это?
– Я не уверен, что мы когда-нибудь узнаем ответ… – пробормотал Илья, осторожно гладя Златозавра по голове – Ну ничего себе…
Внезапно Игорёк почувствовал головокружение и медленно осел на землю, с трудом подавляя дрожь: его нагнал страх.
– Никогда не проси меня повторить это… – охрипшим голосом попросил он Илью.
– Я просил? – возмутился Илья, присаживаясь рядом – Да я сам чуть со страху не умер!
Игорёк взглянул на когти убитого крокодила, и его слегка замутило. Неожиданно в кустах раздался клёкот. Мальчишки переглянулись и бросились к кустам. Подбежав, они увидели, что птица пытается подняться на ноги, не опираясь при этом на крыло. Это её не особенно удавалось. Игорёк успокоил бедняжку, тогда как Илья осматривал крыло.
– Ничего страшного… – с облегчением выдохнул он – Просто вывих, это даже не перелом. Подержи-ка крыло вот так…
Убедившись, что Игорёк всё понял, Илья схватил крыло и потянул его на себя. Сустав со щелчком встал на место. Птица забилась, стараясь вырваться, но боль прошла так же внезапно, как и появилась. Она недоуменно осмотрела своё крыло, а потом взлетела на плечо Илье и благодарно заворковала. Было видно, что она накрепко привязалась к нему. Игорек улыбнулся и хлопнул Илью по спине.
– Ну вот, видишь, и у тебя появился зверёк!
Илья улыбнулся.
– Давай лучше так: у нас появился новый друг!
– Э-ээ… – Игорёк почесал затылок – Да, наверное, ты прав. Ура новому другу!
Мальчишки рассмеялись и встали. Птицу Илья посадил на Златозавра, сказав, что её пока вредно летать. Тот не возражал, что двухметровому ящеру птицу понести? Убедившись напоследок, что крокодил больше опасности не представляет, они вчетвером отправились в лагерь. Неожиданно Игорёк кое-что вспомнил.
– Илья, а как мы её назовём?
Илья задумался, потом его лицо озарилось улыбкой.
– Давай назовём её Блестящей?
Игорёк глянул на переливающееся на солнце оперение птицы и согласился с тем, что для неё это имя подходит больше всего. Птица с интересом прислушивалась к разговору ребят, с удобством устроившись на гребне Златозавра и глазея по сторонам. Взлетать она не пыталась, очевидно, думая примерно так же, как и Илья. Или просто слушалась его. Вот так, триумфальной походкой, они вступили на поляну, где отдыхали остальные. Впрочем, те зря тоже времени не теряли: на поляне с Искрой играл маленький снежно-белый жеребёнок с белой короткой гривой и длинным хвостом. Кира, Лена, Дима, Кирилл и Вероника тоже немало удивились двум новым пришельцам. Пришлось ещё на час продлить привал и посвятить его рассказам. Игорёк вкратце описал то, как они пошли разведывать тропу, как побежали на шум драки, как Златозавр дрался с крокодилом, как Игорёк бросился спасать друга (это рассказывал Илья), и, наконец, про превращение Златозавра. Последнее, само собой разумеется, заинтересовало всех больше всего остального. Затем про врачебный талант Ильи (тут снова включился отдохнувший Игорёк) и про наречение птицы. Выложив всё это, Игорёк и Илья выжидающе уставились на остальных. Ответный рассказ не заставил их долго ждать. Кирилл, Кира и Вероника отправились погулять, если повезёт – найти что-нибудь съедобное… И вдруг на поляне увидели мирно пасущегося жеребёнка. Очевидно, он отбился от матери. Жеребёнок и Кирилл сразу же прониклись друг к другу глубокой симпатией, и так их вернулось уже не трое, а четверо. Жеребёнка Кирилл назвал Серебряным за цвет его шкуры – тот и вправду был слегка серебристым. Златозавр, Искра, Серебряный и Блестящая подружились сразу и навсегда. И тут же затеяли очередную игру. Дети поулыбались, глядя на них, поудивлялись этому странному миру и стали собираться. Через полчаса они вышли и на этот раз безо всяких приключений достигли подножия холма. Здесь больше не было деревьев, холм был покрыт шелковистой травой изумрудного цвета и маленькими белыми цветами. На холм дети взбирались тоже без проблем: после леса штурмовать пологую высоту им не представляло никакой сложности. Но вот они вышли на вершину холма и замерли от удивления: на вершине холма, метрах в двадцати от них, вверх поднималась высокая каменная башня. Игорек заметил её в самом начале, но подумал, что это просто странного вида скала. Оказалось, что никакая это не скала.
Естественно, дети не удержались, чтобы не посмотреть, что там внутри. Дверь, ржавая до невозможности, с отвратительным скрипом открылась. Внутри находилась пыльная винтовая лестница, уходящая наверх. Окон в башне не было, но дети не спотыкались: шедший посередине Златозавр высоко поднял хвост, и костяной шар ярко засветился. Дойдя до конца лестницы, Игорёк толкнул ещё одну дверь повышенной скрипучести, открывая выход на крышу. Все сгрудились у перил. Вокруг холма зелёным морем раскинулся бескрайний лес. Впрочем, не такой уж и бескрайний: одной стороной он упирался в горы, ещё с двух был ограничен морем. Или океаном. Игорёк разглядел то самое плато, на котором они появились. К сожалению, никакой двери там так и не появилось.
– Ой, смотрите! – закричали Кирилл и Вероника, указывая в противоположную сторону. Там, за лесом, начиналась равнина с несколькими реками. А на равнине… На равнине между холмов раскинулся крупный город со множеством зданий и высокой башней, отливающей металлическим блеском на солнце. Игорёк заметил, что вокруг города были расставлены точно такие же башни, как и та, на которой они сейчас стояли. Очевидно, это была какая-то наблюдательная система, и притом старая – как и город. На улицах не было видно ни одного прохожего, ни одной машины или чего-то похожего. Создавалось ощущение, что город покинут давным-давно.
– Если это город – значит, в нм кто-то жил, – резонно заметил Илья.
– В таком случае, нам нужно исследовать его! – Игорёк взъерошил волосы.
– Да, это неплохая идея, – кивнула Кира – Ну что, пошли? Чего зря время терять?
– А как по мне, идея плохая… – протянул голос за их спинами. Игорёк обернулся и встретился глазами с юношей лет семнадцати-восемнадцати, парившем у них над головами. Он был одет в отливающий синевой то ли скафандр, то ли доспехи, а голову закрывал шлем в виде головы волка. Забрало было поднято.
– Кто ты? – удивился Игорёк.
– Какая разница? – незнакомец пожал плечами – Поверь, тебе это совершенно ни к чему. Я прибыл сюда, чтобы устранить вас.
– Но почему? – спросила Кира.
– Таков приказ моего владыки, Огненного Демона, – Аинн взлетел повыше и достал маленький пульт.
– Что мы такого сделали, что он хочет нас убить? – крикнул Илья.
А и вправду, с чего бы это Демону желать смерти этих детей, про себя подумал Аинн.
– Не знаю, – он покачал головой – И скажу честно, я далеко не в восторге от того, что мне предстоит сделать. Но приказ есть приказ. Прощайте, и поверьте, что мне очень жа…
Договорить он не успел: Златозавр поднял голову, прицелился и плюнул в Аинна огненным клубком. К слову, надо добавить – не промазал! Аинн исчез в облаке огня, пульт коротнуло, и бомбы, заложенные под основание башни, взорвались с оглушительным грохотом. Детей и животных бросило на перила, башня содрогнулась от фундамента и до верхушки, в стороны взметнулись тучи пыли, картечью разлетелись осколки. Аинн отлетел подальше от башни (костюм спас его от огня), чертыхаясь на чём свет стоит. Грохот усилился, сопровождаемый треском, и даже сквозь облако пыли он увидел, как башня оседает, разваливаясь. Через три минуты пылевой столб рассеялся, и Аинн спустился на землю. От башни осталось лишь груда камня. Он обошёл обломки по кругу, поднял порванную синюю кепку и вздохнул. Очевидно, дети погибли под обломками. На кепке была кровь. Аинн закрыл лицо забралом и полетел по направлению к тому плато. Откуда появились дети. Несмотря на то, что ему было искренне жаль ребят, впереди его ждала работа. Необходимо было как следует исследовать это загадочное плато. К Демону Аинн не спешил. Успеется…

Город: на пути к цели.

Игорёк почувствовал взрыв за секунду до того, как бомбы взорвались. Площадка затряслась, он отлетел к перилам и с горечью успел подумать, что из-за него так глупо погибнут его друзья. Эта мысль жгла его точно раскалённое докрасна железо. Вверх взметнулся пылевой столб, и мальчик мог лишь беспомощно наблюдать, как башня оседает. Затем площадка раскололась, и они с криками полетели вниз. Тут падающий булыжник ударил его по голове, и Игорёк потерял сознание.

Он летел вниз в почти непроницаемой темноте, а мимо проносились смутные очертания гигантских корней, опоясывающих длинный глубокий тоннель. Вот так всё глупо и заканчивается, с горечью подумал он.
Неожиданно мальчик почувствовал кого-то живого рядом с собой и повернул голову. Блестящая летела рядом с ним, сложив крылья. Игорёк хотел было крикнуть, чтобы она летела прочь, и тут в его голове возник…
…шёпот…
Да, шёпот, и он совершенно конкретно сказал Игорьку, чтобы тот взялся за лапу птицы.
Зачем, подумал он. Всё равно мы погибнем, пусть хоть она спасётся…
Скорее!, прошептал голос в его голове. Скорее, не то будет слишком поздно!
Не суждено ему вернуться домой, увидеть родителей… Поиграть в футбол с Кирой, Димой, Ильёй, Леной… Не суждено ему больше увидеть Кирилла и Веронику…
Их лица огнём вспыхнули у него перед глазами. Игорёк судорожно вздохнул, открыл глаза и протянул руку к птице…

Кирилл открыл глаза. Он лежал на твёрдом полу какой-то пещеры. Свет внутрь проникал сквозь множество отверстий в потолке. Вокруг, кружась, оседала пыль. Кирилл закашлялся и вскочил на ноги. Вероника, Кира и Дима лежали рядом, широко раскинув руки и ноги. Илья лежал чуть в стороне на боку. Игорёк, придавленный камнями, лежал метрах в шести. Искра лежал на боку возле Вероники, положив голову её на плечо. Казалось, они спали. Серебряного нигде не было видно. Блестящая, раскинув крылья, лежала на груди у Златозавра, совсем рядом с огромным камнем, привалившим ящера. Никто не двигался, не издавал никаких звуков. Глаза у всех были закрыты.
Кирилл подбежал к Игорьку и попытался вытащить его из-под завала, но то ли силёнок было мало, то ли он там застрял, но ничего из этого не получилось. Мальчик, всхлипнув, прислонил ухо к груди брата и облегчённо вздохнул, услышав биение сердца. Биение, правда, тихое, но тем не менее биение. Кирилл метнулся к Илье. Выяснилось, что живы были все, но в сознании лишь Кирилл. Издалека послышалось тихое ржание, и из темноты к Кириллу, спотыкаясь, подошёл Серебряный. Кирилл обнял своего друга и почувствовал, что то весь мокрый. Кровь? Кирилл взглянул на бока животного, но никаких ран не заметил. Тогда что? Вода? А вот это очень может быть.
Вспомнив, как Игорёк оживлял их тогда, на плато, Кирилл уже собирался было бежать за водой, как тут его слуха достиг хриплый вздох. Златозавр открыл глаза и силился подняться. Мальчик подскочил к нему, взял Блестящую и положил её рядом с Кирой. Златозавр беспомощно повозился и, обессилев, закрыл глаза и лёг обратно: очевидно, скала была слишком тяжёлой. Кирилл присел рядом с головой ящера и погладил его. Златозавр снова открыл глаза, с надеждой посмотрел на мальчика и протянул ему лапу. Кирилл взял за один из когтей и внезапно почувствовал, как его рука похолодела. Всего на мгновение. Но в глаза ящера вернулось осмысленное выражение. Он втянул когти, поднёс их к камню и резко выпустил. Булыжник покрылся сетью мелких трещин и рассыпался. Златозавр поднялся, отряхнулся, потёрся головой Кириллу о плечо и подошёл к Игорьку. Камень, который придавил мальчика, он поднял как пушинку и отбросил далеко в сторону. Кирилл сбегал к ручью (тот, кстати, тёк в двух шагах) и принёс воды, которую вылил на Игорька и Киру. Очнувшись. Ребята похвалили Кирилла за сообразительность и принялись оживлять остальных. Вскоре семеро детей и четверо животных, устроившись поудобнее на жёстких камнях, устроили обсуждение ситуации, в которую они попали. Кирилла снова похвалили, отчего тот смущённо покраснел.
– Что бы мы без тебя делали? – спросил Игрёк, похлопывая его по плечу.
– О да, Кирилл, ты просто герой! – согласилась Кира.
Дима с сомнением измерил на глаз расстояние от пола пещёры до её потолка и задумчиво сказал:
– При падении с такой высоты, да ещё на твёрдые камни… У нас не было шансов.
Игорёк живо вспомнил голос, уговаривавший его поторопиться, о чём не преминул рассказать остальным.
– А дальше что? – спросила Лена – Я помню, как башня начала валиться…
– Секундочку! – Илья поднял вверх большой палец – Именно валиться? Лично мне показалось, что она проваливается…
Игорек глянул наверх и обомлел: трещины в потолке были не чем иным как трещинами в старом фундаменте башни. Вернее, том, что от этого фундамента осталось.
– Выходит… – начал он – Башня провалилась, мы вывалились из неё…
– Нет, подожди, большая часть фундамента осталась наверху! –поправила его Кира.
– Да? Хм… – Игорёк взъерошил волосы – Тогда получается, что когда башня рассыпалась, как карточный домик, мы упали сквозь фундамент сюда, а затем вход завалило упавшими обломками башни. Так?
– Пока так, – кивнул Дима – Но это не объясняет, как мы все уцелели при падении.
Илья погладил Блестящую, довольно расправившую крылья, и сказал:
– Возможно, мы никогда этого не узнаем… К чему гадать? Мы живы, и всё тут!
Игорёк согласно кивнул.
– Да, ты прав. К чему гадать? Давайте лучше подумаем, что дальше делать.
– Идти в город, разумеется… – пожала плечами Кира
– Каким образом? – Лена глянула наверх – Нам не удастся выбраться на поверхность.
– А нам и не надо выбираться! – объявила до сих пор молчавшая Вероника, указывая рукой куда-то в темноту – Смотрите!
Всмотревшись, ребята заметили, что стены пещеры кое-где пронизаны тоннелями, уходившими куда-то глубоко под землёй.
Игорёк вскочил.
– Это идея! Пошли!
– Стоп, стоп, стоп! – Дима поднял руку – А куда именно? Или ты знаешь, в какой стороне отсюда город?
– Ах да… Точно… – Игорёк сник – Не знаем…
– А твои часы? – напомнил Кирилл – Глянь, они укажут путь!
Игорек всмотрелся в подсвеченный дисплей.
– Нам туда! – он махнул рукой в сторону одного из коридоров.
– Нет, погодите! – заупрямилась Лена – Нельзя слепо доверять каким-то часам просто из-за того, что они несколько раз не ошиблись. Может, это было совпадение!
– А вот сейчас мы и проверим, совпадение это или нет… – Илья подбросил вверх Блестящую – Лети и посмотри, куда нам!
Птица взлетела, вылетела из пещеры и вскоре вернулась. Она не стала приземляться, а продолжила летать над головами детей, словно приглашая их следовать за собой, потом полетела в тот самый коридор, куда указывал Игорёк.
– Тебе не кажется, что они нас отлично понимают, но немы от рождения? – спросил Илья Игорька, когда они вошли в коридор. Игорёк в ответ лишь пожал плечами.
– А кто это был в серебряном костюме? – спросила Вероника.
– Не знаю, – покачал головой Дима – Но он сказал, что его владыка желает нашей смерти.
– Значит, будем особенно осторожны, – подвёл итог Игорёк и первым шагнул в тоннель.

Тоннель сжимался, расширялся, сжимался, снова расширялся и опять сжимался, его стенки были неровные, как будто кто-то прогрыз его в твёрдой горной породе. Неожиданно извивающийся коридор вывел детей на развилку. Во все стороны расходились множество одинаковых коридоров. Игорек пошёл по самому, как ему показалось, большому ответвлению, искренне надеясь, что не сбился с курса: коридор петлял, как пьяная змея. Пройдя ещё несколько поворотов и отчётливо понимая, сто ещё немного – и он окончательно запутается, Игорёк спросил у остальных:
– Как думаете, мы правильно идём?
Никто не ответил. Игорёк недоуменно повернулся и почувствовал, что у него волосы встают дыбом: кроме него и Златозавра, в коридоре никого не было! Ящер поднял свой светящийся хвост повыше, но мальчик так никого и не увидел. Его друзья куда-то исчезли.
– Плохо… – побормотал Игорёк, чувствуя, как зашкаливает его показатель тревоги – Очень плохо…
Он устремился туда, откуда пришёл, и через несколько минут вылетел на главный развилок. Златозавр вбежал следом. Игорёк насчитал около двенадцати развилок и схватился за голову: такими темпами он их до Нового Года не отыщет! А если предположить, что каждый коридор ещё дальше снова разветвляется… В надежде, что всё не так уж плохо, Игорёк посмотрел на путеводные часы и с нарастающей паникой увидел. Что все три стрелочки крутятся против часовой стрелки, нигде конкретно не останавливаясь. Очень похоже на компас, если к нему поднести магнит…
Мальчик сел на пол и уставился невидящими глазами в стену. Невидимая рука сдавила сердце. Как их теперь найти в этом лабиринте? Если бы в тоннелях была пыль, он мог бы проследить следы, но коридоры были чисты.
Взгляд Игорька опустел. Мир вокруг него стремительно тускнел, даже огонь на хвосте Златозавра померк. Ящер подошёл к мальчику и положил тяжёлую голову ему на колени. Игорёк закрыл глаза…

Он находился в огромном тёмном помещении, стены и потолок которого терялись в темноте. Он был один. И одиночество всё сильнее сдавливало его сердце. Так бывало иногда, когда он допоздна засиживался за уроками. Это чувство, когда понимаешь, что город полон людей, но ты совершенно одинок, непередаваемо обычными словами. Для того, чтобы его понять, его необходимо сперва ощутить. Мрак бесшумно подступил ещё на несколько шагов. Игорёк с полным безразличием посмотрел на колышущуюся стену темноты вокруг него. Ему было всё равно, что будет дальше. Абсолютная апатия ко всему. Что ему сделает мрак? Просто окутает или поглотит без следа? Настроение дико флегматичное. Пусть поглотит, всё равно он больше не увидит своих друзей…
Борись!, прозвучал в пустоте звонкий голос. Игорёк поднял голову. Откуда-то сверху к нему спускалась Кира. Казалось, она плыла во мраке, вокруг неё светился золотой шар, заставлявший тьму с чавканьем отступать. Борись!, повторила Кира уже громче; она не открывала рот, голос слышался прямо в голове Игорька.
Зачем?, спросил он. Мне не найти вас в этом бесконечном лабиринте…
Кира опустилась ниже, протягивая ему руку. Её голубые глаза сверкали в темноте, а шар, окружавший её, светил всё ярче и ярче, гоня прочь тьму.
Ищи…, сказала она и улыбнулась. Ищи и найдёшь. Мы всегда с тобой…
Игорёк взглянул её в глаза, и его взгляд стал осмысленным. Он протянул свою руку к Кире. Кира улыбнулась и подлетела ещё ближе. Тьма стала с хлюпаньем отступать, мальчик подался вперёд, их руки соприкоснулись…
…И Игорёк вывалился из этого странного сна. Он вскочил, всё ещё чувствуя тепло руки Киры, и лишь потом осознал, что она исчезла вместе со сном. Перед Игорьком стоял Златозавр, держа в пасти розовую ленточку. Мальчик взял её и вспомнил, что эту ленточку Кира носила на правой руке.
– Где ты её нашёл? – Игорёк почесал Златозавру ухо. Ящер добродушно чихнул и прыгнул в один из коридоров. Игорёк быстро обследовал остальные, но ничего не нашёл. Он развязал свою налобную повязку и положил её у входа в тоннель на видном месте. Мальчик покрепче сжал ленточку в руке. Держитесь, ребята, я уже иду!, подумал он и побежал следом за Златозавром.

Лена шла по изгибающемуся коридору, надеясь на то, что он куда-нибудь да выведет.
– Как думаете… – начала девочка, обернулась и замерла в ужасе. Она была абсолютно одна в этом длинном мрачном коридоре, освещаемом лишь призрачно светящей зелёным растениями. Понятное дело, она побежала обратно, но тут неожиданно вылетела на развилку. И что самое страшное, она не помнила, из какого именно коридора она пришла! Глядя на пять совершенно одинаковых отверстий, Лена почувствовала нарастающий холодок в области позвоночника. Колоссальным усилием загнав его куда подальше, девочка выбрала средний коридор и пошла по нему, но, пройдя метров двести, снова вышла на развилку. Отчётливо понимая, что она попросту заблудилась в лабиринте этих бесконечных переходов, она села на пол, прижимаясь спиной к холодному камню. Стены внезапно сдвинулись, закрывая её в капкане из камня и отгораживая от остальных. Где-то в животе стремительно холодело. Как она найдёт своих друзей в этом лабиринте? Она может блуждать тут целую вечность, и так и не найдёт никого. Лена закрыла глаза…

Она лежала на дне чего-то огромного, быть может, даже океана. Сюда не проникали лучи солнца, и поэтому вокруг было темно и холодно, как в могиле. Чудовищное давление не давало её подняться, и мало-помалу ею овладело полное безразличие ко всему. Ей не выбраться отсюда, не увидеть своих друзей… Вокруг становилось всё холоднее, но это не шло ни в какое сравнение с тем холодом, что сковывал её изнутри. Темнота, сгущаясь, подступала всё ближе. Ну и что?, подумала она обречённо. Всё равно мне не выйти отсюда…
Неожиданно темноту прорезал луч света. Лена с усилием подняла голову и увидела, как к ней спускается Кира. Вокруг неё пульсировал большой золотистый шар, освещающий тьму как если бы она была чем-то вещественным.
Вставай!, прозвучал в голове голос Киры.
Не могу…, чуть не плача ответила Лена. Мне не хватает сил…
Кира протянула руку.
Держись за меня!, сказала она. Я помогу!
Лена попробовала поднять руку, но вода не пускала. Кира спустилась ещё ниже, а шар засиял ярче, заставляя тьму с хлюпаньем отступать.
Давай!, улыбнулась Кира. Я знаю, ты сможешь!
Лена посмотрела в сияющие глаза Киры, вздохнула, напрягла последние силы, протянула руку и коснулась пальцев Киры…
…и вылетела из-под воды. Девочка вскочила, всё ещё чувствуя руку Киры, и поняла, что она снова одна. Но теперь одиночество было другим.
Я не могу раскисать, когда мои друзья в беде, когда они где-то там, в лабиринте!, твёрдо сказала она себе. Рано или поздно я найду их!
Неожиданно откуда-то сверху донёсся свист. Лена насторожилась. Свист усилился, становясь почти невыносимым для слуха, и в одной из стен лабиринта образовалась дыра. Во все стороны полетели комья земли, и из дыры вылез странный четырёхлапый жук с синими фасетчатыми глазами изумрудного цвета чешуёй. Или что там у жуков… Длиной около метра, он по высоте доставал Лене до пояса. У жука не было крыльев, но были жёсткие надкрылья. Лапы его больше походили на небольшие лопаты, а вместо нома находился некий костяной раструб. Рот был маленький, с совсем не страшными жвалами. Да и сам жук выглядел скорее забавно, нежели пугающе. Он осторожно подошёл к девочке и взглянул ей в глаза своими блестящими “очками”. Затем что-то проскрипел и потрогал своей лопатой Лену. Лена погладила жука, и он обрадовано заскрипел. Девочка улыбнулась.
– Я назову тебя Рой, – сказала она, гладя жёсткий раструб на носу – Ты же роешь землю, так ведь?
Рой утвердительно заскрипел. Лена засмеялась.
– Поможешь мне найти моих друзей? – спросила она. Жук поднял лапу и отодвинул её себе за спину. Затем он раздвинул надкрылья перпендикулярно земле и… засвистел. Раструб, очевидно, усиливал свист, так как вскоре там, куда свистел жук, стена задрожала, и кусок диаметром в метр с хвостиком рассыпался. Жук шагнул дальше, удлиняя и расширяя новый тоннель: надкрылья надёжно защищали девочку от губительного звука, поглощая его безо всякого вреда для Роя.
Держитесь, друзья!, подумала Лена. Я уже иду…

Волей случая Кирилл, Серебряный, Вероника и Искра остались вместе. Когда они поняли, что заблудились, то, понятное дело, струхнули не на шутку. Но вдвоём (а точнее – вчетвером) как-то проще преодолевать страх. Посовещавшись, они решили идти обратно, и приступили к воплощению этого решения в жизнь, но метров через сто вышли на очередную развилку. Три одинаковых прохода расходились в разных направлениях.
– Налево! – сказал Кирилл.
– Направо! – одновременно с ним сказала Вероника. Дети переглянулись и поменяли мнение на противоположное.
– Направо!
– Налево!
Кирилл улыбнулся и сказал:
– Давай ни так, ни так: вперёд!
– Правильно! – согласилась Вероника, и они пошли по центральному проходу. И через три минуты вышли к первоначальной развилке, где все и разминулись.
– Смотри! – Кирилл поднял с пола повязку – Это повязка Игорька, я её сам выбирал!
– Значит, нам туда? – девочка шагнула было в тоннель, но Кирилл удержал её.
– Подожди! Если Игорёк оставил её здесь. Возможно, он хотел, чтобы мы её заметили!
– Думаешь, он собирался вернуться? – догадалась Вероника.
– Думаю, да… А повязка затем, чтобы не заблудиться в этом лабиринте!
– Тогда… Давай его здесь подождём! – предложила девочка.
– Неплохая идея! – поддержал её Кирилл – К тому же остальные тоже рано или поздно догадаются идти обратно на развилку, и придут сюда! Да и Игорёк поймёт, что мы его здесь ждём! В крайнем случае, вернётся, чтобы забрать повязку…
Дети уселись на портфели и стали ждать, глядя в чёрные дыры тоннелей. Терпения им было не занимать…

Илья шёл по длинному коридору и думал, а не сбился ли он часом с пути? После примерно полусотни развилок и крутых поворотов мальчик уже не был уверен, что не идёт в противоположную сторону. В конце концов, перед пятьдесят первой развилкой он остановился и спросил у Игорька:
– Как думаешь, мы на правильном пути?
Игорёк не ответил, видимо, тоже погружённый в глубокие раздумья. Илья обернулся и замер. Коридор был пуст, даже Блестящая исчезла в неизвестном направлении.
– Упс… – Илья развернулся и побежал назад, искренне надеясь, что остальные просто слегка отстали. Но, добежав до предыдущей развилки, он убедился, что всё значительно хуже, чем он мог себе даже представить. Мало того, что он по-прежнему находился в одиночестве, так ещё и все семь тоннелей боли не иначе как близнецами-братьями, и шанс угадать, какой из них был нужным. Равнялся нулю. Илья растерянно стоял и чувствовал, как в душе растёт противный, мерзкий, липкий страх. Он один. Один. И к тому же заблудился. Илья глубоко вздохнул, стараясь не дать слепому страху превратиться в панический ужас и унять дрожь, охватившую тело. Дрожь побеждала со счётом 33:1, мурашки целыми табунами носились по спине. Стены сдвинулись, заключая его в смертельную ловушку. Холод сковывал его, невидимая рука сдавила сердце. Чувствуя, что вот-вот поддастся панике, Илья закрыл глаза, тщетно пытаясь оградить себя от страха…

Он летел вниз, с огромной скоростью пронзая толщу облаков. Земли не было видно, но Илья чувствовал, что рано или поздно он в неё врежется. И что было самым страшным – не было за что уцепиться, чтобы хоть немного замедлить падение. Ветер с дьявольским свистом метался в ушах. Паника ослепила его: ни пошевелиться, ни закричать, ни даже вздохнуть. Илья отчаянно попытался проснуться, так как прекрасно понимал, что это просто сон, но не смог. Но хуже паники было неизвестно откуда появившееся знание, что воображение воображением, а вот если он упадёт, то его уже ничто не спасёт.
Неожиданно слева и справа что-то сверкнуло, и, оглянувшись, Илья увидел летящую рядом Киру. С другой стороны, чуть отстав, пикировала Блестящая.
Держись за нас!, крикнула Кира, стараясь подлететь поближе. Мы не дадим тебе упасть!
Илья попытался дотянуться до Киры, но порыв ветра отнёс девочку за пределы досягаемости его рук.
Не могу дотянуться!, крикнул Илья, медленно кружась вокруг собственной оси. Кира сделала усилие и снова подлетела, с другой стороны подлетела Блестящая.
Давай! Я верю, у тебя получиться!, Кира улыбнулась. Тянись скорее!
Илья с ужасом посмотрел вниз, затем сделал поистине героическое усилие и таки дотянулся до них…
…и мир взорвался серией ослепительных вспышек. Вскоре Илья понял, что лежит на полу тоннеля, а над ним, взмахивая разноцветными крыльями, парит Блестящая. Мальчик вскочил. Кира исчезла.
– Как ты меня нашла? – с радостью спросил он птицу. Так я тебе и скажу, послышалось в клёкоте птицы.
– Ты знаешь, где наши? – спросил Илья. Птица кивнула и, взлетев, полетела в левый крайний тоннель. Мальчик со всех ног бросился за ней.

В отличие от остальных, Дима нимало не сомневался, что идёт правильно. Коридор, хоть и петлял, но чётко держал курс. По пути дважды попадались ручьи, стекающие в трещины в полу. Начался пологий подьём, Дима прибавил ходу, а через пару минут впереди забрезжил свет настоящий, солнечный. Дима ещё поднажал и вскоре уже стоял на склоне того самого холма, только с другой стороны. Внизу раскинулся лес, а за ним виднелся город. Подняв глаза, Дима увидел остатки башни и вздохнул.
– М-да… – глубокомысленно изрёк он и обернулся. Удивившись тому, что остальные не спешат вылезать на поверхность, он заглянул в тоннель. Его второе “М-да…” прозвучало гораздо более задумчиво. Мальчик вздохнул и, взглянув напоследок на город, стал спускаться обратно. Благо все развилки он помнил отлично, так как знал, что в лабиринтах самое главное – не заблудиться. Теперь эта проблема представлялась совсем в другом свете. Выйдя на развилку, Дима положил камень посередине того коридора, который вёл к выходу, и двинулся дальше. Таким образом, через десять минут он уже подходил к развилке.
– И куда они все подевались… – пробормотал Кирилл, глада в коридор, где он нашёл повязку.
– Смотри! – воскликнула Вероника. Кирилл обернулся и увидел Диму, с невозмутимым видом выходившего из тоннеля.
– Ну что, детишки, не грустили тут без меня? – спросил он, подходя.
– Дима! Дима! – закричали детишки, прыгая на него. Тот несколько секунд постоял. Затем не выдержал двойного веса и упал на пол.
– Эй, полегче! – добродушно воскликнул он – Я понимаю, что вы по мне соскучились, и поверьте, я тоже рад встрече, но это не повод душить меня!
Послышался топот, и из третьего справа коридора вылетела Блестящая, а за ней и Илья.
– Ура! – закричали все вчетвером, увидев друг друга.
– Наконец-то мы вас нашли! – Илья вне себя от восторга почесал горлышко Блестящей, севшей ему на плечо – А где остальные?
– Вот мы и эдём… – начал обьяснять Кирилл, когда одна из стенок затряслась. Дети дружно отпрыгнули подальше. Искра поднял хвост, Блестящая взлетела под потолок, а Серебряный опустил голову. Тем временем дрожащая стенка осыпалась мелкими камешками, и в проёме показалась голова жука, сопровождаемая оглушительным свистом. Искра, стоявший прямо перед жуком, отпрянул и стал тереть лапами уши. Жук смущённо заскрипел и посторонился, пропуская Лену. Увидев девочку живой и невредимой, все успокоились, и минут пять прошли в расспросах. Искра миролюбиво принял скрипящие извинения жука и дружески потёрся об его голову. Серебряный склонил голову и подошёл поближе, на его плечо с шорохом опустилась Блестящая.
– Что будем делать? – спросил Кирилл – Ждать дальше?
– Если бы мы были уверены, что Кира и Игорёк находятся в этом коридоре… – Дима взглянул в центральный тоннель. Искра подошёл к нему, что-то фыркнул и понюхал воздух. Затем обернулся, приглашающе махнул длинным хвостом и побежал в темноту.
– Будем считать, что это положительный ответ, – констатировал Илья.
– Давайте сложим указатель! – предложил Кирилл – На тот случай, если Киры там нет.
Ребята быстро соорудили из валявшихся вокруг обломков стены стрелу, указывающую в нужный тоннель, и побежали следом за Искрой.
Коридор петлял и расходился множеством развилок, но Искра твёрдо держал след. Минуты через три сумасшедшего бега дети увидели впереди три фигуры. Златозавр лежал у левой стороны тоннеля, и, судя по всему, как всегда спал. Прислонившись к правой стене, в темноте сидела Кира, рядом сидел Игорёк и держал её за руку. Темнота вокруг Киры была почти вещественной, она крутилась кольцами, свивалась в спирали и покрывала девочку сплошной шевелящейся мерзостью. Открытыми оставались лишь лицо и руки. Глаза девочки были пустыми, в них исчезла синева. Из них вообще исчезли все краски, они невидяще смотрели в стену тоннеля.
– Что с ней? – шёпотом спросил Илья, садясь рядом. Игорёк открыл глаза.
– Я не знаю, но думаю, что что-то плохое. Она вытащила меня, а потом я побежал искать её и нашёл уже такой. Я думаю, она сейчас во власти страха. Она слишком беспокоилась за нас, и страх её одолел. Я пытался её вытащить, но…
– Это так, она и меня спасла, и Лену, – кивнул Илья – Как нам помочь?
– Возьми её за руку… – Игорёк закрыл глаза – И ты увидишь…

Кира висела в чём-то, очень напоминающем космическое пространство, только ни звёзд, ни Солнца, ни Земли не было видно. Просто тьма и холод. Холод. От которого стынет не только тело, но и душа. Холод одиночества.
Кира отдавала себе отчёт, что, помогая другим, ставит себя под удар, но она была согласна подставиться, нежели просто сидеть и чувствовать, как друзья исчезают в этих тоннелях. Она потратила слишком много сил, чтобы вытащить Игорька, Лену и Илью, и у неё ничего не осталось, чтобы выбраться самой.
Вокруг не было ничего. Не было цветов. Не было звуков. Не было мыслей. Был только холод, с каждой секундой становившийся всё невыносимее.
Ну что ж, по крайней мере остальные спаслись…, подумала она с облегчением.
Да, и ты тоже спасёшься!, прозвучал голос над ней. Девочка с трудом подняла голову и увидела Игорька, подлетавшего к ней откуда-то сверху в сверкающей огненно-золотой сфере, распространяющей вокруг тепло.
Борись, Кира! С другой стороны к ней подлетал Илья. Кира различила вдалеке, словно в тумане, лица Лены, Димы, Вероники и Кирилла, чуть дальше – мордочку Искры, клюв Блестящей, голову Серебряного, морду Златозавра и какого-то синего жука, смотревшего на неё синими фасетчатыми глазами.
Уходите!, устало подумала она. Уходите отсюда, иначе сами останетесь здесь навсегда…
Нет! Отсюда есть выход, мы покажем! Ребята подлетали всё ближе, их сияющие сферы гнали прочь космический холод. Держись, мы уже идём…
Уходите, здесь вы ничего не сделаете!, крикнула Кира.
Сделаем!, крикнули Илья и Игорек, и внезапно Кира поняла, что никуда они отсюда без неё не уйдут. Что они останутся здесь, только чтобы не оставлять её одну. И что они скорее сами погибнут, нежели допустят её смерть.
Держись за нас!, крикнул Илья, подлетая ещё ближе.
Кира протянула руки, но так и не смогла дотянутся до рук мальчишек.
Не могу…, прошептала она. Я слишком устала…
Тянись!, крикнули Илья и Игорёк хором, и эхо их слов разнеслось по всему космосу, многократно отражаясь от тьмы. Их сверкающие сферы росли, выжигая тьму белым светом. Тянись! Борись! Мы не бросим тебя здесь!
Кира взглянула на них, и на душе потеплело. Девочка собрала последние силы и подняла руки, мальчишки подплыли ещё ближе, и их руки соприкоснулись. Золотистые сферы слились в одну, внутри которой находились все трое. Холод понемногу отступал.
Пошли!, потянул её за руку Игорёк. Нас ждут!

Игорёк и Илья открыли глаза. Жизнь понемногу возвращался в глаза Киры. Она посмотрела на улыбающихся друзей… И заплакала. Игорек похлопал её по плечу, утешая.
– Уже всё, Кира! – о счастливо улыбнулся – Ты с нами…
Ура! – закричали все остальные. Искра высоко подпрыгнул и исполнил сложный танец. Серебряный пустился в пляс вместе с Златозавром, Блестящая взлетела под потолок, а Рой пронзительно засвистел. Обрадованные дети чуть не задушили Киру в объятиях. Девочка смотрела на них и понимала, что они никогда не бросят её в сложной ситуации, всегда помогут и выручат, если она попадёт в беду. Кира весело улыбнулась и глубоко вздохнула. Дружба. Лишь она способна вернуть тебя откуда угодно. Именно ради неё люди готовы на самые сумасшедшие поступки. Потому что дружба священна. И её ничто не в состоянии сломать. Даже холод. Даже тьма. Даже страх.
Даже смерть.
Настоящая дружба бессмертна.
– Ну, что будем дальше делать? – бодро спросила она, вскакивая на ноги.
– Вот это наш человек! – восхитился Дима – Как что? Идти в город, конечно! Я уже и тоннель нужный присмотрел!
– Тогда чего же мы ждём? – весело спросил Игорёк – Вперёд!
Внезапно он замер и оглянулся.
– Только на этот раз чур не теряться!
Все дружно рассмеялись.
Пройдя по тоннелю, дети вышли на поверхность и полной грудью вдохнули свежий лесной воздух.
– Мы вместе… – сказал Игорёк.
– Все здоровы… – поддержал Илья.
– Город впереди… – добавила Кира.
– Тогда чего же мы ждём? – спросила Лена.
– Вперёд! – Дима усмехнулся – Вместе нам любые опасности не помеха!
– Игорь, кстати… – Кирилл достал из кармана повязку – Кажется, это твоё?
– О, кстати, правильно, что напомнил! – Игорек надел повязку и протянул Кире ленточку – Кажется, это твоё…
Все рассмеялись.
– Ну вот, теперь можно идти! – воскликнула Вероника.
– Чем ближе к городу, тем опаснее! – напомнил Илья.
– Тогда мы будем осторожнее! – воскликнул Игорёк – Вперёд, мы должны узнать, что же там такого в городе, что нас пытаются убить на подходах!
– Думаешь, что-то опасное? – насторожилась Лена.
Игорек весело пожал плечами.
Кто знает?

Аинн влетел в город, снял спецкостюм и направился было в машинное отделение, когда браслет требовательно запищал. Чувствуя, как в нём закипает раздражение, Аинн взглянул на браслет. Опять Огненный Демон. Что ему нужно на этот раз? Идти наверх жутко не хотелось, но проигнорировать вызов он не мог. Изобретательно костеря демона, Аинн сел в лифт и взлетел на обзорную площадку. Демон, заложив руки за спину, смотрел на клонящееся к закату солнце. Поворачиваться к нему лицом он не спешил. Аинн нетерпеливо кашлянул. Никакого эффекта.
– Вы меня звали? – не выдержал Аинн. Демон вздохнул и повернулся.
Ты исполнил оба поручения? – спросил он медленным, тягучим голосом, к которому прибегал в самых крайних случаях. Аинн сразу понял. Что что-то не так, но не мог понять что именно.
– Да, – тем не менее кивнул он – я исследовал плато, но не нашёл ничего. Никаких остаточных следов. Они там просто… появились.
– Детей больше нет?
– Нет, господин, – Аинн поклонился, собираясь уйти.
– Нет, да? – хитровывернуто переспросил Демон, и его голос внезапно стал градусов на сто холоднее (парадоксально, но факт) – Тогда объясни мне, будь так добр, что эти дети делают у лесной границы моего города?!!
– Что? – Аинн бросил быстрый взгляд на обзорный пульт. Тот подтвердил сказанное: семеро детей и с ними уже пятеро животных.
– Как ты это объяснишь? – Демон скрестил руки на груди.
– Это невозможно… – поражённо прошептал Аинн.
– Ага. Значит. Это следующая группа детей, да? – насмешливо спросил Демон. Юноша поднял глаза.
– Даже если предположить, что они уцелели под обломками, что в принципе невозможно, то я обследовал весь холм сканером. Их не было.
– А не забыл ли ты про пещеру под башней, мой юный друг?
Аинн округлил глаза.
– Они бы там не прошли. Внизу находятся Коридоры Тьмы, она бы их поглотила без следа!
– Ах, да… – Демон раздражённо сплюнул. Синий огонёк насквозь прожёг пульт – Ладно, шутки в сторону. Так или иначе, но они сейчас перед первой рекой. Скорее всего, это их задержит надолго. Мне нужно, чтобы они не перешли вторую реку. Воспользуйся нашими старыми водными приятелями.
– Но… – начал Аинн. Демон хлопнул по пульту, превращая его в груду бесполезного шлака.
– Мой приказ ясен? Вперёд! – он осклабился – Будем надеяться, ты не провалишь задание во второй раз…
Аинн спустился вниз под издевательских хохот Демона. Ну что за настырные дети попались? Совсем намёков не воспринимают…

– Река… – протянул Илья, осматривая широкое водное пространство, преградившее их дальнейший путь – На том берегу лес, там можно и заночевать…
– Ага, если до ночи переберёмся на тот берег… – фыркнул Игорёк. Его перебил крик Кирилла:
– Идите сюда!
– Тут лодка! – Подтвердила Вероника. Старшие ребята подошли и увидели старую полузатопленную лодку, наполовину скрытую в камышах.
– Ух ты, да тут ещё и вёсла есть! – крикнул Дима с носа.
– Ага, и воды хватает… – Лена с сомнением измерила взглядом расстояние до того берега – Как думаете, мы не затонем по дороге?
– Ничего, вычерпаем! – утешила её Кира – Все в лодку!
Она пропустила Лену, Кирилла и Веронику в центр, а сама взяла весло и села на носу рядом с Игорьком. Дима и Илья уже удобно устроились на корме. Искра сел рядом с ними, взяв на себя роль вперёдсмотрящего. Серебряный и Рой устроились рядом с Леной, а Златозавр сел на корме. Блестящая, хлопая крыльями, примостилась на плече Кирилла.
– Отчаливаем! – крикнул Игорёк. Четыре весла с плеском загребли воду, и тяжелогруженая лодка отплыла от берега.
– Почему у этой лодки нет мотора? – прокряхтел Илья через пару минут.
– Ничего, зато потренируешься! – засмеялась Кира.
Внезапно лодка с треском во что-то въехала и сильно накренилась.
– Что там такое? – Игорёк перегнулся и посмотрел на спокойную воду.
– Может, риф? – предположила Лена.
– В реке? – Дима погрузил весло в воду – Я бы сказал – отмель, но глубина…
Он опустил весло целиком, вынул обратно и задумался.
– Знаешь, Дима, для отмели тут слишком глубоко… – сказала Кира, опуская своё весло и шаря им под лодкой – Эй! Да там вообще ничего нет!
– Как нет? – Игорёк опустил весло и пошарил им под бортом – Хм… И вправду ничего… Тогда на что же мы налетели?
– Спроси что-нибудь попроще… – Илья вздохнул – Ну что, поплыли?
Лодка тронулась с места легко и быстро. Игорёк переглянулся с Кирой.
– И что это могло быть? – недоумевающее спросил он.
Кира не отрываясь смотрела куда-то за его спину. Уже прекрасно понимая, что ничего хорошего он там не увидит, мальчик вздохнул и обернулся. Метрах в двадцати от лодки вода вспенилась, и появилось серо-фиолетовая спина длиной метров шесть, начавшая с плеском подниматься из воды. Вот появилось вытянутое конусообразное тело, голова, два больших горящих глаза и под конец – десять длинных щупалец. Всё это взмыло над водой и медленно направилось к лодке.
– А кальмары вообще плавать умеют? – тихо спросила Лена.
– Очевидно, да… – Игорёк не мог отвести взгляда от этих горящих глаз.
– Что же мы стоим? – закричала Кира – Гребите!
Словно очнувшись от глубокого сна, мальчишки схватились за вёсла. Расстояние между судном и летающим страшилищем стало резко увеличиваться. Вода в реке забурлила, и в воздух поднялись многие десятки головоногих. И что самое неприятное – все они двигались к ним.
– Скорее! – поторапливал Илья – Гребите ско… А-аа!
Игорёк резко обернулся, как раз вовремя, чтобы увидеть, как в воздух поднимается щупальце, обхватившее его друга. Илья, однако, не растерялся: мальчик так зафингалил кальмару ногой в глаз, что он взвыл от боли и выпустил драчливую добычу. В это мгновение Златозавр вздохнул и плюнул в кальмара огненным шаром. Объятый пламенем хищник, извиваясь, рухнул в воду.
– Илья! – Лена с тревогой осматривала воду – Илья!
– Я здесь! – мальчик взобрался в лодку с левого борта и схватил весло.
– Ты ранен! – воскликнула Вероника.
– Пустяки! – Илья взмахнул веслом; его плечо было покрыто глубокими царапинами – Гребите, чего встали!
Лодка устремилась вперёд. Илья, Дима, Кира и Игорёк старались как могли, Златозавр швырял в неприятеля комья огня, а Искра, размахивая хвостом, расчищала путь. Вот берег в ста метрах… В пятидесяти… В пяти… Лодка с глухим шипением въехала в песчаный берег.
– Бежим! – крикнула Лена, выпрыгивая из лодки.
– Подождите! – Игорёк поднял палец – Впереди ещё одна река, я видел её с вершины башни! Кальмары настигнут нас прежде, чем мы переберёмся через неё. Златозавр, возьми лодку!
Ящер подставил свои плечи и взвалил лодку себе на спину. Его место занял рой: своим свистом он разил ничуть не хуже. Тем не менее, кальмаров становилось всё больше, многие из них уже подлетали к берегу и теперь по воздуху догоняли беглецов.
Дети пробежали метров сто, и впереди и вправду показалась вторая река. Лодка с плеском шлёпнулась в воду.
– Скорее, все в лодку! – скомандовал Игорёк, наблюдая, как из-за деревьев выплывают кровожадные преследователи. Дети живо расселись по местам, животные запрыгнули следом. Последним зашёл Златозавр, заплевав очередного противника.
– Полный вперёд! – крикнул Дима, и четыре весла с плеском погрузились в воду. Лодка стала быстро удаляться от берега. Откуда только силы взялись?
– Похоже, они отстают… – заметила Лена. Игорек оглянулся. И вправду: кальмары остановились у берега, прекратив преследование.
– Ура! – закричали все.
– и всё же что-то здесь не так… – задумчиво произнёс Дима, глядя на уменьшающихся в размерах головоногих – Не похоже на то, чтобы они были сыты… Так почему же прекратили преследование?
Игорёк тряхнул головой.
– Уж не думаешь ли ты, что что-то в этой реке их напугало?
Повисло гробовое молчание.
– Так, давайте поскорее убираться отсюда! – нервно предложила Кира, налегая на весло.
– Ты права, – кивнул Илья – Чем быстрее мы окажемся на том берегу, тем лучше.
Несколько минут ребята молча работали вёслами.
– Эй! – воскликнул Дима, поднимая весло, от которого осталась ровно половина – Это что такое? Это ещё что такое?
Все молча уставились на бывшее весло.
– Его откусили… – Кира дрожащей рукой указала на линию излома.
– Ничего себе… – Игорёк присвистнул – Кто такое может сделать? Дерево ж не трухлявое!
– Рыбы, – ответил Дима, глядя в воду.
– Рыбы? – переспросил Илья – Что ещё могут делать рыбы? Кроме как съедать вёсла?
– Например, смотреть на нас из воды… – Дима облизнул губы и отодвинулся от борта лодки – И взлетать…
– Ни фига себе – ошарашено выдавил Игорёк, глядя на то, как полчища рыб с ярко-фиолетовой чешуёй и бульдожьими челюстями взлетают из воды и берут курс на лодку.
– Вёсла! – крикнула Лена, но было поздно: все вёсла превратились в обычные палки. Рыбы, щёлкая челюстями, бросились на штурм лодки. Как ни странно, но тут помог Рой: он пронзительно свистнул, и сотни рыб рухнули в воду, сбитые ударом звуковой волны. Остальные смекнули, что в воздухе им ничего хорошего не светит, и нырнули в более привычную для рыб стихию.
– Победа! – воскликнула Кира.
Внезапно послышался заглушенный водой треск. Дети замерли и прислушались. Треск повторился, на этот раз гораздо более отчётливый.
– Ох, чёрт… – Илья побледнел – Они грызут дно лодки…
– Нужно их остановить! – воскликнула Лена.
– Как? – резонно спросил Дима.
– Значит, нужно поскорее убираться отсюда! – предложил другой вариант развития событий Кирилл.
– Как? – не менее резонно спросила Вероника – Вёсел-то больше нет…
– Но не сидеть же вот так и не ждать, как нами пообедают проголодавшиеся рыбки! – возмутился Илья – Ой!
– Из дна лодки вверх ударил тонкий фонтанчик воды. С каждой секундой он становился всё толще.
– Что же делать? – Кира заметалась. Рой и Златозавр, перегнувшись через борт, попробовали отогнать хищных рыб, но безуспешно: вода гасила огонь и рассеивала звук. Искра в порядке эксперимента шарахнул по воде током, но добился лишь того, что лодка ещё и загорелась. Пришлось в срочном порядке её тушить, и тут очень пригодился фонтанчик; совать руки в воду никому не хотелось. Дно лодки стремительно истончалось, вода била уже не просто фонтанчиком, а мощным фонтаном.
– Всё, мы обречены! – простонала Лена.
– Эй! – Дима вскочил и замахал руками – Скорее сюда!
Оглянувшись, Игорёк успел заметить толстый белый панцирь с золотистыми прожилками, двигающийся к лодке с крейсерской скоростью. Лодку тряхнуло, и она устремилась к берегу. Через тридцать секунд судно с громким треском врезалось в берег, а детей и животных просто выбросило на чистый белый песок. Из воды, булькая, выбрался большущий краб и засеменил к ребятам. Краб был весь белый, за исключением невысокого чёрного костяного гребня на спине и золотистых глаз. Передвигался он на восьми коротких ногах, как и все крабы, бочком. А ещё у него были клешни. Две огромные острые клешни, прикрывающие его голову слева и справа. Хвоста не было. Сбоку на панцире висела одна из прожорливых рыб. Краб небрежно сбил её щелчком клешни и взглянул на Диму, подняв клешни.
– Эй, ты чего? – Дима попятился. Остальные дети весело рассмеялись.
– Чего вы хохочете, он же меня сейчас съест! – возмутился мальчик.
– Похоже, у тебя появился новый друг! – пояснила Кира, отсмеявшись.
Краб что-то весело пробулькал и потрогал и потрогал клешнёй Диму. Дима несмело улыбнулся и провёл рукой по гладкому панцирю. Краб довольно забулькал.
– Как ты его назовёшь? – поинтересовалась Вероника, безбоязненно гладя краба по страшной клешне.
– Ну не знаю… – пожал плесами Дима – Ну… А вот что – назовём его Рыцарем! Он же тоже в панцире, тоже неуязвим, у него тоже есть страшное оружие!
– Да, это хорошее имя для краба! – согласился Илья – Уверен, вы друг другу понравитесь…
– Прекрати! – воскликнул Дима, пихая Илью в бок. Игорёк взглянул на солнце, прячущееся за горами.
– Нам пора искать место для ночёвки! – напомнил он – Мне вовсе не улыбается ходить по здешним лесам ночью.
– Только давайте подальше от реки, – попросил Кирилл – а то ещё прилетят эти сумасшедшие рыбы и…
– Здравая мысль! – поддержала его Лена – Но не будем терять времени! Сегодня заночуем в какой-нибудь пещере, а завтра сделаем марш-бросок и утром будем на месте.
– Думаешь, те, кто в городе, будут спать, а мы раз – и прошмыгнём мимо них? – спросила Кира – Нет, а чего тут такого?
– Чем ближе к городу, тем опаснее… – Игорёк задумчиво почесал затылок – Что же там такого в этом городе, что его так старательно пытаются оградить от нас?
– Как бы это не была ловушка… – поёжился Илья.
– В любом случае, завтра мы всё узнаем! – Игорёк стал карабкаться вверх по склону – Кто найдёт пещеру – получит общественную благодарность!

– Да-а… – Аинн Данглор с возрастающим изумлением глядел на обзорный экран. Он-то надеялся, что если не первая, так уж вторая река точно остановит детей. По идее, дети должны были побежать к другому берегу, а когда бы они опомнились, кальмары, уничтожили лодку, живо разобрались с ними. И всё этот мальчишка! Не к месту вспомнил, что впереди ещё одна река. По идее, всё происходящее можно списать на случайность… а вот краба на случайность уже не спишешь!
– Какого чёрта этот краб полез в реку, кишащую пираньями? Зачем он спасал абсолютно незнакомых детей? – Демон, видимо, думал точно так же.
– Не знаю… – пожал плечами Аинн – И тут ещё одна… Хм… Проблема. Ящер, когда дрался с лесным крокодилом, совершил Превращение.
– Что?!! – Демон вскочил – Ты хоть понимаешь, что это значит?
– Что спокойная жизнь закончилась, – угрюмо кивнул Аинн, прекрасно понимая по реакции Демона, что ничем хорошим это не пахнет.
– Эти дети смогли спровоцировать настоящее Превращение! Настоящее! – Демон в ярости стукнул кулаком по многострадальному пульту – ты помнишь, чтобы хоть одно существо в этом мире оказалось способно на такое?
– Нет… – Аинн нахмурился – Да что такого в этом Превращении?
Демон вздохнул.
– Скажем так: эти дети принесли с собой своего рода батарейку. Их животные будут становиться всё сильнее и сильнее, и со временем…
Демон махнул рукой.
– Кто ещё совершал Превращение? – спросил он.
– Никто, – покачал головой Аинн – Только ящер.
– А хозяин того ящера – тот самый мальчишка, который вспомнил про вторую реку?
Аинн молча кивнул.
– Эти дети прошли Коридоры Тьмы, две реки и теперь находятся вплотную к городу… – Демон скрипнул зубами – Отзови всех. Дай приказ: пусть ни в коем случае не нападают на детей и их Существ, это их только усилит. Собирай всех в городе. Завтра мы заманим их в ловушку и перебьём всех до одного. Слишком опасно оставлять их в живых. Если это и вправду те, о ком я сейчас думаю…
– Но, владыка… – Аинн указал на точку на экране – Здесь Сухие Леса. Обычно там с утра густые туманы…
– Газолисты? – Демон непонимающе нахмурился – Ах да, я и забыл про них… Старая оборонная система… Но туман не действует на людей!
– А что толку, если на них нападут там? Дети без своих существ немногого стоят…
– Н-да? – Демон продолжал хмуриться – И кто же на них нападёт?
Аинн улыбнулся.
Я найду тех, кому туман безвреден, и кто смертельно опасен в нём…

Заночевав в пещере, дети собрались и ранним утром выступили в дорогу. Солнце только-только стало подниматься вверх. А они уже вошли в лес и взяли курс туда, куда показывала часовая стрелка. Лес был не очень: сухие стволы, сухие иголки… Периодически попадались метровой высоты стебли с широкими мясистыми листьями цвета протухшего мяса. И того же запаха.
– Не нравиться мне этот лес… – тихо произнесла Кира.
– Да, согласен, какой-то он такой… – Игорёк принюхался – В общем, не такой.
– Это точно! – поддержал их Илья.
Несколько минут прошло в молчании, затем солнечный свет стал понемногу тускнеть. Откуда-то отовсюду, сопровождая процесс тихим шипением, наползал мрачного вида желтоватый туман.
– Фу! – Лена зажала нос – Вот уж не думала, что туманы так плохо пахнут!
– Да и не похоже это на туман… – Дима внезапно наклонился к одному из растений – Я так и думал! Смотрите!
Нагнувшись, дети увидели, что с другой стороны листа шли толстые поры, из которых струился туман.
– Такого я ещё не видел… – Игорек наклонился и сорвал одно из растений – Впервые вижу, как растения делают туман…
– Как думаешь, они опасны? – спросила Кира.
– Ну, учитывая то, что мы до сих пор живы, скорее всего нет… – пожал плечами Дима.
– А что с Блестящей? – неожиданно спросил Илья – Эй, да она спит!
И вправду, птица безвольно лежала на земле. Оглянувшись, дети заметили, что и Златозавр, и Серебряный тоже позёвывают.
– а я говорила, что этот лес мне не нравиться! – Кира подхватила птицу на руки – Бежим отсюда скорее, пока они тут все не заснули!
Дети устремились прочь от опасного места, однако в тумане ничего не было видно. Игорёк ориентировался лишь по своим уникальным часам.
– Аахарр… – зевнув во всю свою зубастую пасть, Златозавр едва не впечатался в дерево.
– Скорее, они вот-вот заснут! – крикнул Илья. Дети прибавили ходу, но лес, казалось, был бесконечным. Через полчаса Серебряный тихо вздохнул и лёг на землю.
– Спит… – тихо констатировал Игорёк – Златозавр, возьми его!
Ящер с лёгкостью поднял жеребёнка, и они побежали дальше. Деревья размытыми пятнами мелькали по сторонам.
– Да закончиться этот лес когда-нибудь? – возмущался Кирилл: Искра уже давно спал на спине у Рыцаря. Неожиданно Златозавр споткнулся на ровном месте и упал вместе с Серебряным. Игорёк подбежал к своему другу и понял, что он крепко спит. А вот на Роя и Рыцаря туман совсем не действовал: видимо, они каким-то образом фильтровали воздух, прежде чем вдыхать его.
– Всё, привал… – Илья сел рядом с ящером – Его мы точно не сдвинем с места…
– И всё-таки, почему заснули они, а мы нет? – полюбопытствовала Вероника.
– Скорее всего, туман действует лишь на них, мы-то из другого мира… – предположил Дима.
– Запах от этого, тем не менее, приятнее не становиться! – Илья закашлялся – Какая гадость! Лезет и в рот, и в нос, и в уши, и даже в глаза!
– Ничего не поделаешь, придётся терпеть… – Игорёк вздохнул – Рано или поздно этот туман должен рассеяться…
– Тихо! – шикнула Кира – Мне кажется, я что-то услышала…
– Что-то хорошее? – с надеждой спросил Кирилл.
Все притихли.
– Ну вот, опять! – сказала Кира – Вы что, не слышите?
По лесу пронёсся долгий вздох. И опять тишина…
– Не нравиться мне всё это… – тихо сказал Илья.
– А я вам что говорила? – Кира вздохнула – Тут точно что-то не так…
– Давайте далеко от Златозавра не отходить! – предложила Лена – Кирилл! Вероника!
– Мы здесь! – отозвались дети, сидя на спине ящера.
Воздух снова вздохнул, на этот раз ближе и не в пример страшнее.
– Так, только без паники! – Игорёк встал – Занимаем круговую оборону вокруг Златозавра и Серебряного! Кирилл, возьми искру… А ты, Вероника, держи Блестящую.
– Туман как будто шевелиться! – крикнул Дима – Поторопитесь! Рыцарь, иди сюда!
Краб подошёл поближе, подняв клешни, и прикрыл Златозавра с левого фланга, закрыв собой Серебряного и отодвинув его к боку ящера. Рой подошёл к Лене и встал с другой стороны. Туман заколыхался со всех сторон.
– Спокойно! – предостерёг Игорёк, держа в руках бывшее весло – Может, это просто ветер…
Из тумана к детям выплыло кошмарное нечто: длинное, студнеобразное туловище искривлено-неправильной формы, полупрозрачная колыхающаяся масса, опускающаяся до земли длинными нитями и лоскутами.
– А ЭТО что ещё такое? – с ужасом спросил Кирилл.
– Понятия не имею… – пожал плечами Игорёк, покрепче сжимая палку – Но что бы это ни было, настроено оно явно не слишком миролюбиво!
Чудовище из тумана утробно вздохнуло и протянуло нити к ребятам.
– Пли! – разом крикнули Дима и Лена. Рой прицелился и пронзительно засвистел, заставив массу заколыхаться из стороны в сторону. Рыцарь поднял клешни, что-то булькнул и откуда-то с клешни окатил приближающегося противника толстой струёй воды. Монстра смело, но со всех сторон уже надвигались новые летающие студни.
– Неправильный мир! – восклицал Игорёк, колошматя подлетевшего слишком близко монстра палкой – Неправильные кальмары! Неправильные рыбы и неправильные медузы! Ой!
Длинная нить-стрекало коснулась руки мальчика, оставив там огненно-красную полосу. Монстр улетел обратно в туман под действием очередной струи Рыцаря. И откуда у краба столько воды?, подумал Илья.
– Их стрекала жгутся! – крикнул Дима.
– Спасибо, напомнил! – Игорёк ткнул студень палкой – Пока держимся?
– Долго так не продержимся! – обрадовал его Илья – Хоть бы туман поскорее развеялся!
– А что толку-то? – спросила Лена, сидя в серёдке и не высовываясь – Медузы всё равно останутся!
– Зато Златозавр, Искра, Серебряный и Блестящая проснуться! – напомнила Кира, отбиваясь от своего кошмарика – Нам бы здорово они помогли! Ой!
Студень схватил палку своими хватательными нитями и выдернул ё из рук девочки.
– Отдай, зараза! – крикнул Илья на другом конце Златозавр, борясь со своим студнем за право обладания палкой. Игорёк оттолкнул Киру себе за спину и сдвинул брови. Нападающие остановились, но затем поползли с новой силой.
– Ах, чёрт! – Дима отступил: на его плече красовалась длинная красная полоса – Нам хана!
– Хана, хана… – согласился Илья, отступая. Монстр перетёр палку в щепки и подлетел ещё ближе.
– Получай! – Игорёк замахнулся, и его рука коснулась нити. Палка отлетела в сторону, а мальчишка отступил на шаг.
– Нам против них не выстоять! – Лена покрепче обняла прижавшихся к ней Веронику и Кирилла. Монстры подползли ещё ближе… Вот нити поднялись высоко в воздух, собираясь раз и навсегда покончить с детьми… Дима, Илья и Игорёк заслонили собой остальных…
Рой внезапно исчез в облаке синего цвета. Его панцирь раздвинулся вширь, лапы сделались толще, а из-под надкрыльев вылезла ещё одна пара и пристроилась к первым двум, маленький раструб на носу резко увеличился. На лапах выросли короткие, но цепкие когти, а глаза резко увеличились в размерах, становясь из синих зелёными. Из головы выдвинулся небольшой гребень, а надкрылья стали свинцово-серыми. По бокам от ног опустились две костяные пластины, защищая их. Жук припал к земле и ТАК свистнул, что медузы разлетелись кто куда.
Рыцаря окутало серовато-серебряное облако. Лапы удлинились, клешни стали раза в два больше. Краб увеличился раза в два, панцирь стал значительно толще и прочнее. Из-под защитных пластин вынырнули ещё две клешни и пристроились чуть позади основной пары. Рыцарь довольно булькнул и шарахнул во врагов четырьмя струями воды. Впрочем, это была уже не вода: попав на медуз, она мгновенно растеклась по ним, замерзая на ходу, пробежала по нитям, не дав им опуститься и превратив в подобие ледяного купола, под которым оказались дети и животные. Обозрев результаты своей водомётной работы, краб удовлетворённо булькнул и опустил клешни.
– Обалдеть можно! – Дима подошёл к Рыцарю и погладил его панцирь – Ничего себе!
– С ними произошло то же самое, что и со Златозавром… – Игорек потрогал раструб Роя – Но почему только с ними? Ладно, в тот раз Златозавр был один, а Блестящая была ранена… Но теперь-то мы все вместе! Так почему же поменялись лишь они?
– Может, потому что все остальные были без сознания? – предположил Кирилл, слезая со спины Златозавра и кладя Искру на Серебряного.
– Может быть, – согласился Илья – Интересно, а все они так умеют?
– Думаю, да… – кивнула Кира.
– Интересно, как поменяется Искра? – спросила Вероника, гладя пушистого зверька.
– У меня странное ощущение, что скоро мы это выясним… – Игорёк подобрал свою палку – И всё-таки, каким образом они меняются? Даже не каким образом, а почему?
– Очевидно, когда видят, что нам крышка… – предположила Лена, садясь на землю рядом с Вероникой.
– А как, как они это делают? – продолжал допытываться Илья – Невозможно, чтобы вот так сразу существо выросло и отрастило дополнительную пару лап!
– Ага, а Искра не может бить током… – как бы про себя пробормотал Дима – Ребята, кажется, туман рассеивается…
– Почему ты так думаешь? – поинтересовалась Лена.
– Они просыпаются, – Дима кивнул в сторону Серебряного.
Игорёк фыркнул.
– Нет слов, весьма новый, свежий и оригинальный метод изучения состояния тумана!
Тем временем животные и вправду просыпались. Первым проснулся, конечно же, Искра. Он вскочил, подозрительно осмотрел ледяные статуи медуз, счёл их достаточно безвредными и принялся невозмутимо вылизываться. Дети рассмеялись. Затем Блестящая взлетела под купол, размяла крылья и приземлилась на плечо Ильи. Потом на ноги, тряся головой, поднялся Серебряный, а последним, само собой, поднялся двухметровый ящер. Златозавр одним ударом расколол купол, и все вылезли наружу. Туман исчез, медузы тоже. В воздухе всё ещё стоял приторно-сладкий запах гнилого мяса.
– Бе-е… – сморщил нос Кирилл – Пошли отсюда, а?
– Пошли, – кивнула Кира – Но теперь будем особенно осторожными: через несколько километров начинается город, в который нас пытаются не пустить вот уже три дня всеми возможными способами…
– Засада? – предположил Илья. Дима напряжённо кивнул:
– Не исключено…

Игорёк осторожно выглянул из-за холма. Город стоял, как и раньше, без единого звука или шевеления. И именно это не нравилось мальчику больше всего.
– Думаешь, засада? – напряжённо спросил Илья. Игорёк не менее напряжённо кивнул.
– Не нравиться мне всё это… – тихо сказала Кира.
– Возвращаемся! – Игорёк махнул рукой, и они спустились с холма к ждущим ребятам.
– Может, ну его, этот город? – предложила Лена.
– Нет… – Игорёк вздохнул – Мы должны узнать, что это за город. И что это за мир. И как нам попасть в наш.
– Ладно, ладно! – прервала его Кира – Ты нас убедил. Мне самой интересно, почему нас хотят убить.
– Значит, решено… – Дима вздохнул – Есть предложения, как нам попасть в город так, чтобы нас не перебили как цыплят?
– Не перебьют! – нахохлился Кирилл.
– И, тем не менее, Дима прав… – согласилась Лена – Хоть мне это и не по душе, но мы должны, по крайней мере, придумать план, как проникнуть в город незаметнее всего.
Несколько минут прошло в молчании.
– А что, если пройти под землёй? – предложила Вероника.
– В смысле? – не понял Игорёк – Это как?
– Очень просто! – поддержал подругу Кирилл – Пусть Рой пророет тоннель – он же делал это там, в том холме!
Игорек и Илья переглянулись.
– А ведь и вправду!
– Так мы сможем проникнуть в какое-то здание, не будучи замеченными! – лицо Киры просветлело – Ребята, вы гении!
Кирилл и Вероника расплылись в довольных улыбках.
– Рой! – позвала Лена, и жук подошёл, что-то насвистывая – Ты сможешь прорыть тоннель до города?
Жук задумчиво фыркнул что-то вроде “А почему бы и нет…”, повернулся к холму и опустил раструб. Дети и животные отошли за его спину. Убедившись, что все находятся сзади, жук раскрыл надкрылья и засвистел. Игорёк отметил, что надкрыльев теперь было не два, а четыре, и под ними находились ещё прозрачные крылья, как у стрекозы. Свистел Рой тоже по-иному, земля теперь просто рассыпалась в каменную пыль. Один за другим дети заходили в новый тоннель. Последним зашёл Златозавр, он развернулся и взмахнул лапами. Длинные когти располосовали потолок на одинаковые квадратики, и обрушились, завалив тоннель. Теперь их точно никто не найдёт и не будет преследовать.

– Они исчезли! – воскликнул Аинн, глядя на обзорный экран, с которого только что исчезли все точки, обозначавшие детей и их животных. Причём точно так же, как и тогда, на плато: безо всяких следов! Просто взяли и исчезли!
Демон скрестил руки на груди и, нахмурившись, посмотрел на экран.
– Ничего не появляется из ниоткуда и не исчезает в никуда! – он сжал кулаки – Это один из основных Законов, и до сих пор он был непогрешим!
– Что будем делать. Владыка? – спросил Аинн, глядя, как Демон медленно багровеет.
– Не может быть, чтобы они просто взяли и ушли! Я чувствую: что-то тут не так… – Демон поднял руки, и между ними полыхнуло огненное облако – Усилить патрулирование улиц! Быть готовыми к малейшей неожиданности!
Аинн кивнул и бросился выполнять приказы. Демон сузил глаза и прорычал:
– Решили поиграть со мной в прятки? Так вот, я предупреждаю вас: я отлично играю в эту игру!
От его гневного кулака, как всегда, пострадала ни в чём не повинная переборка.

Вера, Судьба и Надежда.

Город располагался между холмами, и для эффективного обзора ему требовались “зеркала” – башни, построенные на вершинах окружающих холмов и оборудованные мощными тепловизорами, приборами, собирающими и передающими в центральную городскую башню данные про всех представителей агрессивной фауны, бродящей вокруг города. По крайней мере, так предполагали их создатели. Раньше их было семь. Теперь их осталось шесть.
Это была не единственная мера защиты от нежелательных гостей: по всему городу были развешаны камеры, а периметр был оснащён оборонными турелями. Считалось, что пробраться в город незаметно невозможно.
В этом городе не было высотных зданий: местность не располагала к этому, зато всякого рода шестиэтажек было немеряно. Единственным по-настоящему высоким зданием была монолитная башня, словно огромный палец упирающаяся в небо. Стоя на вершине этого пальца, Демон обозревал окрестности с нарочито-скучающим видом, но, если хорошо присмотреться, можно было заметить, что глаза грозного владыки судорожно мечутся туда-сюда. Демон боялся. Он был далеко не из трусливых, но эти непонятные дети внушали ему настоящий ужас. В них всё было непонятно: их мысли, их поступки, одежда, животные и в особенности эта поистине невероятная способность появляться и исчезать. Да, башни показывали, что в пределах пятидесяти километров их не наблюдалось, да, камеры в городе подтверждали это. Но всё же что-то беспокоило его. Что-то неуловимое, но от этого только более важное. Что побудило их такими темпами мчаться в город? Этого Демон понять не мог, хотя и очень пытался. И это нервировало его.
– Я не привык оставлять загадки без ответа… – прорычал он, обращаясь ко всем сразу и ни к кому конкретно – Я найду вас. Найду и заставлю рассказать, кто вы и что вы тут делаете…

В полукилометре от башни стояло ничем не примечательное строение, покрашенное в унылый бледно-жёлтый цвет, от остальных шестиэтажек его отличало лишь то, что к нему были протянуты множество проводов от электрических столбов. Внутри, огороженный массивными решётками, басовито гудел вечный двигатель, занимавший весь первый этаж. На втором этаже находились комнаты управления, для управляющего персонала и тому подобное. Все поверхности покрывал толстый слой пыли, накопившейся тут за десятилетия: генератор исправно работал, без зазрения совести нарушая законы физики и снабжая город электричеством, неполадок с ним не случалось (на то он и вечный), поэтому нужда в рутинных инспекциях отпадала сама собой.
Сквозь гул генератора почти не проникал высокий свист, доносившийся как будто из-под земли. Некому было заметить, как одна из стен подвала стала сначала тихонько, а затем всё сильнее и сильнее дрожать. Минуты через три, когда свист стал совсем уж невыносимым, стена пошла сетью мелких трещин и осыпалась бетонным порошком. Из получившегося отверстия осторожно выглянули две головы. Одна была очень похожа на робота: лысая, синего цвета, с огромными фасетчатыми глазами и широким раструбом на носу. Вторая была поменьше, с буйно торчащими во все стороны черными волосами, схваченными на лбу белой повязкой, и широко раскрытыми коричневыми глазами. Убедившись, что в здании никого нет и никто не заметил вторжения, обе головы облегчённо вздохнули.
– Можно выходить! – Игорёк выскочил следом за Роем и махнул рукой. За ним выбрались остальные и принялись с интересом осматриваться.
– Интересно, что это за здание? – полюбопытствовал Кирилл, подходя к столу.
– Скорее всего, городская электростанция… – предположил Дима, увидев генератор – Ну ладно, план сработал, мы внутри. Что дальше?
– Как же тут пыльно… – Лена закашлялась – Давайте поскорее выберемся отсюда и доберёмся до этой металлической башни!
– Согласен, – кивнул Илья – Причём нужно сделать это так, чтобы никто не заметил нашего присутствия…
– Упс… – Кира, выбравшаяся из тоннеля последней, посмотрела на потолок и изменилась в лице – Боюсь, о последнем думать уже поздно.
Под потолком висела небольшая видеокамера и смотрела своим объективом прямо на детей, минная красным глазком.
– Искра! – крикнула Вероника – Сбей её!
– Стойте! – Игорёк поднял руку. Искра, взмахнувший было хвостом, снова опустил его – Скорее всего, таких камер по всему городу полно! Если мы сейчас собьём эту, то отключившийся экран сразу заметят!
– А… – Дима сощурился – Предлагаешь отключить их все сразу?
– Но как? – спросила Кира, нервно поглядывая на глазок камеры.
– Очень просто… – Илья пожал плечами, оценив находчивость Игорька – Рой, просвисти этот генератор насквозь!
Рой прицелился и пронзительно свистнул. Затрещали выдираемые с мясом шурупы, деформирующиеся решётки, защищавшие генератор, скомкались и отлетели в угол. Генератор хлопнул, затем заскрежетал, внутри него что-то с треском разрядилось, и, взяв сверхвысокую ноту, он приказал долго жить. Красный глазок камеры мигнул и погас.
– Ура! – крикнула Лена – Рой, ты молодец!
– Я не думаю, что нам следует оставаться здесь… – Игорёк выглянул в окно – Похоже, мы обесточили весь город, и скоро здесь будут много гостей, прибывших с целью узнать, какого чёрта мы лишили их электричества!
Не споря, ребята и животные мигом выбежали на пустынную улицу.
– Похоже, мы в пригороде… – сказала Лена.
– Да, – кивнула Кира – Я думаю, следует провести разведку с целью выяснить, что это за город такой и чего в нём следует опасаться в первую очередь.
– Согласен, – кивнул Дима с таким видом, что стало ясно: уж он-то точно ни в какую разведку не пойдёт – Но для начала нужно где-то разместить нашу базу.
Илья оглянулся. Неподалёку от электростанции стоял шикарный особняк.
– Например, вот этот? – предложи он.
– Годиться! – кивнула Лена – Теперь давайте решим, кто пойдёт на разведку.
– Пойду я и Златозавр, – сказал Игорёк – Остальные…
– Тихо, тихо, тихо… – Кира подняла бровь – Мне лично кажется, что идти должны трое. Я тоже пойду. Лишняя пара глаз не помешает, верно?
Игорёк с сомнением глянул на девочку.
– Ну ладно, Кира пойдёт со мной, но остальные…
– Мы тоже пойдём! – Илья встал, держа на руках Блестящую.
– А если кто нападёт, пока мы будем отсутствовать? – не согласился Игорёк – Это не дело, чтобы оставлять остальных без защиты…
– Без какой защиты? – Илья оглянулся – Серебряный, Искра, Рой и Рыцарь способны переработать на котлету любого, кто попытается напасть на них. Так ведь?
Он вопросительно посмотрел на животных. Те ответили утвердительным ворчанием. Игорек вздохнул.
– Ну хорошо, хорошо… В таком случае мы впятером пойдём на разведку, а вы спрячьтесь в доме и не высовывайтесь. Дима, остаёшься за главного.
Дима кивнул, и они ушли в дом. Через минуту из окон третьего этажа высунулась голова Кирилла.
– Всё в порядке! – он помахал рукой – Удачи вам!

– Что-то здесь тихо… – пробормотал Илья, пройдя несколько кварталов – Слишком тихо. Даже птицы не поют…
– А и вправду, тишина как в склепе… – спохватилась Кира.
Совершенно незаметно из города исчезли все звуки. Ветер тихо шуршал обрывками старых газет, нося их по улицам. Игорёк подобрал один такой – совершенно незнакомый язык. И ни одной фотографии. А ведь тот юноша, тогда, в башне, говорил на вполне понятном русском языке. Непонятно…
– Давайте зайдём в дом, – предложил он – Эта тишина на нервы действует…
Дверь очередного магазина открылась безо всяких проблем. На полках лежали разнообразные упаковки и пакеты того, что на первый взгляд можно было назвать едой. Игорек взял один такой, вскрыл и опробовал.
– Хм… Неплохо! Идите, попробуйте!
Бросив смотреть в окна, дети всерьёз приступили к дегустации.
– Вот уж не думал, что разведка бывает такой вкусной… – прочавкал Илья, поедая что-то, отдалённо похожее на котлету – Нужно будет захватить побольше продуктов – всё равно здесь они никому не нужны, а нам ещё пригодятся…
– Классная идея! – Кира расстегнула портфель и пошла отовариваться.
– Вот что забавно… – Игорёк задумчиво повертел в руках пластиковую бутылочку с соком неизвестных фруктов – Город, похоже, заброшен уже давно, а продукты сохранились как ни в чём не бывало.
– Да. Задачка… – Илья кивнул – Я тоже обратил на это внимание
– Может, дело в том, что они герметично закрыты? – предположила Кира из другого отдела.
– Может быть… – медленно кивнул Игорёк – Хотя…
Он замолчал.
– Я тоже что-то услышал! – прошептал Илья, и они вдвоём переместились поближе к окнам. Почти незаметные толчки становились всё отчётливее, и в нескольких кварталах ближе к центру города вышел… Вышло…
– Ничего себе… – пробормотал Илья – Кира! Давай сюда!
– Что случилось? – девочка присела у окна и тоже открыла рот от удивления – Ничего себе…
На улице стоял кошмарный гибрид носорога и танка. Массивное туловище покоилось на шести пнеобразных ногах, глаза и большая часть морды были закрыты железной маской с трубочками антенн, а из спины торчали два длинных ствола, назначение который было ясно с первого взгляда.
– Думаете, это он просто так гуляет? – с надеждой спросила Кира.
– Думаю, что нам пора убираться отсюда… – Игорёк подхватил со стола рюкзак с продуктами и стал пробираться между прилавками – Пошли скорее, тут чёрный ход.
Илья, Кира, Златозавр и Блестящая без лишнего шума и пыли покинули помещение следом.
– Смотрите, тут лестница! – Илья указал на металлические ступени, винтом уходящие на крышу соседнего знания.
– Правильно! – одобрила невысказанную мысль Кира – Нечего нам раньше времени светиться…
Оказалось, что почти все здания были соединены между собой мостиками, так что добраться до центра по крышам оказалось не так уж и сложно. Сюрпризы ждали их на главной улице.
Ребята спрятались за карнизом, наблюдая, как уже знакомый им юноша в серебристом скафандре раздаёт команды толпе разнокалиберных монстров, вооружённых до зубов. Говорил он на вполне понятном русском языке. Загадка…
– …патрулировать каждый угол! – донеслось до детей – Их всего семеро, плюс шесть существ, но недооценивать их нельзя. Хотя бы потому, что они дошли до города. Ясно? Вперёд!
Площадь опустела. Юноша что-то пробормотал и зашёл в длинную боковую пристройку к башне.
– Нам нужно как можно быстрее добраться до наших и провести их по крышам к башне, – сказал Игорек.
– По крышам, к сожалению, не получиться… – Кира указала рукой куда-то на северо-восток. Мальчишки синхронно повернулись.
Вдалеке, на другом конце города, в небо взлетали огромные крылатые змеи. Они поднялись довольно высоко и зависли над городом, взмахивая крыльями. А затем открыли огонь. Хотя огнём это было назвать сложно. Перья, слетевшие с их крыльев, со свистом летели вниз и разносили здания на куски, полыхая фиолетовым огнём.
– Они нас заметили! – Илья попытался было вскочить. Но Игорёк удержал его.
– Смотри, они не стреляют в определённый район. Таким образом нас хотят вынудить покинуть здания и выйти на улицы, где с нами разделаются наземные монстры.
– Если мы не поспешим – они могут добраться до наших друзей! – прошептал Илья.
– А если поторопимся, то мало того, что никого не спасём, так и сами погибнем! – шикнула на него Кира.
– В любом случае, времени в обрез… – Игорёк взъерошил волосы – Вперёд!
Они бежали вот уже почти рядом с временной базой, когда слева от них из переулка выскочил двухметровый заяц с пулемётами наперевес и открыл шквальный огонь по детям. Между ними мгновенно вырос Златозавр, и пули с визгом отрикошетили от его бронированной груди. Ответный удар не заставил ждать: заяц исчез в облаке огня и быстро ретировался.
– Бежим! – Игорёк уже подбегал к дому, когда с неба послышался дикий, режущий уши свист и шелест. Мальчик поднял голову, и у него похолодело в груди: одно из перьев стремительно снижалось точно на дом, где прятались Дима, Лена, Кирилл и Вероника.
Время остановилось. Словно в замедленной съёмке он видел, как перо промелькнуло над головой и врезалось в дом. Во все стороны полетели горящие обломки, а на месте здания вырос огромный фонтан фиолетового пламени. Земля под ногами задрожала, детей швырнуло от места взрыва воздушной волной. Златозавр устоял на ногах, лишь слегка согнувшись, в десяти метрах от пепелища, которое раньше было красивым зданием.
И где прятались их друзья.
– Нет!!! – Игорёк почувствовал, что его ноги подкашиваются, и рухнул на асфальт. Боль страшной потери сдавила его, сердце сжалось, а глаза заволокло алым туманом. В груди нарастал ледяной ком невосполнимой потери. Всё. Их больше нет. Рядом беззвучно осела на асфальт Кира, её глаза не выражали ничего. Златозавр бросился к руинам и принялся расшвыривать горящие поленья. Илья стоял у стены, в шоке от удара судьбы. Блестящая с криками носилась над ними. Игорёк почувствовал, что по его щекам бегут слёзы. Ящер расшвырял обломки, но не нашёл детей. И яростно зарычал, разбрасывая обломки.
На плечо Игорька опустилась тёплая ладонь.
– Вы чего плачете? – прозвучал над ухом до боли знакомый голос – Мы здесь!
Мальчик обернулся и увидел стоящего рядом с ним Кирилла. Через его лоб зигзагом тянулась длинная царапина, но он был жив! А рядом стояли Дима, Лена и Вероника! А ещё чуть дальше, рядом с Златозавром, стояли Серебряный, Рыцарь, Рой и Искра! Игорек крепко обнял своего брата и тихо вздохнул. Когда он снова открыл глаза, в них по-прежнему сверкали весёлые огоньки.
– Как вы сумели уцелеть после взрыва? – спросила Кира, на которой висела Вероника.
– А нас и не было в доме, когда он взорвался… – ответил Дима – Вероника очень волновалась, просила посидеть снаружи в саду…
– Я что-то почувствовала! – пояснила Вероника, на секунду отрываясь от увлекательного занятия – Не знаю что, но я знала, что оставаться в доме не следует!
– Вот мы и сидели в саду, ели вишни и разговаривали… – продолжила Лена – А потом мы услышали свист, и дом взлетел на воздух!
– Что это было, кстати? – спросил Дима.
Игорёк кратко и по существу рассказал то, что они видели и до чего додумались, Ге преминув поблагодарить Веронику за то, что она фактически собственноручно спасла жизни многим. Кира тем временем раздала всем по пакету из магазина. Особенно обрадовались Искра и Рой, питавшие слабость к человеческой пище.
– Нам нужно идти к башне, изловить этого летающего юношу и расспросить его обо всём, что здесь твориться! – Игорёк встал – Я, конечно, понимаю, что кому-то мы могли очень не понравиться, но это же не повод уничтожать целый город!
– А вам не кажется это несколько… Странным? – спросил Илья.
– Кажется, – серьёзно кивнула Кира – Ещё как кажется. Мне всё это кажется странным с тех пор, как мы тут появились. И вообще…
Из-за поворота вышли три носороготанка.
– Ой… – Лена побледнела – честно говоря, я представляла себе их несколько… Меньше!
Дула носорогов опустились.
– Бежим! – крикнул Илья и устремился в узкий проулок. Остальные дружно рванулись за ним. Носороги дали залп, изрешетив стены, но дети уже были далеко. Бежавший последним Рой стенодробительно свистнул, и здания позади них осыпались, завалив путь преследователям. Задыхаясь. Дети выскочили на площадь…
…И ловушка, устроенная Огненным Демоном, сработала.
Со всех сторон детей окружили здоровенные монстры, один другого страшнее. Сверху забили крыльями птицы-бомбомётчики, а прямо над головами завис Аинн Данглор.
– А вы настырные… – сказал Аинн задумчиво – Совсем намёков не понимаете…
Он промолчал, затем вздохнул. Ему нужно было во что бы то ни стало разъединить детей и их животных, а дальше всё пойдёт как по маслу: за детей возьмётся Демон, а остальных попросту уничтожат.
– Дело в том, что мне вовсе не обязательно убивать вас. Более того, вы очень нужны нам живыми…
Договорить он, как всегда, не успел: Златозавр быстро поднял голову и повторил на бис свой коронный номер. Объятый пламенем Аинн приземлился за спинами монстров и взмахнул рукой. Это был сигнал к атаке. Вот только дети и их животные вовсе не были беззащитной добычей, как о них думал Огненный Демон.
– А они хорошо дерутся… – задумчиво произнёс он, наблюдая за тем, как Златозавр расшвыривает его слуг как пустые бочки. Вскоре носороги поняли, что своими пушками вредят своим же, не успевая в скоростях с юркими противниками, и бросились врукопашную. То есть в носорожную. Златозавр защищался отчаянно, отплёвываясь во все стороны сразу, круша рёбра хвостом и полосуя противника когтями. Искра не отставал, от его хвоста враги шарахались как от чумы. Серебряный бил врагов копытами. Немногие находили в себе достаточно сил, чтобы снова пойти сражаться после такого удара. Блестящая долбила врагов клювом, доводя носорогов, зайцев и прочих монстров до лёгкого Паркинсона. Рой своим свистом просто-напросто сшибал всех с ног, а его броня сводила на нет все попытки носорогов познакомиться с ним поближе. Рыцарь, оправдывая своё прозвище, просто раскатывал вражину на половички, сбивал с ног водой, морозил… Его броня была совершенно неуязвимой, так что он был эдакой передвижной крепостью. Все они стояли живым щитом вокруг ребят, не давая врагам добраться до них.
Но у любых сил есть предел. Врагов было бесконечное количество, создавалось такое впечатление, что их штамповали на соседней улице, они лезли в атаку с маниакальным упорством и своё дело всё-таки сделали: вскоре животные устали и стали просто отмахиваться от наседающих паразитов. И тут в дело вступила авиация противника: десятки перьев, свистя, устремились вниз.
И тут произошло чудо. Хотя, конечно, несколько странно считать что-то чудесным после всего, что произошло… Ну хорошо, пусть будет так: И тут произошло очередное чудо…
Искра исчез в облаке ярко-белого, почти вещественного света. Оттуда выстрелили длинные лапы, голова и, наконец, не менее длинный хвост. Когти на лапах кота даже с виду стали значительно длиннее и острее, на острых ушах появились толстые коричневые кисточки. Кот увеличился в размерах, теперь он был величиной с леопарда, морда вытянулась, лапы стали тяжелее, а хвост распался на три свои абсолютно идентичные копии. На конце каждого хвоста, как и на ушах, появились крупные кисточки. Кот зарычал, вставая на задние лапы.
Блестящая засветилась, как ярчайшая радуга, птица выросла: теперь она была раза в два больше крупного орла. В глазах Блестящей засверкали разноцветные огоньки, а на концах крыльев появились загнутые когти – ни дать ни взять, птеродактиль в оперении. Кстати, насчёт оперения: на голове поднялся высокий хохолок, а хвост раскрылся перьями такого вида и цвета – павлины посыпают головы пеплом и уходят в монастырь. Лапы тоже оснастились мощными когтями, Блестящая подняла голову и заклекотала.
Серебряный окунулся в солнечную палитру: жеребёнок чуть подрос (всего на несколько сантиметров), шкура стала уже не просто белой, а белой с примесью серебристых оттенков. В глазах на секунду промелькнули маленькие солнца, хвост со свистом рассёк воздух, жеребёнок встал на дыбы, и из его лба ударил белый луч. Впрочем, нет, это был не луч. Кирилл пригляделся и понял, что это был небольшой, но красиво закрученный серебристый рог, он сверкал на солнце, как небольшая молния. Серебряный заржал, взмахивая рогом.
И тут случилось ещё одно чудо. Хотя, в принципе, не такое уж это и чудо…
И детей, и животных окутало голубое свечение. По ощущениям это больше всего походило на тёплый мягкий плед. Усталости как не бывало, боль, страх – всё словно рукой сняло. Дети почувствовали необычайный прилив сил, физических и внутренних. Животные, очевидно, тоже это почувствовали, так как перестали шататься из стороны сторону и снова окружили детей, заслоняя собой от перьев…
Со свистом перья упали и взорвались в шести метрах над детьми и их защитниками, словно наткнувшись на непреодолимую стену. Демон удивлённо вытаращил глаза – такого он явно не ожидал. А животные, вдохновлённые неожиданной помощью неизвестно откуда, дружно перешли в контрнаступление.
Златозавр плевался длинными языками пламени, фактически собственноручно круша весь центральный фланг противника. Искра, размахивая тремя хвостами, раздавал электрические оплеухи направо и налево в утроенном темпе, не забывая потчевать любителей штыковой ударами передних лап. Он поддерживал центральный фланг, заняв оборонительную позицию.
Серебряный и Рой бились на левом фланге. Единорог, наклонив рог, стрелял с него яркими вспышками – солнечные лучи, сконцентрировавшись на нём, стали грозным оружием. Притом он не забывал и про копыта. Рой по-прежнему сшибал монстров пачками, мешая им перегруппироваться. Ещё он освистал вражескую авиацию: не выдержав подобного зенитного огня, птицы одна за другой попадали на ряды армии врага, внося туда сумятицу и освобождая окно для Блестящей. Взмыв над полем, птица сильно встряхнула крыльями и послала вниз серый полупрозрачный шар, который со свистом взорвался в тылу врага, разбросав их по площади. Демон и Аинн разлетелись в разные стороны, костеря на чём свет стоит проклятую птицу. Весь правый фланг сдерживал Рыцарь лично. Очевидно, он в детстве мечтал быть похожим на пожарную машину и тренировался по утрам. Его брандспойты сбивали врагов, замораживали их, клешни швырялись большими сгустками переохлаждённой воды, плюс сами по себе клешни отдохнувшего неизвестно как краба – грозное оружие, а когда их четыре – это просто финиш.
– Я чувствую, пора вмешаться! – Демон с рычанием прыгнул в сторону детей, но перед ним вырос Златозавр, отбрасывая назад мощным ударом хвоста. Демон зарычал и ударил в ящера огненной струёй, которая благополучно срикошетила от огнеупорной груди ящера и вернулась к владельцу. Златозавр зарычал не в пример громче и запустил в Демона огненным шаром. Демон увернулся, и противники сошлись в рукопашной. Во все стороны полетали языки пламени, земля задрожала, а дым щипал глаза, закрывая поле брани сплошным серым туманом. Периодически из этого тумана вылетали огненные шары, искры, куски асфальта, доносилось грозное рычание Златозавра и сочные проклятия Демона. Роста они были примерно одинакового, силы у них были равны, но ящер расходовал её неуёмно, фонтаном, а Демон был более чем бережлив. Пока что они носились по площади, перестреливаясь с переменным успехом.
В это же время в небе разгоралась ещё одна нешуточная битва: Блестящая VS Аинн Данглор. Юноша был защищён силовыми доспехами, а его вооружение составляли ракеты, пулемёт, мощный лазер и гранаты как отдельный вид оружия. Птица не могла похвастаться ни бронёй, ни большим ассортиментом вооружения, но у неё был один плюс: она держалась в воздухе с помощью своих крыльев, тогда как точное попадание в костюм Аинна наверняка уничтожило бы его микросхемы. Оба противника вертелись в воздухе, осыпая друг друга выстрелами. Периодически Аинн выпускал маленькие самонаводящиеся ракеты, но Блестящая ловко маневрировала, и они вкупе с воздушными шарами и лазерно-пулемётно-гранатным вооружением юноши неплохо разносили площадь внизу, вырывая огромные куски асфальта и пласты земли.
Тем временем Демон уверенно довёл противника до полного изнеможения и теперь наступал на ящера, собираясь попросту прихлопнуть его, как назойливую муху. Златозавр понимал, что дело табак, но всё ещё пытался увести Демона подальше от детей. Помочь бедному ящеру никто не мог: враги, хоть и ослабли, всё ещё были очень опасны. Демон сделал низкую подсечку, и ящер грохнулся на землю. Когтистая лапа потянулась к его горлу…
И вдруг в Демона врезался ледяной шар. Это Рыцарь, освободив левую нижнюю клешню, вступил в бой. Демон, не ожидая такого, попытался завершить начатое, но с возрастающим удивлением почувствовал, что тело его больше не слушается; языки пламени замерзали прямо в воздухе и опадали на землю ледяными осколками. Златозавр поднял голову, затем перевернулся, сбросив с себя противника, и взмахнул хвостом, одновременно ударив когтями. Демон превратился в яркий фейерверк, который вскоре оборвался и погас. Огненный Демон, Владыка Города, перестал существовать.
Увидев такое, Аинн Данглор развернулся было, собираясь ретироваться с поля боя, но в спешке совершенно забыло Блестящей. Та воспользовалась промахом врага на полную катушку: свистнул серый шар, и Аинн Данглор, правая рука Демона, исчез в ослепительной вспышке, взорвавшись вместе со своим скафандром, ракетами и гранатами. Прочие биороботы в панике бежали из Города, оставив площадь усталым, но до чёртиков довольным победителям.
– Мы их сделали… – тихо пробормотал Игорёк и сел: у него кружилась голова и было ощущение, что он только что пробежал кросс в несколько километров. Остальные, в том числе и животные, чувствовали себя не лучше.
– Ура… – устало протянул Кирилл, обнимая за шею Серебряного – Ну ты красавец! – Вы помните ту голубую вспышку, что защитила нас от перьев? – отдышавшись, спросила Лена – Как вы думаете, что это было?
– Я почувствовал холод, который почти сразу же сменился теплом – поделился воспоминаниями Илья – А ещё на секунду показалось, будто нас накрыло тёплым пледом.
– Но это не могли сделать мы! – покачал головой Дима – Я сам видел. Как животные валятся с ног от усталости…
Златозавр подошёл к Кириллу и, опустившись на все четыре лапы, заглянул тому в глаза.
– Хм… – Игорёк почесал затылок – Кирилл… Похоже, Златозавр хочет тебе что-то сказать!
– Да? – Кирилл почесал ящера за ухом. Златозавр фыркнул и подпрыгнул. Кирилл непонимающе смотрел на него. Вздохнув, Златозавр лёг на спину, затем перевернулся и снова вскочил.
– Его что, блохи заели? – удивлённо поинтересовался Илья.
– Откуда у ящеров блохи? – резонно спросил Дима.
Златозавр тем временем, отчаявшись что-либо объяснить Кириллу, поводил головой из стороны в сторону, соображая, затем снова лёг на спину и протянул лапу Кириллу. Что-то знакомое промелькнуло в позе ящера…
Высокий свод пещеры… Лучи, с трудом пробивающиеся сквозь кружащую и оседающую пыль…
– А! Вспомнил! – воскликнул Кирилл – Тогда, в пещере, куда мы провалились, Златозавр лежал, придавленный скалой, и никак не мог освободиться. А потом он протянул мне лапу, я взял её за коготь и почувствовал. Что у меня холодеет рука. Всего на секунду. Но Златозавр как будто стал сильнее, он расколол камень и встал…
– И что это было, как вы думаете? – спросил Игорёк и сам же и ответил – Похоже на то, что он забрал у тебя немного энергии для того, чтобы освободиться!
– Похоже на то… – кивнул Илья.
– Выходит, что сейчас они забрали у нас наши силы, чтобы восстановить свои и защитить нас? – Лима покачал головой – Вот это да…
– Это они с помощью нас такое сделали? – Вероника с недоверием посмотрела на буквально вспаханную площадь и лежащих тут и там здоровенных монстров.
– Ну мы сильны… – вздохнула Лена.
– Когда мы вместе – мы всегда сильны! – сказала Кира, поднимаясь на ноги – Пошли, а?
– Куда это? – Дима нехотя поднялся – будь его воля, он бы сидел так ещё часа два.
– В башню, куда же ещё! – девочка смахнула с глаз чёлку – Пошли, мне самой интересно, что там внутри!
– Ага, мне тоже интересно… – Илья вскочил – Ну, чего расселись? Это ещё не конец! Несмотря на то, что теперь нам не будут угрожать с каждого поворота демоны и чёрт-знает-кто ещё, мы по-прежнему должны найти способ вернуться домой!
Против таких доводов никто спорить не смог (да и не захотел), поэтому в самом скором времени дети проникли по длинному коридору и попали в огромное овально-колоколообразное помещение. Освещение благополучно не работало, маленькие лампочки на потолке на портативных аккумуляторах уже почти исчерпали свою энергию и теперь освещали разве что сами себя, зато Златозавр и Серебряный освещали путь не хуже прожекторов: Златозавр светил своим огненным хвостом, а Серебряный сверкал рогом, выпускавшим солнечные лучи. Так вот, на одной из стен висел огромный экран, отображавший последнюю запись, сделанную башнями до того, как Рой отключил электричество.
– Так вот как они за нами наблюдали… – Дима с интересом пощёлкал клавишами. Картинки сменяли одна другую словно калейдоскоп. Затем пошли данные с городских камер. Судя по ним, город был необитаем свыше трёх сотен лет.
– Три сотни лет… – прошептала Кира.
Данные за более ранние периоды были стёрты.
– Пожалуй, это всё, что мы сможем отсюда получить… – Дима встал с кресла.
– Скорее всего, на вершине башни есть что-нибудь ещё! – предположила Лена.
– А тут? – Кирилл попробовал открыть массивную дверь – Черт… Не открывается…
– Златозавр, помоги! – попросил Илья.
Ящер пригнулся и одним ударом хвоста вынес двери вместе с приличным куском стены. За дверью оказалась длинная лестница, ведущая куда-то наверх.
– Ага, а вот и путь наверх башни… – Игорёк оглянулся – Ну что, пошли?
Винтовая, широкая, с удобными ступенями и поручнями, хорошо освещённая многочисленными окнами, лестница имела лишь один недостаток: она была слишком длинной. На подьём ушло минут восемь. Когда в начале девятой минуты дети вывалились на площадку, вид у них был не лучше чем полчаса назад. На поле битвы. Животные до ситх пор были как огурчики, а Искра – как целая банка с огурцами, видимо, подьём вверх по лестницам был его излюбленным занятием. На большой плоской крыше стояли в ряд несколько пультов и упрощённая копия наблюдательного экрана. Один из пультов был изрядно оплавлен и находился в весьма плачевном состоянии. А ещё сверху открывался потрясающий вид на город. Город, правда, особых восторгов не вызывал – спасибо Огненному Демону и его птицам-бомбардировщикам: дымящиеся тут и там руины старых зданий здорово портили внешний вид.
– Так, посмотрим… – Дима склонился над самым большим пультом – Ничего не могу разобрать… Разве сложно было вместо этих ползучих закорючек написать нормальные слова? Может, вот эта включает экран?
Он наугад щёлкнул кнопкой. От башни во всех направлениях разошлись радужные круги, словно на воде.
– Ой, нет, может, вот эта? – Дима щёлкнул следующим переключателем.
– Стой! – крикнул Игорёк, но было поздно. Вокруг детей сомкнулись овальные чёрные стены, заключив их вместе с животными, пультами и куском башни в монолитную сферу. В городе зазвучали сирены.
– Упс… – запоздало спохватился Дима.
– Смотрите! – Кирилл указал на самый маленький пульт, внезапно засветившийся алым цветом. На небольшом табло одна за другой следовали цифры.
5… 4… 3… 2… 1…
– Держитесь! – крикнул Игорёк, ожидая очередного зубодробительного сюрприза.
– За что держаться-то? – воскликнул Илья, падая на пол: башня внезапно затряслась в конвульсиях. Дети попадали друг на друга, за пределами сферы что-то грохнуло, затем свистнуло, зашипело, снова грохнуло, и наступила тишина. Стенки сферы медленно опустились.
– Ничего себе… – Лена протёрла глаза, с нарастающим изумлением оглядываясь по сторонам. Вместо огромной высоты и домов далеко внизу вокруг зелёной стеной стоял лес. Башня – вернее, те два метра, что от неё остались, стояла на берегу обалденно красивого лесного озера. Вокруг снова была девственная природа.
Пульт пискнул, мигнул и погас. Наступила тишина, прерываемая лишь скрипом сосен на ветру.
– Так… – медленно сказал Илья – Все живы, все здоровы…
– Зато находимся неизвестно где! – возмутилась Лена, глядя на покрасневшего до корней волос Диму – Будь добр, в следующий раз думай, прежде чем щёлкать клавишами!
– Я не знал. Что там есть такие возможности! – огрызнулся Дима.
– А кто знал? Кто? – наседала Лена.
– Да хватит вам! – между ними встала Кира, разведя руки в стороны – Прекратите! Грубые слова ничего не решают! Ошибка – не повод для ссоры!
Спорщики бросили по инерции несколько фраз и затихли.
– Кира права, – Игорёк кивнул – Вместо того, чтобы выяснять отношения, давайте лучше сядем и подумаем, что делать дальше.
– А я помню это озеро! – неожиданно сказала Вероника.
– Да? – Илья поднял бровь – Откуда?
– Оно было изображено на карте в большом зале, – Вероника пожала плечами – Может, я и ошибаюсь, но это единственное озеро, которое я заметила.
Игорёк кивнул.
– Да, я тоже видел это озеро. А ещё я видел, что мы сейчас находимся по другую сторону гор. Мы за секунду преодолели путь в несколько сот километров!
Он встал и вдохнул полной грудью свежий лесной воздух.
– А мне здесь нравиться… – протянула Кира.
– Тем не менее нам необходимо вернуться в наш мир! – Илья вздохнул – Хотя, честно говоря, я не очень понимаю. Как нам это сделать…
– А вы так хотите покинуть этот мир? – тихо спросил спокойный голос из-за спины Игорька. Дети развернулись и увидели маленького, в метр высотой старичка, сидевшего на камне. Он был одет в длинный потрёпанный балахон цвета взорвавшейся плодовоовощной базы, старый и кое-где рваный, волосы длинными белыми прядями свисали аж до пояса, а на носу находились крупные очки в роговой оправе с толстыми линзами. За спиной у старичка находились два больших крыла шоколадного цвета, полупрозрачных, как у бабочки. Да и сам он был очень похож на толстую и чрезвычайно довольную жизнью бабочку. Для полноты картины не хватало только усиков.
– Кто вы? – спросил Кирилл – Эльф?
– О нет… – старичок засмеялся – Я Сказочник. И жду вас, кстати. Уже достаточно давно. Меня зовут Омонг.
– Нас… Ждали здесь? – уточнил Игорёк.
– Ну конечно! – толстый сказочник взмахнул крыльями и взлетел – Мы уже давно ждём вас! Около месяца, если быть точными…
– А вас много? – спросила Лена.
– Да, да… – старичок закивал – Целая деревня, и они уже готовят праздничный ужин. Пойдёмте скорее, а то скоро стемнеет…
– А как вы узнали, что мы прибыли? – озадаченно спросил Илья. В глазах Сказочника мелькнули весёлые искорки.
– Грохота, поднятого вами при появлении, хватило бы, чтобы до смерти напугать армию адских муравьёв… Но что мы стоим здесь? Пойдёмте. Моя деревня с радостью примет таких высоких гостей!
– Что это за мир? – крикнул Дима?
– И почему нас всё время пытаются убить? – спросила Кира.
– И почему мы стали уважаемыми гостями? – добавила Вероника.
– Потом, потом… – восклицал бородатый сказочник, порхая по поляне – Вначале – ужин, вкусный ужин и приятная беседа… Да, приятная беседа… Все вопросы могут подождать. На то они и серьёзные вопросы, чтобы подолгу обходиться без ответов… За мной, друзья! Вас там уже ждут! Горячий ужин – вот всё, что нужно вам сейчас больше всего…

Деревня, где жил Омонг, была маленькой, но уютной. К тому же она находилась не на земле, а на деревьях. На земле были лишь костры – много костров. Со всех сторон к гостям спешили маленькие Сказочники, все как один не больше метра в высоту: взрослые, старики и дети… Одеты они были очень опрятно, в отличие от Омонга, но, судя по поведению, его тут и вправду уважали. У всех Сказочников были разные оттенки крыльев, двух похожих просто не было. Их жилища – маленькие домики, прикреплённые к стволам крупных деревьев семейства баобабообразных, были тоже отличны друг от друга, но всех их объединяло одно: как и их хозяева, они были маленькие и по-домашнему уютными.
Гостей с почётом провели в их покои – огромный дом, построенный на самом большом дереве. Потребовалось бы человек тридцать, чтобы просто обхватить его. Внутри обнаружились отличные удобные кровати, застеленные белоснежными простынями. Омонг сказал, чтобы они тут немного освоились, быть может, отдохнули, а затем спускались вниз к костру, и вылетел наружу.
– Неплохо как для одного дня, а? – весело спросил Игорек, садясь на краешек кровати – Дошли до города, уничтожили кучу монстров, затем перенеслись вместе с башней куда-то в неизвестном направлении и выяснили, что нас тут, оказывается, уже давно ждут!
– По крайней мере, мы нашли кого-то, кто не пытается нас убить, как только увидит, и что-то знающих про тот мир… – кивнула Кира.
– Как вы думаете, а готовят здесь вкусно? – Кирилл высунулся в окно по пояс – Ого, да тут высоко!
– Не высовывайся! – Игорёк втянул его обратно – Ну что, будем считать, что мы уже отдохнули, и пойдём на праздничный ужин?
– А пахнет неплохо! – одобрил Дима.
– Наверное, да… – Илья встал и с кряхтеньем потянулся – Не знаю, как остальные, а я жутко проголодался!
– Да, пойдёмте скорее! – согласилась Лена.
– А они с нами пойдут? – Вероника кивнула в сторону Искры и прочих.
– Понятное дело! – Игорёк шагнул к двери – Златозавр, пошли!
Ящер лениво встал и вышел следом, зевая во весь свой зубастый рот. Спустившись по полому стволу огромного дерева, они вышли на улицу. На деревню опускалась ночь, но теперь вместо Солнца дома освещали крупные, с ладонь размером, жуки, испускающие мерцающий желтоватый свет.
– О, вы уже идёте! – Омонг завис у них над головами, трепыхая крыльями – Отлично, ужин уже готов!
– Омонг, а что это? – спросила Лена. Указывая на светящихся жуков.
– Где? – Омонг завертел головой, пытаясь понять, о чём идёт речь – Ах. Вот это?
Рассмеявшись, Сказочник подлетел к дереву, снял с него одного из жуков и вернулся.
– Это – солнечные жуки, – объяснил он – Они живут только здесь, в Лесу-у-Озера. Мы их кормим, а они освещают деревню по ночам. Это просто: днём они лежат на самом освещенном месте, впитывая солнечный свет. А ночью высвобождают его.
Удивительный жук тем временем свернулся на ладони у Омонга и тихо скрипел. Рой заскрипел в ответ.
– Я вижу, у вас уже есть жук… – Омонг взглянул на Роя сквозь толстые стёкла очков – И он… Э-ээ… Ну, нашла его ты, Лена?
– Да… А откуда вы знаете моё имя? – удивилась девочка. Сказочник улыбнулся.
С много чего знаю про вас. Будь добра, возьми этого жука. Это мой подарок тебе.
– Ой… Спасибо… – смутилась Лена, беря жука и сажая его на голову Рою. Оба жука обрадованного заскрипели.
Тем временем улица, извиваясь между огромных стволов, вывела на центральную площадь, в центре которой весело горел огромный костёр. Гостей торжественно усадили возле костра и до отвала закормили рыбой и овощами. Про животных тоже не забыли, и они вдоволь предались обжорству. Затем на столы вынесли огромные подносы с разнообразными фруктами, музыканты заиграли спокойную красивую мелодию…
– Вот теперь можно и ответить на ваши вопросы… – Омонг довольно похлопал себя по набитому животу – Спрашивайте!
– Что это за мир? – задал Игорёк самый главный вопрос, вертевшийся у всех на языке.
– Эта долгая история… – сказочник устроился поудобнее – Всё началось много сотен лет назад…

…Этот остров родился около шести тысяч лет назад, во время извержения вулкана, поднявшегося из морских глубин. Со временем берега вулкана обросли лесом, на бывшей выжженной земле появились растения, а затем и животные. Климат здесь тёплый, так что жизнь на острове можно было считать райской. Вот тогда и появились разнообразные народы и животные, в том числе и облюбовавшие Лес-у-Озера Сказочники. Все жили в мире и согласии, но, как водиться, зло не дремало. Ему претит мысль, что где-то кто-то живёт хорошо. И Зло появилось на Райском Острове. С одной стороны, именно из-за него у некоторых животных появились необычные способности, с другой – вскоре в этом мире началась война. Да, тёмные были времена… Зло, именуемое Зен, распространяло свои щупальца повсюду, но не так-то просто было одолеть коренных жителей острова. Вконец развоевавшись, Зен наслало на остров проклятие: все животные, раньше свободно общавшиеся друг с другом, потеряли речь. Лишь несколько народов сумели отразить удар, но Зен на этом не остановилось: оно стало искать тех, кто пережил проклятие, и планомерно уничтожать один народ за другим. От той бойни уцелели лишь Сказочники, да и то потому, что их просто не нашли в бескрайних лесах.
Через четыре тысячи лет здесь высадилась экспедиция из другого мира. Пришельцы строили города, намереваясь устроить здесь курорт, и вот тут Зен и проявило себя во всей красе. Уцелевшие, прежде чем пасть от руки Зен, успели заблокировать проход в свой мир. Зен получило в своё распоряжение мощные технологии, города… Но с такими возможностями ему было тесно на одном острове, и Зен пришлось искать другие земли. Проход был снова найден, но никто не мг его открыть. Пришлось Зен временно ограничиться этим островом. Но вот день пришёл, и проход снова открылся…

– …И принёс вас сюда! – Омонг улыбнулся – Вот потому слуги Зен так засуетились, когда вы пришли. Существует предсказание, легенда, поверье, называйте как хотите – что когда ветер перемен принесёт семерых детей, проход в другой мир снова откроется, и дети сокрушат Зен и освободят остров от этого проклятия. Огненный Демон – тот, которого вы победили в городе-аванпосте, успел передать сообщение, в котором упоминал Предсказанных – то есть вас семерых и ваших животных.
– Но что мы можем против Зен? – воскликнул Илья – Если уж его не смогли остановить сильные племена и развитые пришельцы…
– …То, очевидно, у вас есть то, чего не было у них! – закончил за него Омонг.
– Например? – сощурилась Лена.
– Например, ваши животные. Во-первых, то, что они с вами путешествуют. Никому не удавалось добиться такого, с древних времён животные Острова сами по себе, и им не нужны спутники. Второе – ваши и их способности. Без вас они не били током, не плевались огнём и не могли свистом обрушивать здания. А ещё они не могли меняться.
– А как они меняются? – спросил Кирилл.
– Ты имеешь ввиду Превращение? – сказочник поскрёб бороду – Ваши Существа могут становиться больше и сильнее, в случае если вам угрожает смертельная опасность, а их сил не хватает, чтобы предотвратить её. Становясь сильнее, они не только меняются внешне, но и обретают дополнительные навыки.
– Почему вы называете их Существами? – спросила Кира.
– Потому что ваши существа уникальны. Больше нет таких ящеров, как Златозавр, таких кошек как Искра, и так далее. И ещё… Вы с ними связаны. Каждый со своим Существом. Они никогда не предадут вас и будут защищать до последнего вздоха.
– А вот… – Вероника нахмурилась – Что случилось там, на площади? Мы почувствовали странную лёгкость…
– А над вами возник невидимый купол? – Омонг посерьёзнел – Это, друзья, было Единство. Кира правильно сказала: когда вы вместе, вы всё сможете. Тогда вы объединились, и благодаря этому смогли победить превосходящие силы Демона. Есть несколько уровней Единства, и каждый обладает своей уникальной особенностью. В вашем случае это было силовое поле, закрывшее вас от атаки сверху.
– А от чего зависит уровень Единства? – спросил Дима.
– От силы ваших существ… – Сказочник улыбнулся – Но есть и обратный эффект: энергия забирается у вас из будущего, так что когда Единство завершиться, вы будете чувствовать себя ОЧЕНЬ усталыми.
– А у всех должно быть Существо? – спросила Кира.
– По идее, их не должно быть вообще… – Сказочник подмигнул девочке – Но, думаю, что, да, у всех. Что касается тебя – не расстраивайся! Значит, твоего друга ты найдёшь позже… Ах да! Я же совсем забыл сказать! Самое сильное Единство тогда, когда все семеро детей и ихние Существа объединяются. Нет, оно может проявляться и так, но в более слабой форме. Да, и ещё одно: ваши Существа в принципе бессмертны. Удары лишь отнимают у них энергию, но вы же можете дать им её! Лишь лишившись всей энергии, они могут умереть. И, как следствие, они обладают ещё одной способностью: они могут перераспределять свою и вашу энергию. Вы в сражениях с монстрами уязвимы больше всего, поэтому Существа берут ваши силы и используют их на отражение атак или их нанесение. Энергия восстанавливается во время отдыха, она как усталость, да и по большей части это и есть усталость, но не всегда есть возможность отдохнуть. Например, на поле боя. Они могут, потратив определённый задел, совершить Превращение и намылить врагам шеи. Так им становятся доступны более сокрушительные удары, повышается их способность защищаться, но и энергии тратиться гораздо больше. Чем сильнее Существо, тем сложнее его одолеть. И, например, в некоторых случаях, к примеру, в драке с адскими муравьями, огонь Златозавра лишь усилит их – они же черпают свои силы от огня… В таком случае – комбинируйте возможности ваших Существ. Вы помните, как вы одолели Огненного Демона?
– Рыцарь кинул в него водой, – кивнул Дима.
– Не просто водой, а переохлаждённой водой! – поправил Омонг – Демон состоял из огня, вот он и окаменел, превратился в уголь. Ясно?
– Угу… – кивнули все.
– А как Искра бьёт током, Златозавр плюётся огнём… – начал Игорёк.
– Это очень сложный вопрос, – Сказочник пожал плечами – И я сомневаюсь, что знаю правильный ответ. Конечно, я могу сказать что-нибудь о квазидискретном взаимоперпендикулярном сверхстатическом поле…
У детей глаза на лоб полезли.
– …Но, думаю, вы меня всё равно не поймёте… – Омонг вздохнул.
– А как открыть проход? – спросила Лена.
– Вы хотите уйти? – опечалился Сказочник – Сейчас? В то время, когда мы поверили, что всё можно исправить?
Повисло неловкое молчание.
– Ну что ж… – Омонг вздохнул – Я прошу вас об одном: останьтесь здесь до рассвета. Если к утру вы по-прежнему будете хотеть отправиться домой – я расскажу как. Ладно, ребятки, время уже позднее, идите-ка вы спать. А утром вы скажете, что хотите вернуться в свой мир, и отправитесь обратно… Спокойной ночи вам, в общем.
Толстый сказочник взлетел и скрылся в ветвях.
– Вас проводить? – к детям подошёл мальчик лет десяти (с виду), с посохом в руке – Я Лори, сын Омонга.
Было видно, что ему страшно хочется поговорить с ними, но он стеснялся.
– Конечно! – Кира улыбнулась – Тут у вас можно заблудиться!
– О да, заблудиться тут проще простого, Кира… – согласился Лори, порхая вокруг Златозавра на пепельного цвета крыльях: видимо, всех детей он знал по именам – А там, в другом мире, всё и вправду так, как в сказке?
– Нет… – Вероника засмеялась – У нас обычный мир, это у вас тут – сказка!
– Какая ж это сказка? – удивился маленький Сказочник – Вот у вас – машины, огромные здания…
– но это вовсе не так интересно, как нетронутая природа и волшебные животные! – возразил Кирилл.
– Ну, не знаю… – Лори пожал плечами – Ну вот, мы уже на месте. Рад был быть вам полезным!
– Спасибо! – Кира помахала ему рукой – Спокойной ночи!
– Это вам спокойной ночи, – Лори улыбнулся – А Сказочники желают друг другу ясного рассвета!
– Хотелось бы мне смотреть на мир вот так же, как он… – вздохнула Кира, наблюдая, как сказочник скрывается в листве.
– Да уж, беззаботность хороша… – Дима с наслаждением лёг на кровать и зевнул – Но когда она к месту. Мы не можем сейчас быть беззаботными, нас родители в том мире ждут.
– Страшно подумать, сколько времени прошло… – Ужаснулся Илья – Они там, наверное, уже весь город обыскали!
– Но этот мир нуждается в помощи, то есть в нас! – возразил Кирилл.
– И мы не можем бросить его вот так, запросто! – поддержала друга Вероника.
– Но… Что вам важнее: спокойствие родителей или спасение мира? – спросила Лена.
Пауза.
– Ну, если ставить вопрос так, – Кира поднялась и подошла к окну – То лучше уж пусть мои родители немного побеспокоятся, чем я буду знать, что фактически собственноручно обрекаю весь этот мир на гибель!
– Да! – поддержал её Кирилл – И потом, мы же наверняка не сможем забрать животных в свой мир!
– А я не хочу, чтобы Искра, Рой или кто бы то ни было другой остались тут и снова боялись за свою жизнь! – крикнула Вероника.
Илья, Лена и Дима промолчали: тут козырять им было явно нечем.
– Вот что, ребята… – Игорёк поднял голову – Я согласен и с тем, и с другим утверждением. Но! Если честно, животные защищали нас с самого момента появления в этом мире, и бросить их на произвол судьбы мне лично кажется просто свинством. Они, между прочим, жизнью ради нас рисковали!
Остальные молчали.
– Да, нас там ждут… И ждут довольно долго. Но нас ждут и здесь, и намного, намного дольше. Мы им дали надежду, понимаете? Надежду на нормальную, лишённую страха жизнь. И уйти теперь, не оправдав надежды…
– Ты прав, – кивнул Илья после долгого молчания – Мы не просто не можем сейчас уйти…
– Мы обязаны остаться и помочь им! – закончила за него Лена.
Дима по очереди глянул на всех и вздохнул.
– Ладно… Наверное, вы правы. Честно говоря, мне и самому не хочется уходить… Но тем не менее мы должны помнить, что нас там ждут родители!
– Значит, у нас появилась лишняя причина поскорее покончить с проблемами, преследующими этот остров! – улыбнулась Кира.
– Ну, – Игорёк зевнул – Раз мы всё решили, не пора ли нам и вправду спать? Время позднее… Спокойной ночи!
Довольно скоро дети заснули. Заснули и животные. А Сказочники всё летали и летали по деревне, шелестя крыльями…

Наступило утро…

Умывшись из принесённого заботливыми сказочниками тазика, дети, бодрые и отдохнувшие, снова прошли через всю деревню и предстали перед Омонгом. Тот осмотрел детей лучистым взглядом и кивнул.
– Понятно. Спасибо вам.
– За что? – удивилась Лена.
– За то, что решили остаться и помочь нам! – Сказочник улыбнулся.
– Ах, вы об этом… – Игорёк смутился – Дело в том, что мы…
Договорить он не успел – мальчика крепко обнял подскочивший Златозавр. У того глаза полезли из орбит.
– Заду-ушишь, медве-едь… – прохрипел он.
Искра, высоко подпрыгивая, носился по поляне, выделывая в воздухе немыслимые кульбиты, Рой пронзительно свистел, Рыцарь устроил несколько радуг своими мощными водомётами, Серебряный скакал вокруг, размахивая рогом, его грива и хвост развевались белым водопадом на ветру, а Блестящая словно маленький ураган ярких, переливающихся красок, летала в небе. Сказочники разразились восторженными криками.
– Один вопрос: кто противостоит нам? – спросил Илья; ему пришлось напрячь голос, иначе Омонг не услышал бы его в этом гомоне.
– Зен… – пожал плечами Сказочник – Зен и его приспешники. Двух вы уже победили. Боюсь, что за вами теперь начнётся настоящая охота…
– А как нам их победить? – Игорёк положил руку на голову Златозавра.
– Так же, как вы одолели Огненного Демона. Так же, как вы перебирались через реку…
Омонг понизил голос, и последнюю фразу услышал лишь Игорёк – да и то, потому что старательно вслушивался.
– Так же, как вы прошли Коридоры Тьмы…
– А где нам их искать? – спросила Кира – Этот остров огромен!
– О, не беспокойтесь о том, как найти их… – Омонг перешёл на нормальные звуковые частоты – Они сами найдут вас…
.Отсмеявшись, он уточнил:
– Держите путь в горы. Там раньше находилась база пришельцев. Я готов съесть свой старый башмак, если там нет лизоблюдов Зен… но вот так просто вы в горы не подниметесь, тут очень опасные склоны. Да и рассказывать вам маршрут будет несколько глупо: вы всё равно его не запомните и благополучно заблудитесь. Вы не возражаете, если с вами пойдёт ещё один сорвиголова?
С дерева спрыгнул Лори с мешком за плечами и посохом в руках.
– Мой сын очень хочет вам помочь. К тому же у нас существует поверье, что раз в сто лет один из нас должен отправиться в паломничество по Острову. Лори хорошо знает фауну и относительно неплохо – географию, к тому же он хороший волш… Э-ээ… Сказочник. Вы как насчёт этого?
Лори умоляюще посмотрел на детей.
Дети переглянулись.
– Лично я не против… – пожал плечами Игорёк – Но я беспокоюсь за его жизнь в том случае, если нас заманят в ловушку.
Омонг усмехнулся.
– Не беспокойся, он сможет постоять за себя в случае чего…
– Ну тогда не будем терять времени! – Кира потрепала лори по его золотисто-каштановым волосам – В путь!
– В путь! – подержали её сказочники громкими аплодисментами.
– В путь! – согласились остальные дети.
– Провизии мы вам не даём, но она вам и не понадобиться… – напутствовал их Омонг – Всё, что вы найдёте, можно есть, за исключением ягод змеелоза и бледных поганок.
– Приятно знать, что что-то никогда не меняется… – пробормотала Лена.
– И помните! – Омонг взлетел – несмотря на то, что вы сильны, не стоит провоцировать агрессию со стороны Зен. Пока что для сражения с ним ваши Существа слишком слабы. Старайтесь перемещаться незаметно. И удачи вам! Мы, Сказочники, на вас надеемся!
– Надежда… – Кира улыбнулась, когда деревня скрылась за поворотом – Приятно, что на нас кто-то надеется…
– Похоже, что это наша судьба – чтобы на нас надеялись! – пошутил Дима.
– Хорошая судьба, – Илья кивнул – Мне такая нравиться.
– Теперь наша задача – оправдать веру в нас… – Игорёк вздохнул – Но, похоже, это будет невероятно сложно…
– Почему? – удивился Кирилл – Мы вместе, знаем о врагах и о наших возможностях…
– А ведь красиво звучит: Судьба и Надежда! – сказал Лори, выделывая в воздухе мёртвые петли – Вам, во всяком случае, подходит!
– Нет, лучше Вера и Надежда! – не согласилась Вероника – Так звучит правильнее.
– Пусть будет так: Вера, Судьба и Надежда, – предложила Кира – Очень походит на девиз. Не так ли?
Все дружно согласились. И вправду, чем не девиз? Перебрасываясь шутками, дети шли как раз навстречу восходящему из-за гор солнцу. Где-то там, за сотни километров, неизвестно где притаилось Зло, и они твёрдо намеревались его ликвидировать.
Чего бы это ни стоило.

Сеятели.

– Ну и куда теперь? – устало спросил Илья, прислонившись спиной к дереву – Есть идеи?
Лори задумчиво осмотрелся.
– Я думаю, нам туда! – он указал на проход между двух больших серо-буро-малиновых деревьев, увешанных шипастыми шишками.
– Оттуда мы пришли, – Дима, кряхтя, опустился на землю.
– Ах да… – Сказочник загрустил – Точно…
– Да чего тут рассуждать? – Лена мрачно взглянула на Лори – Мы заблудились, и всё тут. Эту поляну мы проходим уже в третий раз!
– Я не виноват, правда! – Лори посмотрел на Игорька и Киру – Правда! Просто досюда я ещё не добирался…
– Отлично! – Игорек фыркнул – Что нам стоит найти выход? Раз – и прочесали лес, два – выбрались из него…
– Игорёк! – Кира улыбнулась – Не притворяйся, я же знаю, что ты не сердишься!
– Три – нашли и прихлопнули Зен… – Игорёк мрачно взъерошил волосы – Пустяки, правда?
– А что случилось-то? – недоумевающее пожал плечами Кирилл – Подумаешь, денёк погуляли в лесу…
Повисло молчание. Первым его нарушила, ясное дело, Кира.
– Значит, ты никогда не бывал так далеко от деревни? – спросила она Лори. Сказочник кивнул.
– Мы – закрытое племя. Уже много лет никто из нас не покидал родных лесов. Я первый.
– А как насчёт позавтракать? – подала голос Вероника, слезая с Искры. Лена обвела окружавшую их буйную растительность внимательным взглядом и увидела ветвистое дерево с похожими на бананы плодами, и подошла к нему.
– Сейчас я их достану! – Лори раскрутил посох и взмахнул им в сторону дерева. С посоха сорвался порыв ветра, и сбитые плоды попадали на землю, завалив Лену с головой. Сказочник, ойкнув, бросился её вытаскивать. Остальные рассмеялись.
– Ну спасибо, други мои! – Лена горящими глазами обвела веселящихся детей, тщетно пытаясь изобразить на лице гнев, но потом махнула рукой и захохотала вместе со всеми.
– Как ты это делаешь? – спросил Игорёк.
– Это умеем делать только мы, Сказочники! – гордо ответил Лори – Это магия Воздуха. Я, правда, не владею ей в совершенстве, я только учусь. Не то что мой папа, он одной рукой…
Внезапно он замолчал и прислушался. В наступившей тишине раздался жалобный крик. Крик о помощи.
– Кто-то попал в беду! – Лори взлетел и направился на звук.
– Лори, стой! – Игорёк вскочил – Златозавр, за мной!
– Я с ними! – Кира устремилась следом – Ждите нас здесь!
– Щас! – возмутился Илья – Я с вами!
– А мы подождём здесь… – Дима поудобнее устроился у дерева.
– Может, это засада… – Лена с тревогой прислушивалась – Может, это ловушка?
– В таком случае тем более не следует лезть в неё всем вместе… – резонно заметил Дима.
Тем временем Игорёк, Кира, Лори и Илья выбежали (кто выбежал, а кто и вылетел) на маленькую полянку посреди бесконечного моря деревьев. Криков больше не было, и ребята оказались в затруднительном положении.
– Туда! – махнул рукой Лори.
– Нет, туда! – махнул Игорёк в другую сторону.
– Разделимся и обыщем окрестности! – предложил Илья.
– Дельная идея! – поддержала его Кира – Если что – кричите!
Дети и животные разбежались в разные стороны. Кира бежала по дну неглубокого ущелья, когда внезапно услышала тихий вздох, а затем – шкрябанье когтей о камни. Очень осторожно выглянув из-за поворота, девочка увидела пушистое животное, придавленное свалившимся сверху деревом. Оно ёрзало и пыталось выбраться из-под ствола, но, очевидно, застряло.
– Я нашла! – крикнула Кира и подбежала к пострадавшему. Животное испуганно забилось, но, разглядев как следует девочку, немного успокоилось. Несмотря на то, что сейчас оно было абсолютно беззащитным, Кира не выглядела угрожающе. Наоборот, она подбежала к стволу и попыталась приподнять его. Животное присоединилось к её усилиям, и минут пять они честно пытались сдвинуть неподатливую сосну в сторону. Наконец, идя бесплодность своих попыток, Кира в задумчивости осмотрелась и широко улыбнулась. Метрах в трех от неё лежала крупная сучковатая палка, очевидно, бывшая когда-то веткой на бывшем дереве. Кира взяла палку, вставила её между камнями и сосной и нажала, используя хорошо известный учёным принцип рычага. Принцип принципом, но когда ствол уже был готов приподняться, выпуская пленника, палка не выдержала конкуренции и с громким треском сломалась.
– Чёрт! – Кира отбросила обломки в сторону и села на камень. Да куда же все подевались?
– Ты меня звала? – Лори спрыгнул с десятиметровой высоты и плавно приземлился рядом – Нужна помощь?
– О! – Кира увидела крепкий посох Лори и просияла – Можешь одолжить мне его на секунду?
– Зачем? – Сказочник оглянулся – А, вот зачем… Подожди, можно сделать проще!
Лори взмахнул посохом и направил его на дерево. По ущелью пронёся порыв штормового ветра, от которого посрывало листву на соседних деревьях. Упавший ствол заскрипел и начал медленно подниматься.
– Помочь? – участливо спросила Кира.
– Не мешать… – Лори даже вспотел от усилий – Главное – не мешать…
Зазор между деревом и камнями становился всё шире, и наконец, после долгих усилий, животное выбралось из ловушки. И сразу же упало, тихонько поскуливая от боли в лапе. Кира бросилась к нему, Лори покачнулся, и дерево с грохотом упало обратно, расколовшись надвое.
– Нашли? – по ущелью бежали Игорёк и Илья – Молодцы!
Тем временем бывший пленник, слегка пошатываясь, поднялся на задние лапы. Больше всего он походил на лисицу, в основном из-за шикарного толстого пушистого красно-белого хвоста. Стоя на задних лапах, существо было ростом с Киру, у него была длинная шерсть по всему телу, начиная от ушей, длинных и широких, и до кончиков лап. Когтей не было, или же они были втянуты, зато улыбка была белоснежной и немного страшноватой из-за обилия белоснежных зубов. Мордочка была вытянута, с маленьким носом-пуговкой, обрамляющими нос и щёки усами и проницательным и одновременно весёлым и беззаботным взглядом больших голубых глаз. Торс не был кряжистым или мускулистым, и становилось ясно, что существо полагается скорее на скорость и на ловкость, нежели на грубую силу. Пока остальные его разглядывали, животное подошло к Кире, положило лапу её на плечо и благодарно понюхало. Затем лизнуло в ухо. Кира засмеялась, ёжась от приветствия.
– Ну вот, видишь! – Лори улыбнулся – Всё в порядке, у тебя тоже появилось Существо.
– Как ты его назовёшь? – спросил Илья – Или её?
– Её, её… – Лори потрепал животное по голове – Это она.
Хвостатое чудо тут же обнюхало его, Игорька и Илью, затем настала очередь Златозавра и Блестящей. Особенно ей понравился Игорёк. Убедившись, что обнюханы все поголовно, она взмахнула хвостом и потёрлась усами о руку Киры.
– Ой! Щекотно! – Кира обняла лисицу и заглянула ей в глаза – Я назову тебя Ласка!
– Ласка? – Игорёк кашлянул – Ну что ж, теперь, когда мы все в сборе, давайте вернёмся к остальным, поделимся с ними этой прекрасной новостью…
Он картинно нахмурился и притворно прорычал:
– …И наконец найдём выход из этого леса!

– Ну что ж… – прокряхтел Дима, продираясь сквозь кусты малины – По крайней
мере, мы выбрались из той глуши!
– Это радует! – согласилась Лена, не забывая по пути подчищать кусты. Её примеру последовали все, малина была крупной, сладкой и свежей. Вскоре дети выглядели так, будто на них напала стая голодных вампиров.
– Осталось совсем немного, метров через 50 удобная поляна! – Лори, порхая наверху, уже три раза успел слетать на разведку и вернуться – Скоро отдохнёте!
Прошло полчаса.
– Эта проклятая малина закончиться когда-нибудь? – устало спросил Илья, и именно в этот момент они, исцарапанные до невозможности, вывалились прямо на долгожданную поляну. Наименее измотанными казались Лори и Блестящая (потому как не героически боролись с малиной, а летали над ней), Златозавр, Рой и Рыцарь (шипы в палец толщиной просто не смогли добраться до них через толстый слой брони) и Кира. Видимо. Просто так, для разнообразия. Привал устроился совершенно автоматически.
– Я схожу на разведку! – предложила Кира.
– Я с тобой! – Игорёк попытался встать, но рука Киры остановила его.
– Лучше отдохните, я быстро.
Невзирая на то, что минуту назад Ласка умирала от усталости, сейчас она бодро вскочила и одним прыжком встала рядом с Кирой, обернув её пушистым хвостом.
– А ты уверена, что хочешь пойти? – спросила Кира – Может, лучше тоже отдохнёшь?
Лисица фыркнула отрицательно и прыгнула в сторону деревьев. Кира побежала следом.
Вопреки опасениям девочки, вскоре деревья расступились, и минуты через три они вышли на берег огромной реки. Девочка залюбовалась закатом, когда откуда-то сверху послышался громкий треск, и на Киру свалился Лори.
– Эй! – Кира встала на ноги и отряхнулась – А ты чего тут делаешь?
Лори покраснел.
– Тебя охраняю…
– От чего? – засмеялась Кира, помогая ему встать – Впереди река, вечер, никакой опасности нет…
Внезапно тишину прорезал зычный рык. Лори широко раскрыл глаза.
– Это десятилапый медведь! Он атакует!
Не говоря ни слова, дети бросились на рык. Ласка припустила следом. Они выскочили на поляну, и им предстало жуткое зрелище: огромное чёрное существо, эдакий коктейль из медведя и гусеницы, загнало в каменную теснину юношу, которому с виду можно было дать лет 16-17. одет он был в зелёные штаны и зелёный-же кафтан, кое-где уже носивший следы массивных когтей. Юноша неумело отмахивался от монстра палкой, чем вводил его в ещё большую ярость. Затем он сделал жест рукой, и крупный ком земли, оторвавшись от одного из склонов, ударил медведя в грудь. Медведь этого, похоже, и вовсе не заметил.
– Человек… – прошептала Кира.
– Маг Земли! – кивнул Лори – Держись!
– Стой! – крикнула Кира, но было поздно. Лори прыгнул, раскрутил посох и махнул им в сторону медведя. Земля, поднятая ураганным ветром, собралась в одну большую каменюку и обрушилась на хищника. Всё вокруг окутало пылевое облако.
– Всё, больше он не представляет опасности! – Лори подошёл к юноше и приветливо улыбнулся – Привет. Я Лори, а это…
Вверх взлетели обломки камней, и медведь прыгнул. Лори попытался было снова запустить в медведя землёй, но удар когтистой лапы отправил его в неуправляемый полёт в сторону ближайших деревьев. Медведь шагнул вперёд, намереваясь позавтракать, но внезапно остановился и недоуменно обернулся. Кира, самоотверженно отвесив медведю пинка, схватила его за хвост и теперь оттаскивала от друзей. Эффект был такой же, как если бы она попыталась оттащить за хвост ТУ-105, но медведь разозлился не на шутку и резко развернулся. Девочка отлетела в противоположную сторону, хищник замахнулся, Лори в страхе зажмурил глаза…
Перед медведем выросла Ласка и сразу перешла в наступление. Хищник отлетел, получив удар ногой по носу, потряс головой и пошёл по кругу. Лори, зажимая одной рукой рану на плече, другой схватил юношу и подбежал к Кире. Глаза девочки были закрыты – очевидно, она здорово треснулась лбом о камень.
Тем временем битва набирала обороты. Медведь размахивал лапами в попытке просто прихлопнуть юркого противника как комара. Ласка уворачивалась от когтей противника и отвечала ему молниеносными ударами лап. Судя по всему, боевым искусствам её обучали с детства. Тем не менее медведь не сдавался, он пёр вперёд как танк, невзирая на удары: запас прочности у него был потрясающий. В какой-то момент Ласка перестала успевать за всеми лапами сразу, отпрыгнула вбок и, поскользнувшись на траве, упала. Последовал выпад чёрной лапы, и лисица, жалобно взвизгнув, пролетела метров шесть и с треском приземлилась в кусты. Ещё взмах – и Лори, пытавшийся отвлечь внимание хищника и дать Ласке время очухаться, улетел следом. Чёрный монстр шагнул вперёд…
Ласка извернулась и встала на лапы, окунувшись в чёрно-белое мерцание. Лапы увеличились, становясь, как и у всех кошек, невообразимо большими, на лбу, локтях и коленях появились костяные пластины. Лисица увернулась от лап медведя, перекатилась и встала, став на метр выше. Взмах хвоста – и три сверкнувших на солнце лезвия прочертили на груди у монстра замысловатые загогулины. Медведь заревел от боли и прыгнул вбок. Ласка выполнила двойной кульбит через голову, оттолкнувшись от дерева, и приземлилась точно перед медведем. Он даже лап не успел поднять, как Ласка отвесила ему три удара лапами по морде и один ногой в живот, завершив атаку эффектной подножкой. Медведь грохнулся на землю, а лисица, высоко подпрыгнув, ударила его локтём в основание черепа, то бишь в затылок. Послышался страшный треск, и медведь обмяк.
– Что… – Кира открыла глаза, подняла голову и уткнулась носом в мокрый язык, который азартно её облизал – Ласка! Ах, как ты изменилась…
Затем её взгляд упал на медведя, лежащего в стороне.
– Это ты его так? – удивилась она.
Модернизированная лисица гордо кивнула и бросилась в кусты. Через несколько секунд она вернулась, неся на руках окровавленного Лори.
– О Боже! – Кира склонилась над страшными ранами – Он же истечёт кровью! Что же делать… Ласка! Неси его в лагерь!
Лисица молнией метнулась в сторону лагеря, но потом вернулась и кивком указала на реку.
– Промыть рану! – догадалась Кира – Сейчас…
Юноша бросился помогать, и вдвоём они быстро промыли глубокие царапины и перевязали их остатками кафтана, предварительно вымыв и его. Затем Ласка длинными прыжками устремилась в лагерь, дети побежали следом.
В лагере их появление было встречено весьма и весьма нестандартно. Лена завизжала, Дима и Игорёк слаженно чертыхнулись, а Илья принялся осторожно снимать повязки. Кирилл и Вероника стояли чуть поодаль, не отваживаясь подойти.
– Ах, чёрт… – выдохнул Илья – Я не знаю, как обрабатывать такие раны…
Он устремил испуганный взгляд на Игорька.
– Игорь, я же не хирург… Я не умею сшивать раны…
– Главное – остановить кровь, – Игорёк сел рядом – Ты же знаешь. Что делают, чтобы остановить приток крови к повреждённому участку?
– Если бы это была нога или рука, то следовало бы перевязать чуть выше… – Илья облизал пересохшие губы – Но ведь это предплечье…
– Так сделай хоть что-то! – крикнула Лена – Он же умирает!
– Тихо, Лена! – Игорёк заглянул Илье в глаза – Что делают, когда рана в боку?
– Накладывают сдавливающую повязку с тампоном, смоченным водой… – Илья взял себя в руки – Так, сначала мы должны перепеленать его… В смысле перевязать по-новому…
В четыре руки они переложили повязку и облили её холодной водой из реки.
– Холодная вода сужает сосуды и ослабляет кровотечение. – Илья вздохнул – Но у меня нет ни медикаментов, ни инструментов… Да и сам я…
Игорёк вздрогнул. Да, он отлично понял друга. Одно дело – промывать рану. Совсем другое – сшивать её.
– Мы можем перенести его в нашу деревню… – предложил юноша – Там есть целители, они помогут.
– Деревня? – Игорьку показалось, что у него слуховые галлюцинации. На почве недосыпа – Здесь есть деревня?
– Ну да! – маг кивнул – Деревня Сеятелей, моя родная деревня!
– Она далеко? – Кира решила отложить выяснение причин появления деревень в безлюдных краях до лучших времён.
– Нет, минут пятнадцать отсюда! – маг вскочил – Пошли, я покажу дорогу!
Игорёк и Илья с сомнением переглянулись.
– Его нельзя переносить, – сказал Дима. Илья кивнул:
– Лори растрясёт до того, как мы достигнем деревни.
– Нет, если его понесёт Ласка! – вмешалась Кира – Она, между прочим, двигается очень плавно!
Игорёк кивнул.
– Тогда скорей, нельзя терять ни минуты!
Ласка подняла Лори, словно пушинку, и аккуратно пошла следом за юношей. Остальные окружили её, защищая на случай очередного нападения. Вскоре деревья расступились, и впереди зазеленели, зажелтели и закраснели аккуратно возделанные поля и луга. А ещё дальше, у реки, пристроилась целая деревня с несколькими причалами. На полях трудились такие-же, как и маг земли, крестьяне, на лугах паслись местные аналоги коров и овец, а по реке плавали несколько лодок, убиравших сети. Из труб наверх ползли струйки дыма. Из леса доносился стук топоров: лесорубы валили лес чуть выше по течению реки, стук их топоров далеко разносился по речной равнине.
Понятное дело, их заметили. Навстречу вывалилась толпа встречающих, но, увидев Лори, все дружно расступились. Юноша провёл детей к маленькой избушке, построенной из толстых бамбуковых стволов. Оттуда вышла целительница, оказавшаяся женщиной лет сорока с седыми волосами, с первого взгляда оценила обстановку, осторожно занесла Лори внутрь и закрыла дверь.
К Игорьку подошёл высокий мужчина с деревянным обручем на голове.
– Добро пожаловать к нам, – он поклонился – Меня зовут Р`Чатх, я староста этой деревни. К сожалению, мы сейчас не можем уделить вам сколь бы то ни было большое внимание, у нас сбор урожая, мы спешим, чтобы успеть до холодов… Поэтому вы пока располагайтесь в гостевом доме, а вечером мы устроим хороший ужин. Отдыхайте…
Толпа, поклонившись, шустро разбежалась по своим рабочим местам.
– Как тебя зовут? – спросила Кира юношу.
– Ах да, я же забыл представиться… – он покраснел – Игнек.
– Я Кира, – девочка улыбнулась – А это Игорь, Илья, Лена, Дима, Кирилл и Вероника… А это наши существа: Златозавр, Искра, Ласка, Блестящая, Рой, Рыцарь и Серебряный… Эй, что с тобой?
Игнек смотрел на неё, широко раскрыв глаза, с отвисшей чуть ли не до пояса челюстью.
– Вы те, о ком говорилось в Предсказании!
– Ну… Да, а что? – подтвердил Игорёк.
– Вы бросили вызов Зен! – юноша пребывал в шоковом состоянии – Вот это да…
– Как думаешь, Лори выздоровеет? – спросила Лена. Игнек кивнул.
– Матушка Ли – хороших лекарь, она уже многих вылечила… К ней уже приходят за советом из Дальних Деревень!
– Из деревень? – Эхом спросили Игорёк и Дима.
– А их много? – спросил Илья. В этот момент дверь приоткрылась, и матушка Ли внимательно осмотрела детей, затем кивнула Илье.
– Отлично. Ты-то мне и нужен. Повязка – твоя работа?
– Угу… – кивнул Илья.
Целительница без лишних слов цапнула его за руку и втащила внутрь, плотно прикрыв дверь.
– Ой, чего ж я вас на улице держу? – опомнился Игнек – Пошли скорее, вы, наверное, устали…
Вскоре дети уже сидели на полукруглом диване вокруг стола и поедали фрукты совершенно диких форм и расцветок. Животных тоже не обделили, накормив до отвала и уложив спать в пристроенном к дому сарае. Шишку на лбу Киры залепили местным пластырем, что придало ей несколько боевой вид. Игнек тем временем занимал их рассказами о географии эти земель.
– Всего есть девять деревень, и ещё город в центре равнины… – перечислял он – Каждая деревня делает что-то своё, и платит этим городу. Мы – Сеятели, мы в дружбе с природой, поэтому мы растим хлеб.
– Ага, а зачем вы тогда деревья дубите? – спросил Кирилл. Игнек улыбнулся.
– Многие из них гниют и мешают расти другим. Или, к примеру, высыхают и гибнут. Мы рубим только такие.
– Подожди, подожди… – Игорёк вернул разговор в первоначальное русло – Вот ты говоришь. Что каждое село делает что-то своё…
– Деревня. Не село, – поправил его Игнек – Сеятели, Кузнецы, Охотники…
– А что делает город? – спросила Вероника.
– Ничего, – ответил Дима. Игнек удивлённо посмотрел на него.
– Откуда ты знаешь?
– Врождённая интуиция, – буркнул он.
– А-аа… – Игнек покачал головой – Ну да, ты прав. Город ничего не делает, там живут Господа, маги Огня и слуги Зен.
– А зачем вы платите им? – удивилась Кира – Я же видела, как ты метаешь камни. Почему вы не отобьётесь?
Игнек опустил голову.
– Любая магия под запретом. Когда-то было восстание, но маги Огня взяли верх в сражении, зачинщиков пленили, а остальных сослали на рудные работы. Мои родители были одними из лидеров восстания. С тех пор я их не видел, а за использование магии убивают на месте. И если узнают, что я маг Земли…
Он вздохнул. Кира положила руку ему на плечо.
– Прости… Я не знала об этом…
– Да чего уж там… – Игнек сжал кулак, и крупный булыжник, лежащий перед ним, рассыпался в пыль – Это всё Зен…
– Что? – воскликнул Игорёк – Зен здесь?
– Нет, – Игнек отрицательно покачал головой – Здесь лишь его слуги, и главный среди них – Чак, он верховный жрец Огня. Ещё есть Огненный Демон, но он далеко на востоке, в городе-аванпосте…
– Был, – поправил его Кирилл – Его больше нет. Мы его победили.
– Вы победили Огненного Демона? – на лице Игнека отразилось дикое изумление – Вы сильны…
– Мы поможем вам с Чаком! – пообещал Игорёк – Пока что начнём с него, а затем и до Зен доберёмся.
– Что вы! – Юноша замахал руками – Они очень сильны и опасны!
– Ну, к опасностям нам не привыкать, верно? – спросил Илья, заходя в дом – С Лори всё в порядке, отоспится и будет здоров. Дайте что-нибудь поесть, умираю с голоду…
Некоторое время было слышно лишь довольное чавканье.
– А о Сказочниках вы слышали? – спросила Лена.
– Я правильно понял, что Лори – Сказочник? – Игнек вздохнул – Да, мы знаем, что где-то в Лесу-у-Озера есть племя волшебников, но их никто никогда не видел.
– Они в дне ходьбы отсюда, – просветил его Дима – И думают, что они одни остались в этом мире после атак Зен. Кстати, я думаю, что вы бы запросто нашли их, если бы не эта проклятая малина!
– Ах, малина… – Игнек улыбнулся – Вкусная штука. Только очень колючая…
Где-то вдалеке пронзительно зазвучал рог. Игнек вскочил.
– О нет! Это пришли маги Огня, а мы ещё даже не собрали урожай!
– Их много? – Игорёк привстал.
– Человек двадцать, не меньше… – Игнек покачал головой и вышел.
– Нельзя, нельзя же вот так сидеть и ничем не помочь Сеятелям? – Кира встала.
– Да, ты права, – кивнул Игорёк – Прогоним их? Кто за?
Оказалось, что за были все. Илья расплылся в улыбке.
– Отлично! У меня как раз есть одна идея…

Спустя некоторое время маги Огня, все как один в чёрно-красных плащах вошли в деревню. Р`Чатх, гордо улыбаясь, продемонстрировал им восемь телег, доверху наполненных зерном. От такого богатства глаза главного собиралы, жреца Р`Алла, расширились как два блюдца, особенно после того, как он увидел почти нетронутые поля колосящейся пшеницы.
– Урожай в этом году был хорош… – глава Сеятелей поклонился.
– Н-да? – Р`Алл ухмыльнулся – А вы умеете работать, рабы. Когда хотите. Ладно, на этот раз вам повезло. Эй, парни, берём телеги и уходим, впереди ещё две деревни!
Р`Чатх, готовый собственноручно переработать магов на котлеты, лишь склонился, принимая волю хозяев. Лошади напряглись, телеги заскрипели, и маленький обоз тронулся в путь.
Отъехав от деревни километров на шесть, Р`Алл заметил в небе нечто и вовсе непонятное: какая-то птица, сверкая на солнце, летала над ними, выписывая в воздухе вензеля и бочки. На спине у птицы кто-то сидел, и, похоже, именно он и направлял птицу. Что-то с влажным “чвяк”-ом упало на голову Р`Аллу.
– Сбить! – рыкнул он, взбешённый наглостью пернатого. Маги подняли вверх кулаки, и огненные стрелы прочертили небо. Птица легко ушла от атаки.
Неожиданно за очередным поворотом поперёк дороги обнаружился глубокий ров. Р`Алл чертыхнулся. Это их задержит надолго. Тем временем птица продолжала летать вверху, периодически сбрасывая вниз липкие неприятности. Вскоре все до одного маги включились в плотный зенитный огонь. Птица, кружась, отлетала всё дальше и дальше, и маги, позабыв про осторожность, стали всё дальше отходить от телег.
– Пора! – шепнул Игорёк. Земля, которую покрывало зерно, осыпалась тонким слоем, освободив Златозавра, Искру и Ласку. Игнек подмигнул Игорьку с ближайшей сосны. Освобождённые существа тихо оцепили воинствующих магов полукольцом.
– Пора! – крикнул Илья на ухо Блестящей, сидя на её спине и держась за крупные перья на шее – Уходим!
Птица выполнила очередной кульбит через голову и исчезла за дымными следами.
– И куда она подевалась? – проворчал Р`Алл, разворачиваясь – Проклятое создание…
Он замолчал, уткнувшись носом в броню. Потом поднял глаза выше… Выше… Ещё выше! Игорёк и забыл, каким большим может казаться Златозавр вблизи. И опасным.
– Привет! – мальчик помахал рукой, сидя на шее ящера – предпочитаете сдаться сразу или не сразу?
На оставшуюся телегу вспрыгнула Искра с сидящей на ней Вероникой, по дороге со стороны деревни уже подъезжал Кирилл верхом на Серебряном, а из-за деревьев шагнули рой и Рыцарь, преграждая возможные пути отступления. На их спинах стояли и гордо улыбались Дима и Лена. За спиной магов бесшумно возникла Ласка и Кира, а сверху уже опускались Илья и Блестящая. Р`Алл мрачно осмотрел свои силы: двадцать четыре перепуганных мага, и хмуро поднял вверх руки.
– Отлично! – Игорёк поклонился – Тогда добро пожаловать обратно в деревню Сеятелей!
К телеге подошёл Игнек и сумрачно улыбнулся.
– Теперь вы ответите за всё то зло, что вы причинили нам раньше. И не только нам.
– Это точно, – кивнул Дима – Идите давайте, вас там уже заждались…

Жители деревни приветствовали своих избавителей бурными аплодисментами. Затем Сеятели увидели свои бывших мучителей, понуро бредущих в дорожной пыли, и аплодисменты переросли в грохот. Солнце уже заходило за горизонт, поэтому Сеятели решили отложить сбор урожая на потом и принялись готовить торжественный ужин по случаю пленения магов Огня и появления Предсказанных вместе с их Существами. Предсказанные тем временем сидели в своём доме и горячо обсуждали план сегодняшнего захвата. Пленных поместили под усиленно й охраной в пустующее зернохранилище.
Посреди жарких дебатов по поводу достоинства той или иной тактики дверь тихонько скрипнула, и в дом вошёл Лори. Убедившись, что он жив и здоров (раны под действием трав и чар затянулись без следа), дети на радостях едва не задушили его. Лори, по вполне понятной причине пропустивший все сегодняшние события, с интересом слушал, подкрепляясь фруктами. Время летело незаметно. Вскоре к ним заглянул Игнек и со словами “Скорее, вас все уже заждались” потащил к берегу.
Там уже ярко горел костёр, сложенный из цельных поленьев и накрытый сверху глиняным куполом с дырками, напоминавший гигантский дуршлаг.
– Что это? – спросила Вероника.
– Сейчас узнаете… – таинственно прошептал Игнек.
Из группы Сеятелей выступил Р`Чатх и кивнул дорогим гостям.
– Друзья! – глава Сеятелей широко улыбнулся – Этот день воистину достоин своей легенды. Вначале к нам пожаловали Предсказанные и сказочник Лори. Не может не радовать тот факт, что они прибыли вместе со своими Существами. Они совершили благородный поступок, защитив Игнека от Десятилапого. Но в той битве пострадал Лори. Матушка Ли исцелила его, в то время как Предсказанные пленили воинов Огня и их капитана Р`Алла, за что им сердечная благодарность!
Сеятели захлопали.
– Сегодня, – продолжил Р`Чатх – Первый день осени, и мы начинаем наше древнее дело, которое делали наши предки и, без сомнения, будут делать наши сыновья: печь хлеб. И я рад тому, что на этом мероприятии будут присутствовать наши новые друзья.
Сеятели тем временем раскочегаривали огонь (хотя казалось дальше некуда), месили тесто и доставали противни.
– Так вот что это такое! – догадалась Кира – Печь!
– Да, вот только зерна у нас маловато… – Игнек вздохнул – Ну ничего, ещё успеем…
– А у вас есть куда зерно складывать? – спросил Лори с таким видом, что стало ясно: он что-то задумал.
– Есть, вон они… – Игнек указал рукой на хранилища – Но мы всё равно не успеем собрать зерно до морозов…
– А в каком из них сидят пленные? – перебил его Лори.
– В третьем справа… – удивлённо ответил Игнек.
– Я не хочу выглядеть лодырем! – решительно заявил Лори и взял в руки посох.
– Ты не лодырь! – удивилась Лена.
– Всё равно я хочу помочь! – упрямо заявил Сказочник.
– Ты уверен, что достаточно здоров для этого? – осторожно, чтобы не обидеть, поинтересовался Илья.
– Уверен! – Лори кивнул и подошёл к Р`Чатху – Я слышал, у вас проблемы со сбором урожая?
– Увы… – Р`Чатх кивнул – Похоже на то. За эту неделю, что осталась до сезона дождей, собрать урожай не представляется мне возможным, что-то придётся оставить в полях…
– Не придётся! – Лори оглянулся – Откройте двери в амбары, кроме того, что с пленниками. Здесь ещё есть маги Земли?
– Мы не маги Земли, мы Сеятели, – поправил его Игнек – Мы помогаем природе, а она решает, помочь нам или нет.
– А-аа… – протянул Лори – А сколько вас… Э-ээ…
– Я! – вперёд вышла девушка в длинном зелёном платье.
– И мы! – кивнули двое кряжистых мужчин.
– И я! – из толпы вышел старик с длинной белой бородой.
– Я тоже! – крикнули несколько хлебопёков.
– Ну, раз уж на то пошло, то и я… – Р`Чатх улыбнулся – А зачем это тебе?
– Секреты мелиорации… – Лори убедился, что двери амбаров открыты настежь, а пленных в них не наблюдается – Вы… то, что вы делаете с камнями… Вы можете так же взрыхлить почву?
– Конечно! – кивнул Игнек – Мы так всегда делаем весной, когда приходит время сажать…
– По моему сигналу взрыхлите почву на полях! – крикнул Лори, убегая.
Р`Чатх пожал плечами.
– Нет проблем, вот только зачем?
Остановившись в центре поля, Лори раскрутил свой посох над головой. Море пшеницы заволновалось, и подул ветер. Он крепчал, со всех сторон слетаясь к Лори и огромным хоботом поднимался наверх, кружась над головой сказочника. Сеятели отступили на несколько шагов, а дети, наоборот, придвинулись поближе, сгорая от любопытства. Ветер тугими волнами летал по полям, срывая колосья, вынимая из них зёрна и поднимая на высоту метров в пятьдесят. Зерновая туча становилась всё больше и приобретала солнечный оттенок, тогда как поля, наоборот, бледнели на глазах.
– Х-ха! – выдохнул Лори, указав посохом на амбары. Туча разрослась длинными хоботами, проникшими каждый в свой амбар, и зёрна устремились по этим невидимым трубам в зернохранилища. Вскоре здания ломились от переполнявшего их будущего хлеба. Впрочем, некоторое количество зерна всё ещё летало наверху.
– Давайте! – крикнул Лори.
Сеятели взмахнули руками и подняли вверх ладони, одновременно притопнув. Поля взбугрились. Земля перемешалась и снова легла ровным перепаханным слоем. Лори торжествующе поднял посох, ветер стих, и зерно жёлтым дождём посыпалось на поля.
– Рыцарь. Теперь ты! – крикнул Сказочник.
Краб поднял клешни, и на землю полился настоящий ливень.
– Хватит! – мокрый до нитки, но до чёртиков довольный Лори прибежал обратно – У вас очень хороший климат, вы сможете снимать два урожая пшеницы в год, осенью и весной!
– А и вправду! – Р`Чатх хлопнул себя по лбу – Ну надо же! И как мы сами не сообразили? Благодарю тебя, Лори!
С криками “Ура!” Сеятели подхватили Лори на руки и стали подбрасывать его в воздух. Затем выяснилось, что хлев давно испёкся (по крайней мере, первая партия), доярки принесли кувшины свежего молока, и пир начался. Свежий, горячий хлеб и молоко – дети в жизни не пробовали ничего более вкусного. Пока ели первую партию, подоспела вторая, и празднество продолжилось с новой силой. Про пленников Сеятели тоже не забыли: им дали и молоко, и хлеб, за что проголодавшиеся воины были им очень благодарны. Ужин подходил к концу, а время – к одиннадцати часам, когда в тишине раздался крик сторожа:
– Р`Алл сбежал!
Капитана держали отдельно от всех, и это было ошибкой: верёвки оказались перепилены, а точнее – перерезаны каким-то острым предметом.
– Ничего, пусть бежит! – сказал Р`Чатх – Может, его пощадит Лес…
Затем он подошёл к Игорьку и тихо шепнул ему на ухо:
– Бери своих друзей и приходите ко мне в дом. И Игнека прихватите с собой.
Игорёк кивнул и, пихнув в бок Илью, пересказал просьбу Р`Чатха. Илья кивнул и пихнул в бок Диму. Через пять минут, улыбаясь до ушей, все девятеро незаметно выбрались из толпы и пошли к дому старейшины, двухэтажному бревенчатому строению, стоявшем в центре деревни. На пороге их встретил сам Р`Чатх.
– Наконец-то! – он приглашающе распахнул дверь – Заходите скорее, у нас мало времени.
В зале, помимо них, находились ещё четыре Сеятеля и трое неизвестных в толстых дорожных плащах и с посохами.
– Очень плохо, что Р`Алл сбежал, – сказал Р`Чатх, убедившись, что все в сборе и внимательно его слушают – Если честно, я ожидал большее благоразумного поведения от моего брата…
– Секундочку… – Кира потрясла головой – Р`Алл – ваш брат?
– Да, мой родной брат… – старейшина поморщился – Когда пришли захватчики Зен, он переметнулся на их сторону, а я остался верен своему народу. Р`Алл всегда отличался вспыльчивостью и импульсивностью. Вот такая вот история. Когда-то полчища Зен захватили Город и перед нами встал выбор: либо признать их господина своим законным правителем, либо уйти и платить дань. Мы ушли. Многие маги огня остались. Но я говорил с пленными. Они рассказывают, что их силой заставили служить им, пригрозив в случае отказа просто убить их семьи. Вот так вот… А эти маги, что сидят сейчас в амбаре, готовы вернуться и помочь нам, если мы простим их поступки.
Вперёд шагнул путник в плаще.
– Мы – посланцы от Охотников, Кузнецов и Рудокопов. Мы поможем вам, у нас много воинов… Но силы слишком неравны. Завтра Р`Алл доберётся до города, и послезавтра будет тут с хорошо вооружённым отрядом. Я хотел бы предложить вам отсидеться в лесу, но теперь, перед сезоном дождей…
Повисла пауза.
– Если никак нельзя защититься, значит, надо атаковать! – Игорёк поднял голову – Оповестим все деревни и ударим вместе!
Р`Чатх улыбнулся и покачал головой.
– Мне нравиться твоя отвага, но на то, чтобы оповестить все деревни, уйдёт не менее двух дней. У нас слишком мало времени.
– Постойте… – Дима почесал затылок – Этот отряд, что будет здесь послезавтра… Они же не отправят сюда все свои силы? Скорее всего, это будет грозный, но небольшой отряд…
– Перехватить их предлагаешь? – понял Илья.
– Да! А потом двигать к городу! – Дима выдохнул – Ну как?
– План хорош внезапностью… – Р`Чатх задумчиво кивнул – Да, да, это может сработать…
– Ты уверен, что этим магам можно доверять? – уточнил странник.
– Думаю, да… – староста вздохнул – Многих я знаю с младенчества, и могу отличить, когда они врут, а когда говорят правду.
– Тогда мы собираем наши войска, – Странник и его спутники встали – Когда устраните угрозу, нависшую над вами, дайте знать, и отправляйтесь к городу. Мы будем ждать вас там.
И они вышли во тьму за порогом.
– Ну что ж… – Р`Чатх улыбнулся – Спасибо вам, ребята. Теперь идите и отдыхайте. Вскоре нам понадобятся все силы, которые мы сможем собрать. Спокойной вам ночи!
– Знаете, может быть, Омонг и был прав, когда говорил, что нам не стоит покидать этот мир так быстро… – задумчиво сказал Дима, укладываясь спать.
– Скорее всего. Так оно и было! – согласился Игорёк, сидя на подоконнике и глядя на луну. Кира подошла и села рядом.
– Что тебя гнетёт? – спросила она.
– С чего ты взяла, что меня что-то гнетёт? – вопросом на вопрос ответил мальчик, продолжая смотреть в окно.
– Да брось ты! – Кира улыбнулась – Я достаточно хорошо тебя знаю, чтобы видеть, когда ты внутренне спокоен, а когда тебя что-то терзает. Расскажи, в чём дело?
– Ну… – Игорёк глянул Кире в глаза – Понимаешь, я не уверен, правильно ли поступаю. С одной стороны, мы помогаем остальным, и это хорошо. С другой… Вы в опасности, и чем больше вы помогаете остальным, тем большей опасности я подвергаю вас всех. Это ведь я решил, что мы участвуем завтра в нападении на Город… А что, если случиться что-то страшное, непоправимое?
– Ничего страшного, непоправимого не случиться, вот и всё! – Кира вздохнула – Ответственность за других – жуткая штука. Я тебя понимаю. Но всегда надейся на лучшее. Мы же непобедимы, когда вместе – разве ты забыл слова Омонга?
– Нет. Не забыл… – Игорёк вяло улыбнулся – Просто… Мне иногда бывает немного страшно за вас.
– Мне тоже, – призналась Кира – Но это не повод раскисать! Ну, улыбнись нормально, что это за корявая ухмылка?
Игорёк фыркнул.
– Вот, так уже лучше! – Кира засмеялась и хлопнула Игорька по плечу – Всё, спать!
– Спать! – согласился Игорёк.

Цена победы.

Двухсотенный отряд двигался по дороге в сторону деревни Сеятелей. В состав отряда входили сорок лучников, сотня воинов и пятьдесят девять магов. Ну и, разумеется, жрец Р`Алл собственной злой персоной. Он намеревался стереть мятежную деревню в порошок за непослушание и открытое неповиновение. И ни один монстр не станет ему в том помехой. Р`Алл вздрогнул, вспоминая разговор с Чаком после того, как он, измотанный и исцарапанный зарослями малины (гори она в аду!), пришёл в Город. Чак весьма прохладно отнёсся к поражению, но, когда узнал, в чём причина, мгновенно насторожился и потребовал поподробнее описать Существ и в особенности их хозяев. Когда Чак узнал, что детей, как и животных, семеро, он едва не слетел с трона. Правда, потом до него дошло, что их на самом деле восемь, но окончательно он не успокоился. По его приказу Р`Алл в срочном порядке собрал боевой отряд и отправился вершить возмездие. Детей же Чак приказал просто уничтожить, чтобы не путались под ногами. И вот теперь, после марш-броска деревня лежит перед ними. Памятуя о хитрости и тактическом коварстве своего брата, который даже, несмотря на численный перевес, вполне мог устроить какую-нибудь пакость, Р`Алл разделил свой отряд на три части. Лучники, которые на самом деле были арбалетчиками, были отправлены на холмы, дабы прикрывать наступление основных сил или выбить Сеятелей из укрытий, если те посмеют сопротивляться. Воины, похожие на ожившие самовары группировались по другую сторону деревни, собираясь напасть с тыла, а сам Р`Алл намеревался атаковать в лоб. Что может быть лучше, чем круговая атака?
В это самое время его воины и лучники пробирались к своим стартовым позициям, преодолевая шипастую полосу препятствий и костеря любителей малины на все лады. Удар будет нанесён одновременно по сигналу пяти вспышек огня в воздух.
А пока что можно и отдохнуть…

А в это время…

Лучники, исцарапанные после малины, наконец-то вышли на вершину холма и собирались устроить передышку, когда слева от них послышался шорох. Не сговариваясь, лучники (те самые, которые на самом деле арбалетчики) дали залп, дружно изрешетив ёлки в направлении звука.
Шуршание возобновилось. Арбалетчики слаженно перезарядились, когда на них сверху упала ветка. Следующий залп пришёлся вверх, после чего их обсыпало увесистыми орехами и шишками. Тем временем шуршащий неизвестный носился вокруг как угорелый, мешая сосредоточиться: видимо, ему очень понравился свист летящих стрел. Стрелки постепенно входили в раж, стреляя всё быстрее и быстрее.
Воины, пыхтя, зашли в тыл деревне и притаились в ожидании. Сигнала от лучников не было, судя по приглушенному расстоянием треску, они решили устроить на верхушке холма тир. Вот так бы воины и сидели до утра, слушая звуки пальбы, но тут Р`Алл решил, что подождал достаточно, и поднял руку. Пять огненных вспышек осветили безоблачное небо, и атака началась.
Лучники, увидев сигнал, бросились вниз с холмов. Им навстречу выскочили несколько Сеятелей. Ухмыльнувшись, стрелки подняли арбалеты и дали залп. Тетивы звонко тренькнули. Удивлённые арбалетчики потянулись к колчанам и замерли. Они и не заметили, как растратили на шуршащего в лесу весь свой запас стрел. Арбалеты, их гордость, теперь стали бесполезными.
Тут пришла очередь Сеятелей улыбаться. Они подняли руки и упали на одно колено. Земля под ногами незадачливых арбалетчиков разверзлась, и они с громкими криками попадали вниз, оказавшись в яме-ловушке.
– Дальше справитесь сами! – крикнул Илья и взмыл в воздух на Блестящей. Лена махнула рукой и побежала вместе с Роем на помощь остальным.
Воины сломя голову ринулись в атаку, но на полпути были остановлены неожиданным препятствием в виде огромного краба. Тем не менее храбрых воинов это не смутило, они похватали мечи, топоры, сабли и прочий колюще-режущий арсенал и с криками “Бей гада!” облепили Рыцаря как мухи. Краб крутился и отплёвывался своим богатым арсеналом, а от особо скоростных просто отмахивался клешнями и лапами. На его плоской спине стояли Дима, Игнек, Вероника и та молодая девушка-маг, тоже принимавшие участие в схватке: Сеятели махая руками, заставляли булыжники, в изобилии лежащие вокруг, со свистом носиться взад-вперёд, прорежая и без того нестройные ряды противника. Периодически булыжники сталкивались со снарядами Рыцаря и взрывались, с грохотом разнося всё вокруг каменно-ледяной шрапнелью. Воины сосредоточились на Рыцаре, окружив его со всех сторон и начисто забыв о такой важной вещи, как тыл. Фактически у них сейчас был один большой тыл, и именно в этот тыл и ударила Искра.
Выпрыгнув из кустов блестящим серебристым водопадом, Искра сшиб с ног четверых противников и одновременно взмахнул хвостами. Ещё шестеро упали, сражённые электричеством, не смертельным, но могущим вызвать шок. Стоящий неподалёку воин замахнулся на него боевым топором, но Искра ушёл в сторону, а воин улетел по длинной параболической траектории в обнимку с здоровенным булыжником. Игнек подмигнул Веронике и в следующее мгновение одновременным ударом четырёх камней нокаутировал ещё четверых. Количество врагов постепенно уменьшалось, теперь тех, кто мог без посторонней помощи стоять на ногах, держать в руках оружие и ещё им размахивать осталось всего сорок. Но и Искра с Рыцарем выдохлись: врагов оказалось слишком много даже для непобедимого и неуязвимого краба, он всё слабее размахивал клешнями, а водомётить вообще перестал. Искра ещё какое-то время отстреливался от больно ретивых, но вот от удара булавой увернуться не успел и рухнул на землю. Вероника закричала, видя, как остро отточенное лезвие боевого топора поднимается над Искрой, а Рыцарь был слишком далеко, чтобы помочь, да и он тоже отбивался от супостатов, точнее, уже не отбивался, какая-то зараза ударила его по ногам, и теперь он медленно, но неотвратимо заваливался на бок…
Внезапно стало очень тихо. Исчезли звон оружия, свист ветра, крики нападавших… Всё как будто замерло в стоп-кадре. Искра засветилась белым светом, во все стороны полетели длинные серебристые волоски, и кот начал стремительно меняться в пушистом белом круговороте. Лапы стали большими и тяжёлыми, кот подрос; теперь он мог составить конкуренцию льву – крупному, кстати, льву… когти на лапах стали больше, хвосты – толще, длиннее и в несколько раз пушистее, задние лапы обзавелись острыми шипами, а на шее отросла длинная белая грива. Глаза зажглись ярко-голубым огнём, из пасти вырвался рык.
Рыцарь закружился в серо-серебряном облаке, окутавшим его стремительным водоворотом. Дети с него благоразумно спрыгнули. Панцирь раздался вширь и в длину, из-под него высунулись ещё две клешни и короткий ребристый хвост. Лапы стали толще и значительно шипастее, краб вырос ещё больше, достигнув семиметровой высоты, костяной гребень увеличился, небольшой стенкой охватывая верхнюю часть панциря. В водянистых глазах зажглось серебряное свечение, похожее на огоньки свечи. Дети снова запрыгнули на него…
…И время вернулось в своё русло. Искра одним ударом мощной лапы отправил воина в неизвестность и с рычанием вскочил. Немного обалдевшие от всего вышеперечисленного, воины снова бросились в атаку. На всех шести клешнях Рыцаря открылись водомёты, и оттуда с новой силой ударили шестнадцать струй воды с крошками льда. Искра раскрутил хвосты над головой и щёлкнул ими в сторону приближающейся группы атакующих. Между ним и воинами возникла овальная полупрозрачная полусфера, по которой пробегали голубые огоньки. Самоварообразный меченосец ударил по сфере, во все стороны полетели снопы искр, а незадачливый вояка, теряя на лету доспехи, улетел в стену ближайшего амбара. Он даже не успел осознать. Что произошло. Зато остальные, судя по испуганно-возмущённым взглядам, успели, но слишком поздно. Не теряя ни секунды, Искра вспрыгнул на спину краба. Тот, очевидно, только того и ждал. Он поднял клешни и быстро присел, закружившись вокруг своей вертикальной оси. Дети попадали друг на друга, а от краба во все стороны разлетелось нечто подозрительно напоминающее волну и с шипением (ну точно, волна!) обрушилась на воинов. Те замерли причудливыми статуями, скованные четырёхсантиметровым слоем льда, с глазами, выражающими обречённость, недоверие, удивление, испуг и ярость одновременно.
– Ура! – Вероника обняла Искру, кот добродушно тёрся усами о руку девочки – Мы победили!
– Они совершили ещё одно Превращение! – ликовал Дима – Точь-в-точь, как говорил Омонг! Ничего себе!
Игнек и прочие сеятели, разинув рты, молча смотрели на животных. Издалека доносился шум битвы и эхо взрывов, в ночное небо взлетали столбы пламени.
– Эх, не успела… – расстроилась Лена, появляясь из-за амбара верхом на рое – Ого, он совершили ещё одно Превращение! Круто!
Вдалеке раздался взрыв, и земля под ногами слабо затряслась.
– Скорее, нужно помочь нашим! – крикнул Илья, пролетая над ними на бреющем полёте – Я думаю, там лишняя помощь не помешает!
Дима кивнул, и они устремились в сторону вспышек.
Тем временем (а точнее, двадцатью минутами раньше) у Р`Алла всё шло просто превосходно. Выждав несколько минут для верности, он приказал магам наступать и бодрым шагом пошёл по дороге в деревню. За очередным поворотом он ухмыльнулся: ни одного защитника. Очевидно, все стражи отражают атаку его воинов с другой стороны деревни.
– Я всё-таки перехитрил тебя, брат… – Р`Алл мстительно улыбнулся – Вперёд, в атаку!
Маги бросились на штурм деревни, швыряя сгустки огня в дома, надеясь создать панику в рядах неприятеля. Каково же было их удивление, когда прямо перед ними выросла огромная тень и сделала шаг навстречу с явным намерением повышвыривать незваных гостей из деревни к чёртовой бабушке.
– Огонь! – крикнул Р`Алл, и шестьдесят струй огня ударили в грудь фигуре. Огонь обтёк Златозавра, не причинив тому ни малейшего вреда, ящер поднял лапы, и огненный шар с шипением просвистел в воздухе, ударив в центр группы магов и разбросав их в разные стороны словно щепки. Маги перегруппировались и дали чуть менее слаженный залп, но и он не принёс ожидаемого эффекта. Казалось, обжигающие прикосновения пламеня лишь дразнили огромного и очень злого ящера. Златозавр тем временем развоевался не на шутку: огненные шары и облака пламени летали везде и повсюду, словно тополиный пух. Р`Алл буйствовал. Одна ящерица-переросток сдерживала напор всех его магов! Невероятно! Он велел усилить атаку (хотя маги и так работали в режиме пулемёта), воздух буквально кипел от огня. С двух сторон от Златозавра выскочили Ласка и Серебряный и упоенно включились в драку. Кира и Кирилл благополучно сидели на спине Златозавра за Игорьком и с восторгом смотрели, как их животные громят врага. Ласка металась туда-сюда, сокращая поголовье врагов, её лапы разили без пощады, а хвост очень хорошо рассеивал огонь, оказавшись на редкость огнеупорным. На левом фланге бился Серебряный: вот уж кому не требовалось защиты от огня! Единорог просто поглощал огонь, впитывая его в гриву и хвост и становясь лишь сильнее. Понятное дело, животные не допускали кровавого непотребства; они всего лишь отгоняли магов от деревни. И отгоняли весьма и весьма успешно. Наконец из-за домов появились Рой, Искра и Рыцарь, в небо взлетела Блестящая, и нервы у магов не выдержали. Они в панике побежали прочь из деревни. Некоторые попали в специально приготовленные для такого случая ловушки, некоторый успел приморозить Рыцарь, но большинству удалось сбежать во главе с бесстрашным Р`Аллом.
– Ура!!! – закричали все – Победа!
– Нужно как можно скорее двигаться к Городу! – Р`Чатх взмахнул рукой – В путь, друзья!
Деревня опустела. Для охраны запасов, женщин и детей остались всего десять воинов, остальные похватали припасы и вот главе с Р`Чатхом выступили в поход. Ехать предстояло около дня, так что дети разместились на спине у Рыцаря (там ещё осталось примерно столько же свободного места) и всю дорогу до города спокойно проспали. Через восемь часов Р`Чатх взобрался на Рыцаря по любезно подставленной клешне и легонько потряс Игорька.
– Просыпайтесь, мы уже подъезжаем!
– Что? – мальчик вскочил – Уже город?
– Нет, только его лесная граница… – успокоил Игорька Игнек, просыпаясь и оглядываясь по сторонам – Я тут когда-то бывал…
– Р`Алл уже наверняка в Городе, а значит, нужно быть на чеку и быть готовым к любой неприятности.
Как нельзя более согласный, Игорёк поспешил разбудить остальных и забраться на Златозавра. Что такое какой-то мальчишка для полуторатонного монстра? Ящер добродушно ткнул Игорька когтём, приветливо фыркнул и потрусил в голову колонны вместе с Лаской. Позёвывающие Лена и Дима заняли боковые стороны, а Искра и Серебряный защищали тыл. Сеятели надевали кольчуги, доставали оружие – словом, готовились к предстоящему сражению. Илья вскочил на Блестящую и взмыл в воздух: летать ему явно понравилось. Отряд вошёл в лес, окружавший Город.
– У Чака есть лучники, есть маги, есть воины… – Лори улыбнулся, стоя на спине Рыцаря – А у нас есть Сеятели, Кузнецы, Охотники, Рудокопы… И мы. Ух ты, всё не так уж плохо!
– Ты забываешь. Что они маги! – поправил его Игнек, сидя там-же – Они могут повелевать разными животными.
– Стойте! – внезапно крикнул Игорёк – Мне на секунду показалось… Нет, вот опять!
Из леса доносился треск, крики и вой. Луна в очередной раз вышла из-за облаков, но видимости это не прибавило.
– Кто-то попал в засаду! – воскликнул Р`Чатх – Скорей вперёд!
Отряд прибавил ходу и вскоре вылетел на обширную поляну, где шёл ожесточённый бой. Человек двести в серых плащах, вооружённые мечами, копьями и топорами отбивались от стаи здоровенных, с телёнка размером, волков с ярко-алым цветом шкуры. Они метались подобно живым факелам вокруг стены щитов, изъявляя активное желание забраться внутрь.
– В атаку! – крикнул Игорёк. Златозавр рыкнул и выпустил когти, но один из волков огненной молнией бросился на ящера и повалил на землю, не дав тому даже хвоста поднять. Монстр примерился, собираясь схватить ящера за горло, но очередь из четырёх ледяных шаров напрочь отбила у него желание продолжать. Игорёк, упавший с ящера, тут же забрался на Рыцаря, решив, что тут будет безопаснее. Кира уже сидела здесь, равно как и Вероника. Фигура Ласки, на которую прыгнули сразу три хищника, неожиданно размазалась, двигаясь почти на пределе человеческого восприятия. Она ударила навстречу, ловко соприкоснув своё колено и нос волка, а затем кубарем отлетела в сторону, и два здоровенных красных хищника столкнулись в воздухе, упали и остались лежать. Искра высоко подпрыгнул, перелетев отряд Сеятелей, на ходу снесла одного из волков ударом трёх хвостов одновременно и сцепилась в рукопашной с следующим претендентом на отправку на тот свет: во все стороны летели клочья красной и белой шерсти. Противники рычащим и мяукающим клубком катались по поляне, сшибая в процессе выяснения отношений всех подряд. Сверху раздался свист, и воздушный шар врезался в волков, разбросав их по поляне. Златозавр тем временем вскочил, взмахнул хвостом, отправил одного из хищников в дерево, швырнул огненный шар во второго, схватил третьего за задние лапы и от души приложил им о четвёртого. Двое хищников попробовали прорваться с правого фланга, но поплатились за столь необдуманное решение: Рой оглушительно свистнул, и полуживые волки уползли в кусты, подальше от свистуна. Серебряный первым прорвал кольцо осаждающих людей волков, активно орудуя рогом и копытами; стрелял он редко. Так как солнца не было, и тратилось несоразмерно больше энергии. Кирилл, сидя на спине единорога, размахивал палкой, но Серебряный оказался гораздо эффективнее. Те из волков, что пережили первую атаку Существ (а это где-то три четверти всей стаи) взбесились пуще прежнего и устремились в атаку. Щёлкающие челюсти стальными капканами блестели буквально отовсюду. Отряд Сеятелей объединился с, как потом выяснилось, отрядом кузнецов и стойко держал оборону. Маги обоих отрядов старались как могли: то и дело какой-нибудь волк получал по башке увесистой каменюкой и пополнял ряды своих собратьев, неподвижно лежащих на земле. Немного более эффективными оказались бывшие пленные, маги Огня расплёскивали во все стороны огненные волны, заставляя волков с воем отступать, унося искры на пушистых спинах. Периодически по поляне проносились порывы штормового ветра, срывая с деревьев листья, а с поляны – волков: Лори старался как мог.
Никто не заметил, как Ласка, увлечённая сражением, всё дальше и дальше отходила от рубежа обороны. Волки оказались хитрыми бестиями, они выманили лисицу подальше от друзей и набросились на ней все разом. Ласка так просто сдаваться не собиралась: волки падали как подкошенные после её ударов. Рой бросился следом, желая добраться до Ласки и защитить её от десятков оскаленных пастей, но завяз где-то на полдороге, пробиваясь сквозь волчью стаю. Ласка доблестно сражалась, но случайно (понятное дело, что не специально) наступила на ещё живого хищника, и он тяпнул её за ногу. Больше он ничего натворить не успел, но отвлёкшуюся на мгновение лисицу повалили на землю другие волки. Рой отчаянно засвистел…
Из-под груды рычащих волков внезапно пробился свет, и они с удивлённым воем разлетелись в разные стороны. На месте Ласки вертелась чёрно-белая воронка, из которой во все стороны били белые лучи. Из воронки выглянула голова Ласки: лисица росла, уши становились всё больше, обрастая белой шёрсткой; на передних лапах появись длинные шипы (Росомаха обзавидуется), а хвост на мгновение ярко блеснул от показавшихся и тут же спрятавшихся клинков. Глаза Ласки вспыхнули белым огнём, она встала и небрежным движением стряхнула с лап изумлённых волков. А затем, тяфкнув, шагнула вперёд.
Рой, естественно, решил не отставать. Подождав, пока Лена спрыгнет, жук вырос ещё больше, с головой погрузившись в синий крутящийся шар; по бокам головы появились ещё несколько раструбов, броневые надкрылья, шелестя, разошлись в стороны, и “на волю” вылезли четыре прозрачных крыла, как у стрекозы. Жук отряхнулся и вылез из шара, который немедленно распался. Время снова шло очень медленно, некоторые волки так и остались висеть в воздухе. Лена вспрыгнула на спину Рою и уселась как раз между головой и крыльями.
И время вернулось в привычную колею. Волки разлетелись от Ласки огненным водопадом. Рой поднёс к раструбам переднюю пару лап, выдул несколько мутных свинцово-серых шаров, которыми и запустил в неприятеля, а сам взмыл в воздух, сбив при этом ещё шестерых хищников.
Шары взорвались оглушительным свистом. Те, с кем рядом никогда не взрывались спецназовские светозвуковые гранаты, вряд ли поймут волков. Звуковая волна буквально сшибла многих с ног, а те, кто чудом устоял на лапах, принялись бесцельно бродить по кругу, стуча лапами по ушам. Жук взлетел до уровня Блестящей, и вместе они продолжили зверски эффективную бомбардировку. Ласка скакала по поляне в утроено темпе, раздавая волкам оплеухи, но, казалось, запас волков неиссякаем. Пока Ласка крушила левый фланг, а Рыцарь оборонял правый, волки перегруппировались и ринулись в атаку по центру. Но там стояли насмерть маги. Булыжники летали как град весной, а огненные волны начисто отбивали у волков интерес к атаке. К тому же там стояли Златозавр, Искра и Серебряный, и стояли крепко: куча противников перед ними становилась всё больше. Наконец, волки поняли бессмысленность своих попыток и ретировались обратно в лес, обиженно подвывая.
– Победа! – Кира спрыгнула с Рыцаря и обняла еле держащуюся на лапах, но довольную ласку – Мы победили!
– Нет времени радоваться! – крикнул один из Кузнецов – наши войска ведут наступление на Город. Нашим магам удалось пробить их стены, но стража обороняется отчаянно! Мы должны спешить!
– Верно! – громыхнул Р`Чатх – Мы должны помочь друзьям! Вперёд!

Город выглядел весьма неважно. Конечно, ему было далеко до шарма демоновского города, где потрудились птицы – бомбардировщики, но и здесь было на что взглянуть. Раньше это был красивый город с белокаменными стенами, мощными башнями и красивой архитектурой. Теперь же в стенах зияли пробоины и трещины, а некоторые из башен выглядели настолько покалеченными, что казалось, им достаточно громкого чиха, чтобы осыпаться грудой белого щебня. Над самим городом поднимались несколько толстых столбов дыма. С криками “За свободу!” и “Долой Зен!” Кузнецы и Сеятели бросились на штурм.
– Разделимся! – предложил Игорёк – Кира, ты с Вероникой дуйте в крайнюю слева трещину, Лена, ты – в следующую, я возьму центральную, Дима и Кирилл – в правую! Илья, ты прикрываешь сверху!
– Игорь! – возмутилась Лена – Рой тоже умеет летать!
– Прости, Лена… – Игорёк вздохнул – Но мне кажется, что на узких улицах он принесёт намного больше пользы.
– Ладно! – согласилась Лена – Вперёд, к победе!
Рыцарь, проломив ещё немного стены, вышел на одну из боковых улочек. Кузнецы уже сражались с вооружёнными арбалетами воинами Огня с переменным успехом. Магов нигде не было видно. Краб прошёл сквозь заслон словно горячий утюг сквозь нейлоновую кофточку, оставив после себя ликующих союзником и замороженных врагов. Неспешно, но уверенно двигаясь по улицам, Рыцарь дошёл почти до главной площади, когда ему навстречу вылетел десятилапый медведь.
– Осторожно! – закричали хором Лори и Игнек. Дима фыркнул. Краб молнией выбросил вперёд клешню, и оглушённый медведь отлетел к стене. Потом краб открыл жерла водомётов, и вскоре на улице появилась прекрасная ледяная статуя медведя, стоящего на задних лапах. Рыцарь довольно булькнул и, осторожно перешагнув произведение искусства, пошёл дальше.
– Здорово! – восхитился Кирилл, объезжая монстра и устремляясь следом. За ними живым потоком следовали Кузнецы.
У остальных дела шли не менее хорошо. Рой и вправду оказался эффективнее на своих шести: воины и лучники, выскакивая на улицу, тут же падали, зажимая уши; Сеятели их вязали и складывали по краю улицы. Периодически Рой стрелял звуковыми шарами в окна, и три раза ему удалось-таки сорвать намечающиеся засады.
Кира осторожно шла по улице, держа за руку Веронику. Ласка шла несколько впереди, а Искра – наоборот, позади. Неожиданно впереди на улицу вылетел отряд стражи и, размахивая копьями, полетел навстречу. Судя по высокой озверелости их лиц, ждать, что они ласково поднесут гостям, вломившимся в их город, хлеб с солью, особо не приходилось. Глаза Ласки полыхнули белым сиянием, она быстро шагнула вперёд и выбросила лапу в сторону нападавших. Обломок дома сорвался с места и устремился на воинов со скоростью штатовского “Томагавка”. Отряд противника с задумчивыми выражениями лиц разлёгся по всей улице и благоразумно отключился.
– Телекинез… – Кира хмыкнула – Да, Ласка, ты – настоящий воин…
Тем временем Златозавр с сидящим у него на шее Игорьком бодро шагал вперёд по главной улице, круша сопротивление и ломая хрупкие баррикады, заранее рассыпавшиеся от одного вида ящера. На середине пути дорогу перегородил здоровенный, метров шести в холке, шипастый серо-красный ящер с венчиком длинных рогов на голове. Длинный раздвоенный хвост бил по стенам соседних домов, оставляя на камне внушительные царапины. Златозавр ссадил Игорька, выпустил когти и шагнул вперёд.
Хвост противника метнулся вперёд и обвил ноги Златозавра, заставив того упасть на спину. Шипастый ящер бросился вперёд и взмахнул когтистой лапой, но был встречен столбом огня и, разжав хвост, отлетел на стену дома, сотрясшегося от фундамента и до чердака. Златозавр, негодующе фыркнув, запустил ему вслед ещё несколько огненных шаров, обрушив тому на голову обломки бывшего дома, снова фыркнул и пошёл дальше. Игорёк побежал за ним.
За очередным поворотом улица заканчивалась, переходя в широкую, мощную здоровенными булыжниками площадь с парком посередине. Почти одновременно с ним на площадь выскочили Кира, Вероника, Ласка и Искра, затем Рой с Леной, а последним, снеся каменный портик, вышел огромный Рыцарь, на котором сидели Лори, Игнек и Дима.
– Чак там! – крикнул Игнек, указывая в сторону парка. Дети пригляделись и действительно увидели группу одетых в красные плащи людей, стоящих полукольцом вокруг неработающего фонтана, изображавшего рогатое существо с длинными лапами и шипастым хвостом, поднявшим голову вверх.
– А это ещё кто? – недоуменно спросил Илья, приземляясь рядом с Златозавром.
– Это их Элитный Круг, – пояснил Р`Чатх – Избранные мани, личная охрана Чака.
– А-аа… – протянул Лори.
– Сдавайся, Чак! Все кончено, ты проиграл! – крикнул Игнек.
Самый высокий маг поднялся и медленно повернулся.
– Стадо рабов пытается свергнуть хозяев? – насмешливо спросил он.
– Мы не рабы! – крикнул Р`Чатх – Тебе пришёл конец, угнетатель!
– Конец? – Чак ухмыльнулся – О нет… Это лишь начало!
– Хамн! – воскликнули поднимая вверх руки и падая на колени. Ввысь из фонтана ударил огромный факел пламени, из которого сформировалось не менее гигантское тело, голова и длинный хвост. Нет смысла уточнять, что по всей длине хвоста торчали длинные шипы. На голове появились длинные рога, а позади раскрылись крылья, как будто сотканные из дыма. Невозможно было сказать, живой этот пятидесятиметровый монстр или целиком состоит из огня и дыма. Но одно было ясно с первого же взгляда: он был очень опасен.
Огненное чудовище подняло руки и выдохнуло в небеса облако пламени, затем опустило голову и уставилось на Чака.
– Иди и убей их всех! – высший жрец Огня указал рукой в сторону детей. Хамн издал низкий рык (стёкла в домах со звоном рассыпались) и шагнул вперёд. Сеятели, Кузнецы и прочие отступили: никому не хотелось гибнуть под лапами этого чудовища.
– Это наше дело… – Игорёк вздохнул – Вы готовы?
– Да! – крикнули Кира, Лена, Дима, Кирилл, Вероника, Лори и Игнек, слезая с животных.
– Тогда вперёд! – тихо произнёс мальчик.
– Ладно, ладно… – закивали Сеятели – А мы пока постоим в сторонке, посмотрим, чтобы никто не помешал вам…
Огненный монстр выдохнул целой море огня, но Рыцарь отреагировал мгновенно: между ними и монстром выросла высоченная ледяная стена. Правда, через три секунды она не выдержала и рассыпалась на мелкие кусочки, но свою цель исполнила: не пустила огонь. А в следующее мгновение Златозавр ударил в ответ. Выдув шар трёхметрового диаметра и запустив его в монстра. Сметая на своём пути кусты и деревья, шар пролетел сто с лишним метров и врезался в грудь чудовищу. Нет, это не огонь…, подумал про себя Игорёк, видя, как в месте попадания во все стороны полетели куски “огня”. Скорее лава.
Тем временем лавовый монстр недоуменно почесал грудь в том месте, куда пришёлся удар. А затем захохотал. Гулко и ехидно. Между его пальцев заплясали огненные фонтанчики, образуя десятиметровый шар. Хамн ещё раз ехидно фыркнул и запустил шаром в Златозавра.
– Нет!!! – закричал Игорёк, глядя, как шар врезается в ящера и окутывает его плазменным облаком.
Земля под ногами затряслась от взрыва. На месте Златозавра крутился огромный огненный клубок, из которого во все стороны летели искры. Игорёк и не сразу понял, что это Превращение. Ящер рос и рос, достигнув шестиметровой высоты, хвост и ноги утолщались, а на голове появился небольшой рог, больше похожий на толстый шип, торчащий изо лба. Ящер зарычал (оставшиеся в живых стёкла вместе с рамами пали смертью храбрых) и взмахнул хвостом, покрывшимся по всей своей длине ярко-оранжевыми огоньками. Шар на кончике хвоста со свистом рассёк воздух, оставляя за собой дымный след. Когти на передних лапах ослепительно сверкнули в ночи огненно-красными отблесками. Златозавр закружился на месте (огненный клубок исчез) и, резко остановившись, выпрямили хвост и лапы в сторону Хамна, одновременно раскрывая пасть. От него к чудовищу протянулся пульсирующий ослепительно-оранжевым светом луч и взорвался на груди монстра. Там же, где и шар. Во все стороны полетели струи плазмы вперемешку с ошмётками лавы и облаками огня, а Хамн с реактивным рёвом отлетел метров на пятьдесят назад и упал на красивый дворец, обратив его в дымящийся шлак, не подлежащий реставрации. Заревев так, что по стенам зазмеились трещины, монстр заворочался, вскочил на ноги (чем окончательно сровнял дворец с землёй) и выпустил в смельчаков несколько шаров с лавой меньшего диаметра. Ударил порыв ветра, и шары, сбитые с траектории полёта, улетели в никуда. В драку вступили Рой и Рыцарь, как единственные, кто мог атаковать врага на расстоянии с земли, кроме Златозавра. Звуковые снаряды Роя (убей бог, не знаю, как он их делал!) очередью обрушились на врага, заставив того отмахиваться от них как от назойливых комаров. Рыцарь и Златозавр продолжали атаковать согласно своей спецификации: краб швырялся ледяными шарами и поливал противника самозамерзающей водой, в Златозавр громил врага огненными шарами; очевидно, тот плазменный луч требовал немыслимых затрат энергии, поэтому ящер перешёл на более экономную атаку. Комбинация из огня и льда действовала превосходно, дети видели, как монстр слабеет. Илья взлетел вверх на Блестящей и уже оттуда атаковал воздушными шарами. Они не приносили особенного урона, для такого монстра они были сродни комариному писку, но зато здорово отвлекали, мешая сосредоточиться. Серебряного вместе с Кириллом держали в тылу; их боевой пыл был всем известен, но это был не их бой. Искра, Лори и Ласка заняли оборонную позицию, отбивая огненные валуны на подлёте. Лори размахивал посохом в ускоренно темпе, бросая в приближающиеся сгустки лавы воздушные волны, Искра крутила своими хвостами и периодически создавала электрические щиты, отражая излишне скоростные шары, а Ласка, стоя прямо за ними, страховала обоих, своими психофизическими ударами сбивая клубки огня, словно опытный игрок в лапту и отфутболивая их обратно в монстра.
Несмотря на всё это, чудовище держалось и даже успевало атаковать в ответ. Вот один из шаров прошёл сквозь защиту, взорвавшись между Златозавром и Роем и разбросав их в разные стороны. Илья снова пошёл в атаку, но Хамн молнией поднял лапы, и с его когтей навстречу Илье метнулась шипящая огненная струя. Птица попыталась уклониться, но не успела и вошла в штопор. Илья слетел с неё и теперь кувыркался рядом.
– Илья! – Лена вскочила на спину Роя. Жук поднял бронированные надкрылья, но очередной сгусток пламени сбил его с ног.
– Лена! – Дима подбежал и склонился над девочкой – Она без сознания!
Илья сознания не потерял; более того, он даже не обжёгся, но теперь, глядя, как к нему быстро приближается земля, успел подумать, что его смерть будет где-то в чём-то даже и героической. Сбитый ударом колоссального монстра…
Блестящая открыла глаза и взмахнула крыльями. Вокруг неё яркими красками закружился разноцветный вихрь. Крылья удлинились и расширились, сама птица стала значительно массивнее, клюв стал солнечного цвета, а перья на хвосте увеличились и засверкали в лунном свете металлическим блеском. Птица выполнила быструю бочку и, подлетев к Илье, приняла его на борт, после чего захлопала крыльями, набирая утерянную высоту.
Серебряный встал на дыбы, окунувшись в облако пронзительно-золотого цвета. Единорог вырос ещё на полметра, но его копыта оснастились золотыми подковами, рог, грива и хвост тоже стали из серебряных золотыми, а шкура – белой в яблоках. Единорог громко заржал и махнул рогом. Он подскочил и щёлкнул подковами. И с неба посыпались крупные золотистые искорки, они оседали на волосах, одежде, меже, панцирях и броне; больше всего они напоминали маленькие кусочки солнца, но не жгли, а грели. Серебряный целиком окутался этими золотистым мерцанием. Неожиданно все почувствовали резкий, мощный прилив сил. И что-то ещё было в этом чувстве… Дети поняли, что их Существа победят огненный кошмар. Скорее даже не поняли, а почувствовали.
И их окутало фиолетовое сияние.
Ощущения были во многом схожи с тем, что они испытывали в городе огненного Демона, но были на порядок сильнее. Дети почувствовали, что их целиком заворачивает в тёплый плед, и вокруг них запульсировали фиолетовые полусферы. Существа выглядели так, как будто они несколько часов подряд отдыхали, а не сражались без перерыва. Хамн поднял руки, с его пальцев сорвались огненные молнии, с шипением устремились к детям… И погасли, едва коснувшись полусфер.
И вот тут Игорёк окончательно убедился, что они победят.
– Вперёд! – закричали дети хором.
Златозавр завертелся и снова выстрелил в монстра тем самым плазменным лучом. Рой вместе с Леной взлетел в небо, выдул огромный звуковой шар и со всего маху запустил его в морду врагу, Рыцарь соединил все свои водомёты и выдал здоровенную струю воды со льдом, Ласка подняла силой мысли солидный обломок здания и запустила его в грудь монстру. Блестящая закружилась в вихре и тряхнула хвостом, от которого отделились несколько отливающих металлическим блеском перьев и с уже хорошо знакомым свистом устремились на монстра. Искра захватила щитом несколько снарядов с лавой, раскрутила их как следует и отправила обратно. Серебряный ярко сверкнул рогом и щёлкнул копытами. Не от него, а откуда-то из-за горизонта возник сверкающий солнечный луч, молнией мелькнувший в воздухе и обвивший Хамна, не давая ему поднять лап.
А затем раздался взрыв. Не выдержав, Хамн схватился за грудь. Лава под действием Рыцаря мгновенно остыла, превратив чудовище в гигантскую статую самому себе. И в этот момент в него ударили его же собственные шары, обломок здания, плазменный луч, шар Роя и перья Блестящей. Шарахнуло так, что у всех присутствующих на время заложило уши, земля под ногами затряслась, а статуя превратилась в огненный фейерверк невероятной мощности, разлетевшись на мелкие кусочки, забарабанившие по щитам детей. Ввысь вырвался факел пламени, и фонтан в центре парка взорвался, разбросав магов Огня во все стороны.
– НЕТ!!! – Чак схватился за грудь и осел на траву – Хамн!
Фиолетовое свечение гасло и исчезло вместе со щитами, и на детей тут же навалилась усталость.
– Ура!!! – тем не менее громко закричали они. Их поддержали и остальные, детей подхватили на руки и подбрасывали в воздух. Животных, устало прилёгших на травке, загладили и зачесали до полного блаженства.
– Хорошо всё то, что хорошо заканчивается! – Игорёк улыбнулся и поднял вверх руки – Нам не страшен ни один враг, пока мы вместе! Кира, ты была права!
– Конечно! – крикнула девочка, перекрикивая ликующие вопли Димы, Лены, Ильи, Кирилла, Вероники, Лори, Игнека и прочих – А ты что, сомневался?
Чак закряхтел и поднял голову. Он уже умирал – слишком много сил было потрачено на вызов Хамна, и он не оправдал возложенных на него обязательств. А без энергии ни один маг не сможет жить. Ненавидящие глаза уставились на ликующих победителей. Он ненавидел их всеми фибрами своей души, особенно вон того мальчишку в белой повязке, стоявшего чуть в стороне и смотрящего на остальных с улыбкой на лице. Именно эта улыбка, довольная, добрая, искренняя и выводила его из себя. Ну что-ж… Город захвачен, он умирает, но это ещё не значит, что враги будут торжествовать и дальше. Маг собрал рукой знак Карающего Огня и пусти на него всю энергию, что ещё осталась у него. Она вырвалась наружу пульсирующим кроваво-красным лучом, устремившимся в спину Игорька с чудовищной скоростью.
Кира краем глаза видела, как Чак подобрался, но не придавала этому значения до тех пор, пока он не сложил пальцами нечто отдалённо напоминавшее кукиш и не взмахнул им в их сторону. У неё было меньше полсекунды, чтобы принять решение. С пальцев Чака сорвался огненный луч. И Кира прыгнула на Игорька, отбрасывая его с линии выстрела, так как прекрасно понимала, в кого целился Чак. Ей требовалось две секунды, чтобы оттолкнуть Игорька и уйти самой. Судьба подарила первую секунду, но поскупилась на вторую.
Игорёк почувствовал толчок в бок и полетел кувырком по траве. Над его ухом пролетело что-то шипящее, обдав его волной жара. Он вскочил, поворачиваясь, и сердце замерло в груди: Кира лежала на траве без движения, её руки были раскинуты в стороны, а глаза широко раскрыты. В воздухе ещё висел след от луча. Чак затрясся и упал в траву. Он был мёртв.
– Кира! – Игорек подлетел к девочке и схватил её за руку. Пульса не было, куртка на груди прожжена. Пустые глаза смотрели на облака, безмолвно плывущие по небу.

В гостях у смерти.

Илья мгновенно оказался рядом, коснулся шеи девочки и изобретательно чертыхнулся. И покачал головой.
Нет…
Ласка подошла к Кире и потрогала её носом. Затем тихо заскулила и жалобно посмотрела на Игорька, как будто он мог помочь.
Нет!
Послышался топот, и Лори с Р`Чатхом сели возле девочки.
– Нужно её остановить! – Лори приложил ладонь к груди Киры и напрягся. Р`Чатх коснулся ладонью лба девочки и закрыл глаза. Ничего не произошло.
– Я не умею лечить! – взвыл Лори – Здесь нужен маг Воды!
НЕТ!!!
Искра подошёл поближе, отодвинул всех лапами в стороны и поднял один из хвостов. Тот описал короткую дугу и коснулся руки Киры. Девочка содрогнулась, но не ожила.
– Что он делает? – тихо спросила Лена.
– Электрошок, – пояснил Илья – Если сердце останавливается, сильный удар током сможет заставить его снова заработать…
Искра снова махнула хвостом, Кира опять содрогнулась… И ничего не произошло. Искра взмахнул посильнее. Никакого эффекта. В конце концов он опустил хвост и потрогал холодным носом руку Киры. Сердце Игорька превратилось в осколок льда. Вероника осторожно села рядом с Кирой и взяла её за руку.
– Проснись, Кира… – шёпотом попросила она.
– Лори, ты знаешь, что такое Единение? – спросил Р`Чатх. Лори кивнул.
– Нас двое. А должно быть четверо.
– Трое! – поправил его Р`Алл, садясь рядом – Я был верен Чаку, но и у нас есть своё понятие о чести.
– Спасибо, брат… – Р`Чатх кивнул – теперь мы можем попробовать открыть Границу. Но нас мало, впустить мы сможем лишь двух. И выпустить тоже.
– О чём вы говорите? – вмешался Дима – Что за Граница?
– Граница страны Смерти, – пояснил Лори – Кира там. Мы можем впустить туда кого-то, кто мог бы попытаться вытащить оттуда её душу.
– Я пойду! – Игорёк встал – Она там из-за меня, и я вытащу её оттуда.
– Там очень опасно, – предупредил его Р`Чатх – и мы не знаем, чего тебе придётся там опасаться. Приготовься.
– Огонь, живущий в наших сердцах… – начал Р`Алл.
– Земля, держащая нас и дающая нам пищу… – продолжил Р`Чатх.
– И воздух, которым мы дышим – Лори поднял руки – Пусть Силы Четырёх простят нам отсутствие Четвёртого, но делаем мы это не со злым умыслом…
– Откройте Границу…
– Дайте Предсказанному пройти…
– И вернуть то, что было утрачено! – закончили они хором, перекрестив руки над Кирой. Перед Игорьком возник пульсирующий иссиня-чёрным светом (и не спрашивайте меня, что такое чёрный свет, сам не знаю), вытянутый овал два метра на метр. В лицо мальчику дохнуло неземным холодом.
– Я пошёл, – Игорёк зажмурился и шагнул вперёд…

Мальчик летел. Это было ни с чем не сравнимое чувство: парить в воздухе, не ощущая под собой ничего. Вот тогда он впервые позавидовал Блестящей. Игорёк раскинул руки…
…И мир взорвался серией ослепительных вспышек, когда Игорёк приземлился, пропахав носом добрый десяток метров. Спустя секунду он уже стоял на ногах, отряхиваясь непонятно от чего и с удивлением глядя по сторонам. Вокруг него не было ничего. Вокруг была пустота. Но не такая пустота, к какой привык Игорёк. Эта пустота булькала, шипела и перетекала, обволакивая ноги мальчика, она казалось необъятной. Игорёк сделал шаг вперёд, и ноги провалились в густую, как сироп, белую жижу. Он попытался было вылезти обратно, но рукам было не за что ухватиться, а пустота, словно трясина, засасывала его всё глубже и глубже…
Неожиданно раздался тихий мелодичный звон. Игорёк поднял голову и увидел девочку, одетую в длинное розовое платьице с белой косынкой на шее, стоящую перед ним прямо на пустоте. Она держала на руках маленького белого котёнка и смотрела на Игорька взглядом добрых серых глаз.
– Вероника? – от удивления мальчик даже перестал барахтаться, что значительно замедлило его необратимое погружение – Что ты тут делаешь?
– Я не Вероника, – девочка вздохнула – Я живу здесь, глубже всех в стране Смерти. И жду того, кто сможет пробиться к Смерти, не умерев. Это ты?
– Да, – Игорёк кивнул – Я здесь, чтобы спасти Киру.
– Её здесь нет… – девочка улыбнулась.
– Но… Мне сказали, что я иду в мир Смерти! – мальчик прекратил бесполезные попытки выбраться и теперь просто лежал на поверхности пузырящейся гадости.
– Мир смерти многогранен! – пояснила Вероника, которая на самом деле не Вероника – Если её нет здесь, значит, она выше. Ты сейчас на самом дне, а Смерть находится на первом. И Кира тоже там, все новички туда попадают. Тебе необходимо пройти туда, чтобы спасти свою подругу.
– Но как? – Игорёк поднял бровь.
– Для этого ты должен знать ответ на вопрос: что представляет собой следующий мир Смерти?
– Откуда мне знать? – поразился Игорёк.
– Подумай… – девочка присела рядом и без особых усилий вытащила Игорька на невидимую поверхность – Ты храбрый, поэтому я помогу тебе. Здесь хуже, чем ничего. Можно сказать, здесь ничего в минус первой степени. Что будет дальше? Я могу тебе подсказать, но дальше тебе придётся идти самому. И быстро. Время не ждёт.
Девочка наклонилась и шепнула Игорьку прямо на ухо:
– Космос… Удачи тебе!
И липкое месиво стало с хлюпаньем расступаться, уходить в никуда. Сквозь пятна исчезающей белесой гадости стал виден космос. Все созвездия были перевёрнуты или перекручены, а ещё вокруг не было ничего. Ни Солнца, ни какого-нибудь астероида… Опять пустота! Но эта пустота, в отличие от предыдущей, была куда холоднее и беззвучней. Тишина прямо звенела в ушах, холод сковал Игорька, заставив его стучать зубами словно отбойным молотком. Мальчик плавно вращался вокруг своей оси, лихорадочно думая над словами Вероники и предельно чётко чувствуя, что с каждой секундой он теряет тепло, а, следовательно, и жизнь. Сначала пустота, затем снова пустота, но уже другая… Мальчик на секунду отвлёкся, увидев плывущую мимо него мягкую пушистую игрушку в виде лисицы, стоящей на задних лапах. Игрушка, кружась, пролетела бы мимо, но Игорёк протянул руку, схватил её, прижал к груди и вновь задумался. Что поменялось? Что может указывать на следующий мир? Там, у Вероники, пустота была почти видимой и совершенно материальной, как кисель. А ещё она была тёплой и дышала, словно живое существо. По сути, она им и была. А здесь она невидима, но зато отлично ощутима. А ещё в этом мире были звёзды. Пусть далёкие, но они были. Что дальше? Огонь? Нет, огонь должен гореть, а без воздуха и топлива он этого сделать не сможет… Но воздух, а тем более дрова не могут существовать в космосе, а это значит…
Игорёк улыбнулся. Он понял. А в следующую секунду ему в лицо ударил сухой ветер, а космос стал с треском рваться, как бумага. За ним проглянула бескрайняя жёлтая поверхность от горизонта до горизонта, кое-где покрытая барханами. Сверху нависало ярко-синее небо, в центре которого нещадно палило солнце. Песок обжигал ноги даже сквозь кроссовки, но зато тут был воздух! Горячий, правда…
– Молодец! – кто-то с силой хлопнул Игорька по плечу – Рад, что ты дошёл аж досюда!
Мальчик обернулся и увидел Диму, стоявшего на вершине бархана с книгой в руках. Игорек постарался не удивляться, но из этого ничего не вышло.
– Что ты тут делаешь? – удивился он.
– Книгу читаю… – как ни в чём не бывало ответил Дима – Я не тот, за кого ты меня принимаешь, Игорёк. И вскоре ты в этом убедишься.
– Но… – начал Игорёк, но Дима перебил его.
– Ты здесь затем, чтобы освободить Киру, а не трепаться со мной. Ответь на вопрос, и можешь идти дальше. Что несёт жизнь, но одновременно является смертельно опасным для нас?
– Ну… – мальчику задумался – Пустыня? Нет… Огонь? Воздух? Вода? Но вода, наоборот, несёт жизнь…
Дима отстранённо смотрел мимо Игорька. Из песка вылез маленький краб и взглянул на Игорька маленькими блестящими глазами на гибких стебельках.
– Если только её не слишком много! – догадался Игорёк – Море! Океан!
– Правильно! Удачи! – Дима улыбнулся, и песок внезапно закружился вокруг Игорька, образовав нечто наподобие кокона. Кокон пошёл трещинами, распался…
…И Игорёк оказался в воде. Точнее, под водой. Глубоко под водой. Очень глубоко. Солнца не было видно сквозь всю эту толщу воды, и холод снова сковал его. Тишина давила на уши в буквальном смысле этого слова, заставляя задыхаться от чудовищного давления и нехватки кислорода.
– Скорее! – раздался голос слева, и к мальчику подплыла Лена – ты должен объединить этот и предыдущий миры, чтобы пройти дальше! Торопись!
На её платье изумрудным блеском сверкала брошка в форме жука. Игорёк принялся усердно шевелить мозгами. Что получиться, если объединить океан и пустыню? Затопленный материк? Нет, не то…
А может, мыслить нужно и не так вовсе? Что будет, если объединить песок и воду? Мокрый песок. Снова не то. Высыпать песок в океан? Полить пустыню? О! пустыня расцветёт, Игорёк видел картинки. Но через некоторое время она снова станет пустыней…
– Правильно! – Лена подняла вверх большой палец, и вода вокруг Игорька с шипением превратилась в пар. Он закрутился вокруг своей оси, закрыл глаза, а когда открыл, то увидел, что стоит посреди бескрайней степи. Но это была не просто степь. Везде валялись сломанные доспехи, брошенное оружие, подбитые танки… Вдалеке дымился сбитый истребитель. Игорёк обошёл покорёженный корпус и пошёл дальше. Среди обломков стали попадаться могилы и могильные памятники. Это были самые разнообразные могилы, какие только изобрело человечество. Тут были христианские могилы с крестами и каменными мадоннами, мусульманские с полумесяцами, скифские курганы, мавзолеи… Периодически попадались просто площадки с выбеленными временем и ветром костями. Выли невидимые собаки. И… Здесь чувствовалось одиночество. Та самая пустота. Здесь никого не было, но чувствовалось постоянное чьё-то присутствие.
– Страшно? – участливо спросил Кирилл, садясь на надгробие в двух шагах от Игорька.
– Господи! – Игорёк вздрогнул – Как ты меня напугал… Ещё тише не мог подкрасться?
– Зачем? Ты здесь, чтобы спасти Киру, а не чтобы остаться тут навечно… – Кирилл зевнул
– Что ты тут делаешь?
– А разве ты ещё не понял? – Кирилл уселся поудобнее – У каждого из нас свой мир Смерти. Тот, которым мы его представляем. Для меня он такой. Для Димы – другой. Для Лены – третий… Взгляни, тебя ничего не удивляет?
Игорёк оглянулся. Мир вокруг не был цветным. Только чёрный, белый и разные оттенки серого. Даже Кирилл был чёрно-белым, цвет сохранил лишь Игорёк.
– Но нет времени на разговоры… – Кирилл вздохнул – А жаль… Но тебе нужно идти дальше. Вот тебе вопрос: где мы сильнее всего чувствуем одиночество?
Тут Игорёк задумался всерьёз и надолго. Существует множество мест, где остро ощущаешь себя одиноким. Например. В пустыне. Или в море. Там, Где нет людей. Но этот вопрос явно о чём-то другом.
– Кирилл… – Игорёк поднял голову – Ой…
– Ничего, можешь называть меня так, как хочешь… – Кирилл встал – Ты хочешь задать вопрос. Это хорошо. Вопросы – это хорошо. Что ты хочешь узнать?
– Твой вопрос… Его следует понимать как “где нам одиноко” или “где всегда одиноко”?
– Правильно мыслишь! – похвалил Кирилл – там, где всегда одиноко.
Игорек кивнул. Где всегда одиноко? Под водой? Го там подводные лодки, это наоборот, объединяет людей… Пустыня? Но в пустынях есть города, и там вовсе не так одиноко…
По небу плыли облака, похожие то ли на береговую полосу, то ли на заснеженные холмы, они стелились по всему небу. Некоторые напоминали животных. Игорек заметил одно облако, очень похожее на лошадь. Она медленно уплывала за горизонт, скрываясь за облачными горами…
Горы. Мальчик вздрогнул. Да. Горы. Там могут быть туристические базы, там ходят группы альпинистов… Но там чувствуется одиночество. Сильное одиночество гор. Игорёк попытался вспомнить, что ему говорил тот самый друг, который ходил в походы. И вспомнил. Их не так уж много на земле. И в горах чувствуется одиночество, отдалённость от остальных, от всего человечества… В основном из-за высоты. Очень многое здесь играет высота гор. Гор-дость…
– Горы, – ответил Игорёк – Это горы.
– Ты молодец! – Кирилл просиял и похлопал Игорька по плечу – А я и не ожидал, что ты так быстро догадаешься! Иди скорее, времени осталось так же мало, как и пути. Удачи!
Облака сгустились в непроницаемую мглу, туман скрыл Кирилла, степь, могилы… В ушах раздался свист ветра. Через некоторое время облака стали медленно расползаться в разные стороны, и вокруг отвесными стенами встали горы. Они поднимались наверх со всех сторон, задевая своими снежными пиками облака.
– Ага. А вот и ты… – Илья вышел из-за спины Игорька и вздохнул – Ты почти дошёл, мир Смерти следующий. Но попасть в него сложнее. Намного сложнее. Тут нет вопроса, на который необходимо ответить. Ты прошёл пять миров. Кое-что ты узнал, кое-что знал и так… Теперь ты должен понять, каким будет следующий мир. Используй то, что уже знаешь.
На плечо Ильи опустилась белая птица, щёлкнув острым клювом.
– Думай, Игорёк… – Илья почесал птице шею – Думай скорее. Но думай правильно.
– Не подскажешь? – попросил Игорёк. Илья вздохнул.
– Ты – мой друг. И Кира – мой друг.
– И всё? – спросил Игорёк, тщетно подождав несколько секунд.
Илья вздохнул. Затем коснулся ладонью груди и глаз. И исчез.
Игорёк остался один.
Что он мог понять из этих пяти миров? Первый был меньше чем пустым. Второй был космос, пустым, но уже холодным. Третий – пустыня, четвёртый – океан, пятый – степь и могилы, а теперь – горы. Смысла – ноль. Что может нести следующий мир, исходя из этого? Будет вымороженным, выжженным, безлюдным? Нет. Он будет более живым, более ярким. Более материальным. Более настоящим. Игорёк кивнул своим мыслям и закрыл глаза. Потом открыл. И снова закрыл. И опять открыл. Ничего не изменилось. Он по-прежнему стоял на каменной площадке, а вокруг ввысь возносились горы.
Значит, не то.
Что имел в виду Илья, коснувшись глаз? Что Игорёк смотрит глазами. А надо не смотреть. А чувствовать. Чувствовать глаза не умеют. Умеет сердце.
А может, это и ответ? Миры менялись, миры становились яснее, чётче… Но что-то оставалось, маскируясь под цвета, ощущения, запахи… Одиночество?
Пустота. Она оставалась везде. И было место, где Игорёк чувствовал щемящую пустоту, грусть, одиночество, отчаяние сильнее всего. Он закрыл глаза…
И в лицо хлестнуло ледяным ветром. Уже открывая глаза, Игорёк знал, что увидит. Но всё равно увиденное его поразило. Горы исчезли. Мальчик стоял на обширной площади, невдалеке дымились руины дворца, красиво смотревшиеся на фоне зелёных холмов. Цвета! Они вернулись! На траве неподалёку лежала Кира, рядом – он сам. Глаза были широко раскрыты, и они не дышали. Рядом в голос ревели Кирилл и Вероника, их утешала Лена. Пока что безрезультатно. Илья потерянно бродил между деревьев, а Дима о чём-то ожесточённо спорил с Р`Чатхом и Р`Аллом. Лори лежал на спине у Рыцаря, остальные расположились вокруг бывшего фонтана. Их голоса доносились как будто из-под воды, глухо и неразборчиво. Игорёк осмотрел себя и увидел, что теперь он сам стал чёрно-белым.
– Добрался-таки… – констатировал странно знакомый голос. Игорёк поднял глаза. Перед ним стояла фигура, одетая в безупречно-белую рубашку, антрацитово-чёрные брюки, ботинки и пиджак и кроваво-красный галстук, бывший единственным ярким мазком. И всё. Ни головы, но ног, ни рук. Просто костюм.
– Опа… – Игорёк отступил на шаг.
– Да, ты всё правильно понял, я и есть твоя Смерть, – кивнул пиджак – Так значит, ты понял, и даже смог найти путь сюда? Поздравляю. Ты первый, кому это удалось.
Игорёк не ответил, настороженно осматриваясь по сторонам. Невидимое лицо хмыкнуло.
– Киру ищешь? – пиджак повёл рукавом, и из воздуха рядом с ними появилась Кира. Она была полупрозрачной, глаза невидяще смотрели сквозь Игорька.
– Отдай её мне… – попросил Игорёк.
– Какие проблемы, Игорь? – удивился костюм – Бери!
Игорёк нахмурился и протянул руку к Кире. Рука прошла сквозь тело девочки как сквозь клуб дыма.
– Не получается? – пиджак расхохотался – Какая жалость…
Игорёк сжал кулаки.
– О, ты собираешься драться со мной? – костюм поднял руки, и с них сорвались потоки черноты. Игорёк откатился в сторону и снова бросился вперёд, но вынужден был резко уйти в сторону, чтобы избежать очередного луча. Пиджак с безумным хохотом продолжал выпускать потоки тьмы, и в какой-то момент Игорёк перестал успевать за скоростями. Ему показалось, что чёрное существо, по ощущениям состоявшее исключительно из слизи и зубов, окутало его целиком, раздирая на мелкие кусочки. Игорёк закричал и упал, прижимая колени к груди и едва не сходя с ума от боли.
– С чего ты взял, что я вот так просто возьму и отдам тебе одного из Предсказанных? – донёсся откуда-то сверху голос пиджака – Мне нужны вы все…
Игорёк был слишком занят, чтобы отвечать, и всё равно чувствовал, что с каждым мгновением его всё сильнее сковывает холод. Он уже не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой, ни даже поднять голову. Эх, не спасу я Киру…, промелькнуло у него в голове.
В груди появился крохотный участок, свободный от боли и холода. Вначале маленький, он становился всё больше, разгораясь ярким жёлто-оранжевым цветом, гоня прочь холод и тьму. Игорек опустил глаза и увидел игрушку – ту самую лисицу, теперь она пылала ярким апельсиновым светом. Пиджак, собиравшийся было надеться на Игорька, взлетел и рванулся было к Кире, собираясь забрать её с собой, но мальчик изловчился и кинул Кире игрушку. Девочка машинально подняла руку и поймала лисицу. В её глаза мало-помалу возвращались краски. Уже понимая по остолбеневшему пиджаку, что произошло что-то на редкость хорошее, Игорёк бросился к девочке и успел-таки подхватить её до того, как она упала. Огненная сфера вокруг них росла и ширилась, становясь совершенно апельсинового цвета, и неожиданно всколыхнулась, отчего во все стороны полетели волны тепла. Пиджак исчез в огне, Игорёк чувствовал. Что долго так он не простоит, но продолжал поддерживать Киру. Шар снова всколыхнулся, выжигая унылые расцветки мира Смерти и возвращая нормальные оттенки. Наконец шар с громоподобным треском взорвался, ноги Игорька подогнулись, и они упали прямо на себя, лежащих рядышком. Из глаз Игорька сыпанули искры, когда он стукнулся лбом о собственный лоб, да так, что он аж зажмурился. Лоб болел страшно, даже не лоб, а вся голова целиком, как будто какой-то садист вставил в ухо дрель и теперь что-то увлечённо сверлил там. Рядом застонала Кира. Игорёк подскочил как ужаленный и склонился над девочкой. Голубые глаза вначале растерянно, потом удивлённо посмотрели на него. Затем Кира схватила его за шею и зарыдала. Игорёк мгновенно покраснел, словно спелый помидор, неловко поглаживая девочку по голове.
– Они вернулись! – закричал Дима, подбегая и сгребая их в свои медвежьи объятия.
– Ура! Ура! – Крикнули Кирилл и Вероника, прыгая на них с разных сторон.
– Свершилось… – тихо сказал Р`Чатх Р`Аллу. Братья кивнули друг другу. Тем временем Дима не выдержал такой нагрузки и повалился в траву, за ним, хохоча как сумасшедшие, упали Илья и Лена. Кирилл повис на Игорьке, Вероника – на Кире, на них сверху спикировал Лори. Златозавр выпустил в небо фонтан пламени, Ласка совершила тройной кульбит через голову на Рыцаря. Мирно спавший краб вскочил, увидел клубок из рук, ног и голов, заметил там живых и невредимых Игорька и Киру и в восторге фонтанировал в воздух, создав множество радуг. Рой пронзительно свистел, порой заглушая всех присутствующих. Искра и Серебряный просто скакали вокруг, оглашая площадь ржанием и мяуканьем. Игорёк на миг закрыл глаза, затем открыл и вздохнул.
Вот она, настоящая победа!, пронеслось у него в голове.

– Ну вот, и пришло время расставаться… – Р`Чатх стоял во главе огромной толпы, составлявшей население всех деревень, теперь перебравшихся в город. Большинство магов и впрямь были не в восторге от своих действий, поэтому тех, кого упрятали на домашний арест, было совсем не много.
– Хоть сначала я и не думал о том, что буду заодно с моим братом, но признаюсь, ребята: вы сделали практически невозможное! – Р`Алл, облачённый в красный с чёрным плащ главы магов Огня, стражей Города, стоял рядом с Р`Чатхом – Мы всегда будем помнить вас.
– Теперь ваш путь лежит в горы, точнее в ту её часть, где находиться центр владений Зен, – Р`Чатх указал на снежные вершины, взлетавшие ввысь на невообразимую высоту – вам необходимо преодолеть несколько перевалов, чтобы добраться до места. Мы мобилизуем силы и двинемся следом за вами, но там Зен…
– Мой брат имеет в виду, что там вам будут противостоять не маги и воины, а монстры, порождённые Злом или подчинённые ему, – сказал Р`Алл – Мы поможем, чем сможем, но основную ставку придётся делать на ваших Существ. Никто на знает, что там, перед горами и на перевалах. Я думаю, только Чак знал это, но он, боюсь, сейчас не в состоянии ответить на этот вопрос. В любом случае будьте бдительны. Зен, после того, что вы натворили тут и в городе-аванпосте, несомненно, заинтересуется вами. Сейчас ваш элемент – неожиданность. Они не ждали вас так рано – или, наоборот, уже давно перестали ждать…
– В любом случае, времени в обрез, – Р`Чатх кивнул – Ваш путь сейчас пролегает по Лесу Иллюзий, через него ведёт дорога, когда-то соединявшая наш город и Цитадель на вершине Чернильной Горы. Провизией мы вас загрузили под завязку, ваша главная задача – пройти Лес. Для этого вам понадобиться запомнить всего одно простое правило: сходить с дороги нельзя. И не особо оглядывайтесь по сторонам – Лес красив, но порой иллюзии могут выглядеть чересчур… Реально, что ли… на лес у вас должно уйти не более двух дней, затем ещё день-два по горам, в зависимости от погоды… В общем, три-четыре дня – это если всё пойдёт гладко.
Игорёк кивнул и забрался верхом на Златозавра.
– Удачи вам! – Игнек помахал рукой вслед путникам, стоя рядом со своими родителями: светловолосой женщиной лет тридцати-тридцати пяти и высоким крепким брюнетом, державшим в руках длинное копьё. Он помахал им вслед детям и крикнул:
– Да прибудут с вами силы стихий!
– До свидания! Спасибо вам! – дети замахали руками. Животные тронулись, и вскоре гостеприимные Сеятели и прочие ныне горожане скрылись за горизонтом. Дорога шла по широкой равнине, петляя рядом с речкой, а с двух сторон зелёной стеной поднимался лес. Игорёк ехал впереди всех и, сидя на шее у Златозавра, внимательно всматриваясь в лес впереди, за ним ехал Рыцарь, на котором сидели остальные. Блестящая сидела на спине у Роя – Илья решил, что четырёхметровая птица, парящая над ними, будет лишь привлекать ненужное внимание. Искра. Серебряный и Ласка шли вокруг, внимательно оглядываясь по сторонам. Долина реки постепенно сужалась, и через несколько часов дорога круто повернула и ушла в лес. Игорёк оглянулся.
– Ну что, все готовы? – спросил он – ну тогда вперёд!
И Златозавр первым ступил на усыпанную жёлтыми листьями дорогу – приближалась осень…

Из жизни насекомых.

Прошло два дня с тех пор, как дети вошли в лес. Погода всё чаще давала о себе знать, небо, раньше чистое и голубое, теперь затягивали серые тучи, иногда накрапывал дождик, услужливо размывая дорогу и превращая её в непроходимое болото. Иногда попадались просто затопленные участки, их дети форсировали на Рыцаре. На исходе второго дня дорога стала подниматься из низин, где она преимущественно шла, петляя между холмами. Утомлённые изматывающим путешествием, дети устроили привал на первом же лугу, покрытом сочной молодой травой. Почему молодой, не могла объяснить даже Кира. Серебряный, Рой, Рыцарь и Златозавр не преминули этим воспользоваться, подкрепляя свои силы. Кирилл ради интереса попробовал – гадость редкостная, горькая и невкусная. Игорёк, Илья и Дима сгрудились над картой местности, нарисованной карандашом в тетради по русскому языку. Кира, Лена, Лори и Вероника отправились в лес по грибы, Ласка, Искра и Рой пошли за ними. Блестящая, как и положено птице, носилась где-то в облаках, переливаясь в редких лучах солнца. Через полчаса Игорёк решил, что они отдохнули достаточно, но грибников до сих пор не было видно, так что Илья страдальчески вздохнул и отправился на их поиски. Через час терпение у Игорька лопнуло, и он решил выступать прямо сейчас, а остальных подобрать по дороге. Этот лес разительно отличался от того, по какому они шли до сих пор: тут снова появились цветочные поляны, а на валунах – сох, зелёным густым ковром устилавший землю. Наверху деревья переплетались ветвями, создавая внизу приятный полумрак. И запах… Цветы издавали невероятно мощный, пряный аромат. Путь грибников чётко прослеживался по сорванным грибам и следам Роя. Метро через триста они услышали тихий свист, поднажали, и вылетели на небольшую поляну. Рой, увидев их, обрадовано засвистел. Игорёк свистеть не торопился: на поляне лежали Кира, Лена, Лори, Вероника и Илья. Неподалёку на моховой подстилке лежали Искра и Ласка. Все спали самым натуральным образом.
– Ну вот ещё! – возмутился Игорёк – Нам идти надо. А они спят! Вставайте, сони!
С этими словами он потряс Киру за плечо. Вопреки ожиданиям, Кира просыпаться не торопилась.
– Эй! Э-эй! Просыпайтесь! – Игорёк, Дима и Кирилл продолжили сеанс пробудки. Минуты через три, убедившись, что усилия напрасны, ребята решили выступать. Спящих детей и животных перенесли на спину Рыцаря, устроив их так, чтобы они не выпали во время поездки, и выступили в путь. Просыпаться никто не собирался. Игорёк подобрал портфели, доверху наполненные грибами, закинул их к спящим и взглянул на часы. Часовая стрелка немного повертелась и указала куда-то на северо-восток. Маленький караван тронулся в путь.
Минуты через три Игорёк зевнул и мимоходом подумал, что поспать сейчас было бы в самый раз. Ещё через минуту Златозавр широко зевнул и едва не вписался в дерево; очевидно, спать хотелось не только Игорьку. Мальчик повернул голову и с удивлением обнаружил, что Кирилл уже заснул. Опасно свешиваясь со спины Рыцаря. Подскочив, Игорёк запихнул его поглубже и а затем огляделся по сторонам. Дима широко зевал и тёр кулаками глаза, а Златозавр начинал уже спотыкаться. А вот Рой и Рыцарь, судя по всему, спать не хотели совершенно. А запах вокруг становился всё сильнее, он пёр в уши, в рот, в нос, в глаза…
И тут Серебряный тихонько заржал и повалился в траву.
Вот тут показатель тревоги у Игорька зашкалило.
– Златозавр! – крикнул Игорёк, чувствуя, как у него подкашиваются ноги – Положи Серебряного на Рыцаря, а сам дуй вперёд, иначе ты тоже заснёшь! Дима, садись на Роя и взлетай!
– А как же ты? – спросил Дима, послушно забираясь на жука.
Зашелестели ветки, и на спину краба приземлилась Блестящая. Игорёк проворно залез птице на спину.
– Мы полетим! – пояснил он – И спустимся вниз, когда Рыцарь выйдет из опасной зоны!
– Ах да, он же не дышит… – вспомнил Дима – А как же остальные?
– Пусть спят, ничего с ними не сделается! – Игорёк взмахнул рукой, Блестящая взлетела и зависла перед Рыцарем.
– Рыцарь, следуй за Златозавром и ни в коем случае не меняй курс!
Краб подтверждающее булькнул и устремился в самую густую часть леса следом за мелькавшим в зарослях хвостом Златозавра, с треском сминая деревья и создавая там новую просеку. Рой раздвинул надкрылья и взлетел над лесом, Игорёк последовал за ним. Мальчишки поднялись метров на сто и полетели вдоль свежесозданной просеки, надеясь, что всё пойдёт так, как и было задумано.
Как задумано как всегда не вышло.
Игорёк увидел проблему сразу же, как только посмотрел вниз. Просека, извиваясь, шла точно на одинокий чёрный холм впереди. Златозавр, на секунду вынырнув из леса, пробежал по холму и исчез в зарослях на противоположной стороне. Рыцарь бежал гораздо медленнее и взбежал на холм минутой позже. Игорёк внезапно наклонился, всматриваясь в что-то, видимое лишь ему, затем побледнел и крикнул Диме:
– Спускаемся!
Блестящая ушла в пике, и Рой последовал за ней. Дима завертел головой и наконец заметил то, что увидел Игорёк: краб бежал, размахивая клешнями и стреляя во все стороны струями воды. Вокруг него роились крупные, с футбольный мяч размером, чёрно-жёлтые пчёлы. Они окружали Рыцаря почти сплошным гудящим шаром. Периодически разлетаясь в стороны от особо удачного залпа водомётов.
Игорёк направил Блестящую прямо на краба, не совсем понимая, что именно собирается делать. Атаковать пчёл перьями Блестящей? Но достанется в первую очередь Рыцарю и его пассажирам, он же гораздо больше, да и по манёвренности пчёлам уступает… Диму одолевали те же сомнения: свист мог здорово навредить детям и его любимцу.
С другой стороны, если они вот сию секунду ничего не предпримут, крабу и пассажирам будет гораздо хуже.
Игорёк решил рискнуть: спустившись до восьмиметровой высоты, он выровнял Блестящую, и птица швырнула один за другим несколько воздушных шаров. Пчёлы, обозлённые столь некультурным поведением, с жужжанием устремились за ним. Тем временем Дима подлетел к крабу с другой стороны, и Рой оглушительно свистнул. Дима поёжился, представляя, что сейчас чувствуют его друзья. Осатаневшие пчёлы водопадом разлетелись в разные стороны и бросились следом за жуком, начисто забыв о Рыцаре. Их было много, они были маленькими, манёвренными, но что было самым опасным, так это то, что они действовали едино, как две огромные смертоносные эскадрильи.
– По крайней мере, мы отвлекли их от… – у Игорька перехватило дыхание, когда птица выполнила манёвр “быстрая бочка вправо”, а затем повторила его на бис, чтобы преследователи умерли от зависти. Рой перевернулся и дал залп назад, но пчёлы обогнули свистящие снаряды, и жук был вынужден спасаться бегством.
– Осторожно-о! – Блестящая опрокинулась в штопор – Они у тебя на хвосте!
– Взаимно! – Крикнул Дима, кувыркаясь вместе с Роем влево – Как думаешь, мы уже достаточно отвлекли их?
– Думаю, да! – Игорек покрепче вцепился в перья Блестящей – Как нам теперь от них избавиться?
Наступила тишина, прерываемая лишь свистом Роя, шелестом Блестящей и злобным жужжанием за спиной.
– А тебе в голову ничего не приходит? – задумчиво спросил Дима.
– Нет, я думал, ты знаешь, что делать! – крикнул Игорёк.
– Как? – Дима пригнулся, пропуская сверхскоростную пчелу у себя над головой – План же твой!
– Придумал! – крикнул Игорёк через пару минут – Разлетаемся в разные стороны, а потом резко разворачиваемся и летим друг на друга! А в последний момент ты пикируешь, а я взлетаю наверх! Два роя столкнуться!
– Зачем Рою сталкиваться? – не понял Дима.
– Рой! – крикнул Игорёк – Пчелиный рой!
– А! – Дима кивнул – Давай!
Птица и жук перекрутились в воздухе и взяли курс друг на друга. Пчёлы в точности повторили их манёвры и с гудением начали догонять детей. Когда до столкновения оставались считанные секунды, Блестящая молнией взлетела вверх, а Рой камнем провалился вниз. Два роя пчёл с гудением врезались друг в друга, слились в один большой клубок и золотисто-чёрным дождём попадали на землю. Птица, жук и их всадники восторженно закричали, засвистели и заклекотали, устремляясь следом за Рыцарем. На спине краба стоял Кирилл и махал им рукой. Рой пошёл на снижение: огромный жук с треском приземлился в гуще молодняка, просто посшибав деревья лапами. Блестящая была несколько более природолюбивой: спикировав, она приземлилась на спину Рыцаря. Игорёк прыгнул на жёсткий панцирь и с наслаждением вытянул ноги. Кроме Кирилла, проснулись Искра, Ласка, Серебряный и Илья. Животные спрыгнули со спины краба и разбежались в разные стороны, разминая затёкшие конечности. Кирилл задумчиво грыз финик.
– Ну и как тебе полёты? – спросил Илья, гладя клюв Блестящей – Не хочешь ли ещё покататься?
Игорька бросило в дрожь.
– Нет, спасибо! – поблагодарил он – Я уже налетался и сыт этим по горло. И понял одно: я не лётчик.
– Ах, прости… – Илья улыбнулся – Я забыл, что ты не любишь летать!
– Летать-то ради бога, но то, что вытворяет она в воздухе, иначе как самоубийством не назовёшь!
– А мне нравиться… – Илья вздохнул – Так что там произошло в лесу?
– Вы заснули, – Кирилл размахнулся, и косточка размером с его кулак с шелестом исчезла в кустах – Мы нашли вас на поляне.
– Значит, дело в запахе? – Лори легко взмыл в воздух и приземлился обратно – Так я и знал! Это же Лес Иллюзий! Те цветы – то на самом деле не цветы, а животные, использовавшие иллюзию Леса для маскировки. Я подозревал, что запах опасен, но слишком поздно решил лететь обратно. Вот чёрт!
– Что? – Игорёк поднял голову.
– Газолисты! И как я мог про них забыть? Мы же сошли с тропы! – продолжал сетовать Лори.
– И что теперь? – Кирилл вздохнул.
– Нам нужно возвращаться… – Лори покачал головой – Тут очень опасно…
Игорёк глянул на свои часы. Стрелка продолжала ясно и чётко указывать вперёд.
– Не думаю… – он показал Лори на стрелки – Они говорят, что нам нужно вперёд!
Лори с сомнением посмотрел на часы, но ничего не сказал.
– А что, остальные ещё спят? – Дима влез на краба и почесал одну из маленьких антенн, располагавшихся у Рыцаря за глазами. Рыцарь радостно забулькал и галопом устремился вперёд. Дети попадали на жёсткий панцирь от мощнейших сотрясений, сопровождавших передвижение краба. Минут через десять заросли впереди осторожно раздвинулись, и показался нос Златозавра. Убедившись, что это и впрямь свои, он фыркнул и целиком выбрался из кустов. Общее впечатление во многом походило на вид бегемота, прикрывающегося тазиком. Ящер добродушно рыкнул и пошёл рядом с Рыцарем и Роем. Игорёк оглядел маленькую армию, и на душе потеплело.
– Наверное, они были в лесу дольше, соответственно дольше дышали этой отравой… – предложил Дима свою версию случившегося – Вот Илья там находился меньше, потому и проснулся раньше…
– А-аф! – Кира потянулась и открыла глаза – Оба-на! А вы что… То есть мы где…
Она потрясла головой и окончательно сформулировала вопрос:
– Мы что здесь уже делаем?
Дима и Илья переглянулись, соображая, как ответить на столь оригинальный вопрос. Кирилл задумчиво грыз следующий финик. Первым среагировал Игорёк.
– Вы заснули, надышавшись лесного воздуха… – он покачал головой, пытаясь собрать воедино мысли – Там были цветы, которые испускали запах, который действовал как сонный газ, вот!
– А-аа… – Лена зевнула – То-то мне показалось, что что-то там было не так…
– А я, между прочим, больше всего грибов собрала! – похвасталась Вероника, тря глаза кулаками.
– И, между прочим, пока вы тут спали, мы с Игорьком защищали вас от атак сотен пчёл! – вставил Дима.
Игорек выдернул из панциря Рыцаря жало длиной в руку и толщиной в палец.
– Вот примерно то, что вам угрожало…
Лена широко расширила глаза.
– Нам повезло, что вы догадались, в чём проблема! – Илья вздохнул – Если бы вы не перенесли нас на Рыцаря и не взлетели бы…
– Да ладно вам! – Игорёк тряхнул головой – Я уверен, вы бы сделали то же самое на нашем месте.
– Какие могут быть сомнения? – удивился Лори – Разумеется!
Лена посмотрела на солнце, садящееся за горизонт. В последнее время дни становились всё короче, а ночи длиннее, холоднее и, следовательно, намного опаснее.
– Пора искать место для ночёвки… – Кира кивнула, проследив взгляд Лены, и поёжилась, глядя на свинцово-серые тучи – И поскорее: похоже, начинается дождь…

Дети укрылись под деревьями в надежде на то, что дождь скоро закончиться и можно будет поискать нормальное место для ночёвки, но надежда так и осталась надеждой. Лори, внимательно осмотрев небо, сказал, что дождь будет идти ещё часов восемь минимум – короче говоря, до утра. Привал перерос в ночёвку. Сухих дров в наличии не было, но для Искры это не было проблемой, и вскоре дети уже грелись у костра. Лори взялся демонстрировать кулинарное искусство Сказочников. Лена и Кира бросились помогать. Вскоре грибы, начинённые зёрнами, испеклись, и дети приступили к ужину. Стряпня Лори была выше всяческих похвал. Искра и Серебряный тоже присоединились: солнца не было, и энергия неумолимо иссякала. Златозавр задумчиво сжевал пару фиников и несколько кустов, в изобилии росших в округе. Рой ловил мошкару на пару с Блестящей, Рыцарь пил, подняв клешни, по которым дождевая вода стекала ему прямо в рот. Ласка сжевала несколько “котлет” из Демоновского города. Дождь серой стеной окружал ель со всех сторон. Делать нечего, пришлось укладываться спать, благо сосна стояла на возвышении и вода достать её не могла. Шипение дождя действовало умиротворяющее…
Лену разбудил странных булькающий звук. Девочка подняла голову. Ливень не утихал, хотя солнце уже давно опустилось за горизонт. В лесу было темно, холодно и сыро. Все остальные спали вокруг давно потухшего костра. Златозавр настолько мощно храпел во сне, что лично Лена ни за какие коврижки не согласилась подойти ночью к лагерю, откуда доносятся такие звуки. Бульканье повторилось. Лена встала, всматриваясь в пелену дождя, но почти полное отсутствие света приводило к тому, что ёлки в трёх метрах от неё сливались в сплошной серый фон. Девочка прислушалась. Быть может, её показалась опасность в журчании одного из многочисленных ручьёв, текущих сейчас по лесу? Лена сделала несколько шагов в сторону звука и прислушалась. Тишина. Дождь крепчал. Девочка снова прислушалась, и, не услышав ничего, развернулась, чтобы идти обратно.
Она не заметила неуловимую тень, мелькнувшую у неё над головой. Не услышала она и тихого царапанья когтей о кору дерева. А гром, прогрохотавший в поднебесье, заглушил тихое бульканье. Смерть сгруппировалась…
…И Лену спасло лишь чудом сработавшее чувство опасности. Она успела пригнуться, и длинные, изогнутые, бритвенно-острые жвала щёлкнули в миллиметре от шеи девочки. Лена, поскользнувшись, растянулась на мокрой хвое и мельком увидела огромную тень, прыгнувшую на неё с дерева. В следующую секунду она уже вскочила, словно мячик, увернулась от волосатой лапы и припустила к лагерю.
– Подьём! – закричала она – Вставайте!
Искра вскочил и, не глядя, махнул хвостом в сторону дров, сложенных про запас. В свете импровизированного костра Лена смогла как следует рассмотреть нападавшего. Оптимизма ей это не добавило. За костром стоял огромный, метра четыре в длину, чёрный как смоль паук. Восемь толстых волосатых ног цепко держались за деревья, туловище было надёжно защищено панцирем, поблескивающим металлическим цветом, а голова, казалось, состояла из множества глаз и зубастой пасти, окружённой двумя парами жвал, похожих на ятаганы. Ещё у ночного пришельца были четыре хватательные конечности и хвост, загнутый на спину. Златозавр вскочил, почувствовав ужас проснувшихся детей, и взмахнул хвостом. Спасло его лишь то, что паук был ослеплён ярким светом и не мог как следует прицелиться. Хвост мелко задрожал и выстрелил в Златозавра струёй белой, похожей на паутину шипящей жидкости, почти пара, пролетевшей в считанных метрах над головой ящера. Сосна за спиной Златозавра зашипела, съёживаясь. Тем временем Рыцарь, открыв глаза, решил, что ситуация требует вмешательства, и притом срочного, быстро вытянул клешню и окатил монстра ледяной водой. Паук замер, его глаза злобно мерцали под толщей льда.
– Кто это? – с ужасом спросил Илья, с детства боявшийся пауков.
– Понятия не имею, – честно признался Лори – Но думаю, что будет лучше, если мы быстро и без лишнего шума исчезнем отсюда, и поскорее!
Дима рванулся было затушить костёр, но Кирилл остановил его.
– Стой! Если костёр потухнет, его собратья поймут, что мы уходим!
– Правильно мыслишь! – Игорёк одобрительно хлопнул брата по плечу – Уходим!
Златозавр нырнул во тьму, следом бросились и остальные. Минут через пять до детей донёсся приглушенный расстоянием и дождем треск, и они поднажали. Из леса донеслось сердитое шипение.
– Похоже, их много! – Кира махнула рукой – Скорее, вперёд!
Почти не дыша, дети и животные вылетели из леса на широкую равнину. Шипение позади мало-помалу стихало и постепенно сошло на нет.
– Странно… – Дима нахмурился – Если бы они были голодны…
– Может, они просто под дождём не любят бегать? – предположил Илья, отлично понимая, куда клонит его друг.
У Игорька болезненно заныл желудок. И, словно в ответ, земля вздрогнула. И снова тишина, прерываемая лишь шумом дождя.
– Землетрясение? – неуверенно предположила Лена.
– Нет, не похоже… – Дима замедлил шаг и прислушался – Никогда не слышал о землетрясениях в один толчок…
И, как будто подтверждая его слова, земля позади них затряслась и вздыбилась.
– Бежим!!! – заорал Лори, с удивительной скоростью бросившись в противоположную сторону – Это нанимоямо!
Остальные с реактивной скоростью устремились следом. Земля продолжала выворачиваться целыми пластами, обнажая вылезавшего из-под неё исполина. Розовое фосфоресцирующее тело больше всего напоминало гигантского червя, на одном конце которого находилась огромная колодцеобразная пасть, усеянная похожими на заступы зубами. Глаз не было. Игорёк махнул остальным и побежал налево, надеясь, что остальные не отстают. Вероника, Илья, Кира и Лори свернули следом, их примеру последовали Искра, Блестящая и Ласка. А вот Лена, Дима и Кирилл как продолжали нестись вперёд по равнине сумасшедшими зигзагами, так и неслись во весь опор. Рой, Рыцарь и Серебряный курса тоже не сменили. Через некоторое время Лима рискнул оглянуться и, к своему удивлению, не увидел за спиной червя. Нет, нанимоямо, как его назвал Лори, всё ещё наблюдался на равнине, но теперь он стремительно уползал в другую сторону. Дима облегчённо вздохнул и остановился.
– Он уполз! – от усталости Лена покачивалась, но выглядела довольной – Мы таки сбежали от него!
– А где остальные? – поинтересовался Кирилл. Ребята оглянулись. Рой, тяжело дыша, прислонился к дереву; Серебряный стоял рядом с Кириллом, а Рыцарь, невозмутимый настолько, насколько может быть невозмутимым краб, стоял чуть в стороне. Остальные бесследно исчезли.
– Игорёк? – позвала Лена – Лори? Вероника? Илья? Кира? Не шутите так!
Шум дождя был ответом.
– Похоже, я начинаю понимать, куда пополз Нанимоямо… – Дима вздохнул – Так или иначе, но мы должны найти наших друзей.
И они дружно устремились обратно по своим следам и глубокой траншее, оставшейся после червя.

В отличие от остальных, Игорьку со товарищи повезло далеко не так сильно. Червяк, несмотря на свой примитивный мозг, всё же успел заметить, где именно зашевелились кусты. С его точки зрения, произошло невероятное: каким-то непонятным образом бегущая еда разделилась напополам. Рассудив, что вкуснее та, которая ближе, нанимоямо забыл про остальных и устремился за Игорьком. Ну и соответственно за всеми, кто бежал с ним. Пока что червяк отставал метров на двести, но расстояние быстро сокращалось.
– Там! – Кира, задыхаясь, махнула рукой в сторону каменных выступов над равниной – Туда, скорей!
Лори взлетел и попытался отвлечь червяка. К нему присоединился Илья, вспрыгнув на мгновенно снизившуюся Блестящую. Златозавр подхватил Игорька и Киру, посадил себе на шею и помчался не в пример быстрее, Вероника вспрыгнула на Искру, и вместе с Лаской они кинулись следом. Выступы превратились в небольшие скалки, Златозавр заметил дыру и бросился к ней…
…И затормозил на самом краю глубокого колодца. Его дно терялось во мраке, на дне шипел невидимый ручей. Вниз спиралью уходила дорога.
– Скорее, вниз! – Игорёк спешился, спиной чувствуя, как червяк приблизился почти вплотную. Дети метнулись вниз по дороге, Златозавр, Ласка и Искра бежали следом. Спустившись метров на тридцать вниз, Игорёк заметил в стене отверстие достаточно большое, чтобы вместить Златозавра, и поспешил туда. Они затаились и замерли. Тишина. А затем свет померк (хотя его и так почти не было), когда голова червяка наклонилась над дырой. До детей донёсся тихий скрежет. Игорек на секунду выглянул и тут же спрятался.
– Он спускается сюда! – прошептал он. Голова червя медленно, но неумолимо снижалась, опускаясь в колодец. Желудок уж не просто ныл. А завязался в бантик. Дети и животные синхронно отступали всё глубже в пещеру, а нанимоямо спускался всё ниже…
– Он заметил нас… – прошептала Кира – Всё пропало…
– Ничего, бывало и хуже! – подбодрила её Вероника.
– Не бывало! – медленно ответил Игорёк.
В следующую секунду показалось, что червяк просто прыгнул. Розовая туша вдруг рванулась вниз с неплохим ускорением. Кира и Вероника взвизгнули, Златозавр рыкнул, Ласка подняла лапы, а Искра взмахнул хвостами. Игорёк вздрогнул. Но оказалось, что червяк всего лишь слишком низко нагнулся (физику не учил), вес перегнувшейся части туловища оказался больше, чем тот, что остался на поверхности, и нанимоямо просто упал. Водопад розовой плоти пролетел мимо пещеры и отправился в полёт вертикально вниз. В полёте гигантское создание билось о стены, увлекая за собой гигантские валуны. Игорёк не услышал звука падения, хотя дети ещё долго стояли, не в силах не то что сдвинуться с места, но даже пошевелить рукой.
– Пронесло… – у Игорька на лбу блестели капельки пота – Давайте выбираться отсюда…
Но выбраться не удалось: большая часть дороги отсутствовала. Падая, нанимоямо ободрал её. Оставив лишь гладкую каменную стенку. Подняться вверх сразу стало невероятно сложно.
– Игорёк? – Илья спустился вниз верхом на Блестящей и облегчённо вздохнул – Слава богу, вы живы!
Над краем колодца появились головы Лены, Димы, Кирилла и Лори. Все были взволнованы, перемазаны грязью с ног до головы и мокрые до нитки, но довольные.
– Вы где там? – крикнул Дима – Пещера?
Игорёк оглянулся. Пещера немого сужалась и превращалась в длинный петляющий коридор, уходивший во тьму. У мальчика мурашки пробежали по коже, когда он увидел этот лишённый света тоннель, идущий неизвестно куда. Очень нехорошие ассоциации напрашивались.
– Тут тоннель! – крикнула Вероника.
– Тоннель? – Кира обернулась и вздрогнула – Лена, пусть Рой просвистит потолок, чтобы мы вышли отсюда! Скорей!
Рой опустил нос и засвистел. Коридор затрясся, резонируя, по стенам и потолку зазмеились трещины.
– Стоп!!! – Игорёк вылетел на узкий обломок бывшего каменного выступа – Стоп! Вы нас тут заживо похороните!
Рой перестал свистеть. Лори, хлопая крыльями, слетел вниз и хмыкнул.
– Да-а… Как же вас забрать отсюда? – задумчиво спросил он.
Игорек вздохнул.
– Никак. Как думаешь, этот коридор рано или поздно выходит на поверхность?
– Да, – Лори кивнул – Но… Давайте так: вы идёте по коридору и ищете выход на поверхность. А мы ищем этот самый выход и двигаемся вам навстречу. Только делаем это как можно быстрее.
– А в чём проблема? – недоуменно спросила Кира.
– Понимаете… – Лори почесал затылок – Это тоннель лунных муравьёв. Они неагрессивны, но не любят пришельцев.
– А может, нам с ними пойти? – поинтересовалась Лена, для убедительности похлопав Роя по его бронированному плечу. Лори покачал головой:
– Муравьи реагируют на шаги. Чем сильнее шаги, тем быстрее они найдут источник.
– А Рой слишком тяжёлый… – понял Дима.
– Но ведь там Златозавр! – не согласился Кирилл. Илья покачал головой, соглашаясь с Лори.
– Во-первых, если Рой к ним присоединится, то муравьи найдут их в два раза быстрее. А во-вторых, оружие Роя – звук – опасно в этом коридоре. Рыцарь не спуститься, Серебряный тоже. А Блестящая с её размахом крыльев… Это раньше она могла порхать по пещерам словно бабочка, теперь она слишком велика.
– Ясно, – кивнул Игорёк – ну что ж, пошли, мне не очень хочется попасть насекомым на обед.
– Согласна, – кивнула Кира и взяла за руку Веронику – Пошли скорее!
– Интересно, кто живёт в этих тоннелях, кроме муравьёв? – Вероника жалась к старшим ребятам и Искре, шедшей позади. Ласка и Златозавр шли впереди.
– Будем надеяться, что мы никогда этого не узнаем… – пробормотал Игорёк.

Коридор петлял. Долго и упорно, хорошо хоть универсальные часы Игорька держали курс достаточно стабильно, и опасность потеряться стремилась к нулю. Периодически коридор делился, словно амёба, но ни одно из ответвлений не было столь широко, как главный тоннель. Муравьи, если это и вправду были их тоннели (в что искренне не хотелось верить) поработали тут на совесть: коридор был чист, ни единого камешка или комка опавшей с потолка земли. Создавалось впечатление, что его старательно подмели как раз перед тем, как дети в него ворвались. Вначале тёмный, потом он стал призрачно-голубым. Красотища… Кира присмотрелась и поняла, что освещение осуществлялось за счёт самих стен, пылавших голубым светом, словно огонь из газовой горелки. Пол и потолок украшали светящиеся сталактиты и сталагмиты, закрученные в замысловатые спирали. Игорёк потрогал стену, и огонь перешёл на его пальцы.
– Это не естественное свечение… – Кира повторила действия Игорька и теперь задумчиво изучала светящуюся руку – Это растения. Микробы.
– Кто? – Вероника опасливо отодвинулась от стен.
– Бактерии. Крошечные светящиеся организмы, – Кира улыбнулась – Вер, тебе стоило бы почаще слушать маму!
– А кто ваша мама? – полюбопытствовал Игорёк.
– Она биолог… – Вероника стукнула по сталактиту, отозвавшемуся приятным звоном – А папа – военный.
– Он генерал, – пояснила Кира, ударяя по соседнему сталактиту. Звук был совсем другим. Дети радостно переглянулись, и вскоре коридоры наполнились жизнерадостным напевом.
– А почему вы тогда учитесь у нас? – Игорёк почесал затылок.
– Папа так решил… – Вероника соскоблила немного светящейся флоры и провела на руке несколько полос. Игорёк и Кира переглянулись и одновременно улыбнулись.
Вторая хорошая идея.
Следующие несколько минут дети были заняты творчеством. Искра обзавелась светящимися лапами, ушами и длинной полосой на спине, Ласка светила плечами, локтями и коленями. Кира задумалась и пририсовала несколько полос и зигзагов на лбу и щеках лисицы, сделав её похожей на индейца. Затем дети втроём принялись разрисовывать Златозавра. Рог, хвост с шаром, грудь… Вероника завершила работу несколькими штрихами в области морды, а Игорёк дорисовал ящеру очки. Златозавр сразу стал похож на здоровенного грустного отличника. Себе Кира и Вероника разрисовали лица замысловатыми загогулинами, а Игорёк просто провёл несколько полос на руках. Осмотрев друг друга, дети удовлетворённо хмыкнули и продолжили путь. Подземный мир был настолько другим, что дух захватывало. Вокруг стояла тишина. Буквально стояла, как если бы тишина была материальной. В этой тишине эхом отдавались шаги детей и тихое журчание ручья, тёкшего рядом. Дети снова вспомнили о музыкальных сталактитах, и коридор вновь наполнился весёлыми перепевами. С таким звуковым сопровождением и идти было веселей…
Внезапно Златозавр насторожился. Дети замерли. Тишина была до того полной, что аж звенела.
Ящер, не двигаясь, смотрел вперёд, вся его поза выражала готовность драться: лапы полусогнуты, когти в боевой позиции, хвост приподнят…
– Что с тобой? – удивлённо спросил Игорёк, кладя руку ему на плечо. Ящер смущённо фыркнул и втянул когти, но настороженный взгляд не исчез. Искра подошла к нему, принюхалась и недоуменно фыркнула. Златозавр сник, зажёг на кончике хвоста огонь и шагнул вперёд.
Из боковых проходов с шипением вылетели тонкие белые нити и окутали Златозавра. Ящер взревел (потолок немедленно затрясся от ужаса) и попытался вырваться, но нити оказались клейкими и до безобразия прочными, поэтому попытки порвать их, используя когти успеха не возымели: когти просто вязли в густой белой массе. И тут из коридоров сплошным потоком хлынули муравьи. Но уже не те крошки, что строят полуметровые муравейники; нет, эти муравьи сами были метр в высоту и два в длину, панцирь мерцал призрачным голубым светом, на котором непонятно как выделялись полосы того же цвета. Жвала длиной в руку завершали отнюдь не оптимистичную картину. Плюс их было много. Слишком много. Ласка не успела даже лапу поднять, как её повалили на пол и спеленали аналогично Златозавру. Искра среагировал намного быстрее, хвосты с жужжанием разлетелись в стороны… И были склеены липкими нитями, которые выплёвывали муравьи. Следующими стали лапы, и вот Искра, грозно сверкая глазами, лежит на земле, беззащитный как младенец, которого завернули в пелёнки. Она издала долгий переливчатый вопль ярости и отчаяния, задёргавшись в путах, но муравьи добавили новых нитей, и вскоре Искра напоминала большой дёргающийся клубок ниток. Муравьи шагнули вперёд, Игорёк заслонил собой девочек, прекрасно понимая, что “вот теперь нам точно хана…”
По рядам муравьёв пронёсся стук, и они замерли. Их фасетчатые глаза светились внутренним ярко-голубым светом. Секунд десять дети и насекомые внимательно изучали друг друга, затем из толпы муравьёв вышел один и подошёл к детям. От остальных его отличали лишь два шипа на панцире. Игорек шагнул вперёд. Главный муравей приподнялся на две задние пары лап и тихо зашипел, после чего дважды щёлкнул челюстями. Кира вздрогнула, как будто Игорьку уже отгрызали голову. Волосатая лапа, оснащённая острыми когтями внушительной величины, коснулась волос мальчика, царапнула щёку… Как Игорёк умудрился остаться на месте и не сбежать с криками ужаса, остаётся загадкой. Лапа скользнула по руке мальчика. Затем муравей замер, словно ожидая чего-то. Игорёк протянул руку к панцирю муравья, внутренне приготовившись к тому, что сейчас её откусят по самый локоть. На ощупь панцирь оказался твёрдым и шершавым, как кусок песчаника. Муравей опустил лапы и затрясся, издавая булькающие и кашляющие звуки. Дети не сразу поняли, что он смеётся. А затем все остальные муравьи тоже рассмеялись. Глядя на умирающих от счастья насекомых, Игорёк уже в который раз сказал себе, что он ничего не понимает. Муравей указал лапой на руки Игорька, потом щёлкнул жвалами и поклонился. Это выглядело именно так: на секунду он согнул лапы, потом снова поднялся и что-то прощёлкал челюстями. Муравьи оперативно подняли Искру, Ласку и рычащего Златозавра и понесли их по тоннелю. Дети последовали следом. Игорёк, к которому с двух сторон прижимались Кира и Вероника старался выглядеть спокойным и невозмутимым, несмотря на то, что у него самого коленки подгибались. Детей провели длинными запутанными коридорами (нужно было родиться муравьём, чтобы ориентироваться в этом лабиринте) и вывели в огромный подземный зал. Потолок терялся во тьме, а вокруг… Вокруг были муравьи. Много муравьёв. Некоторые были синего цвета и светились в темноте, словно живые сапфиры. Собственно, темноты не было: вся гигантская пещера освещалась синими кристаллами размером с муравья, стоящими на полу или вложенными в стены. А ещё в стенах были отверстия, из которых появлялись и в которых исчезали муравьи. Кто-то бегал с пустыми лапами, некоторые носили белые грибы или яйца… И тут Игорёк понял, куда они попали.
Гигантский муравейник.
Под стать своим обитателям.
Тем временем муравьи поволокли пленных животных в центр пещеры. Пол был неровным, его покрывали многочисленные постройки. Это был не просто муравейник, а целый муравьиный город, со своим населением, яслями, кладовыми, домами…
Добравшись до ровной площадки, муравьи осторожно уложили там животных и жестами (как им это удалось – ума не приложу…) попросили детей следовать за ними. Игорёк взглянул на связанных друзей и отрицательно покачал головой. Мало ли что, может, их хотят разделить… Кто их знает, этих муравьёв?
Шипастый муравей, тот самый, который первым подошёл к детям, задумчиво почесал усики лапами. И вдруг перед лицом Игорька появилась картинка, точнее – целая серия, одна за другой: муравей, стоящий на столбе, муравей в тоннеле, муравей, сражающийся с огромным муравьём красного цвета… Муравьи на картинках были разные, но их объединяло одно: все они были разрисованы синими полосами, ярко светившимися в темноте.
– Мне кажется… – неуверенно начал Игорёк, поворачиваясь.
– Не тебе одному, – Кира кивнула – Телепатия.
Животные, очевидно, тоже что-то увидели, так как перестали вырываться и теперь смирно лежали.
– Воины… – Кира глянула вначале на свои руки, а потом на руки Игорька и Вероники – Они решили…
– Что мы воины! – Вероника кивнула – Вот почему нас не связали…
– А также почему они хохотали! – Кира фыркнула, самокритично оглядев себя с ног до головы – Хороши воины, ничего не скажешь…
Игорёк посмотрел на муравья, терпеливо ждущего ответа, и кивнул. Муравей развернулся и устремился в центр пещеры, дети побежали за ним. Похоже, за врагов их тут не считали, скорее даже наоборот: муравьи сновали туда-сюда, не обращая на детей совершенно никакого внимания. Ну, может. штук шесть-восемь остановились, посмотрев на них внимательным взглядом голубых глаз – и снова за работу. Попетляв между домами и светящимися кристаллами, дети приблизились к широкому каменному возвышению, вокруг которого стояли несколько муравьёв с шипами. Наверху, на каменной площадке, лежала большая муравьиха и маленький, в половину её шестиметрового тела, муравей – король. Шипастый муравей что-то прощёлкал и встал в строй вокруг возвышения.
Личная гвардия!, догадался Игорёк.
Царь (или король…) медленно спустился вниз и защёлкал жвалами. Игорёк, Кира и Вероника непонимающе смотрели на него. Муравей совершенно по-человечески вздохнул и пошевелил усиками. Перед Игорьком развернулось изображение этой же пещеры, только совершенно пустой: очевидно, это было много лет назад. Ни муравьёв, ни жилищ… Ни кристаллов. Отчасти это было похоже на фильм: картинка вдруг начала меняться. Дети увидели, как муравьи впервые нашли её, как заселяли, обживали… Потом пошли картинки муравьёв, они делились на две группы: те, у которых не было полос – пожилые муравьи, дети, фермеры, рабочие, и тех, у кого они были – воины, охранявшие муравейник от внешней угрозы, чаще всего от огромных, похожих на бульдозеры красных муравьёв. Игорёк кивнул.
– Похоже, что мы теперь – их воины… – прошептала Кира.
Муравей-король отрицательно покачал головой и выдал новую картинку: два муравья на арене, они дерутся, но не кусаются и не плюются белой ловушкой; очевидно, это был тренировочный спарринг или какой-то ритуал. Скорее всего, последнее, так как после того, как один муравей повалил другого на землю, ему нанесли на панцирь полосы, которые сразу начали светиться.
– Ах, вот даже как… – Игорёк обернулся к Кире – По-моему, честь стать воином добывается в бою… Соревновании…
Король азартно закивал и лапой указал на руки Игорька, а потом на одного из своих воинов.
– Упс… – Кира положила руку Игорьку на плечо – Похоже, он имеет ввиду, что ты должен победить одного из них в бою, чтобы доказать, что ты воин и достоин этих полос.
– И зачем мы их нарисовали? – вздохнул мальчик.
– Не нарисовали бы – и сидели бы сейчас связанные вместе с нашими животными! – напомнила Вероника.
Муравей наклонил голову, словно размышляя, затем указал лапой на Киру и Веронику, после чего снова указал на своих воинов.
– Ну уж нет! – Игорёк понял всё без перевода – Я сам отстою нашу безопасность!
Короли щёлкнул жвалами, и муравьи расступились, образовав пустое пространство перед возвышением, в центре которого оказались дети. Затем он лапой указал на молодого муравья без полос, который тут же оказался рядом с Игорьком. Киру и Веронику вежливо, но непреклонно увели за живую стену из трёх десятков муравьёв.
– Мы болеем за тебя! – успела крикнуть Кира. Король убедился, что всё в порядке, и взмахну усиками. Перед Игорьком появилось изображение его самого, повалившего муравья; ему наносили новые полосы и завитушки на лицо. Игорёк кивнул, и на него молча бросился муравей.
Игорёк умел драться. И, как и любой мальчишка в его возрасте, периодически дрался. И, между прочим, не раз побеждал в схватках. Но вот как одолеть муравья ростом с него, а тем более – повалить его на землю, Игорёк даже представить себе не мог. Одно счастье: у соперника не было когтей, то ли по малолетству, то ли он их втянул. Игорёк ушёл в сторону и попытался схватить муравья за лапу. Тот молнией извернулся, подставил ножку, и противники покатились по полу. Несмотря на то, что муравей был отнюдь не самым сильным представителем муравейника, скорее даже, наоборот, был его самым слабым жителем, он неумолимо выскользал из захвата Игорька, вставая на задние лапы. Сквозь треск муравьёв Игорёк различил крики Киры и Вероники и воспрянул духом. Он перекатился, схватил-таки муравья за заднюю лапу и дёрнул её изо всех сил. Муравей закачался, потерял равновесие и растянулся на полу. Прежде чем он успел глазом моргнуть, Игорёк уже сидел на нём верхом. Король щёлкнул жвалами, и мальчик спрыгнул с поверженного противника. Муравьи одобрительно защёлкали челюстями и затопали, сквозь эти страшноватые аплодисменты еле слышались торжествующие вопли девочек. Поверженный противник поклонился победителю и отошёл в сторону. Девочки, визжа, повисли у Игорька на шее, едва не сбив его с ног. Подождав, пока страсти улягутся, муравей-король прощёлкал челюстями, и несколько рабочих принесли в каменной чаше молочно-белую жидкость. В ответ на недоумевающий взгляд Игорька королева (это был первый раз, когда она присоединилась к общению) объяснила, что этим следует смыть полосы. Король, помолчав, добавил, что затем на их место будут нанесены правильные символы воинов. Успокоенные таким объяснением, дети рьяно принялись умываться. Смыв остатки краски, они снова предстали перед королевской ложей. Королева, осмотрев их, кивнула и удовлетворённо щёлкнула челюстями. Из толпы муравьёв выбрались ещё несколько и вынесли чашу поменьше, наполненную синей светящейся краской, и несколько больших камней. Детей усадили на камни, и муравьи приступили к работе. Игорёк заметил, что у рабочих когтей не было. Вместо них были мягкие подушечки, окружённые пушистыми волосками. Именно этими волосками, ставшими своеобразными кисточками, муравьи и стали наносить на лица и руки детей тонкий слой краски, покрывая их руки и лицо замысловатой вязью. Затем, после того как краска высохла, Игорёк потрогал лицо. Краска держалась крепко и была совершенно неощутима. Он оглянулся на друзей и с удивлением заметил, что на самом деле никакой краски на них не было.
– А тебя что, забыли покрасить? – Кира улыбнулась.
Мальчик осмотрел свои полосы и завитушки и понял, что он ничего не понял. Король снова было щёлкнул челюстями, но тут муравьи вокруг засуетились, забегали, взволнованно защёлкали жвалами. Король тоже быстро-быстро защёлкал челюстями, потом обернулся, кивнул и указал лапой за спины ребят. Развернувшись, те увидели, как через один из тоннелей в пещеру заносят спелёнатых Лори, Илья, Лену, Диму, Кирилла, Роя, Блестящую, Серебряного и Рыцаря. Для того, чтобы занести огромного жука и не менее огромного краба, муравьям-рабочим потребовалось значительно расширить тоннель. Впрочем, сделали они это очень быстро, за две-три минуты. Игорёк, Кира и Вероника бросились было к друзьям, но король остановил их. Он щёлкнул челюстями, и животных отнесли к Златозавру, Искре и Ласке, а детей доставили к королевскому возвышению. Дети с ужасом оглядывались по сторонам, но когда увидели Игорька с товарищами, то немного успокоились. Муравьи-стражи подошли с к ним и провели лапами по белым клейким нитям, после чего путы осыпались на землю сухими обрывками.
– Игорёк, что происходит? – Лена тут же перешла на сверхвысокие ноты, лишь чуть-чуть не дотягивая до вокала Роя.
– Да нормально всё! – сказала Кира, прислоняя палец к губам Лены – Муравьи не желают нам вреда, они просто пригласили нас погостить…
– Тогда почему напали, когда мы спустились вниз? – Дима настороженно посмотрел на вновь спокойно стоящих насекомых. Потом на Игорька – И почему вы не связаны?
– А что бы ты сделал, если группа неизвестных ввалится в твой дом? – вопросом на вопрос ответил Игорёк – А насчёт связанности… Ну… Это долгая история…
Король посмотрел на детей, затем на животных, смирно лежащих вдалеке, и выдал картинку: Игорёк и остальные, а за ними – животные, причём за каждым из ребят был его питомец. Игорёк кивнул.
– Они общаются с помощью телепатии! – пояснила Вероника. Кира улыбнулась.
– Да, точно… – Лори кивнул – Я слышал о них. Лунные муравьи. Они живут в городах под землёй и страшно не любят, когда их беспокоят…
Кирилл всмотрелся в лицо Киры, Игорька и Вероники и недоуменно спросил:
– А чего это вы накрасились так забавно?
Игорёк и Кира переглянулись.
– В каком смысле? – не поняли они.
– Ну вот же! – Вероника безошибочно провела пальцем по полосе на руке Игорька, потом то же самое проделала с Кирой.
Дима и Лена нахмурились, подозревая о тихом помешательстве.
– О чём вы говорите?
– Погодите! – Игорёк поднял руку – Кирилл, Вероника, вы что, видите их?
– Ну да! – кивнули детишки – А вы, что ли, нет?
– Я – нет… – покачала головой Кира.
– Я тоже нет, – кивнул Игорёк – Точнее, я вижу свой рисунок, но не вижу ни твой, Кира, ни твой, Вероника…
– Какие рисунки? – завопил Илья – Помогите!
Король зафыркал и снова показал картинки про разрисованных муравьёв. Затем показал картинку с Игорьком, Кирой и Вероникой такими, какими они были доставлены в пещеру.
– Воины? – удивился Лори – Как это?
– Ну… – Кира смущённо улыбнулась – Мы разрисовали себя и животных, пока шли. Там стены были светящимися…
– А тогда почему вас не связали, а Златозавра, Ласку и Искру – да? – Кирилл наклонил голову – Вы же их раскрасили, так?
– Так… – Кира медленно кивнула, соображая.
Король пошевелил усиками и выдал новую картинку: Ласка машет лапами, Златозавр раскрывает пасть, а Искра машет хвостами. Игорёк, Кира и Вероника в то же время стоят чуть в стороне, по их лицам видно, что они напуганы, но они не вмешиваются в драку.
– Ну, может быть, они не связали нас потому, что мы не нападали! – догадалась Кира.
Муравей-король закивал и выдал новую картинку: уже другой коридор, и в нём разворачивается целое сражение: сотни муравьёв атакуют рыцаря, Роя, Серебряного и Блестящую, отчаянно защищавшихся; к ним присоединились и Дима, Илья, Кирилл, Лори и Лена. Затем он указал на детей и на чашу с краской.
– О-оо! – Вероника улыбнулась – Сейчас вас будут красить!
– Что делать? – подозрительно спросила Лена.
– Очевидно, вы хорошо сражались… – Игорёк улыбнулся, и они с Кирой и Вероникой отошли в сторону. Муравьи-рабочие принялись за работу. Игорёк, наблюдавший со стороны, теперь увидел, что краска, нанесённая на кожу, через несколько секунд блекнет и исчезает без следа. По крайней мере, так казалось на первый взгляд, но, судя по тому как дети с интересом осматривали себя, для них боевая раскраска никуда не делась. Наконец, работа была завершена, и чашу унесли куда-то под землю. Илья задумчиво осмотрел остальных и кивнул.
– Теперь понятно, что вы имели ввиду… Но как муравьи делают так, чтобы мы видели их полосы, а тем более чтобы они светились?
– Может, другой химический состав? – предположил Дима – Те коридоры, по которым нас проводили, светились всё время…
Король азартно закивал головой и сбежал с возвышения, взмахом лапы пригласив детей следовать за собой. Они подошли к ближайшему синему кристаллу, и Игорёк с удивлением заметил, что его завитушки начали светиться ярким голубым светом. Он оглянулся и с восторгом понял, что точно то же самое происходит и со всеми остальными. У каждого был свой, индивидуальный узор полос и завитушек, маленьких и больших зигзагов, кругов и точек. Но стоило детям отойти от кристалла, как свет начал тускнеть, пока не исчез совсем.
– И что теперь? – Игорёк посмотрел на муравья – Нам что, придётся так и стоять у кристаллов, чтобы насладиться собственным свечением?
Муравей покачал головой, и последовала картинка, в которой муравей светился, оказавшись под лунным светом на лесной опушке.
– Так вот почему их называют лунными муравьями… – понял Лори – Мне рассказывали, что их можно увидеть лишь в полнолуние…
Где-то вдалеке послышался треск, и в пещере начался форменный кавардак.
Муравьи-солдатики, раньше спокойно стоявшие по сторонам, внезапно подскочили и помчались туда, откуда доносились звуки. Там уже кипело нешуточное сражение: в пещеру ворвались огромные, похожие на бульдозеры термиты цвета раскалённых докрасна углей. Им навстречу уже спешила синяя армия, на ходу выплёвывая длинные белые нити. Рабочие спешно убегали в подземные убежища. Король махнул лапой, советуя детям следовать за рабочими, а сам со всей доступной скоростью бросился в бой. Тем временем нападавшие термиты вели широкомасштабное наступление. И почему их назвали адскими муравьями? Больше всего эти танкообразные насекомые напоминали термитов. Огромные, массивные, защищённые крепкой бронёй, они пёрли напролом. Невзирая на попытки сопротивления.
– Адские муравьи… – прошептал Лори, бледнея.
Три адских муравья встали бок о бок, раскрыли челюсти и разом выдохнули пламя. Так вот почему их назвали адскими! Огненный смерч пронёсся по тоннелю, и защитники спешно отступили. Под прикрытием стены огня в пещеру стали быстро проникать остальные нападающие. И что было хуже всего – они направлялись к царскому ложу как раз через то место, где лежали животные.
Связанные. Беззащитные. Беспомощные.
– Скорее к нашим животным! – не своим голосом завопил Игорёк, беря с места в карьер. Остальные дети дружно рванулись следом. Но, как ни быстро они бежали, термиты, сшибая по пути защитников, добрались туда первыми. Игорёк, видя, как адский муравей раскрывает жвала над Златозавром, ещё успел подумать, что разорвёт его голыми руками, если тот хотя бы поцарапает ящера…
Руки и лицо мальчика, а точнее – полосы засветились ярким голубым светом…
Искра…
Рыцарь…
Рой…
Блестящая…
Серебряный…
Ласка…
Златозавр…
Нет. Всё-таки Искра.
Путы вокруг кота с треском разорвались, разлетаясь во все стороны огненным дождём. На месте Искры бился клубок чистой энергии, разбрасывая по сторонам искры, сполохи статических разрядов и шаровые молнии. Адские муравьи отступили, не понимая, на кого нарвались. Постепенно из света стала появляться фигура кота. Сначала показалась морда, светящиеся глаза, уши… Зубы удлинились, появилась шея, на которой отросла длинная белая грива, туловище, лапы и собственно хвост, почти сразу же распавшийся на три свои идентичные копии. Лапы не изменились, разве что стали чуть больше и тяжелее за счёт шерсти, отросшей на них. Это прибавило им ещё и некоторую повышенную пушистость. Длинные когти вытянулись из шерсти, блеснув в свете молний, и втянулись обратно. До половины. Молнии ещё несколько раз сверкнули и с треском исчезли. Белоснежные зубы светились в бликах муравьиного пламени, а тело шло волнами искр – и никто не мог с уверенностью сказать, отражение ли это огня или волны статических разрядов. Искра медленно потянулся и встряхнул лапами.
Термит, стоявший ближе всех, очевидно, решил заработать медаль, так как поднял голову и выстрелил в кота огнём. Искра длинным прыжком перелетел через муравья, отвлекая внимание на себя, и приземлился у него за спиной. Три хвоста описали по два полных круга и с треском щёлкнули в сторону нападавшего термита. С хвостов сорвалась ослепительно сверкающая молния и ударила в мерзкое животное. Тот отлетел и замер, слабо подёргиваясь. Второй муравей бросился на Искру со спины, но кот стремительно развернулся, и новая молния прочертила пространство.
– Давай, Искра! – крикнула Вероника. Кира мельком глянула на сестру и расширила глаза: девочка светилась синим светом, но ни одного кристалла вокруг не было!
Тем временем пока кот дубасил неприятелей, дети пытались освободить остальных, но тщетно. А муравьёв-солдатиков, как ни странно, нигде не было видно – наверное, все силы были брошены на то, чтобы сдержать прорыв в центральном коридоре. Где-то во тьме вспыхивал огонь и шипели струи муравьиной ловушки. Ещё с десяток термитов ворвался в пещеру через другой тоннель и сразу же зашли Искре в тыл. Кот и не думал уставать, он молнией метался между врагами, но некоторые термиты таки смогли атаковать всё ещё связанных животных.
Игорёк яростно прыгнул на термита, примерившегося откусить Златозавру голову, линии на руках мальчика вспыхнули пронзительной голубизной… Но он не успел. Самую малость. К счастью. Термиты раскрыли жвала, и ливень огня скрыл животных от детей.
– НЕТ!!! – закричали они.
Вспышка огня… Взрыв, от которого затрясся пол… Языки пламени, летящие во все стороны… Огромная фигура, угадывающаяся за стеной огня…
Огнеупорный Златозавр успел вскочить и заслонить остальных от губительного жара. Ящер исчез: вместо него перед ошеломлёнными термитами появилось огромное плазменное облако, из которого во все стороны летели огненные сполохи. Из облака стал появляться ящер: он рос, рос и рос (достигнув в среднем длины и высоты школьного автобуса), его лапы покрылись сетью костяных пластинок, а хвост ощетинился крупными шипами и изрядно потолстел. Морда вытянулась, глаза превратились в вертикальные щёлочки, полыхнувшие оранжевым пламенем, а уши загнулись назад, за шею, удлинившись и покрывшись мягким пухом. Рог на голове разделился надвое, отчего Златозавр стал похож на громадную вилку. Когти на лапах покрылись самой настоящей огненной плёнкой и громко лязгнули, коснувшись каменного пола. В общем, выглядел он весьма и весьма внушительно. Термиты даже пискнуть не успели, как он раскрыл пасть и показал им, что “огненное дыхание облегчает понимание”. Какие там адские муравьи! Те, что чудом уцелели, мигом ретировались с поля боя через один из тоннелей. Златозавр шагнул было следом, но затем отрицательно фыркнул и с рёвом взлетающего “Шаттла” выпустил им вслед море огня. Стены задрожали и осыпались, завалив проход; не скоро кто-то по нему сможет пройти вновь. Ящер закупорил ещё три тоннеля, а Искра, не теряя времени, освобождал остальных: путы рассыпались невесомым пеплом от одного касания хвоста. Дети в полном восторге обняли своих любимцев и поспешили на помощь армии лунных муравьёв. А помогать им и вправду стоило. Красные брали верх грубой силой и наглостью, но появившиеся Златозавр и Искра быстро расставили все точки над “i”. Муравей-король благодарно поклонился недавним пленникам, а теперь – спасителям его муравейника.
– Вперёд! – в Игорьке всё ещё кипел адреналин – Покончим с ними, раз и навсегда!
Король покачал головой и выдал картинку: муравейник высотой в неплохое многоэтажное здание, который охраняют несколько сотен адских муравьёв. Кира оглянулась. Лунных муравьёв в пещере было не меньше трёх тысяч, плюс Искра и Златозавр, плюс остальные, ещё не дошедшие до четвёртого Превращения…
Король коротко кивнул, и маленькая армия устремилась вперёд по тоннелю. Вперёд вырвались Златозавр, Рыцарь и Ласка. Термиты слаженно и быстро отступали вверх по тоннелю, но животные, с их опытом бега по всем видам пересечённых местностей, всё равно были быстрее и уверенно настигали их. Коридор вильнул, расширился и превратился в пещеру, термиты шустро пробежали её и вбежали в следующий тоннель, Ласка бросилась следом…
Последний бегущий муравей поднял голову, и огненный плевок ударил в потолок, покрытый каменными сталактитами как щётка для чистки обуви. Удар пришёлся в основание огромного, с двухэтажный дом, сталактита, мирно висевшего на потолке, он угрожающе затрещал, закачался и исполинским кинжалом ухнул вниз. Как раз туда, где пробегала Ласка. Кира даже не успела рта раскрыть, чтобы предупредить лисицу, как многотонный камень рухнул. Во все стороны полетели осколки камня и тучи пыли, пол задрожал, и участок потолка, скорее всего, наиболее нестабильный, ухнул следом.
Прямо на детей. А Кира всё стояла и даже не делала попыток укрыться, избежать участи быть раздавленной как таракан, со слезами на глазах смотря на то место, где всего секунду назад стояла Ласка.
В рушащейся пещере стало невероятно тихо, словно звук попросту выключили. Сталактит, упавший первым, покрылся сетью мелких трещин и рассыпался. В облаке пыли возник сверкающий серебристым светом шар, вокруг которого чёрно-белым вихрем летали длинные волоски. Постепенно начала угадываться фигура Ласки. Лисица вытянулась и подняла вверх лапы. Хвост закружился, полощась, точно пушистый флаг. Лапы удлинились, а вокруг талии появилась длинная белая шерсть, похожая на юбку. Шерсть на лбу вздыбилась и поднялась над широкими ушами, глаза вспыхнули белым светом, а из пасти донёсся долгий вой. Ласка сделала несколько шагов, закружилась в вихре и буквально выстрелила лапами в сторону падающего камня. Зал сотряс грохот, и камень взорвался, разбрасывая вокруг осколки. До детей не долетел ни один: камни останавливались в воздухе и осыпались по сторонам от них и Ласки. Лисица гордо оглянулась и небрежно тряхнула лапами. Всё произошло не более чем за две секунды. Ну, может быть, с половиной.
– Ласка! – Кира подлетела к лисице и обняла её, зарывшись лицом в мягкую шерсть у неё на груди. Ласка обняла лапами девочку и тихо фыркнула. Кира подняла глаза; две тонкие струйки ясно отпечатались у неё на щеках.
– Я думала, ты погибла… – всхлипнула девочка.
– Скорее, нам нужно продолжать наступление! – крикнул Лори, пролетая мимо. Ласка взлохматила волосы Киры и обернула хвостом. Кира улыбнулась, и они вместе побежали следом за остальными. Впереди забрезжил свет и показалось сияющее белым светом отверстие – выход из тоннеля. Кира поднажала и выскочила на поверхность…
…И замерла, поражённая увиденным.
– Как вам это? – хрипло спросил Игорёк – Впечатляет?
Кира хотела было сказать “ага”, но звук у неё вышел скорее как у кота, напуганного пылесосом.
Муравей-король не преувеличивал величину муравейника. Он его кардинально приуменьшил. Даже дождь не смог скрыть всей громадины гигантского термитника, возносившегося на невообразимую высоту. И вокруг него стояли толпы адских муравьёв. Несколько тысяч. Приблизительно.
А лунных муравьёв всего было тысячи две. Может, полторы.
Ну и Предсказанные вместе со своими животными.
Очень оптимистичный расклад.
И что было самым интересным – все термиты развернулись и двинулись в атаку.
Вот так.
Муравей-король без лишних сантиментов щёлкнул челюстями, и во главе армии рванулся навстречу неприятелю. Игорёк понял, что если они вот сию же секунду ничего не предпримут, с королём можно будет попрощаться.
– Я прикрою сверху! – крикнул Илья, залезая на Блестящую.
– Я с ними! – кивнула Лена. Рой стартовал секундой позже. Следом взлетел Лори. Игорёк сел на спину Златозавра – ящер снова переместился в четырёхлапую позицию, его длина и строение лап больше не позволяли ходить на двух конечностях. Вероника прыгнула на Искру, а Кирилл взобрался на серебряного. Для этого единорогу и коту пришлось встать на колени, иначе дети просто не доставали руками до холки. Кира вместе с Димок забрались на Рыцаря, тяжелобронированный краб был самым надёжным укрытием на поле боя.
– Вперёд! – крикнула Кира – В атаку!
Два моря – синее и красное – столкнулись. Во все стороны полетели струи пламени и белая ловушка. Несмотря на дождь, адские муравьи были в выигрыше: капли (а точнее, вёдра) воды, падая в огонь, мгновенно испарялись, отчего по земле стелился густой туман, что мешало лунным муравьям целиться. Им приходилось стрелять вслепую, и большинство промахивалось. Термиты, напротив, стреляли волнами огня, имевшими исключительную поражающую способность. Видеть цель для них становилось практически не нужно.
Битва, набирая обороты, начинала принимать нехороший оборот.
Первым на поле боя успел Лори: он раскрутил посох и резко опустил его. Волна холодного воздуха мигом смела туман к чёрту на кулички. Этим не замедлили воспользоваться Блестящая и Рой. Птица свалилась в пике и на бреющем полёте выпустила штук двадцать перьев. По равнине расцвели огненные грибы, земля вздымалась, а муравьи спешно разлетались в стороны. Следом спикировал Рой. Жук размером с танк, пикирующий на землю – зрелище не для слабонервных, а когда он ещё и свистит – так это вообще трындец муравьям, почище любого аэрозоля. Тем не менее термиты, невзирая на потери, лишь сильнее наседали на лунных муравьёв. В дело вступили Златозавр, добавивший огоньку, и Искра, напоминавший замкнувший накоротко генератор, чуть позже – Ласка. Рыцарь и Серебряный. Ящер и краб просто пёрли вперёд как два танка, сметая всё на своём пути. Ласка, облюбовавшая дальний бой, взрывала землю под лапами у термитов, отправляя их в полёт во все четыре стороны. Искра, кружась, бил лапами и швырялся молниями, вокруг него быстро образовалась порядочная груда неподвижных поклонников. Серебряный уверенно теснил неприятеля на левом фланге, но Кириллу мало хорошего – ему подавай лучшее. Решив, видимо, в одиночку прогнать всех термитов, мальчик направил единорога в самую гущу зверствующих насекомых. Адские муравьи мигом перегруппировались и встретили его стеной огня. Серебряный заржал от боли и взвился на дыбы, Кирилл слетел с него и распластался под лапами одного из термитов, тот поднял лапу, собираясь просто растоптать его…
Кирилл закричал от страха и закрыл лицо руками…
Отчаянный детский крик…
Ржание…
Рёв пламени…
Единорог исчез, растворившись в солнечных лучах, прорвавшихся сквозь тучи. Облака огня, которые выпускали термиты, были просто-напросто поглощены этим невероятным клубком солнечных зайчиков. Облако то сжималось, то опять расширялось, пульсируя точно живое существо. Из этого облака золотой молнией блеснул длинный рог, потом появились длинные уши, потом – бархатная морда, глаза, холка, рассыпавшаяся по шее золотистая грива, длинные стройные ноги и, наконец, флагообразный хвост. Единорог крепчал, он поднялся на дыбы и заливисто заржал. Он был полностью золотистым, за исключением двух сапфировых глаз и розовых ушей. Серебряный взбрыкнул (два термита, из тех, кто подбирался к Кириллу, пали смертью храбрых) и опустился на колени. Кирилл мигом влез ему на спину, единорог вскочил и взмахнул рогом, ослепительно сверкнувшим в пелене дождя. Первую минуту ничего не происходило. А затем облака разорвал длинный жёлтый луч и упёрся в землю. Раздался взрыв, во все стороны полетели куски грунта, а муравьи разлетелись огненным фейерверком. В земле образовалась глубокая воронка диаметром с добрый десяток метров и глубиной в пять, края ямы были обожжены и ещё дымились. Серебряный вновь махнул рогом, и новый луч прочертил небо. Кирилл тихо сидел на спине своего друга, обнимая того за шею. В небе послышался свист: Блестящая шла на повторных заход. Фиолетовые клубки вновь расцвели на поверхности.
И тут на поле вышел Рыцарь, до того ограничивавшийся пуганьем термитов в тылу. Многотонный краб, орудуя клешнями и лапами, прочертил в рядах нападающих широкую полосу. Фонтаны воды успешно гасили огнемёты муравьёв, а ледяные шары, как всегда, были на высоте: летая над полем, они сносили адских муравьёв пачками, отбивая у них всякое желание поднять голову выше чем на два миллиметра. Видя, что их успешно теснят, термиты хором защёлкали челюстями. Словно вызывая подмогу. И подмога не замедлила явиться. Земля затряслась и закачалась из стороны в сторону, вздымаясь холмами, и на поверхности показались выпуклые, поблескивающие металлическим цветом полусферы, каждая метров двадцати в диаметре. От поверхностей этих металлических щитов поднимался пар. Земля дрожала. Полусферы поднялись, развернулись и устремили на детей пронзительный взгляд зелёных глаз. Огромные челюсти с лязгом сомкнулись, из-под гладкой полусферы брони выскользнули по восемь лап у каждого и с зубодробительным скрежетом опустились на землю. Земля всколыхнулась. Как барабан, по которому ударили палочкой. А затем три исполина сделали шаг вперёд.
Вот так.
– Н-да… – констатировал Дима, глядя на оживший ночной кошмар – Ну, предположим, погорячились… Как думаете, если мы вежливо извинимся, они простят нас?
– Все назад! – крикнул Игорёк, уже вовсю отступая к тоннелю – Укроемся там!
– Да кто спорит-то? – Лори уже на всех крыльях мчался назад – Это муравьиные львы!
– Это хорошо или плохо? – оптимистично спросила Кира, стоя на Рыцаре и вглядываясь во львов.
– Эт… – Лори вздохнул – Ах да… Я вечно забываю. Что вы не из этого мира… Это плохо. Очень плохо!
Илья сдаваться просто так не собирался: сказывалась отчаянная храбрость, или же он попросту не расслышал последних слов Лори. Он снова повёл Блестящую на снижение, и на полусферы посыпались перья. Со свистом оперённые снаряды ударили в броню… И веером разлетелись во все стороны, скользнув по гладкой поверхности щита муравьиного льва и не причинив ему никакого вреда. В первую очередь досталось тем термитам, которые наступали, хитро прячась под брюхами исполинов и наивно надеясь, что уж тут-то они в безопасности. Рой, удивлённый неудачей Блестящей, завалился в пике и засвистел, видимо, намереваясь перепилить муравьиного льва пополам. Монолитный щит зазвенел так, что зубы заломило, и Рой, потеряв управление, начал заваливаться на правый бок. Пропахав в термитах порядочную взлётно-посадочную полосу, он остановился прямо перед одним из муравьиных львов. Тот плотоядно хрюкнул и шагнул вперёд, намереваясь то ли растоптать жука, то ли съесть его вместе с лежащей без сознания наездницей. Лена, раскинув руки, неподвижно лежала рядом с жуком, потеряв сознание вследствие толчка при падении.
– Планы меняются! – Игорёк развернул ящера и помчался обратно – Скорее на помощь Лене и Рою!
Предсказанные вместе со своими животными отважно бросились навстречу громыхающим гигантам. Рыцарь на бегу дал пробный залп водомётами, но вода просто замёрзла на панцире, не причинив муравьиному льву никакого вреда. Ласка вытянула лапу и ударила в монстра чем-то из своего телекинетического арсенала. Это оказалось и вправду действенным, на панцире льва появилась шикарная вмятина. Тот заревел, но всё-таки сделал шаг вперёд, и бронированная лапа поднялась над беззащитным жуком…
Рыцарь бросился вперёд…
Блестящая раскрыла крылья…
– Вперёд! – крикнул Дима, не замечая, что его руки начинают светиться мягким голубым светом…
– Лена… – крикнул Илья, понимая, что не успеет спикировать и выдернуть девочку из-под лапы льва…
Его руки вспыхнули синим огнём…
Казалось, Рыцарь просто прыгнул вперёд. Оттолкнувшись от поверхности всеми имеющимися в наличии лапами и клешнями, он совершил гигантский прыжок прямо под опускающуюся лапу муравьиного льва. И исчез в вихре из воды, окружившем его точно гигантская волна. Послышалось шипение, когда лапа льва надавила на воду, и поверхность жидкости вмиг замёрзла, сковав монстра. Из стремительно расширявшегося облака показался панцирь краба, который резко, словно его надули, расширился и вогнулся. Напоминая суповую тарелку, на донышке которой лежали перепуганные Дима и Кира. Лапы упёрлись в землю, на глазах обрастая костяными завитушками. Глаза краба, раньше находившиеся на гибких стебельках, теперь опустились и покрылись толстыми пластинами брони. Все сочленения покрылись защитными пластинами костяной брони, что сделало Рыцаря ну совсем похожим на танк. Не хватало только длинного дула, но эту роль взяли на себя клешни. Краб прочно упёрся ими в лапу муравьиного льва, а лапами буквально врос в землю. Из-под панциря выскользнул полностью сформировавшийся ребристый, покрытый чешуёй хвост, который послужил добавочной лапой. Лев зарычал и надавил посильнее, но краб напрягся, и лапа остановилась в считанных метрах над головами ребят, сидевших на панцире. Между двумя противниками завязалось единоборство.
Тем временем Рой, не открывая глаз и не выпуская крыльев, начал подниматься в воздух. Вокруг него со свистом стали носиться комки земли, куски камней и его собственные чешуйки, формируя подобие облака и закрывая жука от остальных. А затем земля затряслась, вспучилась, разлетаясь во все стороны каменным дождём. Дима успел спрыгнуть с Рыцаря и прикрыть собой Лену. Жук быстро трансформировался, лапы меняли форму, становясь крупнее и обрастая крупной роговой чешуёй (или что там у жуков…), из двух передних лап выдвинулись похожие на ковш экскаватора когти, обрастая на ходу похожими на бахрому раструбами, мягкими на ощупь и очень смахивающими на клеши. Рой поднялся на две задние лапы, а передними четырьмя ударил в лапу муравьиного льва. И девятиметровый краб и шестиметровый жук одолели гигантского монстра: муравьиный лев отлетел назад, недоуменно тряся головой. Термиты попятились, похоже, такой поворот событий они не представляли себе возможным. А затем Рой, Златозавр, Искра и Рыцарь нанесли удар. Рыцарь образовал ледяной шар размером в половину себя и запустил им прямо в морду муравьиному льву. Тот зарычал, пытаясь когтями содрать с глаз лёд, закрывший ему обзор. Огненная струя подоспевшего Златозавра ударила монстра прямо в пасть, а молния Искры поразила левый глаз. Дима подхватил Лену и рванул к Рыцарю, вскочил на протянутую клешню и вскоре уже стоял на панцире трёхэтажного краба. Рой, казалось, только того и ждал. Он поднял вверх две передние лапы и со свистом опустил их на землю.
КРАК!
От жука, змеясь и ветвясь, в сторону муравьиного льва побежала трещина. Она росла и ширилась, земля дрожала как в лихорадке, а термиты, не устояв на краю, падали в казавшийся бездонным провал. Достигнув муравьиного льва, трещина совершила хитрый обходной манёвр и раздвоилась, обходя монстра с двух сторон. Муравьиный лев поднял голову, и на его морде ясно отразилась обида. Мол, ну что-ж это такое… В следующую секунду земля с треском разверзлась, и муравьиный лев полетел в неизвестность. Через несколько секунд разлом задрожал и стал медленно стягиваться; не прошло и минуты, как он исчез насовсем.
Два оставшихся муравьиных льва бросились в атаку со скоростью средней черепахи, но при их силе и мощи это уже было не так важно. Земля дрожала под бронированными лапами, а Лена всё никак не могла очнуться, и, следовательно, Единство было недосягаемым…
И тут откуда-то сверху донёсся клёкот. Блестящая взмахнула крыльями и исчезла вместе с Ильёй в облаке из кружащихся перьев. Во все стороны ударил ветер, поднятый взмахами крыльев, облака разлетелись по небу и исчезли без следа. Дождь закончился, и над головами детей снова появилось чистое небо и солнце. Блестящая вновь показалась из облака перьев: э-ээ… Ну… Вот вы когда-нибудь видели гигантского орла? В сказках, фильмах? Вот где-то такой и предстала Блестящая перед ребятами. Перья на хвосте из радужный стали свинцово-синими, резко увеличившись при этом в длину и ширину. Лапы обросли мягким фиолетовым пухом, на голове перья поднялись, образуя шикарный гребень, виду и цвету которого позавидовал бы любой уважающий себя индеец. Глаза птицы вспыхнули ярко-малиновым огнём. Маленькие пёрышки, кружась на ветру, медленно опускались вниз.
А потом Блестящая ударила. Она взлетела вверх, кружась, и тряхнула хвостом, с которого сорвалось одно-единственное перо. Крупное, синего цвета, с отливающим металлическим блеском остриём, в полной тишине оно падало на муравьиного льва.
ЗВЯК!
Это перо, понятное дело, отскочило от непробиваемой брони и упало на землю. Лицо Ильи разочарованно вытянулось…
…И в муравьиного льва ударила молния. Уже не та, которой пугал термитов Искра. Огромная ломаная кривая прочертила безоблачное небо и ударила монстра сотнями миллионов ватт энергии, опрокинув того на спину. Муравьиный лев заревел. Судорожно задёргался и замер. Эдакий бронированный холм на поверхности равнины, по которому всё ещё бегают электрические разряды…
Игорёк почувствовал, что у него падает челюсть.
– Обалдеть можно! – Кира с раскрытым ртом переводила взгляд с Роя на Блестящую и обратно.
– Молодчина! – кричал Илья, крепко держась за перья птицы.
И тут солнечные лучи наконец достигли поверхности, и Серебряный засверкал. Словно изумительной красоты золотая статуя единорога. Он взвился на дыбы, и рог огненной молнией сверкнул в лучах солнца…
Игорьку на мгновение показалось, что от солнца протянулся длинный узкий жёлтый луч. Да нет же, не показалось! Луч, становясь всё шире по мере приближения к земле, сверкал всё ярче, начиная слепить глаза, и через несколько секунд упёрся в спину последнего муравьиного льва. Монстр взревел, его окутало плазменным облаком, а когда оно рассеялось, то муравьиный лев исчез. Совсем. В земле осталась двадцатиметровая вмятина, дымящая и пышущая волнами жара. Дети, раскрыв рты, смотрели на Серебряного. Единорог гордо тряхнул гривой и фыркнул. Термиты, сообразив, что дело пахнет керосином, в полном составе покинули поле боя и ретировались в свой термитник. Входы сразу же закрылись большими плоскими камнями.
– Победа! – крикнул Кирилл, спрыгивая с Серебряного и подбегая к друзьям – Мы победили!
Лунные муравьи встревожено защёлкали жвалами и начали отступать ко входу в тоннель. Землю сотряс мощный толчок, затем ещё и ещё…
– Ну, что теперь! – проворчал Игорёк, поворачиваясь. И сразу понял, ЧТО именно.
– Ущипните меня… – попросила Кира – Может, я сплю?
Дима как следует ущипнул её за руку.
– Ай! – девочка отдёрнула руку – Больно же!
– Зато теперь ты знаешь, что не спишь… – Вероника не могла отвести взгляда от муравейника.
– Матерь божья… – прошептал Илья.
Муравейник – простите, термитник – вставал.
Как?
Элементарно.
Просто встал во весь рост, опираясь на две каменные ноги, и шагнул к детям. Земля подпрыгнула, как будто по барабану ударили уже не барабанной палочкой, а увесистой булавой.
В принципе, так оно и было.
– Ну ладно огонь Златозавра или электричество Искры… – Дима повернулся к Лори – Но как ты это объяснишь?
Тот в шоке покачал головой, не отводя взгляда от каменного монстра. Тот сделал ещё один шаг и поднял руки. Тоже, кстати, каменные.
– Осторожно! – крикнула Лена.
Раздался треск, и в детей полетели увесистые валуны, каждый размером с легковушку. Искра, взмахнув хвостом, создал электрический щит, Лори поднял посох, Ласка и Рой напряглись, и первая дюжина камней была уничтожена или сбита в сторону.
Чудовище снова взмахнуло руками. Камень, в котором вполне мог поместиться Рыцарь (и ещё полно места осталось бы), со свистом устремился к детям. Рыцарь шагнул вперёд, поднимая клешни… И между ним и камнем возникла серая полупрозрачная стена, гудящая как пчелиный рой. Это стена моментально превратилась в купол и накрыла детей и животных.
БАМ-М!!!
– Разбегаемся! – крикнул Илья, как только защитный купол исчез – Он слишком большой, чтобы охотиться по маленьким целям, стоя здесь, мы представляем собой прекрасную мишень!
– Поддерживаю! – Игорёк пригнулся, и кусок камня размером с две головы мальчика, просвистел над ним, лишь слегка взъерошив волосы – А потом нападём на него со всех сторон одновременно!
– Заметано! – согласились Лена и Дима. Дети и животные разбежались в разные стороны, и ожившему термитнику пришлось выбирать кого-то одного в качестве первостепенной цели. Великолепным кандидатом на эту роль был Рыцарь, вследствие чего создавалось впечатление, что краб бежит по минному полю: столбы земли взлетали слева и справа от него, осыпая камнями. Периодически чудовище било прямой наводкой, но это наносило крабу ещё меньше хлопот: камни разлетались вдребезги от удара о силовой щит Рыцаря. Лена, Илья и Лори взлетели в воздух и начали кружить вокруг противника, отвлекая его. Тем временем Ласка, Искра, Серебряный, Рыцарь и Златозавр успешно оббежали монстра и остановились.
– Вместе! – крикнул Игорёк – Начали!
Златозавр взмахнул хвостом, щёлкнул пастью и ударил плазменным лучом – очевидно, это было его самым действенным оружием дальнего боя. Луч ударил в центр того, что можно было назвать головой термитника, и во все стороны полетели обломки породы. Ласка взмахнула хвостом, тряхнула лапами, прижала уши к голове и шагнула навстречу, наклоняя голову. Кусок груди монстра разлетелся каменным фонтаном. Серебряный взмахнул рогом и ударил солнечным лучом. Кусок руки чудовища испарился, но оно упрямо шло в сторону тоннеля, невзирая на повреждения. Искра щёлкнула хвостами, и длинная фиолетовая молния прочертила пространство, не нанеся, однако, почти никакого вреда. Рыцарь запустил в противника несколько ледяных шаров, но что такое ледяной шар для существа ростом с тридцатиэтажный дом? Блестящая снова тряхнула хвостом, отправив в полёт сразу два пера. Монстра шарахнуло так, что он аж засветился, но, упрямо переставляя ноги, он брёл вперёд, намереваясь растоптать детей и животных, а потом обрушить потолок пещеры на головы лунным муравьям. Рой привстал и ударил лапами по земле. Трещина, змеясь, побежала к ходячему термитнику, и одна из гигантских ног таки провалилась в неё. Тем не менее, монстр продолжал двигаться вперёд, его тело трансформировалось, и вот он уже – восьмилапое чудовище. Темп его перемещения резко увеличился. Животные ещё раз атаковали, но, кроме незначительных повреждений, ощутимого вреда противнику не нанесли.
– Мы не успеем развалить его на части таким медленным способом! – высказала своё мнение Кира – Наши существа сейчас слишком слабы, чтобы атаковать на полную катушку!
– Да при чём здесь слабы? – не согласился Дима – Что толку, если ты ударишь камень молнией?
– Согласен! – крикнул Илья, пролетая мимо – Нужно понять, что его может остановить!
Тем временем странствующий термитник шагнул вперёд, ещё минута – и он достигнет тоннеля и пещер, в которых прятались лунные муравьи…
– Эй! – донёсся до Игорька голос Кирилла – Что это?
Мальчик обернулся и увидел, что в метре над землёй пульсирует, наливаясь зелёным светом, огненное облако.
– Превращение? – предположила Кира, оглядываясь. Но все животные были рядом, никто не исчез…
– Нет, – Игорек покачал головой. И вдруг Златозавр, повернув голову и посмотрев мальчику прямо в глаза, кивком головы попросил слезть с него. Игорёк понял друга мгновенно.
– Спешьтесь! – крикнул он – Скорее!
Дети соскочили со своих животных и отбежали подальше от бурлящего облака и громыхающего гиганта. Златозавр оскалился и прыгнул прямо в середину облака. Оно ослепительно сверкнуло, и ящер исчез. Облако забурлило и увеличилось в размерах.
– Златозавр! – крикнул Игорёк.
Вслед за ящером прыгнула Искра, за ней Серебряный, потом Ласка, Рой, влетела Блестящая. Последним вбежал Рыцарь. Линии на руках детей засияли…
И детей окутало зелёным светом.
Ничего общего с первыми двумя Единствами не было. Игорьку показалось, что его схватили за шкирку, словно нашкодившего кота, и засунули в кожаный чехол. В зелёном сиянии сложно было разглядеть детали, мальчик сощурился…
…И со свистом вылетел из облака. Всё его тело было покрыто толстой зелёной плёнкой, превратившейся в подобие доспехов, а голову закрывал тяжёлый шлем. Игорёк тут же вспомнил Аинна Данглора и его скафандр. Только в отличие от него, эти доспехи были приспособлены не для атаки, а для защиты: камни от них отскакивали только так. Игорёк оглянулся и увидел. Что с остальными происходит то же самое. Дети вновь почувствовали это необычайное ощущение свежести и силы, они радостно закричали…
…И облако взорвалось, разлетаясь в разные стороны лоскутами зелёного пламени. Из его эпицентра появилась… Появилось… Появился…
– Ничего себе… – потрясённо прошептал Лори.
Из огня появилась гигантская фигура и шагнула навстречу громыхающему термитнику, загораживая ему путь к детям. Туловище было покрыто жёстким слоем прочной брони, словно доспехи прикрывающей тело Существа. Голова ящера с торчащими ушами и клыкастой пастью была прикрыта массивным костяным щитом, лапы, оснащённые внушительными когтями, были покрыты длинной рыжей шерстью, а хвост за спиной раскрылся девятью своими точными копиями, на конце у каждого горел белый огонь. Хвосты ослепительно полыхнули. Задние лапы были прикрыты прочными костяными пластинами, но высовывающиеся из неприкрытых стоп массивные когти делали их страшным оружием. Он поднялся на задние лапы и взревел так, что земля содрогнулась. За его спиной раскрылись четыре огненно-красных крыла. Ходячий термитник, даже не почесавшись, взмахнул рукой и ударил противника прямо в грудь. По росту они были приблизительно одинаковы, но, помимо силы, Существо, получившееся в результате Единства, было наделено не одним десятком навыков. Взмахнув крыльями, он взлетел в воздух и, перекувыркнувшись, влепил сопернику два прямых удара лапами по морде и один ногой в грудь. Чудовище пошатнулось и начало валиться на землю, грозясь просто прихлопнуть детей своим массивным телом. Существо отступило на шаг, закружилось и выбросило вперёд обе передние лапы, одновременно взмахнув крыльями и хвостом. И в термитник, замерший на секунду (ох, зря он это сделал…), ударили три молнии, исполинский огненный шар, узкий клинок переохлаждённой воды и солнечный луч. Трещина пробежала разделявшие их пятьдесят метров и, вместо того, чтобы снова оббежать, рванулась вверх по конечностям термитника, достигла груди…
Термитник задрожал, и огромные блоки, из которых он был сделан, стали падать вниз. Через несколько секунд камнепад завершился. От грозного противника не осталось и следа, лишь только разбросанные тут и там по равнине муравьи да кучи обломков свидетельствовали о том, что здесь произошло нешуточное сражение.
Существо засветилось зелёным светом, и из образовавшегося облака снова появились животные. Доспехи на детях поблекли и исчезли. С криками “Ура!” ребята бросились к своим любимцам. Те тихо фыркали, видимо, очень устав после такой драки. Игорёк почувствовал, что его трогают за плечо, и обернулся. Муравей-король поклонился им и указал на вершину горы, плоскую как стол.
– Что там? – спросил Дима.
Муравей отрицательно развёл лапами, затем коснулся завитушек Игорька, затем – своих завитушек, после чего обвёл лапой поле боя и снова указал на гору.
– Они сторожили проход, так? – догадался Кирилл.
Король кивнул.
– Там Зен? – спросила Лена.
Муравей снова кивнул. Потом потрогал каждого лапой на прощание (даже животных) и скрылся в тоннеле вместе со своей свитой. Дети переглянулись.
– Я вот что думаю: раз впереди Зен, незачем нам соваться туда измотанными… – начал Илья.
– Это верно! – поддержала его Кира. Игорёк взглянул на гору, потом на друзей и улыбнулся.
– Ладно. Я тоже так думаю. Отдыхаем несколько часов, потом идём вверх!
Дети согласно загалдели и стали укладываться спать. Вскоре все уснули. Животные уже давно спали. Подождав ещё пару минут. Игорёк открыл глаза, оглянулся и взглянул на часы.
Все стрелки указывали на гору.
Мальчик вздохнул и поудобнее устроился рядом с тёплым боком Златозавра. Вскоре он уснул.
Кира открыла глаза, улыбнулась, глядя на Игорька, и вновь закрыла их.

Последняя битва.

Цитаделью называлось высокое горное плато, самая высокая точка Туманных Гор, имевшее около двух десятком километров в поперечнике. К Цитадели пролегала дорога, кольцом охватывавшая гору и медленно поднимавшаяся наверх. Кроме этой дороги иного пути вверх не было, разве что подняться по непреодолимым склонам, на которые не решит забраться даже стая туристов с полным снаряжением. Дети стояли внизу, у начала дороги, и смотрели вверх. Там, наверху, притаилось зло. И им предстояло сразиться с ним не на жизнь, а на смерть. Над плато висели мрачные , чёрные как уголь облака, периодически сверкали длинные огненно-красные молнии. Ни одной травинки не росло на склонах этих гор, вокруг были лишь камни и земля. И снег. Много снега. Здесь дети впервые за своё путешествие увидели самый настоящий снег, колючий, грязный, но всё равно снег. А ещё вокруг стелился туман. Густой, молочно-белый, такой, что в шести метрах ничего не было видно. Животные один за другим заходили на дорогу и начинали подниматься вверх по дороге, исчезая в тумане. Дети остались у начала дороги, желая ещё раз оглянуться на остров с его чудесными рощами, реками, равнинами и шумящим вдалеке морем (или даже океаном, кто знает?), с его населением, отважными Сеятелями, загадочными Сказочниками, волшебными существами… Теперь судьба этого райского уголка, находившегося неизвестно где, лежала на плечах восьми детей и семи Существ. А противостояло им то самое Зло, что одолело могущественные местные племена, жившие здесь не одно столетие, и развитых пришельцев из будущего.
И теперь ему противостояли дети, самому старшему из которых было десять. и их друзья-животные. Последние уже поднимались по дороге.
Первые ещё стояли внизу.
Последняя Битва начиналась.

– Ну ладно, пошли, что ли? – первым нарушил наступившее молчание Илья – Если мы победим, сможем наслаждаться этим островом столько, сколько захотим.
Что будет, если они проиграют, никто не спросил.
– Да, чем быстрее мы поднимемся наверх, тем лучше для всех нас.
– У меня плохое предчувствие, – без обиняков сказал Дима.
Игорёк вздохнул. У него уже давно было это чувство, но он надеялся, что только у него.
Надежда не оправдалась.
– Да ладно вам… – Кира потянулась – Помните наш девиз?
– Вера, Судьба и Надежда! – в один голос откликнулись Кирилл и Вероника.
Игорёк улыбнулся.
– Вперёд! – сказал он и шагнул на дорогу. И внезапно схватился за лоб, оседая на камень.
– Что случилось? – бросилась к нему Кира.
– Не знаю… – покачал головой мальчик – Такое чувство, будто я наткнулся на невидимую, но очень твёрдую стену.
Лори шагнул вперёд, вытягивая руку. Пройдя несколько метров, он обернулся и недоуменно пожал плечами.
– Нет здесь ничего…
Кира шагнула вперёд, вытянула руку… И пальцы девочки наткнулись на невидимую стену. Лори со своей стороны попытался коснуться её руки, но его пальцы лишь скользнули по невидимой поверхности. Преграда была толщиной всего в несколько миллиметров, но удивительно прочная.
– Что за чертовщина… – Лори судорожно обшарил каждый сантиметр незримой преграды на высоте до шести метров включительно, но ничего похожего на проход не нашёл. Игорёк взглянул наверх. В нескольких метрах над головой туман превращался в непроницаемую белую кашу. Там были лишь смертельно опасные скалы.
Но иного пути не было.
– Нам придётся лезть наверх… – вздохнул он.
– Нет! – Лори покачал головой – Тут очень опасно! Давайте так: я сейчас слетаю за вашими Существами…
– …Лично мне кажется, что даже Рыцарь не пробьёт эту стену, – Кира кивнула – Вверх – это единственный путь. Но ты, Игорёк, всё-таки взгляни на свои часы. Мне не хочется ошибиться.
Мальчик посмотрел на левую руку. Минутная стрелка ясно указывала на стену, теряющуюся в тумане.
Часовая показывала туда же.
Игорёк вздохнул.
– Нам туда.
Лори тоже вздохнул.
– Ну что-ж, тогда мы с Существами будем ждать вас на плато. Будем надеяться, что наверху нет такого тумана… А также на то, что там нас не прихлопнут до того, как вы выберетесь.
С этими словами Сказочник помахал рукой, взмахнул крыльями и исчез в тумане.
– Я лезу первый! – твёрдо сказал Илья.
– Я вторая! – Кира шагнула к скале – Мы здесь единственные, кто хоть раз лазил по скалам.
– Тогда, наверное, вам понадобится вот это… – Дима улыбнулся и протянул им моток тонкой, но исключительно прочной нейлоновой верёвки.
– Откуда это у тебя? – удивился Илья.
– Я собирался после школы запустить воздушного змея с вами… – Дима смущённо почесал затылок – А потом события закрутились, я про неё и забыл… Только сейчас вспомнил.
– Отлично! – Кира промерила верёвку – Тридцать метров! Круто! Это как раз то, что нужно!
– Значит, так… – Илья окинул друзей внимательным взглядом – Первым лезу я, затем Кира. Мы провешиваем первые тридцать метров страховки, за нами лезут Кирилл и Вероника…
– Потом Лена, потом мы с Игорьком, страхуем вас всех, – договорил Дима.
– А потом мы держимся, а вы провешиваете следующие тридцать метров страховки, и мы лезем дальше! – закончил Игорёк.
– А как ты догадался? – удивился Илья.
– Есть у меня один друг такой… – Игорёк хмыкнул – Тоже турист. Он когда-то мне рассказывал, как в горах провешивают страховку.
– Интересно, кто этот друг? – поинтересовалась Лена.
– Кащей Бессмертный, – Игорёк махнул рукой – Ладно, не будем терять времени. Вперёд!
Илья подпрыгнул, уцепился руками за еле заметные трещинки и полез наверх. Кира полезла следом. За ними, обвязав верёвку вокруг руки, полезла Вероника, за ней – Кирилл. Лена нахмурилась, но покорно начала карабкаться следом, за ней полез Дима. Игорёк в последний раз оглянулся, вздохнул и полез наверх.
Лезть было непросто, трещины и микроскопические выемки были почти невидимы, а руки и ноги так и норовили сорваться. К тому же лезть пришлось по почти отвесной стенке, что несказанно замедляло подьём. Туман скрадывал детали, и отыскать путь среди множества как две капли воды похожих друг на друга камней было весьма и весьма непросто. Добравшись до небольшой площадки, дети буквально рухнули на холодный камень. В горах было довольно-таки морозно, на высоте в пятьдесят метров дыхание застывало облачком пара. Вокруг на камнях лежал снег. Уже чистый, мягкий, явно недавно выпавший. Лежать на нём было не очень-то удобно, зато он чудесно утолял жажду. Передохнув пару минут, Илья и Кира полезли вверх, сказав остальным, чтобы подождали их здесь, пока они разведывают тропу наверх. Минут через полчаса они, уставшие, но довольные, спустились вниз и гордо сообщили, что путь наверх найден. Дима предложил перекусить, и предложение было с восторгом принято. В рюкзаках после тщательного обследования были обнаружены восемь запаянных в пластик “котлет”, которые тут же были съедены. Трапезу дети заели снегом, и, отдохнув ещё немного, снова поползли вверх. Тропинка – если это несчастье вообще можно было назвать тропинкой, извиваясь между камней, вела наверх. Периодически тропа пропадала вовсе, и приходилось провешивать верёвку и лезть по обтёсанной ветрами скале наверх. Хотя даже представить, что в таком тумане может быть ветер, было весьма проблематично. Подниматься по скалам было сложно, это всегда сложно, а если на них вдобавок лежит снег – так и вообще нереально. Но дети поднимались. Медленно, метр за метром, они поднимались по склону, штурмовать который не решилась бы даже команда опытных альпинистов. Вершина, периодически появляясь на доли мгновения из тумана, медленно, почти неуловимо приближалась, но она приближалась. До конца изнурительного пути оставалось проползти метров сорок, после чего дети вышли бы на второй виток дороги. Скала впереди была под наклоном в 45 градусов и практически полностью гладкой.
Первой на скалу забралась Кира и, цепляясь за лишь ей заметные выемки, за которые не уцепился бы и таракан, полезла наверх. За ней, извиваясь точно ящерица, которой наступили на хвост, на скалу вылез Илья. За ним тем самым прищемлённым хвостом вилась верёвка. Взобравшись вверх метров на десять, они накрепко прилепились ко льду, покрывавшему скалу, и крикнули:
– Давайте!
Верёвка натянулась, и по льду, стуча зубами от страха, поползла Вероника. Доползя до Киры, она схватила сестру за ногу и замерла, боясь пошевелиться. Кира ободряюще улыбнулась. Затем, бледный как бельё после чистки “Тайдом”, показался Кирилл. Он залез наверх и вцепился в лёд как рыба-прилипала в судно. Верёвка вновь задёргалась – это лезли Лена и Игорёк. Затем дети вцепились кто во что мог, и верёвка натянулась: это Дима пошёл на штурм высоты. Вскоре его голова, красная как помидор и отчаянно отдувающаяся, показалась за камнем. Он оглянулся.
– Не смотри вниз! – крикнула Кира.
– А что толку? – Дима вздохнул – Всё равно тремя метрами ниже сплошное молоко. Я…
Неожиданно он расширил глаза и исчез за камнем. Верёвка натянулась струной и потащила всех к краю пропасти. Кира, Илья, Лена и Игорёк изо всех сил вцепились в скалу и мало-помалу остановили падение. До детей донёсся сдавленный возглас.
– Что? – крикнула Кира.
– Камень, на котором я стоял, вывалился! – крикнул в ответ Дима – Я сейчас вишу на верёвке, меня отбросило на метр влево!
– Постарайся найти опору! – посоветовал Игорёк, скрипя зубами от напряжения.
Несколько секунд прошло в тишине.
– Не могу! – крикнул Дима, его голос дрожал – Я не могу дотянуться до скалы, она в нескольких метрах! Тут не очень удобная позиция, чтобы выполнять акробатические трюки!
– Постарайся раскачаться! – предложил Игорёк, понимая, что долго он на одной руке не провисит.
– Нет! – Дима вздохнул – Это только стянет вас ещё ниже.
– Нас уже стягивает вниз! – крикнул Игорёк, наблюдая, как верёвка уползает за камень и как он тоже начинает туда скользить. Лёд – это хуже самой гладкой скалы, так как он ещё и течёт и крошится. Не уцепиться. И вот теперь его ноги медленно подползали к провалу.
– А-аа! – Вероника неудачно повернулась, рука выскользнула из нейлоновой петли, и она устремилась к краю скалы. Игорёк успел её поймать за руку за метр от края, хотя это стоило ему ещё несколько метров съезжания по льдистой поверхности.
– Чёрт! – Кира оглянулась, увидела, что они влипли, причём влипли накрепко, и крикнула:
– Никому не двигаться! Кстати, у кого-нибудь есть нож?
– Нож? – Игорёк попытался вспомнить, брал ли он свой перочинный ножик тогда в школу – У меня, наверное, есть!
– Можешь достать? – Кира впервые за весь подьём улыбнулась.
– Как? – Игорёк вздохнул – Я, знаешь ли, держу твою сестру, и если я сейчас полезу за ножиком, то мы все свалимся на Диму!
– Ну… – Лена повернулась к Игорьку – Я могу достать. Где он у тебя?
– В левом внутреннем кармане, – Игорёк, несмотря на катастрофичность ситуации, всё же хмыкнул – Хочешь полететь вместе с нами? Лучше протяни руку и вытащи Веронику. И скорей!
Лена протянула руку, и Вероника вцепилась в неё как краб.
– Стойте! – Илья шикнул – Тихо! Кажется, я что-то слышу!
Дети замерли. В тишине явно слышался тихий стук.
– Это я, – Вероника опустила голову – Это у меня зубы стучат.
– Чего? – удивился Илья – Не бойся, всё обойдётся!
– А я и не боюсь… – девочка отважно полезла вверх по Лене – Мне холодно…
Игорёк, освободив одну руку, наконец смог дотянуться до ножа и вытащить его.
– Держи! – сказал он, протягивая нож Лене. Лена осторожно взяла его и протянула Веронике, та – Кириллу, и таким макаром нож в конце концов переместился к тому, кому и предназначался – к Илье. Тот, одной рукой держась за трещину во льду, другой раскрыл нож и ударил им по льду. Во все стороны полетели осколки замёрзшей воды.
– Что вы там делаете? – спросил Дима.
– Рубим ступеньки для ног и рук! – ответила Кира – Мы за них зацепимся и вытащим тебя.
– Я уже почти… – Илья чертыхнулся и поехал вниз – Держитесь!
– За что держаться-то? – поинтересовался Игорёк, съезжая к самому краю трещины. Там скольжение прекратилось (Илья наконец зацепился ножом за трещину), но ноги мальчика перевешивались через край. Получалось так, что Игорёк почти сидел на камне и наконец смог заглянуть вниз. Дима болтался внизу на коротком обрывке верёвки, отчаянно пытаясь ухватиться за стену, находящуюся в нескольких метрах от него. Услышав шум, он поднял голову и увидел Игорька.
– А ты что тут делаешь? – поинтересовался он.
– Видом наслаждаюсь… – голос Дима, хоть и слабый, был полон энергии – Хорошо смотришься.
– Спасибо, – Игорёк кивнул – Илья рубит новую серию ступенек, так что пока держись.
– А что мне ещё делать-то, а? – Дима вздохнул – Скалолазы…
Внезапно он перешёл на шёпот:
– Игорёк, взгляни на верёвку.
Игорёк посмотрел на верёвку. Верёвка как верёвка, ничего особенного… И тут он увидел то, от чего сердце молнией метнулось в пятки: тонкий трос из нейлона, на рассчитанный на подобные нагрузки, медленно расползался тонкими нитями, перетираясь о край скалы.
– О, нет! – Игорёк судорожно вздохнул и завопил – Илья! Поторопись! Ради бога, поторопись!
– Я и так стараюсь, как могу! – огрызнулся Илья – Это, знаешь ли, перочинный ножик, а не ледоруб!
– Верёвка расползается! – крикнул в ответ Игорёк.
Спустя несколько секунд перочинный ножик заработал, как отбойный молоток. И всё равно Игорёк почувствовал, как он медленно, но неумолимо подползает к краю. К счастью, Кире и Илье удалось остановить скольжение достаточно быстро, и перочинный нож снова заработал с прежней интенсивностью.
– Игорёк! – тихо позвал его Дима – Верёвка долго не протянет.
– Я знаю, чёрт возьми, знаю! – Мальчик чуть не выл от отчаяния – Илья сейчас вырубит ступеньки, и мы чинно поднимемся на дорогу…
– Вы не успеете… – Дима покачал головой – А я вас просто стягиваю вниз.
– Да хоть три раза, всё равно мы тебя вытащим! – Игорёк перешёл на нормальные звуковые волны.
Дима вздохнул, потом заговорил коротко, быстро.
– Верёвка не рассчитана на такие нагрузки. Вас она вытянет, вы лёгкие. Меня нет. Она уже сейчас рвётся, ты же видишь. А с каждой секундой… Чёрт!
Верёвка ослабла, и дети снова поехали вниз. Через секунду скольжение остановилось, но Игорёк не удержался на камне и, перевернувшись, повис на верёвке над Димой.
– Всё просто великолепно! – крикнул Илья – Я вырубил ступеньки, сейчас немного поднимусь и вытащу вас всех!
– Нет, Игорёк, я так не могу, – честно сказал Дима, ощущая, что голос у него дрожит – Я вас просто увлеку за собой. Верёвка продержится ещё от силы минуту-две, но этого может хватить, чтобы вы полетели следом со мной.
– Даже думать не смей об этом! – прорычал Игорёк таким страшным голосом, что у него самого мороз пробрал по коже – Вместе выберемся!
ХРЯСЬ!
Верёвка снова ослабла, но потом натянулась. Игорёк прислушался и уловил тихий звук, похожий на гудение струны на ветру. Верёвка, тихо шелестя, расползалась длинными нитями.
– Игорёк, вы все погибнете, если я не отпущу верёвку! – убеждённо сказал Дима, уже не понижая голоса. Игорёк вздрогнул, понимая, что он уже всё решил.
– Что вы там говорите? – донёсся из-за камня голос Лены.
– Не надо этого делать! – Игорёк повернул голову к Диме – Сейчас Илья вырубит ступеньки, и мы спокойно вылезем.
– Нет, – Дима покачал головой – Вы не успеете. Неужели ты не понимаешь, вы не успеете?!!
– Успеем! – гаркнул Игорёк так, что, казалось, горы вздрогнули – Держись и жди!
Дима взглянул вниз, на непроницаемую молочную кашу. Где-то далеко внизу находятся острые скалы и головокружительная высота, метров двести, не меньше. А то и триста. А может, и четыреста. И вдруг мальчик ощутил страх, растущий в груди и заставляющий крепче сжимать руками доживающую последние мгновения верёвку. Он хотел жить. Он ненавидел себя за это, понимал, что ставит друзей на скользкую границу жизни и смерти, но поделать с собой ничего не мог. И именно из-за этого он пошёл на уступку.
– Ладно, я держусь, – хрипло сказал он – Но знай, Игорёк: если мы ещё раз поедем, я отпущу верёвку.
– Ты, главное, держись! – Игорёк перевёл дыхание – Илья, Кира, вытаскивайте нас, верёвка того и гляди не выдержит и порвётся!
– Мы стараемся! – Илья тяжело дышал – Вы слишком тяжёлые, нас тащит вниз! Я же не могу двумя руками держать верёвку, махать ножом да ещё и держаться самому!
Несколько минут прошло в полной тишине, прерываемой лишь стуком ножа о лёд, а потом… Игорёк почувствовал ослабление верёвки за долю секунды до того, как верёвка ослабла. Правда, через секунду снова натянулась, но чувствовалось, что Лена и Кира выбиваются из сил.
– Игорёк… – Дима вздохнул и внезапно вяло, жалко улыбнулся – Набейте за меня морду Зен, ладно?
– Нет! Не смей этого делать! – крикнул Игорёк.
– Уж лучше я, чем вы! – Дима поднял голову, на секунду у него на лице появилась улыбка, та самая, весёлая, беззаботная и серьёзная одновременно… А потом он разжал руки и исчез в тумане, клубившемся под скалой. Обрывок верёвки длинным хвостом свешивался вниз с утёса.

Звуки исчезли почти сразу же, как только Дима полетел вниз. Ветер не засвистел в ушах, а туман вокруг заставлял терять чувство ориентации относительно земли, расстояния до неё и времени. Просто тишина. Дима не знал, сколько он будет лететь, и жутко, до паники боялся того момента, когда он достигнет земли. Шли секунды. Вокруг по-прежнему была молочная каша, периодически мимо бесшумно проносились фрагменты уступов, чтобы исчезнуть через мгновение.
А падать вовсе не так страшно, подумал мальчик. Если закрыть глаза, то можно представить, что ты просто лежишь в воде…
Внезапно он почувствовал, что его что-то схватило за шиворот длинными лапами. Полёт остановился. Извернувшись, он увидел, что его держит, казалось бы, сам туман. Сгустившись в неясную фигуру, полупрозрачную и всё время меняющую свои очертания. Неизменными оставались лишь два жёлтых глаза, смотревших на него из тумана. Тот, кто его поймал, внимательно обнюхал мальчика и удовлетворённо фыркнул. Лима посмотрел себе под ноги, но не увидел там ни земли, ни скал. Очевидно, он по-прежнему находился в воздухе. Поэтому он поднял глаза и всмотрелся в два сияющих жёлтых блюдца, висящих прямо перед ним. Неизвестный спаситель, казалось, глубоко и печально вздохнул, и Дима почувствовал, что его тянет наверх, через туман. Причём тянет ощутимо – перегрузки мягко, но тяжёло надавили на мальчика. Он видел, что мимо него проносятся куски скал, слышал за спиной тихое сопение своего неожиданного спасителя, но ни шелеста крыльев, ни гудения винтов, ни рёва пламени… Создавалось впечатление, что существо, тянувшее его, не использовало для подъема ничего. Просто летело вверх. Сквозь туман, вопреки всем законам физики, наплевав на гравитацию, оно неслось с сумасшедшей скоростью вверх. Наконец Дима почувствовал, что подьём замедляется, и успел лишь вытянуть руки, чтобы не упасть ничком на утоптанную землю дороги. Туман сгустился здесь до того, что казалось, его можно резать. Жёлтые глаза подмигнули мальчику, он почувствовал тёплое дыхание кого-то большого у себя на щеке, а потом и глаза, и полуневидимый торс существа исчезли, растворились в тумане. Мальчик оглянулся. Он стоял на дороге, по которой стелился туман. Вокруг угадывались очертания стены, двух поворотов и провала. Дима подошёл к провалу и взглянул вниз. И едва не завопил. От радости. Внизу, метрах в десяти, висели его друзья, цепляясь за верёвку. Илья упрямо долбил лёд, да так, что осколки сверкающим в редких лучах солнца водопадом разлетались в разные стороны. Кира и Лена просто держали верёвку, находясь в шоке. Игорёк сидел на краю камня и вглядывался в туман внизу в безумной надежде увидеть его. Кирилл и Вероника выли во весь голос. Дима услышал тихий топот и обернулся. По дороге медленно всходил огромный краб, угрожающе подняв клешни. Увидев своего друга, Дима бросился к нему, гладя по огромной, оснащённой острыми шипами клешне. Краб тихо заворчал и довольно булькнул, как будто ожидал встретить Лиму впереди. Вот у кого ему следовало бы поучиться спокойствию и выдержке! Дима подбежал к краю и указал крабу на детей, висящих внизу. Краб медленно опустил клешню и предупреждающе булькнул. Илья поднял голову как раз для того, чтобы вовремя её пригнуть и не получить клешнёй по затылку.
– Рыцарь… – сказал он прерывающимся голосом – Это ты… А у нас для тебя новость… Очень плохая…
– Н-да? – Дима наклонился и улыбнулся офонаревшему Илье – Насколько плохая?
– Жив? – Кира раскрыла глаза – Жив!
– Что… – Игорёк обернулся и не поверил своим глазам – Рыцарь… Дима… А ты как там оказался? Ты же упал!
– Я научился летать! – Дима фыркнул – Цепляйтесь скорее за клешню, а лучше – залазьте на неё все сразу. Подниметесь – так и быть, расскажу…
Поднявшись, дети на радостях чуть не задушили потерянного и вновь приобретённого друга. Дима, отшучиваясь на похвалы типа “а как же ты сумел отпустить верёвку!”, довольно устроился на спине Рыцаря и потянулся.
– Ладно, остальные ещё далеко, так и быть – садитесь, расскажу, как я спасся…
Несколько минут, пока Дима рассказывал, прошли в полном молчании. Затем раздался рёв, и огромный ящер вылетел из тумана, словно локомотив. Игорёк обнял его и похлопал по плечу Лори, приземлившегося на спину краба.
– Лори, скажи, а ты слышал о полупрозрачных существах, живущих в этих горах, имеющих два жёлтых глаза и умеющих летать? – спросила Кира, едва только первые радости от встречи затихли.
– Да, – Лори кивнул – Я слышал о них, но их никто не видел. Они живут высоко в горах и помогают одиноким путникам, заблудившимся в тумане. А почему вы спрашиваете?
– Да так, – Лена многозначительно кивнула на Диму – Есть тут один герой сегодняшний, он их видел.
– Его, – поправил Дима – Он был один.
– Это очень хорошо! – Лори расцвёл – То, что вы увидели его, означает. Что нам скоро улыбнётся удача!
– Она уже улыбнулась, – Игорёк хмыкнул – И скажу вам честно: более красивой улыбки я ещё не видел.
– Ну ладно, что толку здесь сидеть? – поинтересовался Илья – Пошли, что ли, дальше? А где остальные Существа?
– Идут за нами следом! – успокоил его Лори – Я потому и примчался, что увидел, что Рыцарь насторожился и помчался наверх… А Златозавр просто побежал за мной, видимо, решив, что может понадобится его помощь – или просто почуял вас…
– Ну что-ж, не будем больше терять времени! – Дима погладил краба по бронированному глазу – Вперёд, на плато!
Рыцарь медленно, но уверенно шёл вперёд по дороге. Что-то беспокоило огромного краба, судя по тому как он тревожно поворачивал глаза, тихо булькал и периодически щёлкал челюстями. Туман и вправду действовал угнетающе, он обволакивал, и создавалось впечатление, что из него вот-вот выпрыгнет какая-нибудь клыкастая зараза. Постепенно дорога стала выравниваться, но туман сгустился до того, что, вытянув руку, нельзя было увидеть пальцы. Над головой, там, где должно было находится небо, туман начинал темнеть, пока не превращался в сплошное чёрное покрывало. Сразу стало темно, как в погребе. Серебряный и Златозавр зажгли огонь, но рог и хвост светились не сильнее слабеньких противотуманных фар.
– Стойте! – Игорёк махнул рукой и сполз на землю по клешне Рыцаря – Мне кажется…
Он сделал несколько шагов и полностью исчез в тумане.
– Мы на плато! – возвестил он через несколько секунд, вновь появляясь в поле зрения. Дети спустились с краба и, далеко не отходя, сгрудились рядом с Рыцарем. Из тумана вынырнули Златозавр и Искра, позже появилась легко узнаваемая фигура Роя с Блестящей, сидящей у него на спине, следом – Серебряный. Блестящая спустилась с Роя и щёлкнула клювом.
– У меня такое чувство, что на нас всё время кто-то смотрит… – прошептала Кира, глядя на черноту наверху с некоторой опаской.
– У меня схожее чувство, – Илья кивнул и пожил руку на голову Блестящей. Птица тихо заворковала и зашелестела перьями.
– Никогда не видел таких туманов… – Игорёк шагнул в сторону, глядя себе под ноги – Лори, ты можешь его разогнать?
– Попытаюсь… – Сказочник неуверенно пожал плечами, поднял посох и, взмахнув крыльями, взлетел. Туман лишь шевельнулся и вновь улёгся на землю.
– Блестящая, может, ты? – Лена посмотрела птице в глаза. Та отошла в сторону и резко взмахнула крыльями, стрелой взмывая вверх. Туман тут же поглотил её.
– Странно… – Игорёк сделал пару шагов и остановился. Туман казался до того густым, что двигаться сквозь него было так же сложно, как идти по пояс в воде.
– Не нравится мне всё это… – Игорёк шагнул назад и протянул руку, собираясь опереться о бок Златозавра. Рука нащупала лишь пустоту. Игорёк развернулся и стрелой метнулся назад, чувствуя, как зашкаливает его показатель тревоги.
– Кира? – крикнул он – Где вы?
– Здесь! – раздался голос позади Игорька. Мальчик на полном ходу развернулся на 540 градусов и побежал на голос. И снова никого не нашёл.
– Эй! – голос Лены раздался откуда-то слева – Ты где?
– Иду к вам! – крикнул Игорёк, увеличивая темп – Говорите, где вы, мне кажется, я хожу кругами!
– Мы здесь! – хором воскликнули Кирилл и Вероника.
Игорёк нахмурился. Ему показалось .или голоса и вправду удалялись? Мальчик поспешил вперёд, обмениваясь с ребятами короткими высокоинформативными фразами типа : “Вы где? – Мы здесь!” или “Иди скорей! – Уже иду!”. Игорёк перешёл на бег, ему казалось, что он вот-вот прибежит к друзьям, как вдруг прямо перед ним из тумана возникли два жёлтых глаза. Игорёк резко затормозил, дабы не врезаться на полном ходу в полупрозрачную фигуру, словно сотканную из тумана. Фигура взмахнула руками, и туман отхлынул от ног Игорька. Мальчик с трудом подавил вскрик. Носки его кроссовок висели в пустоте, земля впереди обрывалась вниз крутыми откосами. Фигура висела в воздухе. А голоса друзей, такие настоящие, всё удалялись по небу, затихая вдалеке…
Глазастое существо подмигнуло Игорьку и исчезло, растворившись в тумане.
– Кира! Илья! Дима! – крикнул мальчик.
Нет ответа.
– Вероника! Кирилл!
Нет ответа.
Игорёк взглянул на часы. Все три стрелки указывали в одном направлении. Мальчик вздохнул и пошёл туда, куда они указывали. Он двигался в полнейшей тишине: туман глушил все звуки. Игорьку казалось, что он идёт уже полчаса, периодически взывая к друзьям и не получая ответа. По его подсчётам, он прошёл несколько километров, когда путь ему преградила каменная гряда высотой метров восемь. В небесах капитально прогрохотало, и красная молния, блеснув в тумане, ударила совсем недалеко. Земля затряслась.
– Кира? – снова крикнул мальчик – Илья? Где вы?
Неожиданно один из камней вздрогнул. Игорёк обернулся и не поверил собственным глазам: камень величиной с него поднялся, и оказалось, что это и не камень вовсе, а огромное веко, прикрывавшее зелёный с коричневыми прожилками и вертикальным зрачком глаз. Несколько секунд глаз расфокусированно смотрел в пространство, а затем уставился на Игорька. Постепенно в нём появилось осмысленное выражение удивления и злости. Каменная гряда вздрогнула, и Игорёк увидел. Что никакие это не камни, а длинное, коричневое, покрытое пупырчатой бронёй туловище, заканчивающееся длинным хвостом, утыканным острыми, словно мечи, шипами. Шевельнулись массивные кожистые крылья, вздрогнули и вытянулись здоровенные лапы, оснащённые убойно выглядящими когтями. Из ноздрей клубами повалил дым. Раскрылась усеянная черными зубами пасть, в которой смело можно было танцевать.
Игорёк понял, что если он останется стоять тут, выпучив глаза, то проблема возвращения в родной мир перестанет для него существовать вовсе. Поэтому он устремился назад со всей возможной скоростью, доступной в тумане. За спиной раздался леденящий кровь рык и звук тяжёлых шагов. Это придало мальчишке сил и скорости, которым позавидовал бы любой спринтер. Сзади раздался свист, дохнуло холодом…. И Игорька спасло лишь то, что чудище всё ещё находилось в полусонном состоянии и не могло как следует прицелиться. Рой острых, словно бритвы, кристалликов льда пролетел над головой мальчика. Почувствовав, что на голове отрезалось несколько волосков, Игорёк свернул влево и крикнул что было сил:
– Златозавр!

– И всё-таки это странно… – задумчиво сказал Илья после пяти минут безрезультатных криков и поисков пропавшего Игорька – Где он может…
– Ребята! – из тумана донёсся крик Игорька – Осторожно, здесь…
Голос исчез .будто его выключили.
– Игорёк! – Кира метнулась в сторону звука. Ласка побежала за ней, и туман поглотил их.
– Стойте! – воскликнул Дима, но было поздно: один за другим дети и животные исчезли в тумане. Дима молнией вспрыгнул на клешню краба, забрался по ней на панцирь и скомандовал:
– Вперёд! За ними!
Краб был настолько большим, что края его панциря и лапы терялись в тумане, создавалось впечатление, что Дима сидит на дёргающемся клочке земли, и лишь встревоженное бульканье говорило о том, что Рыцарь никуда не делся.
– Ребята! – крикнул Дима – Вы где? Ау!
Туман без следа поглотил звук. Молчание было ему ответом. Краб остановился и поднял клешни.
– Что? – мальчик положил руку на одну из антенн, торчащих за глазами Рыцаря. Краб тихо булькнул и осторожно шагнул вперёд.
Из тумана вылетел столб пламени. Рыцарь мгновенно создал ледяную стену, и огонь, не причинив ему никакого вреда, ушёл в небо. Краб продолжал стоять совершенно неподвижно, подняв клешни. Туман заколебался, являя рослую золотисто-алую фигуру.
Златозавр подошёл и наклонил голову, тихим ворчанием извиняясь за неспровоцированное нападение. Рыцарь успокаивающе пробулькал что-то, мол, и не такое может случиться в таком тумане. Ящер поднял голову и посмотрел в глаза Диме. Дима вздрогнул. В больших, золотистых глазах был страх. Даже не страх, а самый настоящий ужас. Ящер боялся этого места.
– Не бойся, мы найдём остальных, – попытался успокоить его Дима, но в ту же секунду вздрогнул от неожиданности.
– Златозавр! – донёсся из тумана отчаянный крик Игорька. В глазах ящера полыхнул огонь, выжигая страх, он молнией развернулся и исчез в тумане.
– Скорее, Рыцарь! – мальчик вскочил – За ним!
Краб без слов понял, что надо торопиться. Он поднял клешни чуть выше и, быстро перебирая всеми восемью лапами, побежал следом. Когда краб бежал в таком темпе, то не свалиться с него было настоящим подвигом. Дима распластался на панцире, держась за высокое роговое ограждение. Вскоре Рыцарь вновь остановился и подозрительно щёлкнул клешнями. Дима поднял голову и оглянулся. Везде был туман, одна сплошная белая с чёрным стена.
– Что? – шёпотом спросил Дима.
Краб молча смотрел вперёд, поднимая правую переднюю клешню всё выше и выше.
Мальчик непонимающе нахмурился.
А в следующую секунду Рыцарь начал двигаться. С невообразимой для его массивного тела скоростью девятиметровый краб метнулся влево, а мгновением позже по земле пробежала лавина жидкого огня такой температуры, что камни по бокам вспыхнули, точно сухие щепки. Из тумана, словно авианосец перед носом у рыбачьей лодки появилась огромная тень. Туман конденсировался на восьми гигантских лапах, тыканных полукруглыми шипами, и стекал вниз целыми ручьями. Две исполинские клешни покоились на большой, плоской как блин голове, из которой торчали две пары глаз на гибких стебельках, горящие ярким огнём, словно раскалённые угли. Ещё на голове были несколько рогов, больше похожих на антенны радиопередатчиков, и страшные жвала, усеянные острыми клыками. Если бы не всё это, голову можно было бы назвать вполне крабьей. Жвала всё время двигались, а на концах длинных лап горел огонь. Точнее говоря, огонь волнами сбегал по лапам, впитываясь в землю. Толстый чёрный панцирь был покрыт выпуклыми чешуйками-щитами. Ударила молния, и в её красном свете чёрное страшилище, появившееся из тумана, подняло клешни и шагнуло навстречу Рыцарю.
Спасение Игорька временно откладывается…, подумал мальчик, изо всех сил хватаясь за гребень краба и съёживаясь в выемке панциря. Краб шагнул в сторону, взмахивая клешнями. Один за другим с них сорвались шесть ледяных шаров и со свистом устремились в противника. Один за другим они разбились о бронированный панцирь пятнадцатиметрового противника.
Тот даже не почесался.
Тут Дима понял, что дело плохо.
Чёрный краб снял клешни с головы, поднёс их к пасти и выдул целое море огня. Тот зашипел, сгущаясь до консистенции густой сметаны. Рыцарь вновь ударил серией ледяных шаров, которые пронзили туман. Оставив в нём шесть одинаковых дырок. Чёрного краба и след простыл.
– Кто это был? – настороженно спросил Дима, пристально вглядываясь в туман. Ни движения, ни звука.
Краб тихо булькнул.
– Может, он ушёл? – предположил мальчик. Краб буркнул что-то явно отрицательное и шагнул вперёд.
Из туманного облака вылетела длинная чёрная клешня и ударила Рыцаря в голову, защищённую костяным щитом. Тем не менее краб покачнулся. Из тумана шагнул его противник, поднял одну из массивных лап и резко ударил ею по земле. Огонь с лапы перетёк на землю и ручьём, быстро превращающимся в поток, устремился на Рыцаря. Краб ударил навстречу струями воды, и во все стороны полетели клочья тумана.
И снова тишина.
– Кира! – крикнул Дима, понимая, что сами они с противником не справятся – Илья!
Нет ответа. Рыцарь шагнул в сторону, намереваясь обойти противника и найти наконец Игорька, как вдруг откуда-то слева из тумана стрелой вылетел чёрный краб и, сомкнув клешни, пошёл на таран. Удар пришёлся Рыцарю в живот, и краб полетел на землю. Чёрный краб, не останавливаясь, взмахнул лапами, и новый ручей огня устремился в сторону поверженного Рыцаря. Тот сделал титаническое усилие и вновь вскочил на ноги, но затем пошатнулся. Кое-как устояв (для этого крабу пришлось задействовать две передние клешни), Рыцарь сложил оставшиеся незанятыми клешни и ударил в противника струёй воды. Судя по похрустыванию, вода была не простой, а со льдом. Чёрный краб быстро сложил обе клешни перед собой и укрылся от воды за образовавшимся огненным щитом. Во все стороны повалил густой пар. На этот раз Рыцарь не стал ждать, пока противник исчезнет, он поднял клешни и прыгнул вперёд, прямо в туман…
…Из темноты вылетел сгусток жидкого пламени и ударил Рыцаря в грудь. И следом, меньше чем через секунду, земля взбугрилась прорывающейся наружу лавой. Краб только и успел, что неловко отпрыгнуть в сторону, но споткнулся о ногу возникшего неизвестно откуда противника и покатился по земле, обожжённой огнём. Сколь ни крепко держался Дима, но в конце концов он вывалился из углубления в панцире и упал с четырёхметровой высоты. В левой ноге что-то громко хрустнуло. И она взорвалась дикой болью.
А потом из чёрная громадина ударила беспомощного краба длинными клешнями. Тот отлетел метров на восемь и остался лежать неподвижно. Чёрный краб соединил клешни и выдул длинную струю огня, расплескавшуюся по панцирю Рыцаря. Тот слабо попытался подняться, но получил ещё один удар клешнёй и остался лежать.
Дима, сжав зубы, вскочил и, стараясь не ступать на повреждённую ногу, бросился вперёд. Морщась от боли, он встал перед Рыцарем. Маленькая букашка, защищающая одного исполина от другого…
Чёрный краб поднял клешни.
Вот и всё…, успел подумать Дима до того, как струя пламени настигла его.

– Ребята, вы где? – в очередной раз крикнула Лена, безуспешно пытаясь отыскать в тумане ну хоть кого-то. Она сидела на спине Роя на том кусочке, где крылья ещё не начинались, а голова уже заканчивалась. Друзья, с которыми она побежала к Игорьку, исчезли всего на секунду в тумане, но, сколь ни быстро перемещался жук, никого из них Лена больше не видела. Игорёк тоже не показывался, хотя вот уже пятнадцать минут она взывала к нему. Туман глушил звуки, и даже стук тяжёлых лап Роя о каменистую землю едва слышался. Затем Лена услышала рёв, решила, что это Златозавр, и повернула Роя туда. И вот двадцать минут вокруг них один лишь туман.
– И куда все подевались… – пробормотала Лена. Неожиданно Рой насторожился. Переходя на шаг. Потом и вовсе остановился. Лена посмотрела вперёд и различила в тумане смутно виднеющуюся зеленоватую фигуру. Или, быть может, это всего лишь игра света и тени?
– Рыцарь? – на всякий случай осторожно спросила она. И тут же пожалела, что прежде не откусила свой язык. Фигура рывком развернулась на шести длинных и зазубренных. Как у кузнечика, лапах. На двух передних находились плоские щиты из хитина, отполированные до блеска. Колени у существа сгибались наоборот. Горообразное туловище было покрыто широкими хитиновыми пластинами, образующими переливающийся различными оттенками зелёного панцирь. По верхней его части шёл гребень, состоящий из множества листообразных утолщений. Шеи как таковой не было, голова торчала прямо из туловища: уши-локаторы, мощные жвала и полное отсутствие глаз. Вдоль спины вряд шли восемь вытянутых труб, затянутых зелёной мембраной. Рой попятился. Существо щёлкнуло длинными изогнутыми жвалами и шагнуло вперёд.
Лена почувствовала, что у неё волосы встают дыбом.
А потом Рой не выдержал. Запаниковав, он рывком поднял переднюю пару лап к голове и выдул несколько звуковых шаров, которыми и бросил в фигуру. Зелёный гибрид жука и кузнечика взмахнул передними лапами, подставляя под удар блестящие диски… И шары, взвизгнув так, что у девочки заныли зубы, отразили удар обратно в Роя. Жук неловко упал на передние лапы и распахнул надкрылья. Шары, поначалу державшие курс строго на Лену, изменили траекторию своего полёта и устремились к бронированной хитиновой защите. Надкрылья задрожали, дрожь передалась и Рою… И затихла, не успев толком начаться. Лена расширила глаза: такое на её памяти случалось впервые. Рой, решив не мелочиться, поднял передние лапы, и трещина с едва слышным в тумане треском помчалась к кузнечику. Тот не сделал ни шагу для того, чтобы уйти от атаки. Он просто наклонился, и одна из труб у него на спине выстрелила вязким зелёным веществом, налипшим на трещину по всей её длине. Земля продолжала дрожать, но трещина не расширялась, остановленная кузнечиком-мутантом.
А затем он ударил. Следующая труба прорвалась зелёной гадостью, просвистевшей всего в метре от Роя. Жук использовал своё последнее, самое безотказное оружие. Он поднял голову, прочно упёрся всеми шестью лапами во всё ещё дрожащую землю и засвистел.
Словно мощная волна ударила в жука: он осел, стараясь удержаться на лапах, но медленно оседал на землю, а ударная волна продолжала давить ему в грудь. Лена закричала, зажимая уши руками, пытаясь защититься от душераздирающего визга, чувствуя, как дрожат все до единой кости…
И вдруг пытка закончилась. Измученный и побитый своим собственным оружием Рой лежал на животе, Лена съёжилась у него на спине. Над ними возвышался монструозный кузнечик, сверкая щитами. Он коротко размахнулся и ударил Роя по голове. Шипастая лапа оставила на гладком панцире жука глубокие царапины, силой толчка Лену сбросило, и она, кувыркаясь, скатилась по спине жука на землю. Гигантский кузнечик шагнул к ней. Видимо, именно она и была первоочередной целью кузнечика, а вовсе не Рой. Что, кстати, было вполне объяснимо.
Рой рывком вскочил и бросился на врага, защищая девочку. Ему это не удалось. Удар зазубренной лапы пришёлся жуку в бок, и тот пошатнулся. Кузнечик ещё несколько раз ударил жука лапами по голове и вновь шагнул к бледной словно мел девочке.
Рой, покачиваясь, поднялся на все четыре лапы и щёлкнул челюстями. Потрёпанный, со свежими царапинами, он выглядел как бывалый боец. Зашелестели, раздвигаясь, надкрылья, и показались здоровенные, полупрозрачные, покрытые радужной сеточкой крылья. Жук поднялся на задние лапы и распрямился, явно собираясь взлететь в воздух и уже оттуда достать неуязвимого противника если не звуком, то уж лапами точно.
С рычанием, похожим на отдалённые раскаты грома, кузнечик развернулся, приседая. Две трубы у него на спине громко хлопнули, и в Роя ударили две толстые струи зелёной дряни, растёкшейся по панцирю жука, склеивающей крылья и лапы, сковывающей движения. Рой яростно засвистел, но с каждой секундой всё больше увязал в зелёном месиве, ещё секунда – и жук замер, скованный слоем вязкой жидкости. Кузнечик-мутант был в ярости. Он прыгнул вверх метров на тридцать и в полёте ударил Роя в грудь задними лапами. Жук, кувыркаясь, отлетел в сторону, упал на спину и прочно приклеился крыльями. Земля вновь затряслась и запрыгала, словно мощный отбойный молоток. Живот Роя – самое, кстати, уязвимое место жука – оказался незащищённым. Кузнечик, сверкая щитами, подошёл к поверженному противнику и поднял передние лапы, намереваясь просто вколотить противника по уши в землю.
Лена, схватив с земли камень поувесистей, как следует прицелилась и запустила им в кузнечика. Камень – знай наших! – ударил насекомое в сочленение лапы, та дёрнулась и обвисла; похоже, Лена попала в какой-то нервный центр. Кузнечик пошатнулся, развернулся к Лене и яростно щёлкнул челюстями, мгновенно забывая о противнике.
Пятая труба у него на спине с громким хлюпаньем выстрелила облаком зелёного пара, который, конденсируясь на одежде, окутал Лену.
А чтоб тебя приподняло да прихлопнуло!, успела подумать Лена.

– Эй! – Илья растерянно озирался по сторонам – Ребята! Вы где?
Тишина. Вверху что-то прошуршало.
– Блестящая? – мальчик поднял голову – Это ты там?
Наверху, в чёрных тучах, молнией промелькнула чья-то вытянутая фигура.
– Блестящая? –позвал Илья менее уверенно.
В полной тишине послышался свист.
– Ох, не нравиться мне этот звук… – мальчик пригнулся. И очень вовремя. Пронзив туман, перед Ильёй в землю вонзилось длинное чёрное перо с острой как бритва кромкой и задрожало, словно от обиды!
– Упс… – Илья пригнулся ещё ниже и, петляя словно кролик, зигзагами понёсся сквозь туман – Да что же это такое!
Сверху снова донёсся свист. Илья метнулся влево, и ещё два чёрных пера вонзились аккурат в то место, где он должен был находиться через секунду, не смени он направления. Чертыхаясь, Илья побежал назад, но свист над головой навёл его на мысль, что долго он так не побегает. Невидимый снайпер стрелял всё точнее, перья вонзались в считанный метрах от мальчика, ещё минута-другая – и его пришпилят к земле как бабочку к картонке. И на этом его развесёлые приключения закончатся сами собой.
Такой совершенно неоптимистичный исход Илье совершенно не устраивал. Он снова метнулся в сторону, стараясь бежать в местах наибольшего скопления тумана. Манёвр удался на славу, и небесный стрелок теперь стрелял навскидку. Перья так и сыпались. Илья кинулся было вправо, но тут его крепко ухватили за воротник куртки. Он оглянулся и едва не заорал от ужаса. Не сказать, что существо, державшее его за шкирку, было так уж страшно собой. Ну, подумаешь, восьмиметровое гибкое тело, похожее на растолстевшую змею, оснащённое двумя лапами и четырьмя крыльями, делавшими его отчасти похожим на вертолёт. Подумаешь, зазубренный клюв в полтора метра длиной и два глаза величиной с колёса от КамАЗа! Когти на лапах и крыльях, гребень вдоль спины из длинных чёрных перьев и острый ребристый хвост, чешуя по всему телу (даже на крыльях), а также почти полное отсутствие оперения, кроме вышеупомянутого, завершали картину.
Существо взмахнуло хвостом и собралось спокойно пообедать. Догадаетесь, кто предназначался в качестве главного блюда?
Ну так вот, это в планы Ильи не входило. Извернувшись, он ухватился обеими руками за клюв и, позабыв про свою любовь к животным, засандалил псевдоптеродактилю ногой в глаз. Существо заревело от боли и взмахом клюва швырнуло драчливую добычу в воздух. Вознесясь над землёй метров на двадцать, Илья по длинной параболической траектории устремился к земле. Но, видимо, в данный момент времени свернуть шею Илье было не суждено: когда до земли оставалось метра четыре (или три, он не успел точно замерить), из тумана стрелой вылетела сверкающая всеми цветами радуги куча радостно клекочущих перьев, и упал мальчик не на негостеприимную, холодную и покрытую туманом землю плато, а прямо на спину Блестящей. Илья обнял шею пернатого и радостно засмеялся, птица поддержала его пронзительным криком.
– Блестящая! – мальчик погладил птицу по стоящим торчком перьям на голове – Ты вернулась! Теперь скорее, нужно найти остальных!
Не успел он сказать эти слова, как увидел мелькнувшую в тумане тень.
– Осторожно! – крикнул он.
У Блестящей была великолепная реакция. Но дело было в том, что их преследователь оказался раз в пять быстрее, чем они рассчитывали. Чёрная тень мелькнула в угольных облаках и ударила Блестящую как раз в тот момент, когда птица вошла в штопор. Блестящая, кувыркаясь, отлетела в сторону, Илья что было сил хватался за перья на шее птицы. Им удалось стабилизировать полёт, и Блестящая снова рванула вверх, надеясь оторваться от преследователя и, быть может, даже вылететь в чистое небо. Но преследовавший их вертолёт в несколько взмахов крыльями догнал их и ударил птицу когтями в живот. К счастью, жёсткие перья смягчили страшный удар. Блестящая вскрикнула от боли (звучало это именно так), развернулась и долбанула врага клювом по башке. Теперь настала очередь птеродактиля орать от боли. Сцепившиеся в воздухе противники стали быстро терять высоту.
Блестящая, ударив врага по морде когтями, вырвалась и снова взмыла наверх. Их преследователь летел теперь рывками, неуверенно; очевидно, схватка слегка отрезвила его. Или, быть может, птеродактиль предпочитал летать внизу, неподалёку от земли. Птица ускорила полёт, двигаясь чуть ли не со скоростью звука, видимо, желала и вовсе оторваться от противника. Илья нахмурился. Несмотря на высоту, которую они набрали, туман всё не уходил, становясь из просто чёрного какого-то антрацитового оттенка. Птеродактиль неожиданно остановился, махая крыльями, и быстро исчез внизу.
– Мы оторвались! – Илья облегчённо вздохнул – Слава богу, теперь мы можем…
Послышался треск, похожий на треск рвущейся бумаги, усиленный в тысячи раз, и перед Блестящей сверху вниз протянулась длинная красная молния. Туман на пути молнии с шипением исчез, Илья обдало волной жара, а перья Блестящей ослепительно сверкнули. Птица забила крыльями и на полном ходу поменяла курс. Новая молния шарахнула совсем рядом, затем ещё одна, ещё одна, ещё…
– Мы не можем здесь находиться! – крикнул мальчик, стараясь перекричать треск молний – Скорее вниз, тут мы словно притягиваем молнии!
Блестящая согласно тряхнула головой, кувыркнулась, чудом уйдя от двух молний сразу, и ушла в пике. Наблюдая, как туман постепенно светлеет, Илья думал, что земля где-то совсем неподалёку. Птица, очевидно, думала точно так же, потому что резко замахала крыльями, превращая свободное падение в бреющий полёт. Им удалось уйти от молний, но здесь их поджидала другая опасность. Сзади послышался шум чешуйчатых крыльев. Птеродактиль вновь пристроился сзади и теперь быстро догонял. Неожиданно он закружился, теряя скорость и расставляя в стороны крылья, чем стал неотличимо похожим на вертолёт. Длинные чёрные перья отделились от его спины и устремились за Блестящей сплошным чёрным потоком. Очень быстро они догнали птицу и даже обогнали её, окружая чёрным шелестящим облаком.
– Сейчас будет очень больно! – крикнул Лори, пулей вылетая из тумана навстречу птеродактилю. Своим посохом Сказочник засветил ему в тот самый глаз, который уже пострадал от Ильи, уклонился от быстрого тычка клювом и, выполнив быструю бочку влево, уселся у чешуйчатого безобразия на шее, не прекращая охаживать его посохом. Птеродактиль свился в клубок и исчез в тумане. Чёрные перья прекратили кружиться и все вместе слаженно устремились на Блестящую и её всадника. Илья вскрикнул, когда одно перо, вскользь задев его руку, оставило на ней длинную царапину. Блестящей досталось гораздо сильнее, и она, закричав, кувыркнулась и снова свалилась в пике. Благо, высота была сравнительно небольшой. Птица кубарем покатилась по земле и остановилась, врезавшись в камень. Илья слетел с неё гораздо раньше и приземлился в лужу жидкой грязи.
– Н-да, мягкая посадочка… – пробормотал он, вскочил и, отряхиваясь на ходу, подбежал к Блестящей. Птица лежала на боку, глаза полуприкрыты, когти крепко сжаты. Даже сквозь оперение были видны глубокие раны, нанесённые перьями птеродактиля. Илья коснулся груди птицы и слабо улыбнулся, почувствовав биение сердца. Несмотря на опасные раны и падение с приличной высоты, Блестящая была жива. А где же Лори и сам птеродактиль?
Из тумана над его головой вылетел посох и с треском сломался о камень.
– Лори! – крикнул мальчик, и из облаков, теряя на лету перья, упал Лори. По счастью, упал он на Илью, что несомненно спасло его. Мальчишки покатились по земле. Илья вскочил и склонился над Сказочником. Лори слегка приоткрыл глаза и тихо прошептал:
– Беги…
затем сказочник закрыл глаза и, казалось, заснул. Илья осторожно прощупал его пульс, чтобы убедиться, что таковой имеется, и оттащил друга к Блестящей. Одежда Сказочника была порвана и покрыта каплями крови, одно крыло сильно помято. Илья взглянул на небо, понимая, что птеродактиль может появиться в любой момент и нужно срочно бежать.
Но он не мог бросить двоих друзей на верную смерть. А может, просто не хотел?
Из мрака, махая крыльями, показался птеродактиль. Один его глаз заплыл огромным фиолетовым синяком.
Так тебе и надо!, мстительно подумал Илья. Чёрный монстр пронзительно каркнул и закружился, расставив крылья в разные стороны, и смертоносный дождь чёрный перьев полился вниз.

– Ау! – крикнул Кирилл, бродя по туману и крепко держась за гриву Серебряного, дабы и он не потерялся. Единорог встревожено фыркал и время от времени громко ржал.
– Кирилл? Серебряный? – неуверенно спросили из тумана – Это вы?
– Вероника? – Кирилл улыбнулся, увидев девочку, выходящую из тумана. За ней по пятам следовал Искра, положив хвосты для удобства на спину.
– Ты остальных не видел? – Вероника встревожено оглянулась – У меня такое чувство, что за нами всё время кто-то наблюдает из тумана. Два раза я слышала тихие шаги за спиной, но когда оборачивалась, то никого не видела…
– Ага… – Кирилл насторожился – Тихо!
В наступившей тишине дети ясно услышали тихие, приглушенные туманом шаги. Сам туман, волнуясь, ходил кругами, приобретая загадочные очертания. Искра и Серебряный встревожено зафыркали.
– Скорее, садись на Искру! – прошептал Кирилл, подсаживая девочку на огромного кота. Затем проворно забрался на Серебряного, который встал на колени, и покрепче ухватился за гриву. Единорог вскочил, и они вместе с Искрой бок о бок побежали сквозь туман. Несмотря на туман, рог Серебряного ярко мерцал. Собственно, то же самое делал и его хвост, и грива, и копыта, и даже шкура светилась слабым золотистым свечением. Искра бежал, размахивая над головой всеми хвостами сразу; периодически по его пушистой спине пробегали волны электрических разрядов, отчего шерсть вставала дыбом. Поэтому кот периодически становился похож на чрезвычайно крупного ёжика. Шаги в тумане не отставали и не приближались; у Кирилла внезапно появилось ощущение, что обладателей шагов на самом деле двое, и они кружат вокруг детей словно акулы вокруг корабля с колбасой. Такое сравнение его отнюдь не успокоило.
– Игорёк! – крикнул он что было сил, надеясь на то, что его брат откликнется на этот отчаянный зов. Его поддержала Вероника, правда на свой лад:
– Кира!
Оба возгласа потонули в тумане, как кусок свинца в море. Кирилл оглянулся и посмотрел на Веронику. Вернее, за её спину. Вероника неотрывно смотрела за его собственную спину.
– Осторожно! – крикнули они хором.
Из тумана позади Вероники выскочило странное существо. Гибкое, покрытое сизо-фиолетовой кожей тело, костлявое до невозможности, толстые лапы с когтями, которым позавидовал бы любой Росомаха, приплюснутая, как у пекинеса, морда, овальные уши с тонкими кисточками ушей, пасть, похожая на мясорубку, и широкий, как у бобра, лысый плоский хвост, весивший половину самого существа. Искра, не меняя положения, развернулся и припал к земле. Глаза кота грозно сузились, он поджал лапы и хищно рыкнул. Хвосты со свистом взметнулись над головой пригнувшейся Вероники и описали концентрические окружности. Искра явно решил показать врагу, кто есть кто.
Костлявый противник издал из себя утробное рычание и взмахнул хвостом с изяществом соснового полена. Искра щёлкнул хвостами и выстрелил молнией. Боброобразный хвост тут же изогнулся дугой, молния изменила полёт и, скользнув по хвосту, ушла в небо. Кот удивлённо фыркнул. В ту же секунду с неба ударила красная молния, скользнула по хвосту и ударила в Искру. Кот даже отпрыгнуть не успел, на его шерсти расцвели алые узелки, плети бьющейся энергии на мгновение окутали кота и ушли в землю. Веронику не задело лишь чудом. Искра, мелко дрожа, упал на живот, но когда противник прыгнул, намереваясь добить соперника, кот рывком вскочил, ударил врага когтями по голове, оставив там десять алых полосок, и ударил хвостами. Тот снова было изогнул хвост дугой, но статическое электричество. Которое задействовал кот на этот раз, было не настолько сильно, чтобы уйти в небо. Но достаточно ощутимым, чтобы, оставшись на противнике, устроить ему массу приятных сюрпризов. С треском по костлявому телу пробежали сотни голубых огоньков, и он резво отскочил, осознав, что беззащитная на первый взгляд добыча далеко не так беззащитна, как хотелось бы. Искра рыкнул и снова пошёл в атаку.
Перед Серебряным из тумана вынырнул огромный, чёрный как смоль (про таких обычно говорят – вороной) конь. Мышцы буграми перекатывались под кожей, ноги были оснащены устрашающего вида копытами размером с блюдце, утыканными шипами как кактус иголками. Длинная, антрацитово-чёрная грива развевалась словно пиратский флаг, глаза сверкали красным огнём, а из пасти торчали два длинных клыка. В общем, вид он имел достаточно хищный. Уши были покрыты жёсткой серой шерстью, отчасти похожей на щетину дикого кабана. От подбородка спускалась тонкая, козлиная бородка пепельного оттенка. Хлесткий хвост был лысым и ближе к концу раздваивался. Изо лба коня росли два длинных прямых рога, понятное дело, угольно-чёрного цвета. Серебряный попятился: при всей его величине он был раза в три меньше, чем его противник, да и количество колюще-режущего оружия явно было неравно. Тем временем слонообразный двурог (о, вот и название придумалось!) решил не терять зря времени: наклонив рога, он взял с места в карьер. Кирилл, глядя на несущуюся на них громадную чёрную рогатую тушу, неожиданно ясно понял, что если Серебряный вот сию же секунду не отскочит в сторону, их обоих нанизает на рога как шашлыки на шампуры. К счастью, Серебряный вовремя оценил степень угрожавшей им опасности и отскочил в сторону грациозным прыжком, простоте и изяществу которого позавидовала бы любая уважающая себя газель. Рог на его голове ослепительно сверкнул, и вспышка света ударила двурога по глазам. Тот затряс головой и пронёсся мимо, вырывая куски земли своими шипастыми подковами и едва не сшибив по дороге Искру вместе с его оппонентом. Серебряный поднялся на дыбы и снова сверкнул рогом. Двурог развернулся и с плотоядными воплями понёсся обратно. На этот раз Серебряный решил не ограничиваться сверканием, а взять противника неожиданным кавалерийским наскоком. Он подождал, пока противник приблизится, и ударил его копытами в лоб. В целом это было сравнимо с попыткой остановить поезд зубочисткой. Единорог чудом увернулся от рогов двурога, но лысый хвост со свистом взрезал воздух, и Серебряный на всём скаку упал, стреноженный за задние ноги. Кирилл шлёпнулся на единорога сверху. Двурог развернулся, как настоящий бык взрыл копытом рыхлую землю и бросился на Серебряного.
Тем временем Искра единым плавным движением дал врагу лапой по морде и ссадил Веронику на землю. Девочка, понимая, что в этой битве помочь коту ничем не сможет, шустро залезла на внушительных размеров камень и притаилась там, стараясь быть как можно более незаметной. Искра прыгнул на противника, и два кота сплелись в клубок, из которого периодически вылетали когтистые лапы, хвосты и оскаленные пасти. Клубок покатался по земле, ударился о камень, на котором находилась Вероника, и распался на две одинаковые половинки. Костлявое существо отпрыгнуло в сторону и, одновременно взмахом своего лопатообразного хвоста съездив Искре по голове. Искра перекувыркнулся через голову (такой номер. Кстати, не каждому акробату по плечу) и уже совсем было собрался ударить врага током, когда заметил, что Серебряный упал и что двурог вот-вот сделает из него и из Кирилла “единорога табака с начинкой”. Кот стрелой метнулся к ним и ударил хвостами двурога. Послышался треск, и бегущий конь, оступившись, пропахал в земле глубокую траншею. Толстый хвост самым краем задел Искру, но этого хватило, чтобы кот отлетел в сторону. Серебряный успел выскочить из-под падающего исполина и…. И внезапно исчез. Вместе с Кириллом, вскочившим рядом с ним. Вернее, не совсем исчез: оттуда, где они только что находились, вылетел тоненький солнечный луч и метнулся к Искре. Костлявое недоразумение прыгнуло на лежащего кота намереваясь просто-напросто пришпилить его к земле, но тут прямо перед ним из воздуха возникли очертания единорога и особенности – увесистого копыта, летящего ему точно в лоб.
БАЦ!
Вращаясь, словно бумеранг, монстр улетел в туман, затем, покачиваясь. Снова вышел из тумана; на лбу стараниями Серебряного возникла здоровенная шишка. Искра вскочил. Двурог рывком развернулся и, поднявшись на дыбы, махнул рогами. С рогов двурога в сторону Искры устремилось клубящееся чёрное облако. Искра взмахнул хвостами и создал электрическую стену, но облако прошло сквозь неё, даже не заметив, и коту пришлось изогнуться совершенно невероятным образом, чтобы избежать клубящегося облака, чей вид не внушал ему никаких иллюзий. За ту долю мгновения, что облако пролетало мимо, Вероника увидела, что туман стремительно остывает и опадает на землю ледяным крошевом. Тем временем в небесах капитально прогрохотало, костлявый монстр выгнул хвост, и пульсирующая молния, отразившись от него, устремилась в спину Искре. Между ними молнией (точнее – лучом света) возник Серебряный и выстрелил в приближающуюся молнию лучом света. Молния поглотила дармовую порцию энергии и устремилась вперёд в три раза быстрее. Кирилл в ужасе закрыл глаза, как тут над ним мелькнула вытянутая пушистая фигура, и Искра, взмахнув хвостами, сотворил мерцающую голубоватыми искорками полусферу. Молния врезалась в неё и, расщепившись. Ударила в землю, в стороны, в облака… Двурог наклонил рога и пустил в сторону детей очередное облако, но на его пути неожиданно встал Серебряный. Единорог поднялся на дыбы, звонко заржал и наклонил рог, с которого сорвался ослепительный луч света. Сверкая и распространяя вокруг волны живительного солнечного тепла, столб света упёрся в облако, остановил его и толкнул обратно. Двурог напрягся, и в облако с его рогов ударил луч чёрной энергии (назвать это светом язык не поворачивается), толкая его в сторону Серебряного. Серебряный напрягся, и облако, вспучившись, вновь остановилось в шести метрах от единорога. Затем чуть-чуть отодвинулось в сторону двурога, потом подползло ближе и снова остановилось.
Искра продолжал удерживать щит, но молния всё не кончалась, она словно становилась мощнее с каждой секундой, утолщаясь и разветвляясь на множество отростков. Земля под молнией буквально вскипала, горела и испарялась, а под облаком, наоборот, замерзала громадными сосульками. Животные стояли вокруг камня, на котором пряталась Вероника. Девочка спрыгнула и. подбежав к Искре, обняла его за пушистую шею. Это словно придало коту сил, и щит, ставший было совсем прозрачным, вновь налился льдистым огнём. Теперь молния перестала разветвляться и била точно в центр щита. Тем временем облако черноты стало как бы обволакивать луч света, поглощая его, и медленно, миллиметр за миллиметром, приближаясь к единорогу. По глазам Серебряного было видно, что он выкладывается до последнего, но не может отодвинуть облако ни на сантиметр. Искра дрожал всё сильнее, а щит мерцал и шёл пятнами. Дети понимали, что животные не выдерживают, но не знали, чем им помочь.
– Сейчас… – Кирилл растерянно гладил Серебряного по холке – Ох, сейчас будет…
– Бывало и хуже! – крикнула Вероника.
– Не бывало! – мальчик покачал головой, лихорадочно соображая, что ещё моно сделать. Противники, чувствуя, что они сильнее, усилили нажим. Молния, бьющая с неба (да и молния ли это – кто знает?) сплошным алым потоком, стала ещё толще, облако ещё быстрее стало обволакивать луч, стараясь отпихнуть его в сторону….
Искра вздохнул, Серебряный тоскливо заржал…
И щит исчез. Вместе с лучом. Молния, шипя, устремилась к Искре, который стоял, покачиваясь и опустив хвосты. Облако снова набрало ускорение и полетело на Серебряного, оставляя за собой след из опавших сосулек и снежных сугробов. Детей обдало нестерпимым жаром и холодом, они закричали, Искра взвизгнул .Серебряный отчаянно заржал…

– Нам нужно как можно скорее найти остальных! – Кира оглянулась. Вокруг ровной стеной стоял туман. Периодически из тумана доносились какие-то странные звуки, больше подходящие для болота, чем для горного плато: бульканье, шипение… Ласка шла рядом, обернув девочку хвостом для большей безопасности. Кира прижалась к тёплому боку лисицы и снова крикнула:
– Ребята! Вы где? Ау!
Туман вздохнул. Издевается, решила Кира.
– Эй! – крикнула она, обращаясь ко всем сразу и ни к кому конкретно – Вы где?
Туман заволновался. Ласка тихо фыркнула и шагнула вперёд, огибая клуб тумана. Секунду ничего не происходило. А потом из тумана молнией вылетела пепельно-серая, покрытая мягкой шерстью лапа и ударила Ласку в нос. Лисица дёрнула головой, скорее от неожиданности, чем от боли, отступила на шаг и ударила туман чем-то из своего обширного телекинетического арсенала. Клуб тумана разлетелся во все стороны маленькими клочками, но там уже никого не было. Хвостом лисица плотнее прижала к себе девочку и оглянулась. Никого.
Следующий удар намечался в ухо, но Ласка стремительно увернулась, обернулась и ударила назад. Никого. Ради профилактики лисица разнесла ещё несколько подозрительных клубов тумана и остановилась, нимало не запыхавшись. Туман плавал вокруг густыми хлопьями. Поводив головой, Ласка не нашла ничего интересного, развернулась на сто восемьдесят градусов… И получила мощнейший удар в лоб, от которого, покачнувшись, упала на одно колено. Кира упала следом, подняла голову и замерла, не в силах пошевелиться. Над ними возвышалась высокая, покрытая мягким серым мехом фигура, стоящая на двух задних лапах. Ни шипов, ни клинков. Правда, на лапах были массивные когти, но они предназначались скорее для придания большей устойчивости, чем для атаки. Хотя, само собой разумеется, были неплохим подспорьем. Две передние лапы были меньше по размерам и тоже прекрасно обходились без шипов и когтей. Ещё у существа был длинный, покрытый короткой серой шерстью хвост, как у макаки. Голова была вытянута, как у Ласки, за исключением того, что уши торчали в разные стороны, а глаза были не ярко-голубыми, а льдисто-синими. Кире стало холодно от одного мимиолетнего взгляда этих глаз.
Существо переступило с ноги на ногу.
Ласка вскочила и закружилась, махая хвостом. Лезвия со свистом затанцевали в клочках тумана. Её противник без видимых усилий ушёл от всех атак и пошёл навстречу, замахиваясь для удара. Один длинный выпад внезапно превратился в дюжину коротких, и лишь когда они снова слились в один сплошной удар, Ласка поняла, что попалась. Нижняя лапа противника с разворота ударила лисицу в живот, и Ласка, как-то странно хекнув, осела на землю. Последовал ещё один выпад, и Ласка кубарем покатилась по земле. Кира бросилась к ней. Лисица потрясла головой и осторожно встала, покачиваясь. Противник стоял, скрестив лапы на груди, и свысока смотрел на Ласку. Ласка такого стерпеть явно не могла. Подняв лапы, она сделала быструю подсечку и закружилась в мельнице. Пушистый хвост окружил её сплошным пушистым покрывалом, откуда вылетали шипастые лапы. Зная, что где-то в этом пушистом облаке скрываются скальпелеобразные клинки, пепельный враг не спешил нападать, просто отбивая все атаки лисицы. Затем он махнул хвостом, который обвил ноги Ласки и заставил её упасть на спину. Разъярённая лисица, развоевавшись не на шутку, взмахнула обеими лапами в сторону противника. Противник изогнулся, и большущий клуб тумана позади него превратился в воду, осыпавшись на землю мгновенно замёрзшим ледяным крошевом. Ласка снова подняла лапы, и камень позади пушистого лиса (Кира почему-то решила, что это был именно лис) взорвался сотней кинжалообразных осколков. Лис скрестил передние лапы перед собой, и куски камней остановились в воздухе. Взмах хвостом – и камни начали вначале медленно, а затем всё быстрее и быстрее кружиться вокруг лиса. Туман завертелся гигантским водоворотом, скрывая пепельную фигуру белой пеленой. Ласка напряглась, поднимая лапы, и внезапно подверглась обстрелу сплошным потоком камней, словно в тумане притаился крупнокалиберный пулемёт. Взмахом хвоста Ласка мгновенно повалила Киру на землю, спасая от каменного роя, а сама быстро-быстро замахала лапами и хвостом, отбивая камни. Её мастерству можно было позавидовать: обе лапы двигались с такой скоростью, что слились в туманное пятно. Камни, превращённые в пыль, летели на землю, но отбить все до одного лисице не удалось – слишком их было много. Вот один кусок скалы пролетел защитный хвостовой барьер и ударил Ласку в грудь, отбрасывая её назад. За этим камнем последовал ещё один .потом ещё один, и ещё… И вдруг перед Лаской из тумана появился и сам лис. Лисица, увлечённая сражением с камнями, не замечала его то тех пор, пока он не засветил её лапой в подбородок. Удар был силён, Ласка пошатнулась и отступила на шаг. А противник всё наступал, атаки его становились всё стремительнее, движения – неуловимее, а глаза прямо-таки промораживали лисицу насквозь, делая её неуверенной, вялой, сковывая движения и ослабляя удары. Ласка шаталась из стороны в сторону, точно от сильного ветра, но упрямо продолжала наносить удары и блокировать те, что предназначались её. В конце концов она не выдержала, вслепую отмахнулась лапой и, оступившись, полетела на землю. Кира бросилась к ней. Лис поднял лапы над головой и резко тряхнул ними. Из тумана выплыл внушительных размеров камень и завис над Лаской и Кирой. Ухмыльнувшись, серый противник взмахнул хвостом и опустил лапы. Камень со свистом рухнул вниз.

Туман дрожал от низкого хищного рычания; казалось, он насквозь пронизывает Игорька, вонзая ему в живот ледяные иглы страха. Земля дрожала от шагов исполинского дракона, а воздух был полон снежинок, в которые превращался туман от дыхания зверя. То, что царило вокруг, можно было описать как сильный буран. Хлопья снега летали туда-сюда, пронзительный ветер сбивал с ног, а температура упала до такой степени, что кожу жгло даже сквозь куртку. Не давая страху превратиться в панический ужас, мальчик вскочил и побежал прочь от рыка. Земля была усыпана множеством крупных булыжников неправильной формы, ноги так и норовили влететь в щель между этими камнями и сломаться. Периодически сзади слышался топот мощных лап и жуткий скрип когтей о камни, что отнюдь не способствовало улучшению настроения. Мальчик услышал сзади хриплый вдох и, не теряя времени, нырнул в туман, клубившийся слева, а то место, где он только что стоял, пронзили сотни ледяных игл. Игорька прошиб холодный пот: промедли он хотя бы секунду, и из него получился бы самый настоящий дуршлаг. Поблагодарив судьбу за столь щедрый подарок, он зигзагами пробежал метров двести, увидел впереди свободное от тумана пространство, устремился туда…
И нос к носу столкнулся с драконом. Тот хищно сузил зрачки и, вытянув шею, выстрелил в мальчика из ноздрей двумя струями ледяного воздуха. Единственное и самое разумно, что оставалось Игорьку – это упасть на землю. Так он и поступил, упав ничком и закрыв голову руками, хотя прекрасно понимал, что руки от такого дыхания не спасут. Дракон проморозил две полосы земли вокруг Игорька; мальчик, лежащий между камней, оказался как раз в мёртвой зоне. Дракон недоуменно покачал головой и раскрыл зубастую пасть. Игорёк глянул на ледяную скульптуру чахлого кустика и понял, что дальше оставаться на этом месте ему строго противопоказано. По крайней мере, если он хочет дожить до старости. Поэтому он вскочил и припустил так, словно пытался догнать уходящий курьерский поезд. Дракон такой прыти от добычи явно не ожидал, и рой льдинок с острыми краями (ну точь-в-точь японские сюрикены) вхолостую изрешетил камни, заставляя их взрываться от резкого переохлаждения. Гранит – что с него возьмёшь? Крылья на спине ящера размахом с Боинг-747, скрипя от снега, раскрылись, дракон встал на задние лапы, упёршись для верности хвостом в землю, и посильнее взмахнул ими. Туман вокруг него смело к чёрту на кулички, и он наконец-то ясно и чётко увидел улепётывающего Игорька. Чудовище фыркнуло, прикинуло оптимальный угол стрельбы, учло зигзагообразное перемещение цели и выстрелило прямой наводкой. Спиной чувствуя приближение холода, не обещающего ничего хорошего, мальчик попытался уйти в сторону, понял, что не успеет, и с ужасом оглянулся. Клуб льдинок почти настиг его, но тут из тумана ударила длинная струя пламени, защищая Игорька от холода. Льдинки зашипели под напором полутора тысяч градусов огня, превращаясь в воду, а из воды – в густой туман. Игорёк метнулся влево и облегчённо вздохнул, увидев бегущего навстречу Златозавра. Ящер пронёсся мимо него и остановился прямо перед драконом. Похоже было, как если бы рядом с тем самым Боингом-747 поставили МИГ-27. при всём при том Златозавр полыхнул глазами, выпустил когти и поднял хвост, вмиг покрывшийся волнами пламени. Уши ящера стояли торчком, говоря о том, что он готов сразиться с кем угодно. Это подтверждало и могучее рычание, вырвавшееся из клыкастой пасти вместе с языками пламени.
Ледяной дракон с удивлением смотрел на моську, вставшую у него на пути. Даже не просто вставшую, а ещё и рычащую в его, драконову, сторону. Ещё и огнём плюётся, ящерица несчастная! По глазам дракона было видно, что он оскорблён до глубины глубокой драконовской души таким нахальным поведением. Его просто распёрло во все стороны от негодования, как глубоководную рыбу на поверхности. В конце концов он решил, что увидел достаточно на сегодня, и зарычал так, что земля затряслась. Струя переохлаждённого воздуха ударила в Златозавра, тот, раскрыв пасть, дал ответный залп огнём. Тумана вокруг противников явно прибавилось. Златозавр попробовал достать врага своими реактивными огнедышащими атаками, но расстояние было слишком велико, огонь рассеивался в воздухе и не приносил ожидаемого эффекта. Разве что дразнил исполинского зверя ещё больше. Хотя казалось .что дальше некуда. Драконы и так в большинстве своём злые и заводятся с пол-оборота, а если их ещё и разозлить как следует – можно смело вешать себе на грудь мишень. Этот дракон разозлился куда сильнее, чем следовало, он поднял голову и взмахнул хвостом. Слава богу, Игорёк успел пригнуться: хвост толщиной в столетний дуб просвистел над его головой и с силой ударил Златозавра в бок. К счастью, шипы не принесли ящеру значительный повреждений, скользнув по гладкой броне. Тем не менее Златозавр три с половиной раза перевернулся в воздухе и с грохотом шлёпнулся на спину. К счастью, голова ящера была надёжно укрыта костяным щитом, да и сам ящер отличался недюжинной силой и выносливостью. Он рывком перевернулся, вскочил на ноги и, замахав передними лапами, один за другим запустил в противника три здоровенных огненных шара. Один прошёл мимо цели, а один дракон успел заморозить на лету. Но это не имело никакого значения. Оставшийся огненный шар вместе со ставшим ледяным как следует зарядили дракону в голову. Тот мотнул головой, взревел так, что Игорёк временно оглох, и плюнул в Златозавра струёй льда. Ящер раскрыл пасть и огнём испарил лёд, но далось ему это с трудом. Он уже не мог стоять на задних лапах, пришлось ему для большей устойчивости встать и на передние лапы тоже. Дракон разинул пасть. Преимущество Боинга в том, что он огромен, и у него соответственно огромны запасы топлива и снаряжения. А МИГ, пусть он хоть в три раза лучше всех, весьма ограничен в возможности вести столь энергоёмкую атаку. Пусть у него больше оружия, пусть оно мощнее, зато Боинг выносливее. Хотя к дракону синоним “Боинг” не применим, скорее – летающий крейсер.
Так вот, дракон раскрыл пасть и зашипел настолько возмущённо, что стало ясно: ему не до шуток. Он расправил крылья, взмахнул хвостом и рявкнул что-то, долженствующее обозначать угрозу. И от него по земле пробежала широкая полоса посиневшей ото льда земли. Игорек почувствовал .что волосы у него начинают вполне самостоятельно подниматься, когда он увидел, что из земли, по которой прошла полоса, начинают вылезать длинные толстые сосульки, словно сталагмиты в ускоренной съёмке. Златозавр едва успел отскочить в сторону, дабы не оказаться нанизанным на эти ледяные колья. Ящер взмахнул лапами, поднял хвост, раскрыл пасть и закружился, после чего резко тряхнул хвостом в сторону дракона. С хвоста сорвался ослепительно полыхающий огненный луч, ударивший дракона в грудь.
БАБАХ!!!
Дракон заревел от боли, стараясь лапами сбить пламя с чешуи. Наконец он догадался дунуть на огонь, и пламя погасло, задутое холодом.
Такого дракон вынести не мог. Его взгляд на мгновение загипнотизировал Игорька и Златозавра, сводя судорогой мышцы и не давая ступить ни шагу. А потом дракон провёл хвостом по земле, оставляя на ней длинные глубокие борозды, и, резко поднявшись га задние лапы, так же резко взмахнул крыльями и ударил по земле хвостом. И Игорёк почувствовал холод. Вначале лёгкий, он с каждой секундой становился всё сильнее и сильнее. Туман опал облачками снега, воздух стал кристально чистым и прозрачным. Мальчик почувствовал .что его кожа словно вспыхнула, судорожно вздохнул и едва не закричал от боли в лёгких. Пальцев он уже не чувствовал, а холод становился всё невыносимее. Куртка уже хрустела, готовая сломаться от малейшего движения, но Игорёк не мог пошевелить даже головой. Златозавр замер, попытался огнём прогнать холод, но огонь погас на выходе. Броня ящера стремительно меняла цвет с золотисто-алого на сизо-фиолетовый. Ни мальчик, ни ящер не могли даже вздохнуть, так как прекрасно понимали, что по-арктически холодный воздух, попав в лёгкие, наверняка убьёт их. Златозавр с трудом повернул голову и взглянул в глаза Игорьку. Тот увидел, как в глазах ящера на мгновение зажёгся яркий огонь. Всего на мгновение. Но мальчик почувствовал. Что его наполняет сила. Линии на руках вспыхнули ослепительной голубизной. Каким-то образом (не исключено даже, что шестым чувством) Игорёк знал .что сейчас он может всё. В том числе нагреть вокруг воздух и превратить нападавшего на них дракона в груду камней. Он поднял руки…
И перед глазами пронеслись лица друзей, в которых читались боль, страдания, страх, отчаяние, надежда… Всё это ударило в мальчика словно кузнечный молот. Он мог сейчас спасти себя.
А мог попытаться спасти других, наплевав на свою жизнь.
Не факт, что это вообще получиться.
Но что стоит жизнь без друзей?
Игорёк кивнул. Он принял решение.

Страх…
Отчаяние…
Боль…
Дикая, необузданная сила, искра шанса на успех в дебрях провалов…
Рыцарь…
Рой…
Блестящая…
Серебряный…
Искра…
Ласка…
Златозавр…
Дима…
Лена…
Илья…
Кирилл…
Вероника…
Кира…
Один шанс из ста.
Всё или ничего.
Огонь вокруг Димы исчез, опав на землю ледяными осколками. Нога, повреждённая при падении, дёрнулась и перестала болеть. Дима с опаской наступил на неё и с удивлением понял, что перелома больше нет. Чёрного краба отбросило назад. Мальчик вздрогнул и оглянулся. И ошарашено выдохнул. Туман стремительно конденсировался вокруг повержённого Рыцаря, гася горящий панцирь и словно заворачивая краба в кокон из тумана. Он становился всё плотнее, плотнее… И под конец взорвался, разлетаясь во все стороны со звуком рвущегося мокрого поролона. Вместо краба в воздухе плавал гигантский водяной пузырь, закручивающийся в центре водоворотом. Вода светилась изнутри мягким голубым светом. Дима с лицом первооткрывателя нитроглицерина наблюдал за метаморфозами. Водяной пузырь сжался, потом расширился, сопровождая процесс рёвом в стиле Ниагарского водопада, и, рывком сжавшись, вылепился в гигантскую фигуру краба. Из воды стал формироваться гладкий панцирь с небольшой выемкой посередине, совершенно белый, за исключением чёрного гребня, кольцом охватывающего панцирь по периметру. Затем появились шесть гигантских лап, покрытых замысловатыми костяными завитушками. Сочленения лап были надёжно прикрыты прочными пластинами брони, а сами лапы заканчивались массивными костяными платформами, покрытыми сферическими выступами. Из воды сформировались также шесть поистине громадных клешней, широких и плоских, утыканных короткими массивными шипами. Появилась голова, антенны и, наконец – глаза, надёжно укрытые в углублениях панциря. Челюсти с лязгом сомкнулись. Клешни и голова были покрыты чёрными полосками, лапы же были чисто белыми. Последним сформировался покрытый тяжёлыми пластинами ребристый хвост абсолютно чёрного цвета. Однако ещё часть светящейся воды продолжала парить над крабом, шипя и перекручиваясь. Она превратилась в пену, заметалась из стороны в сторону и осела на боках Рыцаря. Краб на мгновение исчез в яркой белой вспышке, а когда вновь появился, у Димы отпала челюсть. По бокам краба, прямо из панциря вверх поднимались два огромных крыла, покрытых белыми перьями. Рыцарь взмахнул ими и плавно приземлился рядом с Димой. У мальчика все слова в голове перепутались. Краб что-то ехидно пробулькал и протянул клешню. Не веря своим глазам, Дима забрался на неё, секунда – и он уже стоит на спине Рыцаря. Мальчик наконец-то обрёл утраченную было способность говорить и восторженно завопил:
– Рыцарь! Ну ты даёшь!
Тем временем чёрный краб, тихо-мирно стоявший в сторонке, очухался от столбняка и бросился в атаку. По размерам он всё ещё был больше. Чуть больше. Совсем чуть-чуть. Но чего-то у него не хватало. Чего-то главного. Чего именно ему не хватало, черный краб так и не успел сообразить. Рыцарь взмахнул клешнями и один за другим отправил в полёт шесть ледяных шаров, с треском разлетевшихся о панцирь чёрного краба. Тот аж присел, поднося клешни ко рту и выдыхая огонь. Рыцарь выбросил вперёд клешню, и краба развернуло на 180 градусов, в результате чего пламя всего лишь лизнуло туман. Рыцарь отступил подальше и ударил хвостом по земле. Послышался треск. Дима насторожился. Гул нарастал. Земля под чёрным крабом начала ощутимо дрожать. У того в глазах на мгновение появилось выражение крайнего удивления. Всего на мгновение. Потому что в следующее мгновение земля под крабом разломилась. И из её недр фонтаном ударила вода. Струя толщиной метров шесть подбросила многотонного краба как пушинку, тот взлете метров на тридцать и остался висеть там, махая лапами и неуклюже пытаясь сбить воду огнём. Рыцарь не спеша разбежался и взлетел, махая крыльями так, что поднявшийся ветер сдул туман на сотни метров вокруг гейзера. Сам же Рыцарь, отлетев на порядочное расстояние, развернулся и полетел обратно, ускоряясь и отводя все клешни в назад.
ШАРАХ!!!
Точно клюшка для гольфа, Рыцарь на полном ходу ударил краба, добросовестно исполнявшего роль мячика, сбил его с верхушки гейзера и отправил в свободный полёт вниз. С душераздирающим хрустом и треском чёрный краб состыковался с планетой. Рыцарь даже не стал опускаться и проверять, что осталось от противника. И так было ясно, что ничего хорошего. Поэтому он, махая крыльями, полете искать остальных.

Лена почувствовала, что жидкость, намертво приклеившая её к земле, быстро растворяется и исчезает без следа. Облако зелёного пара рассеялось. Кузнечик-мутант с растущим удивлением смотрел на девочку, самостоятельно освободившуюся от ловушки. Затее за его спиной раздалось громкое чавканье, и кузнечик с девочкой дружно посмотрели в ту сторону. Рой встал на лапы. Зелёная склизкая гадость, окутывавшая его, отделилась от чешуи и завертелась вокруг него стремительным вихрем. Кусочки земли стали взлетать и вливаться в этот вихрь, и через несколько секунд жук полностью исчез за зелёной стеной, внезапно озарившейся ярким изумрудным светом. Настолько ярким, что даже кузнечик, не имевший глаз, попятился. Зелёно-коричневый вихрь расширился и сформировал фигуру гигантского жука. Первыми вылепились лапы, оснащённые мощными когтями и твёрдой словно сталь бахромой вокруг каждой из них. Создавалось впечатление, что жук надел клеши. Лапы были сегментарными, а сочленения закрыты шарообразным слоем брони. Потом появилось вытянутое, словно галера, тело, покрытое гранёной чешуёй, блестящей, словно изумруды, если только можно себе представить изумруды шириной в метр и плоские, как блин. Посередине панциря пробежала трещина, и изумрудные надкрылья разошлись в стороны в количестве шести штук. Из-под них, шелестя, вылезли плоские широкие крылья, наполовину прозрачные и сверкающие всеми цветами радуги. Туман разлетелся на много километров окрест. Из зелёного тумана сформировалась выпуклая голова, защищённая мощным костяным щитом, фасетчатые глаза моргнули и полыхнули зелёным пламенем. Последний кусок тумана сконденсировался на лбу Роя огромным длинным рогом-раструбом. Жук был целиком изумрудных оттенков и сверкал, словно живая драгоценность. Из спины, на узкой перемычке между головой и крыльями чешуя взбугрилась толстыми выступами, образуя беседку. Крылья зажужжали, буквально вспарывая воздух, и жук медленно опустился на землю. У Лены было лицо бухгалтера, у которого сошёлся годовой отчёт. Рой тихо свистнул и протянул переднюю лапу к Лене. Несмотря на огромные размеры, лапа мягко ткнула девочку в плечо.
Как тогда под башней…, вспомнила Лена.
– Рой! – крикнула она, вспрыгнула на лапу, ухватившись за коготь, и вскоре уже сидела в “беседке” на спине у жука – Молодец!
Рой тихо и мелодично просвистел что-то вроде “а ты что, сомневалась?”, качнул головой и встряхнулся. Лена наконец-то почувствовала себя в безопасности…
…И тут кузнечик-мутант, которому эта идиллия была явно в тягость, опомнился, вспомнил, что он вроде как бесстрашный и непобедимый Зен, и бросился в атаку. Собственно, “бросился” – это фигурально выражаясь. Он просто резко распрямил мощные задние лапы и катапультировал себя в воздух, нанося жуку каратистский удар ногой в голову. Рой просто отмахнулся от него, как от надоедливой мухи, и назойливое насекомое, вращаясь, врезалось в землю и кубарем покатилось по ней. Земля запрыгала с интенсивностью хорошего отбойного молотка. Рой сощурил глаза, развернулся к противнику всем торсом, опустил рог-раструб к земле и засвистел. У Лены похолодело на сердце. Из раструба ударил чёткий серый луч и ударил в щиты кузнечика, которые тот успел поднять перед собой. Щиты разразились пронзительной какофонией визга и скрежета, отражая удар, но Рой усиливал нажим, луч становился всё толще, щиты визжали всё сильнее… Лена могла поклясться, что на безглазой физиономии кузнечика промелькнуло выражение крайней степени удивления, когда его металлические диски не выдержали звукового резонанса и со звоном разлетелись тонкими металлическими осколками, усеявшими землю. Кузнечик пронзительно затрещал и упал на передние лапы. Рой раскрыл надкрылья пошире и замахал крыльями, взлетая. Кузнечик привстал, напрягся и собрался прогнуть в воздух следом за жуком, но – не успел. Жук поднял голову, соединил все шесть лап и резко, по-разбойничьи коротко свистнул. От его лап до земли протянулся широкий столб звука, туманный, словно размытый. Землю основательно встряхнуло, как нашкодившего кота, кузнечик упал на бок и снова попытался встать на лапы, но неизменно валился – подпрыгивающая земная поверхность не давала ему ни единого шанса. А потом раздался треск, и земля под кузнечиком покрылась сетью мелких трещин. Сначала совсем незаметные, они переплетались, становясь толще и расширяясь во все стороны, ветвясь, словно гигантское дерево. Кузнечик наклонился и выстрелил себе под ноги раз, другой, третий, зелёная масса склеивала некоторые трещины, но их было слишком много, они раздваивались, расстраивались и развосьмерялись, сплетаясь в огромное кольцо, и под конец поверхность с треском раскололась на миллиарды каменных осколков, которые полетели в разверзшуюся впадину, увлекая за собой машущего лапами кузнечика. Трещина продолжала расширяться, и Рой снова засвистел. Но это был уже другой свист: мягкий, спокойный. Мелодичный, он проникал глубоко в землю, успокаивая разбушевавшиеся земные недра. Те ещё немного потряслись для очистки совести и успокоились, остановились. Лишь глубокая впадина, дна которой не было видно, так и осталась страшной меткой на плато. Лена торжествующе завопила, потрясая сжатыми кулаками. Рой не менее торжествующе просвистел победный марш и, посильнее замахав крыльями, полетел в туман искать остальных. Он не ожидал отыскать кого-то вот так сразу, поэтому когда из тумана им навстречу вылетел махающий белыми крыльями краб, он едва не свалился на землю, запутавшись крыльями. Ленно вообще сначала подумала, что у неё начались зрительные галлюцинации. На почве переутомления. И лишь торжествующий вопль Димы убедил её, что это не сон.
– Лена! – мальчик замахал руками – Рыцарь, стой!
– Ух ты! – Лена изумлённо расширила глаза – Это Рыцарь или мне чудится?
– Нет, тебе не чудится, это и впрямь Рыцарь! – успокоил её Дима – Он, как и твой, совершил пятое Превращение. Мы тут такое пережили! На нас напал огненный краб раза в два больше Рыцаря и полыхавший огнём!
– А кузнечик, стреляющий зелёной гадостью и прыгающий на сорок метров в высоту! – поддержала Лена.
– А чем вы его победили? – живо поинтересовался Дима.
– Рой вызвал самое настоящее землетрясение! – с жаром откликнулась девочка – И Зен провалился в раскол!
– А мы… – начал Дима и тут же поправился – То есть Рыцарь он вызвал гейзер, который поднял нашего противника на много метров в воздух, потом разлетелся и ка-ак даст ему клешнями по башке! Он упал и разбился, а мы полетели вас искать.
– Ну, положим, нас вы нашли, – Лена улыбнулась – А где остальных искать будем? Есть идеи?
Дима похлопал Рыцаря по антеннам.
– Похоже, если не мы, то они точно знают, где искать. Они же нашли друг друга!
– Согласна! – Лена поудобнее устроилась в беседке – Полетели!
И жук с крабом, махая крыльями, бок о бок полетели в туман.

Илья почувствовал, что перья касаются его рук, он закричал, предчувствуя потоки невыносимой боли, но ничего не почувствовал. Чёрные перья, резавшие куртку одним прикосновением, теперь мягко коснулись мальчика и, кружась, опали на землю. Длинная царапина на руке мальчика мгновенно затянулась, не оставив после себя и следа. Лори открыл глаза и вскочил на ноги рядом с Ильёй; синяки исчезли вместе с кровоточащими царапинами, одежда вновь была целой.
– Что происходит? – удивлённо спросил Сказочник.
– А мне откуда знать? – удивился в свою очередь Илья – Это ты мне скажи, в чём дело!
Тому, что перья не нанесли никакого вреда, больше всего удивилась атаковавшая ими птица-вертолёт. В её глазах ясно читалось, мол, как же так, товарищи? А потом в спины мальчишек ударил бешеный порыв ветра, повалив обоих на землю. Птеродактиля сбило и как следует приложило о булыжник. Илья и Лори обернулись и замерли с раскрытыми ртами. Блестящая, не двигая крыльями, поднялась метров на шесть над землёй и исчезла в облаке переливающихся всеми цветами радуги крупных перьев. Несомые ветром, они образовали вокруг Блестящей непроницаемую радужную завесу. Ветер продолжал с сумасшедшей скоростью носиться по поляне, и если бы дети не лежали на ничком, их бы давно сдуло вместе с туманом. Из чёрных туч, закручиваясь, к облаку из перьев начал спускаться чёрный хобот, словно воронка зарождающегося торнадо; от земли ему навстречу начал подниматься точно такой же, только белый, словно снег, хобот. Эти два хобота одновременно натолкнулись на Блестящую, и перья разлетелись в разные стороны. За ними оказалось мерцающее, переливающееся нечто, бесформенным облаком висящее в воздухе. И из этого самого нечта внезапно появились ноги. Даже не появились, создавалось впечатление, что их вылепило это нечто: массивные лапы, покрытые мягким белым пухом и оснащённые устрашающими когтями, явно способными одним щелчком нокаутировать носорога. Это выглядело настолько забавно: ноги, торчащие из облака, что Илья и Лори, не выдержав, рассмеялись. Следующим появилось здоровенное туловище, крылья и голова, все как один покрытые мягким белым пухом. С крыльев исчезли когти, зато сами крылья стали раза в три больше, клюв удлинился, а глаза сверкнули кардамоново-малиновыми оттенками. И тут перья, всё ещё парившие вокруг птицы, закружились и окутали её плотным белым облаком. Ага, подумал Илья, а вот и оперение! Под конец сверкнула бирюзовая вспышка ,и птица обрела краски. На голове у неё поднялся высокий яркий оранжевый гребень, лапы покрылись оперением цвета заходящего солнца, клюв – ярко-жёлтый, а когти на лапах серого цвета. Грудь птицы стала нежного зелёного цвета, а хвост раскрылся веером неоново-синих перьев. Крылья обрели ярко-алые интенсивно-фиолетовые оттенки, а глаза на мгновение вспыхнул всеми цветами радуги. Впрочем, по сравнению с этим буйством красок радуга – скряга и скупердяй, так как природа просто не в состоянии расщедрится такими цветами. Блестящая замахала крыльями и медленно приземлилась рядом с Ильёй. Ветер стих, туман на ближайших пятистах метрах вообще перестал существовать. И в высоту тоже. Вот только облачный покров так и остался чёрным покрывалом висеть над головой.
– Блестящая! – воскликнул Илья, обнимая птицу – Ты ли это?
Блестящая подтверждающее кивнула и расправила крыло. Илья, цепляясь за перья, быстро забрался ей на спину и уселся между крыльями. Лори сжал руки над головой, потряс ими и отлетел в сторону, увеличивая птице место для манёвров. Та хищно щёлкнула клювом и взмыла в воздух. Чёрный птеродактиль, опомнившись бросился следом, намереваясь зайти снизу и снова ударить птицу в живот. Блестящая же выполнила манёвр “быстрая бочка вправо”, а затем повторила его на бис, чтобы преследователь умер от зависти, после чего совершила полную мёртвую петлю (при выполнении которой Илья чуть не свалился) и, зайдя снизу, перевернулась и сама ударила противника в живот. Тот закувыркался и попытался было дотянуться до Блестящей страшными когтями, но птица молниеносно взлетела над его спиной, сложила крылья и камнем упала на птеродактиля. бедный вертолёт, получив удар когтями в спину и клювом по башке, взмахнул хвостом, отшвырнув Блестящую в сторону, и стрелой бросился под облака, где развернулся и раскрыл крылья. Птица сразу догадалась, что будет дальше, и крутанулась влево, тоже раскрывая крылья. Она щёлкнула клювом, хитроумно переплела лапы и выстрелила серым шаром. Точнее, не совсем шаром. Ещё точнее – не шаром вовсе. То, что птица швырнула в противника, было похоже на вытянутый и перекрученный эллипс, он остановился между двумя небожителями и начал стремительно колебаться, то сжимаясь до размеров теннисного мяча, то удлиняясь, двумя пальцами пытаясь достать неба и земли. Птеродактиль закружился в третий раз и выпустил тучу чёрных перьев, которые, сверкая гранями, устремились в Блестящей, маневрируя, словно сверхсовременные боеголовки, предмет гордости генералов ракетных войск. Тут крутящийся шар .который на самом деле не шар, наконец-то раскрутился достаточно сильно, чтобы достать облаков. Другой его конец коснулся земли, шар сжался в точку и исчез. Чёрные перья продолжали свой полёт и уже прошли половину расстояния, когда Илья, а затем и Лори заметили, что там, где шар коснулся земли, воздух начинает дрожать и ходить кругами, собираясь в огромный водоворот. Осенённый внезапной догадкой, Илья посмотрел наверх и убедился, что там твориться точно то же самое. Тем временем Блестящая тряхнула хвостом и выпустила навстречу чёрному облаку штук десять своих взрывоопасных перьев. Илья непонимающе нахмурился: что могут сделать перья, пусть даже и похожие по эффекту на бомбы, юрким снарядам птеродактиля?
И тут от земли до неба протянулась тонкая труба из ветра, которая становилась всё шире и стремительней, закручиваясь гигантской спиралью. Ветер крепчал, зарождающийся вихрь всасывал в себя облака и тучнел на глазах. И чёрные, и неоново-синие перья, пролетавшие мимо, были всосаны в эту воронку и с бешеной скоростью закружились там. И только тогда Илья догадался, что замыслила Блестящая.
Она вызвала торнадо.
Ветер свистел в ушах. Илья почувствовал, что его стаскивает со спины Блестящей, и мальчик покрепче ухватился за перья. Лори с криком полетел в самый центр воронки, но Блестящая быстро вытянула клюв и поймала пролетавшего мимо Сказочника за шиворот. Сама птица, непринуждённо махая огромными крыльями, легко держала дистанцию между собой и разбушевавшейся стихией. Торнадо разросся до того, что валуны размером с дом, лежащие внизу, стали вполне самостоятельно взлетать и всасываться в него. Птеродактиль наконец догадался, что к чему, но ни его хитрые финты, ни могучие крылья не помогли ему: слишком близко он находился. Размахивая крыльями и лапами, он с хриплым карканьем был втянут в столб ветра, где в свободном полёте находились его собственные отнюдь не безопасные перья, не менее, а то и гораздо более опасные перья Блестящей и огромные камни. В торнадо появились яркие малиновые вспышки пламени, и даже сквозь свист ветра в ушах Илья услышал крики птеродактиля и жуткий стук камней. Блестящая ещё пару минут полюбовалась собственноручно устроенным катаклизмом, а потом махнула крыльями и отправила в основание воронки несколько больших ярко-фиолетовых перьев, поблёскивающих металлом. И торнадо пронзили молнии. Их были десятки, и от их энергии торнадо начинал светиться ярким синим светом, словно ёлочная гирлянда. Треск стоял такой, что Илья вообще временно оглох. Так, для безопасности. Под конец торнадо пронзила последняя, самая большая молния, и он распался. Ветер стих. На землю посыпался щебень, оставшийся от камней, а в воздухе, догорая, кружились помятые чёрные перья.
– Молодец, Блестящая! – завопил Илья, размахивая руками – Ты победила!
– Ура! – согласился Лори, освободившись из клюва птицы и выполнив серию мёртвых петель. Затем он нахмурился и подлетел к Илье:
Но то, что произошло…
Внезапно он изменился в лице.
– Скорее, Илья! Нам нужно как можно быстрее найти остальных!
– Что-то не так? – насторожился Илья, которого ещё не отпускало победное настроение.
Лори напряжённо кивнул.
– Если произошло то, о чём я сейчас подумал, то всё очень плохо.
– Да ладно тебе… – Илья был слишком счастлив, чтобы быть серьёзным – Что может пойти не так? Мы же победили?
– Да, победили, – кивнул Лори и вздохнул – Осталось узнать, какой ценой…

Молния ушла в землю, сопровождая процесс бешеным шипением. Облако, летевшее прямо на Кирилла, обдало его чёрным пеплом и осело на землю. Мальчику на мгновение показалось. Что в тумане промелькнула согнувшаяся фигура, и его обдало волной тепла. Двурог и костяной боброхвост ошарашено остановились, они сейчас больше всего походили на эскадрон бравых гусар, лихим галопом выскочивших на танковый клин. Кирилл с Вероникой недоуменно переглянулись и лишь потом догадались оглянуться назад.
Искра начал синеть. В буквальном смысле этого слова, шкура кота меняла цвет с искристо-белого на льдисто-синий и начинала ярко светиться. Серебряный встал на дыбы, взмахнул копытами, поднял рог к небу и звонко заржал; его рог, грива, копыта, хвост, а затем и всё тело начало светиться ярким солнечным светом, слепящим глаза так, как может слепить только солнце. Вскоре оба существа растворились в ярких красках, и тут с неба ударила молния. Не красная, настоящая синяя молния, она с треском прочертила воздух и ударила точно в Искру. Вероника вскрикнула. Сияние вокруг кота вспыхнуло с новой силой, и контуры его тела полностью исчезли в огромном пульсирующем белом облаке, исходящем электрическими разрядами. Во все стороны полетели маленькие шаровые молнии и снопы искр, дети заблаговременно спрятались за камнем. Облако поймало ещё несколько молний и стало сгущаться, формируя тело большого (даже очень большого) кота. Первыми появились лапы. Лапы сжались и разжались, выпуская длинные белые когти и обрастая меховыми сапожками. Мех был длинным и мягким, с бегающими по нему тут и там искорками разрядов. Затем появились ещё две лапы, очевидно, задние, потому как были массивнее и когти имели побольше. Вскоре и они покрылись пушистыми белыми сапожками. Затем из облака сгустилось большое гибкое туловище, отчасти похожее на львиное, если бы не размеры раза в три больше да грива. Такой огромной гривы ни один лев даже во сне не видел. Над гривой появилась вытянутая голова, два длинных саблезуба, выросших из пасти, острые, тоже покрытые белой шерстью уши и глаза, сверкнувшие так, что затмили даже серебристое сверкание шкуры. Остатки облака (чуть меньше половины) сгустились и превратились в три длинных пушистых хвоста; на конце каждого из них ярким белым светом засверкали пушистые шарики. Искра перевернулся в воздухе и приземлился на все четыре лапы. Кот подошёл к Веронике и с урчанием потёрся усами о ладонь девочки.
– Искра? – Вероника задохнулась от восторга – Это ты?
Кот тихо замурлыкал и лизнул девочку в нос. Вероника, смеясь, обняла его пушистую шею и зарылась лицом в гриву. Костлявый боброхвост попытался было что-то вякнуть, но Искра бросил на него такой взгляд, что тот понял: сейчас лучшее для него – сидеть тихо и не нарываться.
Тем временем с рога Серебряного вверх ударил тонкий солнечный луч, прочертивший воздух и оставивший в облаках маленькую аккуратную дырочку, через которую виднелось небо. Самое настоящее, голубое и глубокое, точно море. А потом туманно-облачный покров разорвался. И в прореху хлынули потоки солнечных лучей. Они достигли единорога, всё ещё стоявшего на задних ногах, и тот ослепительно сверкнул золотистой вспышкой, растворяясь в ярком облаке лучистой энергии. Дохнуло жаром, и двурог попятился от неведомого источника тепла и света. Кирилл мимоходом подумал, что, очевидно, двурог жил в этом тумане не один год, а может, всю свою жизнь и мог так никогда и не увидеть солнца, луны, звёзд, неба… На какую-то долю мгновения ему даже стало жалко этого жестокого зверя, росшего в таких кошмарных условиях. Может, в душе он вовсе и не такой страшный…
Но в следующую секунду облако света начало сжиматься, приобретая контуры единорога, и Кирилл забыл про всё на свете. Из клубящегося облака появилась кипенно-белая голова лошади, на лбу у которой ослепительно засверкала длинная золотая молния. Затем появилась белая шея, и следом за ней – грива, золотистым водопадом разлившаяся по ней. Потом, почти сразу же – туловище и ноги, причём последние до коленей были закрыты металлическими латами, сверкавшими, как и копыта, жёлтым огнём. Последним, трепеща на ветру, появился длинный золотой хвост. Было видно, как могучие мышцы перекатываются под атласной кожей. Единорог снова заржал, вставая на дыбы (в воздухе!), и остатки солнечного облака, кружившиеся вокруг него, засверкали и обернулись двумя покрытыми серебристыми перьями крыльями, которыми единорог захлопал и плавно приземлился на землю. Кирилл бросился к нему, обнимая за шею и гладя по шелковистой гриве. Дыра в небе сразу же затянулась, возвращая вниз неясный полумрак, и два Зена, словно почувствовав прилив сил, бросились в атаку.
Искра дёрнул головой, буквально забросив Веронику себе на спину, и мягким прыжком взмыл в воздух, пропуская шипящего и размахивающего когтистыми лапами боброхвоста под собой. Тот набрал неплохое ускорение и не успел заметить, что вместо кота перед ним с фантастической скоростью вырастает камень, об который он и треснулся головой. Искра пренебрежительно фыркнул и взмахнул хвостами, между которыми заметались крошечные молнии.
Серебряный как стоял, так и взмыл в воздух вместе с Кириллом на шее. Мальчик даже испугаться не успел, как его по инерции перевернуло в воздухе, и он приземлился прямо на спину единорога, точно между двух машущих крыльев. Крылья с шелестом взлетали и опускались по бокам единорога. Двурог с крейсерской скоростью промчался под ними, наклонив к земле внушительные рога, и с разгону впечатался лбом в камень. Скала пошла трещинами и раскололась, а двурог начал потерянно бродить кругами, тряся головой. Перед ним с шорохом приземлился Серебряный. Двурог рывком поднял голову и выстрелил всезамораживающим облаком, которое с шипением и хрустом устремилось на единорога.
Тем временем Искра и боброхвост уже успели обменяться ударами когтистых лап, способными перевернуть паровоз, после чего боброхвост решил не тратить силы понапрасну и изогнул хвост. Искра единым плавным движением раскрутил хвосты над головой, красная молния устремилась к нему, и кот наотмашь, словно играя в лапту, отфутболил молнию щитом обратно, в отправителя. Такого боброхвост не ожидал и даже не успел отскочить в сторону, а уж тем более – отразить молнию, и его ощутимо тряхнуло его же оружием. Но Искра решил на этом не останавливаться, кот взмахнул хвостами и отправил в тучи три молнии подряд. Вероника непонимающе уставилась вверх. И тут небо разрезала гигантская ветвистая белая молния, и если бы не лихие финту да отчаянный прыжок, был бы не просто боброхвост, а жареный боброхвост. Даже боброхвост-гриль. В месте попадания земля потрескалась и оплавилась, образовав огромную выжженную кляксу. Но небо на этом не остановилось, в чёрных тучах сверкнуло, и ударила новая молния. Затем ещё и ещё… бедный боброхвост скакал из стороны в сторону, точно бежал по минному полю, а вокруг сыпались молнии. Искра, видимо, совсем не опасаясь собственноручно устроенной грозы, бежал следом за боброхвостом и лапами пытался повалить того на землю, уклоняясь от взмахов тяжёлого хвоста. В конце концов боброхвост решил, что с него достаточно, плюнул на всё и развернулся, поднимая хвост. Вероника, шестым чувством понимая, что Искра не успеет ни отпрыгнуть в сторону, ни отбить молнию, покрепче вцепилась в гриву огромного кота. На морде боброхвоста промелькнула демоническая ухмылка.
И в него, буквально расколов небо надвое, ударил столб чистой энергии. Молнией это назвать было сложно, в основном потому, что таких гигантских молний просто не бывает. Вероника почувствовала, что у неё волосы поднимаются дыбом, а Искра стал похож на ну очень большой ёршик для чистки примусов. Столб энергии вскоре иссяк, втянувшись в землю и оставив после себя лишь щебень да выжженную землю.
Двурог, увидев это, окончательно рассвирепел и бросился на Серебряного следом за облаком. Единорог опустил голову, рог ослепительно сверкнул, и чёрное облако растворилось в столбе света, ударившего двурога точно в лоб и опрокидывая его на спину. Серебряный снова поднялся на дыбы и, резко разведя крылья, махнул рогом. Маленький солнечный лучик, сорвавшись с него, как и раньше, пробил тучевую завесу, оставив маленькую дырочку. А потом облачность расступилась, и сквозь неё пролетел поистине титанических размеров огненный камень. Двурог поднял голову и неотрывно смотрел вверх. Кирилл вдруг подумал, что смотрит он не на огненный камень, а на небо, появившееся там, где тучи разошлись. На мгновение их глаза встретились, и Кирилл понял, что двурог вовсе не боится. Наоборот, он ждал этого момента.
И огненный кулак врезался в землю. Искра молнией метнулся за валун, а Серебряный резко набрал высоту.
БА-БАХ!!!
Над поверхностью взвился огромный гриб огня и дыма, а когда он рассеялся, Кирилл увидел, что на том месте, где стоял двурог, теперь зияет огромная выдолбина, словно от удара метеором. Единорог пошёл на посадку и вскоре приземлился рядом с выбравшимся из-за камня Искрой. Кот был перепачкан землёй и сажей, но выглядел довольным. Ну ещё бы!
– Ура! – в полном восторге завопили дети – мы победили!
– Пошли искать остальных! – Вероника махнула рукой куда-то в туман – не могли же они просто взять и исчезнуть?
– Не могли… – согласился Кирилл – но лучше их найти, и чем быстрее, тем лучше…

Когда падающий на неё булыжник разлетелся на мелкие кусочки, Кира постаралась ничему не удивляться. Не вышло. С морды лиса сползла ухмылка, он расширил глаза и сделал несколько шагов назад. Девочка недоуменно посмотрела на него, потом оглянулась… И замерла. Ласка поднялась на задние лапы, уже не покачиваясь, расставила передние лапы в стороны и опустила голову. Туман закружился огромным водоворотом и начал сгущаться вокруг лисицы, словно белый плащ. И всё это происходило в полнейшей тишине, прерываемой лишь тихим гудением, словно возле трансформатора. А потом туман, окутавший Ласку, разлетелся во все стороны спиралями и кольцами. Ласка исчезла, на её месте крутился маленький чёрно-белый шарик. Ярко-белая и матово-чёрная его половинки постоянно перемещались, словно поглощая друг друга, а потом вновь появляясь из ниоткуда. Кира и лис недоуменно смотрели на маленький шарик, не понимая, куда могла деться Ласка. Ну не могла же лисица высотой в два с лишним метра спрятаться в шарике сантиметров сорока в диаметре!
Тем временем откуда-то из шарика донёсся тихий, похожий на свист ветра звук, и шарик внезапно разросся, превращаясь в овал. Из этого овала появился шикарный хвост, из которого вряд высунулись восемь или десять длинных клинков. Затем появилось туловище, красное, за исключением пушистого белого воротника, и лапы. Каждая лапа была до локтей (или соответственно до коленей) покрыта костяными манжетами, причём из манжетов верхних лап торчали длинные прямые шипы. Вокруг талии лисицы появилась короткая пушистая “юбка”, а ярко-алая шерсть на плечах поднялась дыбом. Последней сформировалась голова, оба глаза которой тут же весело подмигнули Кире. На голове проклюнулись маленькие заострённые ушки, покрытые косматой белой шёрсткой, пасть. В которой блеснули маленькие, но очень острые зубы, и мокрый чёрный нос. Ласка обняла Киру и тяфкнула. Девочка, счастливая донельзя, обняла лисицу, прижавшись к её мягкому меху, и тихо вздохнула.
Лис, всё это время молча стоявший в стороне, вздохнул и взмахнул хвостом. Ласка мягко, но неумолимо отодвинула Киру за камень и прыгнула на врага.
Следующие десять минут оба противника показывали чудеса акробатики, как то: тройное сальто назад, прыжок через голову с переворотом… К тому же они ещё и дрались как черти. Оба двигались с такой скоростью, что слились в туманное пятно. Периодически кто-то махал лапами, и булыжники вокруг разлетались каменной шрапнелью. И, что примечательно, никто и виду не подавал, что устаёт.
Лис провёл блестящую комбинацию ударов лапами и хвостом, после чего швырнул в Ласку камнем. Лисица схватила его за лапу и перелетела над его головой, затем развернулась и нанесла несколько точных ударов по носу противника. Тот подобно й прыти не оценил и нанёс лисице мощный удар в живот, затем с развороту ещё один. Но вся проблема заключалась в том, что лисица уже находилась в трёх метрах левее, и хвост кружился вокруг неё пушистым облаком, клинки выписывали фантастические вензеля.. Впрочем, лис тоже оказался не промах, он перекатился и оказался позади Ласки. Та всё больше входила в боевой раж. Кира перебрала десятка три сравнений, включая “злая, словно ужаленная в мягкое место мантикора”, но так и не смогла подобрать слова, хоть в какой-то степени отражающие то, что сейчас творилось на душе у лисицы. Она носилась словно вихрь красно-белого меха вокруг своего оппонента, размахивая лапами словно мельница. Но тут лис взмахнул лапами, и камень, за которым пряталась Кира, разлетелся мелкими осколками, засыпавших девочку с головой.
Этого Ласка стерпеть не могла.
Она закружилась волчком, её фигуру окутал густой туман .а когда он рассеялся, то Ласку нигде не было видно. Лис недоуменно повернул голову, гадая, куда могла деться нахальная лисица… И получил мощнейший удар в нос! Он отлетел в сторону с таким видом, будто увидел тень отца Гамлета, с воем тряся головой и судорожно пытаясь понять, откуда пришёл удар. И снова получил удар, и опять в нос! А потом удары посыпались словно град весной. Лис шатался и отмахивался лапами, но вскоре не выдержал и нанёс удар вперёд. Его лапа прошла сквозь клуб тумана, ничего не встретив на своём пути. И лишь когда слева от него туман задрожал, и из ниоткуда прямо перед ним появилась Ласка, он понял, что к чему. Но было поздно.
Ласка закрыла глаза и прижала передние лапы к голове. Вокруг лап образовались маленькие белые кольца. Лисица с силой развела лапы, отчего кольца, кувыркаясь, полетели в лиса и прилипли с двух сторон его головы. Ласка взвыла и рывком хлопнула лапами. Что случилось потом, Кира так и не поняла. Оба кольца вроде как взорвались, ослепительно сверкнуло белым светом, и лис упал. Внешне повреждений на нём фактически не было, но Кира почему-то догадывалась, что больше он не опасен.
Ласка подошла к девочке и лапой взъерошила её волосы. Кира радостно засмеялась и прижалась к своей пушистой защитнице, сразу же обернувшей её хвостом.
– Кира… – тихо позвал кто-то. Девочка молнией обернулась. Лис привстал и тянул к ней лапу. Ласка тут же взвилась, но Кира остановила её.
– Откуда ты знаешь моё имя? – недоуменно спросила она.
– Не важно… – говорил лис с трудом, крепко же ему досталось – ты одна из Предсказанных? Вас семеро, и вы пришли сюда, чтобы одолеть Зен?
Девочка молча кивнула. Лис вздохнул.
– Твои друзья в опасности. В большой опасности. Из-за нас.
– Почему вы на нас напали? – спросила Кира.
Лис снова протянул ей лапу, и на этот раз девочка взялась за краешек когтя, хотя Ласка предупреждающе заворчала. Лёд в глазах лиса начал таять, уступая место той же пронзительной голубизне, что и у Ласки.
– Мы пришли, чтобы положить конец бесчинствам Зен… – начал лис. Говорил он очень тихо, и Кире приходилось вслушиваться, чтобы разобрать отдельные слова – Нас, как и вас, было семеро. Мы слышали легенду о Предсказанных, и решили, что мы достойны. Что мы – Предсказанные. Мы поднялись сюда. Мы сражались каждый сам за себя. Мы думали, что этот метод – метод Зен – сработает против него же. Мы сокрушили полчища врагов, но Зен… Зен сломал нас. И заставил служить. Поэтому мы и напали на вас. Мы больше не принадлежим себе. Зен – не пустой звук. Даже сейчас, когда ты рядом, я чувствую его в себе.
Лис говорил всё тише и тише – видно было, что силы покидают его.
– Нас было семеро. Я, Дел, гигантский огненный краб, Син, птица-оборотень, Джел – гигантский жук, Кель, кот Грома, Дио, могучий двурогий конь, и…
Он зашёлся в кашле. Кира сильнее схватила его за лапу. Это привело лиса в чувство.
– Даал… – он закрыл глаза и сглотнул – Ледяной Дракон Тени. Зен сейчас живёт в нём, словно паразит помрачая его рассудок. А ведь когда-то он был самым мудрым из нас… мы стали повиноваться приказам Зен. Сейчас, наверное, лишь я помню, какими мы были раньше. Потому что иногда спускаюсь с горы…
Неожиданно он схватил девочку за плечо и зашептал:
– Мы шли одним путём. И проиграли. Не повторяйте наших ошибкой.
Лис упал и замер .лишь его пасть продолжала двигаться, шепча всё тише и тише…
– Удачи вам, Предсказанные… Уничтожьте Зен… Освободите Остров от этого проклятия… Пусть будут с вами сила и любовь…
Лис из последних сил поднял лапу, и в тумане образовался коридор. Правда, очень короткий.
Лишь для того, чтобы указать направление.
– Иди… тихо прошептал лис, и глаза его остекленели. Туман на мгновение скрыл его от глаз девочки, а когда он рассеялся, то Кира увидела, что перед ней никого нет.
Лишь камни и туман.
Ласка положила лапу на плечо Киры и кивком указала в туман.
– Да, Ласка… – Кира всё никак не могла оторвать взгляд от того места, где всего секунду назад лежал лис – Ты права, пошли…

Коридор закончился очень быстро, и их вновь окутал густой туман, но Кира уверенно бежала вперёд. Она знала, что не собьётся с пути. Что-то вело её.
Шестое чувство?
Вера в себя?
Надежда?
В любом случае, что бы то ни было, оно помогло. Туман начал понемногу расступаться, и вскоре Кира вышла к громадной глыбе льда. От глыбы валил пар, причём валил ощутимо.
– И где же все? – девочка устало облокотилась о кусок льда поменьше и громко крикнула – Ребята! Вы где?
Сзади послышался сдавленный вздох. Кира обернулась и увидела, что Ласка медленно отступает от неё.
– Что с тобой? – удивилась девочка. Вместо ответа лисица круглыми от ужаса глазами смотрела за спину Киры. Кира оглянулась и ничего не обнаружила. Ну, подумаешь, кусок льда…
– Да что тут… – начала она и увидела такое, отчего слова застряли у неё в горле. Маленький кусок льда был очень странной формы. Неведомый художник искусно вырезал из глыбы льда фигуру мальчика с растрёпанными волосами, одетым в спортивные штаны и куртку. За плечами у него висел рюкзак. Мальчик стоял вполоборота к Кире, подняв одну руку и грозя кому-то кулаком. Но самым страшным было то, что Кира узнала лицо. Она бы узнала его из тысячи других.
– Игорёк… – прошептала она, касаясь щеки ледяной скульптуры. Глаза мальчика со смесью отчаянного задора и надежды смотрели куда-то вверх. Очевидно, на того, кому он успел погрозить кулаком.
И тут из тумана показалась гигантская голова дракона. Скорее всего, того самого, Ледяного. Ящер повернул голову и плюнул Ласку льдом, надеясь, видимо, заморозить и её за компанию. Щас! Ласка кувыркнулась в сторону и развеяла лёд в порошок. Дракон начисто забыл о Кире и всерьёз занялся стрельбой по быстро и непредсказуемо движущейся мишени.
Тут из тумана выскочила Вероника верхом на Искре, а следом вылетел Кирилл на Серебряном. Искра мигом ссадила Веронику возле Киры и рванулась на помощь Ласке. Вероника обняла Киру с твёрдым желанием не отпускать до тех пор, пока они не окажутся дома. Серебряный зашёл на посадку, Кирилл спрыгнул, и единорог бросился на выручку своим.
– Что… – начал Кирилл и сразу же увидел, что именно – Вот чёрт!
– Что случилось? – спросила Вероника.
Кира молча указала на глыбу льда. Девочка побледнела.
Из тумана с жужжанием и хлопаньем вылетели Рой и Рыцарь. Кира, Кирилл и Вероника округлили глаза. Два гиганта ссадили своих седоков и с упоением включились в драку с драконом, внезапно оказавшимся в меньшинстве.
– Все целы? – крикнула Лена, подбегая – Ой!
– Ах, чёрт… – Дима посерел, глядя на статую Игорька и Златозавра – Не дела…
– Что же делать? – Кирилл коснулся руки брата – Холодный… Может, он внутри?
Кира рывком подняла голову: такая мысль ей в голову не приходила. И вправду, это были Игорёк и Златозавр, но не превращённые в лёд, а всего лишь покрытые…
Четырёхсантиметровым слоем льда. Киру будто водой окатило.
– Они же замёрзнут! – крикнула она, вскакивая. Дима растерянно посмотрел на лёд.
– Э-ээ… Кира? – осторожно спросил он – А каким образом ты собираешься освободить его? Насколько помнишь, его нож у него во внутреннем кармане…
– Можно попробовать позвать кого-то из животных! – предложила Лена. Кирилл взглянул на нешуточную потасовку и покачал головой:
– Они и так заняты…
– К тому же тут нужна почти хирургическая работа, – кивнула Кира, собираясь с мыслями – Лёд нужно растопить, но так, чтобы не пострадал ни Игорёк, ни Златозавр…
Из тумана разноцветной молнией вылетела Блестящая и приземлилась рядом с детьми. Следом спланировал Лори.
– Ну, что у нас хорошего? – спросил Илья, когда Блестящая взяла разгон и улетела на бой с драконом. Затем он увидел каменные лица друзей, скульптуру Игорька и побледнел – Вижу, что ничего…
– Этот дракон и есть Зен! – сказал Лори, глядя на гигантского ящера, размахивающего крыльями.
– Мы знаем! – Кира кивнула в сторону Игорька – Ты лучше посоветуй, как нам друга спасти!
– А зачем вам подсказывать? – раздался из-за спины ребят голос Омонга.
– Папа! – Лори повис на старом сказочнике как на вешалке. Затем, смутившись, отпустил его и отступил на шаг.
– Вижу, что вы неплохо потрудились! – похвалил Омонг – но у меня плохие новости – очень, очень плохие. Я могу вас отправить в ваш мир. Но только сейчас, ни минутой позже.
Он оглядел детей и добавил:
– Без Игорька.
Повисло молчание.
– Никогда! – в один голос сказали Кира, Вероника и Кирилл.
– Он наш друг! – добавил Илья.
– А друзья друг друга в беде не бросают! – Лена перевела взгляд с Игорька на Существ, занятых драконом.
– Подумайте хорошенько… – Омонг вздохнул – Я далеко не в восторге от этого, но не вижу иного выхода. Другого шанса может и не представится.
– Ну и что? – Дима положил руку Игорьку на плечо – Мы не бросим его здесь.
– Правильно! – поддержал друга Илья, кладя руку на другое плечо.
– Мы просто не можем сейчас уйти! – хором воскликнули Кирилл и Вероника, хватая Игорька за руки, словно боясь, что он сейчас поблекнет и исчезнет, как мираж.
– исключено! – Лена и Кира согласно кивнули и обняли ставшего вдруг ужасно популярным Игорька – Мы остаёмся здесь!
Омонг тепло улыбнулся и отступил на шаг.
– Смотрите! – Лори, обернувшись, уставился на Игорька – Он дымится!
И вправду, от мальчика, скованного льдом, шёл пар. Причём даже не шёл, а валил клубами, с каждой секундой всё сильнее и сильнее, и вот Игорёк пошатнулся и упал – прямо на заботливые руки друзей.
– Д-д-д-д-д! – издал он, размерзая.
– Живой! – завопили все хором.
– Ж-ж-живой, только з-з-замёрз! – простучал зубами мальчик.
– Как ты? – Илья заглянул Игорьку в глаза – ничего не болит?
– Г-голова болит! – подумав, пожаловался тот.
– Голова болит, – эхом повторил Илья – У него голова болит.
Первым дошло до Димы.
– У него голова болит! – захохотал он. Фыркнула Кира, заулыбалась Лена, засмеялись Кирилл в Вероника. Илья с Игорьком переглянулись и захохотали в голос. Омонг улыбнулся, взял сына за руку, и Сказочники исчезли в тумане.
И земля затряслась.
Лёд, покрывавший Златозавра, треснул по всей длине. Ящер распрямился, встал на задние лапы и выдохнул облако пламени. Дети, переглянувшись, отошли подальше. Облако окружило Златозавра огненной сферой, и Игорёк увидел, как контуры ящера плавятся, утрачивают чёткости, исчезая в огненной сфере. Мальчик бросился было к своему другу, но остальные с криками “стой, так надо!” удержали его. Тем временем огненное облако вытянулось в длину, и из плазмы показалась голова ящера. Большая, узкая морда, широкие глаза с узкими щёлочками пылающими ярким пламенем зрачков, острые уши гармошкой, ну и, понятное дело, огромная пасть, полная острых кипенно-белых зубов. Затем появилась длинная гибкая шея, покрытая крупной чешуёй, похожей на выпуклые полуметровые рубины. На голове вместо раздвоенного рога выросли массивные короткие шипы, словно на ящера надели футуристическую корону. Потом показалось туловище, в то время как по шее медленно ползли любопытного вида белые завитушки. Туловище, как и шея, было вытянутым и покрытым той же чешуёй, разве что крупнее размером. От туловища вытянулись массивные лапы, оснащённые не менее массивными когтями. Затем из облака появился длинный, в половину Златозавра хвост с костяным шаром на конце, вмиг покрывшийся волнами пламени. Последняя часть облака сконденсировалось на боках ящера двумя огромными кожистыми крыльями. На конце каждого крыла находилось по острому двухметровому когтю. Ящер был ярко-алым с примесями белого и различных оттенков золотого. Последним на шее появился костяной воротник, как у кобры, а по всей длине Златозавра, начиная от воротника и заканчивая шаром на хвосте появился высокий кольчатый гребень. Не было его лишь сразу за воротником, там пластины образовали нечто вроде беседки с вытянутыми, приподнятыми бортиками. Дракон свирепо рявкнул и взял курс на конкурента.
Ледяной дракон, на которого напало столько всего сразу, вначале несколько растерялся от такого обилия неприятелей. Рой свистел и швырялся шарами, что жутко нервировало ящера; Искра пробовал на прочность лапы противника, пытаясь когтями пробить толстый слой брони и периодически щекоча врагу пузо молниями. Рыцарь швырялся ледяными шарами и замораживающей водой; использовать свой главный калибр он, как и Рой, не решался, пока внизу были Искра, Ласка и дети. Блестящая лупила врага молниями и забрасывала перьями, а Златозавр выдохнул огненный шар в половину себя размером (а это где-то 12 метров). Ласка была единственной, которая решилась использовать свой самое сильное оружие, и именно поэтому нанесла противнику больше всего неприятностей. На висках у Зен сверкнули белые вспышки, и он возмущённо заорал, стараясь хвостом достать обидчицу. Дети сразу же поняли, что делать дальше.
– По конях! – крикнул Илья. Блестящая, ещё раз жахнув по врагу молнией ,спикировала и приняла Илью “на борт” чуть ли не на полном ходу. Птица взмыла в воздух, а вместо неё спустился Рыцарь. Так, чередуясь, животные подобрали всех детей и возобновили схватку. Искра, Ласка, Кира и Вероника стояли на спине Рыцаря: крабу лишние полтонны не вес, зато они в безопасности, на земле явно оставаться не стоило.
– В атаку! – крикнул Игорёк, сидя на шее Златозавра и держась за выступающие шипы – Все вместе, одновременно!
Блестящая замахала крыльями, вызывая своё торнадо. Три молнии взлетели в небо – это расстарался Искра. Рой яростно свистнул и ударил землю звуком, Рыцарь взмахнул клешнями, Серебряный – крыльями и рогом, Ласка снова прижала передние лапы к голове, а Златозавр… Огромный ящер изогнулся в воздухе и, хлопнув лапами, взмахнул хвостом. Тоненькая полоса огня прочертила небо, ударив в землю прямо под драконом. Казалось .победа так близка…
И тут ледяной дракон. Расправив крылья, застыл. Откуда-то из него вылетала клубящаяся тьма, и начинала кружиться вокруг, создавая подобие защитной сферы. Земля затряслась, вздымаясь буграми и расходясь трещинами, тучи разорвались, и вниз устремился огромный огненный камень (это что-ж получается, подумал Кирилл, метеориты так и висят в небе и ждут, что Серебряный их вызовет?), из туч ударили молнии, рядом с драконом возник торнадо, кольца вновь сомкнулись на голове Зен…
И тут тьма стала быстро разлетаться во все стороны. Земля замерла, прекращая дрожание, торнадо остановился, скованный холодом, метеор и молнии замерли в воздухе. Кольца застыли. Оба бугра под ледяным драконом замерли, прекратив подниматься.
– Жаль… – вздохнул Игорёк – А мне бы хотелось узнать, что за оружие у Златозавра…
И тут темнота рванулась к ним, окутывая сплошной непроницаемой пеленой. Дети почувствовали, что их сковывает холод…
Из-под крыла Роя вылезло маленькое насекомое. Оно выползло на лоб Рою и удобно там устроилось. Это был солнечный жук, и теперь, когда вокруг царила полнейшая тьма, он решил, что немного солнечного света не помешает.
И начал светиться.
Правильно решил!
Жук ярко засиял, и свет пронзил тьму, заставляя её торопливо отступать туда, откуда пришла. Не знал Омонг, какую добрую службу сослужит детям этот жук.
Или знал?
А тьма тем временем продолжала лихорадочное отступление, втягиваясь обратно в дракона. Миг – и она полностью исчезла.
И торнадо снова загудел, набирая утраченную было силу и обвивая дракона. В него с поразительной точностью ударили несколько ветвистых молний, а из расколовшейся земли вверх ударил фонтан воды, подбрасывая многотонного дракона в воздух точно камешек. Его счастье – земли раскололась множеством трещин, оставив лишь один кусок земли целым. Гейзер стих, исчезнув в земле, но дракон уже не мог спуститься на землю, его мотало ветром, словно щепку, несмотря на впечатляющие размеры и колоссальные крылья. Белые вспышки ярко сверкнули у него на голове, и дракон заревел, пытаясь взмахами крыльев придать себе устойчивость. И тут бугор под ним прорвался потоками лавы.
Златозавр вызвал вулкан. И торнадо неумолимо тащил дракона вниз, прямо кипящую магму. Ящер забил крыльями, стараясь набрать высоту, но тут в него разом ударили восемь молний и огромный огненный камень. Не выдержав такого, Даал, Ледяной Дракон Тени, последний оплот Зен, кувыркнулся и рухнул в исходящий потоками лавы кратер вулкана. Он заревел так, что земля задрожала, и стал замораживать лаву вокруг себя, превращая её в камень, но она всё прибывала и прибывала… Вот дракон погрузился по крылья… По шею… Он издал крик, полный ярости, и исчез там, где даже камень научился гореть. Ветер стих, гроза утихомирилась. Вулкан, хоть и продолжал бушевать, уже не рос наверх. Лава стекала по его склонам и исчезала в глубоких трещинах, которыми покрылась земля.
– Ура! – закричали дети – Победа! Мы победили!
Их восторг было не передать словами. Игорёк, Илья и Дима вопили что-то радостно-бравурное, Кирилл и Вероника смеялись, Кира и Лена визжали от счастья… К их веселью присоединились и животные. Златозавр на пару с Серебряным выписывали фантастические вензеля вокруг Роя и Рыцаря, Ласка и Кира скакали по спине краба…
– Опа! – Дима взглянул вниз и побледнел – Ребята, мне кажется, это ещё не всё!
Из вулкана, уже потухшего, поднимался дым. Плотный чёрный дым, похожий на жирную сажу. Он по широкой спирали поднимался вверх, образовывая плотное чёрное облако на высоте примерно двадцати метров над землёй. Из чёрных туч выдвинулись хоботы и поползли к облаку, подпитывая его.
Скорее! – крикнул Дима – Ударим по нему сейчас, пока оно не набрало сил!
– А что это? – с ужасом спросила Вероника, сидя на спине у Искры.
– Понятия не имею… – Кира сощурилась – но, похоже, настроено оно отнюдь не миролюбиво. Вперёд!
Животные устремились к кипящему чернильному пятну неправильной формы, которое неожиданно раскрылось чёрными с красными гранями лепестками, словно гигантский цветок, вот только его вид не внушал детям абсолютно никакого доверия. Волны ледяного ветра хлестнули в животных, но те упрямо летели вперёд. Тогда волны поменяли тактику: они плотным кольцом окружили животных и детей, отделяя их друг от друга. Кира ощутила, что шершавый панцирь исчез у неё из-под ног и она падает вниз.
– ласка! – крикнула девочка и тут же почувствовала тёплую пушистую лапу. Это придало ей сил. До земли оставалось совсем немного…
И впереди раскрылся пульсирующий чёрно-белый овал, они с лисицей упали в него, мир расцвёл белой вспышкой, Кира ещё успела увидеть, что её линии на руках вспыхнули ярким голубым огнём…
…И девочка выскочила на землю. Ласки нигде не было видно, всё вокруг застилала сплошная чёрная пелена. Кира недоуменно оглянулась и вдруг увидела хвост, который, извиваясь, уходил ей за спину. Девочка проследила путь хвоста и едва не села.
И тут у неё в голове прозвучал голос Ласки.
– Не бойся, Кира. Это наше последнее Единство. Во всяком случае, для нас с тобой оно последнее. Помни: мы должны уничтожить Зен. Ты сейчас в моём теле. Точнее, наши тела объединились… Если честно, я и сама толком не знаю, что произошло. Спросишь у Омонга, когда всё закончится .уж он-то наверняка знает. Главное – у нас теперь есть твоя сила и мои навыки. Воспользуемся этим с умом.
– Давай! – Киру от всего происходящего начал охватывать здоровый азарт – Вперёд!

…И они вылетели из тьмы. Дети-Существа, объединившиеся в последнем усилии уничтожить Зен. Кира-Ласка мощным прыжком взлетела в воздух и мягко приземлилась на спину Диме-Рыцарю. Следующей на него вспрыгнула Вероника-Искра. Из тумана вылетела Лена-Рой, Илья-Блестящая, Кирилл-Серебряный, Игорёк-Златозавр… И завеса тьмы разорвалась, опадая на землю невесомым пеплом. Казалось, облако-цветок попятилось…
– Наш девиз! – крикнула Кира.
– Вера, Судьба и Надежда! – в один голос крикнули Кирилл и Вероника.
– Один! – воскликнул Илья.
– За всех! – догадался Игорёк.
– И все! – продолжила Лена.
– За одного! – подхватил Дима – Вперёд, друзья! Разнесём эту кляксу!
И животные одновременно атаковали. Облако тряхнуло молниями, в него ударил метеор и гейзер, и зразу же после этого торнадо, снова скрутив свой страшный хобот, закружил его из стороны в сторону точно пёрышко. Ласка и Рой решили не тратить зря силы и атаковали старыми, но проверенными способами: Рой свистел и швырялся звуковыми шарами, а Ласка ударила телекинезом. Златозавр же продолжал методично жарить противника огнём. Лепестки цветка сжались, он мелко затрясся. От туч снова вытянулись длинные чёрные хоботы.
– Он слабеет! – Крикнул Игорёк – Скорее, пока он не успел восстановить силы!
Существа ударили ещё раз, потом ещё и ещё… И Зен не выдержал. Хоботы исчезли, цветок втянул в себя оставшиеся лепестки и стал быстро-быстро вращаться.
– Бежим! – крикнула Кира – Он сейчас рванёт!
– Да кто спорит? – пропыхтел Дима, старательно маша крыльями и отлетая от облака вопреки ветру, что старался отнести его назад. Рядом боролся Златозавр. Серебряный и Блестящая, как наиболее лёгкие, дожидались остальных там, где было уже безопаснее. А Лена всё не могла преодолеть сопротивление воздуху, и её медленно сносило к крутящемуся цветку, сейчас напоминающему мясорубку. К ней с двух сторон подлетели Дима и Игорёк, схватили её за бока, поднатужились… И вместе вылетели из опасной зоны. Цветок сзади них загрохотал, завизжал и заскрежетал, потом он с режущим уши свистом сжался в тоску. И его энергия высвободилась в виде колоссального взрыва, после которого плато стало напоминать гигантский зуб с дуплом. И туман исчез. Полностью. Остров снова предстал во всей красоте своих рек, лесов, гор и огромного бирюзового моря. Или даже океана? С криками “Ура!” многоногое и многокрылое существо приземлилось на исковерканные камни…
…И их поглотил яркий белый свет. Дети выскочили из этого облака белого огня и смотрели, как их животные исчезают в белом мареве, чтобы через секунду появиться такими, какими они были в самом начале. Златозавр снова стал трёхметровым пушистым ящером с костяным шаром на гибком хвосте, Искра – похожим на кота зверьком с невероятно длинным как для его размеров хвостом, Блестящая – птицей льдисто-изумрудного цвета размером с орла, Рой – метровой длины жуком ярко-глянцево-синего цвета, с лопатообразными лапами и фасетчатыми очками. Рыцарь уменьшился, хвост и две пары клешней из трёх, а также крылья исчезли, Серебряный снова стал маленьким белым жеребёнком, а Ласка так и осталась Лаской, только размерами поменьше да шипы исчезли.
– Что с ними случилось? – недоуменно спросил Кирилл.
– После победы всегда так… – тихо сказал Омонг, появляясь из ниоткуда с улыбкой, которой начинали мешать уши – Маленькое становится большим, а большое – маленьким…
– Молодцы, ребята! – Лори выполнил несколько фигур сверхвысшего пилотажа и приземлился рядом с Омонгом – Вы освободили Остров от Зен!
– И… – Омонг выдержал драматическую паузу – Вернули животным речь!
– Не может быть! – хором воскликнули Игорёк и Златозавр. И изумлённо уставились друг на друга.
– Не может быть! – воскликнула Ласка, глядя на них.
– Может! – с чисто Димкиными интонациями крикнул Рыцарь – Ура! Ребята, вы молодцы!
Счастливые дети и животные на радостях пустились в пляс. Оказалось .что хуже всех умеет танцевать Златозавр, поэтому ящер жутко стеснялся. Омонг с улыбкой смотрел на них, и в его глазах вместе с радостью притаилась печаль.
– Ребята! – позвал он, и дети тут же остановились, внимательно слушая – Вы спасли этот Остров от ужасной участи. Мы у вас в вечном, неоплатном долгу.
– Да ладно вам… – смутились отважные спасатели островов – Чего уж там…
– Нет, Омонг прав – вы молодцы! – похвалил их Искра – Мы вам памятники поставим!
– Из золота! – с ходу предложил Серебряный.
– Нет, из серебра! – не согласилась Блестящая – Серебро красивее…
– Да ладно, чего вы спорите? – фыркнул Златозавр – Какая разница? Сделаем и из того, и из того!
– Но… – Омонг произнёс это слово настолько печально, что все сразу замолчали – На вам пора возвращаться. Домой. В ваш родной мир. Прямо сейчас. И на этот раз я, к сожалению, не шучу. Границу перехода можно будет открыть не позднее чем через пять минут. Не позднее.
– Это значит, что мы больше никогда не увидимся? – Кирилл всхлипнул и обнял Серебряного. Жеребёнок тоскливо заржал и спросил:
– Ну почему так? На самом интересном месте?
– Жаль… – опечалился Рой – А я только было обрадовался…
– О чём это вы? – старый Сказочник хитро улыбнулся – Я не сказал .что навсегда! Возможно, вы сюда ещё вернётесь, и не исключено, что очень скоро!
– А сейчас нам никак нельзя остаться хотя бы на полчаса? – спросила Лена. Омонг печально покачал головой.
– И пять минут уже впритык. Вы должны отправиться сейчас, в противном случае рискуете остаться здесь навсегда.
– Жаль… – Кира обняла Ласку – Мне будет тебя не хватать…
– Мне тоже… – Ласка, казалось, вот-вот заплачет.
– Встретимся ли мы ещё когда-нибудь? – тихо спросила Вероника Искру. Кот потёрся усами о её щёку и ответил:
– Ну конечно!
– Прощай, Рой… – Прошептала Лена, чувствуя, как слова застревают у него в горле. Жук легонько ткнул её лапой в плечо и своим скрипучим голосом поправил:
– не прощай, а до встречи!
– Эх… – опечалился Рыцарь – Жалко… Мы бы ещё поиграли…
– Ничего! – утешал его Дима – Когда мы будем у вас в следующий раз, захвачу с собой футбольный мяч, научу вас играть в футбол!
Илья почесал Блестящую под горлом и улыбнулся:
– Вы, главное, не забывайте нас, а когда будет нужно – просто позовите. Мы услышим вас.
– Мы вас никогда не забудем… – тихо пообещала Блестящая.
– До встречи, Игорёк, – Златозавр ткнул мальчика носом в плечо и добавил – Но ты знай… Таких друзей, как ты, больше нигде не найдёшь!
– Спасибо! – Игорёк улыбнулся – Мы ещё встретимся! Обязательно встретимся!
– Ну что-ж, вам пора… – Лори обнял каждого на прощание – не забывайте нас!
– Никогда не забудем! – Дети улыбнулись и в последний раз окинули взглядом реки, горы, леса, равнины, болота, море… Так хотелось знать наверняка, что они видят это не в последний раз!
– Омонг, – неожиданно сам для себя спросил Игорёк – Это море или океан?
Сказочник улыбнулся и совершенно искренне ответил:
– Понятия не имею.
– А что это за мир? – задала другой вопрос Лена.
– А сами вы как думаете? – Лори улыбнулся.
– Параллельный мир? – предположила Кира.
– Другая планета? – в один голос подхватили Кирилл и Вероника.
Старый сказочник кивнул.
– В чём-то вы правы… А значит, вы сюда ещё вернётесь.
– Вернёмся? – дети заулыбались – точно?
– Совершенно точно! – заверил их Омонг и улыбнулся – Ведь вы его никогда и не покидали…
И сказочники хлопнули в ладоши. Их лица мелькнули перед детьми, затем лица животных, Сеятелей, остальных Сказочников… И мир со свистом исчез в белой вспышке света, в которой ясно угадывался прямоугольник двери.

Эпилог.

Вокруг была темнота. Полнейшая. Под ногами чувствовался холодный бетонный пол, а за спиной – толстая металлическая дверь.
Закрытая.
И из темноты донёсся хриплый смех…
– Ну что, Предсказанные? Уничтожили Зен? Обрадовались? А я – вот он, живой и невредимый. И всегда буду жить, пока есть на свете тьма и страх, ненависть и гнев, злость и отчаяние… Я – Зен.
Игорёк чувствовал. Что его друзья стоят за ним, а перед ним было.. Нечто. Нечто чёрное в полнейшей темноте. Мальчик почувствовал горячее дыхание неведомого зверя.
– Храбрецы… – продолжил тем временем голос – Ведь вы боитесь меня. До дрожи в коленках боитесь, даже если вас много, а я один… Почему вы боитесь того, с кем боретесь? Я скажу вам: потому что вы меня не видите, и поэтому знаете, что я сильнее. И спустя годы я стану лишь сильнее. Пройдут десятки, сотни, тысячи лет. О вас наверняка забудут. А меня будут помнить, как помнят сейчас. Бояться, как боятся сейчас. Меня нельзя убить. А вас – можно.
Судя по звукам, зверь приготовился к прыжку. Игорёк сунул руку в карман. Невидимый Зен фыркнул:
– Что, собираешься бить меня ножом, Игорь?
– Нет, – Игорёк улыбнулся. Через силу, чувствуя, как от страха подкашиваются колени, но улыбнулся.
И яркий луч маленького четырёхдиодного фонарика рассёк тьму.

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Другой мир: Книга первая.

Первое Сентября.

Игорёк поудобнее устроился на кушетке и с наслаждением потянулся. Вчера его семья переехала в новую квартиру, и весь вечер и сегодняшний день прошёл в разборке вещей. Ему выделили комнату, выходившую в Т-образный коридор, совмещавший ещё две комнаты, кладовую, туалет, ванную и кухню с балконом. Прихожая была целиком загромождена ящиками, так что приходилось лавировать между ними, чтобы добраться до входной двери. Многие вещи ещё не были разобраны, поэтому вокруг царила полупоходная обстановка. Игорёк успел свинтить в своей комнате кушетку, шкаф и широкий стол и теперь, рассовав вещи по более-менее привычным местам, он устало размышлял о своих приятелях, оставшихся в прошлой школе в другом конце города. Со многими он за четыре года совместной учёбы успел хорошо подружиться, и теперь его одолевало одиночество.
Скрипнула дверь. Одиночество закончилось.
– Ты уже собрался? – спросил его младший брат Кирилл, прыгая на край кровати. Кровать жалобно заскрипела.
– Да, – кивнул Игорёк, напрочь забывший, что завтра первое сентября. Разумеется, портфель лежал в углу, не собранный вовсе.
– Я тоже собрался! – обрадовался Кирилл – Пошли, покажу! Заодно проверишь, всё ли сложено!
Делать нечего, пришлось идти, иначе братишка не отстанет, с его-то магнитно-прилипательным характером… Комната Кирилла находилась в противоположном конце коридора. Естественно, вещи были уже разбросаны по всему периметру комнаты точь-в-точь как в старой квартире. На столе, собранном папой, лежал широкий вытянутый портфель, скорее даже рюкзак с изображением Человека-Паука. В шкафу на вешалке висела новенькая школьная форма, под ней стояли начищенные до зеркального блеска туфли. Игорёк вздохнул и открыл портфель. Тетради, ручки, карандаши, учебники… Сзади в специальном отделении лежала спортивная форма. Что ещё нужно первокласснику в его первый учебный день?
– Игорёк! Кирилл! Идите ужинать! – крикнула мама с кухни.
– Готовитесь? – Бабушка заглянула в комнату – Молодцы! А теперь идите мойте руки и марш за стол!
На ужин в честь первого дня учебного года был приготовлен огромный гусь. Игорёк с аппетитом съел приличных размеров ногу и, поблагодарив, пошёл в свою комнату. Как ни крути, а портфель сам по себе не соберётся. Кирилл тем временем убежал во двор с Лизой, большущей немецкой овчаркой. Роста они были примерно одинакового, так что это ещё вопрос, кто кого выгуливал. Во дворе уже горели фонари: сумерки накрывали город, наполняя его свежестью. Часы пробили десять. Игорёк сбегал во двор за Кириллом, уже болтавшего с компанией своих сверстников, почистил зубы, проследил, чтобы Кирилл сделал то же самое, пожелал всем спокойной ночи и лёг спать. Вскоре он заснул. Заснул и Кирилл. Через некоторое время спал весь дом, и лишь Луна, мучимая бессонницей, всё светила и светила в безоблачном небе, освещая улицы не хуже фонарей.

Утром будильник пронзительно заверещал в семь утра. Не открывая глаз, Игорёк отправился умываться. На кухне мама уже вовсю громыхала кастрюлями. Умывшись, он разбудил Кирилла и пошёл одеваться. Кирилл что-то проворчал и поглубже забрался под одеяло. Игорёк только усмехнулся, застёгивая рубашку. Через две минуты у Кирилла над ухом зазвенит будильник, который Игорёк специально для такого случая переместил на верхнюю полку, чтобы вот так, спросонья, было не так-то просто дотянуться – придётся вставать. А коли уж встал, так зачем ложиться?
Зазвенел будильник, затем раздался щелчок, и похожий на тень отца Гамлета Кирилл протопал в ванную. Зашипела вода. Игорёк вынес в коридор свой портфель и отправился завтракать. Немного погодя на кухню пришёл Кирилл с всклокоченными волосами. Мама, естественно, принялась их причёсывать, что Кириллу совершенно точно не нравилось, судя по тому, как он шипел и отмахивался. Игорек, сохраняя невозмутимое выражение лица, уплетал голубцы. Наконец, часы пробили восемь, и пришло время выходить.
В школу их отвёз папа на своей машине. Школа оказалась Гимназией №178. Мама, поехавшая с ними, отвела детей в их новые классы и представила классным руководителям, затем пожелала удачи и успехов в учёбе и уехала в неизвестном направлении. Без пятнадцати девять все вышли на улицу и выстроились на линейке. Кирилл и здесь уже успел обзавестись новыми знакомствами, вполуха слушая высокоинформативную речь директора о красоте и величии их нового учебного заведения. Игорёк стоял в первом ряду и чувствовал неприятный холодок в области желудка. Впрочем, он довольно быстро прошёл. Класс Игорька, физико-математический, только сформировали, поэтому по большей части дети не были между собой знакомы. Довольно быстро он успокоился и через некоторое время уже вовсю обсуждал последние новости с группой сверстников. Ребята попались хорошие, дружелюбные и общительные. Переход в другую школу уже не казался ему бредовой затеей. Равно как и Кириллу. Он тоже попал в физико-математический класс, только в первый.
Выстояв около часа под палящим солнцем, дети разошлись по классам на свои первые уроки. Игорёк вошёл в дверь с золотистым «V-А класс» и сел за первую парту. Рядом с ним за одной партой сидел Илья. Остальные расселись позади, а девочки, почему-то держащиеся особняком, облюбовали противоположную сторону класса. Прозвенел звонок – первый, если не считать традиционного колокольчика, вошёл учитель, и первый в этом учебном году урок начался. В общем-то, это было лишь повторение пройденного, но Игорёк слушал очень внимательно: он знал, что чем глубже корни, тем сильнее дерево.
За математикой шла география и русский язык. До конца учебного дня оставалось три урока.
Кирилл тем временем учился считать (хотя он это и так умел), писать (а это и подавно) и сидеть спокойно. Последнее мальчику давалось сложнее всего, он вертелся, как уж на сковородке, за что уже получил несколько замечаний.
Прозвенел звонок. Игорек дописал последнее предложение, сдал тетрадь и начал собираться. Далеко не все в классе оказались такими скоростными, многие только начинали делать предпоследнее упражнение. Вместе с Игорьком одним из первых закончил Илья, слывший отличником в прошлом году. Чуть погодя встала Лена, длинные волосы которой ниспадали на плечи блестящим чёрным водопадом. Ребята оделись (куртки висели за шкафом в классе) и вышли на улицу ждать остальных. Вскоре их догнал Дима, похожий на невысокий, но исключительно крепкий валун, покрытый ярко-рыжей растительностью, за ним вышла Кира, потряхивая золотистыми локонами и на ходу застёгивая портфель. Друзья собирались было идти, но Игорёк сказал, что должен подождать Кирилла. В результате чего выяснилось, что младшая сестра Киры, Вероника, тоже училась в первом классе, причём вместе с Кириллом. Остальные остались: не бросать же друзей одних! Шло время, мимо сновали ученики. Осень ещё не чувствовалась в природе, погода была по-летнему тёплой, так что вскоре ветровки были сняты и упрятаны поглубже в портфели.
Входные двери скрипнули, раскрываясь и выпуская на улицу поток первоклассников. Кирилл и Вероника подошли к старшим ребятам.
– Эй, привет! – Кира наклонилась – Как прошел первый день учёбы?
– Нормально… – Вероника явно стеснялась.
– Я – Игорёк, – представился Игорёк – А это Дима, Лена, Илья… Ну, полагаю, с Кирой и Кириллом ты уже знакома?
Ребята засмеялись.
– Ну всё, нам пора… – Кира взяла Веронику за руку и помахала всем на прощание – До завтра!
– Да, до завтра! – кивнул Илья – О, мой автобус! Пока!
– Стой, погоди! – крикнули Дима и Лена, догоняя его. Они вскочили в закрывающиеся дверцы автобуса и помахали руками Игорьку и Кириллу. Автобус зарычал и отъехал от остановки.
– Ну, как прошёл первый день в новом классе? – спросил Кирилл, перепрыгивая через лужи.
– Как видишь, весьма и весьма неплохо… – отозвался Игорёк – Будем надеяться, так и будет продолжаться дальше.

Подвал.

Прошёл месяц. Учёба в Гимназии оказалась не в пример сложнее, чем в предыдущей школе Игорька, и с непривычки он дико уставал. К тому же учителя всё время думали, что они работают максимум вполсилы, и всячески разнообразили их жизнь самостоятельными и контрольными работами, так что Игорёк сотоварищи трудились, не поднимая головы от учебников, впитывая огромное количество фактов. Кириллу в этом плане несколько повезло: первый класс, как-никак… Уроки были лёгкие, заканчивались быстро, так что ему приходилось по крайней мере полтора часа ждать старшего брата. Но Кирилл не скучал. Ему это было чуждо. Он бродил по Гимназии, читал книжки, делал домашнее задание на три недели вперёд… Учителя его всем в пример ставили за его упорство и сообразительность. Естественно, мальчик гордился, но не задавался. У него не было в классе неприятелей, зато приятелей – почти все. Особенно он подружился с Вероникой, девочкой на два месяца младше его самого, сидевшей с ним за одной партой. Кирилл ей иногда помогал разбираться в непроходимых джунглях букв и звуков, и это их крепко сдружило. Особенно борьба с английским алфавитом. Поэтому девочка после того, как уроки заканчивались, не торопилась сразу домой (она жила в доме напротив), а оставалась ждать вместе с Кириллом. В их распоряжении был целый класс. Но недели через две, когда каждый винтик в шкафах был изучен до мелочей, дети принялись исследовать бесконечные классы и коридоры Гимназии. К их удивлению, большая часть помещений либо была закрыта, либо в них шли уроки у старшеклассников. Однажды, проходя по первому этажу, Кирилл заметил малозаметную лестницу, уходившую вниз.
– Как думаешь, куда она ведёт? – спросил он Веронику. Девочка задумалась.
– Скорее всего, в подвал…
– Пошли посмотрим, а? – глаза Кирилла загорелись восторгом.
– Да ты что? – испугалась Вероника – Там же… Это…
– Что “это”? Не бойся, пошли! – Кирилл начал спускаться. Вероника несмело пошла следом.
Лестница закончилась большой металлической дверью с прорезью для ключа.
– Закрыто! – обрадовалась девочка – И не надо никуда идти!
– Закрыто… – разочарованно произнёс Кирилл и опёрся рукой о дверь. Раздался душераздирающий скрип сто лет не мазаных петель, и дверь медленно раскрылась. Дети испуганно замерли: им показалось, что скрип услышала вся школа, что стены злобно сдвинулись, и вот-вот в облаке чёрного дыма перед ними с демоническим хохотом появится классный руководитель, чтобы жестоко покарать за всё хорошее на триста лет вперёд.
“Тик-так. Тик-так” – тикали часы на левой руке у Кирилла – “Тик…”
Похоже, никто ничего не заметил.
Подвал пахнул в лица детей затхлым воздухом, заставив их отступить на шаг. Свет из маленького окошка освещал ступени, площадку и стены, уходившие дальше в темноту. По бокам коридора, по его стенам и даже по потолку змеились разнообразные трубы, а сам коридор был загромождён какими-то ящиками, пустыми ржавыми вёдрами и прочим никому не нужным хламом.
– Кир, я боюсь… – Вероника отступила на шаг. Кирилл, наоборот, шагнул вперёд.
– Да чего тут бояться? – удивился он – Пошли! Разве тебе не интересно узнать, куда ведёт эта дверь?
Мальчик перепрыгнул через груду мешков и потянул за ручку старой ржавой двери. К его удивлению, она оказалась запертой.
– Хм… Странно… – он пожал плечами – Ну ладно, а вот эта?
– Кирилл! Подожди! – Вероника осторожно обошла кучу картонных коробок. Откуда-то издалека донёсся восторженный голос Кирилла:
– Тут фонарь! – и мощный луч света пронзил тьму. Вероника поспешила на свет. Коридор расходился перпендикулярными ответвлениями, напоминая древний лабиринт. И двери. Много дверей. Здесь было полно самых разных дверей, но их объединяло одно: все они были старыми и запертыми. Кирилл, впрочем, не унывал. Постепенно углубляясь в лабиринт коридоров, дети вскоре свернули с основного коридора в одно из ответвлений. Тут хлама было гораздо меньше.
Парадокс, подумал Кирилл.
– Ой, гляди! – Вероника с ужасом показала на обычное пятно ржавчины на двери – Кровь!
– Ага! – серьёзно кивнул Кирилл и драматически схватился за сердце – Здесь приносили в жертву красивых девочек во имя Сета!
– Прекрати! – Вероника, видимо, была перепугана не на шутку.
– Ау-уу! – завыл Кирилл. Вой многократным эхом отразился в коридорах. Вероника что было сил вцепилась в руку мальчика.
– Я же боюсь! – крикнула она, закрыв глаза.
Неожиданно Кирилл почувствовал движение воздуха. Он вздрогнул. Это могла быть только открывшаяся дверь.
По коридору пронёсся ответный стон. Мальчик побледнел.
– Упс… – прошептал он – это уже не я…
– Не ты? – Вероника широко открыла глаза – Тогда кто же?
Они замолчали, вслушиваясь в тишину. И чуть не подпрыгнули. В тишине раздался долгий вздох. А затем скрип открывающейся двери. И стук.
Дети стали синхронно отступать в противоположную от стука сторону. Дрожащий Луч фонаря шарил по стенам, но Кирилл ничего не замечал. Тем временем тихий стук повторился. Гораздо громче. Источник звука приближался, и приближался очень быстро. Всё ближе и ближе…
Первой не выдержала Вероника, пронзительно взвизгнув, она развернулась и побежала назад к выходу. Кирилл как самый храбрый стартовал секундой позже, не забывая успевать светить фонарём по сторонам, назад и под ноги. Он мог поклясться, что стук усилился. Почти не дыша, дети выбежали на лестничную площадку и захлопнули дверь в подвал с такой силой, что та чуть не вывалилась вместе с куском стены. Только здесь они позволили себе перевести дыхание.
– Ничего страшного, да? – всё ещё задыхаясь, спросила Вероника. Кирилл в ответ лишь пожал плечами: кто ж знал, что в школьном подвале творятся такие вещи? Дрожа, дети вышли на улицу.
– О! – Игорёк махнул рукой – А вы чего так поздно? Мы уже успели в футбол сыграть…
На всех была спортивная форма, а школьная была аккуратно скатана и сложена в портфели.
– А чего вы дрожите, как кролики? – спросил Дима с улыбкой.
– Их преследует английский алфавит! – Илья сорвал с плеча воображаемый автомат и прицелился в дверь – Отходите, друзья, я прикрою!
– Или это математика? – Дима улыбнулся – Вам удалось уйти от погони? Похвально!
– Да нет. Дети просто хотят скорее домой, вот и примчались как угорелые… – Лена потрепала Кирилла и Веронику по волосам – Есть хотите, крольчата?
– О, кстати… – Лена стала расстёгивать портфель – А то мне мама столько бутербродов напихала, что даже страшно подумать, что было бы со мной, если бы я их все съела…
– А это откуда? – Игорёк, как всегда, первым уловил суть, указав на фонарь.
– Там… в подвале… – перебивая друг друга, принялись рассказывать Кирилл и Вероника. Старшие ребята слушали молча.
– Ну что ж, это весьма легкообьяснимое научное явление… – “профессорским” голосом произнёс Дима, дослушав до конца.
– Вздох? – недоверчиво спросила Кира – Скрип? Как ты это объяснишь?
– Сквозняк заставил дверь скрипеть, они же там все ржавые. А в трубу, очевидно, подали пар или воду, и за счёт воздуха, скопившегося там, труба как бы “вздохнула”.
– А стон? – спросил Илья.
– Гудение ветра в зазорах дверей.
– А стук? – поинтересовалась Лена.
– О, это ещё проще! – Дима улыбнулся – В одном из коридоров, очевидно, спала кошка. Скрип разбудил её, и она, учуяв ребят, побежала посмотреть. Нельзя ли выпросить у них чего-нибудь вкусненького. А бежать её пришлось по бетонному полу, оттого и стук когтей.
Минута прошла в молчании.
– Нам надо спуститься в подвал, – решил Игорёк.
– Зачем? – удивились Кирилл и Вероника, которых не очень-то убедил Дима.
– А, думаешь, фонарь надо положить на место? – понял Илья.
– А заодно и кошку покормим! – предложила Кира, застёгивая портфель.
– Наверное, она голодная… – согласилась Лена.
– Да и потом, мы ещё ни разу не бывали в подвале! – поддержал идею Дима – Не пора ли исправить сиё досадное упущение?
– Пора! – хором согласились все. Даже Кирилл и Вероника. Когда рядом есть старшие друзья, чего можно бояться?
Дети вошли в Гимназию и спустились вниз по лестнице.
– Ну сильны… – проворчал Игорёк, пытаясь сдвинуть дверь – Эй! Да она же закрыта!
– Как? – Мальчишки вчетвером налегли на дверь, и та в конце концов поддалась, пронзительно скрипя.
– Хм… – Игорёк пожал плечами – Надо же… Не закрыта… Ну тогда вперёд!
Темноту пронзил мощный луч фонаря. Коридор был пуст, за исключением хлама, лежащего у стен.
– Подождите секунду… – Дима подошёл к стене и открыл распределительный щиток – Чего ради бродить в темноте? Так, контрольный тумблер… Ага, а вот и он!
В щите что-то щёлкнуло, и под потолком засветились тусклые лампочки. Некоторые не горели, некоторые с потрескиванием мигали. Коридор стал не в пример страшнее.
– Ну, по крайней мере, здесь определённо стало светлее… – Игорёк шагнул вглубь коридора и оглянулся – Ну, и чего вы ждёте? Цветов и коробки конфет?
Дети дошли до того места, где Кирилл нашёл фонарь. Положив его на место, они продолжили исследовать коридоры в поисках голодной кошки.
– Вот это место! – Вероника показала на пятно ржавчины – И, кажется, оно стало больше…
– Да ладно тебе выдумывать… – Кирилл склонился над пятном – Ржавчина как ржавчина…
Раздался щелчок, и лампочки погасли. Коридоры погрузились во тьму.
– Мне это не нравиться… – поделилась впечатлениями Лена.
– Да ладно, чего бояться? – Игорёк принялся копаться в карманах – Наверное, тумблер был с предохранителем…
– Наверное… – сказал Илья. Дима, впрочем, не разделял общее мнение.
– При перегрузке проплавляется “корка” пробки, но предохранитель не щёлкает… Скорее это похоже на то, что кто-то отключил свет с того щитка.
– Сейчас в Гимназии никого нет… – Леня взглянула на часы с подсветкой – Половина четвёртого. К тому же зачем этому кому-то…
Её прервал тихий скрип вдалеке.
– Сквозняк? – с надеждой спросила Вероника.
Ответом ему был низкий рык, разнёсшийся по коридорам. И снова тишина. Дети замерли. Пусть это и простая кошка, но если она так рычит, то на глаза ей лучше не попадаться.
– Нашёл! – в руке Игорька сверкнул огонёк маленького карманного фонарика. В тишине отчётливо раздался стук когтей – Ой!
– Выключи! – метнулась к нему Лена, но опоздала. В дальнем конце коридора, там, куда не доставал свет слабенького фонарика, в темноте появились два крупных красных глаза с чёрными вертикальными щёлками зрачков. Обладатель глаз тихо кашлянул и внезапно свирепо зарычал.
– И-и-игорь, лучше выключи фонарь, иначе эта кошка сейчас пообедает нами! – Кирилл попятился.
– Поздно! – крикнула Кира – Бежим!
Дети устремились вперёд по коридору. Зверь с глухим рычанием помчался следом. Но что было хуже всего, так это то, что неизвестное животное отрезало их от спасительной лестницы.
Слыша за своими спинами топот и страшный стук когтей, дети петляли как стая кенгуру, перепрыгивая препятствия, загромождавшие проходы. Преследователь такие ухищрения считал ниже своего достоинства, просто-напросто сшибая груды ящиков по пути.
– Он… Догоняет нас! – крикнул бегущий последним Илья.
– Кошка, говоришь? – возмущалась Лена – и это, по-твоему, кошка?
– Ну, простите… – извинился Дима – Ошибочка вышла!
– Хороша ошибочка!
Дети с приличной скоростью пролетели несколько поворотов… И впереди, метрах в двадцати, путь им преградила стена. В стене была дверь.
– Тупик! – крикнул Игорёк – Назад!
– Не выйдет! – крикнул в ответ Илья.
Неведомое животное, тоже набравшее порядочное ускорение, выскочил из-за поворота. Дети с криками пробежали последние двадцать с хвостиком метров и с разбегу толкнули дверь. Та неожиданно легко и беззвучно отворилась, и перед отвыкшими от света глазами ребят ярко засиял прямоугольник двери. Игорёк споткнулся об порог, бежавшие за ним Кира и Кирилл споткнулись об него, и дети кучей полетели в дверной проём. Игорек понял, что сейчас упадёт, и вытянул вперёд руки, но земля подозрительно долго не чувствовалась. Ему показалось, что прошло секунд десять, а на самом деле не прошло и секунды, как он во что-то врезался головой. Перед глазами засверкали сотни звёзд, и Игорёк потерял сознание.

Вода, огонь и Дружба.

Ветерок шевелил волосы на голове Игорька. Где-то неподалёку шумел лес, шелест его листьев сливался с непонятным шипением. Игорёк пошевелился. Под руками вместо ожидаемого асфальта оказалась мягкая трава. Значит, это был запасной выход, подумал он, потянулся и открыл %

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Другой мир: Книга первая.

Первое Сентября.

Игорёк поудобнее устроился на кушетке и с наслаждением потянулся. Вчера его семья переехала в новую квартиру, и весь вечер и сегодняшний день прошёл в разборке вещей. Ему выделили комнату, выходившую в Т-образный коридор, совмещавший ещё две комнаты, кладовую, туалет, ванную и кухню с балконом. Прихожая была целиком загромождена ящиками, так что приходилось лавировать между ними, чтобы добраться до входной двери. Многие вещи ещё не были разобраны, поэтому вокруг царила полупоходная обстановка. Игорёк успел свинтить в своей комнате кушетку, шкаф и широкий стол и теперь, рассовав вещи по более-менее привычным местам, он устало размышлял о своих приятелях, оставшихся в прошлой школе в другом конце города. Со многими он за четыре года совместной учёбы успел хорошо подружиться, и теперь его одолевало одиночество.
Скрипнула дверь. Одиночество закончилось.
– Ты уже собрался? – спросил его младший брат Кирилл, прыгая на край кровати. Кровать жалобно заскрипела.
– Да, – кивнул Игорёк, напрочь забывший, что завтра первое сентября. Разумеется, портфель лежал в углу, не собранный вовсе.
– Я тоже собрался! – обрадовался Кирилл – Пошли, покажу! Заодно проверишь, всё ли сложено!
Делать нечего, пришлось идти, иначе братишка не отстанет, с его-то магнитно-прилипательным характером… Комната Кирилла находилась в противоположном конце коридора. Естественно, вещи были уже разбросаны по всему периметру комнаты точь-в-точь как в старой квартире. На столе, собранном папой, лежал широкий вытянутый портфель, скорее даже рюкзак с изображением Человека-Паука. В шкафу на вешалке висела новенькая школьная форма, под ней стояли начищенные до зеркального блеска туфли. Игорёк вздохнул и открыл портфель. Тетради, ручки, карандаши, учебники… Сзади в специальном отделении лежала спортивная форма. Что ещё нужно первокласснику в его первый учебный день?
– Игорёк! Кирилл! Идите ужинать! – крикнула мама с кухни.
– Готовитесь? – Бабушка заглянула в комнату – Молодцы! А теперь идите мойте руки и марш за стол!
На ужин в честь первого дня учебного года был приготовлен огромный гусь. Игорёк с аппетитом съел приличных размеров ногу и, поблагодарив, пошёл в свою комнату. Как ни крути, а портфель сам по себе не соберётся. Кирилл тем временем убежал во двор с Лизой, большущей немецкой овчаркой. Роста они были примерно одинакового, так что это ещё вопрос, кто кого выгуливал. Во дворе уже горели фонари: сумерки накрывали город, наполняя его свежестью. Часы пробили десять. Игорёк сбегал во двор за Кириллом, уже болтавшего с компанией своих сверстников, почистил зубы, проследил, чтобы Кирилл сделал то же самое, пожелал всем спокойной ночи и лёг спать. Вскоре он заснул. Заснул и Кирилл. Через некоторое время спал весь дом, и лишь Луна, мучимая бессонницей, всё светила и светила в безоблачном небе, освещая улицы не хуже фонарей.

Утром будильник пронзительно заверещал в семь утра. Не открывая глаз, Игорёк отправился умываться. На кухне мама уже вовсю громыхала кастрюлями. Умывшись, он разбудил Кирилла и пошёл одеваться. Кирилл что-то проворчал и поглубже забрался под одеяло. Игорёк только усмехнулся, застёгивая рубашку. Через две минуты у Кирилла над ухом зазвенит будильник, который Игорёк специально для такого случая переместил на верхнюю полку, чтобы вот так, спросонья, было не так-то просто дотянуться – придётся вставать. А коли уж встал, так зачем ложиться?
Зазвенел будильник, затем раздался щелчок, и похожий на тень отца Гамлета Кирилл протопал в ванную. Зашипела вода. Игорёк вынес в коридор свой портфель и отправился завтракать. Немного погодя на кухню пришёл Кирилл с всклокоченными волосами. Мама, естественно, принялась их причёсывать, что Кириллу совершенно точно не нравилось, судя по тому, как он шипел и отмахивался. Игорек, сохраняя невозмутимое выражение лица, уплетал голубцы. Наконец, часы пробили восемь, и пришло время выходить.
В школу их отвёз папа на своей машине. Школа оказалась Гимназией №178. Мама, поехавшая с ними, отвела детей в их новые классы и представила классным руководителям, затем пожелала удачи и успехов в учёбе и уехала в неизвестном направлении. Без пятнадцати девять все вышли на улицу и выстроились на линейке. Кирилл и здесь уже успел обзавестись новыми знакомствами, вполуха слушая высокоинформативную речь директора о красоте и величии их нового учебного заведения. Игорёк стоял в первом ряду и чувствовал неприятный холодок в области желудка. Впрочем, он довольно быстро прошёл. Класс Игорька, физико-математический, только сформировали, поэтому по большей части дети не были между собой знакомы. Довольно быстро он успокоился и через некоторое время уже вовсю обсуждал последние новости с группой сверстников. Ребята попались хорошие, дружелюбные и общительные. Переход в другую школу уже не казался ему бредовой затеей. Равно как и Кириллу. Он тоже попал в физико-математический класс, только в первый.
Выстояв около часа под палящим солнцем, дети разошлись по классам на свои первые уроки. Игорёк вошёл в дверь с золотистым «V-А класс» и сел за первую парту. Рядом с ним за одной партой сидел Илья. Остальные расселись позади, а девочки, почему-то держащиеся особняком, облюбовали противоположную сторону класса. Прозвенел звонок – первый, если не считать традиционного колокольчика, вошёл учитель, и первый в этом учебном году урок начался. В общем-то, это было лишь повторение пройденного, но Игорёк слушал очень внимательно: он знал, что чем глубже корни, тем сильнее дерево.
За математикой шла география и русский язык. До конца учебного дня оставалось три урока.
Кирилл тем временем учился считать (хотя он это и так умел), писать (а это и подавно) и сидеть спокойно. Последнее мальчику давалось сложнее всего, он вертелся, как уж на сковородке, за что уже получил несколько замечаний.
Прозвенел звонок. Игорек дописал последнее предложение, сдал тетрадь и начал собираться. Далеко не все в классе оказались такими скоростными, многие только начинали делать предпоследнее упражнение. Вместе с Игорьком одним из первых закончил Илья, слывший отличником в прошлом году. Чуть погодя встала Лена, длинные волосы которой ниспадали на плечи блестящим чёрным водопадом. Ребята оделись (куртки висели за шкафом в классе) и вышли на улицу ждать остальных. Вскоре их догнал Дима, похожий на невысокий, но исключительно крепкий валун, покрытый ярко-рыжей растительностью, за ним вышла Кира, потряхивая золотистыми локонами и на ходу застёгивая портфель. Друзья собирались было идти, но Игорёк сказал, что должен подождать Кирилла. В результате чего выяснилось, что младшая сестра Киры, Вероника, тоже училась в первом классе, причём вместе с Кириллом. Остальные остались: не бросать же друзей одних! Шло время, мимо сновали ученики. Осень ещё не чувствовалась в природе, погода была по-летнему тёплой, так что вскоре ветровки были сняты и упрятаны поглубже в портфели.
Входные двери скрипнули, раскрываясь и выпуская на улицу поток первоклассников. Кирилл и Вероника подошли к старшим ребятам.
– Эй, привет! – Кира наклонилась – Как прошел первый день учёбы?
– Нормально… – Вероника явно стеснялась.
– Я – Игорёк, – представился Игорёк – А это Дима, Лена, Илья… Ну, полагаю, с Кирой и Кириллом ты уже знакома?
Ребята засмеялись.
– Ну всё, нам пора… – Кира взяла Веронику за руку и помахала всем на прощание – До завтра!
– Да, до завтра! – кивнул Илья – О, мой автобус! Пока!
– Стой, погоди! – крикнули Дима и Лена, догоняя его. Они вскочили в закрывающиеся дверцы автобуса и помахали руками Игорьку и Кириллу. Автобус зарычал и отъехал от остановки.
– Ну, как прошёл первый день в новом классе? – спросил Кирилл, перепрыгивая через лужи.
– Как видишь, весьма и весьма неплохо… – отозвался Игорёк – Будем надеяться, так и будет продолжаться дальше.

Подвал.

Прошёл месяц. Учёба в Гимназии оказалась не в пример сложнее, чем в предыдущей школе Игорька, и с непривычки он дико уставал. К тому же учителя всё время думали, что они работают максимум вполсилы, и всячески разнообразили их жизнь самостоятельными и контрольными работами, так что Игорёк сотоварищи трудились, не поднимая головы от учебников, впитывая огромное количество фактов. Кириллу в этом плане несколько повезло: первый класс, как-никак… Уроки были лёгкие, заканчивались быстро, так что ему приходилось по крайней мере полтора часа ждать старшего брата. Но Кирилл не скучал. Ему это было чуждо. Он бродил по Гимназии, читал книжки, делал домашнее задание на три недели вперёд… Учителя его всем в пример ставили за его упорство и сообразительность. Естественно, мальчик гордился, но не задавался. У него не было в классе неприятелей, зато приятелей – почти все. Особенно он подружился с Вероникой, девочкой на два месяца младше его самого, сидевшей с ним за одной партой. Кирилл ей иногда помогал разбираться в непроходимых джунглях букв и звуков, и это их крепко сдружило. Особенно борьба с английским алфавитом. Поэтому девочка после того, как уроки заканчивались, не торопилась сразу домой (она жила в доме напротив), а оставалась ждать вместе с Кириллом. В их распоряжении был целый класс. Но недели через две, когда каждый винтик в шкафах был изучен до мелочей, дети принялись исследовать бесконечные классы и коридоры Гимназии. К их удивлению, большая часть помещений либо была закрыта, либо в них шли уроки у старшеклассников. Однажды, проходя по первому этажу, Кирилл заметил малозаметную лестницу, уходившую вниз.
– Как думаешь, куда она ведёт? – спросил он Веронику. Девочка задумалась.
– Скорее всего, в подвал…
– Пошли посмотрим, а? – глаза Кирилла загорелись восторгом.
– Да ты что? – испугалась Вероника – Там же… Это…
– Что “это”? Не бойся, пошли! – Кирилл начал спускаться. Вероника несмело пошла следом.
Лестница закончилась большой металлической дверью с прорезью для ключа.
– Закрыто! – обрадовалась девочка – И не надо никуда идти!
– Закрыто… – разочарованно произнёс Кирилл и опёрся рукой о дверь. Раздался душераздирающий скрип сто лет не мазаных петель, и дверь медленно раскрылась. Дети испуганно замерли: им показалось, что скрип услышала вся школа, что стены злобно сдвинулись, и вот-вот в облаке чёрного дыма перед ними с демоническим хохотом появится классный руководитель, чтобы жестоко покарать за всё хорошее на триста лет вперёд.
“Тик-так. Тик-так” – тикали часы на левой руке у Кирилла – “Тик…”
Похоже, никто ничего не заметил.
Подвал пахнул в лица детей затхлым воздухом, заставив их отступить на шаг. Свет из маленького окошка освещал ступени, площадку и стены, уходившие дальше в темноту. По бокам коридора, по его стенам и даже по потолку змеились разнообразные трубы, а сам коридор был загромождён какими-то ящиками, пустыми ржавыми вёдрами и прочим никому не нужным хламом.
– Кир, я боюсь… – Вероника отступила на шаг. Кирилл, наоборот, шагнул вперёд.
– Да чего тут бояться? – удивился он – Пошли! Разве тебе не интересно узнать, куда ведёт эта дверь?
Мальчик перепрыгнул через груду мешков и потянул за ручку старой ржавой двери. К его удивлению, она оказалась запертой.
– Хм… Странно… – он пожал плечами – Ну ладно, а вот эта?
– Кирилл! Подожди! – Вероника осторожно обошла кучу картонных коробок. Откуда-то издалека донёсся восторженный голос Кирилла:
– Тут фонарь! – и мощный луч света пронзил тьму. Вероника поспешила на свет. Коридор расходился перпендикулярными ответвлениями, напоминая древний лабиринт. И двери. Много дверей. Здесь было полно самых разных дверей, но их объединяло одно: все они были старыми и запертыми. Кирилл, впрочем, не унывал. Постепенно углубляясь в лабиринт коридоров, дети вскоре свернули с основного коридора в одно из ответвлений. Тут хлама было гораздо меньше.
Парадокс, подумал Кирилл.
– Ой, гляди! – Вероника с ужасом показала на обычное пятно ржавчины на двери – Кровь!
– Ага! – серьёзно кивнул Кирилл и драматически схватился за сердце – Здесь приносили в жертву красивых девочек во имя Сета!
– Прекрати! – Вероника, видимо, была перепугана не на шутку.
– Ау-уу! – завыл Кирилл. Вой многократным эхом отразился в коридорах. Вероника что было сил вцепилась в руку мальчика.
– Я же боюсь! – крикнула она, закрыв глаза.
Неожиданно Кирилл почувствовал движение воздуха. Он вздрогнул. Это могла быть только открывшаяся дверь.
По коридору пронёсся ответный стон. Мальчик побледнел.
– Упс… – прошептал он – это уже не я…
– Не ты? – Вероника широко открыла глаза – Тогда кто же?
Они замолчали, вслушиваясь в тишину. И чуть не подпрыгнули. В тишине раздался долгий вздох. А затем скрип открывающейся двери. И стук.
Дети стали синхронно отступать в противоположную от стука сторону. Дрожащий Луч фонаря шарил по стенам, но Кирилл ничего не замечал. Тем временем тихий стук повторился. Гораздо громче. Источник звука приближался, и приближался очень быстро. Всё ближе и ближе…
Первой не выдержала Вероника, пронзительно взвизгнув, она развернулась и побежала назад к выходу. Кирилл как самый храбрый стартовал секундой позже, не забывая успевать светить фонарём по сторонам, назад и под ноги. Он мог поклясться, что стук усилился. Почти не дыша, дети выбежали на лестничную площадку и захлопнули дверь в подвал с такой силой, что та чуть не вывалилась вместе с куском стены. Только здесь они позволили себе перевести дыхание.
– Ничего страшного, да? – всё ещё задыхаясь, спросила Вероника. Кирилл в ответ лишь пожал плечами: кто ж знал, что в школьном подвале творятся такие вещи? Дрожа, дети вышли на улицу.
– О! – Игорёк махнул рукой – А вы чего так поздно? Мы уже успели в футбол сыграть…
На всех была спортивная форма, а школьная была аккуратно скатана и сложена в портфели.
– А чего вы дрожите, как кролики? – спросил Дима с улыбкой.
– Их преследует английский алфавит! – Илья сорвал с плеча воображаемый автомат и прицелился в дверь – Отходите, друзья, я прикрою!
– Или это математика? – Дима улыбнулся – Вам удалось уйти от погони? Похвально!
– Да нет. Дети просто хотят скорее домой, вот и примчались как угорелые… – Лена потрепала Кирилла и Веронику по волосам – Есть хотите, крольчата?
– О, кстати… – Лена стала расстёгивать портфель – А то мне мама столько бутербродов напихала, что даже страшно подумать, что было бы со мной, если бы я их все съела…
– А это откуда? – Игорёк, как всегда, первым уловил суть, указав на фонарь.
– Там… в подвале… – перебивая друг друга, принялись рассказывать Кирилл и Вероника. Старшие ребята слушали молча.
– Ну что ж, это весьма легкообьяснимое научное явление… – “профессорским” голосом произнёс Дима, дослушав до конца.
– Вздох? – недоверчиво спросила Кира – Скрип? Как ты это объяснишь?
– Сквозняк заставил дверь скрипеть, они же там все ржавые. А в трубу, очевидно, подали пар или воду, и за счёт воздуха, скопившегося там, труба как бы “вздохнула”.
– А стон? – спросил Илья.
– Гудение ветра в зазорах дверей.
– А стук? – поинтересовалась Лена.
– О, это ещё проще! – Дима улыбнулся – В одном из коридоров, очевидно, спала кошка. Скрип разбудил её, и она, учуяв ребят, побежала посмотреть. Нельзя ли выпросить у них чего-нибудь вкусненького. А бежать её пришлось по бетонному полу, оттого и стук когтей.
Минута прошла в молчании.
– Нам надо спуститься в подвал, – решил Игорёк.
– Зачем? – удивились Кирилл и Вероника, которых не очень-то убедил Дима.
– А, думаешь, фонарь надо положить на место? – понял Илья.
– А заодно и кошку покормим! – предложила Кира, застёгивая портфель.
– Наверное, она голодная… – согласилась Лена.
– Да и потом, мы ещё ни разу не бывали в подвале! – поддержал идею Дима – Не пора ли исправить сиё досадное упущение?
– Пора! – хором согласились все. Даже Кирилл и Вероника. Когда рядом есть старшие друзья, чего можно бояться?
Дети вошли в Гимназию и спустились вниз по лестнице.
– Ну сильны… – проворчал Игорёк, пытаясь сдвинуть дверь – Эй! Да она же закрыта!
– Как? – Мальчишки вчетвером налегли на дверь, и та в конце концов поддалась, пронзительно скрипя.
– Хм… – Игорёк пожал плечами – Надо же… Не закрыта… Ну тогда вперёд!
Темноту пронзил мощный луч фонаря. Коридор был пуст, за исключением хлама, лежащего у стен.
– Подождите секунду… – Дима подошёл к стене и открыл распределительный щиток – Чего ради бродить в темноте? Так, контрольный тумблер… Ага, а вот и он!
В щите что-то щёлкнуло, и под потолком засветились тусклые лампочки. Некоторые не горели, некоторые с потрескиванием мигали. Коридор стал не в пример страшнее.
– Ну, по крайней мере, здесь определённо стало светлее… – Игорёк шагнул вглубь коридора и оглянулся – Ну, и чего вы ждёте? Цветов и коробки конфет?
Дети дошли до того места, где Кирилл нашёл фонарь. Положив его на место, они продолжили исследовать коридоры в поисках голодной кошки.
– Вот это место! – Вероника показала на пятно ржавчины – И, кажется, оно стало больше…
– Да ладно тебе выдумывать… – Кирилл склонился над пятном – Ржавчина как ржавчина…
Раздался щелчок, и лампочки погасли. Коридоры погрузились во тьму.
– Мне это не нравиться… – поделилась впечатлениями Лена.
– Да ладно, чего бояться? – Игорёк принялся копаться в карманах – Наверное, тумблер был с предохранителем…
– Наверное… – сказал Илья. Дима, впрочем, не разделял общее мнение.
– При перегрузке проплавляется “корка” пробки, но предохранитель не щёлкает… Скорее это похоже на то, что кто-то отключил свет с того щитка.
– Сейчас в Гимназии никого нет… – Леня взглянула на часы с подсветкой – Половина четвёртого. К тому же зачем этому кому-то…
Её прервал тихий скрип вдалеке.
– Сквозняк? – с надеждой спросила Вероника.
Ответом ему был низкий рык, разнёсшийся по коридорам. И снова тишина. Дети замерли. Пусть это и простая кошка, но если она так рычит, то на глаза ей лучше не попадаться.
– Нашёл! – в руке Игорька сверкнул огонёк маленького карманного фонарика. В тишине отчётливо раздался стук когтей – Ой!
– Выключи! – метнулась к нему Лена, но опоздала. В дальнем конце коридора, там, куда не доставал свет слабенького фонарика, в темноте появились два крупных красных глаза с чёрными вертикальными щёлками зрачков. Обладатель глаз тихо кашлянул и внезапно свирепо зарычал.
– И-и-игорь, лучше выключи фонарь, иначе эта кошка сейчас пообедает нами! – Кирилл попятился.
– Поздно! – крикнула Кира – Бежим!
Дети устремились вперёд по коридору. Зверь с глухим рычанием помчался следом. Но что было хуже всего, так это то, что неизвестное животное отрезало их от спасительной лестницы.
Слыша за своими спинами топот и страшный стук когтей, дети петляли как стая кенгуру, перепрыгивая препятствия, загромождавшие проходы. Преследователь такие ухищрения считал ниже своего достоинства, просто-напросто сшибая груды ящиков по пути.
– Он… Догоняет нас! – крикнул бегущий последним Илья.
– Кошка, говоришь? – возмущалась Лена – и это, по-твоему, кошка?
– Ну, простите… – извинился Дима – Ошибочка вышла!
– Хороша ошибочка!
Дети с приличной скоростью пролетели несколько поворотов… И впереди, метрах в двадцати, путь им преградила стена. В стене была дверь.
– Тупик! – крикнул Игорёк – Назад!
– Не выйдет! – крикнул в ответ Илья.
Неведомое животное, тоже набравшее порядочное ускорение, выскочил из-за поворота. Дети с криками пробежали последние двадцать с хвостиком метров и с разбегу толкнули дверь. Та неожиданно легко и беззвучно отворилась, и перед отвыкшими от света глазами ребят ярко засиял прямоугольник двери. Игорёк споткнулся об порог, бежавшие за ним Кира и Кирилл споткнулись об него, и дети кучей полетели в дверной проём. Игорек понял, что сейчас упадёт, и вытянул вперёд руки, но земля подозрительно долго не чувствовалась. Ему показалось, что прошло секунд десять, а на самом деле не прошло и секунды, как он во что-то врезался головой. Перед глазами засверкали сотни звёзд, и Игорёк потерял сознание.

Вода, огонь и Дружба.

Ветерок шевелил волосы на голове Игорька. Где-то неподалёку шумел лес, шелест его листьев сливался с непонятным шипением. Игорёк пошевелился. Под руками вместо ожидаемого асфальта оказалась мягкая трава. Значит, это был запасной выход, подумал он, потянулся и открыл глаза.
И вскочил.
Он ожидал увидеть здание Гимназии, улицу, в крайнем случае – метро и взволнованных пассажиров. А вокруг не было ни того, ни другого, ни третьего. Город куда-то исчез. Мальчик лежал на опушке огромного леса, росшего на склонах высоких даже с виду гор. Метрах в двухстах от него плато, на котором они лежали, круто обрывалось вниз отвесными утёсами. А дальше… Дальше было море. Или океан. Такого Игорёк в жизни не видел. Нет, он видел моря и раньше, но настолько красивого и насыщенного цвета не встречал ни у одного. Это море было ярко-голубым с примесями тёмно-синего, изумрудно-зелёного и различных оттенков фиолетового, оно светилось и сверкало волнами в лучах восходящего солнца. За лесом в утренней дымке виднелись маленькие острова, покрытые белым песком и утыканные пальмами – правда, с такого расстояния пальмы казались укороченными вариантами зубочисток. Заснеженные горы, сверкающие на солнце своими белыми шапками красиво смотрелись на фоне безоблачного неба ультрамаринового оттенка. Воздух был свежим и даже немножко озонированным, как после грозы. А ещё в нём чувствовались соль и йод, как и везде возле моря.
В лесу кричали, чирикали, свистели и щёлкали птицы с поразительно красивым разноцветным оперением, перескакивая с ветки на ветку или летая над лесом. Некоторые прыгали у ручья, протекавшего у опушки и тихо журчавшего в свом каменистом русле.
Насмотревшись на окружающую его фантастическую действительность, Игорёк оглянулся. Его друзья в полном составе были разбросаны по опушке. Мальчик оглянулся, но, против ожидания, не увидел в воздухе двери, через которую они попали сюда. За спиной были лишь деревья, огромное количество разнообразных деревьев, уходящих вверх на добрых полсотни метров. Дверь исчезла вместе с городом.
– Ничего себе покормили кошку… – пробормотал Игорёк, подходя к Кире. Девочка была без сознания. Игорёк задумчиво почесал затылок. И что теперь делать? Биологию они пока ещё не проходили, а как узнать, как приводят в сознание, иначе? Мальчик в задумчивости прошёлся взад-вперёд и вдруг как нельзя более кстати вспомнил, как в одном из фильмов потерявшим сознание брызгали в лицо холодной водой. Его лицо прояснилось, и, схватив кепку Ильи, валявшуюся неподалёку, он помчался к ручью. Вода была чрезвычайно холодной. Набрав воды в кепку, оказавшуюся на редкость непромокаемой, Игорёк подошёл и вылил воду на Киру. Девочка от холодного душа мгновенно вскочила на ноги, лихорадочно оглядываясь по сторонам, потом заметила остальных, лежащих в траве, Игорька, смотрящего на неё со смешанным выражением удивления и иронии, и немножко успокоилась. Немножко.
– Где это мы? – Кира всё ещё не могла прийти в себя от изумления.
– Сам не знаю… – Игорёк пожал плечами – Последнее, что я помню, это как мы все упали в дверной проём и… Всё. Больше ничего не помню. Как ты?
– Нормально, – кивнула она – Я помню, что мне в глаза ударил яркий свет, я ещё подумала, что мы вырвались на улицу через запасной выход. Как думаешь, что с остальными?
– Наверное, сильно ударились при падении и… Вот. Они без созна

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.