ЛИКИНЫ ТАЙНЫ /главы из повести/

ДЕРЕВЕНСКОЕ ПРИВИДЕНИЕ

Дома полным ходом шли сборы. Папа укладывал рыболовные снасти, упаковывал надувную резиновую лодку и прочие вещи, необходимые лично ему. Мама складывала в большую дорожную сумку одежду и на случай жары, и на случай неожиданного похолодания, хотя по прогнозу все выходные должна быть несусветная жара. Увидев дочь, она накинулась на неё с упрёками:
-Лика, ну где ты ходишь, через пятнадцать минут выезжаем, папа хочет ещё сегодня успеть порыбачить. Давай быстренько собирай свои вещи, ужинать будем у бабушки.
Так как всю одежду уже собрала мама, то Лика со своими вещами управиласьбыстро, и через пятнадцать минут они втроём уже действительно сидели в машине, которую папа заранее выгнал из гаража, а через полтора часа были на месте.
После взаимных поцелуев и объятий, которыми обычно сопровождаются встречи родственников, после деревенского ужина, приготовленного бабушкой, все занялись привычными делами.
Папа, забрав свои рыболовные снасти, отправился на речку, мама осталась в кухне мыть посуду, а Лика с пятилетней Леночкой, своей двоюродной сестрёнкой, родители которой укатили куда-то на заработки, пошли помогать бабушке управиться по хозяйству. Хозяйство же у бабушки было немаленькое. Огромная стая гусей, курей и уток заполнила собой весь задний двор. В дальнем углу, в клетке, хрюкали два поросёнка. За двором, на зелёной лужайке, лежал привязанный к столбику телёнок. Была ещё корова, но её ещё пока не было дома, она приходила с пастбища, когда уже начинало темнеть.
Всё это хозяйство, завидев бабушку, закричало на все лады, требуя первоочерёдного внимания. Первым делом бабушка пошла поить телёнка, Леночка побежала за ней, она любила смотреть, как тот окунает морду в ведро с пойлом и большими глотками втягивает его в себя. Бока его до этого плоские округляются, становятся упругими, как большой мяч. Леночка нежно гладит его по этим упругим бокам, покрытым шелковистой шерстью.
Лике же больше нравилось кормить птицу. Она брала большую чашку с мешанкой, приготовленной бабушкой, и рассыпала её по длинным узким корытцам. Гуси, куры, утки сначала окружали её орущей толпой, готовые клевать прямо из рук, потом как-то сами собой распредилялись по корытцам, крики постепенно стихали, и вот уже два ровных длинных ряда вытягивались вдоль корыт с кормом, головы – вниз, хвосты – вверх.
Накормив птицу, Лика решила сходить к своей подружке, Светке, жившей на этой же самой улице, что и бабушка, через два дома от неё. Во-первых, надо повидаться, ведь они не виделись с самых майских праздников, а во-вторых, узнать деревенские новости, их наверное немало накопилось за эти два месяца.
Светка как раз заканчивала поливку грядок с луком, морковью и прочей зеленью.
Увидев Лику, она бросила шланг, который держала в руках, на грядку и помчалась ей навстречу, обхватила её двумя руками за талию и закружила. Несмотря на то что они были с Ликой одногодками, Светка была намного выше и полнее Лики, и к тому же была совсем не слабачкой.
-Ой, Лика, как хорошо, что ты приехала! У меня для тебя такая новость, такая новость! – Светка потянула Лику к скамейке, стоящей у калитки, усадила её на ней, села рядом, огляделась по сторонам, нет ли кого рядом, и продолжила громким шёпотом :
– Знаешь старый дом за деревней, где бабка Пелагея жила, та, что в прошлом году умерла?
– Знаю, конечно, ты же мне сама про эту бабку рассказывала, то, что она была колдуньей, людей травами лечила, и что в её доме поэтому теперь никто жить не хочет,
все боятся её духа.
– Вот-вот не зря все этого боятся, в этом доме привидение появилось, не иначе, как дух бабки Пелагеи.
Лика посмотрела на Светку, как на сумашедшую:
-Так говоришь, как будто сама его видела.
-Конечно видела. Ты же знаешь, что я не верю во всю эту чушь, привидения, домовые, духи и прочая лабуда, а тут такое, что не хочешь, а поверишь. – Светка наклонилась к Лике поближе, – мы с Ванькой Паниным ходили смотреть. Точно, привидение! Не веришь, сходим сегодня, как стемнеет, сама посмотришь.
– Оно, что каждый вечер, как по приглашению, появляется или его вызывать надо? – Лика невольно улыбнулась, представив себе, как Светка звонит по телефону: «Уважаемое привидение, приходите к нам в гости».
– Я знаю, в это просто невозможно поверить, я и сама сначала смеялась над Ванькой, когда он мне про привидение рассказал, – Светка даже не обиделась на ликину улыбку. Только это всё равно правда.
– Хорошо, хорошо, я тебе верю, – Лика снова улыбнулась, – хочу посмотреть. Когда пойдём?
– Вон видишь, стадо возвращается, – Светка махнула рукой в сторону поднимающего за деревней облака пыли. – Сейчас Майку встречу, подою, а то мамка сегодня вернётся поздно, у неё какие-то прививки после дойки, тогда и пойдём. Как раз стемнеет, засветло идти всё равно бесполезно.
Мать у Светки была ветеренаром, на её попечении находилось всё колхозное стадо, поэтому за коровой дома приходилось ухаживать Светке. Делала она это с большим удовольствием и желанием даже в те редкие вечера, когда мать была дома.
– Ладно, – Лика поднялась со скамейки, – я пойду скажу маме и бабушке, чтобы они не волновались, если я задержусь у тебя до поздна, иди встречай свою Майку.
Бабушка, управившись с хозяйством и уложив спать Леночку, сидела перед телевизором, шли как раз вечерние новости. Мамы не было.
– Где мама? – Лика уселась на диван рядом с бабушкой, прижавшись к ней и обняв её за плечи.
– Где ж ещё? На речку убежала, боится, что отец улов до дома сам не дотащит,- засмеялась бабушка. – Кота б с собой взяли, так и тащить было бы нечего.
Лика громко рассмеялась, она знала, что обычный папин улов – пара небольших рыбёшек – чаще всего доставался коту.
– Бабуль, ты слышала, что в доме бабки Пелагеи привидение завелось?
– Это тебе Светка что ли новость сообщила? Она мне этой новостью все уши прожужжала, когда узнала, что ты должна приехать. Небось звала тебя сходить посмотреть?
– Звала, – призналась Лика. – Ты только маме не говори, а то она не разрешит мне сходить, всегда боится, что со мной что-то произойдёт. А что может со мной произойти? Я уже немаленькая. – Лика потёрлась щекой о щеку бабушки. – Не скажешь?
– Ох, лиса, – бабушка ласково погладила Лику по плечу. – Ладно иди, не скажу, да и не верю я в эти сказки, какие в наше время могут быть привидения, все давно уж повывелись.
– Спасибо, бабуля, ты у меня самая лучшая, – Лика чмокнула бабушку в щёку и сорвалась с места.
На улице было уже почти темно, загорались первые звёзды. Хорошо летом в деревне, подумала Лика, можно спокойно всю ночь прогулять на улице, никто тебя не тронет, и мама не заругается, если поздно вернёшься домой, здесь так тихо и спокойно, не то, что у нас в городе.
Светка уже ждала Лику, сидя на скамейке. Завидев её, она тут же вскочила, подхватила подругу под руку и повела её в сторону противоположную от избы бабки Пелагеи.
– Куда это мы?- удивилась Лика. – Привидение вроде как совсем в другой стороне.
-Зайдём за Ванькой, я ему позвонила, он ждёт нас у своего дома, втроём веселей, да и не так страшно. Видишь луна какая круглая, самое время для привидений.
– Но ведь приведения чаще всего появляются в безлунную ночь.
– В безлунную появляются всякие ведьмы, черти, а привидения – в лунную, – со знанием дела уверенно проговорила Светка и помахала рукой идущему им на встречу Ваньке, невысокому щуплому пареньку с копной выгоревших на солнце светло-русых волос в спортивном трико и чёрной футболке.
– Привет, девчонки, не боитесь? – В ванькином голосе слышались нотки обычного мальчишечьего превосходства.
– Вот ещё, – рассмеялась Лика, – ты же с нами, с тобой нам ничего не страшно.
-Смеёшься? – обиделся Ванька. – Посмотрим, как ты будешь смеяться, когда привидение увидишь.
– Ладно вам, – остановила их перепалку Светка, – вечно вы задираетесь, пошли уже.
Ребята пошли в конец деревни по улице, освещённой яркими прямоугольниками окон. Фонарей в деревне было всего три: у правления, клуба и школы, и все они находились на соседней улице. Однако недостатка света не ощущалось, так как следом за ними плыла полная луна, превращая все предметы в длинные темные тени.
Ванька шёл впереди, Света с Ликой следом. Светка рассказывала деревенские новости, Ванька иногда вставлял своё словечко, дополняя или коментируя, оглядываясь при этом и махая руками.
– Вчера на речке видела двух парней, не наши, городские.
– Ну и что ? У вас на речке городских летом больше, чем своих.
-На речку приезжают зачем? – спросила Светка и тут же ответила, – ясно, купаться. А эти двое вылезли из машины и давай друг на друга орать. Один кричит: «Половину!», другой – «За что тебе половину? Я всё сам делал, хватит тебе трёшки! Молод ещё меня учить.» Вытащил из кармана пачку денег, сунул её в карман первому и уехал. Второй постоял ещё, и ушёл следом. Я в это время за кустами лежала, загорала, они меня не видели, зато я их видела хорошо. Странно, получается, что они приехали к реке деньги делить.
– Тебе, Светка, везде преступники мерещутся, – оглянулся усмехаясь Ванька. – Вы с Ликой помешались на всяких ворах и бандитах. Скажи, ну откуда в нашей деревне воры, у нас и воровать то нечего.
– Я же тебе говорю, не наши это, приезжие. Тот, что пешком потом ушёл, немного прихрамывал, как будто нога у него болела.
– Всё, девчонки, тихо, – Ванька поднял руку, как бы призывая к вниманию. – От ваших разговоров все привидения разбегутся.
Ребята подошли вплотную к кустам смородины, растущим под окнами пелагеевой избы. Окна были тёмными, внутри не ощущалось никаких движений, скорей всего там никого и не было.
– Где же ваше привидение? – прошептала Лика. Всё-таки ей было немного не по себе, может быть действовала луна, а может эта темнота пустых окон.
– Надо немного подождать,- уверенно сказал Ванька, – скоро появится, вот увидишь. Он раздвинул кусты, присел между ними на корточки, Лика со Светой последовали его примеру.
– Долго ждать будем? – не унималась Лика. – Может у него сегодня выходной? Или оно куда-то в гости подалось?
– Зря ты не веришь, – Светка взяла Лику за руку, и Лика с удивлением почувствовала, что её рука слегка дрожит. – Тихо, смотри на окна.
Некоторое время все трое сидили молча, прислушиваясь к тому, что происходит внутри избы. Тишина. Где-то в деревне взбрехнула потревоженная кем-то собака, ей ответила другая, и опять тишина.
-Слышите? Там кто-то ходит, – еле слышно зашептал Ванька.
Лика сильнее напрягла слух, и действительно услыхала какой-то скрип. Как будто прогнулась и скрипнула под чьими-то ногами ступенька. И в это самое мгновенье одно из окон избы осветилось мертвенным голубым светом, и в глубине её зашевелилась какая-то бесформенная белая масса, очень похожая на небрежно повешенную для просушки простыню. По спине Лики побежал холодок, в горле появился какой-то комок, мешающий сказать что-либо, хотя, надо признаться, Лика всё равно ничего не могла бы произнести, если бы даже и хотела это сделать.
Бесформенная масса тем временем приняла очертание прямоугольника, вверху которого появились чёрные пятна, отдалённо напоминающие закрытые глаза, от прямоугольника отделились полосы – руки, и весь он зашевелился, как будто исполнял какой-то невероятный дикий танец.
Светка, вся дрожа от страха и напряжения, вцепилась обеими руками в Лику. Её дрожь передалась и Лике.
Привидение, будто зная, что за ним кто-то подсматривает, подняло правую руку, помахало ею, приветствуя наблюдающих, и издало жуткий свистящий звук:
– У- у – о – о – и – и!
Под это ужасное завывание троица сорвалась с места и, ломая кусты, помчалась в сторону ярких огней деревенских окон.
Бег постепенно превратился в быстрый шаг, потом в медленный, наконец ребята совсем остановились.
– Ну, как тебе наше привидение? – с усмешкой спросил Ванька.
-Да-а, -протянула Лика. – Этого просто не может быть! Что это было?
– Не веришь собственным глазам? Я тоже первый раз не поверил, думал, показалось со страху. Пошёл второй раз смотреть, потом Светку с собой взял, теперь вот уже четвёртый раз смотрю на него. Правда раньше оно руками так не махало и не выло. Наверное, мы ему уже надоели, вот оно и решило нас ещё сильнее напугать.
– Не выло, говоришь? – Лика немного отошла от пережитого и могла уже здраво соображать. – А ты днём не ходил на него смотреть?
– Так ведь днём привидения не появляются, – к Светке тоже, наконец, вернулся дар речи.
– Давайте завтра сходим днём, – предложила Лика. – Посмотрим хотя бы место, куда приведение по ночам приходит. А то оно какое-то странное, стоит на месте и танцует, и руками машет. Нет, точно странное. Ведь не зря говорят, что привидение бродит, а это вовсе не бродит. Как будто специально пришло нас попугать.
– Точно ты говоришь, я и сам подумал, что оно какое-то не такое, а вот, что в нём странного, не догадался. Ты права, надо сходить днём.
– Что вы там хотите днём увидеть? – запротестовала Светка. – Говорю же, днём привидений не бывает.
– Так наше привидение не такое, как все, а вдруг оно и днём захочет нас попугать, – Ванька уже загорелся ликиной идеей, теперь его было не просто уговорить отступиться от неё. – Решено! Идём завтра днём! Или ты боишься? – он с подозрением посмотрел на Светку.
– Да не боюсь я, – отвергла Светка его сомнения. Просто люди говорят, что бабка Пелагея наказывает всех, кто в её дом приходит. Завтра мы сходим, а послезавтра все трое чем-нибудь заболеем, а болеть летом всё-таки не хочется.
– Враки всё это! – замахал руками Ванька. – Я после смерти бабки в её доме был много раз и, как видишь, живой и невредимый.
Договорившись встретиться у Светки в десять, Лика вообще хотела сразу после коров, а их выгоняют на пастбище в шесть, но Ванька так возмущённо замахал руками, что они у него закрутились, как лопасти вентилятора, и заявил, что раньше девяти проснуться просто не в силах, ребята разошлись по домам.

ТАЙНА ДОМА БАБКИ ПЕЛАГЕИ

Утром Лика проснулась рано. Собственно говоря, рано встали все, кроме Леночки. Бабушка по необходимости, её неуёмное хозяйство требовало внимания буквально вместе с восходом солнца, папа по зову своей рыболовной страсти, мама не хотела отстать от папы, Лике же просто не спалось из-за вчерашних впечатлений.
До назначенного срока, то есть до десяти часов, Лика успела переделать кучу дел, помогла бабушке по хозяйству, сходила на речку, искупалась. Вода с утра была ещё холодная, но только первые несколько минут.Тело быстро привыкло к прохладе, и Лика с удовольствием поплавала, разгоняя остатки сна и напряжения.
Вернувшись с речки, она решила позвонить Раечке, узнать, сообщила ли она в милицию о ликиной находке. Было только семь часов, наверное Раечка только что проснулась и была в ванной, потому что долго не подходила к телефону. Наконец Лика услышала её слегка хрипловатый со сна голос:
– Алло, квартира Вавиловых.
-Раечка, это я, Лика, доброе утро!
-Ничего себе, ты уже не спишь? Что-то случилось? –встревожилась Раечка.
– Успокойся, ничего не случилось. Просто здесь так хорошо, я уже на речку сбегала искупалась, вода немного холодноватая, зато так приятно! Ты звонила в милицию, что тебе там сказали, будут делать обыск?
– Сколько вопросов сразу, – засмеялась Раечка. – ты, наверное, из-за этого всю ночь не спала и встала так рано. Ладно, не обижайся. Сразу, как ты ушла, я позвонила Виктору Сергеевичу и рассказала ему обо всём. Он сказал, что вызовет Кольку Хромого завтра, то есть уже сегодня, на допрос, а потом уже и решит делать у него обыск или нет, вдруг Колька сам сразу во всём признается.
– Да уж, – хмыкнула Лика, – держи карман шире, так он всё сразу и выложит.
– Ну не сразу, конечно. Только у участкового против Кольки уже есть какие-то улики.
-Ага, а я что говорила,- обрадовалась Лика, – это точно колькиных рук дело, его и его дружка.
– Может быть и так, – согласилась Раечка. – Только радоваться всё равно рано, скорей всего они большую часть вещей уже продали, да и Кольку мне почему-то жалко, – вздохнула она.
-Ну вот ещё, – рассердилась Лика, – чего его жалеть, если он вор.
– Так то оно так, но ведь он совсем молодой. Был бы у него отец, всё было бы совсем по-другому. Ну ладно, мне на работу собираться пора. Пока, привет родителям.
Еле дождавшись назначенного времени, Лика побежала к Светке. Та, управившись со своим утренними делами, уже ждала её, сидя на скамейке. Ваньки ещё не было. Но ждать его пришлось не долго. Видно, желание посмотреть на привидение поближе тоже подняло его с постели раньше обычного.
– Ну что, пошли, что ли, – Ванька, по привычке, засунув руки в карманы, пошёл впереди, Лика со Светкой за ним следом.
Сначала шли молча, однако Светка долго молчать не умела:
– Как думаете, появится оно сегодня?- и тут же сама себе ответила:
– Нет, не появится. Днём привидения не появляются. Интересно, а где они днём бывают? Я ни разу не слышала, чтобы кто-нибудь видел привидение днём, но ведь куда-то они прячутся на день, если потом приходят снова?
– Ясно куда, – усмехнулся Ванька. – Назад, в могилу, опускаются, а вечером выходят из неё снова, чтобы людей пугать.
Светка брезгливо передёрнула плечами:
– А вдруг оно вчера не опустилось в свою могилу. Вдруг оно узнало, что мы хотим прийти днём, и ждёт теперь нас. Как думаете, могло вчера привидение услышать наш разговор? Вдруг оно как раз в это время пролетало над нами, или вообще следило за нами, чтобы узнать наши намерения?
– Ну ты даёшь, Светка! Оно же – привидение, а не сыщик. Успокойся, спит оно сейчас спокойно в своей могиле и не знает, чтомы хотим его навестить. Или ты просто боишься, может не пойдём?
– Вот ещё! Раз решили , нечего назад пятиться. Давай, топай, если сам не испугался.
Обогнув кусты смородины, ребята подошли к невысокому, в две ступеньки, крылечку и огляделись. Незаметив ничего подозрительного, они поднялись на крыльцо. Ванька толкнул дверь. Она оказалась запертой из нутри.
– Там, наверное, кто-то есть, – шёпотом предположила Лика. – Не могло же привидение закрыть дверь.
– Интересно, привидение не могло, но кто-то же закрыл, -Ванька вопросительно посмотрел на Лику:
-Откроем?
– А как?
-Ну это просто.
Ванька пошарил под крыльцом, вытащил оттуда кусок жёсткой проволоки, как будто знал заранее, что она там есть, потом надавил на дверь так, что между ней и косяком образовалась узкая щель, в эту щель засунул конец проволоки и потянул её вверх. Чувствовалось, что в делах такого рода у него имелся достаточно большой опыт, потому что за дверью что-то стукнуло, как будто крючок выпал из петли, и дверь со скрипом приоткрылась.
– Ну вот, совсем легко и просто. Я так дома всегда делаю, если прихожу домой поздно.
Мамка специально закрывается, чтобы узнать, когда я домой возвращаюсь, если меня долго нет вечером, а потом удивляется, кто мне дверь открыл.
Ребята зашли в полутёмные сени, заставленные всякой рухлядью, почерневшая от старости скамейка, несколько табуреток, сваленных кучей в углу, какие-то бочки, вёдра вдоль стены. Все стены увешены пучками пожелтевших сухих трав. Две двери, ведущие во внутренние помещения, одна обтянута черным дермантином, другая нет. Ванька приоткрыл дверь напротив, ту, что была обтянута, и осторожно заглянул.
– Никого, – сообщил он. – Пошли.
Первое, что они увидели, войдя в комнату, служивщую когда-то бабке Пелагее одновременно и прихожей и кухней, была натянутая поперёк комнаты бельевая верёвка, на которой висела простынь, превращённая в привидение. По бокам отрезанные полосы – рукава,в которые были всунуты длинные куски проволоки, сверху нарисованные черным фломастером глаза и смеющийся рот. Нижние края простыни падали на стол, на котором стоял обычный вентилятор, работающий от батареи, и лежал ручной фонарик, обёрнутый синей плотной бумагой.
– Вот это да! – Ванька даже присвистнул. – Вот тебе и привидение! Посмотрим, как оно тут работает?
Ванька включил фонарик и направил его на простынь. Ткань осветилась голубоватым светом, правда, при дневном солнечном свете такого мертвенного эффекта не возникло, но ведь ночью совсем всё видится по-другому. Помогая Ваньке оживить чудище, Лика нажала кнопку вентилятора. Под действием идущего от вентилятора потока воздуха простынь расправилась, закачалась, но танца не получилось. Тогда Лика стала быстро нажимать на кнопку, то включая, то выключая прибор, и простынь затанцевала. Оставалось подёргать за проволочки, торчащие из рукавов, и вчерашнее привидение было прямо у них перед глазами.
В это время за спинами ребят кто- то произнёс свистящим шёпотом:
– Ну что, заявились всё-таки?
От неожиданности все трое резко повернулись на голос и увидели перед собой мужчину, лет тридцати пяти, в тёмных джинсах и такой же тёмной футболке, наголо остриженного, с торчащими ушами. В руке у него был пистолет, который он направил на ребят.
– Чего вы тут ищете? Я вас в гости не приглашал, а значит и уйти вам отсюда так просто не удастся. Придётся немного посидеть взаперти. Будете вести себя тихо, вечером вернётесь домой, а если нет, то… – мужчина многозначительно потряс пистолетом. – Надеюсь, вы поняли, что я не шучу.
Он отступил назад, к двери, не опуская пистолета, показал на выход:
– Давайте вон туда, в чуланчик, там вам будет удобненько. И без глупостей, -пригрозил он, усмехаясь при этом.
Оцепеневшие, не столько от страха, сколько от невероятности увиденного, ребята друг за другом молча вышли в сени. Там они увидели распахнутую настежь вторую дверь, которая, по-видимому, и вела в чулан, где им предстояло провести остаток сегодняшнего дня, в случае, если они будут вести себя хорошо.
– Проходите, будьте, как дома, не стесняйтесь, – снова криво усмехнулся мужчина и подтолкнул пистолетом идущую последней Светку.
Дверь тут же захлопнулась, и загремел засов, отсекая ребятам путь к свободе.
В чулане было сумрачно, свет проникал внутрь через оконце под потолком. Оно было таким маленьким, что даже Лика, самая худенькая из всех троих, не пролезла бы через него. Пахло сыростью давно непроветриваемого помещения. Под окном – небольшой старый стол, застланный газетами, на нём пустые бутылки из-под водки и лимонада, огрызки колбасы, засохшие крошки, консервные банки, тоже пустые.Судя по количеству предметов, кто-то, может быть тот самый мужик с пистолетом , живёт здесь уже не меньше недели.Справа у стены – деревянный топчан, застеленный тёмным, но не грязным одеялом. Слева стеллажи с какими-то коробками, банками, ящиками, оставшимися, по-видимому, ещё от бабки Пелагеи.
Ванька, не долго думая, плюхнулся на постель и, хлопая по одеялу рукой, пригласил сделать тоже самое девчонок:
– Садитесь, в ногах правды нет. Подумаем, как нам отсюда выбираться. Сидеть здесь до вечера мне как-то не хочется.
-Как до вечера? Я не могу до вечера. Мне в обед нужно телёнка напоить и накормить цыплят, – испуганно произнесла Светка, забираясь с ногами на топчан.
-Мало ли что тебе нужно? Слышала, этот бандюга сказал, что выпустит нас только вечером и то, если хорошо вести себя будем.
– Интересно, почему вечером, как думаешь? – Лика вопросительно посмотрела на Ваньку.
-Наверное, у него какие-то дела, и он боится, что мы помешаем ему их провернуть, – предположил Ванька.
– Да-а ,- протянула Лика, – а я вчера бабушке рассказала, что мы идём смотреть привидение, так что, если нас будут искать, то в первую очередь сюда прийдут. Значит до вечера мы здесь не просидим, потому что, если я не появлюсь дома к обеду, бабушка сразу побежит меня искать.
– А знаете, я кажется знаю этого бандита, – взволновано зашептала Светка. Вернее я его не знаю, а видела раньше. Это тот самый, который тогда на машине к речке приезжал, их тогда было двое, один хромой, который деньги требовал, и вот этот. Да, я теперь точно вспомнила, это тот самый.
– Хромой, говоришь? – переспросила Лика. – Я знаю одного хромого ворюгу, но он там, в городе. Да, нет, – Лика задумалась. – Нет, не может быть, чтобы это был Колька Хромой, что ему тут делать?
– Какой ещё Колька Хромой? – Ну-ка, давай рассказывай, – Светка нетерпеливо подёргала Лику за руку. Она, как и Лика, обожала всякие детективные истории.
Выслушав Ликин рассказ, Светка вздохнула с завистью:
– У вас в городе, наверное, часто происходит что-то интересное, не то что тут у нас, сплошная скукота. Закончу школу, поеду в город, на детектива учиться.
-Ага, поедешь, -резонно заметил Ванька, – ты сначала отсюда выберись.
– Ах, если не выберемся, ликина бабушка нас в обед здесь найдёт и выпустит.
Но просидеть в заперти им не пришлось даже до обеда. Приблизительно через полчаса ребята услыхали мужские голоса. Голосов было два, один грубоватый требовательный, второй более высокий, юношеский. Ребята прислушались, подойдя вплотную к двери, но как они не напрягали свой слух, разобрать, о чём говорили пришедшие, было невозможно.
– По крайней мере, – со знанием дела произнёс Ванька, – это совсем не тот, что нас здесь закрыл.
– Мне кажется, что я их знаю,- на лице Лики появилось удивление.
– Кого?- спросила Светка, удивляясь не меньше Лики.- Тех, кто там, за дверью?
Тогда давай стучать, они ведь не знают, что мы здесь.- Она обеими руками заколотила по двери.
Голоса стихли, потом послышались приближающиеся шаги, скрежет засова, дверь распахнулась, и ребята увидели перед собой милиционера и невысокого худощавого парня. Лика не ошиблась. Это был их участковый, Виктор Сергеевич, и вместе с ним
Колька Хромой.
-Лика!- От удивления брови участкового вылезли буквально на лоб. – Ты что тут делаешь? – И тут его осенила догадка. Он усмехнулся, прищурившись:
-Опять в детектива играешь?
– Не играю я вовсе, – обиделась Лика, – тем более в детектива. Просто мы пришли посмотреть на привидение, а тут какой-то мужик с пистолетом. Он нас здесь и закрыл.
– Ну-ка, давай-ка всё подробно.
– Значит, этот мужик должен появиться здесь вечером,- толи спрашивая, толи утверждая, произнёс виктор Сергеевмч, выслушав рассказ ребят. – Значит так, ребятки, вы нам здорово помогли, большое вам за это спасибо, а теперь – по домам.
– Как так, по домам? – возмутился Ванька. – Ну девчонки конечно. Девчонкам опасно, этот с пистолетом ведь может стрелять. Девчонкам тут делать нечего, да и не могут они. Лику будет бабушка искать, а у Светки дома дел по горло. А меня искать никто не будет, мамка уже привыкла, что меня вечно дома нет, а отец сам целыми днями на работе. Так что я могу вам помочь.
– Ничего себе! – накинулась на Ваньку Лика. –Ему можно, а нам нельзя, да мы..
– Никому нельзя, – строго перебил Лику участковый. Этот мужик – очень опасный рецедивист, и он, действительно, будет стрелять, не раздумывая. А если вы в самом деле хотите помочь, то сбегайте к местному участковому. Есть тут у вас участковый?
– Есть, конечно! – хором воскликнули Светка с Ванькой.
-Ну так вот, сбегайте к участковому и скажите ему, чтобы он пришёл сюда, да смотрите, чтобы никто посторонний об этом не узнал. А потом, смотрите, чтобы я вас здесь сегодня больше не видел
Выйдя на улицу, ребята посовещались и решили, что идти к участковому всем вместе не стоит, чтобы не привлекать лишнего к себе внимания, а сходить кому-нибудь одному.
– Я пойду, – решительно заявил Ванька. – А вы в самом деле идите домой.
– Ладно, – согласилась с ним Лика, – к участковому можешь сходить ты , если ты этого так хочешь. А вот насчёт того, что делать дальше, я думаю, надо сделать так. Раз этот бандит сказал, что до вечера не появится, то и нам там до вечера делать нечего. А ближе к вечеру, часов в пять, мы пойдём к избе бабки Пелагеи, спрячемся с кустах, чтобы нас никто не видел, а там посмотрим, может ещё получится так, что мы поможем поймать его.
– Правильно,- поддержала Лику Света. Сейчас все пойдём домой, а к половине пятого приходите опять ко мне, и прийдём сюда. Если не поможем поймать, так хоть посмотрим, как это милиция сделает, это же очень интересно.
На том и порешили.
Всех домашних Лика застала сидящими за столом, уплетающими с аппетитом пожаренную бабушкой и пойманную папой рыбу.
– Ну где ты ходишь? Давай руки мыть и к столу. Видишь папа столько рыбы поймал, что хватило не только коту, но и нам. Такая вкуснотища! Ещё немного дольше бы погуляла, и тебе остались бы только косточки. – Мама, довольная успехами папы в рыбной ловле, положила себе в тарелку ещё кусочек.
– Да, явный прогресс, – засмеялась Лика присаживаясь к столу и накладывая себе в тарелку сразу несколько кусков, так как от вида золотистых кусочков у неё прямо- таки потекли слюнки.
Папа, довольный и счастливый, сидел во главе стола и наслаждался не столько вкусом рыбы, сколько тем, с каким аппетитом все поглощали результаты его труда. Рыбаком он был начинающим, и так много ему ещё поймать не удавалось. Он с гордостью посмотрел на Лику:
– Если хочешь, можешь вечером пойти с нами, тоже попробовать половить. Знаешь, когда рыба клюёт, и её тянешь из воды, такой азарт, что ничего не замечаешь вокруг. Мне кажется, я в такие минуты даже молодею.
– Папулечка, ты у меня и так совсем ещё молодой, – Лика старательно выбирала косточки. – Спасибо за приглашение, я бы с удовольствием пошла, но мы со Светой договорились встретиться в половине пятого. Сходим на речку позагораем, а потом, – Лика опустила взгляд в тарелку, делая вид, что полностью занята рыбой, надеясь, что никто не догадается о её лжи, – потом мы хотим сходить в кино. Говорят, сегодня какой-то сногсшибательный детектив по Дарье Донцовой.
– Ну-ну, – зная об увлечениях дочери отец не стал настаивать. – Как хочешь, сходишь с нами в другой раз.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.