Корпорация анти ЖЖ. Фантастическая повесть – памфлет

Глава первая
“Утраченные иллюзии”.Совсем не Бальзак.

Не очень далекое будущее…

Небоскреб из стали и стекла – настоящее чудо архитектурного дизайна был виден еще издалека.
Здание имело очень необычную форму – двух половинок полуоткрытой раковины, внутри которой находился купол из затемненного стекла, напоминавший черную жемчужину.
На самом верху, на крыше светились огромные буквы “ЖЖ”* и эмблема – карандаш, очерчивающий окружность.
Это было здание корпорации Живого журнала, известное любому в столице.

Мужчина лет тридцати пяти, высокий брюнет плотного телосложения, в дорогом и прекрасно сидящем деловом костюме лихо подкатил к подземной стоянке.
Предъявив пропуск автомату индивидуального контроля и запарковав новенький электромобиль на стоянке, он прошел к лифту.
Здесь его снова ожидал контроль, причем не только автоматический в виде робота, который был всем привычен, но и в лице неулыбчивого непроницаемого стража, проверившего все его карманы и содержимое портфеля.

“Бомбу они что-ли ищут ? “- подумал про себя мужчина, но ничем не показал своего удивления.
Наконец, посетитель прошел в лифт и даже не глядя в перечень контор, располагающихся в здании, нажал на кнопку тринадцатого этажа. Он точно знал где находится нужный ему офис.
Выйдя из лифта, брюнет повернул направо и сразу наткнулся взглядом на безупречную по стилю вывеску: Агенство “Утраченные иллюзии”.

Тяжелая стеклянная дверь поддалась легко и на правом лацкане пиджака выбежавшей ему навстречу секретарши, мужчина с удивлением заметил значок с изображением козла Фрэнка (неизменного талисмана ЖЖ).
Секретарша поймала его взгляд, мило улыбнулась и произнесла: “Господин Петров? Проходите, пожалуйста, босс ждет Вас “.

В огромном кабинете похожем скорее на конференц-зал сидел немолодой, седеющий мужчина. Глубоко посаженные, холодные серые глаза резко контрастировали с добрым и мягким выражением лица. Взгляд его был цепким и пронизывающим и Петрову стало немного не по себе. Но человек компенсировал возникшую неловкость широкой улыбкой, рукопожатием и предложением занять очень удобное кожаное кресло рядом с ним.

– Рад видеть вас, господин Петров. Я так понимаю, что это не ваша настоящая фамилия, что-то вроде ника, да? – и не дав собеседнику ответить на поставленный вопрос тут же продолжил: – Можете называть меня …скажем, господин Гоблин.
Вас это устраивает?
Петров заметил и у него на пиджаке такого же “козла”.
– А… это? – перехватив его взгляд продолжил мужчина – Милая безделица.
Наши психологи пришли к выводу, что этот значок помогает наладить контакт между собеседниками и потом… если вам вдруг захочется обозвать меня, скажем козлом, вы не будете стесняться, да? – и Гоблин громко рассмеялся.

Петров тоже улыбнулся и действительно почувствовал себя свободнее.
– Итак, начнем?
Гоблин направился к встроенному в стену шкафу и нажав невидимую кнопку, вытащил из бесконечного ряда одинаковых пластиковых карточек одну, после чего шкаф автоматически закрылся.
Он подошел к компьютеру, соединенному с каким-то странного вида прибором, мигающим многочисленными разноцветными лампочками и вставил карточку в некоторое подобие дисковода.
Прибор сглотнул ее и вдруг одна из стен кабинета начала раздвигаться и появился огромный цилиндр в который проникал синеватый свет из отверстия в потолке.

Свет в резервуаре совершал круговые движения, темп их все ускорялся. Через пару минут он образовал воронку, а потом странная пляска прекратилась и внутри цилиндра начали появляться смутные очертания человеческих фигур. Постепенно они приобрели более четкие контуры и стали проявляться.
Так когда -то почти век назад печатали черно-белые фотографии, а потом проявляли их в ваночках сo специальным раствором.

– Ну вот они ваши френды**, господин Петров.
Слава богу, что их не так много в вашей френд-ленте***, а то знаете недавно у нас был клиент, так пришлось работать с ним в три приема, так как все его френды не помещались, представляете? – продолжал шутить Гоблин.

Внутри цилиндра находилась группа мужчин и женщин, разного возраста, внешности, но всех их объединяло одно – они были удивительно красивы.
Нет не внешне – они все словно светились особым внутренним обаянием, которое притягивало к ним взгляд .
Мужчины с аристократическими чертами лица и благородной проседью, женщины – тонкие, грациозные с умными и понимающими глазами, юноши и девушки навевающие своим обликом мысль о юных богах.

Петров смотрел во все глаза и не мог отвести взгляда от синего цилиндра.
– Позволю вам напомнить, что это иллюзорные персонажи. Это френды созданные вашей фантазией.
Посмотрите внимательно, господин Петров, все правильно, все соответствует вашим представлениям? – Гоблин произнес эти заученные с годами слова, но тут же тепло улыбнулся, желая придать стандартной фразе более личный оттенок.
-Да, да конечно, но они как живые. Как вы этого добились? – удивился Петров.

– Ну, полностью я вам не могу раскрыть технологию, все таки это наше ноу-хау – хихикнул Гоблин, да вам это и не надо, но вкратце расскажу.
Вы, конечно, представляете себе что такое голограмма?
Так вот, мы с помощью уникальной методики использования биополей делаем слепок, этакую голограмму ваших френдов, причем не только внешнюю.

Особый вид биополя проникает в сознание и подсознание человека и создает такую же голограмму его э…ну скажем души (так будет понятнее). Вы, естественно, видите только внешний облик человека, но он меняется под воздействием внутренней голограммы .
Так, что конечный результат – это комплексный портрет внешнего облика и внутреннего мира вашего френда. Ну, а внутренняя голограмма поможет нам еще в конечной стадии исследования, когда мы будем подсчитывать процент совпадения ваших иллюзий с оригиналом. – Я понятно объясняю?

– Да, да все понятно.
– Итак, вы готовы приступить к следующему этапу?
– Конечно, готов.
– Я вынужден еще раз спросить вас, господин Петров, вы не передумали? Вы действительно хотите узнать правду о ваших френдах и готовы к разочарованиям?
– Да, я уже давно все решил и давайте продолжим – Петров нахмурил лоб. – Как вы заметили, наверное, я не маленький мальчик и умею держать удар .

Гоблин кивнул, но на всякий случай подвинул клиенту стакан с водой и прокрутил в памяти его медицинскую анкету. Вроде здоров, курит, ну это мелочь. Психически тоже здоров, так что неожиданностей быть не должно, вроде.
Он подошел к столу, снова нажал какую-то невидимую кнопку и достал из ящика стола маленький, похожий на предыдущий, пластиковый квадратик. Вернувшись опять к странному прибору, вытащил из него находившуюся внутри карточку и вставил новую в другой “дисковод”, обнаружившийся под первым.

Стена раздвинулась еще в ширину, появился второй цилиндр рядом с первым.
Снова заплясал синий свет, закружился в странном танце воронкой и начали появляться люди.
Но что это были за люди?!
Петров вздрогнув, вскочил с кожаного кресла в порыве подойти к синему цилиндру, но Гоблин жестом остановил его .
– Ближе чем на пять метров подходить нельзя – вы затормозите процесс своим биополем. Крепитесь, мой друг.

Люди во втором цилиндре очень походили нa тех в первом, но они были уродливы.
Мужчины с благородной сединой имели землистый цвет лица, красный нос и аристократические черты хронических алкоголиков.
Часть из них были толстенькими коротышками с бегающими глазками старых сатиров.
Тонкие и изящные женщины на деле оказались очкастыми “синими чулками”, вся жизнь которых проходила под девизом “найти себе мужа”.
Или, наоборот, скучающими домохозяйками, уставшими от мыльных опер и ищущими виртуальных приключений. Юноши и девушки почему-то своим видом заставляли вспоминать фразу: “Наркотики – зло!”

Петров в ужасе попятился.
– Итак, господин Петров, можем приступать к последней части исследования?
– Нет, нет! – закричал во весь голос сдержанный и молчавший почти все время Петров.- Я не сказал вам всю правду. Есть еще один человек…
– Я знаю о ком вы – улыбнулся Гоблин. Ведь вы из-за нее вообщем -то и пришли к нам, не так ли?
-??? Откуда вы знаете?
– Мой друг, ну вы ведь взрослый человек и понимаете, что ваша френд – лента в компетенции нашей корпорации.
Петров глубоко вздохнул, сглотнул слюну и ослабил узел давящего галстука. Затем расстегнул верхную пуговицу рубашки.
– Ну хорошо, раз вам не надо ничего рассказывать, вот …здесь она.
Он вынул из внутреннего кармана пиджака два маленьких пластиковых квадратика и протянул их Гоблину.

На самой начальной стадии, когда он только подписывал договор, давая разрешение на исследование своей френд-ленты, он попросил отделить все данные о ней – это было его условием.
Петров не был уверен, что хочет знать о ней правду, не хотел чтобы чужие люди копались в его и ее душе. Но как выяснилось они все же сняли с нее голограмму, и уйти так, оставаясь в неведении, да еще после таких ужасных открытий, он не мог – это было выше его сил.

Она была его мечтой, его надеждой вырваться из порочного круга рутины и равнодушия. На свете не существовало человека ближе и роднее ее.
И Петров уже все решил – они встретятся через месяц, когда он поедет в заграничную командировку и заедет к ней. Они жили за тысячи километров друг от друга.
Петров был женат уже много лет и давно разлюбил жену, но все не решался на развод, пока не появилась она.
Такой духовной близости у него не было ни с кем и никогда. Они говорили часами обо всем, обменивались фотографиями и даже несколько раз разговаривали в видео-чате.
А еще она писала замечательные стихи и ее даже печатали в интернет -журналах, и он всегда был первым ее читателем и критиком. Ну не мог он ошибаться и здесь .
Он слишком хорошо ее знал.

– Может вы лучше присядeте? – сказал Гоблин, меняя очередную карточку в “дисководе”.
– Нет, делаете свое дело.
Снова появились два цилиндра.
Сначала в первом возник силуэт изящной молодой женщины тридцати с небольшим лет на вид. Темноволосая, грациозная красавица с лучистыми карими глазами, в которых жила вселенная.
В такие глаза можно было глядеть часами. Они околдовывали, завораживали.

Гоблин сам с интересом смотрел на рождающуюся в синей световой воронке красавицу.
– Должен выразить восхищение вашей буйной и неистощимой фантазии. Поверьте, мне не чaсто приходилось видеть такие прекрасные иллюзии – рассыпался в комплиментах Гоблин.
Но Петров его не слушал. Он не отрываясь наблюдал, как в соседнем цилиндре появляется на свет чудовище, нечто такое, что и женщиной назвать язык не поворачивался.

Расплывшаяся безформенная фигура существа женского пола, судя по обвислым молочным железам, лет сорока пяти, а то и больше .
Она выглядела намного старше своего возраста.Темные, сухие, безжизненные волосы, седеющие на висках.
Овал лица потерявший упругость и четкие очертания, второй подбородок.
Жесткие ассиметричные складки идущие от носа к уголкам рта и одна очень глубокая на переносице, придающая лицу злой и страдальческий вид.
Но самое главное это глаза. Те же огромные карие, хотя пожалуй поменьше из-за нависающих век, но абсолютно пустые. В такие глаза смотреть было страшно.

Они не любили, не ненавидели – они просто были пустыми, как высохший до самого дна ручей. Ее, эту женщину выпили, выпили до самого донышка и выбросили, как использованную упаковку.

Это были два совершенно разных человека.
Но в тоже время они были похожи так, как похожи сестры старшая и младшая, счастливая и несчастная…
-Нет!!!- Петров побелел, схватился за горло как будто ему не хватало воздуха и упал прямо в стоящее рядом кресло.
Испугавшийся Гоблин кинулся к нему.
“Ну вот еще этого не хватало.Что у нас за работа!” – мелькнуло у него в голове.
Он приставил к губам клиента стакан с водой и заставил того сделать глоток. Слышно было только, как зубы Петрова стучат о граненое стекло стакана. Через несколько секунд кровь снова стала приливать к его лицу, он открыл глаза и сделал знак Гоблину, что все нормально.

– Ну и испугали вы меня, батенька, а еще говорили, что умеете держать удар.
– Это ошибка, это не может быть правдой! – Петров отбросив все приличия, на повышенных тонах пытался доказать что-то не столько Гоблину, сколько самому себе. – Я ее хорошо знаю, я видел столько ее фотографий!
Более того, мы несколько раз беседовали в видео чате. Эта женщина лет на десять ее старше.
Постепенно он стал говорить все тише и закончил чуть ли не шепотом, видимо, понимая бесплодность своих попыток.

– Господин Петров, ну вы же взрослый серьезный человек, занимаетесь бизнесом, причем удачно. Ну не мне вам объяснять, как можно отретушировать фотографии или выложить снимки десятилетней давности.
И что касается чата, то при нынешнем развитии видео техники, можно заставить вас увидеть только то, что вам хотят показать и скрыть то, что вы заметить не должны.
A уж меняя освещение…Знаете, я когда то увлекался этим…

Петров жестом оборвал собеседника .
– Давайте закончим. Я больше не хочу тянуть.
– Хорошо, значит переходим к последней части – подсчету совпадения ваших иллюзий и действительности?
Петров кивнул, не в силах произнести больше ни слова.
Гоблин нажал очередную невидимую кнопку. Лампочки на аппарате замигали, забегали и через минуту он выдал какую-то бумагу, выползшую ужом из принтера.

– 4 % совпадения, мой друг, увы.
И вы знаете согласно договору вам придется полностью оплатить наши услуги, так как только совпадение на 33% освобождает клиента от оплаты. – Тут Гоблин опять улыбнулся виноватой улыбкой и развел руками. – Должен вам сказать, что за время существования нашего агентства, к сожалению, еще не было ни одного такого случая совпадений и вы, тоже не исключение, увы.
Вынужден констатировать тот факт, что люди склонны создавать себе иллюзии и воспитание и образование только помогает самобману…

– Прошу вас, хватит.
Где я могу оплатить ваши услуги? – произнес Петров ледяным тоном, вставая с кресла.
– Пожалуйста, пройдите к секретарю.
Не держите обиды, господин Петров и извините, если что не так.
Петров пожал протянутую ему руку и медленно пошел к выходу.
Казалось он заставляет себя идти через силу. Он подошел к двери, взялся за позолоченную ручку и тут услышал:
– Еще секунду, господин Петров. Возможно вам будет легче.
Дело в том, что ваша пассия обманывала не только вас.
Те стихи, которые якобы были написаны ею принадлежат ее соседке – алкоголичке со второго этажа.
Она их просто покупала у нее за бутылку водки.

Петров вздрогнул, как от удара плеткой, закрыл глаза и стоял так несколько секунд.
Потом прошипел “Ссспасибо!” – так шипит спускающийся воздушный шарик в котором случайно прокололи дырку и вышел, захлопнув дверь.
В приемной уже сидели трое: две молодые женщины и мужчина в возрасте под пятьдесят – они ждали своей очереди разочароваться.

Петров подошел к секретарше, посмотрел еще раз на лацкан ее пиджака и понял оригинальность идеи штатных психологов.
Хотелось все крушить и обзывать всех козлами.
Он протянул ей кредитную карточку и пока она оформляла платеж стал разглядывать рекламные проспекты, стоящие здесь же на столе.
Один рекламировал “общество анонимных ЖЖ наркоманов”.
Второй кричал: “Скажи наркотикам – нет! Уничтожь свой ЖЖ аккаунт еще сегодня!”
Петров не задумывааясь, положил оба проспекта себе в карман.

Закончив расчет, он вымученно улыбнулся секретарше и направился к выходу.
Девушка с сожалением посмотрела ему вслед.
Человек шедший к выходу постарел за последние полчаса на двадцать лет, он шел шаркая ногами, опустив плечи и смотря себе под ноги абсолютно погасшими глазами.
Человек только что потерявший свои иллюзии.

******

Гоблин удовлетворенно откинулся в мягком кожаном кресле, потянулся всем телом и нажал кнопку скрытую под столом.
Открылась внутренняя дверь ловко спрятанная в стене и оттуда вылетел молодой человек невысокого роста в очках и в фирменном темно-синем костюме с неизменным значком на лацкане.
Одного взгляда на молодого человека было достаточно, чтобы сказать: это ученик своего наставника – такой жаждой знаний был пропитан весь его облик.

– Босс, я в восторге – произнес “очкарик”. Как блестяще Вы провели операцию и с минимальными потерями. Браво!
А ведь случай был явнo не из простых.
– Учитесь, мой друг, пока я жив – усмехнулся Гоблин и налил себе воды из графина, стоящего на столе.
– Да что Вы, босс. Вы еще фору молодым дадите, что за похоронные разговоры. Только знаете у меня есть вопрос, который не дает мне покоя.
– Ну так давайте, Дэн.
– Босс, зачем Вы подсунули этому несчастному голограмму ее старшей сестры?
Он, конечно, поверил, но на мой взгляд Вы сильно рисковали.
Мне, например, сразу было видно, что это не она.
Женщина на десять лет старше, замотанная домохозяйка с кучей хронических болезней. Измученная жизнью с мужем -алкоголиком и тремя детьми, один из которых болен эпилепсией.
И как он только поверил Вам, ведь он вроде ее очень любил?

– Знаете Дэн, а я не ошибся в вас. Вы действительно очень наблюдательны и способны логически мыслить, но Вы слишком молоды.
И еще не знаете людей. – Гоблин взглянул пристально на Дэна и отметил про себя, что все же аккуратности его ученику не хватает.
На белоснежной форменной сорочке посредине виднелось свежее пятно от кофе.
– А люди склонны доверять кому угодно: гадалкам, прорицательницам, психологам, конторам вроде нашей и только не самим себе и своей интуиции.
А значит они недостойны настоящего чувства. Иначе бы этот Петров так легко нам не поверил.

– Ну хорошо, босс, но зачем? Ведь это жестоко! – не унимался Дэн.
И про то, что она воровала стихи… Ведь Вы же прекрасно знаете, что это ложь, уж не говоря о том, что она живет в одноэтажном доме и у нее просто не может быть соседки со второго этажа.
– Жестоко? А зачем он пришел к нам? Зачем ему понадобилась правда? Правда – она всегда жестока.
– Но в данном случае как раз таки солгали Вы, босс? – Дэн поправил двумя пальцами левой руки оправу, сползшую ему на нос.

– Мой друг, интересы корпорации превыше всего. Вас этому учили?
Конечно да.
А здесь случай был исключительный. Впервые за всю историю существования агентства совпадение составило 45%, представляете?
Вот и пришлось нам на предварительном этапе поменять карточку с ее сестрой.
Не могли же мы допустить подобный прецедент, да и расходы кто бы оплатил? Не забывайте откуда берется финансовая мощь и независимость корпорации.
Но это только половина ответа .

Есть еще кое-что. – Гоблин сделал многозначительную паузу.
– Дело в том, что жена господина Петрова предложила удвоить гонорар, если ее муж порвет со своей виртуальной любовью и закроет свой аккаунт в ЖЖ.
А судя по всему он сделает это еще сегодня – подмигнул, улыбаясь Гоблин.
– ??? Да Вы что, босс? Неужели он сделает это? – с неподдельным ужасом спросил Дэн. Уничтожить аккаунт?
А что же он будет потом делать? Ведь не выдержит?
Это же культурная смерть…

Солнечный луч неожиданно заглянувший в окно отразился в линзах очков Дэна и на мгновение заставил вспыхнуть огнем его рыжие волнистые волосы.
– Что что… Пойдет на комиссию, будет писать прошение, носить справки от психиатра о том, что был в состоянии аффекта, когда ликвидировал свой аккаунт, заплатит громадный штраф и откроет новый, но это уже не наше с вами дело.
Каждый отвечает за свои ошибки сам. – Гоблин снова откинулся на спинку своего любимого кресла.
А насчет культурной смерти…

Видите ли, мой друг, вы знаете как я боготворю создателя Живого журнала – Гоблин посмотрел на стену за своей спиной, где висел портрет отца – основателя Брэдa Фитцпатрикa.
Этот человек был гением – он первый придумал, как использовать одну из самых больших человеческих слабостей – желание самоутвердиться, прославиться, стать известным, причем с наименьшими усилиями.

Представляете, когда -то авторы издавали свои книги на бумаге, организовывали творческие вечера.
Художники устраивали персональные выставки, а в кинотеатрах показывали кино.
Вы этого уже не застали, мой друг. А я еще это помню.
Это теперь интернет заменил людям все: и книги, и кино, и живое общение с друзьями. – Гоблин печально вздохнул.
– И только одно, пока еще, интернет им заменить не может.
Тихие семейные радости, вечерний чай с женой, улыбку ребенка.
Так что я всегда на защите института брака.
Знаете, мой юный друг, я человек уходящего поколения и поэтому консервативен и старомоден…

———————————————————————————–
* ЖЖ – живой журнал – Live Jouгnal – сервис www.livejournal.com
** френд – друг, постоянный читатель
*** френд – лента – список друзей, постоянных читателей

Глава вторая.

“Единожды солгав…”

На стоянке ближайшей к зданию безшумно припарковался шикарный электромобиль.
Дверца его открылась и оттуда вышел высокий седеющий мужчина. Он направился к колумбарию легкой пружинящей походкой.
Мужчина выглядел молодо, особенно со спины и его возраст выдавала только седина – да и та была не тусклой и серой, а серебристой со стальным отливом и придавала мужчине дополнительный шарм.

Охранник сразу обратил на него внимание и пристально наблюдал за ним .
И когда посетитель не направился к белевшему справа огромному зданию колумбария, а вытащив электронную идентификационную карту и отметив ее на входе у крошечного участка кладбища, направился именно туда, охранник удивленно присвистнул.
Это же надо какой чудак…

Кладбище состояло всего из двадцати могил и почти половина из них была старше тридцати лет.
Разрешение на новое захоронение получить было практически невозможно и стоило это “удовольствие” сумасшедшие деньги.
Да и зачем! Кому нужны эти пережитки прошлого, когда есть колумбарий – чисто, аккуратно, компактно.

Охранник налил себе чашку ароматного кофе из автомата и равнодушно отвернулся от окна. Он потерял интерес к посетителю.
Люди ненормальные его не интересовали.

******

“Здравствуй, родная!
Я уже неделю не был у тебя, извини. Было очень много работы.
Смотри, я принес твои любимые розы – сегодня оранжевые .
Уже пахнет осенью и скоро не будет роз, но тогда появятся хризантемы.
Крупные пушистые в завитках и кудряшках …Ты же их тoже любишь?

Знаешь, вчера у меня была большая радость: позвонила Алиса.
У нее все хорошо, наши внуки здоровы.
Мы говорили с ней в видеочате и она выглядит вполне счастливой.
Обещала прислать фотографии внуков, а то у меня – только старые, сделанные два года назад.

Я, к сожалению, не смог увидеть близняшек, потому, что они были в гостях, но Алиса сказала, что малыши меня помнят.
Я ей поверил, хотя, знаешь ведь когда она уехала от нас они были совсем крошками.
Ну да ладно.
Я отослал дочке фотографию твоей могилы и памятника – ей понравилось.
Она ведь так и не смогла приехать ни на твои похороны ни потом.
Но ты не думай, родная, Алиса обязательно приедет тебя навестить в следующем году. Она обещала.

И еще наша дочка очень благодарила меня за те деньги, что я переслал ей…
Помнишь, я тебе рассказывал, что провернул удачную сделку и Алисе эти деньги очень пригодились.
Представляешь, они с Майклом переехали в новый дом.
Очень красивый. Алиса прислала мне видео.
Она просто в восторге.

Вот так, родная.
Я здоров и чувствую себя хорошо, хотя мне в следующем году будет шестьдесят.
Никогда не думал, что ты уйдешь раньше .
Ведь ты на двенадцать лет моложе и никогда не болела.
Ну почему, у тебя должна была оказаться именно та болезнь, которую медицина так и не научилась лечить?
Ну, почему?”

Мужчина присел на маленькую скамейку стоящую рядом с могильной плитой и закрыл глаза.
Несмотря на то, что прошло уже два года со дня смерти жены, он не мог забыть ее безумных от боли глаз устремленных на него, вначале умоляющих о помощи, а по мере прогрессирования болезни все более отрешенных.

Сознание покидало эти глаза также, как пригоршня воды утекает из ладошек по капле, как бы плотно ты их не сжал .
Потом она перестала его узнавать.
Звала по имени все время, но когда он приближался к ней, гнала и просила найти ей ее родного и любимого .
Врачи только разводили руками, прятали глаза и оправдавались крайне редкой формой болезни – рака мозга.

Однажды она тихо угасла – просто не проснулась утром, а он в это время спал на соседней койке в палате и ничего не почувствовал. Он очень устал.
Потом не мог простить себе, что спал, что не держал ее за руку, не слышал ее последний вздох.

Тогда он решил – он похоронит ее на кладбище, не в колумбарии. У него будет малюсенький кусочек земли, где она будет лежать одна.
Куда он сможет придти и поговорить с ней, а не с тысячами безмолвных свидетелей – урн, стоящих рядом друг с другом за тонкими перегородками.

Во времена его детства такими были почтовые ящики с ячейками в которые раскладывались письма (тогда еще бумажные ).
И это сравнение вызывало у него холодок по коже – почтовый ящик: последняя весточка от любимой с которой прожил всю жизнь – урна с ее прахом.
Нет, никогда .

И он приложил все усилия, (ему, конечно, помог его высокий пост в корпорации ЖЖ и связи), чтобы получить разрешение на захоронение жены на кладбище.
Начальство очень удивилось такому чудачеству, но помогло.
Пришлось отдать почти половину всех сбережений, накопленных за долгие годы службы.

Эти деньги откладывались на покупку домика у моря.
Туда мечтали переехать они вместе, коротать старость и воспитывать внуков. Но эта мечта не сбылась.
Дочь возмутилась экстравагантной выходкой отца и долго с ним не разговаривала. Алиса рассчитывала на эти деньги, зная что одному, отцу никакой домик у моря не нужен.
А он так глупо их потратил .
Но сам Гоблин так не считал.

Да и теперь, когда он все же помог дочери осуществить ее мечту о красивом, большом доме, ему было спокойнее.
Гоблин встал со скамейки, еще раз посмотрел на черную могильную плиту на которой языками пламени горели ярко – оранжевые розы и пошел по дорожке к выходу.

******

Обычное осеннее утро заглянуло в офис любопытным глазом нежаркого сентябрьского солнца.
Бесцеремонный луч прогулялся по зеркальной поверхности рабочего стола, отразился от нее и солнечным зайчиком запрыгал на подголовнике черного кожаного кресла.
Теплым прикосновением он задел мужчину, который то ли дремал, то ли был погружен в раздумья.

Мужчина вздрогнул и открыл глаза.
– Шеф! Я нашел!!!
Как всегда Дэн влетел в кабинет Гоблина без стука. На растегнутой до второй пуговицы сверху рубашке расползалось свежее кофейное пятно, галстука на нем не было.
– Мой юный друг, вы еще не доросли до статуса Архимеда, закройте дверь и прикрутите кран эмоций. Что за очередная “эврика” вас осенила?

Гоблин был сыт, умиротворен и философски настроен.
Ему совсем не хотелось слушать о новом “гениальном” проекте своего помощника.
Такие идеи посещали Дэна регулярно раз в две-три недели.
За скучной внешностью клерка скрывался буйный темперамент холерика и Гоблин, снисходительно посмеиваясь про себя, вспоминал свою далекую молодость.

– Босс! Это талант, это…
Остатки крошек печенья от завтрака брызнули в сторону начальственного кресла и лишь это заставило Дэна несколько поумерить свой пыл.

Уже тише, но с той же настойчивостью он продолжил.
-Я нашел его на прошлой неделе, и все это время следил за ним. Это не человек, это монстр мимикрии и психоанализа, это – талант!
А что он творит в ЖЖ аккаунтах! Шеф, он нужен нам!

– Дэн, я ничего не понимаю. Какой монстр? Вы о чем?
Объясните подробно. Кто он?
Дэн радостно плюхнулся в соседнее с Гоблином кресло и сделав глубокий вдох, выдохнул полушепотом :
– Босс, это гениальный преступник, это сетевой ЖЖ шпион, это …Джеймс Бонд…

– Дэн, вы меня все больше удивляете.
Откуда в вашей юной голове, мой друг, такие имена?
Этакие реликты прошлого века.
– За последнюю неделю, босс, мне пришлось узнать столько нового, вы не поверите о чем я читал и что изучал.
Даже сделал экскурс в историю театра и кинематографии, представляете? – и молодой человек радостно рассмеялся, продемонстрировав Гоблину ровные и здоровые зубы.

– Дэн, вы загадочны как скунс, то есть сфинкс – пошутил Гоблин.
Ну расскажите же, наконец, в чем дело, не тяните…
– Уже, шеф, уже…
Молодой человек закинул ногу на ногу .
– Итак, чуть больше недели назад ко мне заявился странный субъект…

******

Рабочий день подходил к концу, когда дверь без стука распахнулась и на пороге появился человек странной наружности.
Длинные чуть ли не до плеч волосы, не очень густые и немного сальные на вид и крупная черная родинка над губой справа придавали его облику этакую театральную комичность.

А одежда только дополняла это впечатление. На посетителе было надето нечто многослойное, напоминавшее тунику и майку одновременно, которое ясно давало понять – хозяин этого одеяния принадлежит к богеме.

Странная личность не здороваясь и даже не взглянув на Дэна, вышедшего ему навстречу из-за стола, продефилировала к кожаному креслу и разлеглась в нем.
Мужчина закинул ногу на ногу и продемонстрировав шикарные штиблеты абсолютно не подходившие к его наряду, наконец, процедил сквозь зубы: “приветствую…”

Посетителю даже в голову не пришло назвать свое имя . У него не возникло и тени сомнения, что кто-то может его не знать.
“Что и следовало ожидать ” – подумал Дэн, пожимая руку мужчине.
Он, конечно, его узнал, да и секретарша щебетала восторженно добрых два часа перед его визитом.
Как же, как же.
Сам Ти Билл почтил их своим посещением.

Ти Билл был “звездой” сетевой литературы, элитой ЖЖ.
За право попасть к нему во френды боролись толпы поклонников.
Его фотографии украшали доску почета ЖЖ .
Он был лауреатом различных премий.

– Итак, дорогуша, у меня мало времени – прервала мысли Дэна “звезда”.- Я пришел к вам с очень важным поручением.
Вы же слышали, конечно, – тоном не оставляющим сомнений проговорил Ти Билл – про ежегодный конкурс ЖЖ “премия Взбрыкова”?

Считая свой вопрос риторическим, он продолжил – так вот я, естественно, выдвинут на номинацию “Писатель года”.
Про конкурс, конечно, Дэн знал. Это был, пожалуй, самый престижный конкурс среди интеллигенции.
– Так вот …итоги еще не подведены, но они меня и не волнуют – Ти Билл откинул упавшие ему на лоб слипшиеся пряди – в моей победе никто и не сомневается, но произошел один неприятный инцидент…
Он сделал театральную паузу …

– Мне сообщили…ну вы понимаете это закрытая информация, но не для меня, что десять моих френдов проголосовали за конкурента.
Представляете, какой это скандал?!
Дэн попытался изобразить сочувствие и уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но писатель его перебил и продолжил :
– Короче, я хочу полную голограмму этих десяти предателей, а особенно обратить внимание вот на эту особу – он вытащил из кармана фото миловидной женщины средних лет – от нее я этого никак не ожидал.

И он резким щелчком двух пальцев отправил фото в полет по зеркальной поверхности стола навстречу Дэну .- Я хочу результаты как можно скорее, неделя вам хватит?
– Десять дней. Вы же должны понимать как много работы …- начал Дэн заискивающе.
– Ну хорошо, десять дней так десять .
Но еще раз повторяю: всё, всю их подноготную.
С этими словами “звезда” встала, махнула рукой на прощание и направилась к выходу.

******

– Так вот, шеф, – продолжил Дэн – я, конечно, с энтузиазмом взялся за работу. Еще бы такой заказ…
Запросил подробные пси голограммы на этих десятерых френдов.
Ничего особенного не обнаружил.

Но позавчера, когда я решил еще раз проверить голограмму этой дамы – Дэн вытащил фотографию и помахал ею перед Гоблином, – то случайно забыл перезагрузить компьютер.
Было уже поздно, я устал.
И голограмма этой Присциллы (это ее ник ) случайно наложилась на предыдущую, сохраненную в моем компьютере.

И что вы думаете? – спросил Дэн торжествующе с видом Мефистофеля.
Казалось он сейчас расхохочется на весь кабинет раскатистым утробным дьявольским смехом.
– ОНИ СОВПАЛИ, шеф! Представляете, они совпали!

Голограмма 57 летнего инженера – химика и 30 летней учительницы музыки!
Конечно, совпали только наружные голограммы, которые воспроизводят внешний облик клиента.
Внутренние были совершенно разными.
Но все равно, ведь это было абсолютно невозможно.

Я замучил наших техников, требуя, чтобы они проверили программу и оборудование.
Они сутки изучали все до мелочей.
Сбой системы был исключен. Я несколько раз снова повторял свой эксперимент и получал те же результаты.
Потом мне пришла идея, что эти двое близкие родственники, например близнецы, но и эта версия не подтвердилась.
Никаких родственных связей у них не было.

И, наконец, на вторые сутки мeня осенила гениальная идея …

Гоблин поморщился.
Дэн, конечно, замечательный малый – он любил его как сына, о котором мечтал всю жизнь. И очень способный парень, но вот скромности ему явно не хватало.
Ну кто же в здравом уме способен назвать себя гением?
Но Дэн не почувствовал никакой неловкости и продолжал :
– Я попробовал наложить голограмму этой дамочки на другие голограммы “предателей”.
И что же я увидел?

Тут накал эмоций достиг видно точки кипения, поскольку Дэн вскочил с кресла и стал быстрым шагом ходить по кабинету, говоря и жестикулируя при этом.
– Они совпали, босс, – почти кричал помощник – все десять совпали с голограммой этой женщины, Присциллы!
И глядя на полуоткрывшийся от удивления рот Гоблина добавил :
– Это клоны, шеф, десять клонов одного и того же человека!!!

– Но этого не может быть, Дэн! Это ошибка. Нашу идентификационную систему обмануть невозможно.
Она ведь основана на голографическом методе и при открытии аккаунта в ЖЖ каждый проходит эту проверку.

Довольный произведенным эффектом Дэн снова уселся в кресло и понизив тон произнес :
– А он смог!
Не только обмануть лучшую в мире идентификационную систему, но и в течение года существовать в десяти обличиях, ни разу не повториться, не выдать себя и даже…- тут Дэн снизил голос до шепота – вызвать нежные чувства к себе (в облике Присциллы) со стороны нашей “звезды” Ти.Билла.

У Гоблина на лбу выступил пот. Он даже ослабил узел галстука и растегнул пуговицу на рубашке.
Дэн услужливо налил боссу воды.
– Кошмар – вырвалось у Гоблина.
В голове сразу промелькнули картины скандала, который разразится, ведь этот случай полностью дискредитирует всю систему идентификации и голографический метод вообще, как наиболее точный.

Это грозит крахом, как самому агентству, так и всей корпорации.
Ведь если это удалось одному, то завтра найдется и другой.
И пусть этот “монстр” получит пожизненное заключение (за десять клонов наверняка меньшим не отделается), но скандал уничтожит и его, Гоблина карьеру, спокойную обеспеченную старость, да и Дэна оставит у разбитого корыта.

– Шеф – снова начал Дэн – он нужен нам .Этот человек уникум, это гений сетевого шпионажа.
Он сумел выведать кучу секретов Ти. Билла и почти сорвал ему победу на конкурсе . Неизвестно какую бы еще гадость он ему подстроил, если бы не я.
Вернее случайность.
Ведь только стечение обстоятельств помогло мне его обнаружить, шеф.
Мы не можем его выдать, его надо использовать.
Этот человек со своим талантом мимикрии может проникнуть в любую идентификационную систему, даже в системы правительства.

– Ну тут вы загнули, мой друг,- очнулся Гоблин – я не желаю иметь никаких дел ни с правительством, ни с правосудием.
– Как знать, шеф, как знать – и на лице молодого человека промелькнула непривычная злобно-холодная ухмылка от которой Гоблину стало не по себе.
Дэн оказался слишком хорошим учеником, он все схватывал на лету.
И теперь Гоблин очень жалел о том случайном уроке лжи, который он преподал своему помощнику около двух месяцев назад.

Тогда ему пришлось фальсифицировать результаты голограммы из-за редкого процента совпадения .
Он не мог рисковать своей карьерой тем более в его возрасте, да и особых мук совести по этому поводу не испытывал – ведь он вернул человека в семью.
Единственным слабым звеном в этой истории было то, что Гоблин впервые решил извлечь выгоду и взять двойной гонорар и у осчастливленной жены клиента.

Деньги ему были тогда очень нужны – он полностью перевел их Алисе и дочка, наконец, купила дом своей мечты.
Но все равно с того случая почему-то нет нет, но ныло что-то в груди, возможно это были пресловутые муки совести, особенно, когда он ловил взгляд своего помощника.

Была в этом вгляде какая-то сопричастность, тайное знание того, что он Гоблин солгал и тепeрь они с Дэном связаны общим грехом.
Что за глупости? Гоблин отогнал от себя эту мысль. Грехи?
Старый маразматик – подумал он.
И все-таки не следовало Дэну тогда присутствовать – это было ошибкой – слишком быстро он научился лгать и использовать ситуацию.

Наконец, Гоблин снова вернулся к окружaющему и поймал окончание фразы Дэна.
– это не шантаж, босс .
В конце концов мы спасаем его от тюрьмы. Ну так что? Пригласить его к нам на завтрашний вечер? Ну, босс…
– Ладно – сдался Гоблин, приглашайте.

Глава третья.

Расплата.

На диване лежал человек и смотрел в потолок.
Большая жирная муха кружила над самым его носом, но он не отгонял ее и вообще никак не реагировал.Человек думал.
И покоя ему не давала такая же назойливая, как муха мысль :”Зачем? Зачем? Зачем?”
“Думать надо было раньше” – сказал себе Прист, прекрасно понимая всю бессмысленность этой фразы.
Он никогда не раздумывал, если надо было помочь другу или если речь шла о несправедливости, за что часто и расплачивался .
И жена ушла поэтому, не выдержав его “донкихотства”. Хотя, не только поэтому…

Прист потянулся всем телом и отогнал, наконец, надоедливую муху.
Прозвище закрепилось за ним еще со времен учебы на актерском факультете и накрепко приросло. Он и сам порой уже не помнил свое настоящее имя.
Прист был очень хорошим актером, хотя популярности не достиг. Он всегда предпочитал сцену кинематографу, а театр, к сожалению, почти умер.
Да и кино люди хотели смотреть в уютной домашней обстановке . Его приглашали сниматься, но Прист был очень требователен к сценариям и не соглашался даже на главные роли в бездарных, но прибыльных картинах.

Вот жена и не выдержала . Ей хотелось славы и достатка. Драгоценностей, мехов, модной одежды. Отпусков на лучших курортах, белую яхту и синее море. Все чего не мог ей дать бедный артист.
Она давила на него, заставляя сниматься в тупых фильмах, но на компромисс с собственной совестью Прист не пошел. Предпочел расстаться с женой.
Он разочаровался в последнее время в женском поле – никогда не мог понять страсть к комфорту, красивым вещам и абсолютную беспринципность прекрасной половины человечества. Не везло ему с женщинами.

Прист сел и полез в тумбочку за сигаретами. Там должна была еще оставаться начатая пачка. Он нащупал одну, вытащил, щелкнул зажигалкой и закурил .
– И что же теперь делать? – сказал он себе. – А ничего…Что у них может на меня быть? Блефуют.
Но все-таки внутри сидел этакий червячок и ел его. А вдруг?
Он прекрасно знал, когда ввязывался во всю эту грязь, что рискует и сильно рискует.
И друг, его лучший друг еще со школы, проклинал ту минуту, когда рассказал Присту о своей беде.

Друг был талантливым молодым писателем, пробивался с трудом, набивал себе шишки.
Как и многие молодые и наивные попал под обаяние этой акулы ЖЖ, именно акулы, не имеющей к перу никакого отношения.
Очень гордился тем, что Ти Билл – эта новоявленная звезда взял над ним шефство и записал к себе во френды. Послал “гению” несколько своих нигде еще не опубликованных рассказов и получил целый список критических замечаний от учителя.
Правда в конце своего письма мэтр обещал, что после исправления выдвинет рассказы на конкурс молодых писателей и даже посодействует их продвижению.
Друг летал как на крыльях, а через пару недель обнаружил свои рассказы опубликованными под именем Ти. Билла и один из них даже был выдвинут на конкурс. И естественно занял первое место, как и все, что было “написано” мэтром.
Все попытки как-то объяснится с “звездным” писателем результата не дали, а кончились вообще тем, что Ти Билл вычеркнул молодого и наивного автора из френдов.
Друг по этому поводу ужасно напился и по пьянке обо всем рассказал Присту, пригрозив убить всеобщего кумира.

Тогда-то и зародилась у Приста идея разгромить противника на его же поле, в этом долбанном ЖЖ.
Он легко зарегистрировал десять аккаунтов – вживаться в образ для него особого труда не составляло, да и игра постепенно захватила его самого.
Особeнно интересно было балансировать на грани флирта, играя роль Присциллы – надо сказать это ему удалось блестяще.
Где-то через пол-года игры он почувствовал к себе явный интерес со стороны “звезды” и даже большее.

Актеру без труда удавалось выведывать секреты Ти. Билла .
Главной целью Приста стало поймать мэтра за руку на плагиате, на бессовестном обмане таких же доверчивых авторов, каким был его друг и разоблачить перед всеми. И ему это почти удалось, но тут на горизонте возникла Премия Взбрыкова, будь она неладна.
Так заманчиво было сорвать этому бессовестному писаке ежегодную победу – и Прист решил рискнуть. Конечно, это было глупо. Ведь он догадывался, что у “звезды” есть пути к закрытой информации.
Но Прист был азартным игроком…

Звонок видеофона раздался сегодня утром и разбудил его.
В театр Прист не шел и думал отоспаться, но не вышло. Еле продрав глаза, он посмотрел на экран и увидел молодого незнакомого клерка в синем костюме и очках, который жизнерадостно улыбался с экрана.
– Что надо? – недовольным и заспанным голосом буркнул актер.
– Господин Прист! У меня к вам очень серьезный разговор.
Советую дослушать до конца – это в ваших же интересах – почти скороговоркой, но четко выложил молодой человек и видимо боясь, что собеседник все же бросит трубку сразу назвал цель разговора. – Речь пойдет об одном очень известном и знакомом вам человеке – Ти Билле.

Прист сразу же проснулся и понял, что дело серьезное. Ведь “господин Прист” не имел к Ти Биллу никакого отношения – он не входил в число френдов знаменитости.
Прист попытался изобразить из себя лоха, сделать вид, что ничего не понимает и выведать побольше о том что же известно собеседнику.
Но “очкарик” тут же раскусил его хитрость и не дал увести разговор в сторону.
– Господин Прист, поверьте мне, вы в очень незавидном положении.
Подробности я сообщу вам про личной встрече, а пока скажу только одно: вы знаете какое наказание ожидает человека имеющего десять клонов в ЖЖ?

Прист почувствовал, что земля уходит у него из под ног.
– Итак, уважаемый, я надеюсь вы поняли, что я не шучу.
Попрошу вас сегодня в 17:00 быть у нас в агентстве. Да, пожалуйста, не опаздывайте. И молодой человек повесил трубку.

– Ничего не поделаешь, надо идти.
Все равно сидя дома и размышляя, ничего не узнаю.
Часовая стрелка неумолимо двигалась вперед. Пора было собираться.
Прист встал и подошел к зеркалу. Оттуда на него смотрел молодой очень симпатичный мужчина лет тридцати.
Четко очерченные скулы, большие удивительно выразительные зеленые глаза, очень живое и подвижное лицо.
Даже однодневная щетина придавала ему особый шарм – этакий герой – любовник.
Хотя он не любил такие роли – его амплуа были харАктерные герои.
– Не буду бриться – подумал Прист. Много чести!
Он подмигнул своему отражению в зеркале, что должно было означать: “Держись , приятель, где наша не пропадала! Выплывем! ” – и стал одеваться.

******

В агенстве Приста встретила очень миловидная секретарша.
В другое время он бы не преминул сказать ей пару комплиментов просто так без всякой цели, но сейчас было не то настроение.
Поэтому он просто ей улыбнулся своей очаровательной улыбкой дамского угодника. Девушка просияла в ответ.
Прист отметил, что в офисе нет других посетителей .- Подготовились, гады – сказал он себе.
В кабинете его ждали двоe: тот самый “очкарик” и седой благообразнoго вида мужчина.
На лице молодого читалось плохо скрываемое нетерпение и любопытство.
“Седой” был непроницаем – он хорошо умел скрывать свои чувства.

– Вот вы какой, господин Прист – произнес “благообразный”.
“ Ага, ну конечно. Вот ты какой, северный олень” – откуда -то из глубин подсознания выскочило у Приста.
“ Что это? Наверное, из какой то пьесы” – подумал актер и ему стало смешно. Смех он сдержал, но улыбка вышла широкая и дружелюбная.
– Ну и прекрасно, что вы не держите зла . Так мы скорей поймем друг друга. – продолжал Гоблин.
Итак, мой помощник, Дэн, разъяснит вам подробно суть дела.

Дэн получив, наконец, зеленый свет от босса не стал даже дожидаться пока посетитель усядется в предложенное кресло.
Он подошел к центральному пульту голографа, достал две пластиковые карточки и вставил одну из них в дисковод.
Затем прошел к противоположной стене на которой висел большой плазменный экран и включил его.
На экране появилось изображение мужчины с добрым, хотя и немного изможденным лицом.
– Вы узнаете этого человека, господин Прист? – спросил Дэн.
– Первый раз в жизни вижу – не моргнув глазом соврал актер.
Как же ему было не знать одного из своих клонов – 57 летнего химика, страшного зануду по иммиджу.
– Хорошо -улыбнулся клерк – я и не ожидал от вас другого ответа.
С этими словами он снова подошел к прибору и вставил одновременно другую карточку.
Экран разделился на две части.
На одной так и осталось изображение мужчины, а вот на второй появилась молодая женщина лет тридцати .
– И ее вы тоже не узнаете?
– Конечно, нет, – продолжал Прист бодро, понимая в душе, что дело приобретает скверный оборот.
С экрана на него смотрела Присцилла – тот самый клон, которым он так гордился.
Дэн нажал какую-то кнопку и вдруг оба изображения совместились и на экране появился человек чем-то очень напоминающий самого Приста.

– И что вы скажете на это? – торжествующе спросил Дэн, указывая пальцем в изображение.
– Ничего – невозмутимо продолжал свою игру Прист.
– И как вы можете объяснить такое совпадение? Вы никого не узнаете? Даже себя?! – начал раздражаться Дэн.
– Нет, молодой человек. Во-первых я вам ничего объяснять не должен – это ваша работа .
А во-вторых я не вижу сходства . Есть какие-то черты немного напоминающие меня, но это не может служить доказательством.
И потом , может вы прежде, чем показывать мне фокусы потрудитесь все же рассказать зачем пригласили сюда.

Дэн покраснев от злости, замолчал, а затем преодолев желание набить посетителю морду, начал холодным до предела тоном.
– Неделю назад в наше агенство обратился уважаемый писатель Ти. Билл.
У него возникла проблема с десятью его френдами, которые почему -то проголосовали против него на ежегодном конкурсе.
Проверяя голограммы этих личностей, я обнаружил странную вещь – они все совпадали так, как будто принадлежали одному человеку – вам, уважаемый господин Прист.
Это все ваши клоны.
А то что я вам сейчас продемонстрировал это не фокус, а наглядный пример совпадения вещей несовместимых.

– Это только ваши предположения, молодой человек. Допустим это клоны.
Но какие у вас доказательства, что они принадлежат мне.
Сомнительное сходство, которое оспорит любой адвокат?
Блефуете, Дэн…
– Ах, так! Вы вынуждаете меня прибегнуть к крайней мере.
Я не хотел этого делать, но вы сами спровоцировали меня …

Дэн достал из кармана третью карточку и помахал ею в воздухе.
– Это ваша подлинная голограмма, именно ваша, господин Прист.
Молодой человек почти бегом подошел к аппарату, вытащил из него карточку пожилого химика и вставил на ее место ту, что была у него в руках.

Картинка на экране поменялась – теперь здесь рядом с Присциллой соседствовала голограмма актера. Дэн не отрывая взгляда от своей жертвы нажал кнопку . Изображение совместилось и…с экрана на них смотрел “господин Прист” собственной персоной.

– Вы и теперь скажете, что сходства нет? – с видом победителя продекламировал клерк.
На этот раз доказательства были убийственными и даже молниеносная актерская реакция бездействовала.
Присту нечего было сказать.
Напряженную тишину офиса разрядил мягкий вкрадчивый голос Гоблина:
– Дружище, вы позволите мне так вас называть?
Поймите, если бы мы хотели выдать вас правосудию, то давно бы это сделали, а не вели тут с вами бесед.
Мы не хотим причинять вам зло. Вы необычайно талантливый человек .
И я предлагаю вам взаимовыгодное сотрудничество.
А в обмен на ваше согласие я готов забыть ваши мелкие шалости в ЖЖ. Наше писательское дарование, я думаю, переживет этот маленький плевок.

Прист молчал, понимая, что если его шантажируют, то предлагаемая работа грязная и такая же противозаконная, как клонопроизводство, а возможно еще хуже.
Он уже решил для себя, не сегодня, а много лет назад, что компромиссов не будет, но так не хотелось признавать, что это конец и к прежней, вообщем то не такой уж плохой жизни возврата не будет.
– А можно чашечку кофе? Мне так думается лучше, – сказал он, желая оттянуть хоть на несколько минут неприятный момент.

Гоблин, торжествуя легкую победу засиял и тут же связался по селектору с секретаршей:
– Ренаточка, солнышко, принесите нам пожалуйста три чашечки кофе .
По такому поводу он решил позволить себе тоже выпить кофе от которого уже давно отказался.
Не прошло и двух минут, как дверь кабинета со скрипом открылась и на пороге появилась Рената – та самая секретарша в неизменном синем костюме.
Несмотря на деловую строгость наряда, костюм сидел на ней с каким-то особым шиком и сексуальностью.
То ли этому способствовал шелковый платок умело повязанный поверх форменной блузки, то ли изящные туфельки на высоченной “шпильке”, но девушка привлекала внимание.
Впереди себя она грациозно катила сервировочный столик с чашечками кофе .

Прист на минуту отвлекшийся снова уставился в экран с голограммами и решив продлить еще немного последний акт спектакля, безаппеляционно произнес:
– Это полная фикция и блеф. Мало ли что вы сварганили на компьютере. Это ничего не доказывает.
– Никакая это не фикция!
Вы же, уважаемый, видели своими глазами, как я загрузил в центральный компьютер подлинные голограммы – Дэн вскочил в сердцах с кресла в котором сидел, намереваясь подойти к экрану и совершенно не заметил, как случайно оказался позади Ренаты и задел ногой ее каблучок.

Рената в течение нескольких секунд пыталась удержать равновесие, но сила земного притяжения оказалась сильнее и девушка со всего размаха плюхнулась на блестящий паркет. Пытаясь ухватиться за сервировочный столик она только оттолкнула его от себя вперед. Получив неожиданное ускорение столик полетел к дальней стене кабинета, опрокидывая на ходу чашечки с ароматным кофе, сахарницу и, наконец, перевернулся, зацепив и отжав при этом пусковую кнопку центрального компьютера.

В ту же секунду он замигал разноцветными лампами. Стена стала раздвигаться, появились два больших цилиндра и в них синими воронками закружился свет.
Каждый из цилиндров отбросил тень в виде лучей “солнышка” и эти лучи соединились под прямым углом где-то посредине комнаты, неделеко от того места, где лежала на полу оконфузившаяся Рената.

Все произошло настолько быстро, что все присутствующие не успели ничего понять.

Полный текст повести тут: http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=139050&pid=45

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.