СТОПРОЦЕНТНОЕ ПОПАДАНИЕ ПАЛЬЦЕМ В НЕБО (фрагмент)

ссылка на все произведение
http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=138934

сцены из пьесы “Стопроцентное попадание пальцем в небо”.

СЦЕНА 8 (сон)
Звуки проносящихся мимо машин. Ярко красное пятно светофора, похожее на пресловутый красный фонарь. Апрель идет, не обращая внимания на красный свет. Звук резко тормозящих машин. Неожиданно появляется пионер, оттаскивает Апреля с проезжей части на тротуар. Пионер маленький, весь какой-то выпуклый, в засаленной пилотке и рубашке, по-детски заправленной в брючки, но с чрезвычайно серьезным, будто каменным лицом.
Пионер. Тебе чего, жить надоело?!
Апрель. Откуда ты взялся, ведь пионеров больше нет… Наверное, это сон?
Пионер (обиженно). Нет, это не сон!
Апрель. Подожди, ты смешной карлик и ты мне снишься! Это карликовый сон!
Пионер (тихо и зловеще). Нет! Это не сон!
Апрель (растерявшись). Но ведь пионеров больше нет.
Пионер. Как же, нет, скажешь еще, что ты ничего не помнишь!
Апрель. Я … не помню.
Пионер. А обещание?
Апрель. Какое обещание? Ты чего, охренел что ли?!
Маленький, но довольно жесткий кулачок пионера бьет Апреля в подбородок. Апрель отлетает, будто получил удар от первоклассного боксера, на губах у него кровь. Вместо гула автострады в наступивший тишине возникают звуки трамваев, мобильных телефонов, связок ключей.
Пионер. Вспомнил? Или еще помочь?
Апрель. Ты был… нашим вожатым в младшей школе…
Пионер. Уже лучше.
Апрель. Ты был старше нас, но… очень маленького роста. Тебя звали… Файк.
Файк. Амнезия прошла.
Апрель. Потом я слышал, что ты воевал в Чечне, потом работал охранником в каком-то банке…
Файк. Это к делу не относится. (Угрожающе показывает кулак.)
Апрель. Тогда, во втором классе, мы были октябрята, а ты, пионер… Ты готовил нас к ответственному дню…
Файк. А через три месяца был август 91-ого…
Апрель. И пионерская организация растворилась в каше событий как липовый мед.
Файк. Но это позже, а тогда…
Апрель садится, складывая руки по-школьному. Сразу будто превращается в маленького мальчика.
Файк (заученным голосом военрука). Дал слово – держись, а не дал – крепись!
Апрель (нараспев, как если бы повторял вместе с хором одноклассников). Дал слово – держись, а не дал – крепись!
Файк. Ермаков – хулиган! Он довел девочку до слез. Девочку! Девчонок обижать нельзя!
Апрель (вместе с воображаемым хором одноклассников). Девчонок обижать нельзя.
Файк. Я хорошо его отделал, вы все видели. И если кто из вас захочет последовать примеру хулигана Ермакова… (Показывает кулак.) Повторяйте за мной: торжественно клянусь…
Апрель. Торжественно клянусь…
Файк. Что никогда, ни при каких обстоятельствах…
Апрель. …ни при каких обстоятельствах…
Файк. …не обижу ни одной девчонки…
Апрель. …не обижу ни одной девчонки.

СЦЕНА 9
Откуда-то, будто из другого пространства, доносится «Весело, весело встретим Новый Год». Апрель открывает глаза, перед ним давешний Бомж, что был с ментом в метро. Он глуповато улыбается и в доску пьян.
Апрель. Файк, прости Файк, я забыл, я не знаю, почему все так вышло. Но я их не обижал, то есть, я не хотел обижать – ни её, ни Вику.
Бомж (поет на какой-то толи блатной, толи пионерский мотив).
Мы все блевали понемногу
Потёмкой выстилая путь
Мы шли, рассеянно, не в ногу
Чирикая мирскую суть.
Апрель. Что мне делать, Файк? Что мне делать?
Бомж (поет во все свое пьяное горло).
Нам море было по колено,
Да что там море, океан!
Апрель. Пойдем, Дед Мороз, я куплю тебе выпить. (Уходят.)

СЦЕНА 10
АПРЕЛЬ и Бомж садятся на лавочку. У них бутылка вина.
Бомж. А ты вообще куда?
Апрель. А хрен его знает.
Бомж. Хороший маршрут… Я сейчас… Чем они меня там, в ментовке напоили… (Убегает.)

Вика дома. У телефона.
Вика (сначала спокойно, потом все более распаляясь). Добрый вечер. Это Виктория Апрелевскя, супруга вашего коллеги по работе… Да, спасибо, и вас также, с наступающим. Простите, а как давно у вас кончилась вечеринка… Да, я знаю, что это было вчера, но дело в том, что мой муж до сих пор не пришел. У вас там ведь были женщины. Вы не могли бы дать мне телефоны всех, кто моложе сорока… Нет, нет, я не буду устраивать скандал, хотя он этого заслуживает. Я просто скажу ему, нет спрошу у него… В конце концов, я имею право, я законная жена!

Апрель сидит один, глубокомысленно изучая собственные ботинки. Появляется девушка, в подростковом прикиде: эротичном полушубке, сапожках с опушкой, стильной шапочке. Руки у нее крепко связаны сзади. Она слегка дрожит
Женский голос. Эй, ты!.. Развяжи меня.
Апрель. Ого. (Чешет голову.) Так меня еще не накрывало.
Девушка. Так и будешь сидеть, сложа руки? Развяжи скорей! Боже, как холодно!
Апрель. Ну, не знаю. А ты случайно не сон?
Девушка. Ну, ты, б…, и Джентльмен! Почему все парни такие козлы?
Апрель. Не, ты не сон. (Развязывает её.)
Девушка (растирая замерзшие руки). Дай закурить.
Апрель нехотя достает сигарету. Дает девушке. Затем и зажигалку. Девушка, трясясь, прикуривает. Постепенно перестает дрожать.
Апрель. Это кто тебя так? Родители или дружок?
Девушка. Да, это так… подружки.
Апрель. Вау! Забавные у вас игрушки.
Девушка. Да вот играем. А ты от чего отдыхаешь?
Апрель. От жизни.
Девушка. Круто. Усталый карп отдыхает от жизни. (Изображает усталого карпа.)
Апрель зло глядит на нее. (Типа, так бы и врезал). Затем встает, хочет уйти.
Девушка. А я, между прочим, именно тебя искала.
Апрель. Хм.
Девушка. Именно тебя.
Апрель. Ты меня знаешь?
Девушка. Еще нет, но собираюсь узнать.
Апрель (поворачиваясь к ней). И насколько близко?
Девушка. У меня к тебе дело есть.
Апрель. Какое ещё дело?
Девушка (очень активно, торопясь, будто боится, что он передумает). Ну, в общем, это даже предложение, просьба. Мы тут Новый год встречаем в соседнем доме. Ну и все по парам. Девушки типа с парнями. А у меня никого нету. Вот меня связали и выставили на мороз. А кто меня развяжет, тот моей парой и будет. Ну, игра такая. Я уже почти час здесь прыгаю. А просить мужиков всяких развязать страшно – они все сейчас бухие в жопу, один вон даже погнался, я от него в подъезд спряталась. А тут смотрю, ты сидишь. Ты вроде не такой, ты прикольный… Пойдем со мной, а? Ну, хоть ненадолго. Просто шампанского выпить.
Апрель. Знаешь, я, честно говоря, вообще никуда идти не хочу.
Девушка (расстраивается, начинает ныть). Ну, все блин. Меня одну обратно не пустят. Буду, как дура, в подъезде куковать. Все себе отморожу на фиг…. Жизнь – дерьмо!
Апрель (смеется). Вот это ты правильно говоришь. Ладно, а то потом обвинят, что из-за меня девушка стала отмороженной. Только мне бы позвонить… Куда-то мобильник делся.
Девушка. Классно! Просто супер! Я правильно тебя выбрала! Интуиция! Пойдем, оттуда и позвонишь.
Апрель. Как тебя зовут, интуиция?
Девушка. А зачем?
Апрель. Ну, ты даешь! Если я твой бойфренд, должен я к тебе как-то обращаться.
Девушка. А, ну да… Конечно. Марта.
Апрель. Марта?
Марта. А тебя?
Апрель. Апрель.
Марта. Я серьезно.
Апрель. Апрель.
Марта. Да ведь нет такого имени.
Апрель. Имени нет, а я есть. Надо же, Марта… Новогодний сюрприз. Ладно. (Ищет глазами ушедшего по нужде Бомжа.)
Марта. Пойдем! (Апрель оставляет бутылку на лавочке.) Это зачем? С собой можно.
Апрель. Да Дед Мороз у меня тут один… Ему ведь тоже грустно бывает.
Уходят.

Действие второе.
СЦЕНА 1
Апрель стоит посреди просторной комнаты в богатой стильной квартире, будто сошедшей с обложки гламурного журнала. Шторы на всех окнах плотно задернуты. Играет томная музыка. На елке яркие шары и маски животных. Возле елки никак не вяжущееся с интерьером железное ведро. Девушка в мини подносит вновь пришедшим два бокала с жидкостью неопределенного цвета. Другая, в макси, но с вызывающим вырезом, разглядывает Апреля оценивающе; так и кажется, что в руках у нее должна быть лорнетка, но вместо лорнетки – сигарета с мундштуком. Юноша во фраке, бритый под лысого, что-то шепчет ей на ухо. Парень в темных очках разливает в бокалы напитки из разных бутылок без этикеток. На столике чисто символическая закуска, сигареты в коробке. Вся эта компания резко отличается от Марты и Апреля. Впрочем, Марта, оказавшись здесь, тоже сильно меняется.

Девушка в мини. Марта привела Деда Мороза!
Парень в темных очках. С наступающим. Штрафную…
Девушка в мини подносит ему выпить. Марта исчезает в соседней комнате.
Апрель. Деда Мороза забрали менты, а я его младший ученик. (Пьет штрафную.) Странный напиток.
Юноша во фраке. Фирменный коктейль по африканскому рецепту: козье молоко, мед и водка трех сортов.
Девушка в мини. Тебе повезло, встретишь Новый Год в хорошем обществе.
Апрель. В хорошем обществе выставляют на улицу девушек со связанными руками?
Девушка с вырезом. Маленькая новогодняя шутка.
Апрель. С маленьких шуток часто начинаются большие проблемы.
Юноша во фраке. Расслабься, здесь тебе будет хорошо.
Парень в темных очках. У нас есть только одно правило: все, что происходит здесь – игра. Но эта игра может изменить твою жизнь.
Возвращается Марта, она в вечернем платье и уже совсем не похожа на ту, с которой он познакомился на улице.
Марта. В таком виде я нравлюсь тебе больше, чем там на улице?
Апрель (делает вид, что ее преображение его ничуть не интересует). Ну да ладно, знакомь меня со своей компанией.
Девушка в мини. Только нам не нужны здесь настоящие имена, мы все здесь немножко инкогнито… И ты сейчас придумаешь себе имя, прямо сейчас.
Юноша во фраке. А когда настанет Новый Год, мы эти имена поменяем еще раз и родимся заново, вместе с годом.
Апрель (Марте). А Марта? Марта – тоже не настоящее имя?
Марта. А что значит, настоящее? То, что записано в паспорте? То, что произнес священник над младенцем? То, как звала мама в детстве? Или то, что говорит мужчина, расстегивая блузку? (Подносит ему новый бокал вместо опустевшего.)
Девушка с вырезом. Когда хочешь выскочить из круга, имена только мешают. (Поднимает бокал.) За нового гостя! Я хочу, чтобы ты стал одним из нас. (Пьет.)
Юноша во фраке. Меня называй Робби. Просто Робби. Робин Гуд в отставке. В старом году это было мое имя. Кем я стану после полуночи?.. Мы решим это вместе. Чин-чин! (Выпивает.)
Парень в темных очках (представляется). Слепой. Это отражает мое состояние. Не в плане зрения. А …в смысле, момент истины еще не наступил. За нового гостя! (Выпивает.)
Марта. Гость должен пить с каждым тостующим. (Апрелю.) Не пропускай.
Девушка в мини. Меня называй Милена. Я пью за то, чтобы тебе с нами понравилось. (Выпивает.)
Апрель. У вас тут похоже… на театр.
Девушка с вырезом. Театр – это мистерия, а мистерия – это…
Пауза.
Апрель. А кто ты?
Девушка с вырезом. Я?.. Там за окнами я могу оказаться примерной домохозяйкой, иметь семерых детей и мужа алкоголика. А здесь… Здесь я королева бала. Называй меня Келви. В прошлую новогоднюю ночь мне подошло это сочетание звуков.
Апрель. Я бы сказал, что ты хозяйка адвокатской конторы, разбогатевшей на бракоразводных процессах.
Робби (стучит по бокалу). Обидеть королеву? Ай-яй-яй…. Штрафную!
Апрель. Тогда… любовница хозяина сновидений.
Слепой. Королева в восхищении. (Аплодирует, к нему присоединяются остальные.)
Марта. Ты уже придумал себе имя?
Апрель. Меня зовут… Октябрь.
Милена (прыскает от смеха). Что-то революционное…
Апрель. Осеннее.
Келви. Октябрь, так Октябрь. Принято. Ну что ж, пора.
В центре возле елки ставится кресло. С двух сторон от него по три стула слева и справа. Слева оказываются Робби, Келви и Слепой. Справа Марта и Милена сажают между собой Апреля.
Марта. Среди нас новенький. Напомни правила.
Келви. В новый год надо входить новым человеком. В старом году мы должны оставить все неприятные воспоминания, все неисполненные мечты, все стыдное и больное, что мешает выйти из круга.
Апрель (к Марте). Что за круг? Что-то из буддизма?
Марта. Потом объясню.
Келви. Сейчас каждый расскажет что-то из прошлого. Что-то в чем никогда не признаешься в обычной, так называемой, реальной жизни.
Робби. Это старая игра.
Слепой. Игра опасная, когда в нее играют хорошо знакомые люди. Но Келви гений, она сделала так, что один раз в году у нас есть реальный шанс уходить от себя.
Апрель. От себя не уйдешь…
Марта. А ты пробовал?.
Келви. Кто начнет?.. Ну, давай ты, Робби. Как самый смелый.

СЦЕНА 2
Робби выходит к елке, надевает маску волчонка. Берет с елки праздничный шар.
Робби. Обычно, я никогда не слушаюсь никого кроме себя и своей морской свинки.
Но, моя тетка… может это потому, что она единственный, близкий родственник, оставшийся после матери. Может потому, что в детстве она часто была моей няней.
В общем, когда она что-нибудь просила, отказать я ей не мог. Хорошо хоть делала она это крайне редко.
Пару месяцев назад звонит она мне из своего Барнаула, хочет меня попросить, я обязательно должен это сделать. Приезжает сюда её двоюродная племянница, типа, мы с ней в детстве встречались на этих семейных племенных собраниях бабок и дедок, молоденькая девица раскрой-халатик, будет работать медсестрой в какой-то там лечебнице. А мне надо найти ей комнату, но дешевую и не в пригороде. А пока поживет у меня.
Я отбрыкивался, как мог, мол, и домой никого кроме уборщицы не приглашаю, и время у меня нет вовсе, но тетка не стала ничего слушать. Говорит, адрес дала, жди, уже едет.
Через пару дней приехала деваха, зовут Ольга, с собой полный чемодан всякого дерьма, на колготках стрелка поползла, вся пахнет поездом.
Ну, я её по быстрому засунул в самую дальнюю комнату, дал ключи, показал, где свет, где туалет и сказал, что бы мне не мешала, что я занят очень, а жилье пусть сама себе ищет, и вообще мне не до неё, и чем быстрей она съедет, тем будет лучше.
Она как рыба это все проглотила, только глаза такие большие стали, как маслины в банке, тут она мне мать напомнила, даже жалко её стало как-то, такая зашуганная.
Короче, около недели всё шло нормально, я её не видел, не слышал.
А потом такая история вышла… В общем одна из дамочек, с которыми я работаю…
Милена. Которых ты трахаешь за их же бабки.
Робби. Которым я дарю кайф. В общем, она была у меня. Мы целые сутки не вылезали из кровати, много пили, покуривали дурь, короче к вечеру мы были уже никакие. Ну, дамочка и столкнулась в коридоре с этой Олей. И притащила её к нам. А там понеслось. Выпей, туда-сюда, еще выпей, а сама мне все подмигивает, типа давай, мол, эту провинциалочку разведем. Ну, и развели. А через день встретился я с ней на кухне, она на меня своими глазами-маслинами смотрит, по-овечьи так, глуповато и покорно. Мне вроде бы неловко стало. И разозлился я на себя, да и на неё тоже. Думаю – раз живет у меня, пусть ко всему привыкает!
Один раз я скучал очень, позвал её день рожденья своей морской свинки отметить. И отметили. Свинка была счастлива… Ну, а дальше… было еще пару раз между нами. Да все так как-то по-парнушному.
Прошел месяц, на работу она так, вроде, и не смогла устроиться, видел я её редко, я вообще дома бывал редко. Вдруг, однажды заходит она ко мне и как всегда молчит, первая говорить не решается. Я говорю, чего тебе? Она молчит. А я не в настроении был тогда, ну и заорал на нее, чего как овца, зыришь, говори давай, или убирайся! А она и выпалила, что якобы беременна. Я говорю, от кого беременна? Она – от меня. Ну, у меня тут мысли поскакали, типа, с работой не склеилось, и залетела специально, что бы ни хрена не делать, что бы я с ней возился, жить у себя оставил, а она корни, сучка, в Москве пустить хочет! Ну, думаю, тетка сосватала – сова Барнаульская! И как врезал, этой Оле, а она как стояла, так и стоит, только плакать стала. Я говорю, выметайся отсюда, потаскуха! Ищи других лохов! И к дому этому дорогу забудь!
Выпроводил её, а швейцару в подъезде сказал, что бы её больше сюда не пускал.
Больше я её ни разу не видел. Однажды приснилось, будто она вся грязная, как бомжиха, избитая, возле дома стоит, просит, что бы я её впустил. Проснулся, и тут же мать вспомнил, глаза у них похожие были. И так жалко эту девку стало. Хотел даже поискать её поездить, да потом забыл как-то.
Потом звонила тетка. А я номер её на определителе увидел и трубку не стал брать.
А денег то у той Оли с собой совсем не было, до Барнаула ехать не ближний свет… Не знаю, где она, как и что.
Пауза.
Келви. Разбивай свой шар, Робби. Ничего этого не было.
Робби с яростью швыряет новогодний шар в ведро, звук разбивающейся игрушки. Снимает маску волчонка, на лице у него облегчение.
Робби. За это стоит выпить. (Наливает себе, пьет.)
Марта (тихо Апрелю). Ну, как тебе наша игра? Не слишком…
Апрель (тихо, Марте). Я что-то похожее видел в каком-то фильме, у Кубрика что-ли…
(Марта неопределенно пожимает плечами). Да, слушай, я забыл позвонить.
Марта. Потом, сейчас нельзя.
Келви. Теперь… Марта.
Марта (тихо Апрелю). Пообещай, что ты меня не будешь презирать, когда услышишь…
Апрель. А остальные?
Марта. На остальных мне плевать.
Келви. Марта!

СЦЕНА 3
Марта выходит к елке, надевает маску зайчонка, берет один из новогодних шаров.
Марта. Я тогда подрабатывала в стрипбаре. Танцевала. Даже не стриптиз – топлес. У меня было красивое длинное платье, то есть, не совсем платье… Целая куча одежек. Под юбкой до пят была юбка до колен. Под ней еще одна, покороче. Потом еще – совсем коротенькая юбочка. И под конец маленькие красные трусики. И под кофтой с пушистыми рукавами была маленькая ажурная кофточка, под которой еще топик, ну и бюстгальтер, который последним снимался. Я танцевала под красивую музыку, а ля менуэт, и мне казалось, что все просто супер. Но хозяин сказал, что на красоту ему наплевать, что мой номер не возбуждает и если я не сделаю другой, то он меня уволит. Я поменяла менуэт на рок-н-ролл, сшила себе забавную матроску и берет с голубым помпоном. Хозяин сказал, что уже лучше, но все равно слишком невинно. Тогда я взяла черный плащ, золотые накидки, какую-то певицу, шуршащую пряным голосом… Он снова был не доволен. Другие девушки танцевали хуже меня и костюмы у них были примитивней, но они, когда работали, думали о мужиках, а я – о танце… Хозяин говорил: «Они заводят. А ты тут балет устраиваешь!» Я не хотела искать другое место, здесь хорошо платили, и охрана, и официанты к девушкам хорошо относились, не везде так… Короче я подсмотрела в каком-то фильме и придумала номер. Я выходила в строгом костюме, волосы в пучок, деловая женщина одним словом. В руках чемоданчик. На фонограмме – Том Вэйтс. Юбку снимаю, пиджак. Блузку дергаю, там пуговицы на живую нитку пришиты, раз – и врассыпную. Под блузкой ничего. А дальше раскрываю чемоданчик… А там бокал, большой, как под мороженное подают, с кубиками льда. Беру я этот бокал и вперед по залу. Сначала один кубик вокруг соска, потом другой. Потом сразу горсть… Лед тает, струйки вниз текут. Мужики слюни пускают, глаза масляные, того и гляди, из орбит вылезут. А мне и страшно, и смешно, и холодно. Вся уже мокрая…А под финал еще подарочек готовлю, последние несколько кубиков в трусики себе… И хожу по сцене спину выгибаю, глаза закатываю, будто мне это ну ох как по кайфу… А у самой одна мысль: им нравится, значит, меня не уволят! На хозяина глаза скашиваю: улыбается, значит, все в порядке. Ну а потом, мокрая замерзшая, прибегаю в гримерку. Там Олежек, бармен, он голубым считался, так его девчонки всегда в гримерку пускали, про лед он заранее знал, я же у него в холодильнике брала, ждет меня с махровым полотенцем и вытирать начинает осторожно так, заботливо… Вот когда он меня растирал, вот тут мне захотелось еще пару стаканов льда между ног, даром что голубой, а может, он только прикидывался. Полотенцем растер, водки принес, чтоб не заболела… Хорошо… Тут хозяин приходит, надо говорит, за отдельную плату в отдельном кабинете номер повторить. Гости у него какие-то важные и очень я им понравилась. Ладно. Надо, значит, надо. Одеваюсь снова, лед беру, Олежек мне еще водки, для профилактики мол… Отводит меня хозяин в какую-то комнатку, я про нее и не знала раньше… Там несколько кресел и стол… бильярдный, зеленый, с лузами. Трое мужчин в креслах, их и не видно почти, лампочка только над столом… «Где же, – говорю, – тут танцевать?.. И музыка?..» А хозяин меня к столу толкает: «Вот тебе сцена. А музыка будет…» И выходит. И музыка вправду включается. Только не моя фонограмма, а так что-то невнятное, один ритм. Трое этих гостей тут с кресел встают, и один из них мне говорит, дескать, не бойся, зайка, не обидим, если послушной будешь… Мы не насильники, просто фантазии у каждого свои … Толи лампочка тусклой стала,. толи в глазах у меня потемнело, и музыка эта, как бубен шаманский… Кричать бесполезно, глупо…
Пауза.
Слепой. Ну, а дальше что? Что дальше то?
Марта. Я попросила еще водки и… И была послушной зайкой.
Робби. И какие же у них были фантазии?
Марта (зло). Об этом зайка расскажет в следующем году.
Слепой. Прямо тысяча и одна ночь…
Робби. Сериал.
Милена. Про фантазии интересно, мне бы для сценария пригодилось.
Апрель. Не надо подробностей.
Келви. Разбивай свой шар, Марта. Этого не было. Это было не с тобой.
Марта. А можно мой шар разобьет Апрель… То есть, Октябрь. Я хочу, чтобы под его рукой исчезло мое прошлое.
Милена. Это против правил.
Келви (после паузы). Можно.
Апрель подходит к Марте, берет из ее рук шар, с силой бросает его в ведро. Звук разбивающейся игрушки. Марта снимает маску зайчика и неожиданно прижимается к Апрелю, немного по-детски, будто ища у него защиты.
Робби. И за это можно выпить.
Келви. Налей всем. А к елке идет… Милена.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.