Сказка о сентиментальной сове

Поздней осенью иногда бывают удивительно теплые и солнечные дни. Буд-то один из многочисленных карманов дождливой осени прохудился, и теплый день завалился за подкладку еще с начала сентября, а вот в ноябре она случайно нашла его, да и расщедрилась напоследок. Летом бы на это никто не обратил внимания, а вот перед самой зимой такой день становится просто подарком. Все выходят на улицу и долго-долго гуляют, вспоминая ласковое лето, и себя в то время. Особенно здорово в такой полдень устроиться на скамейке в парке. Закрыть глаза и подставить лицо неожиданно теплому солнцу, которое пробивается через голые ветки деревьев, пробуждая удивительные фантазии. Они сливаются со сказками и порождают новые, и тут нам самое время вспомнить медвежонка Меню, который вновь встретился с могущественным и коварным магистром.
Ладно бы хитрая лиса притворилась кем-нибудь из знакомых медвежонка, но когда магистр стал волчонком, да ещё в их с медвежонком сне – это было не честно. Впрочем, коварство и предательство никогда не бывают честными, они всегда выбирают самые подлые методы борьбы. А добро и справедливость не могут себе позволить быть не честными. Они обязательно проиграют, если примут правила такой игры. Их сила в открытости и прямоте, чем не может похвастать всякая нечисть. Так рассуждал медвежонок, вернувшийся из своего сна обратно в каменную статую.
День выдался удивительно солнечным и не по-осеннему теплым. Лужи высохли, и Меня ничего кроме высохшей травы под ногами не видел. Заколдованный магистром, он не мог пошевельнуться и даже моргнуть, он мог только думать. Попытки заснуть и поменяться снами с волчонком ни к чему не привели. Коготок молчал. Он не появлялся ни во снах о малине, ни об – охоте, ни о – купание в пруду, которые так любил. Сознание того, что друг попал в беду из-за него, еще больше угнетали медвежонка. Надо было бороться в одиночестве. Друзей не так много в жизни, чтобы ими рисковать. Нужно только не поддаваться панике и убедить себя, что он сам всё сможет.
Это в обычной жизни Меня был очень подвижным и любил играть, теперь же он мог только размышлять, не отвлекаясь на другие дела. Удивительно, сколько можно передумать разных мыслей, если никуда не спешить. Неужели для этого нужно заболеть или попасть в беду, почему в обычном состоянии нельзя надолго сосредоточиться. Наверное, потому, что в обычной жизни так много развлечений, игр и удовольствий, что перед ними так трудно устоять, чтобы отказаться ради отвлеченных размышлений. Возможно, поэтому дети с ограниченными физическими возможностями или отвергнутые местной компанией, замыкаются в себе и находят свой особый мир, где очень быстро взрослеют. Мене непременно нужно было найти выход из такого затруднительного положения, куда он попал. Он долго перебирал в памяти своих знакомых, их разговоры и встречи, чтобы найти хоть какую-то зацепку. Ведь не зря же есть поговорка у людей – кто ищет, тот всегда найдет…
Ночь выдалась лунной и сова по имени Соня в предвкушении хорошей охоты, не торопясь, выбирала жертву, сидя на ветке огромного дуба. Острое зрение, бесшумный полет и способность хорошо видеть в темноте делало её грозным хозяином ночного леса. Способность терпеливо выжидать всегда приносило Соне хорошую добычу. Заметив желанную жертву, сова мягко соскользнула с высокой ветки, и ловко маневрируя между деревьев, совершенно бесшумно в буквальном смысле слова свалилась на голову толстого бурундука, беззаботно вышедшего ночью их норы по своим делам.
– Да тише, ты.
– Поговори мне ещё – и Соня сильнее вонзила свои когти в спину бурундука.
– Я слышал, что совы появляются внезапно, но что бы так…
– Что это ты разговорился, полосатик?
– Никакой я тебе не полосатик…
– Вот как. А кто же ты, толстячок?
– Меня.
– Нет, ну вы только послушайте. Теперь и бурундуки меня будут учить. Ты намекаешь на то, что Соня стала такой старой, что не отличит полосатика от медвежонка. Мне слетать за очками или ты сильно исхудал в берлоге. Что, Тамара перестала заботится о своих малышах.
– Нет, мама никогда… Только, уважаемая Соня, не говорите маме, что поймали
меня ночью у высокого дуба.
Сова, описала плавный полукруг и мягко притормозив, опустилась на толстую ветку. Потом, осмотревшись, перебралась в дупло, устеленное сухим мхом и травой, служившее ей отличным домом. Всё еще удерживая подле себя одной лапой пойманного бурундука, она с любопытством начала его рассматривать. Густые перья скрывали шею Сони, и было странно смотреть, как она наклоняет голову. Круглые черные глаза были отчетливо видны в лунном свете.
– Ты что мне голову морочишь? Впрочем, я люблю загадки. Так что ты там
говорил про медвежонка?
– Если Вы будете так любезны, и не будете душить меня своими чудными острыми когтями, я смогу Вам все объяснить, уважаемая Соня. Ведь всему лесному народу известна Ваша мудрость.
– Что-то я не припомню, чтобы медведи по лисьи разговаривали.
– Нет, это я по привычке. Я тут в лису обратился, вот и не могу отвыкнуть…
– Вот теперь ты больше похож на этого выдумщика Меню.
– Вы воистину сама мудрость Дальнего леса и даже всего лесного народа.
– Фи, от тебя лисьей хитростью несет за версту.
– Ух, я этой Лизке наваляю, попадись она мне только.
– Так, бурундук, лиса и медвежонок в одном лице. Что твориться в лесу… Прошлой ночью какое-то сумасшествие с лисами. Сколько живу, а такого не помню. Откуда такая стая рыжих? И кто их так напугал. Старею, что ли, но ничего не понимаю.
– Соня, я вот скажу Гордому, что Вы маленьких обижаете…
– Нет, ну вы только посмотрите на этого полосатика. Он еще и угрожает.
– Что Вы, уважаемая и мудрая смотрительница ночного леса. Я позволил себе присниться Вам в образе несчастного бурундука, чтобы Вы обратили на меня внимание. Только так я могу поговорить с Вами и все объяснить.
– Держите меня. Со времён Великого дождя ничего подобного со мной не случалось. Этот полосатик меня сегодня доведет. Потом весь день кошмары будут сниться. Еще из гнезда не хватало вывалиться. Вот сраму-то будет.
Сова отступила в глубину огромного дупла и прислонилась спиной к его задней стенке. В полумраке было видно, как сова моргала от напряженных размышлений. Похоже, даже для такой мудрой и повидавшей на своем долгом веку жительницы леса, слова медвежонка показались очень странными.
– Вы только не торопитесь. Уважаемая Соня. Я Вам все по порядку расскажу.
– Вот на счет порядка я не возражаю. А то у меня что-то аппетит пропал.
– Всё началось с того, что я объелся малины, и мы пошли к Лесному озеру
напиться, а там Серебрянка…
– Слушай, полосатик или как там тебя. Ври да не завирайся. Ближнюю дорогу ты
выбрал, чтобы напиться.
– Так ведь зима была, и ручей замерз. Я из берлоги вылез, а там – полнолунье
и мороз…
– Что-то и у меня в горле пересохло. Бурундуки в берлоге зимуют и по лисьи
говорят. Только мороза нам сейчас и не хватало. Что в лесу твориться…
– Да мы же с Вами во сне говорим. Я Вам приснился, а во сне чего не бывает.
– Сколько снов видела, а вот такого не было.
– Так вот я Вам и рассказываю, что мы пошли с Длинным на озеро. Напиться…
– Так… Сейчас сюда ещё и лось придет?
Медвежонок понял, что ошибся. Так у него ничего не получится. Эти взрослые иногда абсолютно не могут понимать маленьких. Им нужно все растолковывать медленно. Он сел напротив совы и начал говорить очень спокойным голосом.
– Соня. Вы ведь любите смотреть интересные сны?
– Да…
– Тогда послушайте интересную историю о том, как злой волшебник узнал тайную тайну времени, и стал им управлять. Он заколдовал многих жителей Дальнего леса, которые хотели ему помешать. Теперь он стал магистром и владеет временем любого смертного, и распоряжается им как хочет. Он может переноситься в любую страну и там превращаться в кого угодно. Он даже может изменять историю, потому что время у него в плену. Находились смельчаки, которые пытались восстановить справедливость и вернуть все в прежнее русло, но еще никто не смог одолеть злодея. И вот нашелся один маленький медвежонок, которому Серебрянка передала тайную силу, чтобы он смог сразиться с магистром. Только вот этот медвежонок попал в беду – злой волшебник превратил его в каменную статую навеки. Единственное, что ему удалось сделать, это присниться мудрой сове, которая поможет ему. Вот он ей все и рассказал.
– Как интересно…Что-то я такое уже слышала, только вот никак не припомню. Какие-то обрывки мыслей или воспоминаний. Не могу уловить. Расскажи еще что-нибудь, возможно, это поможет мне вспомнить.
– А Вы закройте глаза и не смотрите на бурундука, лучше вслушайтесь в слова. Как говорила моя знакомая наимудрейшая сова – если не получается, сделай наоборот.
– Нет, вы только послушайте, этот полосатик опять меня учит. Впрочем, слова, действительно медвежонка, а не этого грызуна.
– Тогда припомните, не знакомы ли Вам имена, которые я сейчас назову.
– Я готова…
– Лесное озеро, Серебрянка, Белое облако, Длинный, Гордый, Веда, Луиджи…
– Стой, ты сказал – Веда?
– Да, именно так. Вы её знаете?
– Ничего определенного, но что-то подсказывает мне, что я знаю этого человека.
– А что связано с этим именем?
– Не знаю. Просто сердце забилось сильнее.
– Вспомните. Пожалуйста, вспомните, уважаемая Соня. От этого зависит многое,
а может быть – очень многое.
– Нет… Ничего не припомню, но я почему-то так разволновалось. Что за
странный сон мне сегодня сниться. Не ревматизм ли это. Осень выдалась такой
дождливой, и в моем возрасте это так опасно…
– Простите, дорогая Соня, за бестактный вопрос. А сколько же вам лет?
– Право, я и сама не знаю. Живу здесь и живу. Полевок да бурундуков ловлю.
Ах, простите, что-то я сегодня разволновалась. Веда, Веда… А как она
выглядит? Расскажите мне о ней. Надеюсь во сне об этом можно попросить.
– Я видел её в двух обликах: старухи-нищенки и женщины-война
– Вот как?
– Думаю, что настоящей она была красивой и сильной, как настоящий воин. Хотя
толком все выяснить нам помешал магистр.
– Слушайте, опять этот магистр. Прямо, монстр какой-то…
– Вы правы, это просто дьявол.
– Ах, не пугайте меня. Скоро рассвет, и я не засну… Или я уже сплю… Вы меня
окончательно запутали.
– Не старайтесь найти логический ответ. Доверьтесь вашим чувствам.
– Мудрые слова… Не по годам, скажем прямо.
– Что Вам подсказывает сердце?
– Оно так колотится. Толи от страха, то ли – от предчувствия. Сама не пойму.
– Бояться не стоит.
– Браво. Слова настоящего рыцаря, это мне по душе.
– Так о чем же Вам напоминает имя Веда?
– Не пойму… Но что-то мне говорит, что мы должны слетать на Лесное озеро.
– Почему Вы так думаете?
– Я так не думаю. Я – чувствую. Как если бы приближался дождь или ветер.
С годами становишься такой чувствительной.
– Значит, мы должны полететь к лесному озеру.
– Почему я все время должна кого-то слушать? Странные нынче сны пошли. А мы
не можем посмотреть что-нибудь романтическое?
– Уверяю Вас, сон про Веду будет очень романтическим.
– Вы так считаете?
– Не сомневайтесь, нас ждут удивительные приключения.
– Ах, я и в молодости была такой легковерной. Но причем тут бурундучок?
– Это – сон, уважаемая Соня.
– Перестаньте называть меня уважаемой. Для Вас я буду просто – Соня.
– Конечно, Соня, мне всегда хотелось Вас так называть, но я не решался.
– Ну, так намного романтичнее. Летим прямо сейчас?
– С Вашего позволения, я заберусь к Вам на спину.
– Вот как? А мне казалось все должно быть наоборот.
– Прошу прощения, но в данной ситуации это невозможно.
– М-да, всё-таки это – к дождю. Что же, забирайтесь ко мне на спину, мой рыцарь.
Задержавшись немного на краю дупла, сова огляделась. Тихая ночь царила над лесом. Лунный свет неярким серебром заливал огромные деревья, редкие поляны и извилистый ручей. Лес с высоты птичьего полета удивительно красив, а в полнолунье он становится просто сказочным. Медвежонок уже не очень удивлялся своим превращениям. Его перестал смущать новый облик бурундука, а вот необычное зрелище спящего серебряного леса завораживало. Сова летела совершенно бесшумно и плавно. После стремительного полета на спине орла это путешествие показалось Мене сплошным восторгом. Как, все-таки, здорово быть птицей! Быть свободной, парить и наслаждаться полетом. Эх…
– А вот и Лесное озеро. Сама здесь давненько не бывала. Красиво как…
Почти круглое серебряное зеркало появилось впереди среди высоких деревьев. Окруженное густым лесом, оно казалось спящим. Среди удивительной тишины не было слышно даже взмахов крыльев совы. Ночь всегда полна загадок из-за неясности и недомолвок, но сегодня она открылась своим удивительным очарованьем и хрупкостью. Казалось, что за этой красотой можно наблюдать только с высоты. Спустись на землю, коснись её – и все рассыплется, разобьется, исчезнет.
– Ах, как славно, что ты уговорил меня прилететь сюда. Никогда ничего подобного
не видела. Просто – невеста, да и только.
– А почему Вы шепчете, Соня?
– Шепчу? Право, не знаю. Красиво очень.
– Прошлый раз Серебрянка тоже появилась в полнолунье, но это было зимой,
когда я ходил по воде.
– Не знаю, как зимой, но сейчас озеро тоже из серебра.
– Давайте спустимся как можно ниже.
– Это можно. Только, я надеюсь, купаться мы не собираемся.
Мощное оперенье совы позволило ей лететь, почти касаясь воды. Она набрала скорость, опускаясь с высоты, и теперь скользила над неподвижной водной гладью больше напоминавшей застывшее серебро. На её поверхности не было ни ряби, ни – тени, ни – отражения. Круг за кругом они описывали над равниной, пока поверхность ни слилась в единое целое и, казалась, все замерло.
Вдруг что-то необъяснимое привлекло внимание обоих. Казалось, что прямо под ними незримая рука протирает запотевшее зеркало. Кто-то постарался, и постепенно неясные очертания на затуманенном стекле стали проявляться.
– Да это же Веда – воскликнула сова.
– А говорили, что не знаете её.
– Это точно она. И как хорошо выглядит. Этот наряд ей к лицу.
– Где это она? Какая-то скала, только блестит. Похоже на лёд.
– Нет-нет, это – кристаллы. Может быть – горный хрусталь.
– Смотрите, кто-то крадется сзади.
– Веда, обернись! Ты – в опасности, моя девочка.
– Скорее, Веда, скорее!
В один голос закричали сова и медвежонок. Услышала ли она их или почувствовала опасность неизвестно. Только у неё в руках вовремя оказался верный меч. Нападение кравшегося по её следам человека в чёрном было остановлено. Короткая схватка повергла в бегство трусливого врага. Спрятав меч в ножны, Веда что-то разглядывала среди сверкающих кристаллов. Наконец она выбрала один из них, и взяла в руки. Кристалл был большой, почти прозрачный, на многочисленных гранях его отражались и играли отблески невидимого факела. Веда еще раз посмотрела его на просвет, и обеими руками прижала к сердцу. Постепенно кристалл начал таять. Грани перестали быть острыми и четкими, блеск пропал. Веда поднесла кристалл в ладонях к своему лицу и подышала на него. Только что твердый, отсвечивающий всеми гранями кристалл превратился в пригоршню воды. Веда ловким движением достала из складок одежды маленькую флягу и бережно перелила туда воду из ладошки.
Видение исчезло также плавно, как и появилось. Похоже, зеркало опять запотело, но его уже никто не собирался протирать. Серебряная гладь внизу вновь стала идеальной.
– Что-то у меня голова закружилась – прошептала сова.
– Нам пора возвращаться, только обязательно расскажите мне про Веду.
– А что говорить, она всегда играла в мальчишечьи игры.
– Но откуда Вы её знаете.
– Ах, после, после, я так устала, а что это было, друг мой?
– Я еще не понял, но не случайно нам это показали.
– Кто показал?
– Серебрянка.
– Ничего не понимаю, но это так романтично…
Пора и нам, дружок. Сказки тем интереснее, чем больше в них загадок, и все их сразу не разгадаешь. Закрывай глазки и пусть тебе присниться такой же удивительный сон, как в сказке о романтичной сове.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.