Легко ли быть рыжим? (рассказ для детей)


Жданова Марина Сергеевна


Легко ли быть рыжим?

Легко ли быть рыжим, спрашиваете? Самым-пресамым рыжим на планете, с рыжими волосами, рыжими бровями, ресницами, с веснушками и курносым носом? Тяжело. Я сам таким был в пятом классе, да что говорю “был”! Я и сейчас такой же! Только на год старше стал и понимать начал, что главное в человеке совсем не цвет волос, и не рост, и не сила; самое важное в человеке, это…

Что, думали, я сейчас главную тайну выдам? Как бы не так! В одно слово эта тайна не уместится, да и в одно предложение тоже. Разве что в рассказ.… Вот и почитайте, что со мной прошлой осенью случилось. Может, тогда поймёте что в человеке самое важное.

* * *

Ваня Куликов сидел на диване и листал семейный фотоальбом. Большинство лиц были ему знакомы – вот бабушка с дедушкой, двоюродный брат Женька, который в прошлом году сломал его любимый игрушечный автомобиль, а это Ромка, с которым он дружил с детского сада. А вот и он сам – худой, курносый, с ямочками на щеках, маленький, с веснушками, в общем, не красавец, да к тому же рыжий! Не повезло.

Ваня захлопнул альбом и пошёл на кухню, где мама готовила обед.

– Мам, а я всегда рыжим буду? – спросил он, остановившись в дверях.

– Всегда, – молодая женщина что-то помешала в кастрюле и повернулась к сыну. – Ты в отца, он тоже рыжий, да и дедушка…

Ваня вздохнул.

– А можно мне волосы покрасить?

– Зачем? Неужели в школе кто-то смеётся над тобой?

Мальчик нехотя кивнул.

– Глупенький! – женщина подошла к сыну, присела и обняла его так, как умеет обнимать только мама. – И они глупые. Разве цвет волос самое важное в жизни?

– А что?

– Вырастешь – узнаешь. Не обращай внимания на насмешников. Ты у меня самый умный и самый хороший мальчик! Понял?

Ваня кивнул. Он не стал рассказывать маме, что над ним не только смеются одноклассники, его ещё и обижают все кому не лень, потому что он рыжий и маленький.

– Сходи лучше за хлебом и не думай ни о чём плохом. – Мама протянула мальчику кошелёк. – И зонт не забудь, кажется, скоро начнётся дождь.

* * *

Ваня шёл в булочную и размышлял о том, что лето подходит к концу и через три дня нужно идти в школу. В пятый класс. Кроме Анны Николаевны, у него появятся новые учителя и дополнительные предметы, всё будет совсем не так, как он привык. Как и прежде, лучший и единственный друг Ромка примется уговаривать его заняться каратэ или боксом, чтобы наказывать обидчиков. А что это за боксёр, который даже до груши не достанет?

Мальчик вздохнул и пнул валяющийся на дороге камень. Вот если бы за одну ночь стать большим и сильным, как папа, тогда даже Гришка Козлов не посмеет обзываться!

Небо громыхнуло, Ваня поёжился от внезапно налетевшего холодного ветра и ускорил шаг.

В булочной была очередь, видимо, к обеду все вспомнили, что не хватает хлеба. Ваня встал за девочкой в голубом платье и снова задумался. Вот если бы за ночь его волосы стали чёрными, или наоборот, как у Ромки – светлыми, оттенка соломы! Тогда бы его перестали обзывать и, может быть, Света посмотрела бы на него по-другому и уж точно не отвернулась от предложенного ей яблока.

– Мальчик, тебе чего? – послышался громкий голос.

Ваня вздрогнул. Он не заметил, как подошла его очередь. Толстая продавщица в белом колпаке хмуро смотрела на ребёнка. – Не задерживай людей!

– Мне батон, – промямлил мальчик. – Пожалуйста.

Продавщица положила батон в пакет и пробила чек. Ваня расплатился, взял покупку и вышел на крыльцо. На улице шёл дождь, сильный, холодный. Мальчик уныло посмотрел на лужи – пузырьки говорили, что ливень закончится не скоро. Хорошо, что мама дала ему зонтик.

Он собрался уходить, но вдруг увидел девочку в голубом платье, ту, что стояла в очереди впереди него. Она грустно смотрела на небо, видимо, тоже гадала, надолго ли эта непогода. Зонта у неё не было.

Ваня никогда не знакомился с девочками, у него просто не хватало смелости подойти первому и поздороваться. Да и как поддержать разговор, если во взглядах обращённых на его лицо, читалось “рыжий, рыжий, конопатый”!? Девочка потёрла ладонью локоть, и Ваня понял, что ей холодно. В такой дождь легко простудиться, тем более, если на тебе летнее платье с коротким рукавом. Как же она пойдёт домой без зонта?

– Тебя проводить? – спросил Ваня неожиданно сам для себя.

Девочка обернулась.

– Ой! Проводи, пожалуйста! – Она шагнула под раскрытый зонт. – Меня Олей зовут.

– Ваня.

– Хорошо, что не Антошка, а то бы дразнились.

Ваня покраснел и опустил глаза. Девочка ему понравилась. Во-первых, её совершенно не смутила ярко-рыжая шевелюра мальчика, а во-вторых, она была очень красивой – со светлыми вьющимися волосами, худым личиком и большими серыми глазами.

Ваня осторожно спустился со ступенек, держа зонт таким образом, чтобы на девочку не капало. Оля шагала рядом, она переложила пакет с хлебом в другую руку, чтобы он не путался под ногами мальчика.

– Давай я понесу, – предложил Ваня.

– Не надо, у тебя и без моего пакета зонтик и хлеб. Ты иди, я за тобой успею.

– А где ты живёшь?

– Вон, в том доме.

Ваня посмотрел туда, куда указывала девочка.

– Совсем недалеко от моего. Пойдём.

Они шли по тротуару, обходя лужи, и разговаривали.

– Я недавно переехала, – объяснила Оля, – послезавтра пойду в новую школу.

– Наверное, мы в одну школу ходить будем. А в какой класс?

– В пятый.

– И я тоже в пятый иду. Вот было бы здорово, если б мы в один класс попали! – Ваня сказал это и снова покраснел. С Олей было очень легко разговаривать, почти как с Ромкой.

– Да. – Девочка улыбнулась. – Спасибо, что проводил, а то бы я совсем промокла.

Они подошли к подъезду и встали под крышу.

– Я завтра снова за хлебом пойду, – сказала Оля. – Так что ещё увидимся.

– Ага.

Девочка вошла в подъезд, а Ваня счастливый отправился домой. Даже холодный ветер и дождь не могли испортить ему настроение.

* * *

Всё утро Ваня ждал обеденного времени.

– Мам, я за хлебом схожу.

– Зачем? Мы ещё вчерашний батон не доели.

– Давай его птицам покрошим, а я за хлебом сбегаю.

– Ну, сходи, – засмеялась мама. – Только быстро. Суп уже почти сварился.

Ваня кивнул, на бегу надевая туфли, и помчался на улицу.

Небо было ясным и солнечным. Видимо, напоследок лето решило подарить детям хорошую погоду, чтобы те порадовались последним дням каникул и с новыми силами отправились учиться.

Мальчик свернул за угол и чуть не столкнулся с двумя близнецами – высокими, стройными, с взъерошенными волосами и родинками над левой бровью. Паша и Саша учились в одном классе с Ваней и дружили с главным заводилой и хулиганом – второгодником Гришей Козловым по прозвищу Кулак.

– А! Рыжий! – воскликнул Паша. – Куда это ты торопишься?

Ваня отступил на шаг назад и попытался обойти ребят слева, но Саша преградил ему дорогу и скрестил руки на груди.

– На вопросы отвечать надо.

– В магазин, – буркнул Ваня. – Пропусти.

Близнецы переглянулись и прыснули. Они не только выглядели одинаково, но и одинаково двигались и очень быстро бегали. Ваня понимал, что от этих двоих ему не убежать, поэтому просто стоял напротив ребят и смотрел в сторону.

– Жаль, Кулак ещё не вернулся. Он бы тебе показал! – мечтательно улыбнулся Саша. – А нам с тобой возиться некогда.

– У нас другие дела есть, поважнее, чем с всякими конопатыми разговаривать. Шагай, мелюзга, пока мы добрые! – Паша легонько толкнул Ваню.

Мальчик бегом припустил по улице и услышал за спиной громкий смех.

Взбежав по ступеням магазина, Ваня поискал глазами голубое платье, но в булочной была только одна девочка, и это была не Оля. Он встал в дверях, в надежде, что вчерашняя знакомая придёт за хлебом, но напрасно прождал почти полчаса.

– Мальчик, ты чего тут стоишь? – раздался громкий голос продавщицы в белом колпаке.

– Ничего, – Ваня вздохнул, вышел из магазина и побрёл домой.

Солнце всё так же улыбалось с неба, но день уже не казался Ване прекрасным, погода будто насмехалась над мальчиком, говоря: “Ты рыжий. И конопатый. Вот она и не пришла”.

* * *

Первого сентября перед торжественной линейкой у школы собрались почти все ученики. Ваня поискал глазами знакомых и увидел ребят из своего класса.

За лето многие выросли и загорели, среди общего гула слышались радостные восклицания. Кто-то рассказывал, как провёл лето. Ваня поздоровался с несколькими мальчиками и увидел Свету. За три месяца каникул девочка, казалось, стала ещё красивее. Тёмные волосы волнами окружали миловидное лицо, ярко-синие глаза весело сверкали из-под пушистых ресниц.

– Привет! – сказал Ваня.

Света посмотрела на мальчика и презрительно фыркнула:

– Куликов, ты бы хоть кепку носил, а то от твоей шевелюры глаза болят.

Стоящие рядом ребята засмеялись.

– Дураки вы! – сказал кто-то позади Вани.

Мальчик обернулся и увидел лучшего друга. Рома здорово вытянулся за лето, загорел, а его волосы стали ещё светлее.

– Привет, Ромка! – он хлопнул товарища по плечу. – Давай отойдём. Расскажи, что летом делал?!

Поделиться впечатлениями друзьям не дали. К школьникам подошла высокая стройная молодая женщина с светло-каштановыми, почти рыжими волосами, и поинтересовалась:

– Пятый “А”?

– Да, – раздалось сразу несколько голосов.

– Очень приятно. Я ваш классный руководитель Ирина Игоревна. Буду преподавать у вас математику.

* * *

После линейки школьники разошлись по кабинетам. Ваня подошёл к своему месту за третьей партой и улыбнулся Свете, которая неуверенно подошла к его столу.

– Я очень надеюсь, что нас пересадят, – шепнула она, – надоело мне с тобой.

– Рассаживайтесь по своим местам, – сказала Ирина Игоревна, – я проведу перекличку.

На доске крупными буквами было написано: “С 1 сентября!”, а внизу кто-то дописал розовым мелом: “Куликов – дурак”.

Учительница нахмурилась и принялась стирать надписи.

– Рыжий, рыжий, конопатый! – раздался откуда-то сзади шёпот одного из близнецов. – А ну, повернись! Повернись, я кому сказал!

Ваня нехотя обернулся. Паша и Саша тут же дружно скорчили рожи, высунули языки и потянули себя за уши.

Ирина Игоревна стёрла последнее слово и обратилась к классу.

– Ребята! Теперь вы стали совсем взрослыми! С этого года у вас появятся новые интересные предметы, новые учителя, вы многое узнаете и многому научитесь. Я буду вашим классным руководителем. Анна Николаевна, которая учила вас предыдущие годы, преподаёт только в начальных классах. Она рассказала о вас много хорошего, и я надеюсь, что мы подружимся.

Света подняла руку.

– Да.

– Ирина Ивановна! А пересадите меня, пожалуйста, на другую парту.

– Почему?

Девочка поднялась с места и посмотрела на Ваню.

– Я не хочу сидеть с Куликовым.

Учительница удивлённо подняла брови.

– Чем же он тебе не угодил? Он тебя обижает?

– Скорее, это она его обижает, – Рома поднялся со стула. – Ваня хороший друг и отличный товарищ, а Светке просто не нравится, что он рыжий.

– Это правда, Света? – Ирина Ивановна укоризненно посмотрела на девочку и та, покраснев, села за парту. – Ребята! Я надеюсь, что в нашем классе не будет глупых ссор и обид. Я, между прочим, тоже рыжая! Так что, из-за этого я стану плохой учительницей? А Ваня – плохим человеком? Пока я пересаживать никого не буду. Ваня, а ты сам хочешь сидеть со Светой?

Мальчик опустил глаза и отрицательно покачал головой. Его соседка по парте взяла свои вещи и пересела на заднюю парту. Классный час продолжился.

* * *

Перед тем, как идти домой, Ваня подошёл к Роме.

– Спасибо, Ромка! Ты настоящий друг! Не ожидал, что ты за меня заступишься перед новой учительницей.

– А ты почему Светке уступил? Сидела бы, дулась! Так смешно, когда она злится!

Ваня вздохнул.

– Если она не хочет сидеть со мной, то пусть уходит. Мне уже не хочется с ней сидеть.

Мальчики спустились по лестнице, и вышли на улицу. Перед входом на земле лежала большая тёмно-коричневая собака с рваным ухом.

– Смотри! Это Майка!

Рома первый подбежал к дворняге и погладил её по голове.

– Какая умница! Посмотри, у неё, кажется, щенки будут!

Собака довольно завиляла хвостом и перевернулась на спину.

– И уже совсем скоро! – Ваня тоже погладил Майку и улыбнулся, когда она благодарно лизнула его руку.

При школе всегда жили собаки. Эта, например, появилась здесь года три назад. Маленький комочек понравился всем, особенно ключнице тёте Маше, которая стала подкармливать псину. Дворняга осталось жить на школьной территории. Нрав у неё был добрый, она играла с детьми и никого никогда не кусала, поэтому её любили все. Или почти все.

– Рыжий! А ну, иди сюда! – громко крикнул озорной мальчишеский голос.

Ваня вздрогнул. Козлов Гриша, по прозвищу “Кулак” прогулял классный час, но пришёл, чтобы встретиться с друзьями – близнецами Пашей и Сашей. Ничего хорошего от Кулака ждать не приходилось. Этот крепко сбитый парень был на голову выше любого пятиклассника и мог одной левой уложить на лопатки каждого, кто исковеркает его фамилию.

– Бежим, – шепнул Ромка.

– Вот ещё! – Ваня улыбнулся. – Ты лучше сам отойди.

– А ты? Вспомни, как он тебя в прошлом году…

– Отойди. Не хватало, чтобы он тебя побил.

Рома нехотя отступил к крыльцу школы, чтобы при случае успеть забежать внутрь и позвать на помощь.

Второгодник сунул руки в карманы брюк и вразвалочку подошёл к Ване.

– Что, Куликов, собак любишь?!

Ваня отступил на несколько шагов назад.

– А если я сейчас её пну, что делать будешь? Жаловаться побежишь?

Козлов сплюнул. Ваня воспользовался моментом – нагнулся, подобрал с земли камень и бросил прямо перед собакой. Майка подскочила и со всех лап понеслась прочь. Козлов насупился.

– Ну, держись, рыжий! Сейчас я тебе задам!

Ваня не стал ждать, пока Кулак ударит его, и побежал.

Второгодник нёсся следом, выкрикивая угрозы, но быстро отстал, когда Ваня шмыгнул в подворотню, пробежал дворами и свернул за угол. Отдышавшись, мальчик посмотрел на грязные брюки и ботинки. Это неважно, главное, Майка успела убежать.

* * *

На следующий день Ваня пришёл в школу прямо перед звонком; большинство ребят уже расселись по партам. Классный руководитель заполняла журнал. Место слева от мальчика было пустым, но на парте лежали учебники и тетрадь. Ваня недоумённо посмотрел на обложку, но в этот момент к нему подошла Света и села рядом.

– Ты же хотела пересесть, – неуверенно произнёс Ваня.

– Хотела. И пересяду. Надо же тебе подарок сделать. Сегодня я с тобой последний раз за одной партой сижу. И не вздумай мне яблоки предлагать.

Мальчик пожал плечами. Ещё вчера он бы обрадовался решению Светы, эта девочка нравилась ему с самого первого класса, но она не обращала на него внимания. А сейчас Ваня понял, что по сути она ничем не отличается от Гриши Козлова.

Прозвенел звонок. Ирина Игоревна подняла руку, призывая к тишине, и объявила:

– У нас в классе появился новичок. Оленька, выйди к доске, чтобы все смогли тебя увидеть.

Ваня повернулся назад и замер от неожиданности. С последней парты поднялась светловолосая девочка, та самая, которую несколько дней назад он проводил до дома. Она подошла к доске и встала рядом с классным руководителем.

– Знакомьтесь, – улыбнулась Ирина Игоревна. – Это Маркова Оля. Теперь она будет учиться с нами.

Оля неуверенно улыбнулась.

Ваня опустил голову и старался не смотреть на Ольгу, но она, несомненно, заметила его. Огненно-рыжего мальчика на третьей парте не заметить было невозможно.

– Куда тебя посадить? С последней парты тебе не будет видно что написано на доске. Вот что. Ты пока посиди там, я мы что-нибудь придумаем и обязательно пересадим тебя поближе.

Девочка вернулась на заднюю парту, и Ваня судорожно вздохнул. Сейчас ему совершенно не хотелось, чтобы Оля училась в его классе. Она не пришла в булочную, хотя обещала. Наверняка решила, что рыжий мальчик не лучшая компания. Ах, если б мама разрешила ему покрасить волосы! Наверное, все девчонки такие – что Оля, что Света.

– А сейчас, ребята, мы с вами напишем небольшую самостоятельную работу, – сказала Ирина Игоревна. – Я специально не стала говорить об этом вчера. Мне интересно, что вы помните с прошлого года, может быть, нам придётся повторить некоторые темы.

Ваня удивлённо посмотрел на Свету, которая уже приготовила чистый лист.

– Работа будет одна на всех, без вариантов, поэтому очень вас прошу, не подсматривайте к соседу.

Учительница открыла две половинки доски. Две задачи и несколько уравнений вполне можно было успеть сделать за урок.

Ваня подписал свой листок и начал решать. Света несколько минут сидела без дела и грызла карандаш. Потом осторожно подсмотрела в листок соседа по парте и застрочила. Ваня видел, что она списывает, но ему было всё равно. Если девочка хочет получить хорошую оценку за его счёт, он возражать не станет.

Куликов полностью погрузился в математику и только когда большая часть заданий была выполнена, заметил, что Света не только списывает, но и копирует записи на маленький листочек, стараясь писать разборчиво, но мелко.

– Подружке что ли? – шёпотом спросил Ваня. – Давай, я напишу.

Света кивнула. Ваня закончил переписывать решение на листок и хотел было передать его Ане, сидящей через парту от них, но Света покачала головой.

– Другой подружке.

Ваня пожал плечами и протянул шпаргалку Свете. Девочка дождалась, пока Ирина Игоревна отвернется, и передала назад.

– Козлову! – шепнула она.

Ваня похолодел. Получается, он собственноручно помог Гришке решить задания!

Света хитро прищурилась.

– Да, Куликов. У меня разные “подружки”!

В дверь постучали, и в класс заглянул Олег Петрович – завуч.

– Ирина Игоревна, можно вас на минутку.

Классный руководитель кивнула.

– Ребята, до конца урока осталось десять минут. Заканчивайте работу и проверяйте. Я сейчас вернусь.

Когда за учительницей закрылась дверь, Света удовлетворённо откинулась на стуле.

– Эй, рыжий! – Ваня обернулся. С задней парты на него смотрел Кулак. – Спасибо, что дал списать.

Второгодник громко засмеялся, а Света вторила ему тонким писклявым голосом.

– Ребята! – Ирина Игоревна вошла в класс. – Сергей Леонидович заболел, так что после этого урока можете идти домой.

Класс оживился, начались негромкие разговоры. К Ване прилетела записка. Он завернул её и прочёл: “Училка сказала о самостоятельной перед тем, как ты пришёл. Светка специально с тобой села, чтобы списать. Рома”.

Ваня посмотрел на друга и тот утвердительно кивнул. Мальчику стало обидно. Получается, его просто использовали. И кто использовал! Заклятый враг и девочка, которая раньше казалась самой красивой в классе. А теперь… Куликов обернулся на сидящую за последней партой Олю и вздохнул.

Едва прозвенел звонок, Ваня положил лист с решённой самостоятельной работой на стол Ирины Игоревны, кое-как забросил в рюкзак учебники и быстрым шагом направился к выходу. Он не хотел встречаться глазами ни с Козловым, ни со Светой, ни, тем более, с Ольгой. А Ромке он из дома позвонит и всё расскажет.

* * *

На следующий день Ваня снова пришёл в класс перед самым звонком. Ни на кого не глядя, он сел за парту. Теперь рядом с ним никто не сидел, а Света о чем-то болтала с новенькой Ольгой. “Все они такие, – угрюмо думал Ваня. – Только Ромка меня понимает”.

Урок тянулся невообразимо долго. Новая учительница по литературе рассказывала о Некрасове, но Ваня её не слушал. Он думал о том, что в жизни ему не повезло. Родился рыжим, маленьким, его все обижают и дразнят, даже девочки не хотят с ним разговаривать, а единственный друг сидит на другом ряду. Может, попросить Ирину Игоревну посадить их за одну парту?

На переменке Ваня подошёл к Роме и предложил:

– Ты не хочешь сесть со мной?

– Нет, Вань. Я с третьей парты ничего не увижу. Может, ты ко мне?

– На первую? На средний ряд? А Димку Жукова куда?

– На твоё место.

– Так он тоже ничего не видит!

Ванина затея провалилась.

– Ладно, я в столовку. Ты со мной? – спросил Рома.

– Нет. Я не хочу есть. Я тут посижу.

– Ну, как хочешь.

Рома вышел, а к Ване подошла Ольга. Девочка встала рядом с партой и спросила:

– Ты чего? Даже не поздоровался со мной!

Ваня сделал вид, что не слышит, и отвернулся к окну.

– Ты обиделся, что я не пришла? Да? Я заболела! – Оля чуть повысила голос. – Думаешь, мне самой было приятно – пообещала прийти, и не пришла?! Но вечером у меня поднялась температура. Я и на первое сентября не приходила, потому что не выздоровела до конца.

Ваня слушал, и лицо его помимо воли расплывалось в улыбке.

– А сейчас ты уже выздоровела?

– Да. Теперь да. Ты меня очень выручил тогда. Если б не твой зонт, я бы, наверное, ещё недели две болела.

Оля улыбнулась, и Ваня понял, что жить на свете не так уж и плохо. Сердце его забилось часто-часто.

– Значит, – негромко поинтересовался он, – тебе всё равно, что я рыжий?

– Конечно! Неужели ты подумал, что я не пришла из-за этого?

Мальчик опустил глаза.

– Глупо! – Оля рассмеялась, смех её мурашками пробежал по Ваниной спине, и он тоже улыбнулся.

– Над чем смеётесь? – к Ване подошёл Рома. Он жевал булку и удивлённо смотрел на довольного друга.

– Над собой, – Ване хотелось кричать от радости, петь, прыгать, и, если бы не Оля, он бы точно забрался на стул и что-нибудь станцевал.

В этот момент в класс заглянул Дима Жуков – невысокий худенький мальчишка в очках.

– У Майки щенки появились! – радостно крикнул он.

– Где?

– Трубу между сараем и гаражом знаете? Там! – Дима скрылся за дверью.

– Пойдём, посмотрим? – Оля улыбнулась. – Только после уроков. Сейчас звонок прозвенит.

– Я после уроков не могу, – сказал Рома. – Мне надо в квартире пропылесосить и бабушку встретить. Она из деревни приезжает.

– Тогда мы вдвоём сходим, – Ваня с надеждой посмотрел на Олю, и девочка кивнула. – А ты можешь завтра сходить.

– Договорились.

* * *

После уроков Ваня и Ольга отправились за школу. Между гаражами они нашли старый заброшенный сарай, но до трубы с Майкой и щенками дойти не успели.

Рядом с мусорным контейнером на корточках сидел Гриша Козлов. На коленях у него лежал чёрный полиэтиленовый мешок. Мешок шевелился. Второгодник завязал горловину верёвкой и поднялся. Ещё секунда, и пакет полетел в мусор. Одноклассников Козлов не заметил. Он довольно потёр руки и неспеша удалился.

– Ты видел? – шепнула Оля.

Ваня подбежал к мусорному баку и вытащил пакет. Внутри действительно кто-то шевелился. Лихорадочно развязав верёвку, мальчик увидел двух маленьких темно-коричневых кутят.

– Боже! – Оля бросила сумку и подбежала к Ване. – Это что же, Гришка щенков?..

– Рыжий! А ну, не тронь! – раздался грозный голос.

Козлов почему-то вернулся к контейнеру и увидел, что щенков спасли. Он угрожающе двинулся к Ване, на коленях которого копошились кутята.

Оля храбро встала на пути второгодника

– Он хоть и рыжий, а получше тебя! Только попробуй!

Гриша оторопело уставился на девочку, посмевшую так дерзко ему ответить, но ударить не решился.

– Ну и ладно! – буркнул он. – А с этими щенками я ещё разберусь! – Козлов отвернулся и быстро пошёл к школе.

– Он ведь вернётся, – Ольга с грустью посмотрела на Ваню. – А они такие маленькие и беспомощные! У них даже глазки не открылись! Не можем же мы всё время караулить этих бедняжек!

– Зато мы можем караулить Козлова! А щенков тёте Маше отдадим. Она всё равно целый день в школе сидит, вот и присмотрит.

– Как ты хорошо это придумал! – Оля восторженно посмотрела на мальчика. – А Гришу мы по очереди караулить будем. И Ромке скажем.

* * *

Мария Николаевна, или просто тётя Маша, заведовала гардеробами для школьников и преподавателей и сидела на первом этаже рядом с комнатой, где хранились ключи от кабинетов. Она же давала звонки к началу и окончанию уроков и находилась в школе с самого раннего утра до позднего вечера, когда приходил сторож. Высокая, с худым лицом и колючими глазами, она пугала малышей своим резким голосом, но на самом деле была очень доброй и отзывчивой женщиной.

Оля и Ваня нашли Марию Николаевну в раздевалке.

– Тётя Маша, – Ваня держал на руках одного щенка, второй был у Оли. – Вы не могли бы присмотреть за щенками?!

Гардеробщица обернулась и удивлённо посмотрела на ребят.

– Почему собаки в школе?! – строго спросила она.

– Понимаете, один мальчик посадил их в мешок и выбросил в мусор. Мы боимся, что он снова попытается это сделать.

– Что? Это кто ж такой? – всплеснула руками тётя Маша.

Ваня опустил глаза.

– Не хочешь товарища выдавать? – женщина посмотрела на щенков и взяла их на руки. – Да разве ж можно?! Такие крохотные и беззащитные!

– Он нам не товарищ. Мы просто ябедничать не хотим, – ответила за мальчика Ольга. – А вы присмотрите за ними? Хотя бы некоторое время, пока мы что-нибудь не придумаем. Пожалуйста!

Мария Николаевна улыбнулась.

– Как же я могу таких маленьких не пожалеть! Присмотрю, конечно. Найдите коробку побольше, и мы поставим её в вестибюле под лестницей.

* * *

На следующий день щенки пропали.

Когда уроки закончились, Оля, Ваня и Рома пришли под лестницу – коробка была пуста. Тётя Маша очень расстроилась, но она не видела кто забрал кутят.

– Это Гришка, – уверенно сказал Ваня, – не зря он с последнего урока отпросился!

– Наверняка, – поддакнул Рома. – Кто бы ещё стал такую подлость делать! Бедная Майка! Она так переживала, когда её детки пропали, а теперь…

– Мы их найдём, – уверенно сказал Ваня. – Пообедаем и вернёмся.

– Я не смогу, – расстроился Рома. – Мне с бабушкой надо в поликлинику идти.

– Тогда мы вдвоём будем их искать. – Оля посмотрела на ребят. – Я приду.

* * *

Ваня и Оля обошли всю школьную территорию, обыскали кусты, исходили прилегающий к школьному двору парк, но щенков не нашли.

– Они могут быть где угодно, – вздохнула девочка. – Мы никогда их не найдём.

– Найдём, – Ваня попытался сказать это уверенно, но голос его дрогнул. Козлов мог не просто спрятать щенков, но сделать с ними что-то плохое, о чём он и думать не хотел. – Мы ещё у гаражей не были. Может, щенки там?

– Это последний вариант, – согласилась Оля. – Скоро начнёт темнеть, и мне нужно идти домой.

Дети ускорили шаги, и пришли к гаражам. Сначала они проверили трубу, в которой Майка прятала щенков, но ничего не нашли. Потом двинулись дальше, заглядывая в каждый угол.

– Тихо. – Ваня замер, – послушай, кажется, они где-то здесь!

Откуда-то сбоку доносилось тихое повизгивание и неясные шорохи, будто кто-то мял газету.

– Сюда!

Между гаражами стоял заброшенный деревянный сарай. Снаружи дверь подпирал большой ящик. Прислушавшись, дети поняли, что они на правильном пути.

Ящик оказался не слишком тяжёлым. Ваня первым вступил в полутёмное помещение сарая. Щенки лежали на земле и жалобно скулили. Сарай был пуст, здесь не было ни еды, ни подстилки, только старые газеты, в которые слепые собачки пытались спрятаться, чтобы согреться.

– Что же делать? – Ольга взяла одного щенка на руки. – Они такие хорошие, а Гриша, если узнает, что их снова спасли… он может сделать что-то ужасное.

Ваня взял второго щенка на руки.

– Тётя Маша не виновата, но если Козлову один раз удалось украсть этих малюток, он может сделать это ещё раз.

Мальчик погладил тёплый комочек и прижал к груди.

– Надо их покормить. Давай отнесём их Майке!

– А потом? – Оля с жалостью смотрела на щенков.

– А потом возьмём домой. Мама давно обещала мне купить собаку. Теперь и покупать не нужно. И Козлов ничего не сможет сделать. А ты? Ты сможешь взять щенка себе?

Оля улыбнулась.

– Думаю, я смогу уговорить маму. Она любит животных, а когда узнает, что сделал Гриша, не будет возражать.

– Вот и хорошо. Пошли, пока нас никто не увидел.

Дети вышли из сарая и отправились домой.

– Я тебя провожу и подожду у подъезда. Если тебе не разрешат оставить щенка себе, придётся мне взять обоих. Мама, конечно, будет недовольна, но другого выхода у нас нет.

Оля кивнула.

– Я постараюсь уговорить родителей.

Дети дошли до дома Оли, и девочка, кинув прощальный взгляд на Ваню, вошла в подъезд.

На улице становилось всё темнее. Наверное, мама уже начала беспокоиться о нём… А он стоит у чужого подъезда и держит на руках маленький тёплый комочек счастья.

– Ваня! – раздался Олин голос. – Ваня! Я здесь!

Мальчик посмотрел наверх и увидел в окне второго этажа улыбающееся лицо Оли.

– Всё в порядке! Мне разрешили оставить собачку! Теперь у нас с тобой будет по щенку!

Ваня обрадовался.

– И мы будем выгуливать их вместе!

– Да. А сейчас иди домой, твоя мама, наверное, уже волнуется!

Мальчик махнул на прощание рукой и быстрым шагом отправился домой.

* * *

Утром Ваня рассказал о случившемся Роме.

– Как я тебе завидую! – сказал он. – А вот мне родители никогда не разрешат собаку завести.

– У тебя и без собаки две кошки, попугай и хомяк, – засмеялся мальчик.

– И рыбки.

– Тем более! А у меня теперь есть собачка! Ты бы видел, как мы кормили его из соски! Он такой смешной!

К мальчикам подошла Оля.

– Привет, ребята! Вы не поверите! Мы вчера пытались покормить щенка, а он не умеет есть! Пришлось его из соски поить!

– Вот! Теперь у вас есть общая тема для разговоров, – смутился Рома. – Будете о щенках говорить.

Ну не только! – Ваня улыбнулся. – Мы теперь будем дружить втроём! И щенки пусть растут.

– Правильно, – обрадовалась Оля. – И как друг я хочу сделать одну вещь.

– Какую? – Ваня с любопытством посмотрел на девочку.

– Узнаешь.

Прозвенел звонок, в класс вошла Ирина Игоревна.

– Садитесь, дети.

– Ирина Игоревна! – раздался с задней парты Олин голос. – Рядом с Ваней Куликовым никто не сидит. Можно, я туда сяду? Мне с задней парты плохо видно.

Учительница улыбнулась.

– Конечно, Оля. Хорошая идея.

Девочка взяла портфель и села рядом с Ваней.

– Мне нравится Ирина Игоревна, – шепнула Ольга. – Она добрая и умная. Наверное, все рыжие такие, – девочка лукаво посмотрела на Ваню. – Вот ты – точно такой.

Ваня улыбнулся и впервые за всю свою жизнь подумал: “Хорошо быть рыжим”!

* * *

Вот такая история произошла со мной прошлой осенью. Вы поняли, что в человеке самое важное? То-то!

“Рыжим” меня дразнили по-прежнему, но мне больше не было обидно. Со временем меня и дразнить перестали, а почему, об этом я в другой раз расскажу.

Рыжим быть не так уж и плохо, поверьте, я точно знаю!


Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.