Фортинбрас, принц норвежский. Акт 5, сцена 4

СЦЕНА IV

Тронный зал. Входит Клавдий, за ним Гертруда и несколько стражников.

Клавдий:

– Закрыть все окна и двери! Выставить охрану! Всех, всех, всех сюда!

Двери и ставни окон закрываются, и огромный зал погружается в темноту, только несколько факелов горят. Клавдий и Гертруда садятся на трон.

(Гертруде)

Ты слышишь шум? Они идут.

Гертруда:

– Нет, я ничего не слышу. Клавдий, мы так и будем сидеть и ждать?

Клавдий:

– Да.

Гертруда:

– Но это глупо! Надо что-то делать!

Клавдий:

– А что тут можно сделать? Ничего.
Они уже ворвались во дворец.
По десять их на каждого солдата.
Идут толпой разбойной, бесновато
Громя все по пути… Всему конец!

Гертруда:

– Но это бунт!

Клавдий:

– Не бунт – переворот.
Нас предали дворяне – не народ.
Вот кто подбил дворян, мне интересно?..
Хотя и это тоже мне известно.

Гертруда:

– Гамлет?..
Ты думаешь, он с ними заодно?

Клавдий:

– А ты как думаешь? Все решено.
Они его выкрикивали имя.
Сама подумай, если он не с ними,
То почему не с нами – здесь, сейчас?

Гертруда:

– Не верю я, что он позволит нас
Унизить этой бешеной толпе!

Клавдий:

– Что ж, подождем, доверимся судьбе.

Слышится нарастающий шум за дверями.

Они идут! Прошу тебя, Гертруда,
Доверься мне, достоинство храни
И бодрость духа! Знаю, это трудно.
Но мы на троне, значит – короли!
Дай руку мне! Доколе ты со мной,
Я властен над собой и над страной!

Слышны удары в дверь, затем она под напором заговорщиков распахивается и в зал врывается толпа. Впереди всех Хенрик. Горацио прячется за спинами. Толпа что-то возбужденно кричит, но постепенно крики стихают.

Первый заговорщик:

– Сидит! Король!

Второй заговорщик:

– Приклеил к трону зад!

Третий заговорщик:

– Молчит как рыба, выпучив глаза!

Первый заговорщик:

– Ну, ничего, сейчас разговорим!

Второй заговорщик:

– Усы и бороденку подпалим,
Тогда узнает!

Третий заговорщик:

– Может, он оглох?

Первый заговорщик:

– А заодно – ослеп!

Второй заговорщик:

– Уж лучше б сдох!

Хенрик, выступив вперед:

– Эй, всем молчать! Я буду говорить!
Ни сметь и думать – с королем шалить!
Заткну мечом любому грязный рот!
Дворяне мы, а не разбойный сброд!..

Все замолкают. Хенрик делает еще два шага к трону и отвешивает королю поклон.

Король, надеюсь, вы меня узнали?
Я Хенрик Винье, умерший почти.
Меня три дня в застенках истязали
По вашему приказу палачи.
Я выжил. И теперь пред вами тут.
Но умер от мучений бедный Кнут.
А были у него жена и дети…
За что его убили вы, ответьте?
Он двадцать лет служил своей стране,
Кровь проливал за трон и за отчизну –
И так не по-людски простился с жизнью…
За что, король, за что – скажите мне?
Король, за вами неоплатный долг,
Но судия вам в этом – только Бог.
Мы ж не судить пришли вас, а просить
Трон датский без борьбы освободить.

Клавдий:

– По какому праву?.. По какому праву, я вас спрашиваю, вы посмели ворваться сюда с подобными требованиями?! Убирайтесь вон, или же я прикажу немедленно вас схватить! Всех! Всех казню! Перевешаю как бешеных собак!

Третий заговорщик:

– Что он такое говорит?

Второй заговорщик:

– Ты разве не понял? Он собирается нас повесить!

Первый заговорщик:

– Этот жирный каплун? Да его самого неплохо бы подвесить – вниз головой.

Второй заговорщик:

– И костерок снизу разжечь, чтобы перышки опалить. Ишь, разоделся – все шелка да золото! А у бедного дворянина и на льняную рубашку меди не наберется.

Хенрик, подняв руку, чтобы все замолчали:

– Король, я бы посоветовал вам сменить тон. Мои люди – все бравые солдаты. Они не любят, когда им угрожают.

Король:

– Ваши люди? Хенрик, вы совсем сошли с ума? Я – король! Король Дании! И каждый датчанин – мой подданный! И вы в том числе! И ваши, как вы сказали, люди – тоже!.. Я снова вам приказываю – заберите своих людей и покиньте дворец!.. После, после я с вами разберусь… И насчет этого Кнута, или как его там. Возможно, кое-кто переусердствовал. Я даю вам слово короля, что лично проведу дознание. Виновные будут наказаны!

Хенрик:

– Король, вы, видно, не поняли: мы не считаем вас больше своим королем. Отныне все ваши приказы не имеют силы. Мы намерены взять вас под стражу и препроводить в одну из комнат – можете даже сами выбрать. Там вы будете находиться до тех пор, пока ваша судьба не решится. Прошу вас быть благоразумным. Нам бы не хотелось применять насилие.

Король:

– Меня? Под стражу?!.. Только посмейте!

Третий заговорщик:

– Да что с ним разговаривать? Хватайте его, ребята!

Хенрик:

– Король, вы сами себя поставили в такое положение, когда к вам не может быть никакого снисхождения. Ваше восшествие на престол стало позором для Дании, а ваше кратковременное правление принесло народу неисчислимые беды. Сейчас, когда враг вторгся в самое сердце страны и угрожает нам смертью и разорением, вы не можете более оставаться на троне. В последний раз предлагаю вам сдаться, или я не ручаюсь за терпение моих солдат.

Клавдий:

– Это неслыханно! Хенрик, вы сами дворянин, сами знатного рода! Вы должны понимать – сегодня эти холопы пришли за мной, а завтра, если им дать волю, придут за вами! Неужели вы допустите это своеволие?

Второй заговорщик:

– Это кто здесь холопы? Мы все здесь дворяне, если хотите знать. А что выглядим как бродяги, так это ваша вина! Это вы так заботитесь о своих солдатах! А вот иностранцы – жируют!

Первый заговорщик:

– Он верно говорит! От этих иностранцев совсем житья не стало!

Клавдий:

– Разве вы не понимаете, несчастные, что страна не может оставаться без короля?!

Хенрик:

– У нас есть король!

Клавдий:

– Да? И кто же он?

Хенрик:

– Принц Гамлет!

Заговорщики:

– Гамлет!.. Гамлет!.. Гамлета в короли!

Клавдий:

– Что ж, я так и знал… Гамлет, значит? А вы знаете, что это беззаконие? Я стал королем по праву наследования! Мой отец был королем! Мой дед был королем! Мой прадед был королем!.. К тому же, мое восшествие на престол благословила Церковь! Только я могу решать оставаться мне королем или передать корону кому-либо еще! Только я!

Хенрик:

– Это правда. Однако вы забыли, что это мы, дворяне, избрали вашего прадеда в короли. Так что – извините! – у нас есть право удалить вас с престола. Принц Гамлет займет трон временно, пока идет война. После мы соберем Большой Совет и решим – оставлять корону Дании в руках вашей семьи или нет.

Клавдий:

– Ловко придумано. В таком случае, я требую, чтобы сюда явился принц и лично заявил мне, что разделяет ваше решение!

Хенрик:

– У вас больше нет права требовать от нас чего-либо!

Гертруда:

– Король, не упорствуйте! Вы же видите, что с этими бесчестными людьми препираться бесполезно.

Клавдий, встав с трона:

– Оставь меня! Это дело чести! Я не позволю, чтобы со мной так низко обошлись!

Быстро подходит к стене, хватает меч и становится против Хенрика.

Ну? Кто посмеет дотронуться до короля! Кто посмеет пролить его кровь? Может быть вы, Хенрик?

Гертруда, подбежав к Клавдию:

– Клавдий, остановитесь, умоляю! Они убьют вас!

Клавдий:

– Убьют? А разве они еще не убили меня? Что значит король без трона? Это живой мертвец! Хуже – это посмешище! Я не позволю смеяться над собой! Никому!

Хенрик в нерешительности оглядывается.

Горацио, выйдя из-за спин заговорщиков:

– Король, не надо так горячиться. Никто не посмеет смеяться над вами. Тем более, никто не хочет причинить вам вред.

Клавдий:

– А, это вы? А я-то думаю: куда это запропастился наш Горацио? Почему его не видно? А вы, оказывается, все это время были с нами и прятались? Это ведь вы, подлый трус, все устроили, ваших рук дело? И Полония вы убили? И принца Гамлета обольстили своей гнусной клеветой? Да и норвежцев вы позвали – разве нет?

Горацио:

– Король, вы преувеличиваете мои возможности. Я всего лишь скромный учитель. А здесь я нахожусь исключительно по просьбе принца Гамлета. Он лично просил меня проследить, чтобы все обошлось пристойно. Поэтому я прошу вас, оставьте ваш меч и разрешите нам выполнить приказание нашего нового короля. Обещаю, с вами будут обходиться со всем почтением – в согласии с уважением к вашему высокому роду и положению.

Клавдий:

– Ты лжешь, собака! Принц не мог отдать такого приказа! Я скорее поверю, что вы и его схватили! Или даже убили! Я вам не верю!

Гертруда:

– Горацио, скажите, где наш сын?

Горацио:

– Ваш сын в безопасности, королева. Уговорите вашего мужа сдаться – вам же лучше будет.

Клавдий:

– Пока я не увижу принца Гамлета, я вам не подчинюсь! Лучше не подходите!

Горацио:

– Это бесполезно, Хенрик. У нас нет времени на уговоры. В то время как мы тут возимся, враг наступает. Действуйте!

Хенрик:

– Король, отдайте мне ваш меч и следуйте за мной!

Клавдий:

– Мой меч? Вам захотелось получить меч из рук короля? Не слишком ли много чести? Отдать вам меч – все равно, что отдать вам власть над собой! Придите и заберите его, если вы такой смелый!

Гертруда:

– Клавдий!

Третий заговорщик:

– Да он совсем обезумел!

Клавдий:

– Я жду вас, сударь! Нападайте!

Хенрик:

– Не злите меня, король! У меня и без того есть повод на вас злиться!

Клавдий:

– Так в чем же дело? Вот он я – перед вами? Да вы трус? Может поэтому и выжили? Что – страшно было, молили палачей о пощаде? Жаль, очень жаль, что они вас не прикончили!

Хенрик:

– Сударь, вы забываетесь! Я не посмотрю что вы король, берегитесь!

Клавдий:

– Вы точно трус! Будь вы человек чести, вы бы сумели мне ответить. Но вы способны лишь угрожать. Что ж, тогда я вам покажу, как следует отвечать на оскорбления!

Клавдий набрасывается на Хенрика, тот отражает его удар и отталкивает.

Гертруда:

– Клавдий, опомнись!

Клавдий вновь набрасывается на Хенрика. Оба яростно деруться.

– Прекратите!

Гертруда бросается к мужу и попадает под удар Хенрика. Клавдий выпускает меч из рук и, подхватив Гертруду, опускается на колено.

Клавдий:

– Гертруда!..
О, нет, нет, нет!..
Любимая, прошу, не уходи!
Не разжимай последние объятья!
Пока мы вместе – все готов принять я!..
Любимая, прошу, не уходи!..
Я не смогу и дня прожить один,
Я только тень твоя, я только эхо!
Ведь даже смерть для страсти не помеха!..
Любимая, прошу, не уходи!..
Чем я судьбе своей не угодил?
За что я обречен на муки эти?
Меня возьми, бездушный ангел смерти!..
Любимая, прошу, не уходи!..
Я не останусь, если ты уйдешь!
Жить без тебя?.. Уж лучше смерть с тобою!
Мы плотью слились и смешались кровью!..
Я не останусь, если ты уйдешь!..
Но ты уходишь, ты уже не внемлешь
Моей мольбе, ты больше не со мной…
В последний раз будь ласкова со мной –
Скажи «люблю!», скажи, что ждешь и веришь!..
Уходишь ты? Но я тебя верну,
И вечную разлуку обману!..
Последний поцелуй – и успокойся.
Иди туда и к встрече приготовься.
Тебя я не заставлю долго ждать.
Жизнь – это все, что я могу отдать…

Клавдий нежно целует Гертруду и бережно опускает ее тело.

Хенрик, я прошу вас, скажите моему сыну Гамлету, что я всегда его любил. Пусть он простит нас, если может… Господа, простите и вы меня. Верно, что я был вам плохим королем. Также, впрочем, как я был плохим братом, мужем и отцом… Я объявляю сына нашего принца Гамлета королем Дании! Я надеюсь, что вы все будете с честью служить ему! Я надеюсь!.. Впрочем, какое это теперь имеет значение?.. Гертруда, любимая, я иду!

Клавдий быстро хватает меч, упирает его в пол и наваливается на него грудью… Резко откидывется и, окровавленный, падает рядом с Гертрудой.

Хенрик:

– Король!..

Горацио, придержав Хенрика:

– Оставьте, Хенрик, вы ему уже не поможете!

Второй заговорщик:

– Вот это да! Кто бы мог подумать!..

Первый заговорщик:

– Неужели он убил себя? Из-за бабы?!..

Горацио:

– Да, надо признать, что он хоть и был при жизни тряпкой, а погиб как мужчина.

Хенрик:

– И что нам теперь делать, Горацио? Гамлету это вряд ли понравится. Кто-то за это ответит.

Горацио:

– А в чем наша вина, Хенрик? Друзья, вы все свидетели, что король сам себя убил! Никто из нас не виновен в смерти короля и королевы! Ведь так?..

Заговорщики молчат.

Гамлет:

– Эй, что у вас тут? Еще не закончили?..

Входит Гамлет. Заговорщики расступаются, и он оказывается перед телами родителей. Оборачивается к Горацио.

Я же говорил!!!..

Горацио:

– Король!..

Гамлет:

– Молчать!.. Ничего не хочу слышать! Я тебя повешу, Горацио! Я вас всех повешу, негодяи!.. Моя мать!.. Мой отец!.. Разве ничего нельзя сделать?..

Горацио, разводит руками:

– Они мертвы, государь.

Гамлет, почти равнодущно:

– Ну, раз мертвы, распорядитесь, чтобы их тела убрали. Я не могу на это смотреть… Вы поняли?!..

Горацио:

– Да, государь.

Гамлет:

– А мне, наверное, надо сходить в часовню… И вымойте здесь все!.. Хенрик, пойдемте со мной!

Гамлет идет к другим дверям, Хенрик вслед за ним… В это время из двери с воплем выбегает ему навстречу Офелия в подвенечном платье. В руках у нее нож. Она бьет с разбега Гамлета в живот, и они вместе, как бы обнявшись, падают. Упав, Офелия успевает нанести еще несколько ударов, пока Хенрик ее не оттаскивает. Хенрику приходится ударить кулаком сопротивляющуюся Офелию и та теряет сознание… Все подбегают к Гамлету.

Боже, как больно!..

Горацио:

– Потерпите, Гамлет, мы сейчас что-нибудь сделаем!

Гамлет, почти плачет:

– Сделайте, что-нибудь, Горацио, миленький, я не хочу умирать!.. Не хочу!.. Я так молод!.. Я еще почти не жил!.. Спасите меня, Горацио!.. Я все, все!..

Хенрик:

– Он кончается.

Горацио:

– Не может быть! Этого нельзя допустить! Это невозможно!..

Хенрик:

– Поверьте, Горацио. Уж я-то знаю толк в ранах, и немало повидал на своем веку мертвецов.

Горацио:

– Боже, какая нелепость!.. Почему, почему так все произошло?.. Ведь все так удачно складывалось?

Хенрик:

– Складывалось, да не сложилось… Богу сверху видней. Верно говорят – от судьбы не убежишь.

Горацио:

– Что вы говорите?!.. Причем здесь судьба?.. Столько усилий, столько жертв – и все напрасно?!..

Гамлет:

– А!.. Мама!.. Мамочка, мне холодно!.. Укрой меня, мамочка… потеплее… да… да…спасибо… сядь рядом… расскажи… расскажи мне сказку… Нет, не уходи!.. Мне страшно… в темноте… Мама!..

Третий заговорщик:

– Отходит мальчонка… Мать свою зовет, а мать-то мертва.

Четвертый заговорщик, вбежав:

– Норвежцы! Они уже во дворце!

Горацио:

– Что?!.. Как это – норвежцы?

Четвертый заговорщик:

– А бог его знает! Говорят, что швейцарцы их пропустили! У ихнего принца письмо к королю!.. Их человек двести. Все конные. Наши попробовали их остановить, но не тут-то было. Они так налетели – сразу все разбежались.

Хенрик:

– Это предательство! Я всегда говорил – этим швейцарцам нельзя доверять. Эй, все ко мне! Будем защищаться до последнего!

Горацио:

– Вы тоже сходите с ума, Хенрик? Кого вы собираетесь защищать? Этих? (указывает рукой на трупы)
Уберите оружие! Данию уже ничего не спасет. Мы проиграли.

Слышен шум приближающейся толпы.

Второй заговорщик:

– Кажись, идут…

Датчане становятся в круг, обнажив мечи… Входят Фортинбрас, Осмунн, а за ними вооруженные норвежцы.

Фортинбрас:

– Я Фортинбрас, норвежский принц! Где король? У меня для него письмо!

Горацио, выступив вперед:

– Вы опоздали, принц, у Дании больше нет короля!

Фортинбрас:

– О чем ты? Как такое может быть?

Горацио:

– В это трудно поверить, но это так. Вам лучше самому на это посмотреть, ваше величество.

Все расступаются. Фортинбрас входит в круг и его глазам предстает ужасное зрелище.

Фортинбрас, потрясенно:

– Что это?.. Как это случилось?

Горацио:

– Нам самим в это трудно поверить… Это все принц Гамлет. Он обезумел, и лишил жизни короля и королеву. Мы не успели ему помешать.

Фортинбрас:

– А кто убил принца? Ведь это принц?

Горацио:

– Его сумасшедшая невеста. Уже на наших глазах. Она появилась так неожиданно…

Фортинбрас:

– Да что вы здесь все с ума посходили?!..

Осмунн:

– Это вы – Горацио?

Горацио:

– Да, сударь. А вы, очевидно, Осмунн?

Осмунн:

– Ну и делов вы тут натворили!

Горацио:

– Сударь, это для нас всех неожиданная беда! Я до конца жизни буду себя корить за это!.. Но разве можно что-либо сделать против сумасшедшего?

Осмунн, усмехнувшись:

– Да, с сумасшедшими трудно договориться.
(Фортинбрасу)
Что будем делать, принц?

Фортинбрас:

– Я не знаю, Осмунн. Распорядитесь сами.

Осмунн:

– Я думаю, для начала не плохо бы…

В это время из противоположной двери вбегает Хедда. За ней спешит Придворная Дама, пытаясь удержать, но, увидев солдат, в испуге останавливается… Хедда медленно, в полной тишине, проходит в центр залы и застывает напротив трупа матери.

Фортинбрас, тихо Горацио:

– А это кто?

Горацио:

– Это принцесса Хедда, ваше величество. Бедняжка. Я ее сейчас уведу…

Фортинбрас:

– Постойте!

Фортинбрас подходит к Хедде, разворачивает ее лицом к себе, наклоняется и, пристально поглядев на нее несколько мгновений, берет на руки.

Иди ко мне, милая. Тебе лучше этого не видеть.

Хедда прячет свое личико у него на плече и начинает беззвучно рыдать.

Осмунн, я должен унести отсюда принцессу. Позаботьтесь обо всем.

Осмунн:

– Не беспокойтесь, принц, все сделаем как надо.

Фортинбрас:

– Горацио, вы, кажется, были другом принца Гамлета? Нам потребуется ваша помощь.

Горацио:

– Ваш покорный слуга!

Фортинбрас удаляется, а за ним Горацио, Придворная Дама и несколько норвежцев из охраны.

Осмунн:

– Кто здесь командир?

Хенрик:

– Я!

Осмунн:

– Тогда распорядитесь утихомирить ваших разбойников, пока мои солдаты их не перебили!

Хенрик:

– Сударь, вам не кажется, что вы взяли недопустимый тон в разговоре с дворянином? Я не ваш слуга!

Осмунн:

– Не надо кипятиться, сударь. Никто не собирается выяснять, что тут на самом деле произошло, и никто не собирается кого-то обвинять. Это ваше дело – датчан – как вы все это уладите. А мое дело – навестить здесь порядок, чтобы не дошло до большего смертоубийства.

Хенрик:

– Сударь, я готов отдать распоряжение своим людям, но я обязан для начала спросить: с какой целью вы прибыли в Эльсинор?

Осмунн:

– Я должен вам отвечать?.. Ладно, скажу, если вы не знаете. Принц Норвежский прибыл по приглашению короля Клавдия. Он должен был жениться на вашей принцессе. Но видно со свадьбой придется повременить.

Хенрик:

– Это правда?

Осмунн:

– Слово чести! Теперь вы понимаете, что мы не заинтересованы в стычках с датчанами?

Хенрик:

– Все ясно. Что я должен делать?

Осмунн:

– Я уже сказал: отдайте приказ своим людям, чтобы успокоились. И надо бы прибрать здесь все. Зрелище не из приятных, вы не находите?

Хенрик:

– Я согласен, и сейчас же обо всем распоряжусь. Эй, ребята, кто-нибудь сообщите нашим, чтобы не нападали на гостей! И давайте, быстро здесь все убрали! Нужно перенести тела в часовню. Начинайте!

Часть солдат уходят. Остальные начинают собирать трупы.

Осмунн, остановившись над трупом Гамлета:

– Сколько живу на свете, никогда такого не видал… Бедный принц, теперь вас объявят сумасшедшим, убившем своих родителей, и, бог знает, что еще напридумывают. Такова видно ваша судьба. Что поделаешь, иногда необходимо кого-то объявить сумасшедшим, чтобы остальные чувствовали себя нормальными. Хоть в этом от вас будет польза. Все забудется. Все станет на свои места. Но о вас еще долго будут помнить – Гамлет, принц норвежский. Возможно, людская молва сделает из вас негодяя. А возможно – героя мученика. Этого никто предсказать не может… А может вы и правда были сумасшедшим?

Первый заговорщик:

– Сударь, разрешите его унести?

Осмунн:

– Забирай! И бережней, бережней! Хоть это и труп, но труп принца, а не какого-нибудь бродяги!

Второй заговорщик:

– Да ладно вам. Труп, он и есть труп. Ему теперь все равно. Понесли!

Трупы постепенно выносят. Все расходятся. Сцена пустеет. Свет медленно гаснет.

З А Н А В Е С

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.