Фортинбрас, принц норвежский. Акт 5, сцена 3

СЦЕНА III

Площадка в саду внутри крепости. Входят Гамлет и Горацио.

Горацио:

– Принц, постойте! Выслушайте меня!

Гамлет:

– Руку отпусти!

Горацио:

– Это очень важно!
Об этом вы теперь же знать должны!

Гамлет:

– Я ничего тебе не должен! Хватит
С меня вполне других моих долгов!

Гарацио:

– Вы не должны, но я свой долг слуги
Пред вами выполню, пускай за это
Придется мне попасть в немилость к вам!

Гамлет, останавливается:

– Ну что еще?

Горацио:

– Норвежцы!

Гамлет:

– Что такое?

Горацио:

– Они идут. Идут на нас войной!
Сегодня утром корабли врага
Пристали к берегу, где их никто не ждал, –
От Эльсинора в двух часах ходьбы!

Гамлет:

– Не может быть такого никогда!
Ты спутал что-то или просто врешь!
Откуда у тебя такие вести?

Горацио:

– Об этом знают все. Лишь вы, мой принц,
В неведенье, как, впрочем, и всегда.
Нависла тучей над страной беда,
Чужак пришел, короне угрожая,
А вы опять стоите в стороне.
Иль вы уже не сын своей стране,
Не принц датчан, не их король желанный?

Гамлет:

– Так это правда? Сделал очень странный
Норвежец ход! Как мог мне не сказать
Об этом Клавдий? Если враг пришел
Ко мне с войной, я, как наследный принц,
Возглавить должен войско для отпора!
Я нынче ж к королю пойду, чтоб меч
И жизнь свою отчизне предложить!

Горацио:

– Постойте, принц!.. Такого разговора
Быть не должно, и я не допущу!..

Гамлет:

– Что мелешь ты?!..

Горацио:

– Позвольте, я прошу,
Сказать два слова! После – как решите.
Мой добрый принц, в ловушку вы спешите,
Нельзя вам нынче выступать с мечом,
Нельзя, закрыв глаза, играть со смертью!
Вы многого не знаете, поверьте!
Он только ждет, чтоб вы вступили в бой
И мертвым пали, сражены стрелой.
А чья стрела вам сердце разорвет –
Под градом стрел – никто не разберет.
Нельзя вам на войну идти солдатом!

Гамлет:

– Я не солдат, болван, я командир!
Я сам возглавлю войско и добуду
Победу Дании, ее героем буду,
Я никому победу не отдам!

Горацио:

– Когда бы так. Но не доверит вам
Король вести войска. Он побоится,
Что ваша слава после обратится
На власть его. Уже другой герой
Повел войска в атаку за собой.

Гамлет:

– Никто не смеет нагло посягать
На наше право жизнь свою отдать
За родину, за веру и корону!
Я Гамлет, сын героя-короля,
И это привилегия – моя!
Со мной сразиться прибыл Фортинбрас –
И быть не может третьего меж нас!
Как мой отец сразил его отца,
Так я повергну сына-наглеца!

Горацио:

– Увы, мой принц, все это только грезы.
В победе вашей королю угрозы
Побольше, чем в обычном поражении
От варваров. Им принято решенье
Войска свои доверить чужаку –
Их Ханс возглавил и уже врагу
Навстречу вышел. Меньше надо спать
Тому, кто захотел героем стать.

Гамлет:

– Ах, негодяй! И здесь меня унизил!
Кто я теперь в глазах моих друзей?
Презренный трус? Ну, погоди, злодей,
Тебе я все грехи твои припомню!
Отныне нет защиты у тебя
От гнева моего, от жажды мести,
Что я пытался сдерживать в душе!
Давно ты переполнил чашу зла –
Пришла пора испить ее, убийца!

Горацио:

– Вы правы, принц! Не я ли вам твердил,
Что дядя ваш тиран и кровопийца?
От лап паучьих стонет весь народ!
К тому же он отчизну предает
Из трусости, в минуту роковую
С врагом затеяв непотребный торг.

Гамлет:

– Он вздумал торговаться? Интересно.
И что он нынче в лавке продает?

Горацио:

– Мне стыдно молвить: выставил в залог
Принцессу нашу!

Гамлет:

– Хедду?!

Горацио:

– Предложил
Ее, бедняжку, Фартинбрасу в жены,
Лишь только б тот убрался без войны!
Узнав об этом, были смущены
Бороны все, восприняв как бесчестье
Подобный брак для трона и страны.

Гамлет:

– Какой позор! О, бедный мой отец!
Убийца твой все, что ты создал, топчет,
Унизить, уничтожить злобно хочет
Твоих детей и добрый твой народ!
А я, твой сын, замкнулся, как слепец,
В самом себе, как будто выжидая,
Что небо мне укажет, наконец,
Сквозь мерзость мира беспорочный путь,
Надеясь, что свершиться как-нибудь
Возмездие без моего участья!..
Но – нет! Я избран в палачи судьбой!
Он или я – вот выбор роковой!

Горацио:

– Мой бедный принц, не стоит горячиться.
Никто не знает, что еще случится.
Запаздывает Ольгреда ответ.
Все ждут гонца, его же нет как нет.

Гамлет:

– И что нам делать – тоже ждать вестей?

Горацио:

– Нет, ждать нельзя! Все к выгоде своей
Должны мы обратить, раз так сложилось.
Но я теперь хочу вам рассказать
Историю, как сам сумел понять, –
Как началось и после развивалось
Все это дело. Потерпите малость.
Итак, затеял все, увы, покойник –
Полоний наш, проныра и хитрец.
Вступил он в сговор с Ольгредом,
Чтоб тот напал на нас врасплох, исподтишка,
Придумав для отвода глаз поход
На Польшу.

Гамлет:

– Что-то я не верю в это.

Горацио:

– А вы поверьте! Это очевидно!
Кому еще другому зла желать
Семейству вашему, ведь, после вас,
Он ближе всех стоит к короне датской!

Гамлет:

– Полоний мертв!

Гарацио:

– И очень хорошо!
А кто его убийца, коль подумать?

Гамлет:

– Король?

Гарацио:

– Король! Ему не привыкать!
Не знаю как, но видно он узнал
Об этих кознях и решил не медлить:
Отдал приказ – и кончился старик!
А чтобы подозренья отвести,
Чтоб не казалось слишком явным дело,
Он приказал убийцам спрятать тело,
А после – вот коварство! – обвинил
В убийстве двух невинных офицеров!

Гамлет:

– Что ж, это на него вполне похоже.

Горацио:

– Да это он! Я даже вам скажу,
Что иностранцев он привлек к убийству.
Когда бы кто из наших – я бы знал.

Гамлет:

– Да, наш король – всех бывших бед причина,
А также тех, что в будущем грозят.
Он – зло, он клещ, что сердце пьет страны
И будет пить, пока его не вырвем
Из сердца своего, чтоб раздавить!..
Чем можешь мне помочь? Я не забуду
Твоих услуг, ведь ты мне точно друг?

Горацио:

– Мой принц, я жизнь за вас готов отдать!
Доверьтесь мне!

Гамлет:

– Я верю!

Горацио:

– Если так,
Вы слушаться должны меня во всем!
Все к лучшему, коль подойти разумно.
Есть даже польза в том, что враг нагрянул.
Король швейцарцев бросил им навстречу,
Ослабив в Эльсиноре гарнизон.
Еще скажу, со всех концов страны
Стекаются дворянские отряды,
Но ни за тем, чтобы вступить в войну.
Они идут сюда, чтоб присягнуть
На верность вам, наш будущий король!
Уже немало их у стен собралось.
Готовы к штурму – стоит знак подать –
И Клавдию тогда несдобровать!

Гамлет:

– И кто им знак подаст?

Горацио:

– Есть человек.
У нас повсюду верные друзья.
Но повторяю: медлить нам нельзя!
Мы все должны успеть наверняка,
Пока не сторговались два врага!
И вот еще, прошу вас, заклинаю:
Не вмешивайтесь в это дело, принц!
Останьтесь здесь, в саду, пока солдаты
Ворвутся в королевские палаты!
Когда решится все, тогда придете,
Чтоб рассудить, как должным вы найдете.
Так надо, чтобы в будущем пресечь
Все толки, будто подняли вы меч
На короля.

Гамлет:

– Так ты его задумал
Убить?!

Горацио:

– О, нет! Он все-таки король!
Его мы арестуем и низложим,
И этим власть тирана уничтожим.
Когда же вас объявим королем,
Вы сами позаботитесь о нем.

Гамлет:

– А как же мать?

Горацио:

– Она лишь будет рада,
Я думаю…

Гамлет:

– Ты думаешь, болван!
Ты сам не веришь собственным словам!
Ворветесь разъяренною толпой,
Устроите расправу и разбой!..
Я не могу вам этого позволить!

Горацио:

– Вы обещали мне не прекословить!
Настал судьбы решительный момент!
Решайтесь, принц, вы с нами – или нет?

Гамлет:

– Коль «нет» скажу – что ты на это скажешь?

Горацио:

– Скажу, что королем быть не прикажешь.
И мало им родиться, надо – стать!
Меж злом и злом нам часто выбирать
Приходится, ведь невозможно жить
В греховном мире и не согрешить.
Здесь грех порою выглядит как благо,
А к благу путь лежит через грехи.
Что б жить достойно, надобна отвага:
Никто сухим не вышел из реки!
Скажу еще, что часто благородство
Есть просто трусость и греху потворство.
Пусть Клавдий дальше будет попирать
Закон бесстыдством, если замарать
Боитесь вы греховным благом душу!
Иль Фортинбрас пусть власть сорвет, как грушу,
Коль нет в стране достойных королей,
И в полной мере насладиться ей…
Теряет все, кто малого лишиться
Из скупости души своей страшится.
Но часто тот, кто ставит все на кон,
Выигрывает – вот судьбы закон!

Гамлет:

– Довольно мне читать нравоученья!
Я знаю сам свое предназначенье!
Иди – и действуй! Будь судьбе слугой!
Но кровь прольешь – ответишь головой!

Горацио:

– Коль это окончательный ваш ход,
Играть потом нельзя наоборот!
Мы – слуги только, делаем всегда,
Лишь то, что нам прикажут господа.
Поэтому прошу вас повторить
Приказ, чтоб лишних дел не натворить.

Гамлет:

– Я раз сказал, не повторю второй!

Горацио:

– Считайте принц, что вы уже король!

Горацио убегает.

Гамлет, оставшись один:

– Король?.. Король! А почему и нет?
Я разве не мечтал об этом с детства?
Моя страна – отцовское наследство –
Тебя я поведу путем побед!
Пусть станут войны повседневным пиром!
Пусть жизнь летит убийственной стрелой!
Дух викингов воспрянет боевой,
Чтоб утвердиться в мире новым Римом!
Да, я король! И, как у палача,
Есть у меня один закон – меча!
Я этот меч давно уж наточил
И только жду, чтоб сделать свой почин!..

Лаэрт, входит:

– Принц?

Гамлет:

– Лаэрт?

Лаэрт:

– К вашим услугам, любезный!
Вы что-то размахались здесь мечом?

Гамлет:

– Я зол слегка, но ты здесь ни при чем.

Лаэрт:

– Я тоже зол. Ведь надо ж так случиться!
И мне, представьте, также отличится
Желательно, а то ведь прям обидно –
Воюют все, а где же наша битва?
И вы, как вижу, маетесь в пылу?
Вас матушка оставила в тылу?

Гамлет:

– Лаэрт, ты глуп, как шуточки твои!
Со мною лучше так не говори!

Лаэрт:

– Ах, извините, принц, меня, глупца.
Был глуп отец мой, ну и я – в отца.
Он так был глуп, отец покойный мой,
Что вам служил и телом и душой,
Пока не вразумил его кинжал.

Гамлет:

– Лаэрт, поверь, Полония мне жаль…

Лаэрт:

– Не лгите, принц! И имени его
Произносить бессовестно не смейте!
Себя вы, сударь, лучше пожалейте!
Убийца вы и грязный совратитель!
Вы мне должны, и долг свой оплатите!

Гамлет:

– О чем ты мелешь? Что еще за долг?
Закрой свой рот покрепче на замок,
Иль мне тебя придется наказать!

Лаэрт:

– Все, хватит, сударь, попусту болтать!
Сама судьба, назначив час и место,
Не для пустых бесед свела нас вместе…
Я, Гамлет, вызываю вас на бой!

Гамлет:

– О, нет! Не буду биться я с тобой!
Сейчас не время. После как-нибудь
Тебе возможность дам себя проткнуть,
Иль сам тебя слегка пощекочу…
Теперь же – не могу и не хочу!

Лаэрт:

– Вам, сударь, шутками не отвертеться!
Я нынче же проткнуть желаю сердце,
Что с первых дней рождения мертво!
На вас позора мерзкого тавро!
Вы отпрыск блуда, выкидыш греха!
Убить такого – честь невелика,
Но мне придется руки замарать,
Чтоб, вас убив, весь род ваш покарать!

Гамлет, выхватывая меч:

– Что ты сказал?!.. Ты смел, подонок, мать
Мою – мою! – в бесчестьи обвинять?!..
Поди, гаденыш, в ноги мне и кайся,
Проси, моли!.. А нет, так защищайся!

Лаэрт, также обнажив меч:

– Я честь всегда способен защитить!
Пусть Бог решит, кому из нас не жить!

Гамлет и Лаэрт сходятся в поединке. После нескольких выпадов, Гамлет ранит Лаэрта.

Вы ловкий враг – я это знал всегда.
Вам дьявол помогает иногда.
Но в этот раз и он вам не поможет –
Я верю, что Владыка наш умножит
Мое уменье, силу, чтоб помочь
В вас дьявольскую хитрость превозмочь!

Гамлет:

– Лаэрт, от слов бесчестных отрекись
И я тебя помилую, возможно!
Скажи, что обвиненье было ложно,
Что ты соврал!.. Иначе – берегись!
Клянусь, хоть ты мне родственник и брат,
Убью – и сам ты будешь виноват!

Лаэрт:

– Кто прав, тому неведом смерти ужас!
Для вас же, Гамлет, правда – смерти хуже!

Гамлет:

– Тогда держись!

Снова сходятся. Лаэрт ранит Гамлета.

Лаэрт:

– Ага, я вас достал!

Гамлет:

– Да, удивил. Ты что-то ловок стал.
Но это не удар – задел слегка.

Лаэрт:

– У вас почти не действует рука!
Так чей черед прощение просить?

Гамлет:

– Не стоит, сударь, радость торопить,
Пока не зазвучал рожок победы –
От торопливости все наши беды.
Уж ты-то должен знать, обидчик мой,
Что я горазд и левою рукой
Доставить неприятность, если надо.

Лаэрт:

– Все это только глупая бравада.
Я предлагаю прекратить наш бой.

Гамлет:

– Нет, мы продолжим! Слишком мы с тобой
Сказали много слов, что не прощают.
Но если повинишься, обещаю
Простить тебя.

Лаэрт:

– Виниться? Перед вами?
Мы стали с вами кровными врагами,
Я лишь желаю честной смерти вам!

Гамлет:

– Тогда и мы безжалостны к врагам!
Умри!

Гамлет бросается на Лаэрта и, проведя прием, выбивает у него меч.

Гамлет, приставив меч к горлу Лаэрта:

– И что теперь?.. Проси пощады!

Лаэрт, отступив пару шагов, останавливается:

– Никогда!

Гамлет:

– Лаэрт, я не шучу!

Лаэрт:

– Нет!
Бесчестному – всегда один ответ!

Гамлет:

– Лаэрт, я заклинаю, откажись
От слов своих!

Лаэрт:

– Мне смерть милей, чем жизнь!
К чему мне жить, когда отец в могиле,
Сестра в безумство впала?.. Вы могли бы
Спасти мне честь, позволив вас убить,
А так… Без чести незачем мне жить!

Гамлет:

– Но я ни в чем не виноват!!!

Лаэрты:

– Вы лжете!
Как ваш отец! Как мать! Лишь тем живете
И правите, что яд смертельной лжи
Вы мечите, как стрелы, как ножи!..
Пусть дьявол торжествует – близок час,
Когда Всевышний покарает вас!
Не может грех быть вечно безнаказан –
Придет Судья и всех рассудит разом!
Я презираю вас и проклинаю!..
Что мне еще сказать, уже не знаю,
Чтоб вы меня убили, жалкий трус?..
Ублюдок!

Гамлет, бьет его наотмашь:

– А-а!

Лаэрт падает. Гамлет некоторое время стоит над поверженным телом.

– Он умер?.. Умер?.. Что он там сказал?..
Ублюдок?.. Я?.. Что это может значить?
Что мой отец – не мой отец?.. Отлично!..
И кто ж тогда мой истинный отец?..
А разве я не знаю? Разве я
Не знал об этом прежде? Разве мне
Не стыдно было даже думать это?
Разве эти мысли не жгли мне мозг,
Не мучили мне душу беспрестанно?..
Вот так я и учился ненавидеть
Отца родного. Был готов убить
Того, кто жизнь мне дал, но не дал имя…
А тот, другой, которого так страстно
Старался я любить назло судьбе,
Кого отцом невинно называл
И ждал в ответ хотя б случайной ласки!..
Он просто избежать хотел огласки,
И ненависть ко мне едва скрывал.
Он тоже знал! Он тоже лгал – как все!
Все, все вокруг друг другу молча лгали
И ложью ложь все больше раздували!
О, Дания моя, как ты прекрасна!
О, наш Король, ты мудр и справедлив!
О, Королева – ты сама невинность!..
Все – ложь – вокруг, все – грязь, все – пустота!..
Лаэрт, я признаю, что ты был прав:
Ложь правит миром, истину поправ!
Мы все лжецы, и я – не исключенье.
Я с детства лгу, и лишь того страшусь,
Что, изолгавшись, правым окажусь!
Мне правда неудобна – жмет, теснит,
Я вырос из нее, как из рубашки.
Своим страстям мы делаем поблажки,
Пока беспечно совесть наша спит…
И вот опять правдивый был убит
Лжецом, что беспощадно защищался
От правды горькой, как слепец – от света.
Ну, что ж, ликуй! Да здравствует победа!
Я жив, дышу, могу смеяться, петь!..
А этот даже перестал хрипеть…
Горацио, ты этого хотел?
Вот я стою – чудовище, убийца.
Я должен нынче плакать и виниться,
Но нет в душе раскаянья моей.
Я слабость проявил – и стал сильней,
Убил – и словно сам для жизни ожил.
Последние сомненья уничтожил
И веру на спасенье умертвил…
Я больше не хочу трусливо лгать,
Злодейство тоже может быть правдивым.
Коль наш Создатель счел необходимым
Добру для испытанья Зло создать,
К чему тогда скрывать свою природу?
Не глупо ль малодушию в угоду
В молитвах о спасении взывать,
Ведь нам судьбы своей не миновать?..
Прощай, Лаэрт! Утешься вечным сном!
А мы еще немного поживем.

Гамлет уходит.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.