Другой мир

Первое Сентября.

Игорёк поудобнее устроился на кушетке и с наслаждением потянулся. Вчера его семья переехала в новую квартиру, и весь вечер и сегодняшний день прошёл в разборке вещей. Ему выделили комнату, выходившую в Т-образный коридор, совмещавший ещё две комнаты, кладовую, туалет, ванную и кухню с балконом. Прихожая была целиком загромождена ящиками, так что приходилось лавировать между ними, чтобы добраться до входной двери. Многие вещи ещё не были разобраны, поэтому вокруг царила полупоходная обстановка. Игорёк успел свинтить в своей комнате кушетку, шкаф и широкий стол и теперь, рассовав вещи по более-менее привычным местам, он устало размышлял о своих приятелях, оставшихся в прошлой школе в другом конце города. Со многими он за четыре года совместной учёбы успел хорошо подружиться, и теперь его одолевало одиночество.
Скрипнула дверь. Одиночество закончилось.
– Ты уже собрался? – спросил его младший брат Кирилл, прыгая на край кровати. Кровать жалобно заскрипела.
– Да, – кивнул Игорёк, напрочь забывший, что завтра первое сентября. Разумеется, портфель лежал в углу, не собранный вовсе.
– Я тоже собрался! – обрадовался Кирилл – Пошли, покажу! Заодно проверишь, всё ли сложено!
Делать нечего, пришлось идти, иначе братишка не отстанет, с его-то магнитно-прилипательным характером… Комната Кирилла находилась в противоположном конце коридора. Естественно, вещи были уже разбросаны по всему периметру комнаты точь-в-точь как в старой квартире. На столе, собранном папой, лежал широкий вытянутый портфель, скорее даже рюкзак с изображением Человека-Паука. В шкафу на вешалке висела новенькая школьная форма, под ней стояли начищенные до зеркального блеска туфли. Игорёк вздохнул и открыл портфель. Тетради, ручки, карандаши, учебники… Сзади в специальном отделении лежала спортивная форма. Что ещё нужно первокласснику в его первый учебный день?
– Игорь! Кирилл! Идите ужинать! – крикнула мама с кухни.
– Готовитесь? – Бабушка заглянула в комнату – Молодцы! А теперь идите мойте руки и марш за стол!
На ужин в честь первого дня учебного года был приготовлен огромный гусь. Игорёк с аппетитом съел приличных размеров ногу и, поблагодарив, пошёл в свою комнату. Как ни крути, а портфель сам по себе не соберётся. Кирилл тем временем убежал во двор с Лизой, большущей немецкой овчаркой. Роста они были примерно одинакового, так что это ещё вопрос, кто кого выгуливал. Во дворе уже горели фонари: сумерки накрывали город, наполняя его свежестью. Часы пробили десять. Игорёк сбегал во двор за Кириллом, уже болтавшего с компанией своих сверстников, почистил зубы, проследил, чтобы Кирилл сделал то же самое, пожелал всем спокойной ночи и лёг спать. Вскоре он заснул. Заснул и Кирилл. Через некоторое время спал весь дом, и лишь Луна, мучимая бессонницей, всё светила и светила в безоблачном небе, освещая улицы не хуже фонарей.

Утром будильник пронзительно заверещал в семь утра. Не открывая глаз, Игорёк отправился умываться. На кухне мама уже вовсю громыхала кастрюлями. Умывшись, он разбудил Кирилла и пошёл одеваться. Кирилл что-то проворчал и поглубже забрался под одеяло. Игорёк только усмехнулся, застёгивая рубашку. Через две минуты у Кирилла над ухом зазвенит будильник, который Игорёк специально для такого случая переместил на верхнюю полку, чтобы вот так, спросонья, было не так-то просто дотянуться – придётся вставать. А коли уж встал, так зачем ложиться?
Зазвенел будильник, затем раздался щелчок, и похожий на тень отца Гамлета Кирилл протопал в ванную. Зашипела вода. Игорёк вынес в коридор свой портфель и отправился завтракать. Немного погодя на кухню пришёл Кирилл с всклокоченными волосами. Мама, естественно, принялась их причёсывать, что Кириллу совершенно точно не нравилось, судя по тому, как он шипел и отмахивался. Игорек, сохраняя невозмутимое выражение лица, уплетал голубцы. Наконец, часы пробили восемь, и пришло время выходить.
В школу их отвёз папа на своей машине. Школа оказалась Гимназией №178. Мама, поехавшая с ними, отвела детей в их новые классы и представила классным руководителям, затем пожелала удачи и успехов в учёбе и уехала в неизвестном направлении. Без пятнадцати девять все вышли на улицу и выстроились на линейке. Кирилл и здесь уже успел обзавестись новыми знакомствами, вполуха слушая высокоинформативную речь директора о красоте и величии их нового учебного заведения. Игорёк стоял в первом ряду и чувствовал неприятный холодок в области желудка. Впрочем, он довольно быстро прошёл. Класс Игорька, физико-математический, только сформировали, поэтому по большей части дети не были между собой знакомы. Довольно быстро он успокоился и через некоторое время уже вовсю обсуждал последние новости с группой сверстников. Ребята попались хорошие, дружелюбные и общительные. Переход в другую школу уже не казался ему бредовой затеей. Равно как и Кириллу. Он тоже попал в физико-математический класс, только в первый.
Выстояв около часа под палящим солнцем, дети разошлись по классам на свои первые уроки. Игорёк вошёл в дверь с золотистым «V-А класс» и сел за первую парту. Рядом с ним за одной партой сидел Илья. Остальные расселись позади, а девочки, почему-то держащиеся особняком, облюбовали противоположную сторону класса. Прозвенел звонок – первый, если не считать традиционного колокольчика, вошёл учитель, и первый в этом учебном году урок начался. В общем-то, это было лишь повторение пройденного, но Игорёк слушал очень внимательно: он знал, что чем глубже корни, тем сильнее дерево.
За математикой шла география и русский язык. До конца учебного дня оставалось три урока.
Кирилл тем временем учился считать (хотя он это и так умел), писать (а это и подавно) и сидеть спокойно. Последнее мальчику давалось сложнее всего, он вертелся, как уж на сковородке, за что уже получил несколько замечаний.
Прозвенел звонок. Игорек дописал последнее предложение, сдал тетрадь и начал собираться. Далеко не все в классе оказались такими скоростными, многие только начинали делать предпоследнее упражнение. Вместе с Игорьком одним из первых закончил Илья, слывший отличником в прошлом году. Чуть погодя встала Лена, длинные волосы которой ниспадали на плечи блестящим чёрным водопадом. Ребята оделись (куртки висели за шкафом в классе) и вышли на улицу ждать остальных. Вскоре их догнал Дима, похожий на невысокий, но исключительно крепкий валун, покрытый ярко-рыжей растительностью, за ним вышла Кира, потряхивая золотистыми локонами и на ходу застёгивая портфель. Друзья собирались было идти, но Игорёк сказал, что должен подождать Кирилла. В результате чего выяснилось, что младшая сестра Киры, Вероника, тоже училась в первом классе, причём вместе с Кириллом. Остальные остались: не бросать же друзей одних! Шло время, мимо сновали ученики. Осень ещё не чувствовалась в природе, погода была по-летнему тёплой, так что вскоре ветровки были сняты и упрятаны поглубже в портфели.
Входные двери скрипнули, раскрываясь и выпуская на улицу поток первоклассников. Кирилл и Вероника подошли к старшим ребятам.
– Эй, привет! – Кира наклонилась – Как прошел первый день учёбы?
– Нормально… – Вероника явно стеснялась.
– Я – Игорёк, – представился Игорёк – А это Дима, Лена, Илья… Ну, полагаю, с Кирой и Кириллом ты уже знакома?
Ребята засмеялись.
– Ну всё, нам пора… – Кира взяла Веронику за руку и помахала всем на прощание – До завтра!
– Да, до завтра! – кивнул Илья – О, мой автобус! Пока!
– Стой, погоди! – крикнули Дима и Лена, догоняя его. Они вскочили в закрывающиеся дверцы автобуса и помахали руками Игорьку и Кириллу. Автобус зарычал и отъехал от остановки.
– Ну, как прошёл первый день в новом классе? – спросил Кирилл, перепрыгивая через лужи.
– Как видишь, весьма и весьма неплохо… – отозвался Игорёк – Будем надеяться, так и будет продолжаться дальше.

Подвал.

Прошёл месяц. Учёба в Гимназии оказалась не в пример сложнее, чем в предыдущей школе Игорька, и с непривычки он дико уставал. К тому же учителя всё время думали, что они работают максимум вполсилы, и всячески разнообразили их жизнь самостоятельными и контрольными работами, так что Игорёк сотоварищи трудились, не поднимая головы от учебников, впитывая огромное количество фактов. Кириллу в этом плане несколько повезло: первый класс, как-никак… Уроки были лёгкие, заканчивались быстро, так что ему приходилось по крайней мере полтора часа ждать старшего брата. Но Кирилл не скучал. Ему это было чуждо. Он бродил по Гимназии, читал книжки, делал домашнее задание на три недели вперёд… Учителя его всем в пример ставили за его упорство и сообразительность. Естественно, мальчик гордился, но не задавался. У него не было в классе неприятелей, зато приятелей – почти все. Особенно он подружился с Вероникой, девочкой на два месяца младше его самого, сидевшей с ним за одной партой. Кирилл ей иногда помогал разбираться в непроходимых джунглях букв и звуков, и это их крепко сдружило. Особенно борьба с английским алфавитом. Поэтому девочка после того, как уроки заканчивались, не торопилась сразу домой (она жила в доме напротив), а оставалась ждать вместе с Кириллом. В их распоряжении был целый класс. Но недели через две, когда каждый винтик в шкафах был изучен до мелочей, дети принялись исследовать бесконечные классы и коридоры Гимназии. К их удивлению, большая часть помещений либо была закрыта, либо в них шли уроки у старшеклассников. Однажды, проходя по первому этажу, Кирилл заметил малозаметную лестницу, уходившую вниз.
– Как думаешь, куда она ведёт? – спросил он Веронику. Девочка задумалась.
– Скорее всего, в подвал…
– Пошли посмотрим, а? – глаза Кирилла загорелись восторгом.
– Да ты что? – испугалась Вероника – Там же… Это…
– Что “это”? Не бойся, пошли! – Кирилл начал спускаться. Вероника несмело пошла следом.
Лестница закончилась большой металлической дверью с прорезью для ключа.
– Закрыто! – обрадовалась девочка – И не надо никуда идти!
– Закрыто… – разочарованно произнёс Кирилл и опёрся рукой о дверь. Раздался душераздирающий скрип сто лет не мазаных петель, и дверь медленно раскрылась. Дети испуганно замерли: им показалось, что скрип услышала вся школа, что стены злобно сдвинулись, и вот-вот в облаке чёрного дыма перед ними с демоническим хохотом появится классный руководитель, чтобы жестоко покарать за всё хорошее на триста лет вперёд.
“Тик-так. Тик-так” – тикали часы на левой руке у Кирилла – “Тик…”
Похоже, никто ничего не заметил.
Подвал пахнул в лица детей затхлым воздухом, заставив их отступить на шаг. Свет из маленького окошка освещал ступени, площадку и стены, уходившие дальше в темноту. По бокам коридора, по его стенам и даже по потолку змеились разнообразные трубы, а сам коридор был загромождён какими-то ящиками, пустыми ржавыми вёдрами и прочим никому не нужным хламом.
– Кир, я боюсь… – Вероника отступила на шаг. Кирилл, наоборот, шагнул вперёд.
– Да чего тут бояться? – удивился он – Пошли! Разве тебе не интересно узнать, куда ведёт эта дверь?
Мальчик перепрыгнул через груду мешков и потянул за ручку старой ржавой двери. К его удивлению, она оказалась запертой.
– Хм… Странно… – он пожал плечами – Ну ладно, а вот эта?
– Кирилл! Подожди! – Вероника осторожно обошла кучу картонных коробок. Откуда-то издалека донёсся восторженный голос Кирилла:
– Тут фонарь! – и мощный луч света пронзил тьму. Вероника поспешила на свет. Коридор расходился перпендикулярными ответвлениями, напоминая древний лабиринт. И двери. Много дверей. Здесь было полно самых разных дверей, но их объединяло одно: все они были старыми и запертыми. Кирилл, впрочем, не унывал. Постепенно углубляясь в лабиринт коридоров, дети вскоре свернули с основного коридора в одно из ответвлений. Тут хлама было гораздо меньше.
Парадокс, подумал Кирилл.
– Ой, гляди! – Вероника с ужасом показала на обычное пятно ржавчины на двери – Кровь!
– Ага! – серьёзно кивнул Кирилл и драматически схватился за сердце – Здесь приносили в жертву красивых девочек во имя Сета!
– Прекрати! – Вероника, видимо, была перепугана не на шутку.
– Ау-уу! – завыл Кирилл. Вой многократным эхом отразился в коридорах. Вероника что было сил вцепилась в руку мальчика.
– Я же боюсь! – крикнула она, закрыв глаза.
Неожиданно Кирилл почувствовал движение воздуха. Он вздрогнул. Это могла быть только открывшаяся дверь.
По коридору пронёсся ответный стон. Мальчик побледнел.
– Упс… – прошептал он – это уже не я…
– Не ты? – Вероника широко открыла глаза – Тогда кто же?
Они замолчали, вслушиваясь в тишину. И чуть не подпрыгнули. В тишине раздался долгий вздох. А затем скрип открывающейся двери. И стук.
Дети стали синхронно отступать в противоположную от стука сторону. Дрожащий Луч фонаря шарил по стенам, но Кирилл ничего не замечал. Тем временем тихий стук повторился. Гораздо громче. Источник звука приближался, и приближался очень быстро. Всё ближе и ближе…
Первой не выдержала Вероника, пронзительно взвизгнув, она развернулась и побежала назад к выходу. Кирилл как самый храбрый стартовал секундой позже, не забывая успевать светить фонарём по сторонам, назад и под ноги. Он мог поклясться, что стук усилился. Почти не дыша, дети выбежали на лестничную площадку и захлопнули дверь в подвал с такой силой, что та чуть не вывалилась вместе с куском стены. Только здесь они позволили себе перевести дыхание.
– Ничего страшного, да? – всё ещё задыхаясь, спросила Вероника. Кирилл в ответ лишь пожал плечами: кто ж знал, что в школьном подвале творятся такие вещи? Дрожа, дети вышли на улицу.
– О! – Игорёк махнул рукой – А вы чего так поздно? Мы уже успели в футбол сыграть…
На всех была спортивная форма, а школьная была аккуратно скатана и сложена в портфели.
– А чего вы дрожите, как кролики? – спросил Дима с улыбкой.
– Их преследует английский алфавит! – Илья сорвал с плеча воображаемый автомат и прицелился в дверь – Отходите, друзья, я прикрою!
– Или это математика? – Дима улыбнулся – Вам удалось уйти от погони? Похвально!
– Да нет. Дети просто хотят скорее домой, вот и примчались как угорелые… – Лена потрепала Кирилла и Веронику по волосам – Есть хотите, крольчата?
– О, кстати… – Лена стала расстёгивать портфель – А то мне мама столько бутербродов напихала, что даже страшно подумать, что было бы со мной, если бы я их все съела…
– А это откуда? – Игорёк, как всегда, первым уловил суть, указав на фонарь.
– Там… в подвале… – перебивая друг друга, принялись рассказывать Кирилл и Вероника. Старшие ребята слушали молча.
– Ну что ж, это весьма легкообьяснимое научное явление… – “профессорским” голосом произнёс Дима, дослушав до конца.
– Вздох? – недоверчиво спросила Кира – Скрип? Как ты это объяснишь?
– Сквозняк заставил дверь скрипеть, они же там все ржавые. А в трубу, очевидно, подали пар или воду, и за счёт воздуха, скопившегося там, труба как бы “вздохнула”.
– А стон? – спросил Илья.
– Гудение ветра в зазорах дверей.
– А стук? – поинтересовалась Лена.
– О, это ещё проще! – Дима улыбнулся – В одном из коридоров, очевидно, спала кошка. Скрип разбудил её, и она, учуяв ребят, побежала посмотреть. Нельзя ли выпросить у них чего-нибудь вкусненького. А бежать её пришлось по бетонному полу, оттого и стук когтей.
Минута прошла в молчании.
– Нам надо спуститься в подвал, – решил Игорёк.
– Зачем? – удивились Кирилл и Вероника, которых не очень-то убедил Дима.
– А, думаешь, фонарь надо положить на место? – понял Илья.
– А заодно и кошку покормим! – предложила Кира, застёгивая портфель.
– Наверное, она голодная… – согласилась Лена.
– Да и потом, мы ещё ни разу не бывали в подвале! – поддержал идею Дима – Не пора ли исправить сиё досадное упущение?
– Пора! – хором согласились все. Даже Кирилл и Вероника. Когда рядом есть старшие друзья, чего можно бояться?
Дети вошли в Гимназию и спустились вниз по лестнице.
– Ну сильны… – проворчал Игорёк, пытаясь сдвинуть дверь – Эй! Да она же закрыта!
– Как? – Мальчишки вчетвером налегли на дверь, и та в конце концов поддалась, пронзительно скрипя.
– Хм… – Игорёк пожал плечами – Надо же… Не закрыта… Ну тогда вперёд!
Темноту пронзил мощный луч фонаря. Коридор был пуст, за исключением хлама, лежащего у стен.
– Подождите секунду… – Дима подошёл к стене и открыл распределительный щиток – Чего ради бродить в темноте? Так, контрольный тумблер… Ага, а вот и он!
В щите что-то щёлкнуло, и под потолком засветились тусклые лампочки. Некоторые не горели, некоторые с потрескиванием мигали. Коридор стал не в пример страшнее.
– Ну, по крайней мере, здесь определённо стало светлее… – Игорёк шагнул вглубь коридора и оглянулся – Ну, и чего вы ждёте? Цветов и коробки конфет?
Дети дошли до того места, где Кирилл нашёл фонарь. Положив его на место, они продолжили исследовать коридоры в поисках голодной кошки.
– Вот это место! – Вероника показала на пятно ржавчины – И, кажется, оно стало больше…
– Да ладно тебе выдумывать… – Кирилл склонился над пятном – Ржавчина как ржавчина…
Раздался щелчок, и лампочки погасли. Коридоры погрузились во тьму.
– Мне это не нравиться… – поделилась впечатлениями Лена.
– Да ладно, чего бояться? – Игорёк принялся копаться в карманах – Наверное, тумблер был с предохранителем…
– Наверное… – сказал Илья. Дима, впрочем, не разделял общее мнение.
– При перегрузке проплавляется “корка” пробки, но предохранитель не щёлкает… Скорее это похоже на то, что кто-то отключил свет с того щитка.
– Сейчас в Гимназии никого нет… – Леня взглянула на часы с подсветкой – Половина четвёртого. К тому же зачем этому кому-то…
Её прервал тихий скрип вдалеке.
– Сквозняк? – с надеждой спросила Вероника.
Ответом ему был низкий рык, разнёсшийся по коридорам. И снова тишина. Дети замерли. Пусть это и простая кошка, но если она так рычит, то на глаза ей лучше не попадаться.
– Нашёл! – в руке Игорька сверкнул огонёк маленького карманного фонарика. В тишине отчётливо раздался стук когтей – Ой!
– Выключи! – метнулась к нему Лена, но опоздала. В дальнем конце коридора, там, куда не доставал свет слабенького фонарика, в темноте появились два крупных красных глаза с чёрными вертикальными щёлками зрачков. Обладатель глаз тихо кашлянул и внезапно свирепо зарычал.
– И-и-игорь, лучше выключи фонарь, иначе эта кошка сейчас пообедает нами! – Кирилл попятился.
– Поздно! – крикнула Кира – Бежим!
Дети устремились вперёд по коридору. Зверь с глухим рычанием помчался следом. Но что было хуже всего, так это то, что неизвестное животное отрезало их от спасительной лестницы.
Слыша за своими спинами топот и страшный стук когтей, дети петляли как стая кенгуру, перепрыгивая препятствия, загромождавшие проходы. Преследователь такие ухищрения считал ниже своего достоинства, просто-напросто сшибая груды ящиков по пути.
– Он… Догоняет нас! – крикнул бегущий последним Илья.
– Кошка, говоришь? – возмущалась Лена – и это, по-твоему, кошка?
– Ну, простите… – извинился Дима – Ошибочка вышла!
– Хороша ошибочка!
Дети с приличной скоростью пролетели несколько поворотов… И впереди, метрах в двадцати, путь им преградила стена. В стене была дверь.
– Тупик! – крикнул Игорёк – Назад!
– Не выйдет! – крикнул в ответ Илья.
Неведомое животное, тоже набравшее порядочное ускорение, выскочил из-за поворота. Дети с криками пробежали последние двадцать с хвостиком метров и с разбегу толкнули дверь. Та неожиданно легко и беззвучно отворилась, и перед отвыкшими от света глазами ребят ярко засиял прямоугольник двери. Игорёк споткнулся об порог, бежавшие за ним Кира и Кирилл споткнулись об него, и дети кучей полетели в дверной проём. Игорек понял, что сейчас упадёт, и вытянул вперёд руки, но земля подозрительно долго не чувствовалась. Ему показалось, что прошло секунд десять, а на самом деле не прошло и секунды, как он во что-то врезался головой. Перед глазами засверкали сотни звёзд, и Игорёк потерял сознание.

Вода, огонь и Дружба.

Ветерок шевелил волосы на голове Игорька. Где-то неподалёку шумел лес, шелест его листьев сливался с непонятным шипением. Игорёк пошевелился. Под руками вместо ожидаемого асфальта оказалась мягкая трава. Значит, это был запасной выход, подумал он, потянулся и открыл глаза.
И вскочил.
Он ожидал увидеть здание Гимназии, улицу, в крайнем случае – метро и взволнованных пассажиров. А вокруг не было ни того, ни другого, ни третьего. Город куда-то исчез. Мальчик лежал на опушке огромного леса, росшего на склонах высоких даже с виду гор. Метрах в двухстах от него плато, на котором они лежали, круто обрывалось вниз отвесными утёсами. А дальше… Дальше было море. Или океан. Такого Игорёк в жизни не видел. Нет, он видел моря и раньше, но настолько красивого и насыщенного цвета не встречал ни у одного. Это море было ярко-голубым с примесями тёмно-синего, изумрудно-зелёного и различных оттенков фиолетового, оно светилось и сверкало волнами в лучах восходящего солнца. За лесом в утренней дымке виднелись маленькие острова, покрытые белым песком и утыканные пальмами – правда, с такого расстояния пальмы казались укороченными вариантами зубочисток. Заснеженные горы, сверкающие на солнце своими белыми шапками красиво смотрелись на фоне безоблачного неба ультрамаринового оттенка. Воздух был свежим и даже немножко озонированным, как после грозы. А ещё в нём чувствовались соль и йод, как и везде возле моря.
В лесу кричали, чирикали, свистели и щёлкали птицы с поразительно красивым разноцветным оперением, перескакивая с ветки на ветку или летая над лесом. Некоторые прыгали у ручья, протекавшего у опушки и тихо журчавшего в свом каменистом русле.
Насмотревшись на окружающую его фантастическую действительность, Игорёк оглянулся. Его друзья в полном составе были разбросаны по опушке. Мальчик оглянулся, но, против ожидания, не увидел в воздухе двери, через которую они попали сюда. За спиной были лишь деревья, огромное количество разнообразных деревьев, уходящих вверх на добрых полсотни метров. Дверь исчезла вместе с городом.
– Ничего себе покормили кошку… – пробормотал Игорёк, подходя к Кире. Девочка была без сознания. Игорёк задумчиво почесал затылок. И что теперь делать? Биологию они пока ещё не проходили, а как узнать, как приводят в сознание, иначе? Мальчик в задумчивости прошёлся взад-вперёд и вдруг как нельзя более кстати вспомнил, как в одном из фильмов потерявшим сознание брызгали в лицо холодной водой. Его лицо прояснилось, и, схватив кепку Ильи, валявшуюся неподалёку, он помчался к ручью. Вода была чрезвычайно холодной. Набрав воды в кепку, оказавшуюся на редкость непромокаемой, Игорёк подошёл и вылил воду на Киру. Девочка от холодного душа мгновенно вскочила на ноги, лихорадочно оглядываясь по сторонам, потом заметила остальных, лежащих в траве, Игорька, смотрящего на неё со смешанным выражением удивления и иронии, и немножко успокоилась. Немножко.
– Где это мы? – Кира всё ещё не могла прийти в себя от изумления.
– Сам не знаю… – Игорёк пожал плечами – Последнее, что я помню, это как мы все упали в дверной проём и… Всё. Больше ничего не помню. Как ты?
– Нормально, – кивнула она – Я помню, что мне в глаза ударил яркий свет, я ещё подумала, что мы вырвались на улицу через запасной выход. Как думаешь, что с остальными?
– Наверное, сильно ударились при падении и… Вот. Они без сознания, поможешь мне их разбудить?
– Как? – Кира недоумевающее посмотрела на Веронику.
– Брызгай им в лицо водой! – Игорёк пошёл к ручью.
– А, так вот почему мне показалось, что я упала в озеро! – Кира стянула с головы широкополую шляпу и подошла к ручью – Ну спасибо тебе, Игорь!
– Я не знал, как иначе вас разбудить… – начал оправдываться он. Кира улыбнулась.
– Да ладно, я пошутила. Сколько бы мы лежали вот так, без сознания, если бы не ты?
Мальчик улыбнулся и вылил воду на Илью. Тот вскочил ничуть не медленнее, а то и намного быстрее Киры, изумлённо оглядываясь по сторонам.
– Мы здесь! – крикнул Игорёк, убегая за новой порцией воды – Давай помогай!
В шесть рук дело пошло значительно быстрее, и вскоре дети, усевшись кружком в тени местного аналога дуба, принялись за обсуждение своего появления здесь.
– Прежде всего нужно выяснить, сколько у нас еды! – предложил Дима – Неизвестно, надолго ли мы здесь и есть ли в этих лесах что-нибудь съедобное. Начнём с меня.
Он основательно поворошил содержимое своих карманов и вытащил восемь леденцов.
– М-да, не густо… – Игорёк сунул руки в свои карманы – Впрочем, у меня вообще ничего съедобного нет. А у тебя, Лена? Помниться, ты что-то говорила про бутерброды…
– Ну да! – Лена расстегнула портфель и внимательно изучила содержимое – шесть бутербродов, и все с сыром. А мне казалось, их там по крайней мере восемь…
– У меня ничего, – констатировала Кира.
– Аналогично, – кивнул Илья.
– У меня есть два бутерброда с сыром! – напомнил о себе Кирилл.
– А у меня один с мясом! – сказала Вероника – Итого: девять!
Дети переглянулись и рассмеялись. Они вместе, у них есть еда, никто из них не ранен… Чего ещё желать? Пусть даже мир вокруг них в высшей степени непонятен, но уже не так страшно.
– Так, с едой решили, – подвёл черту Игорёк – Воды вокруг полно, так что с ней проблем возникнуть не должно – разве что её будет слишком много. У кого есть предположения, как мы тут оказались?
Тишина.
– Ладно, вопрос остаётся открытым. Есть идеи, что делать дальше?
– Есть, конечно! – ответила Лена.
– Какие? – поинтересовался Дима.
– Ну… – Лена, по всей видимости, смутилась – Есть нам надо. Мы не ели с утра, не так ли?
– Дело говоришь! – поддержал её Илья – Мои родители всегда говорят: питание и сон должны быть регулярными.
– А кто твои родители? – поинтересовалась Кира.
– Они врачи, – пояснил Илья – Мама – педиатр, папа – стоматолог.
– А-аа… – на Киру это, очевидно, произвело впечатление.
– Ну что, приступаем? – Дима решительно осмотрел небольшую горку съестного и задумался – Ни у кого с собой бутылки пустой пластиковой нет?
– У меня есть! – Кира достала из своего универсального рюкзака пустую литровую бутылку. Кирилл сбегал к ручью и наполнил её чистой холодной водой. Затем дети с чистой совестью принялись за еду. Игорёк посмотрел, как Кирилл трескает бутерброд, отломил от своего примерно половинку и протянул братишке.
– А ты? – поинтересовался Кирилл с набитым ртом.
– Разговаривать с набитым ртом неприлично! – наставительно произнёс Игорёк – Я не особо голоден. А вот воды выпью… Слушай, Кира, у тебя тут что, компот раньше был?
– Да, а что? – спросила Кира.
– Ничего особенного, я просто подумал, может, тут вода такая…
В скором времени с бутербродами было покончено. Вероника потянулась за последним, но тут с дерева спрыгнул зверёк, похожий на кота, особенно по размерам. Его белоснежная шкура блестела и сверкала на солнце, длинный хвост стоял торчком, как перископ, а ещё у него были загнутые назад острые ушки, серый нос и длинная шёрстка на лапах. На детей смотрели два ярко-синих глаза с вертикальными зрачками. Наружу высунулся маленький красный язычок: очевидно, зверьку очень хотелось попробовать бутерброд.
– Держи! – девочка положила бутерброд на траву.
– Зачем? – удивился Дима – Сама бы съела…
– Я уже съела один, а он ни одного! – пояснила девочка – И потом, я уже позавтракала, и даже съела пирожок в столовой, а он, наверняка, голоден…
Зверёк тем временем чинно доел бутерброд и, вспрыгнув на колени Вероники, стал ластиться.
– Ой! – Вероника опасливо посмотрела на старшую сестру – Кир, а можно, он с нами останется?
Кира улыбнулась.
– Ну, если ты так сильно этого хочешь, то пусть остаётся…
– Ура! – Вероника обняла зверька. Тот, видя, что его не собираются прогонять, обрадовано запрыгал вокруг девочки, гоняясь за собственным хвостом. Вероника засмеялась. Кирилл подошёл к ней, и вдвоём они принялись играть со зверьком.
– Ну всё, дети счастливы… – Лена улыбнулась – Теперь давайте решим, что дальше делать?
– Я полагаю, сидеть здесь бессмысленно… – развил мысль Илья.
– …Следовательно, можно выдвигаться дальше! – поддержал его Дима – Вот только куда?
– Я думаю, стоит держаться ручья, – предложил Игорёк.
– А в лесу, быть может, найдутся ягоды или грибы! – Вероника потёрла руки.
– И заодно будем присматривать для ночёвки. – Кира потянулась. Игорёк встал.
– В таком случае не имеет смысла здесь больше рассиживаться. В путь!
Дети есть дети. Даже попав в другой, неизвестный и, быть может, опасный мир, они воспринимали это лишь как интересное приключение, не более того. Вот и теперь, в отличие от взрослых, попытавшихся бы сразу решить проблему, не сходя с места, дети логично решили провести здесь выходные. Всё равно вернуться в Гимназию стало весьма проблематично, так чего ради стараться? Лучше как следует обустроиться здесь, а потом уже и думать, как быть.
Предложение Ильи спуститься к морю и искупаться с треском провалилось ввиду того, что склоны плато спускались вниз почти под прямым углом, так что Игорёк повёл маленькую группу вдоль ручья. Ничего кровососущего в этом мире не было, по крайней мере ни одного комара дети до сих пор не заметили. Девочки, едва войдя в лес, не уставали ежеминутно восхищаться красотами леса: высоченные деревья неизвестных пород, хороводы разноцветных бабочек размером с суповую тарелку каждая, цветки высотой с Илью, который был самим высоким в компании, ошеломительно красивые мшистые валуны, с которых водопадами лились ручейки… Зверёк, которого прикормила Вероника, весело прыгал вокруг них, громко фыркая и периодически гоняясь за бабочками, вызывая приступы хохота у ребят. Вероника назвала его Искрохвостом в честь цвета его шкуры, но выговаривать это имя каждый раз было немного сложно, поэтому прозвище сократилось до Искры. Зверёк не возражал, отзываясь и на Искрохвоста, и на Искру. Другие представитель местной фауны пока не встречались, кроме вышеупомянутых бабочек и птиц в кронах деревьев. Лесная живность безбоязненно летала вокруг детей, совершенно их не опасаясь.
Путь тем временем пошёл вверх: ручей взбирался на холм. Устроив привал перед началом восхождения, дети отдохнули и поползли наверх. Подьём выдался более чем утомительным, но когда дети, пыхтя, как паровозы, выползли на плато, им предстала удивительная картина: река, стремительным потоком тёкшая по плато и устремлявшаяся вниз по дальнему склону. По другую сторону реки снова начинался лес, а на этом берегу, метрах в ста впереди, поднимались отвесные скалы. Это были предгорья.
Объявив привал, Игорёк и Илья пошли обследовать реку, а Лена, Дима и Кира отправились к отрогам. Через полчаса обе группы вернулись. Выводы были неутешительными.
– Скалы отвесные, без специального снаряжения по ним не взобраться, – махнул рукой Дима – Правда, там растут какие-то лианы, но они оборвались почти сразу же, как только я попытался подняться по ним вверх. Причём оборвалась не сама лиана – она, кстати, достаточно прочная – а корень растения. Они слишком слабо держаться на скале.
– У нас новости не лучше, – Игорёк взъерошил себе волосы – Река слишком быстрая, чтобы пытаться её пересечь вброд. Правда, там есть нечто похожее на переправу, несколько камней, но они очень скользкие, одно неверное движение – и всё, кранты. Там обрыв с водопадом в нескольких сотнях метров.
– Секундочку! – Илья бросил взгляд на скалы – Лианы, говоришь?
– Ну да, но вылезть по ним не получиться… – принялся повторно обьяснять Дима.
– А нам и не надо подниматься… – Илья пожал плечами – Мы сплетём переправу. Из лиан. Я читал, как это делают в Африке. Мы повесим её над рекой, закрепив другой конец на том берегу, и спокойно переберёмся на тот берег.
Игорек задумчиво посмотрел на реку.
– Идея в принципе неплохая…
– Одно “но”, отважные переправостроители! – прервала их Лена – А каким образом вы собираетесь её там закрепить?
Илья и Игорёк переглянулись.
– Значит, кому-то придётся перелезть на тот берег и закрепить там верёвку, – в конце концов сказал Игорёк – Другого выхода я не вижу. Даже если идти назад, то мы шли единственным путём. Не свернуть.
Илья встал.
– Значит, я переправлюсь, а вы пока свивайте верёвку.
– Почему ты? – Игорек нахмурился.
– Потому что это была моя идея, – просто ответил Илья и пошёл к переправе. Игорек поднял глаза к небу, вздохнул и посмотрел на друзей.
– Ладно, давайте быстрее верёвку вязать…
Илья спустился вниз и примерился к первому камню, торчавшему в метре о берега.
– Удачи! – закричали остальные. Илья благодарно кивнул, набрал в лёгкие воздуха (так, на всякий случай) и прыгнул.
Камень оказался до того скользким, что запасённый в лёгких воздух чуть было и вправду не понадобился. Замахав руками наподобие пропеллера, Илья кое-как восстановил равновесие и прыгнул на следующий камень. Получалось что-то на редкость экзотическое, вроде танца на раскалённых углях. Камни как будто живые пытались выскользнуть из-под ног и сбросить мальчика в бурлящий поток. Чувствуя, что он сейчас вот-вот упадёт, Илья прыгнул на следующий камень, и снова прыгнул. И опять прыгнул. И ещё раз прыгнул. Последний камень оказался слишком маленьким, и Илья, которому не удалось избежать падения, с криком полетел в воду. К счастью, от берега его отделяли считанные метры, поэтому мальчик быстро вылез на нужный берег.
– Ты как? – крикнул Игорёк с того берега.
– Нормально! – крикнул в ответ Илья – Только мокрый весь! Верёвка готова?
– Да! Подожди немного, мы её утяжелим и перебросим тебе!
Через несколько минут конец крепкого троса, сплетённый из шести лиан, просвистел в воздухе и упал на песок.
– Крепи пониже! – крикнул Дима.
– Что? – не понял Илья.
– Пониже крепи! – рявкнули Дима и Игорёк вместе.
– Мы сейчас перебросим тебе ещё один трос, закрепишь его повыше! – пояснила Лена.
– Будет за что держаться руками! – Кира махнула рукой: вяжи, мол, вопросы будут потом. Илья поднял вверх большой палец, отошёл к дереву и крепко-накрепко привязал трос к стволу двойным морским узлом.
– Лови! – крикнул Игорёк, и новый трос упал на берег. Вскоре над рекой протянулась довольно прочная с виду переправа на высоте около трёх метров от воды.
– Готово! – возвестил Илья – Можно переходить!
– Я первая, – Кира ступила на переправу – Я легче всех, и я отлично плаваю, так что на роль первого кандидата подхожу отлично.
Игорёк кивнул, хотя у него на душе скребли кошки.
– Осторожнее, Кира! – крикнула не на шутку волнующаяся за сестру Вероника. Даже Искра поднял голову, зорко глядя на верёвку.
Кира шла очень осторожно. Трос под ней качался из стороны в сторону, но в целом конструкция выглядела достаточно надёжной. Девочка благополучно достигла того берега и соскочила рядом с Ильёй.
– Теперь ты, Кирилл! – скомандовал Игорёк. Бледный как мел, Кирилл ступил на мост и, медленно-медленно перебирая ногами, дошёл до того берега.
– Теперь ты, Дима… – Игорёк проверил прочность узлов и кивнул – Давай!
Дима спокойно перешёл речку с таким видом, будто он переходит такие речки каждый день, перед завтраком.
– Давай, Вероника! – подбодрил Игорёк. Вероника той же степени бледности, что и Кирилл, ступила на качающуюся опору моста и, осторожно переставляя ноги, пошла вперёд. Искра сидел у неё на плече. Лиана под ней отчаянно дрожала. Девочка дошла до середины моста, когда Игорек с ужасом увидел, что мост под ногами Вероники начинает медленно расползаться.
– Вероника! – крикнул он, но было поздно: перетрудившаяся верёвка с сухим треском порвалась под ногами девочки. Та упала бы в реку, если бы не спасательный трос. Впрочем, через секунду порвался и он. Вероника исчезла в волнах, вынырнула и попыталась доплыть до берега, но течение было слишком сильным. Не медля ни секунды, Игорёк разбежался и прыгнул следом.
Всплеск, и вода поглотила его целиком. Игорёк заработал руками и ногами и выплыл на поверхность. И сразу же увидел Веронику, барахтавшуюся в водоворотах. Он поплыл следом, искренне надеясь, что успеет настичь её прежде, чем это сделает водопад.
Борьба с холодной бурной рекой выматывала все силы, но Игорёк упорно плыл вниз по течению. В какой-то момент он увидел, как голова Вероники скрывается под водой, и нырнул следом. То, что он почти сразу схватил девочку за руку, иначе как невероятной удачей не назовёшь: в пенной воде ничего не было видно. Окрылённый удачей, он потащил её на поверхность, вынырнул и успел другой рукой схватиться за стоящий на берегу куст. Сделал он это как нельзя вовремя: через считанные метры вода с грохотом срывалась вниз со скал пенным водопадом. Куст был шипастый, и Игорёк чувствовал, как его шипы вонзаются в руку. С другой стороны, как только он отвлёкся, ладонь Вероники стала выскальзывать из его руки. Игорёк скрипнул зубами и покрепче сжал обе руки. Искра перепрыгнул на берез, схватил Веронику за воротник и потащил её на берег. От него было мало проку, но Игорьку сейчас была нужна любая помощь. Наконец, он выпихнул девочку из воды, последним усилием выбрался сам и рухнул в траву. Таким измотанным он не чувствовал себя ещё никогда. Руки и ноги просто отваливались, а по голове, казалось, били увесистой дубиной. Игорёк убедился, что Вероника дышит, и закрыл глаза. Боль в руке пульсировала со страшной силой. Грохот водопада почему-то действовал умиротворяющее…
Проснулся он от того, что Искра щекотал усами его шею. Мальчик с удивлением ощутил, что он абсолютно сух, слабость почти не ощущалась, боль в голове и в руке исчезла. Он поднял руку и с удивлением убедился в том, что ладонь абсолютно цела. Ни одной царапины, которую могли оставить шипы спасительного куста. Искра весело мурлыкнул, лизнул мальчика в нос и побежал будить хозяйку. Вероника зафыркала, улыбнулась и открыла глаза. Затем она вспомнила, что произошло, резко подняла голову, увидела Игорька, успокоилась и села.
– Как себя чувствуешь? – спросил Игорёк.
– Нормально, только голова чуть побаливает… – Вероника поморщилась – А что случилось? Я помню, как я упала…
– Нас отнесло вниз по течению, но мы теперь тоже на том берегу. Я думаю, остальные выше по течению, и наверняка ищут нас. – Игорёк потянулся.
– Нас? – удивилась Вероника – А ты что, тоже упал?
– Ну… – Игорёк замялся – Можно и так сказать.
Вероника посмотрела на водопад, грохотавший в двух шагах.
– Да-а, вовремя же мы выбрались оттуда…
– Согласен, нам здорово повезло, – кивнул Игорёк, про себя поклявшись .что отныне и впредь будет провешивать переправы минимум из шести, а лучше из двенадцати тросов, связанных попарно. Вот что значит – поторопиться…
– Пойдём их искать, а? – предложила Вероника, вставая – А то я уже засиделась тут.
– Пошли, – кивнул Игорёк – Вот только куда?
Его взгляд остановился на часах. Игорёк по праву гордился своими часами, их ему подарили на день рождения, они были металлическими, непромокаемо-неразбиваемой конструкции, и всегда показывали правильное время. Теперь же они вели себя совершенно непонятно. Все три стрелки замерли на месте, указывая в разные стороны. Но как только Игорёк повернулся, все они тоже повернулись, по-прежнему указывая в разные стороны. Нет, не все: секундная стрелка слегка подрагивала, потихоньку отклоняясь против часовой стрелки. Игорёк снова повернулся. Стрелка не дрогнула, продолжая указывать в прежнем направлении. Остальные стрелки аналогично держали направление, но были неподвижны.
– Компас… – Игорёк постучал по часам – Гляди, Вероника! Мои часы превратились в компас!
– Ух ты… – девочка восхищённо покачала головой – А куда они показывают?
– Не знаю… – Игорёк пожал плечами – Но смотри, вот эта движется, а остальные нет. Пошли по этой? Может, она приведёт нас к остальным?
– Пошли! – согласилась Вероника. Дети поднялись на пологий холм, прошли сквозь заросли сухого тростника и нос к носу столкнулись с этими самыми остальными. У ребят на лицах было выражение крайней обеспокоенности, но, увидев Игорька и Веронику целыми и невредимыми, они вздохнули с видимым облегчением.
– Кира! – Вероника бросилась к сестре, в то время как Кирилл прыгнул на Игорька. Игорёк не выдержал, и они покатились по траве, хохоча. Кира прижала к себе Веронику и устремила благодарный взгляд на Игорька.
– Игорь, я… То есть мы… То есть ты… – начала она.
Игорек улыбнулся и махнул рукой:
– Забудь. Что было, то было.
– Это я во всём виноват! – стенал Илья – Я посоветовал переправляться по этой переправе, будь она трижды неладна! Если бы не я…
– Если бы не ты, мы бы до сих пор сидели бы на том берегу, – закончил за него Игорёк – Ребята, всё в порядке, все живы, мы уже на том берегу, к чему вспоминать неприятности? В конце концов, мы с вами достигли цели: вот он, тот берег, так что не вижу причин извиняться за что-бы-то-ни-было.
Илья смущённо улыбнулся. Игорёк похлопал его по плечу.
– Так, нам удалось пересечь реку. Что дальше будем делать? – спросила Лена, донельзя довольная тем, что всё закончилось благополучно.
– У меня предложение… – Дима осмотрел друзей – Мы не знаем, остров это или материк. Давайте поднимемся на какой-нибудь холм и осмотрим окрестности. А заодно и разыщем чего-нибудь пожевать, так как время неуклонно близиться к обеду…
– Поддерживается! – Кира кивнула – В этом лесу просто не могут не встретиться грибы или плодовые деревья. Ну что, пошли?
Лес по эту сторону реки был ещё более удивительным: диковинные деревья переплетались в кронах толстыми лианами, похожими на огромных питонов, создавая внизу приятный полумрак. На земле, укрытой шелковистой травой, стояли здоровенные мшистые валуны, между которыми цвели поистине уникальные цветы. Дети перенюхали с полсотни цветков, пока один из них не шарахнулся в сторону. Оказалось – зверь. Бабочек ловит. Решив, что следующий может точно так же ловить неосторожных школьников, Игорёк стал осторожнее.
По пути им попались несколько кустов с ягодами, похожими на малину, но имевшие сладковато-кисловатый привкус. Ручеёк всё так же бежал рядом, тихо журча. Взобравшись вверх по довольно-таки крутому склону, Игорёк со товарищи вышли на небольшую поляну, за которой снова начинался подьём.
– Привал… – устало сказала Кира. Лена согласно споткнулась на ровном месте и улеглась на траву. Кирилл и Вероника последние двести метров вообще шли на автопилоте, так что возражать не стали. Игорёк и Илья, несмотря на то, что тоже порядочно устали, посидели всего несколько минут.
– Я схожу наверх, посмотрю, что нас ожидает там, – сказал Игорёк, вставая.
– Я с тобой! – Илья тоже встал – Мало ли что…
– Нет проблем, пошли! – согласился Игорёк, и они с шуршанием исчезли в кустах на другой стороне поляны.
– А я, пожалуй, тут полежу, – Сказал Дима, переворачиваясь на другой бок – Вдруг им понадобиться моя помощь, а я не отдохнувший…
Лена, Кира, Кирилл и Вероника уже давно спали крепким сном – как известно, именно он лучше всего восстанавливает потраченные силы. В лагере не спал один Искра, он ходил вокруг лагеря с важным видом, охраняя спящих. Вот уж кого ничуть не утомили дневные приключения – зверёк просто светился от свежести. Даже подьём не уморил его.
Тем временем Игорёк рассказал Илье про свои часы-компас, и они стали экспериментировать с ними. Оказалось, что секундная стрелка указывала на того, о ком сейчас думал Игорёк, минутная – на то, о чём он сейчас думал. Часовая, несмотря на все усилия мальчишек, твёрдо держала направление и менять его не собиралась. Игорёк решил, что они будут идти туда, куда указывает часовая стрелка. Ведь на что-то она указывает! В порядке эксперимента Игорёк подумал о еде, и минутная стрелка сразу же поменяла направление, указывая на холм. Делать нечего, пришлось лезть наверх… Подьём оказался не настолько утомительным, каким его представлял Игорёк, и минут через пятнадцать они поднялись на вершину холма. Неожиданно Илья вскрикнул и указал на что-то, скрытое от Игорька густыми кустами. Игорек подобрался поближе и, раздвинув ветки, увидел небольшую поляну, в центре которой росло несколько деревьев высотой около четырёх – пяти метров, на ветвях которых висели коричневые плоды размером с футбольный мяч. Их было великое множество. Под деревом на задних лапах стоял крупный зверь и пытался дотянуться до плодов. Это ему не особенно удавалось, и он обиженно шипел. От начала ушей и до кончика короткого хвоста существо было покрыто гибкой красно-золотистой чешуёй, и, несмотря, на кажущуюся массивность, было ясно, что оно могло двигаться с потрясающей скоростью. На передних лапах были длинные острые когти, которыми оно пыталось уцепиться за ствол и влезть наверх. Задние лапы были массивными, с затупившимися от ходьбы когтями. Хвост был толстым, длинной около тридцати сантиметров, с костяным шаром на конце. Голова была закрыта костяной пластиной, из которой торчали два острых уха и в которой были две щели-отверстия для изумрудно-зелёных глаз. Чуть ниже шёл маленький острый розовый нос, который беспрестанно что-то вынюхивал, и раскрытая пасть, полная острых зубов. Но, не смотря ни на что, его трёхметровая длина не позволяла ему дотянуться до веток, а избыточный вес мешал влезть на дерево. Существо жалобно свистело, высовывая длинный раздвоенный язык.
– Наверное, эти плоды съедобные… – прошептал Илья – Иначе чего он пытается до них добраться?
– Согласен… – кивнул Игорёк – Давай достанем несколько штук!
– А он? – Илья опасливо посмотрел на зверя – Думаешь, он не опасен?
– Он? – Игорёк с сомнением посмотрел на животное – Не думаю. Смотри, у него есть панцирь, а значит, он не хищник.
– Ага, а зачем ему тогда когти такие?
– Вероятно, для того, чтобы выкапывать сьедобные корни… – не очень уверенно ответил Игорёк – И вообще, мне кажется, что он ещё ребёнок.
Ребёнок ударил лапой дерево, и то зашаталось из стороны в сторону, но ни один плод не упал на землю.
– Я пошёл, – Игорёк взъерошил волосы.
– Будь осторожен! – напутствовал его Илья, благоразумно оставаясь за кустами – и всё-таки, выбирая между жизнью и едой, я бы выбрал жизнь…
Игорёк глубоко вздохнул и вышел на поляну. Существо зашипело, но, сообразив, что мальчик не собирается причинять ему вред, успокоилось, втянуло когти и доверчиво обнюхало его. Очевидно, запах ему понравился, так как он шумно, как корова, вздохнул и весело фыркнул, затем потрогал лапой руку мальчика. Каким образом Игорёк сумел остаться на месте и не убежал с криками ужаса, до сих пор остаётся загадкой. Чешуйки слегка царапнули кожу, ящер снова фыркнул. Игорёк протянул руку и погладил существо, внутренне приготовившись к тому, что её сейчас откусят по самый локоть. Ничего подобного не произошло, а шерсть на затылке существа оказалась мягкой и тёплой. Существо заворчало и плюхнулось на живот. Игорёк ещё немного погладил его, а затем подошёл к дереву. Высоко вверху висели вожделенные плоды. Мальчик вздохнул и полез наверх.
Игорёк заслуженно считался лучшим в классе древолазом, но это дерево поставило его в тупик. Ствол был гладким, точно его облили лаком, пальцы просто скользили по ровной поверхности. Забраться наверх было невозможно. Хотя… Игорёк всмотрелся повнимательнее. Гладкими были лишь первые два метра ствола, дальше начинались многочисленные трещины и сучки от сломанных веток. По ним забраться наверх было проще простого, но для этого необходимо было преодолеть первые два метра.
Игорек почесал затылок, придумывая выход, когда почувствовал, что его обхватывают чешуйчатые лапы. “Сейчас он меня съест”, промелькнуло у него в голове. На самом деле ящер, желавший помочь, взял мальчика передними лапами и поднял вверх. Игорёк сориентировался и дотянулся до ближайшей ветки. Через несколько секунд он уже сидел на ветке и пытался отодрать один из плодов. Наконец ему это удалось, хотя он чуть было не полетел вниз вместе с ним. Уравновесившись на ветке, он бросил плод, оказавшийся неожиданно тяжёлым и покрытым плотной, пахнущей финиками кожурой, вниз. От удара о поверхность кожура лопнула. Внутри него оказалась коричневая мякоть и крупная, с кулак размером, чёрная косточка. Ящер подошёл к дереву и поднялся на задние лапы, передними оперевшись о ствол. Игорёк сообразил что к чему и следующий плод не бросил, а аккуратно опустил в ждущие лапы. Четвероногий помощник положил плод на землю и снова протянул лапы. Через полчаса упорных трудов внизу скопилась порядочная куча плодов. Илья, видя, что животное и вправду безобидное, вышел на поляну и теперь помогал собирать “урожай”. Животное приветливо покосилось на него и шумно обнюхало с головы до ног.
– Всё, хватит пока! – раздался возглас Игорька, а через мгновение появился он собственной персоной, съехав вниз по стволу – Берём половину плодов и идём к нашим, они, очевидно, уже заждались нас…
Тем временем ящер подошёл к Игорьку и стал по-дружески тыкаться холодным носом ему в ладонь.
– Знаешь… – задумчиво сказал Илья – По-моему, он хочет пойти с нами.
– Правда? – Игорёк присел на корточки и взглянул в глаза существу – Ты и вправду хочешь пойти с нами?
Существо горячо закивало головой, показывая, насколько сильно оно этого хочет, затем указало носом на кучу плодов.
– Хочешь помочь нам? – удивился мальчик – Учти, мы тут впервые и не знаем, что тут и как…
Ящер заглянул ему в глаза и помахал хвостом.
– Ну хорошо, пошли с нами! – согласился Игорёк – Друзья лишними не бывают, верно?
Он улыбнулся и посмотрел на Илью. Тот с открытым ртом смотрел на них.
– Ты… – от удивления Илья даже охрип – Ты разговаривал с ним!
– Да нет, – Игорёк засмеялся – Я просто говорил, а он понимал. Чего тут удивительного?
– Для тебя, может, и ничего… – Илья покачал головой – А вот для меня то, что мой друг умеет разговаривать с животными, настоящее открытие!
– Ладно, пошли отнесём всё это в лагерь… – Игорек оглядел порядочную кучу и задумался – Хотя подожди… У меня появилась идея, как это сделать проще.

Искра остановился и в нерешительности понюхал воздух. Несмотря на то, что ему был всего год от роду, он обладал отличным чутьём. И вот теперь он пытался понять, что же именно он почувствовал. За детей он не беспокоился: солнце стоит высоко, и ни один мало-мальски приличный хищник не выйдет на охоту прежде наступления сумерек. Бутерброд, которым его угостила Вероника, оказался чрезвычайно вкусным, но солнечный свет восстанавливал потраченную энергию куда быстрее. Искра сейчас стоял на самом освещённом месте и чувствовал, как его наполняет тепло.
Неожиданно кусты на том конце поляны с треском раздвинулись, и на открытое пространство вывалился странный пришелец, покрытый чешуёй ящер полутораметровой длины. Искра сразу же приник к земле, его хвост высоко взметнулся и с шуршанием описал круг над головой… И опустился: вслед за ящером на поляну вылезли усталые, но довольные Илья и Игорёк; на спинах у всех троих были сплетённые из лиан корзины, доверху наполненные чем-то коричневым.
Сгрузив плоды неподалёку от спящих друзей и похвалив Искру за бдительность, мальчишки принялись чистить их. Получалось плохо: кожура была толщиной в палец и напоминала исключительно крепкую резину. Илья попробовал разбить его о камень, но не преуспел в этом: плод здорово сопротивлялся, с поразительным упорством отскакивая от камня. Помог Златозавр, как его назвал Игорёк за красивый цвет чешуи: он выпустил свои когти, остротой не уступающие скальпелям, и разрезал плод на четыре половинки. Илья отдал ему этот плод, ящер с аппетитом съел его и продолжил пополнять его продуктовый запас. Разделанные фрукты раскладывались на солнышке для просушки. Искра тоже попробовал один, но не особо проникся этим кушаньем, отдавая предпочтение бутербродам. Закончив кропотливую работку по просушке мягкой сердцевины, Илья и Игорёк тоже попробовали, что же они принесли. Мякоть здорово напоминала финики, но по вкусу была скорее похожа на свежий чёрный хлеб. К тому же она ещё и пахла, как настоящая булочная. Первым проснулся Дима, у которого был исключительный нюх на съестное, затем Кирилл и Вероника, а потом пришлось просыпаться всем: спать, когда рядом резвятся эти двое, просто невозможно. Опробованные финики пришлись всем по вкусу, к тому же выяснилось, что они очень сытные: после того, как все съели по несколько кусков, дети почувствовали необычайный прилив сил и удивительную лёгкость в теле. Было решено заночевать неподалёку, а утром набрать таких плодов под завязку и продолжить путь. Игорёк рассказал про новую функцию своих часов, чем удивил почти всех. Дима, судя по виду, хотел было сказать что-то вроде “Это же элементарно, Ватсон”, но потом передумал. К появлению Златозавра в компании остальные отнеслись очень положительно: как правильно заметила Кира, “друзья на дороге не валяются”. Довольный тёплым приёмом, а также приятной тяжестью в желудке, ящер улёгся под деревом отдыхать после праведных трудов. Глядя на него, Игорёк вторично решил, что уходить отсюда сегодня не следует. Зачем? Еды полно, воды тоже, поляна хорошая, полюс дров в лесу должно быть выше крыши… Посему, решив не откладывать дело в долгий ящик, Дима, Илья, Лена и Златозавр отправились за финиками, Игорёк и Кира – за хворостом, а Кирилл, Вероника и Искра остались в лагере охранять уже готовые “финики”. Игорёк оказался прав: сушняка в лесу было валом, так что дети, разговаривая, постепенно уходили всё дальше и дальше в лес, собирая ветки в большие кучи. Впрочем, это было далеко не последним открытием за сегодняшний день.
Пройдя метров сто, Кира обнаружила грибы. Причём не просто семейство, а целую колонию, зигзагами уходящую за деревья. Игорёк, грибами не интересовавшийся, пошёл дальше собирать топливо для будущего костра и наткнулся на рощицу низкорослых деревьев, на которых росли крупные ярко-белые плоды, поразительно похожие на яблоки. Игорёк попробовал. Ну точно – яблоки! Только с каким-то слегка апельсиновым привкусом и с мягкими серыми косточками. Такое яблоко можно есть целиком. Игорёк стянул с себя футболку, связал её мешком и набрал под завязку яблок. Обе находки оценили в лагере как вкусные и полезные. Лена, Кира и Вероника пошли мыть грибы в речке, а мальчишки отправились за хворостом. С ними увязался и Златозавр, дети не возражали, сильный ящер мог немало облегчить переноску дров.
Вечерело… Солнце, похожее на огромных сочный помидор, уже наполовину ушло за горы, поэтому отчего по лесу залегли длинные тени. Заночевать решили в пещере, по счастливой случайности найденной во время переноски хвороста. Пещеру нашли Кирилл и Златозавр, за что получили ещё по одному “финику”. Пещера была небольшой, но сухой, а главное – с одним выходом. Исследовав внутренности пещеры на предмет её хозяина и никого не найдя, дети перетащили хворост и продукты внутрь. Костёр решили развести чтобы дым выходил наружу, не скапливаясь внутри. Этому Игорька научил один его друг, часто ходивший в походы. В полусотне метров вниз по склону обнаружился ещё один ручеёк. Так как солнце садилось очень быстро, ребята натаскали внутрь сухой травы и устроили довольно сносную кровать восьмиметровой ширины. Часы Игорька пробили десять.
– Ну что… – начал Игорёк – В общем в целом сегодняшний день выдался на редкость удачным. И вообще, мне кажется, этот мир не так уж и плох. Не так ли?
Лена перевела задумчивый взгляд с Игорька на хворост и обратно на Игорька.
– Можно вопрос? – спросила она – А каким образом мы собираемся зажечь костёр?
Пауза.
– Хм… – Игорёк взъерошил волосы, представив себе тёплый костёр с жарящимися на нём грибами, и сглотнул – Да… Точно… Как это я не подумал об этом…
– Может, попробуем трением? – предложил Кирилл. Дима покачал головой.
– Нет, это не даст результатов. К тому же мы не умеем тереть так, как надо.
Ребята задумались, глада на то, как Искра играет с Златозавром. Ящер лежал на полу пещеры и пытался лапами поймать верткого противника, не выпуская страшных когтей. Искра отпрыгивал, а его длинный хвост мелькал в воздухе, стараясь коснуться носа ящера. Златозавр фыркал и отмахивался лапами. Услышав (а точнее, почувствовав), что дети в затруднении, оба оставили забаву и подошли поближе. Затем Златозавр что-то тихо проворчал на ухо Искре, тот пригнулся, как будто собирался прыгать. Хвост стал с шуршанием летать над его головой, всё время ускоряясь и становясь толще; спустя несколько секунд он превратился в туманное кольцо. Дети синхронно отступили подальше от дров. Наконец хвост завершил последний круг и, молнией метнувшись к костру, коснулся его самым кончиком. Раздался треск, и костёр весело заполыхал, исходя волнами жара. У Вероники глаза стали как два чайных блюдца.
– Ничего себе! – Илья потряс головой – Как это он такое сделал?
Кира и Лена одновременно пожали плечами. Игорёк задумался. Дима прижал палец к виску и неожиданно просиял:
– Я понял!
– Ну? – воскликнули все хором.
– Смотрите! – с этими словами Дима взял хвост Искры и пошевелил пальцем длинную шерсть, плотно прилегающую к нему – Обычно он выглядит вот так. А сейчас, скорее всего…
Дима приподнял шерсть, и хвост сразу стал в два раза толще.
– А! – сообразил Игорёк – Статическое электричество?
– А, так вот зачем он махал им! – поняла Кира – Он собирал электричество!
– А затем, коснувшись кончиком хвоста дров, передал им заряд, фактически ударив их током… – Илья восхищённо покачал головой – Ничего себе!
– А почему… Ну… – Лена запнулась – Почему его самого не ударило током?
Игорёк погладил искру и Златозавра, затем подбросил дров в костёр и, сощурившись, посмотрел в огонь.
– Очевидно, хвост каким-то образом изолирован от остального тела… – предположил он.
– В любом случае, Искра, ты нас здорово выручил! – Вероника обняла кота, довольно мурлыкавшего – Спасибо тебе!
Златозавр тихо заворчал, и его тоже с благодарностью почесали.
– Всё, давайте спать! – предложила Лена, позёвывая – Время позднее…
Дети с удобством устроились на травяной кровати и вскоре уснули под потрескивание костра. Уснул и Златозавр, упахавшийся за день. А Искра всё сидел у костра, впитывая тепло, и смотрел в темноту глазами, отлично видящими в ней. Часов через пять-шесть наступит рассвет, и взойдёт его любимое солнце. А пока он посидит у входа и посторожит спящих детей. Всё равно спать ему не хотелось совершенно…
Среди ночи Веронике вдруг дико захотелось пить. Так сильно, что она даже проснулась. Протянув руку к бутылке, девочка поняла, что пить этой ночью хотелось не только ей одной. Она села. Пещера озарялась отблесками догорающего костра. Подбросив немного веток, она села поближе к согревающему огню, глядя в непроницаемую темноту. Искра поднял голову, увидел хозяйку и стал обрадовано тереться об её плечо. Луны не было, звёзды скрылись за набежавшими неизвестно откуда облаками, и лес выглядел несколько… зловеще. Даже то, что ручеёк был совсем недалеко, не успокаивало её. Искра мурлыкнул. Девочка обняла его и вздохнула. Пить захотелось ещё сильнее. Делать нечего, не могла же она разбудить всех только из-за того, что хочет пить, а до ручья дойти страшно. Вероника взяла пустую бутылку и вышла на улицу. Деревья тихо поскрипывали на ветру, отчего мурашки целыми табунами носились по спине. Искра легко перепрыгнул костёр и встал рядом с девочкой. Вероника улыбнулась, и вдвоём они стали спускаться к ручью. Когда рядом есть друг, уже не страшно…
Ручей красиво светился слабым голубым светом. Вероника быстро наполнила бутылку, в то время как Искра стоял на страже. Неожиданно слева послышался тихий треск. Вероника и Искра подпрыгнули. На фоне сорокаметровых деревьев девочка отчётливо увидела приземистую чёрную тень, мелькнувшую в высокой траве. Ничего страшного, подумала она. Это просто большое травоядное, пришедшее попить. Сейчас они с Искрой тихо уйдут обратно в безопасную пещеру, и всё будет хорошо…
В эту минуту луна очень некстати вышла из-за облаков, и Вероника увидела, что в двадцати шагах от неё стоит пригнувшийся, покрытый полосатой чёрно-жёлтой шерстью хищник. В том, что это не травоядное, девочка убедилась, увидев его пасть, больше похожую на мясорубку. Стояло существо на шести длинных ногах. Шорох слева и справа показал, что оно было не одно. Низкий рык разнёсся по лесу.
Вероника осторожно попятилась вверх по склону. Она совершила ошибку: ближайший хищник, видя, что добыча ускользает, пригнулся, глухо рыкнул и прыгнул.
Девочка еще успела увидеть эти кроваво-красные глаза, острые зубы и огромные когти, когда хищника на полпути настиг хвост Искры. Несмотря на то, что он был в десять раз меньше хищника, результат был ошеломительным. Шурша, хвост буквально вспорол воздух, послышался громкий треск, сверкнула вспышка, монстра тряхнуло мегаваттами энергии, и он, перевернувшись в воздухе, врезался в дерево и с задумчивым видом сполз с него. Остальные, увидев такое, атаковали с двух сторон одновременно. Искре пришлось туго. Удар, которым он свалил того, первого, хищника опустошил его внутренний резерв энергии почти наполовину, и теперь он просто отмахивался хвостом, поражая врагов лёгкими разрядами. Ему нужно было выиграть время, давая Веронике шанс добежать до пещеры. Вот девочка у входа… Вот забежала внутрь… Всё, она в безопасности. Искра, взмахнув как следует хвостом, отправил ещё одного тигра в нокаут и рванул к пещере.
Вероника влетела в пещеру и бросилась к Игорьку.
– Вставайте! Ну вставайте же! – крикнула она, тряся его за плечи.
– А? – Игорёк обвёл пещеру полусонным взглядом – Что случилось? Ты чего не спишь?
– Я… Мы… – начала обьяснять Вероника, и в то же мгновение Искра перемахнул костёр и встал рядом, широко размахивая хвостом. Игорёк сразу же проснулся полностью и окончательно. С той стороны к костру подлетел свирепый коктейль из тигра и паука и свирепо зарычал, отшатнувшись от огня. В пещере проснулись все. Вероника вкратце изложила, что она делала в лесу в три часа ночи. К хищнику присоединилось ещё несколько тигропауков, и теперь они вместе кружили перед входом в пещеру, оглашая лес низким хищным рычанием. Периодически один из них делал попытку перепрыгнуть пламя, но шуршащий хвост Искры отгонял их получше костра. Пока что кот держал оборону, но было ясно, что долго так продолжаться не может. Искра уже пошатывался от усталости, и даже жар от огня не мог полностью восстановить его силы. Вот хвост свистнул “вхолостую”, и хищник, перепрыгнув огонь, сбил кота с ног. Страшная когтистая лапа взметнулась, но так и не опустилась. Над головами пригнувшихся детей что-то с жужжанием пролетело и ударило тигропаука в бок. Послышался хруст. Хищник захрипел и выпал из пещеры. Игорёк оглянулся, и его лицо озарилось восторгом. Сзади на задних лапах стоял Златозавр. Но это уже не был тихий добрый ящер. Его глаза горели огнём, хвост поднимался и опускался, а из открытой пасти доносилось грозное рычание. Вот два тигропаука одновременно перепрыгнули огненную преграду, и ящер шагнул вперёд, выпуская ещё более страшные когти. Короткий хвост внезапно вытянулся, как будто резиновый, и костяной шар с жужжанием ударил монстра в грудь, выбив его из пещеры. Второй прыгнул на ящера, но в полёте встретился с когтями Златозавра и с воем отскочил: на его боку и передних лапах виднелись длинные глубокие раны. Златозавр встал на все четыре лапы, вздохнул и испустил ТАКОЕ рычание, что стены пещеры задрожали, резонируя. Перепуганные хищники рванули прочь. От драки с таинственным боевым ящером, чёрт знает зачем спрятавшимся в пещере с добычей, они дружно решили отказаться. Смысла нет. В лесу бродит добыча попроще и без убойных выкрутасов.
Как только треск сучьев под лапами хищников стих в отдалении, огонь в глазах ящера погас, длинные когти втянулись, хвост укоротился, и вот перед детьми стоит прежний Златозавр. Ящер зевнул и ткнулся носом в руку Игорька. Только теперь до детей наконец дошло, что всё закончилось, опасность позади, и они принялись радостно вопить и обнимать своих спасителей. Златозавр зевнул и завалился дрыхнуть дальше. Искра поскорее улёгся рядом с костром и закрыл глаза, впитывая тепло. Вот уж сходили за водичкой…
Несмотря на ночное происшествие, дети снова заснули. На то они и дети, что им хорошо спится в любой ситуации. Один Игорёк осторожно, чтобы не потревожить остальных, встал с кровати и перебрался к костру. Искра был явно рад соседству, и до первых лучей солнца они играли в забавную игру: Игорёк, сидя на месте, пытался ухватить Искру за лапу, а тот старался шлёпнуть мальчика по руке хвостом. Понятное дело, выигрывал Искра, но Игорёк не расстраивался: Искра всячески разнообразил игру, периодически подпрыгивая, кувыркаясь и махая лапами в воздухе. Так, незаметно, ночь пошла на убыль, и появившееся из-за моря солнце окрасило лес в привычные цвета. Звёзды постепенно меркли, пока не исчезли совсем. В ветвях просыпались птицы, исполняя свои первые пробные трели. А Искра и Игорёк продолжали сидеть, наблюдая, как встаёт огромный жёлтый диск, приветствуя новый день.

Башня

В десяти километрах от пещеры, стоя в тронном зале перед огромным экраном, Аинн Данглор поморщился. И откуда взялись эти дети? Он не зафиксировал ничего, что могло бы объяснить их появление из ниоткуда. Вроде как ничего особенного не произошло, и вдруг на плато появляются эти семеро, которые, несмотря на то, что самому старшему было всего десять лет, тем не менее успешно отразили нападение тигров с помощью электрической кошки и боевого ящера. С какой стати эти животные вообще стали их слушаться? А тем более рисковать своей жизнью для их спасения? Не понятно. Это плохо, но терпимо. Гораздо хуже было то, что они направлялись к одной из обзорных вышек – зеркал, откуда они наверняка увидят то, чего им видеть и вовсе не следует. Аинн сощурился. Нужно их остановить, а значит…
На руке Аинна замигала одна из лампочек. Аинн удивлённо посмотрел на браслет. Обычно он всё делал сам, с чего бы это вышестоящему начальству вызывать его наверх?
Он прошёл по длинному коридору и остановился перед массивной дверью из непробиваемого титана, ведущей к лестнице. Дверь бесшумно уползла в сторону. Аинн щёлкнул тумблером на пульте слева, и открывшийся лифт унёс его на вершину Башни Заката, туда, где находился Зал Управления. Святая святых. Покои Огненного Демона.
Демон стоял у края парапета и смотрел на восходящее солнце. Языки пламени плясали над его плечами и головой, опадая на пожаростойкий пол невесомым пеплом. Услышав тихое шипение открывшейся двери за спиной, Демон повернулся.
– У нас неприятности, – без предисловий начал Аинн – Согласно показаниям датчиков, на плато…
– Я знаю, – Демон кивнул на маленькую копию экрана наблюдения – Вы уже выяснили, каким образом им это удалось?
– Нет, – Аинн покачал головой – Но мы работаем над этим…
– Уже нет, – прервал его Демон – Во всяком случае, не ты. Это смогут сделать и без тебя. Ты мне нужен для другого.
Демон подошёл к дисплею и указал на мигающую красным точку.
– Они идут вот сюда, и точно держат курс. Откуда они знают про башни, а тем более про город-аванпост, я не знаю. Но до этого места они дойти не должны.
Глаза Аинна расширились:
– Не понимаю…
Демон коснулся мигающей точки, обозначавшей на экране вышку, проплавляя толстый слой пластика.
– Устрани их. До того, как они доберутся до поста. Каким угодно способом.
– Но… – начал Аинн.
Демон взглянул на него так, что тот едва не сгорел.
– И я советую тебе поторопиться. Ты свободен, Аинн.
Юноша поклонился и спустился на лифте вниз. Чувствовал он себя на редкость отвратительно. Убить детей – в этом мало чести даже для убийцы. А убийцей он не был. Но приказ есть приказ. Остаётся лишь надеяться, что они сдадутся…

Дети выступили через час после восхода солнца. За это время они успели плотно позавтракать и сплести из лиан, в изобилии росших на деревьях, несколько мешков, в которые сложили грибы, яблоки и финики. Мешки взялся нести Златозавр, благо сил у него было немеряно. Выйдя из пещеры, они начали подниматься вверх по склону и через полчаса достигли финиковой рощи. Там Игорёк объявил короткий привал, дети набрали как можно больше фиников и снова выступили вперёд. До сюда Илья и Игорёк не дошли в прошлый раз, поэтому следующую высоту пришлось штурмовать в лоб, благо подьём не оказался слишком уж крутым. Через некоторое время, видя, что остальные уже почти валятся с ног, объявил очередной привал, а сам отправился на разведку. Илья и Златозавр увязались следом. Местность впереди постепенно выравнивалась, Игорёк наметил тропу для восхождения и они уже собирались было идти обратно, когда из леса до них донеслись звуки схватки. Друзья, не сговариваясь, устремились в сторону треска веток, клёкота и рычания. Златозавр бежал позади. Метров через пятьдесят взорам мальчишек предстала открытая поляна, и они увидели страшную картину: огромный, минимум три метра в длину зубастый ящер, сильно смахивавший на крокодила, с длиннющим хвостом, внушительными когтями и костяной бронёй зелёно-коричневого цвета нападал на небольшую, с голубя размером птицу льдисто-изумрудного цвета, если только можно представить себе лёд таких сумасшедших расцветок. Птица отчаянно порхала по поляне, отбиваясь от противника клювом длиной в мизинец и нестрашными когтями. Крыло у птицы, очевидно, было повреждено, и было видно, что ей долго не продержаться. Она и до этого момента дожила лишь потому, что крокодил играл с ней, как кот с мышью.
– Златозавр, вперёд! – крикнул Игорёк.
Крокодил таки дотянулся о птицы, и та с криком отлетела к деревьям. Но хищник наслаждался своей победой не долго: Златозавр сверкнул глазами, выпустил когти, взмахнул хвостом и прыгнул вперёд.
Два ящера столкнулись с таким грохотом, как если бы столкнулись два товарных поезда. Сбитый крокодил отлетел в другой конец поляны и тут же вскочил, раскрывая клыкастую пасть и взмахивая передними лапами. Его глаза сверкали как два изумруда. Златозавр отпрыгнул в другой конец поляны, закрывая собой раненую птицу и скрестив свои страшные когти. Зелёный монстр хрипло взревел и бросился вперёд, намереваясь просто растоптать надоедливого противника, располосовать его когтями или просто отбросить прочь. Его передние лапы ударили по сомкнутым в “ножницы” когтям Златозавра, тот резко развёл лапы, подавшись вперёд. Взвыв, крокодил отступил: по его лапам тянулись шесть глубоких царапин. Свистнул хвост, и костяной шар развернул монстра на 180 градусов, как раз в тот момент, когда тот прыгнул вперёд. Крокодил перевернулся в воздухе и пропахал носом траву, завершив свой тормозной путь у дерева. На него сверху посыпались увесистые шишки. Тем не менее, он бодро вскочил и с удвоенной скоростью устремился в атаку. Златозавр увернулся, подставив плечо, и крокодил снова грохнулся носом в землю, но было видно, что всё это не причиняет ему никакого вреда, а только доводит до белого каления. После серии блестящих контратак и подножек Златозавр снова составил “ножницы”, но хищник, наученный горьким опытом, нанёс коварный удар снизу, и Златозавр грохнулся на землю, покатившись по траве. Крокодил нанёс ещё один удар, отбросив противника к деревьям. Златозавр ударился головой о ствол и остался лежать. Зелёный монстр торжествующе заревел и шагнул вперёд с целью сделать из Златозавра котлету.
– Златозавр! – крикнул Игорёк, видя, как ящер продолжает лежать на спине. Он вскочил на поляну и заслонил собой ящера, сжав кулаки. Крокодил хрипло зарычал, подобрался и устремился вперёд.
– Нет!!! – закричал Илья.
Дальнейшее запомнилось ему как скоростной калейдоскоп. Златозавра окутал ярко-оранжевое сияние, он резко выгнулся, подпрыгнул и вновь оказался на ногах. Когти на лапах стали длиннее, из головы вырос длинный костяной гребень, а на лапах появились длинные острые шипы. Златозавр встал на задние лапы и вытянул передние вверх. Чешуя исчезла – теперь ящера покрывала гибкая и очень твёрдая костяная пластинчатая броня. Да и сам ящер вырос, теперь он был около двух с половиной метров в длину. Точнее, в высоту: лапы стали толще и без усилий выдерживали огромный вес ящера, позволяя ему стоять прямо. Игорёк поднял руки в нелепой попытке защититься от страшных когтей, Златозавр бросился вперёд, взмахивая хвостом и занося лапу для удара…
БАБАХ!!!
Крокодила отбросило в сторону. Игорёк открыл глаза и не поверил им: перед ним стоял ящер, очень похожий на Златозавра, особенно по огню в глазах, но разительно отличающийся от него по всему остальному. Ящер мягко отодвинул мальчика в сторону и присел, высоко подняв хвост. Крокодил встал, с изумлением глядя на нового противника. Очевидно, в его голове не укладывалось, каким образом перед ним стоит вроде как тот же самый противник, но явно не он. Решив отложить загадку до лучших времён, он заревел и прыгнул вперёд, раскрывая лапы и собираясь заключить Златозавра в смертельные объятия. Златозавр не стал ни уклоняться, ни взмахивать хвостом. Он просто глубоко вздохнул, наклонился вперёд и широко раскрыл пасть… И из пасти вылетел шипящий огненный клубок, с треском врезавшийся в крокодила и отбросивший его с поляны. Опаленный и побитый хищник с шумом упал на поляну. Страшные челюсти сжались, хвост в последний раз ударил по земле, и зелёный огонь в глазах погас.
Златозавр взглянул на раскрывших рты детей, опустился на все четыре лапы и лизнул Игорька в нос.
– Златозавр? – сказать, что Игорёк был удивлён – значит не сказать ничего – Это ты?
Ящер ткнулся носом в ладонь Игорька и довольно заворчал.
– Это… – Игорек взъерошил волосы – Как это?
– Я не уверен, что мы когда-нибудь узнаем ответ… – пробормотал Илья, осторожно гладя Златозавра по голове – Ну ничего себе…
Внезапно Игорёк почувствовал головокружение и медленно осел на землю, с трудом подавляя дрожь: его нагнал страх.
– Никогда не проси меня повторить это… – охрипшим голосом попросил он Илью.
– Я просил? – возмутился Илья, присаживаясь рядом – Да я сам чуть со страху не умер!
Игорёк взглянул на когти убитого крокодила, и его слегка замутило. Неожиданно в кустах раздался клёкот. Мальчишки переглянулись и бросились к кустам. Подбежав, они увидели, что птица пытается подняться на ноги, не опираясь при этом на крыло. Это её не особенно удавалось. Игорёк успокоил бедняжку, тогда как Илья осматривал крыло.
– Ничего страшного… – с облегчением выдохнул он – Просто вывих, это даже не перелом. Подержи-ка крыло вот так…
Убедившись, что Игорёк всё понял, Илья схватил крыло и потянул его на себя. Сустав со щелчком встал на место. Птица забилась, стараясь вырваться, но боль прошла так же внезапно, как и появилась. Она недоуменно осмотрела своё крыло, а потом взлетела на плечо Илье и благодарно заворковала. Было видно, что она накрепко привязалась к нему. Игорек улыбнулся и хлопнул Илью по спине.
– Ну вот, видишь, и у тебя появился зверёк!
Илья улыбнулся.
– Давай лучше так: у нас появился новый друг!
– Э-ээ… – Игорёк почесал затылок – Да, наверное, ты прав. Ура новому другу!
Мальчишки рассмеялись и встали. Птицу Илья посадил на Златозавра, сказав, что её пока вредно летать. Тот не возражал, что двухметровому ящеру птицу понести? Убедившись напоследок, что крокодил больше опасности не представляет, они вчетвером отправились в лагерь. Неожиданно Игорёк кое-что вспомнил.
– Илья, а как мы её назовём?
Илья задумался, потом его лицо озарилось улыбкой.
– Давай назовём её Блестящей?
Игорёк глянул на переливающееся на солнце оперение птицы и согласился с тем, что для неё это имя подходит больше всего. Птица с интересом прислушивалась к разговору ребят, с удобством устроившись на гребне Златозавра и глазея по сторонам. Взлетать она не пыталась, очевидно, думая примерно так же, как и Илья. Или просто слушалась его. Вот так, триумфальной походкой, они вступили на поляну, где отдыхали остальные. Впрочем, те зря тоже времени не теряли: на поляне с Искрой играл маленький снежно-белый жеребёнок с белой короткой гривой и длинным хвостом. Кира, Лена, Дима, Кирилл и Вероника тоже немало удивились двум новым пришельцам. Пришлось ещё на час продлить привал и посвятить его рассказам. Игорёк вкратце описал то, как они пошли разведывать тропу, как побежали на шум драки, как Златозавр дрался с крокодилом, как Игорёк бросился спасать друга (это рассказывал Илья), и, наконец, про превращение Златозавра. Последнее, само собой разумеется, заинтересовало всех больше всего остального. Затем про врачебный талант Ильи (тут снова включился отдохнувший Игорёк) и про наречение птицы. Выложив всё это, Игорёк и Илья выжидающе уставились на остальных. Ответный рассказ не заставил их долго ждать. Кирилл, Кира и Вероника отправились погулять, если повезёт – найти что-нибудь съедобное… И вдруг на поляне увидели мирно пасущегося жеребёнка. Очевидно, он отбился от матери. Жеребёнок и Кирилл сразу жен прониклись друг к другу глубокой симпатией, и так их вернулось уже не трое, а четверо. Жеребёнка Кирилл назвал Серебряным за цвет его шкуры – тот и вправду был слегка серебристым. Златозавр, Искра, Серебряный и Блестящая подружились сразу и навсегда. И тут же затеяли очередную игру. Дети поулыбались, глядя на них, поудивлялись этому странному миру и стали собираться. Через полчаса они вышли и на этот раз безо всяких приключений достигли подножия холма. Здесь больше не было деревьев, холм был покрыт шелковистой травой изумрудного цвета и маленькими белыми цветами. На холм дети взбирались тоже без проблем: после леса штурмовать пологую высоту им не представляло никакой сложности. Но вот они вышли на вершину холма и замерли от удивления: на вершине холма, метрах в двадцати от них, вверх поднималась высокая каменная башня. Игорек заметил её в самом начале, но подумал, что это просто странного вида скала. Оказалось, что никакая это не скала.
Естественно, дети не удержались, чтобы не посмотреть, что там внутри. Дверь, ржавая до невозможности, с отвратительным скрипом открылась. Внутри находилась пыльная винтовая лестница, уходящая наверх. Окон в башне не было, но дети не спотыкались: шедший посередине Златозавр высоко поднял хвост, и костяной шар ярко засветился. Дойдя до конца лестницы, Игорёк толкнул ещё одну дверь повышенной скрипучести, открывая выход на крышу. Все сгрудились у перил. Вокруг холма зелёным морем раскинулся бескрайний лес. Впрочем, не такой уж и бескрайний: одной стороной он упирался в горы, ещё с двух был ограничен морем. Или океаном. Игорёк разглядел то самое плато, на котором они появились. К сожалению, никакой двери там так и не появилось.
– Ой, смотрите! – закричали Кирилл и Вероника, указывая в противоположную сторону. Там, за лесом, начиналась равнина с несколькими реками. А на равнине… На равнине между холмов раскинулся крупный город со множеством зданий и высокой башней, отливающей металлическим блеском на солнце. Игорёк заметил, что вокруг города были расставлены точно такие же башни, как и та, на которой они сейчас стояли. Очевидно, это была какая-то наблюдательная система, и притом старая – как и город. На улицах не было видно ни одного прохожего, ни одной машины или чего-то похожего. Создавалось ощущение, что город покинут давным-давно.
– Если это город – значит, в нм кто-то жил, – резонно заметил Илья.
– В таком случае, нам нужно исследовать его! – Игорёк взъерошил волосы.
– Да, это неплохая идея, – кивнула Кира – Ну что, пошли? Чего зря время терять?
– А как по мне, идея плохая… – протянул голос за их спинами. Игорёк обернулся и встретился глазами с юношей лет семнадцати-восемнадцати, парившем у них над головами. Он был одет в отливающий синевой то ли скафандр, то ли доспехи, а голову закрывал шлем в виде головы волка. Забрало было поднято.
– Кто ты? – удивился Игорёк.
– Какая разница? – незнакомец пожал плечами – Поверь, тебе это совершенно ни к чему. Я прибыл сюда, чтобы устранить вас.
– Но почему? – спросила Кира.
– Таков приказ моего владыки, Огненного Демона, – Аинн взлетел повыше и достал маленький пульт.
– Что мы такого сделали, что он хочет нас убить? – крикнул Илья.
А и вправду, с чего бы это Демону желать смерти этих детей, про себя подумал Аинн.
– Не знаю, – он покачал головой – И скажу честно, я далеко не в восторге от того, что мне предстоит сделать. Но приказ есть приказ. Прощайте, и поверьте, что мне очень жа…
Договорить он не успел: Златозавр поднял голову, прицелился и плюнул в Аинна огненным клубком. К слову, надо добавить – не промазал! Аинн исчез в облаке огня, пульт коротнуло, и бомбы, заложенные под основание башни, взорвались с оглушительным грохотом. Детей и животных бросило на перила, башня содрогнулась от фундамента и до верхушки, в стороны взметнулись тучи пыли, картечью разлетелись осколки. Аинн отлетел подальше от башни (костюм спас его от огня), чертыхаясь на чём свет стоит. Грохот усилился, сопровождаемый треском, и даже сквозь облако пыли он увидел, как башня оседает, разваливаясь. Через три минуты пылевой столб рассеялся, и Аинн спустился на землю. От башни осталось лишь груда камня. Он обошёл обломки по кругу, поднял порванную синюю кепку и вздохнул. Очевидно, дети погибли под обломками. На кепке была кровь. Аинн закрыл лицо забралом и полетел по направлению к тому плато. Откуда появились дети. Несмотря на то, что ему было искренне жаль ребят, впереди его ждала работа. Необходимо было как следует исследовать это загадочное плато. К Демону Аинн не спешил. Успеется…

Город: на пути к цели.

Игорёк почувствовал взрыв за секунду до того, как бомбы взорвались. Площадка затряслась, он отлетел к перилам и с горечью успел подумать, что из-за него так глупо погибнут его друзья. Эта мысль жгла его точно раскалённое докрасна железо. Вверх взметнулся пылевой столб, и мальчик мог лишь беспомощно наблюдать, как башня оседает. Затем площадка раскололась, и они с криками полетели вниз. Тут падающий булыжник ударил его по голове, и Игорёк потерял сознание.

Он летел вниз в почти непроницаемой темноте, а мимо проносились смутные очертания гигантских корней, опоясывающих длинный глубокий тоннель. Вот так всё глупо и заканчивается, с горечью подумал он.
Неожиданно мальчик почувствовал кого-то живого рядом с собой и повернул голову. Блестящая летела рядом с ним, сложив крылья. Игорёк хотел было крикнуть, чтобы она летела прочь, и тут в его голове возник…
…шёпот…
Да, шёпот, и он совершенно конкретно сказал Игорьку, чтобы тот взялся за лапу птицы.
Зачем, подумал он. Всё равно мы погибнем, пусть хоть она спасётся…
Скорее!, прошептал голос в его голове. Скорее, не то будет слишком поздно!
Не суждено ему вернуться домой, увидеть родителей… Поиграть в футбол с Кирой, Димой, Ильёй, Леной… Не суждено ему больше увидеть Кирилла и Веронику…
Их лица огнём вспыхнули у него перед глазами. Игорёк судорожно вздохнул, открыл глаза и протянул руку к птице…

Кирилл открыл глаза. Он лежал на твёрдом полу какой-то пещеры. Свет внутрь проникал сквозь множество отверстий в потолке. Вокруг, кружась, оседала пыль. Кирилл закашлялся и вскочил на ноги. Вероника, Кира и Дима лежали рядом, широко раскинув руки и ноги. Илья лежал чуть в стороне на боку. Игорёк, придавленный камнями, лежал метрах в шести. Искра лежал на боку возле Вероники, положив голову её на плечо. Казалось, они спали. Серебряного нигде не было видно. Блестящая, раскинув крылья, лежала на груди у Златозавра, совсем рядом с огромным камнем, привалившим ящера. Никто не двигался, не издавал никаких звуков. Глаза у всех были закрыты.
Кирилл подбежал к Игорьку и попытался вытащить его из-под завала, но то ли силёнок было мало, то ли он там застрял, но ничего из этого не получилось. Мальчик, всхлипнув, прислонил ухо к груди брата и облегчённо вздохнул, услышав биение сердца. Биение, правда, тихое, но тем не менее биение. Кирилл метнулся к Илье. Выяснилось, что живы были все, но в сознании лишь Кирилл. Издалека послышалось тихое ржание, и из темноты к Кириллу, спотыкаясь, подошёл Серебряный. Кирилл обнял своего друга и почувствовал, что то весь мокрый. Кровь? Кирилл взглянул на бока животного, но никаких ран не заметил. Тогда что? Вода? А вот это очень может быть.
Вспомнив, как Игорёк оживлял их тогда, на плато, Кирилл уже собирался было бежать за водой, как тут его слуха достиг хриплый вздох. Златозавр открыл глаза и силился подняться. Мальчик подскочил к нему, взял Блестящую и положил её рядом с Кирой. Златозавр беспомощно повозился и, обессилев, закрыл глаза и лёг обратно: очевидно, скала была слишком тяжёлой. Кирилл присел рядом с головой ящера и погладил его. Златозавр снова открыл глаза, с надеждой посмотрел на мальчика и протянул ему лапу. Кирилл взял за один из когтей и внезапно почувствовал, как его рука похолодела. Всего на мгновение. Но в глаза ящера вернулось осмысленное выражение. Он втянул когти, поднёс их к камню и резко выпустил. Булыжник покрылся сетью мелких трещин и рассыпался. Златозавр поднялся, отряхнулся, потёрся головой Кириллу о плечо и подошёл к Игорьку. Камень, который придавил мальчика, он поднял как пушинку и отбросил далеко в сторону. Кирилл сбегал к ручью (тот, кстати, тёк в двух шагах) и принёс воды, которую вылил на Игорька и Киру. Очнувшись. Ребята похвалили Кирилла за сообразительность и принялись оживлять остальных. Вскоре семеро детей и четверо животных, устроившись поудобнее на жёстких камнях, устроили обсуждение ситуации, в которую они попали. Кирилла снова похвалили, отчего тот смущённо покраснел.
– Что бы мы без тебя делали? – спросил Игрёк, похлопывая его по плечу.
– О да, Кирилл, ты просто герой! – согласилась Кира.
Дима с сомнением измерил на глаз расстояние от пола пещёры до её потолка и задумчиво сказал:
– При падении с такой высоты, да ещё на твёрдые камни… У нас не было шансов.
Игорёк живо вспомнил голос, уговаривавший его поторопиться, о чём не преминул рассказать остальным.
– А дальше что? – спросила Лена – Я помню, как башня начала валиться…
– Секундочку! – Илья поднял вверх большой палец – Именно валиться? Лично мне показалось, что она проваливается…
Игорек глянул наверх и обомлел: трещины в потолке были не чем иным как трещинами в старом фундаменте башни. Вернее, том, что от этого фундамента осталось.
– Выходит… – начал он – Башня провалилась, мы вывалились из неё…
– Нет, подожди, большая часть фундамента осталась наверху! –поправила его Кира.
– Да? Хм… – Игорёк взъерошил волосы – Тогда получается, что когда башня рассыпалась, как карточный домик, мы упали сквозь фундамент сюда, а затем вход завалило упавшими обломками башни. Так?
– Пока так, – кивнул Дима – Но это не объясняет, как мы все уцелели при падении.
Илья погладил Блестящую, довольно расправившую крылья, и сказал:
– Возможно, мы никогда этого не узнаем… К чему гадать? Мы живы, и всё тут!
Игорёк согласно кивнул.
– Да, ты прав. К чему гадать? Давайте лучше подумаем, что дальше делать.
– Идти в город, разумеется… – пожала плечами Кира
– Каким образом? – Лена глянула наверх – Нам не удастся выбраться на поверхность.
– А нам и не надо выбираться! – объявила до сих пор молчавшая Вероника, указывая рукой куда-то в темноту – Смотрите!
Всмотревшись, ребята заметили, что стены пещеры кое-где пронизаны тоннелями, уходившими куда-то глубоко под землёй.
Игорёк вскочил.
– Это идея! Пошли!
– Стоп, стоп, стоп! – Дима поднял руку – А куда именно? Или ты знаешь, в какой стороне отсюда город?
– Ах да… Точно… – Игорёк сник – Не знаем…
– А твои часы? – напомнил Кирилл – Глянь, они укажут путь!
Игорек всмотрелся в подсвеченный дисплей.
– Нам туда! – он махнул рукой в сторону одного из коридоров.
– Нет, погодите! – заупрямилась Лена – Нельзя слепо доверять каким-то часам просто из-за того, что они несколько раз не ошиблись. Может, это было совпадение!
– А вот сейчас мы и проверим, совпадение это или нет… – Илья подбросил вверх Блестящую – Лети и посмотри, куда нам!
Птица взлетела, вылетела из пещеры и вскоре вернулась. Она не стала приземляться, а продолжила летать над головами детей, словно приглашая их следовать за собой, потом полетела в тот самый коридор, куда указывал Игорёк.
– Тебе не кажется, что они нас отлично понимают, но немы от рождения? – спросил Илья Игорька, когда они вошли в коридор. Игорёк в ответ лишь пожал плечами.
– А кто это был в серебряном костюме? – спросила Вероника.
– Не знаю, – покачал головой Дима – Но он сказал, что его владыка желает нашей смерти.
– Значит, будем особенно осторожны, – подвёл итог Игорёк и первым шагнул в тоннель.

Тоннель сжимался, расширялся, сжимался, снова расширялся и опять сжимался, его стенки были неровные, как будто кто-то прогрыз его в твёрдой горной породе. Неожиданно извивающийся коридор вывел детей на развилку. Во все стороны расходились множество одинаковых коридоров. Игорек пошёл по самому, как ему показалось, большому ответвлению, искренне надеясь, что не сбился с курса: коридор петлял, как пьяная змея. Пройдя ещё несколько поворотов и отчётливо понимая, сто ещё немного – и он окончательно запутается, Игорёк спросил у остальных:
– Как думаете, мы правильно идём?
Никто не ответил. Игорёк недоуменно повернулся и почувствовал, что у него волосы встают дыбом: кроме него и Златозавра, в коридоре никого не было! Ящер поднял свой светящийся хвост повыше, но мальчик так никого и не увидел. Его друзья куда-то исчезли.
– Плохо… – побормотал Игорёк, чувствуя, как зашкаливает его показатель тревоги – Очень плохо…
Он устремился туда, откуда пришёл, и через несколько минут вылетел на главный развилок. Златозавр вбежал следом. Игорёк насчитал около двенадцати развилок и схватился за голову: такими темпами он их до Нового Года не отыщет! А если предположить, что каждый коридор ещё дальше снова разветвляется… В надежде, что всё не так уж плохо, Игорёк посмотрел на путеводные часы и с нарастающей паникой увидел. Что все три стрелочки крутятся против часовой стрелки, нигде конкретно не останавливаясь. Очень похоже на компас, если к нему поднести магнит…
Мальчик сел на пол и уставился невидящими глазами в стену. Невидимая рука сдавила сердце. Как их теперь найти в этом лабиринте? Если бы в тоннелях была пыль, он мог бы проследить следы, но коридоры были чисты.
Взгляд Игорька опустел. Мир вокруг него стремительно тускнел, даже огонь на хвосте Златозавра померк. Ящер подошёл к мальчику и положил тяжёлую голову ему на колени. Игорёк закрыл глаза…

Он находился в огромном тёмном помещении, стены и потолок которого терялись в темноте. Он был один. И одиночество всё сильнее сдавливало его сердце. Так бывало иногда, когда он допоздна засиживался за уроками. Это чувство, когда понимаешь, что город полон людей, но ты совершенно одинок, непередаваемо обычными словами. Для того, чтобы его понять, его необходимо сперва ощутить. Мрак бесшумно подступил ещё на несколько шагов. Игорёк с полным безразличием посмотрел на колышущуюся стену темноты вокруг него. Ему было всё равно, что будет дальше. Абсолютная апатия ко всему. Что ему сделает мрак? Просто окутает или поглотит без следа? Настроение дико флегматичное. Пусть поглотит, всё равно он больше не увидит своих друзей…
Борись!, прозвучал в пустоте звонкий голос. Игорёк поднял голову. Откуда-то сверху к нему спускалась Кира. Казалось, она плыла во мраке, вокруг неё светился золотой шар, заставлявший тьму с чавканьем отступать. Борись!, повторила Кира уже громче; она не открывала рот, голос слышался прямо в голове Игорька.
Зачем?, спросил он. Мне не найти вас в этом бесконечном лабиринте…
Кира опустилась ниже, протягивая ему руку. Её голубые глаза сверкали в темноте, а шар, окружавший её, светил всё ярче и ярче, гоня прочь тьму.
Ищи…, сказала она и улыбнулась. Ищи и найдёшь. Мы всегда с тобой…
Игорёк взглянул её в глаза, и его взгляд стал осмысленным. Он протянул свою руку к Кире. Кира улыбнулась и подлетела ещё ближе. Тьма стала с хлюпаньем отступать, мальчик подался вперёд, их руки соприкоснулись…
…И Игорёк вывалился из этого странного сна. Он вскочил, всё ещё чувствуя тепло руки Киры, и лишь потом осознал, что она исчезла вместе со сном. Перед Игорьком стоял Златозавр, держа в пасти розовую ленточку. Мальчик взял её и вспомнил, что эту ленточку Кира носила на правой руке.
– Где ты её нашёл? – Игорёк почесал Златозавру ухо. Ящер добродушно чихнул и прыгнул в один из коридоров. Игорёк быстро обследовал остальные, но ничего не нашёл. Он развязал свою налобную повязку и положил её у входа в тоннель на видном месте. Мальчик покрепче сжал ленточку в руке. Держитесь, ребята, я уже иду!, подумал он и побежал следом за Златозавром.

Лена шла по изгибающемуся коридору, надеясь на то, что он куда-нибудь да выведет.
– Как думаете… – начала девочка, обернулась и замерла в ужасе. Она была абсолютно одна в этом длинном мрачном коридоре, освещаемом лишь призрачно светящей зелёным растениями. Понятное дело, она побежала обратно, но тут неожиданно вылетела на развилку. И что самое страшное, она не помнила, из какого именно коридора она пришла! Глядя на пять совершенно одинаковых отверстий, Лена почувствовала нарастающий холодок в области позвоночника. Колоссальным усилием загнав его куда подальше, девочка выбрала средний коридор и пошла по нему, но, пройдя метров двести, снова вышла на развилку. Отчётливо понимая, что она попросту заблудилась в лабиринте этих бесконечных переходов, она села на пол, прижимаясь спиной к холодному камню. Стены внезапно сдвинулись, закрывая её в капкане из камня и отгораживая от остальных. Где-то в животе стремительно холодело. Как она найдёт своих друзей в этом лабиринте? Она может блуждать тут целую вечность, и так и не найдёт никого. Лена закрыла глаза…

Она лежала на дне чего-то огромного, быть может, даже океана. Сюда не проникали лучи солнца, и поэтому вокруг было темно и холодно, как в могиле. Чудовищное давление не давало её подняться, и мало-помалу ею овладело полное безразличие ко всему. Ей не выбраться отсюда, не увидеть своих друзей… Вокруг становилось всё холоднее, но это не шло ни в какое сравнение с тем холодом, что сковывал её изнутри. Темнота, сгущаясь, подступала всё ближе. Ну и что?, подумала она обречённо. Всё равно мне не выйти отсюда…
Неожиданно темноту прорезал луч света. Лена с усилием подняла голову и увидела, как к ней спускается Кира. Вокруг неё пульсировал большой золотистый шар, освещающий тьму как если бы она была чем-то вещественным.
Вставай!, прозвучал в голове голос Киры.
Не могу…, чуть не плача ответила Лена. Мне не хватает сил…
Кира протянула руку.
Держись за меня!, сказала она. Я помогу!
Лена попробовала поднять руку, но вода не пускала. Кира спустилась ещё ниже, а шар засиял ярче, заставляя тьму с хлюпаньем отступать.
Давай!, улыбнулась Кира. Я знаю, ты сможешь!
Лена посмотрела в сияющие глаза Киры, вздохнула, напрягла последние силы, протянула руку и коснулась пальцев Киры…
…и вылетела из-под воды. Девочка вскочила, всё ещё чувствуя руку Киры, и поняла, что она снова одна. Но теперь одиночество было другим.
Я не могу раскисать, когда мои друзья в беде, когда они где-то там, в лабиринте!, твёрдо сказала она себе. Рано или поздно я найду их!
Неожиданно откуда-то сверху донёсся свист. Лена насторожилась. Свист усилился, становясь почти невыносимым для слуха, и в одной из стен лабиринта образовалась дыра. Во все стороны полетели комья земли, и из дыры вылез странный четырёхлапый жук с синими фасетчатыми глазами изумрудного цвета чешуёй. Или что там у жуков… Длиной около метра, он по высоте доставал Лене до пояса. У жука не было крыльев, но были жёсткие надкрылья. Лапы его больше походили на небольшие лопаты, а вместо нома находился некий костяной раструб. Рот был маленький, с совсем не страшными жвалами. Да и сам жук выглядел скорее забавно, нежели пугающе. Он осторожно подошёл к девочке и взглянул ей в глаза своими блестящими “очками”. Затем что-то проскрипел и потрогал своей лопатой Лену. Лена погладила жука, и он обрадовано заскрипел. Девочка улыбнулась.
– Я назову тебя Рой, – сказала она, гладя жёсткий раструб на носу – Ты же роешь землю, так ведь?
Рой утвердительно заскрипел. Лена засмеялась.
– Поможешь мне найти моих друзей? – спросила она. Жук поднял лапу и отодвинул её себе за спину. Затем он раздвинул надкрылья перпендикулярно земле и… засвистел. Раструб, очевидно, усиливал свист, так как вскоре там, куда свистел жук, стена задрожала, и кусок диаметром в метр с хвостиком рассыпался. Жук шагнул дальше, удлиняя и расширяя новый тоннель: надкрылья надёжно защищали девочку от губительного звука, поглощая его безо всякого вреда для Роя.
Держитесь, друзья!, подумала Лена. Я уже иду…

Волей случая Кирилл, Серебряный, Вероника и Искра остались вместе. Когда они поняли, что заблудились, то, понятное дело, струхнули не на шутку. Но вдвоём (а точнее – вчетвером) как-то проще преодолевать страх. Посовещавшись, они решили идти обратно, и приступили к воплощению этого решения в жизнь, но метров через сто вышли на очередную развилку. Три одинаковых прохода расходились в разных направлениях.
– Налево! – сказал Кирилл.
– Направо! – одновременно с ним сказала Вероника. Дети переглянулись и поменяли мнение на противоположное.
– Направо!
– Налево!
Кирилл улыбнулся и сказал:
– Давай ни так, ни так: вперёд!
– Правильно! – согласилась Вероника, и они пошли по центральному проходу. И через три минуты вышли к первоначальной развилке, где все и разминулись.
– Смотри! – Кирилл поднял с пола повязку – Это повязка Игорька, я её сам выбирал!
– Значит, нам туда? – девочка шагнула было в тоннель, но Кирилл удержал её.
– Подожди! Если Игорёк оставил её здесь. Возможно, он хотел, чтобы мы её заметили!
– Думаешь, он собирался вернуться? – догадалась Вероника.
– Думаю, да… А повязка затем, чтобы не заблудиться в этом лабиринте!
– Тогда… Давай его здесь подождём! – предложила девочка.
– Неплохая идея! – поддержал её Кирилл – К тому же остальные тоже рано или поздно догадаются идти обратно на развилку, и придут сюда! Да и Игорёк поймёт, что мы его здесь ждём! В крайнем случае, вернётся, чтобы забрать повязку…
Дети уселись на портфели и стали ждать, глядя в чёрные дыры тоннелей. Терпения им было не занимать…

Илья шёл по длинному коридору и думал, а не сбился ли он часом с пути? После примерно полусотни развилок и крутых поворотов мальчик уже не был уверен, что не идёт в противоположную сторону. В конце концов, перед пятьдесят первой развилкой он остановился и спросил у Игорька:
– Как думаешь, мы на правильном пути?
Игорёк не ответил, видимо, тоже погружённый в глубокие раздумья. Илья обернулся и замер. Коридор был пуст, даже Блестящая исчезла в неизвестном направлении.
– Упс… – Илья развернулся и побежал назад, искренне надеясь, что остальные просто слегка отстали. Но, добежав до предыдущей развилки, он убедился, что всё значительно хуже, чем он мог себе даже представить. Мало того, что он по-прежнему находился в одиночестве, так ещё и все семь тоннелей боли не иначе как близнецами-братьями, и шанс угадать, какой из них был нужным. Равнялся нулю. Илья растерянно стоял и чувствовал, как в душе растёт противный, мерзкий, липкий страх. Он один. Один. И к тому же заблудился. Илья глубоко вздохнул, стараясь не дать слепому страху превратиться в панический ужас и унять дрожь, охватившую тело. Дрожь побеждала со счётом 33:1, мурашки целыми табунами носились по спине. Стены сдвинулись, заключая его в смертельную ловушку. Холод сковывал его, невидимая рука сдавила сердце. Чувствуя, что вот-вот поддастся панике, Илья закрыл глаза, тщетно пытаясь оградить себя от страха…

Он летел вниз, с огромной скоростью пронзая толщу облаков. Земли не было видно, но Илья чувствовал, что рано или поздно он в неё врежется. И что было самым страшным – не было за что уцепиться, чтобы хоть немного замедлить падение. Ветер с дьявольским свистом метался в ушах. Паника ослепила его: ни пошевелиться, ни закричать, ни даже вздохнуть. Илья отчаянно попытался проснуться, так как прекрасно понимал, что это просто сон, но не смог. Но хуже паники было неизвестно откуда появившееся знание, что воображение воображением, а вот если он упадёт, то его уже ничто не спасёт.
Неожиданно слева и справа что-то сверкнуло, и, оглянувшись, Илья увидел летящую рядом Киру. С другой стороны, чуть отстав, пикировала Блестящая.
Держись за нас!, крикнула Кира, стараясь подлететь поближе. Мы не дадим тебе упасть!
Илья попытался дотянуться до Киры, но порыв ветра отнёс девочку за пределы досягаемости его рук.
Не могу дотянуться!, крикнул Илья, медленно кружась вокруг собственной оси. Кира сделала усилие и снова подлетела, с другой стороны подлетела Блестящая.
Давай! Я верю, у тебя получиться!, Кира улыбнулась. Тянись скорее!
Илья с ужасом посмотрел вниз, затем сделал поистине героическое усилие и таки дотянулся до них…
…и мир взорвался серией ослепительных вспышек. Вскоре Илья понял, что лежит на полу тоннеля, а над ним, взмахивая разноцветными крыльями, парит Блестящая. Мальчик вскочил. Кира исчезла.
– Как ты меня нашла? – с радостью спросил он птицу. Так я тебе и скажу, послышалось в клёкоте птицы.
– Ты знаешь, где наши? – спросил Илья. Птица кивнула и, взлетев, полетела в левый крайний тоннель. Мальчик со всех ног бросился за ней.

В отличие от остальных, Дима нимало не сомневался, что идёт правильно. Коридор, хоть и петлял, но чётко держал курс. По пути дважды попадались ручьи, стекающие в трещины в полу. Начался пологий подьём, Дима прибавил ходу, а через пару минут впереди забрезжил свет настоящий, солнечный. Дима ещё поднажал и вскоре уже стоял на склоне того самого холма, только с другой стороны. Внизу раскинулся лес, а за ним виднелся город. Подняв глаза, Дима увидел остатки башни и вздохнул.
– М-да… – глубокомысленно изрёк он и обернулся. Удивившись тому, что остальные не спешат вылезать на поверхность, он заглянул в тоннель. Его второе “М-да…” прозвучало гораздо более задумчиво. Мальчик вздохнул и, взглянув напоследок на город, стал спускаться обратно. Благо все развилки он помнил отлично, так как знал, что в лабиринтах самое главное – не заблудиться. Теперь эта проблема представлялась совсем в другом свете. Выйдя на развилку, Дима положил камень посередине того коридора, который вёл к выходу, и двинулся дальше. Таким образом, через десять минут он уже подходил к развилке.
– И куда они все подевались… – пробормотал Кирилл, глада в коридор, где он нашёл повязку.
– Смотри! – воскликнула Вероника. Кирилл обернулся и увидел Диму, с невозмутимым видом выходившего из тоннеля.
– Ну что, детишки, не грустили тут без меня? – спросил он, подходя.
– Дима! Дима! – закричали детишки, прыгая на него. Тот несколько секунд постоял. Затем не выдержал двойного веса и упал на пол.
– Эй, полегче! – добродушно воскликнул он – Я понимаю, что вы по мне соскучились, и поверьте, я тоже рад встрече, но это не повод душить меня!
Послышался топот, и из третьего справа коридора вылетела Блестящая, а за ней и Илья.
– Ура! – закричали все вчетвером, увидев друг друга.
– Наконец-то мы вас нашли! – Илья вне себя от восторга почесал горлышко Блестящей, севшей ему на плечо – А где остальные?
– Вот мы и эдём… – начал обьяснять Кирилл, когда одна из стенок затряслась. Дети дружно отпрыгнули подальше. Искра поднял хвост, Блестящая взлетела под потолок, а Серебряный опустил голову. Тем временем дрожащая стенка осыпалась мелкими камешками, и в проёме показалась голова жука, сопровождаемая оглушительным свистом. Искра, стоявший прямо перед жуком, отпрянул и стал тереть лапами уши. Жук смущённо заскрипел и посторонился, пропуская Лену. Увидев девочку живой и невредимой, все успокоились, и минут пять прошли в расспросах. Искра миролюбиво принял скрипящие извинения жука и дружески потёрся об его голову. Серебряный склонил голову и подошёл поближе, на его плечо с шорохом опустилась Блестящая.
– Что будем делать? – спросил Кирилл – Ждать дальше?
– Если бы мы были уверены, что Кира и Игорёк находятся в этом коридоре… – Дима взглянул в центральный тоннель. Искра подошёл к нему, что-то фыркнул и понюхал воздух. Затем обернулся, приглашающе махнул длинным хвостом и побежал в темноту.
– Будем считать, что это положительный ответ, – констатировал Илья.
– Давайте сложим указатель! – предложил Кирилл – На тот случай, если Киры там нет.
Ребята быстро соорудили из валявшихся вокруг обломков стены стрелу, указывающую в нужный тоннель, и побежали следом за Искрой.
Коридор петлял и расходился множеством развилок, но Искра твёрдо держал след. Минуты через три сумасшедшего бега дети увидели впереди три фигуры. Златозавр лежал у левой стороны тоннеля, и, судя по всему, как всегда спал. Прислонившись к правой стене, в темноте сидела Кира, рядом сидел Игорёк и держал её за руку. Темнота вокруг Киры была почти вещественной, она крутилась кольцами, свивалась в спирали и покрывала девочку сплошной шевелящейся мерзостью. Открытыми оставались лишь лицо и руки. Глаза девочки были пустыми, в них исчезла синева. Из них вообще исчезли все краски, они невидяще смотрели в стену тоннеля.
– Что с ней? – шёпотом спросил Илья, садясь рядом. Игорёк открыл глаза.
– Я не знаю, но думаю, что что-то плохое. Она вытащила меня, а потом я побежал искать её и нашёл уже такой. Я думаю, она сейчас во власти страха. Она слишком беспокоилась за нас, и страх её одолел. Я пытался её вытащить, но…
– Это так, она и меня спасла, и Лену, – кивнул Илья – Как нам помочь?
– Возьми её за руку… – Игорёк закрыл глаза – И ты увидишь…

Кира висела в чём-то, очень напоминающем космическое пространство, только ни звёзд, ни Солнца, ни Земли не было видно. Просто тьма и холод. Холод. От которого стынет не только тело, но и душа. Холод одиночества.
Кира отдавала себе отчёт, что, помогая другим, ставит себя под удар, но она была согласна подставиться, нежели просто сидеть и чувствовать, как друзья исчезают в этих тоннелях. Она потратила слишком много сил, чтобы вытащить Игорька, Лену и Илью, и у неё ничего не осталось, чтобы выбраться самой.
Вокруг не было ничего. Не было цветов. Не было звуков. Не было мыслей. Был только холод, с каждой секундой становившийся всё невыносимее.
Ну что ж, по крайней мере остальные спаслись…, подумала она с облегчением.
Да, и ты тоже спасёшься!, прозвучал голос над ней. Девочка с трудом подняла голову и увидела Игорька, подлетавшего к ней откуда-то сверху в сверкающей огненно-золотой сфере, распространяющей вокруг тепло.
Борись, Кира! С другой стороны к ней подлетал Илья. Кира различила вдалеке, словно в тумане, лица Лены, Димы, Вероники и Кирилла, чуть дальше – мордочку Искры, клюв Блестящей, голову Серебряного, морду Златозавра и какого-то синего жука, смотревшего на неё синими фасетчатыми глазами.
Уходите!, устало подумала она. Уходите отсюда, иначе сами останетесь здесь навсегда…
Нет! Отсюда есть выход, мы покажем! Ребята подлетали всё ближе, их сияющие сферы гнали прочь космический холод. Держись, мы уже идём…
Уходите, здесь вы ничего не сделаете!, крикнула Кира.
Сделаем!, крикнули Илья и Игорек, и внезапно Кира поняла, что никуда они отсюда без неё не уйдут. Что они останутся здесь, только чтобы не оставлять её одну. И что они скорее сами погибнут, нежели допустят её смерть.
Держись за нас!, крикнул Илья, подлетая ещё ближе.
Кира протянула руки, но так и не смогла дотянутся до рук мальчишек.
Не могу…, прошептала она. Я слишком устала…
Тянись!, крикнули Илья и Игорёк хором, и эхо их слов разнеслось по всему космосу, многократно отражаясь от тьмы. Их сверкающие сферы росли, выжигая тьму белым светом. Тянись! Борись! Мы не бросим тебя здесь!
Кира взглянула на них, и на душе потеплело. Девочка собрала последние силы и подняла руки, мальчишки подплыли ещё ближе, и их руки соприкоснулись. Золотистые сферы слились в одну, внутри которой находились все трое. Холод понемногу отступал.
Пошли!, потянул её за руку Игорёк. Нас ждут!

Игорёк и Илья открыли глаза. Жизнь понемногу возвращался в глаза Киры. Она посмотрела на улыбающихся друзей… И заплакала. Игорек похлопал её по плечу, утешая.
– Уже всё, Кира! – о счастливо улыбнулся – Ты с нами…
Ура! – закричали все остальные. Искра высоко подпрыгнул и исполнил сложный танец. Серебряный пустился в пляс вместе с Златозавром, Блестящая взлетела под потолок, а Рой пронзительно засвистел. Обрадованные дети чуть не задушили Киру в объятиях. Девочка смотрела на них и понимала, что они никогда не бросят её в сложной ситуации, всегда помогут и выручат, если она попадёт в беду. Кира весело улыбнулась и глубоко вздохнула. Дружба. Лишь она способна вернуть тебя откуда угодно. Именно ради неё люди готовы на самые сумасшедшие поступки. Потому что дружба священна. И её ничто не в состоянии сломать. Даже холод. Даже тьма. Даже страх.
Даже смерть.
Настоящая дружба бессмертна.
– Ну, что будем дальше делать? – бодро спросила она, вскакивая на ноги.
– Вот это наш человек! – восхитился Дима – Как что? Идти в город, конечно! Я уже и тоннель нужный присмотрел!
– Тогда чего же мы ждём? – весело спросил Игорёк – Вперёд!
Внезапно он замер и оглянулся.
– Только на этот раз чур не теряться!
Все дружно рассмеялись.
Пройдя по тоннелю, дети вышли на поверхность и полной грудью вдохнули свежий лесной воздух.
– Мы вместе… – сказал Игорёк.
– Все здоровы… – поддержал Илья.
– Город впереди… – добавила Кира.
– Тогда чего же мы ждём? – спросила Лена.
– Вперёд! – Дима усмехнулся – Вместе нам любые опасности не помеха!
– Игорь, кстати… – Кирилл достал из кармана повязку – Кажется, это твоё?
– О, кстати, правильно, что напомнил! – Игорек надел повязку и протянул Кире ленточку – Кажется, это твоё…
Все рассмеялись.
– Ну вот, теперь можно идти! – воскликнула Вероника.
– Чем ближе к городу, тем опаснее! – напомнил Илья.
– Тогда мы будем осторожнее! – воскликнул Игорёк – Вперёд, мы должны узнать, что же там такого в городе, что нас пытаются убить на подходах!
– Думаешь, что-то опасное? – насторожилась Лена.
Игорек весело пожал плечами.
Кто знает?

Аинн влетел в город, снял спецкостюм и направился было в машинное отделение, когда браслет требовательно запищал. Чувствуя, как в нём закипает раздражение, Аинн взглянул на браслет. Опять Огненный Демон. Что ему нужно на этот раз? Идти наверх жутко не хотелось, но проигнорировать вызов он не мог. Изобретательно костеря демона, Аинн сел в лифт и взлетел на обзорную площадку. Демон, заложив руки за спину, смотрел на клонящееся к закату солнце. Поворачиваться к нему лицом он не спешил. Аинн нетерпеливо кашлянул. Никакого эффекта.
– Вы меня звали? – не выдержал Аинн. Демон вздохнул и повернулся.
Ты исполнил оба поручения? – спросил он медленным, тягучим голосом, к которому прибегал в самых крайних случаях. Аинн сразу понял. Что что-то не так, но не мог понять что именно.
– Да, – тем не менее кивнул он – я исследовал плато, но не нашёл ничего. Никаких остаточных следов. Они там просто… появились.
– Детей больше нет?
– Нет, господин, – Аинн поклонился, собираясь уйти.
– Нет, да? – хитровывернуто переспросил Демон, и его голос внезапно стал градусов на сто холоднее (парадоксально, но факт) – Тогда объясни мне, будь так добр, что эти дети делают у лесной границы моего города?!!
– Что? – Аинн бросил быстрый взгляд на обзорный пульт. Тот подтвердил сказанное: семеро детей и с ними уже пятеро животных.
– Как ты это объяснишь? – Демон скрестил руки на груди.
– Это невозможно… – поражённо прошептал Аинн.
– Ага. Значит. Это следующая группа детей, да? – насмешливо спросил Демон. Юноша поднял глаза.
– Даже если предположить, что они уцелели под обломками, что в принципе невозможно, то я обследовал весь холм сканером. Их не было.
– А не забыл ли ты про пещеру под башней, мой юный друг?
Аинн округлил глаза.
– Они бы там не прошли. Внизу находятся Коридоры Тьмы, она бы их поглотила без следа!
– Ах, да… – Демон раздражённо сплюнул. Синий огонёк насквозь прожёг пульт – Ладно, шутки в сторону. Так или иначе, но они сейчас перед первой рекой. Скорее всего, это их задержит надолго. Мне нужно, чтобы они не перешли вторую реку. Воспользуйся нашими старыми водными приятелями.
– Но… – начал Аинн. Демон хлопнул по пульту, превращая его в груду бесполезного шлака.
– Мой приказ ясен? Вперёд! – он осклабился – Будем надеяться, ты не провалишь задание во второй раз…
Аинн спустился вниз под издевательских хохот Демона. Ну что за настырные дети попались? Совсем намёков не воспринимают…

– Река… – протянул Илья, осматривая широкое водное пространство, преградившее их дальнейший путь – На том берегу лес, там можно и заночевать…
– Ага, если до ночи переберёмся на тот берег… – фыркнул Игорёк. Его перебил крик Кирилла:
– Идите сюда!
– Тут лодка! – Подтвердила Вероника. Старшие ребята подошли и увидели старую полузатопленную лодку, наполовину скрытую в камышах.
– Ух ты, да тут ещё и вёсла есть! – крикнул Дима с носа.
– Ага, и воды хватает… – Лена с сомнением измерила взглядом расстояние до того берега – Как думаете, мы не затонем по дороге?
– Ничего, вычерпаем! – утешила её Кира – Все в лодку!
Она пропустила Лену, Кирилла и Веронику в центр, а сама взяла весло и села на носу рядом с Игорьком. Дима и Илья уже удобно устроились на корме. Искра сел рядом с ними, взяв на себя роль вперёдсмотрящего. Серебряный и Рой устроились рядом с Леной, а Златозавр сел на корме. Блестящая, хлопая крыльями, примостилась на плече Кирилла.
– Отчаливаем! – крикнул Игорёк. Четыре весла с плеском загребли воду, и тяжелогруженая лодка отплыла от берега.
– Почему у этой лодки нет мотора? – прокряхтел Илья через пару минут.
– Ничего, зато потренируешься! – засмеялась Кира.
Внезапно лодка с треском во что-то въехала и сильно накренилась.
– Что там такое? – Игорёк перегнулся и посмотрел на спокойную воду.
– Может, риф? – предположила Лена.
– В реке? – Дима погрузил весло в воду – Я бы сказал – отмель, но глубина…
Он опустил весло целиком, вынул обратно и задумался.
– Знаешь, Дима, для отмели тут слишком глубоко… – сказала Кира, опуская своё весло и шаря им под лодкой – Эй! Да там вообще ничего нет!
– Как нет? – Игорёк опустил весло и пошарил им под бортом – Хм… И вправду ничего… Тогда на что же мы налетели?
– Спроси что-нибудь попроще… – Илья вздохнул – Ну что, поплыли?
Лодка тронулась с места легко и быстро. Игорёк переглянулся с Кирой.
– И что это могло быть? – недоумевающее спросил он.
Кира не отрываясь смотрела куда-то за его спину. Уже прекрасно понимая, что ничего хорошего он там не увидит, мальчик вздохнул и обернулся. Метрах в двадцати от лодки вода вспенилась, и появилось серо-фиолетовая спина длиной метров шесть, начавшая с плеском подниматься из воды. Вот появилось вытянутое конусообразное тело, голова, два больших горящих глаза и под конец – десять длинных щупалец. Всё это взмыло над водой и медленно направилось к лодке.
– А кальмары вообще плавать умеют? – тихо спросила Лена.
– Очевидно, да… – Игорёк не мог отвести взгляда от этих горящих глаз.
– Что же мы стоим? – закричала Кира – Гребите!
Словно очнувшись от глубокого сна, мальчишки схватились за вёсла. Расстояние между судном и летающим страшилищем стало резко увеличиваться. Вода в реке забурлила, и в воздух поднялись многие десятки головоногих. И что самое неприятное – все они двигались к ним.
– Скорее! – поторапливал Илья – Гребите ско… А-аа!
Игорёк резко обернулся, как раз вовремя, чтобы увидеть, как в воздух поднимается щупальце, обхватившее его друга. Илья, однако, не растерялся: мальчик так зафингалил кальмару ногой в глаз, что он взвыл от боли и выпустил драчливую добычу. В это мгновение Златозавр вздохнул и плюнул в кальмара огненным шаром. Объятый пламенем хищник, извиваясь, рухнул в воду.
– Илья! – Лена с тревогой осматривала воду – Илья!
– Я здесь! – мальчик взобрался в лодку с левого борта и схватил весло.
– Ты ранен! – воскликнула Вероника.
– Пустяки! – Илья взмахнул веслом; его плечо было покрыто глубокими царапинами – Гребите, чего встали!
Лодка устремилась вперёд. Илья, Дима, Кира и Игорёк старались как могли, Златозавр швырял в неприятеля комья огня, а Искра, размахивая хвостом, расчищала путь. Вот берег в ста метрах… В пятидесяти… В пяти… Лодка с глухим шипением въехала в песчаный берег.
– Бежим! – крикнула Лена, выпрыгивая из лодки.
– Подождите! – Игорёк поднял палец – Впереди ещё одна река, я видел её с вершины башни! Кальмары настигнут нас прежде, чем мы переберёмся через неё. Златозавр, возьми лодку!
Ящер подставил свои плечи и взвалил лодку себе на спину. Его место занял рой: своим свистом он разил ничуть не хуже. Тем не менее, кальмаров становилось всё больше, многие из них уже подлетали к берегу и теперь по воздуху догоняли беглецов.
Дети пробежали метров сто, и впереди и вправду показалась вторая река. Лодка с плеском шлёпнулась в воду.
– Скорее, все в лодку! – скомандовал Игорёк, наблюдая, как из-за деревьев выплывают кровожадные преследователи. Дети живо расселись по местам, животные запрыгнули следом. Последним зашёл Златозавр, заплевав очередного противника.
– Полный вперёд! – крикнул Дима, и четыре весла с плеском погрузились в воду. Лодка стала быстро удаляться от берега. Откуда только силы взялись?
– Похоже, они отстают… – заметила Лена. Игорек оглянулся. И вправду: кальмары остановились у берега, прекратив преследование.
– Ура! – закричали все.
– и всё же что-то здесь не так… – задумчиво произнёс Дима, глядя на уменьшающихся в размерах головоногих – Не похоже на то, чтобы они были сыты… Так почему же прекратили преследование?
Игорёк тряхнул головой.
– Уж не думаешь ли ты, что что-то в этой реке их напугало?
Повисло гробовое молчание.
– Так, давайте поскорее убираться отсюда! – нервно предложила Кира, налегая на весло.
– Ты права, – кивнул Илья – Чем быстрее мы окажемся на том берегу, тем лучше.
Несколько минут ребята молча работали вёслами.
– Эй! – воскликнул Дима, поднимая весло, от которого осталась ровно половина – Это что такое? Это ещё что такое?
Все молча уставились на бывшее весло.
– Его откусили… – Кира дрожащей рукой указала на линию излома.
– Ничего себе… – Игорёк присвистнул – Кто такое может сделать? Дерево ж не трухлявое!
– Рыбы, – ответил Дима, глядя в воду.
– Рыбы? – переспросил Илья – Что ещё могут делать рыбы? Кроме как съедать вёсла?
– Например, смотреть на нас из воды… – Дима облизнул губы и отодвинулся от борта лодки – И взлетать…
– Ни фига себе – ошарашено выдавил Игорёк, глядя на то, как полчища рыб с ярко-фиолетовой чешуёй и бульдожьими челюстями взлетают из воды и берут курс на лодку.
– Вёсла! – крикнула Лена, но было поздно: все вёсла превратились в обычные палки. Рыбы, щёлкая челюстями, бросились на штурм лодки. Как ни странно, но тут помог Рой: он пронзительно свистнул, и сотни рыб рухнули в воду, сбитые ударом звуковой волны. Остальные смекнули, что в воздухе им ничего хорошего не светит, и нырнули в более привычную для рыб стихию.
– Победа! – воскликнула Кира.
Внезапно послышался заглушенный водой треск. Дети замерли и прислушались. Треск повторился, на этот раз гораздо более отчётливый.
– Ох, чёрт… – Илья побледнел – Они грызут дно лодки…
– Нужно их остановить! – воскликнула Лена.
– Как? – резонно спросил Дима.
– Значит, нужно поскорее убираться отсюда! – предложил другой вариант развития событий Кирилл.
– Как? – не менее резонно спросила Вероника – Вёсел-то больше нет…
– Но не сидеть же вот так и не ждать, как нами пообедают проголодавшиеся рыбки! – возмутился Илья – Ой!
– Из дна лодки вверх ударил тонкий фонтанчик воды. С каждой секундой он становился всё толще.
– Что же делать? – Кира заметалась. Рой и Златозавр, перегнувшись через борт, попробовали отогнать хищных рыб, но безуспешно: вода гасила огонь и рассеивала звук. Искра в порядке эксперимента шарахнул по воде током, но добился лишь того, что лодка ещё и загорелась. Пришлось в срочном порядке её тушить, и тут очень пригодился фонтанчик; совать руки в воду никому не хотелось. Дно лодки стремительно истончалось, вода била уже не просто фонтанчиком, а мощным фонтаном.
– Всё, мы обречены! – простонала Лена.
– Эй! – Дима вскочил и замахал руками – Скорее сюда!
Оглянувшись, Игорёк успел заметить толстый белый панцирь с золотистыми прожилками, двигающийся к лодке с крейсерской скоростью. Лодку тряхнуло, и она устремилась к берегу. Через тридцать секунд судно с громким треском врезалось в берег, а детей и животных просто выбросило на чистый белый песок. Из воды, булькая, выбрался большущий краб и засеменил к ребятам. Краб был весь белый, за исключением невысокого чёрного костяного гребня на спине и золотистых глаз. Передвигался он на восьми коротких ногах, как и все крабы, бочком. А ещё у него были клешни. Две огромные острые клешни, прикрывающие его голову слева и справа. Хвоста не было. Сбоку на панцире висела одна из прожорливых рыб. Краб небрежно сбил её щелчком клешни и взглянул на Диму, подняв клешни.
– Эй, ты чего? – Дима попятился. Остальные дети весело рассмеялись.
– Чего вы хохочете, он же меня сейчас съест! – возмутился мальчик.
– Похоже, у тебя появился новый друг! – пояснила Кира, отсмеявшись.
Краб что-то весело пробулькал и потрогал и потрогал клешнёй Диму. Дима несмело улыбнулся и провёл рукой по гладкому панцирю. Краб довольно забулькал.
– Как ты его назовёшь? – поинтересовалась Вероника, безбоязненно гладя краба по страшной клешне.
– Ну не знаю… – пожал плесами Дима – Ну… А вот что – назовём его Рыцарем! Он же тоже в панцире, тоже неуязвим, у него тоже есть страшное оружие!
– Да, это хорошее имя для краба! – согласился Илья – Уверен, вы друг другу понравитесь…
– Прекрати! – воскликнул Дима, пихая Илью в бок. Игорёк взглянул на солнце, прячущееся за горами.
– Нам пора искать место для ночёвки! – напомнил он – Мне вовсе не улыбается ходить по здешним лесам ночью.
– Только давайте подальше от реки, – попросил Кирилл – а то ещё прилетят эти сумасшедшие рыбы и…
– Здравая мысль! – поддержала его Лена – Но не будем терять времени! Сегодня заночуем в какой-нибудь пещере, а завтра сделаем марш-бросок и утром будем на месте.
– Думаешь, те, кто в городе, будут спать, а мы раз – и прошмыгнём мимо них? – спросила Кира – Нет, а чего тут такого?
– Чем ближе к городу, тем опаснее… – Игорёк задумчиво почесал затылок – Что же там такого в этом городе, что его так старательно пытаются оградить от нас?
– Как бы это не была ловушка… – поёжился Илья.
– В любом случае, завтра мы всё узнаем! – Игорёк стал карабкаться вверх по склону – Кто найдёт пещеру – получит общественную благодарность!

– Да-а… – Аинн Данглор с возрастающим изумлением глядел на обзорный экран. Он-то надеялся, что если не первая, так уж вторая река точно остановит детей. По идее, дети должны были побежать к другому берегу, а когда бы они опомнились, кальмары, уничтожили лодку, живо разобрались с ними. И всё этот мальчишка! Не к месту вспомнил, что впереди ещё одна река. По идее, всё происходящее можно списать на случайность… а вот краба на случайность уже не спишешь!
– Какого чёрта этот краб полез в реку, кишащую пираньями? Зачем он спасал абсолютно незнакомых детей? – Демон, видимо, думал точно так же.
– Не знаю… – пожал плечами Аинн – И тут ещё одна… Хм… Проблема. Ящер, когда дрался с лесным крокодилом, совершил Превращение.
– Что?!! – Демон вскочил – Ты хоть понимаешь, что это значит?
– Что спокойная жизнь закончилась, – угрюмо кивнул Аинн, прекрасно понимая по реакции Демона, что ничем хорошим это не пахнет.
– Эти дети смогли спровоцировать настоящее Превращение! Настоящее! – Демон в ярости стукнул кулаком по многострадальному пульту – ты помнишь, чтобы хоть одно существо в этом мире оказалось способно на такое?
– Нет… – Аинн нахмурился – Да что такого в этом Превращении?
Демон вздохнул.
– Скажем так: эти дети принесли с собой своего рода батарейку. Их животные будут становиться всё сильнее и сильнее, и со временем…
Демон махнул рукой.
– Кто ещё совершал Превращение? – спросил он.
– Никто, – покачал головой Аинн – Только ящер.
– А хозяин того ящера – тот самый мальчишка, который вспомнил про вторую реку?
Аинн молча кивнул.
– Эти дети прошли Коридоры Тьмы, две реки и теперь находятся вплотную к городу… – Демон скрипнул зубами – Отзови всех. Дай приказ: пусть ни в коем случае не нападают на детей и их Существ, это их только усилит. Собирай всех в городе. Завтра мы заманим их в ловушку и перебьём всех до одного. Слишком опасно оставлять их в живых. Если это и вправду те, о ком я сейчас думаю…
– Но, владыка… – Аинн указал на точку на экране – Здесь Сухие Леса. Обычно там с утра густые туманы…
– Газолисты? – Демон непонимающе нахмурился – Ах да, я и забыл про них… Старая оборонная система… Но туман не действует на людей!
– А что толку, если на них нападут там? Дети без своих существ немногого стоят…
– Н-да? – Демон продолжал хмуриться – И кто же на них нападёт?
Аинн улыбнулся.
Я найду тех, кому туман безвреден, и кто смертельно опасен в нём…

Заночевав в пещере, дети собрались и ранним утром выступили в дорогу. Солнце только-только стало подниматься вверх. А они уже вошли в лес и взяли курс туда, куда показывала часовая стрелка. Лес был не очень: сухие стволы, сухие иголки… Периодически попадались метровой высоты стебли с широкими мясистыми листьями цвета протухшего мяса. И того же запаха.
– Не нравиться мне этот лес… – тихо произнесла Кира.
– Да, согласен, какой-то он такой… – Игорёк принюхался – В общем, не такой.
– Это точно! – поддержал их Илья.
Несколько минут прошло в молчании, затем солнечный свет стал понемногу тускнеть. Откуда-то отовсюду, сопровождая процесс тихим шипением, наползал мрачного вида желтоватый туман.
– Фу! – Лена зажала нос – Вот уж не думала, что туманы так плохо пахнут!
– Да и не похоже это на туман… – Дима внезапно наклонился к одному из растений – Я так и думал! Смотрите!
Нагнувшись, дети увидели, что с другой стороны листа шли толстые поры, из которых струился туман.
– Такого я ещё не видел… – Игорек наклонился и сорвал одно из растений – Впервые вижу, как растения делают туман…
– Как думаешь, они опасны? – спросила Кира.
– Ну, учитывая то, что мы до сих пор живы, скорее всего нет… – пожал плечами Дима.
– А что с Блестящей? – неожиданно спросил Илья – Эй, да она спит!
И вправду, птица безвольно лежала на земле. Оглянувшись, дети заметили, что и Златозавр, и Серебряный тоже позёвывают.
– а я говорила, что этот лес мне не нравиться! – Кира подхватила птицу на руки – Бежим отсюда скорее, пока они тут все не заснули!
Дети устремились прочь от опасного места, однако в тумане ничего не было видно. Игорёк ориентировался лишь по своим уникальным часам.
– Аахарр… – зевнув во всю свою зубастую пасть, Златозавр едва не впечатался в дерево.
– Скорее, они вот-вот заснут! – крикнул Илья. Дети прибавили ходу, но лес, казалось, был бесконечным. Через полчаса Серебряный тихо вздохнул и лёг на землю.
– Спит… – тихо констатировал Игорёк – Златозавр, возьми его!
Ящер с лёгкостью поднял жеребёнка, и они побежали дальше. Деревья размытыми пятнами мелькали по сторонам.
– Да закончиться этот лес когда-нибудь? – возмущался Кирилл: Искра уже давно спал на спине у Рыцаря. Неожиданно Златозавр споткнулся на ровном месте и упал вместе с Серебряным. Игорёк подбежал к своему другу и понял, что он крепко спит. А вот на Роя и Рыцаря туман совсем не действовал: видимо, они каким-то образом фильтровали воздух, прежде чем вдыхать его.
– Всё, привал… – Илья сел рядом с ящером – Его мы точно не сдвинем с места…
– И всё-таки, почему заснули они, а мы нет? – полюбопытствовала Вероника.
– Скорее всего, туман действует лишь на них, мы-то из другого мира… – предположил Дима.
– Запах от этого, тем не менее, приятнее не становиться! – Илья закашлялся – Какая гадость! Лезет и в рот, и в нос, и в уши, и даже в глаза!
– Ничего не поделаешь, придётся терпеть… – Игорёк вздохнул – Рано или поздно этот туман должен рассеяться…
– Тихо! – шикнула Кира – Мне кажется, я что-то услышала…
– Что-то хорошее? – с надеждой спросил Кирилл.
Все притихли.
– Ну вот, опять! – сказала Кира – Вы что, не слышите?
По лесу пронёсся долгий вздох. И опять тишина…
– Не нравиться мне всё это… – тихо сказал Илья.
– А я вам что говорила? – Кира вздохнула – Тут точно что-то не так…
– Давайте далеко от Златозавра не отходить! – предложила Лена – Кирилл! Вероника!
– Мы здесь! – отозвались дети, сидя на спине ящера.
Воздух снова вздохнул, на этот раз ближе и не в пример страшнее.
– Так, только без паники! – Игорёк встал – Занимаем круговую оборону вокруг Златозавра и Серебряного! Кирилл, возьми искру… А ты, Вероника, держи Блестящую.
– Туман как будто шевелиться! – крикнул Дима – Поторопитесь! Рыцарь, иди сюда!
Краб подошёл поближе, подняв клешни, и прикрыл Златозавра с левого фланга, закрыв собой Серебряного и отодвинув его к боку ящера. Рой подошёл к Лене и встал с другой стороны. Туман заколыхался со всех сторон.
– Спокойно! – предостерёг Игорёк, держа в руках бывшее весло – Может, это просто ветер…
Из тумана к детям выплыло кошмарное нечто: длинное, студнеобразное туловище искривлено-неправильной формы, полупрозрачная колыхающаяся масса, опускающаяся до земли длинными нитями и лоскутами.
– А ЭТО что ещё такое? – с ужасом спросил Кирилл.
– Понятия не имею… – пожал плечами Игорёк, покрепче сжимая палку – Но что бы это ни было, настроено оно явно не слишком миролюбиво!
Чудовище из тумана утробно вздохнуло и протянуло нити к ребятам.
– Пли! – разом крикнули Дима и Лена. Рой прицелился и пронзительно засвистел, заставив массу заколыхаться из стороны в сторону. Рыцарь поднял клешни, что-то булькнул и откуда-то с клешни окатил приближающегося противника толстой струёй воды. Монстра смело, но со всех сторон уже надвигались новые летающие студни.
– Неправильный мир! – восклицал Игорёк, колошматя подлетевшего слишком близко монстра палкой – Неправильные кальмары! Неправильные рыбы и неправильные медузы! Ой!
Длинная нить-стрекало коснулась руки мальчика, оставив там огненно-красную полосу. Монстр улетел обратно в туман под действием очередной струи Рыцаря. И откуда у краба столько воды?, подумал Илья.
– Их стрекала жгутся! – крикнул Дима.
– Спасибо, напомнил! – Игорёк ткнул студень палкой – Пока держимся?
– Долго так не продержимся! – обрадовал его Илья – Хоть бы туман поскорее развеялся!
– А что толку-то? – спросила Лена, сидя в серёдке и не высовываясь – Медузы всё равно останутся!
– Зато Златозавр, Искра, Серебряный и Блестящая проснуться! – напомнила Кира, отбиваясь от своего кошмарика – Нам бы здорово они помогли! Ой!
Студень схватил палку своими хватательными нитями и выдернул ё из рук девочки.
– Отдай, зараза! – крикнул Илья на другом конце Златозавр, борясь со своим студнем за право обладания палкой. Игорёк оттолкнул Киру себе за спину и сдвинул брови. Нападающие остановились, но затем поползли с новой силой.
– Ах, чёрт! – Дима отступил: на его плече красовалась длинная красная полоса – Нам хана!
– Хана, хана… – согласился Илья, отступая. Монстр перетёр палку в щепки и подлетел ещё ближе.
– Получай! – Игорёк замахнулся, и его рука коснулась нити. Палка отлетела в сторону, а мальчишка отступил на шаг.
– Нам против них не выстоять! – Лена покрепче обняла прижавшихся к ней Веронику и Кирилла. Монстры подползли ещё ближе… Вот нити поднялись высоко в воздух, собираясь раз и навсегда покончить с детьми… Дима, Илья и Игорёк заслонили собой остальных…
Рой внезапно исчез в облаке синего цвета. Его панцирь раздвинулся вширь, лапы сделались толще, а из-под надкрыльев вылезла ещё одна пара и пристроилась к первым двум, маленький раструб на носу резко увеличился. На лапах выросли короткие, но цепкие когти, а глаза резко увеличились в размерах, становясь из синих зелёными. Из головы выдвинулся небольшой гребень, а надкрылья стали свинцово-серыми. По бокам от ног опустились две костяные пластины, защищая их. Жук припал к земле и ТАК свистнул, что медузы разлетелись кто куда.
Рыцаря окутало серовато-серебряное облако. Лапы удлинились, клешни стали раза в два больше. Краб увеличился раза в два, панцирь стал значительно толще и прочнее. Из-под защитных пластин вынырнули ещё две клешни и пристроились чуть позади основной пары. Рыцарь довольно булькнул и шарахнул во врагов четырьмя струями воды. Впрочем, это была уже не вода: попав на медуз, она мгновенно растеклась по ним, замерзая на ходу, пробежала по нитям, не дав им опуститься и превратив в подобие ледяного купола, под которым оказались дети и животные. Обозрев результаты своей водомётной работы, краб удовлетворённо булькнул и опустил клешни.
– Обалдеть можно! – Дима подошёл к Рыцарю и погладил его панцирь – Ничего себе!
– С ними произошло то же самое, что и со Златозавром… – Игорек потрогал раструб Роя – Но почему только с ними? Ладно, в тот раз Златозавр был один, а Блестящая была ранена… Но теперь-то мы все вместе! Так почему же поменялись лишь они?
– Может, потому что все остальные были без сознания? – предположил Кирилл, слезая со спины Златозавра и кладя Искру на Серебряного.
– Может быть, – согласился Илья – Интересно, а все они так умеют?
– Думаю, да… – кивнула Кира.
– Интересно, как поменяется Искра? – спросила Вероника, гладя пушистого зверька.
– У меня странное ощущение, что скоро мы это выясним… – Игорёк подобрал свою палку – И всё-таки, каким образом они меняются? Даже не каким образом, а почему?
– Очевидно, когда видят, что нам крышка… – предположила Лена, садясь на землю рядом с Вероникой.
– А как, как они это делают? – продолжал допытываться Илья – Невозможно, чтобы вот так сразу существо выросло и отрастило дополнительную пару лап!
– Ага, а Искра не может бить током… – как бы про себя пробормотал Дима – Ребята, кажется, туман рассеивается…
– Почему ты так думаешь? – поинтересовалась Лена.
– Они просыпаются, – Дима кивнул в сторону Серебряного.
Игорёк фыркнул.
– Нет слов, весьма новый, свежий и оригинальный метод изучения состояния тумана!
Тем временем животные и вправду просыпались. Первым проснулся, конечно же, Искра. Он вскочил, подозрительно осмотрел ледяные статуи медуз, счёл их достаточно безвредными и принялся невозмутимо вылизываться. Дети рассмеялись. Затем Блестящая взлетела под купол, размяла крылья и приземлилась на плечо Ильи. Потом на ноги, тряся головой, поднялся Серебряный, а последним, само собой, поднялся двухметровый ящер. Златозавр одним ударом расколол купол, и все вылезли наружу. Туман исчез, медузы тоже. В воздухе всё ещё стоял приторно-сладкий запах гнилого мяса.
– Бе-е… – сморщил нос Кирилл – Пошли отсюда, а?
– Пошли, – кивнула Кира – Но теперь будем особенно осторожными: через несколько километров начинается город, в который нас пытаются не пустить вот уже три дня всеми возможными способами…
– Засада? – предположил Илья. Дима напряжённо кивнул:
– Не исключено…

Игорёк осторожно выглянул из-за холма. Город стоял, как и раньше, без единого звука или шевеления. И именно это не нравилось мальчику больше всего.
– Думаешь, засада? – напряжённо спросил Илья. Игорёк не менее напряжённо кивнул.
– Не нравиться мне всё это… – тихо сказала Кира.
– Возвращаемся! – Игорёк махнул рукой, и они спустились с холма к ждущим ребятам.
– Может, ну его, этот город? – предложила Лена.
– Нет… – Игорёк вздохнул – Мы должны узнать, что это за город. И что это за мир. И как нам попасть в наш.
– Ладно, ладно! – прервала его Кира – Ты нас убедил. Мне самой интересно, почему нас хотят убить.
– Значит, решено… – Дима вздохнул – Есть предложения, как нам попасть в город так, чтобы нас не перебили как цыплят?
– Не перебьют! – нахохлился Кирилл.
– И, тем не менее, Дима прав… – согласилась Лена – Хоть мне это и не по душе, но мы должны, по крайней мере, придумать план, как проникнуть в город незаметнее всего.
Несколько минут прошло в молчании.
– А что, если пройти под землёй? – предложила Вероника.
– В смысле? – не понял Игорёк – Это как?
– Очень просто! – поддержал подругу Кирилл – Пусть Рой пророет тоннель – он же делал это там, в том холме!
Игорек и Илья переглянулись.
– А ведь и вправду!
– Так мы сможем проникнуть в какое-то здание, не будучи замеченными! – лицо Киры просветлело – Ребята, вы гении!
Кирилл и Вероника расплылись в довольных улыбках.
– Рой! – позвала Лена, и жук подошёл, что-то насвистывая – Ты сможешь прорыть тоннель до города?
Жук задумчиво фыркнул что-то вроде “А почему бы и нет…”, повернулся к холму и опустил раструб. Дети и животные отошли за его спину. Убедившись, что все находятся сзади, жук раскрыл надкрылья и засвистел. Игорёк отметил, что надкрыльев теперь было не два, а четыре, и под ними находились ещё прозрачные крылья, как у стрекозы. Свистел Рой тоже по-иному, земля теперь просто рассыпалась в каменную пыль. Один за другим дети заходили в новый тоннель. Последним зашёл Златозавр, он развернулся и взмахнул лапами. Длинные когти располосовали потолок на одинаковые квадратики, и обрушились, завалив тоннель. Теперь их точно никто не найдёт и не будет преследовать.

– Они исчезли! – воскликнул Аинн, глядя на обзорный экран, с которого только что исчезли все точки, обозначавшие детей и их животных. Причём точно так же, как и тогда, на плато: безо всяких следов! Просто взяли и исчезли!
Демон скрестил руки на груди и, нахмурившись, посмотрел на экран.
– Ничего не появляется из ниоткуда и не исчезает в никуда! – он сжал кулаки – Это один из основных Законов, и до сих пор он был непогрешим!
– Что будем делать. Владыка? – спросил Аинн, глядя, как Демон медленно багровеет.
– Не может быть, чтобы они просто взяли и ушли! Я чувствую: что-то тут не так… – Демон поднял руки, и между ними полыхнуло огненное облако – Усилить патрулирование улиц! Быть готовыми к малейшей неожиданности!
Аинн кивнул и бросился выполнять приказы. Демон сузил глаза и прорычал:
– Решили поиграть со мной в прятки? Так вот, я предупреждаю вас: я отлично играю в эту игру!
От его гневного кулака, как всегда, пострадала ни в чём не повинная переборка.

0 Comments

  1. alekto

    Хорошее произведение, как раз для детей. Но думаю и взрослым будет интересно почитать.
    Общее впечатление от произведения: Всё гениальное просто.
    Спасибо.
    С уважением,

  2. kaschey_bessmertnyiy

    Между прочим, написано оно ИМЕННО для детей, потому как то, что там описывается, может дать хороший импульс для детей в сторону добра. 🙂
    Взрослые или давным-давно это знают, или уже не узнают никогда, потому как это – из их детства.
    Спасибо за рецензию.
    С уважением…

  3. kaschey_bessmertnyiy

    Спасибо, спасибо за столь лестный отзыв! 😉
    Продолжение имеет место быть, но пока что не напечатано.
    А это примерно месяц-два.
    Но ничего, главное – терпение, а продолжение будет.
    Эт я гарантирую.
    С уважением…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.