Фортинбрас, принц норвежский. Акт 5, сцена 2

СЦЕНА II

Комната Клавдия. Входит Клавдий, за ним Гертруда.

Клавдий:

– Предательство! Я знал, что будет так!
Почувствовал добычу слабый враг
И сразу стал от наглости сильнее!
Что ж, мне урок, чтоб после быть умнее:
Нельзя ни в чем вассалам доверять –
Лишь меч способен подлость их смирять!
Что ж, коль войны упрямый враг желает,
Он нашу мощь безжалостно узнает!
Не будет от меня пощады впредь:
Кто встал с колен, тот должен умереть!

Гертруда:

– Умерь свой пыл безумный для начала!
Не заставляй, чтоб я, как ты, кричала.
Что скажут слуги, крик услышав твой, –
Что их король от страха сам не свой?

Клавдий:

– Молчи, Гертруда! Мужу не перечь,
Коль гнев не хочешь на себя навлечь!
Ты женщина, и будь отныне той,
Кем быть тебе положено – женой
Во всех делах подвластной мужней воле!
Я не намерен примеряться боле
К твоим капризам бабским – так и знай!
Советами меня не донимай!
Довольно я им следовал – и что же?
Унизил власть, почти что уничтожил
Свое могущество в глазах моих врагов!

Гертруда:

– Вот, значит, мужа приговор каков –
Во всем виновна глупая жена?
Однако, я сказать тебе должна,
Что я еще к тому же королева
И что сама могу вспылить от гнева.
Я двадцать лет уже ношу корону,
А ты вчера лишь подобрался к трону
И хочешь сразу женушку спихнуть?
Не храбр ты, так хоть разумным будь!
Твой брат всю жизнь сломить меня пытался,
Но даже он без выгоды остался,
А ведь с тобою, милый, не сравнить.

Клавдий:

– Гертруда, перестань меня дразнить!
Не время нынче для семейной ссоры.
Оставим на потом все разговоры
О том, кто первый в доме, кто второй.
Делами занят я, а не игрой!
Подкрался враг, как вор, к воротам нашим,
А мы с тобою кулаками машем,
Грыземся, как собаки, спозаранку.

Гертруда:

– Ты сам затеял эту перебранку.
Не хочешь даже выслушать меня!

Клавдий:

– Я слушаю!

Гертруда:

– Спокойствие храня,
Нам следует все дело рассудить.
Мой мудрый муж, хочу тебя спросить:
С чего ты взял, что прибыли норвежцы
С враждебной целью?

Клавдий:

– А с какой еще?

Гертруда:

– А разве Фортинбраса мы не ждали, –
Как жениха, – для дочери моей?

Клавдий:

– О чем ты говоришь?! Сама подумай,
Когда б он прибыл, чтобы под венец
Пойти с принцессой, прежде наш гонец
Вернулся бы от Ольгреда с ответом,
Что тот готов пойти на сделку эту.
Но нет гонца, подарков не везут,
А наш жених геройский тут как тут!
И вот еще: зачем с такою свитой
Он прибыл к нам – для свадьбы иль для битвы?
Пять тысяч у него с собой солдат!
Столов не хватит в замке и палат,
Чтобы принять на свадебку гостей!..

Гертруда:

– Да, это плохо, что еще вестей
Нет из Норвегии. И все же, Клавдий,
Я думаю, не следует спешить –
Все лучше миром этот спор решить.
Войну начать легко, закончить трудно.
Успеха ищешь, а выходит худо.
Не вышло б так, что ты поторопился,
А наш гонец в дороге припозднился.
Пока не поздно, войско отзови.

Клавдий:

– Пойди с врагом о том поговори!
Нет, надо первыми ввязаться в драку,
Пока «жених» не перешел в атаку.
Чего нам ждать? Чтоб этот голодранец
Ворота замка принялся таранить?
Швейцарцев всех я бросил им на встречу.
Пусть знают, с кем вступить посмели в сечу!
Они их мигом конницей сомнут –
Иль перебьют иль в пленники возьмут.
Хотел бы я, чтоб этот Фортинбрас,
Ни как жених – как раб гостил у нас!
Коль цепь надеть, танцуют и медведи!

Гертруда:

– Ты так уверен в собственной победе?
А если проиграешь – что тогда?
О худшем надо думать иногда.
Норвежцы – знаменитые вояки.
Никто их прежде не осилил в драке.
Лишь раз мы нанесли врагам позор,
Но то была не битва – глупый спор
Двух рыцарей. С тех пор они и злятся.
Не лучше ли с врагом поторговаться?
Потянем время? Может быть, гонец
От Ольгреда прибудет, наконец?

Клавдий:

– Гертруда, неужели ты считаешь
Меня таким глупцом? Иль ты не знаешь,
Что и в войне есть правила свои?
Без правил бьются только дикари.
Никто не станет сразу рваться в бой.
Должны два командира меж собой
Сначала дело брани обсудить
И лишь затем дружины выводить
На смертный бой. Возможно ль избежать
Войны иль нет – ни только нам решать.
Коль будет враг упрям в своей вражде,
И нам не след свой гнев держать в узде.
А коль отступит, вняв угрозам нашим,
Мы вслед ему лишь копьями помашем.

Гертруда:

– Так значит, время есть еще у нас?
Надеюсь, что от дяди Фортинбрас
Письмо получит как возможно раньше,
Ведь корабли у них быстрее наших.
А я пойду в часовню – помолюсь,
Хоть не услышит Бог меня, боюсь.

Слышен гул голосов за дверями.

Клавдий:

– Эй, что за шум?

В комнату врывается Лаэрт. На плечах у него висят два стражника, пытаясь удержать.

Лаэрт:

– То я к вам, сударь, рвусь.
Да отцепитесь, или разозлюсь!

Клавдий, слугам:
– Подите прочь!..
(Лаэрту)
И что вам, сударь, надо?
К чему такая наглая бравада?
Мы, кажется, не звали вас, Лаэрт?
Или у вас почтенья к старшим нет?

Лаэрт, делая к нему несколько шагов:

– Почтенье? К вам? Изволите шутить?
Намерен я ответы получить
От вас, король, на все мои вопросы
Сейчас и здесь, а ни когда-то после!
Вопрос мой первый будет вам не внове:
Кто в смерти моего отца виновен?
Вопрос второй: что связывает принца
С тем, кто устроил подлое убийство?
И третий мой вопрос для вас, король:
Что сделали вы все с моей сестрой?
Известно вам – она лежит в бреду,
В горячку впала? Не сумев беду
Перебороть, душа из тела рвется
И эта связь уже вот-вот прервется!
Моя сестра меня не признает!
Она лишилась памяти, рассудка!..
В чем дело здесь? Чья эта злая шутка?
Подайте мне, почтенный, шутника,
И я оставлю вас наверняка
В покое. Если ж нет – не обессудьте,
Ответчиком во всем по праву будьте:
Вы здесь король и в вашем доме зло
Змеиное устроило гнездо
И жалит тех, кто вам служил с любовью!..
Клянусь: я кровь – змеиной смою кровью!

Клавдий:

– Лаэрт, ты смеешь обвинять меня?
Ты утверждаешь, что моя семья
Твоей семье могла желать несчастья?
Ты сам – не спятил ли? И дураку здесь ясно,
Что горе ваше и для нас недуг!
Сам рассуди: отец твой был мне друг.
Нет, даже больше – покровитель трона!
Мне по наследству перешла корона,
Но я ему доверил власти мощь!
Так чем же смерть его могла помочь
Моей семье, что с ним осиротела?
Вглядись, сынок, без гнева в это дело
И пусть твой разум за меня ответит –
В кого кинжал с коварством змея метил?
Убив лишь одного, он ранил всех!..
Лаэрт, я совершу великий грех,
Когда не отомщу врагу за кровь
Полония. Я повторяю вновь:
Убийцы схвачены. Есть признаки вины.
Придет их час – и будут казнены!

Лаэрт:

– Король, я слышал прежде ваш ответ,
Но у меня к нему доверья нет!
Я знаю тех, кого вы обвинили
И я не верю, что они убили!
Другие лица в деле на виду!
Моя сестра в навязчивом бреду
Все время имя принца повторяет
И лишь его всегда соединяет
Со словом ужасающим – убийство!
Ей имя «Гамлет» стало ненавистно!
Что думать должен я – скажите мне?
Да, ни в себе она, но там, на дне
Ее кровоточащего сознанья,
Одна лишь мысль шевелится сквозная,
Терзая душу ржавым острием!..
Так почему же, думая о нем,
Она вопит, как будто обличая
Его пред Богом? Может ли случайно
Такое быть? Я говорю вам – нет!
Я знаю все! Вы скажите – навет?
До нас дошли, хоть и невнятно, вести,
Что Гамлет вовсе был не рад невесте,
Которую бездушно обольстил,
Но ей же слабость сердца не простил.
И сами вы едва ли были рады,
Узнав о принце неудобной правды,
Что вам могла, конечно, навредить!
Обдуманно решили вы прикрыть
Все неудобства тайною помолвкой,
Что оказалась хитрой мышеловкой –
И в ту же ночь захлопнулась она!
Отец мой был убит! Но так искусно,
Что сколь не озирайся – всюду пусто!
Где был убит и кем – не догадаться.
Ведь это надо очень постараться,
Чтоб выманить куда-то из дворца
Так поздно ночью моего отца!
Ни мне ли знать, как был он осторожен.
Один лишь способ здесь вполне возможен:
В мешке – готовенького мертвеца!
А кто приказ отдал?..

Клавдий:

– С меня довольно!
Вы не достойны вашего отца!
Бесстыдна ваша речь, почти крамольна!
Вы в глупых баснях вышли за предел!
Нам и без вас хватает важных дел!
Враг у ворот, а вы тут разорались!
Вы лучше бы на службе так старались,
Тогда б дружок ваш, этот Фортинбрас,
Не удивил набегом дерзким нас!
Подите прочь, терпеть вас мочи нет!

Лаэрт:

– Я не уйду, не получив ответ!

Клавдий:

– Эй, стража, негодяи, вы там спите?!

Вбегают стражники и наваливаются на Лаэрта и постепенно подталкивают к двери.

Уйти молодчика поторопите!
И не впускать ко мне нахала впредь!

Лаэрт, пытаясь вырваться:

– Вы смертью мне ответите за смерть!

Клавдий, Гертруде:

– Ты видела? С ума все посходили!
Уж я припомню этому задире,
Он у меня попляшет – дайте срок!
Растявкался, бессовестный щенок!
В чулан его – пусть на цепи повоет,
Сгною его, заставлю есть помои!..
Все набекрень!.. А ты чего молчала?

Гертруда:

– Молчала, да. Но там, внутри – кричала.
Все сыпется, что строилось непрочно.
Все портится, что сделано порочно.
Где было сердце – гнойная дыра…
Пойду в часовню – каяться пора.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.