ОН ХОТЕЛ ВЕРНУТЬ СОБСТВЕННОСТЬ ОТЦА

ОН ХОТЕЛ ВЕРНУТЬ СОБСТВЕННОСТЬ ОТЦА
интервью – очерк

Я недавно нашёл в Мюнхенском промышленном архиве статистические данные о промышленниках и предпринимателях Баварии за 1924 -1936 годы. В списке предприятий указывались имя владельца и объём капитала в Германии и за рубежом.
Меня, в частности, заинтересовал мюнхенский фабрикант, производитель консервов, Максимилиан Дрекслер, который владел «консервоварнями» в Ростове-на-Дону, Новочеркасске, Сальске и Екатеринодаре (Краснодаре).
Прошло много лет. Из семейства Дрекслеров остался в живых его сын Гюнтер Дрекслер, которому сейчас более восьмидесяти лет, а живёт он в своём роскошном особняке, в районе Мессештад-Ост, что на окраине Мюнхена. Очень непросто было договориться с ним о встрече, однако, мне удалось его уговорить.
Просматривая семейные альбомы прошлых лет, я попросил господина Дрекслера Рассказать о предприятиях отца в Азово – Черноморском крае.
– Вам, господин репортёр, известно, что шла Первая мировая война с 1914 года. Мой отец был одним из поставщиков продовольствия для кайзеровской группы войск «Юг». Кроме этого, мой отец был членом комиссии «Красного креста» по оказанию помощи немецким военнопленным, находившимся в лагерях противника. Воспользовавшись свободным доступом на территорию Донского края, он встретился со своими коллегами – предпринимателями в Ростове и скупил несколько «консервоварен», оформив их через подставных лиц в Швейцарии.
– А кто же были «коллеги» у Вашего отца в Ростове?
– В 1905 году отец с группой пивоваров из Баварии приехал в Ростов. Они наладили производство пива в этом городе. Вот фотография того времени, где отец сфотографирован с Парамоновым и фабрикантами Пастуховым и братьями Кушнарёвыми. Они часто встречались позже в Мюнхене и отдыхали вместе.
– Господин Дрекслер, почему Ваш отец решил заняться рискованным бизнесом в России, которая воевала с Германией.
– Россия для нас – большая и богатая страна, в которой живёт дешёвая рабочая сила. Поэтому он считал, что любой риск может оправдаться теми доходами, которые можно получить. Со счетов не сбрасывался и «удобный» подкуп российских чиновников. Война идёт, а деньги «крутятся» в обороте.
– Однако, в России произошёл переворот в 1917 году, и собственность Вашего отца была в 1930 г. национализирована Советской властью.
– Вы забыли о том, господин репортёр, что 1930 году предшествовал в России НЭП (новая экономическая политика) и отец успел застраховать своё имущество в Швейцарии, переведя основной капитал из советской валюты в иностранную. Он хорошо понимал, что рано или поздно концессия с большевиками лопнет.
– Господин Дрекслер, вы сфотографированы в форме лейтенанта вермахта. В каком году это было и почему вы стали военным?
– В 1938 году Гитлер издал указ об организации зондеркоманд в войсках СС. Зондерфюреры и специалисты разных отраслей должны были изучать и передавать промышленно-хозяйственные объекты оккупированных территорий немецким предпринимателям. Вот я и стал экспертом зондеркоманды 10А под руководством гауптштурмфюрера Кристмана на оккупированной территории юга России.
– А чего хотели вы, лично, узнать или приобрести на юге России?
– Я хотел вернуть собственность отца на Дону и Кубани. Поэтому прилетел в Ростов на военном свамолёте в конце августа 1942 года. Отец не мог со мной прилететь в Ростов, он очень болел.
– Ну и в каком состоянии оказался консервный завод (ныне консервный завод «Смычка»)?
– Вот, посмотрите на этой фотографии, где здание конторы полуразрушено, а остальное имущество полностью было разграбленоместным населением. Был у меня списокстарых мастеров, которые работали здесь. С некоторыми из них я, с помощью переводчика, поговорил. Они мне рассказали, как им трудно жилось все эти годы, работая на комбинате «Сми…чка».
– Господин Дрекслер, будучи офицером зондеркоманды СС, вы верили в победу Германии в этой войне?
– Вначале верил, а в феврале 1943 года потерял всякую надежду на всё! Вскоре умер отец и я, вернувшись, домой в Мюнхен, попросил своих влиятельных друзей, чтобы оставили меня служить в тыловом ведомстве.
– Так Вы дождались прихода в город американских войск и сдались в плен?
– Нет. Я быстро «переоформил» свои документы «делового человека» и начал работать в хозяйственном ведомстве по восстановлению разрушенных войной предприятий. Прошли годы. Я и моя семья преумножили своё состояние, купили несколько магазинов. Сейчас я уже не работаю, мои сыновья занимаются нашим делом, довольно успешно.
Я поблагодарил Гюнтера Дрекслера за интересную беседу и сфотографировал его на фоне портретов его родителей.

Шагин Чагаев

12 мая 2006
Мюнхен

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.