АНТОНИНА

Наступило лето. Меня привезли отдыхать на дачу. Каждый год все мои родственники свозили туда своих детей, и у нас было нечто весёлого детского лагеря. Вначале мы там жили с мамой, но потом из Арамиля приехали тётя Валя с дядей Севой, а мама уехала обратно в Свердловск.
Тётя Валя привезла с собой Тоню. Тоня – это большая кошка, у которой была рыжая шёрстка с белыми полосочками и серьёзные голубые глаза. Тётя Валя называла её Тоня, но мы звали её Антониной или просто, по-кошачьи, – Тонькой. Антониной – когда она ловила много мышей или просто была умницей и ничего не вытворяла. А Тонькой – когда она пугала маленького хомяка, которого мы как-то раз отняли у соседской собаки и принесли в дом, или безобразничала. Ещё мы называли её так, когда она ломала наши песочные замки, которые мы строили во дворе, и опрокидывала ведро с карасями, которые приносили с рыбалки.
Самое удивительное было в Тоне то, что она очень любила плавать и ездить с нами на рыбалку. У неё был серьёзный взгляд, и, когда она была очень виноватой, по её глазам было сразу видно, что она поступила неправильно. И это говорило о том, что Тоня знала стыд. Кроме того, Тоня умела постоять за себя и давала сдачи даже более сильным, чем она сама. Тётя Валя как-то рассказывала нам, что в прошлом году, когда у Тони были котята, соседская овчарка Дик захотела понюхать котят, чтобы с ними познакомиться. Но Тоня отважно начала их защищать. Подумав, что Дик хотел их загрызть, она отвратительно зашипела и замахала лапами на ни о чём не подозревающего Дика, и вцепилась ему в нос.
Как-то утром нас, как всегда, разбудил пронзительный крик тёти Вали:
– Подъём! Завтракать!
Мы быстро вскочили с кроватей, оделись и бегом понеслись на веранду, топая босыми пятками, как стадо маленьких слонят. На завтрак была картошка, яблочный компот и – на десерт, желе. Всего нас было шестеро детей – Паша, Вася, Яна, Ася, Аня и я. Все мы были племянниками тёти Вали.
– Сегодня, после завтрака, вы сделаете уборку на веранде и в спальне, а потом – берите удочки, ведро, и идите на рыбалку, – сказали нам тётя с дядей Севой.
Так мы и сделали. Антонина тоже помогала нам, она своим мягким брюшком вытирала только что вымытый пол, и просила, мяуча, чтобы мы её взяли с собой на пруд.
Мы пригласили с собой дядю Севу. Нам было дано поручение нести в рюкзаке приманку для рыб и стеклянную банку – девчонки попросили тётю Валю разрешить им принести домой живую рыбу и сделать домашний аквариум. Вообще-то мы с тётей Валей не понимали – зачем, ведь Тонька всё равно их запугает, либо просто съест, но девчонок было не переубедить.
К пруду мы пошли через маленький лес, по тропинке, и попросили, чтобы Дядя Сева взял с собой надувную резиновую лодку. Вначале мы не хотели брать с собой Антонину и ушли без неё, оставив на даче, но, пройдя уже половину пути, мы услышали чьё-то знакомое мяуканье, и увидели, что Тоня, как ни в чём не бывало, трусит за нами.
Вася и Паша хотели крикнуть ей: – «Домой!» – но Тоню защитила Яна, и мы все сдались и взяли её с собой.
И вот на берегу пруда все занялись своим делом. Тоня же поспешила к воде. Вначале мы решили просто искупаться, скинули с себя одежду и полезли с визгом в прохладную воду. Дядя Сева тем временем на берегу надувал лодку. Ему оставалось уже только закрыть все клапаны.
Мы, мальчишки, просто удивлялись, как играли наши девчонки. Они пытались плавать на спине, подложив под свои лопатки палку, к концам которой привязывали пустые пластиковые бутылки. Когда же они на пять минут выходили не берег, чтобы согреться и чуть-чуть обсушиться, то с визгом бегали по берегу, а потом – собирались кучкой, гадали на ромашках и жевали сладкий клевер. Перед тем как снова плюхнуться в воду, они, хотя были и девчонками, устраивали полотенечный бой, катались по траве, пытались догнать друг друга, закрыть полотенцем глаза, или зацепить друг дружку за ноги.
Но вот тётя Валя с дядей Севой стали толкать лодку к воде, чтобы наконец-то в неё сесть и заняться делом. Девчонки же настолько увлеклись полотенечным боем, что даже не заметили, когда лодка была на воде. Но тут их бой прервал мой крик.
– Лодка готова! Можно садиться!
Мы с мальчишками первыми пустилось до лодки вплавь, и, забравшись в неё, наблюдали за происходящим. Девчонки побросали полотенца и побежали, чтобы сесть в лодку. Антонина, которая крутилась всё это время у них под ногами, последовала за ними. Девчонки плюхнулись в воду и поплыли к лодке, соревнуясь, кто быстрее доплывёт до неё. Антонина же, с невероятной для кошки способностью, плыла спокойно, не обращая внимания на девчонок. Она лапами загребала воду, и только мордочка торчала наружу. И вот она, обогнав шумных барахтающихся девчонок, первой доплыла до лодки.
– Тонька, это нечестно! – кричала Аня.
Но вот, наконец-то, все были в лодке, затащив в неё мокрую Антонину, которая начала тут же вылизываться.
Мы стали рыбачить, но, просидев с удочками достаточно долго, поймали на всех всего лишь пять карасей.
– Давайте вернёмся домой, что-то я уже хочу есть, – начал клянчить Вася.
– Я тоже хочу есть! – поддержал его я, поскольку мне уже надоели комары, которые непрерывно кусали нас.
– Да ну вас! Забудьте о ваших животах! Потерпите немножко! – пытались уговорить нас девчонки, которые почему-то были азартнее. – А вечером тётя Валя сварит нам грандиозную уху!
И они начали расписывать, какой будет эта уха. От такого разговора у меня даже слюнки потекли, я насадил на крючок толстого противного склизкого червяка и бросил удочку в воду. Мне хотелось поскорее наловить рыбы и вернуться домой, чтобы получить вкусный ужин. Но мне, вместе с тем, был интерес и наловить рыбы больше всех.
В это же время Антонина, сидевшая в лодке, кусала за плавники пойманных карасей – ей тоже не терпелось полакомиться ими, и, поэтому, нам приходилось всё время шикать на неё.
Дядя Сева сказал, что в этих местах, недалеко от берега, в заводи водятся и щуки, и мы решили поплыть туда, поискать свой рыбацкое счастье.
Мы подплыли на лодке к деревянному мостику, опиравшемуся о дно железными ногами. Первой мы высадили Антонину, потом выбрались сами и стали помогать девчонкам, а тетя Валя с дядей Севой остались в лодке. Мы уселись на краю мостика, насадили на крючки приманку и закинули удочки в воду, забыв в рыбацком азарте обо всём на свете. В это время Антонина крутилась около нас и внимательно смотрела на поплавки, дрожащие на поверхности воды. И вот когда один из них задрожал и ушёл под воду, а мы крикнули: – «Тащи!» – Тоня бросилась на то самое место, где только что был поплавок. Неожиданно для неё самой, её лапы вдруг во что-то запутались, и она стала отчаянно мяукать и барахтаться в воде, пытаясь выбраться. Но её лапы и хвост ещё больше во что-то запутывались, не оставляя ей шанса на спасение.
Внезапно она почувствовала, как какая-то неведомая сила повлекла её вперёд, не давая опуститься на дно. Тонина мордочка находилась над водой, но мяукать от охватившего её испуга она уже не могла.
Мы же, сначала посмеявшись над увиденным зрелищем, поняли, что Антонина попала в беду, и, побросав удочки и забыв о рыбалке, все вместе попрыгали в воду. Получилась настоящая кутерьма. Из-за поднятых брызг мы уже не видели кошки, а только хватали друг друга за руки и за ноги. Мы даже пытались нырять, чтобы под водой увидеть кошку, но только подняли со дна всю грязь. Девчонки дружно заревели во весь голос. Паша и Вася поплыли обратно к мостику, чтобы с него разглядеть происходящее, и, взобравшись на него, они увидали необычайное зрелище.
Тоня плыла к берегу с невероятной для кошки быстротой, вопя, как ошпаренная. Мы все бросились к берегу, пытаясь её догнать, и не выпускали из вида её мордочку, высовывавшуюся, как глиссер, из воды.
Но вот уже Тоня была на берегу. И тут нам всё стала ясно. Из-за дерева, растущего у самой воды, показалась голова нашего соседа по даче. Мы знали, что он ставил сеть, чтобы наловить щук да карасей, и сейчас увидели, что он вытягивает её из воды. В сети, вместе с бьющей хвостом щукой, барахталась и Антонина. Её лапы и хвост запутались в сети, и она самостоятельно выбраться из неё уже никак не могла, оттого и мяукала, уже почти рыдая, как-то особо, по-кошачьи. Её, охотницу до рыб, дразнил запах рыбы, она была совсем рядом с рыбой, но страх был так велик, что Тоня потеряла всякий аппетит.
Мы – кто бегом, кто вплавь, заспешили к берегу выручать кошку. Когда мы достигли берега, наш сосед уже выпутывал из сети Антонину. Вид у неё был очень жалкий. С неё ручьем текла вода, морда была в тине, и по её кошачьим глазам было видно, что она готова вот-вот разрыдаться, если бы только умела плакать. Кошка выглядела совсем тощей и несчастной. Мы бросились к Антонине. Ася схватила полотенце, вытерла кошке шерсть и завернула её, пытаясь согреть.
Тетя Валя с дядей Севой, наблюдавшие за этой историей из лодки, быстро гребли вёслами, чтобы прибить лодку к берегу. Они приказали нам быстро собираться домой и нести поскорее кошку, чтобы там напоить её тёплым молоком.
В тот вечер Тётя Валя сварила нам уху всего лишь из пяти пойманных карасей, а мы все были счастливы, что всё закончилось благополучно и Антонина была с нами. Мы не спускали её с рук, гладили и ласкали.
Всё оставшееся лето мы вспоминали этот забавный, но поучительный случай, и больше никогда не брали Антонину на рыбалку.
Но вот лето подошло к концу. Закончился и отпуск тёти Вали, она возвращалась домой. За мной тоже приехала мама. Посадив кошку в корзинку, мы всей гурьбой пошли на станцию провожать тётю Валю и дядю Севу.
Мы очень привязались к Антонине, и, когда поезд отошёл от перрона, нам ещё долго виделась её хитрая мордочка, и казалось, что Антонина машет нам на прощанье своей мягкой рыжей лапкой.

0 Comments

  1. shemyakina_ekaterina

    Здравствуйте, Элла!
    Спасибо за теплые слова, вот только этот рассказ я написала в восемь лет:)!
    А недавно закончила небольшую сказочную повесть “Контрасты” Она есть на сайте ЧХА.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.