Фортинбрас, принц норвежский. Акт4, сцена 2

СЦЕНА II

Дания, равнина в районе Виборга. Фортинбрас и Осмунн сидят у дороги, привалившись к большому валуну.

Фортинбрас:

– Я говорил вам, Осмунн, стоит встать
Войскам и сразу он прискачет? Гляньте,
Уже спешит.

Осмунн:

– Я разве возражал?
Нас подгонять – его прямая служба.
Он как пастух, что гонит стадо в спешке
На сочные луга, кнутом пугая,
И все лишь для того, чтоб поскорее,
Достигнув цели, лечь лениво в тень.

Фортинбрас:

– Так значит, стадо мы, а он пастух?

Осмунн:

– Выходит так. Мне самому смешно.

Фортинбрас:

– А мне, признаться, чуточку неловко
За наши шутки.

Осмунн:

– Бросьте, Фортинбрас.
Неловок он, и в том его беда.
Идет. Нахмурился. Готов махать кнутом.

Лаэрт:

– Вот вы где? Я уже отчаялся вас найти.

Осмунн:

– А в чем дело, Лаэрт? Это всего лишь небольшой привал. Жарковато сегодня, вы не находите? Наши солдаты не привыкли к такой жаре в марте. У нас в Норвегии в это время еще повсюду снег. Лично я совсем упарился. А вы разве не устали? Присаживайтесь рядышком, дружок. В тенечке гораздо приятнее.

Лаэрт:

– Опять вы за старое, Осмунн? Думаете, я не понимаю ваших уловок? Не знаю, для чего вам это надо, но вы делаете все, чтобы войско двигалось по Дании как можно медленнее. Еще и двух часов нет, как мы вышли из Виборга, а вы уже устроили привал.

Фортинбрас:

– Успокойтесь, Лаэрт, мы вскоре тронемся.

Лаэрт:

– Да мне теперь уже все равно.

Фортинбрас:

– Что-то случилось? Вы словно сам не свой.

Лаэрт:

– Случилось… Ужасная вещь… Только что прибыл гонец из Эльсинора.

Фортинбрас и Осмунн поднимаются на ноги.

Осмунн:

– Что-то… с королем?

Лаэрт:

– Нет. Плохие вести о моем отце. Вернее – отсутствие всяких известей. Он исчез.

Фортинбрас:

– Исчез? Как это возможно?

Лаэрт:

– Я сам толком ничего не пойму. Пишут, что исчез поздно вечером, будто бы выехал зачем-то из дворца и больше не появлялся. У меня нехорошее предчувствие. Мне необходимо срочно отбыть, господа. Мое место сейчас там. У меня много вопросов к королю и я намерен получить от него исчерпывающие ответы.

Осмунн:

– Да, неожиданное известие. Надеюсь, это всего лишь недоразумение, которое вам удастся разрешить по приезду в Эльсинор. Езжайте, сударь. Я бы на вашем месте поспешил.

Фортинбрас:

– Мы можем чем-нибудь помочь, Лаэрт?

Лаэрт:

– Вряд ли. Впрочем, обещайте мне, что не будете злоупотреблять моим отсутствием. Я оставляю вместо себя человека, но больше надеюсь на вашу порядочность, мой принц. Ведь мы друзья?

Фортинбрас:

– В этом вы можете не сомневаться, Лаэрт.

Лаэрт:

– Приятно знать, что хоть кто-то в этом мире еще ценит честь и благородство выше собственной выгоды. Ладно, господа, мне действительно необходимо спешить. Принц, был счастлив возможности лично познакомиться с вами. Вы мне симпатичны, прежде всего, как человек и, поверьте, это не пустые слова. Осмунн, вы тоже человек честный, хоть и плут. Не знаю, как в вас это сочетается, однако таким я вас вижу. Прощайте, господа! Может быть, я еще и вернусь, если все обойдется. Так что не спешите отдавать мое место за столом кому-либо другому… Прощайте!

Фортинбрас, после ухода Лаэрта:

– Бедный юноша. Что могло случиться с его отцом, Осмунн, как вы думаете?

Осмунн:

– Я бы и сам хотел это знать, принц. Возможно, это и есть начало.

Фортинбрас:

– Начало чего? Договаривайте, Осмунн. У вас крайне неприятная манера изъясняться недомолвками, вы не находите? Даже Лаэрт заметил вашу неискренность.

Осмунн:

– Этот мальчишка? Каков наглец – назвать меня плутом! Вы представляете? В другое время я надрал бы ему за уши подобные слова.

Фортинбрас:

– Он лишь хотел сказать, что вы любите хитрить. Разве он не прав?

Осмунн:

– Прав ли он? Конечно – нет! Нет в мире человека более прямого и откровенного, чем я. Осмунн всегда говорит, что думает, и делает, что говорит – это всем известно! Мне даже не единожды в жизни приходилось страдать за мою чрезмерную прямоту, ей богу! Так что, если я иногда и промолчу, то исключительно по долгу службы или из понятия чести, а вовсе ни из страха вызвать чье-то неудовольствие.

Фортинбрас:

– Ладно вам, не кипятитесь. Я все равно вам не верю.

Осмунн:

– И правильно делаете. Я хотел сказать, что ваша подозрительность делает честь вашей проницательности. Просто имейте терпение, и вы убедитесь, что старина Осмунн ваш самый верный слуга… А это кто еще к нам скачет?

Фортинбрас:

– Судя по нашивкам – датчанин.

Осмунн:

– А судя по флажку в руке – гонец. Что ему надо здесь? Лаэрта ищет?

Гонец, останавливается чуть поодаль:

– Кто здесь Осмунн?

Осмунн:

– Я Осмунн. Что у вас?

Гонец, подходит и протягивает пакет:

– Приказано вам передать.

Фортинбрас:

– Что это, Осмунн? От кого вы получаете письма?

Осмунн:

– Дозвольте мне хотя бы прочесть, чтобы я мог ответить.
(торопливо читает)
Письмо скорее вам, чем мне, ваше сиятельство.

Фортинбрас:

– Мне?!..

Осмунн, передавая Фортинбрасу письмо:

– А кому же еще? Ведь это вы у нас норвежский принц и командующий войсками, разве нет? Прочтите!
(Гонцу)
А ты, дружок, спрячься пока за камнем, отдохни в тени – нечего стоять в чистом поле у всех на виду!

Фортинбрас, прочитав письмо:

– Я что-то ничего не пойму… Некий Горацио чуть ли не приказывает нам срочно направить войско к Эльсинору. Может быть, объясните?

Осмунн:

– Пожалуй, пришло время. Этот самый Горацио – наставник принца Гамлета и наш союзник. Принц Гамлет – также наш союзник. И к Эльсинору мы должны направиться, что помочь принцу Гамлету против его дяди короля Дании.

Фортинбрас:

– Подождите, подождите! Объясните вразумительно – с каких это пор датчане стали нашими союзниками? И почему мы должны помогать одним датчанам против других?

Осмунн:

– Мой принц! Для долгих объяснений сейчас нет времени. Если только коротко. Некоторое время назад от принца Гамлета нам, то есть вашему дяде королю, поступила просьба – помочь занять принадлежащий ему по праву престол. Принц утверждал, что дядя стал королем незаконно, вопреки прежнему уговору между братьями. Были предоставлены доказательства правомочности его притязаний. Наш король согласился оказать ему эту услугу в обмен на возвращение наших островов и некоторые другие уступки. Был разработан план, согласно которому норвежские войска высаживались в Дании, не вызывая при этом подозрений Клавдия – этот самый поход на Польшу. Гамлет вел переговоры с нами через свое доверенное лицо – Горацио, о котором я вам уже говорил. Этот же человек занимается организацией выступления со стороны датчан – среди них много недовольных нынешним королем. С ним же мы постоянно поддерживали связь, согласуя наши действия в ожидании вести о начале операции. И вот эта весть пришла. И еще, у меня есть инструкции для вас на такой случай. Мне их вручил сам король. Вот, ознакомьтесь.

Осмунн достает и вручает Гамлету грамоту.

Фортинбрас, пробежав глазами бумагу:

– Мне все это не нравится, Осмунн. Очень не нравится!

Осмунн:

– Что именно, Ваше Сиятельство?

Фортинбрас:

– То, что от меня все скрывали как от мальчишки!

Осмунн:

– Не стоит обижаться, принц. Если вы немного поразмыслите, вы согласитесь, что это было разумно. Пока дошло до дела, для вас же было лучше ничего не знать. Зато теперь решение принадлежит исключительно вам.

Фортинбрас:

– То есть?

Осмунн:

– То есть вы можете действовать согласно плану, что значит вести войско на Эльсинор. Или же мы можем продолжить наше движение на Польшу – задать трепку поляком тоже весьма полезное дело.

Фортинбрас:

– Я действительно могу выбирать?

Осмунн:

– Я же сказал.

Фортинбрас:

– Вы говорите это на основании распоряжений короля или это ваша собственная милость – дозволить мне решать все по собственному усмотрению?

Осмунн:

– Мой принц, вы уже имели возможность убедиться, что я всегда действую исключительно по приказу короля. Ознакомьтесь внимательнее с бумагами, которые я вам передал – там все должно быть сказано. Отныне вы единолично командуете войском, а я готов исполнить любое ваше приказание.

Фортинбрас:

– Что ж, отлично! В таком случае, я приказываю вам повернуть войска на датскую столицу! Но!.. Но, Осмунн, что если я пошлю к черту этот договор с датчанами и прикажу захватить всю Данию, а? Когда еще нам представится такая возможность?

Осмунн, усмехнувшись:

– Вы этого не сделаете, принц. Но если такой приказ поступит от вашего сиятельства, я без колебания его выполню. Король приказал полностью передать управление войсками под ваше начало в случае успеха предприятия, так что я ничем не погрешу против его воли. За все решения с этого момента отвечаете вы.

Фортинбрас:

– Вот как? Славно… Мне надо подумать, Осмунн.

Осмунн:

– Я вас понимаю. Но боюсь, у нас нет времени для долгих раздумий.

Фортинбрас:

– Но это не простое решение!

Осмунн:

– Именно поэтому оно и доверено вам, а не мне.

Фортинбрас:

– Осмунн, вы знаете, как я мечтал отомстить за своего отца, но то, что нам предлагают датчане, это… Это не совсем честно!

Осмунн:

– Разве, принц? В чем вы видите бесчестье для вас и для норвежского войска? Разве помочь Гамлету восстановить свои права есть бесчестье? К тому же, мы делаем это не без пользы для нашей отчизны – это важнее всего!

Фартинбрас:

– Да, но этот заговор… Я предпочел бы открытый бой без всяких этих штучек.

Гонец:

– Господа, вы уж извините, дозвольте спросить: будет от вас ответное письмо или нет? Я должен поспеть еще вслед за господином Лаэртом на корабль, отплывающий в Зеландию.

Осмунн:

– Видите, принц? Времени для раздумий нет. Решайте!

Фортинбрас:

– Не могу, Осмунн, не смею! Я боюсь ошибиться! Помогите мне, мой друг, скажите – как бы вы поступили на моем месте?

Осмунн:

– К счастью, я не на вашем месте, принц. И я не имею права советовать вам что-либо. Это ваша судьба решается.

Фортинбрас:

– Если бы только моя!.. Ладно, я думаю, что на Польшу мы в любом случае не пойдем.

Осмунн:

– Вот и славно! Пока до этой Польши дотопаешь, сапоги до пяток изотрешь. Зачем нам Польша, когда тут, совсем поблизости, можно повеселиться на славу, верно?

Фортинбрас:

– На Польшу мы не пойдем, решено! Что касается остального, Осмунн, то мне представляется, нам следует действовать по обстановке. Прибудем в Зеландию, а там посмотрим – кто и чем нас встретит. Ведь всякое еще может случиться, вы согласны, Осмунн?

Осмунн:

– Еще как согласен, Ваше Сиятельство. Я не сомневался, что вы примите мудрое решение. Так что – передать ваши слова гонцу?

Фортинбрас:

– А разве мы не будем писать ответное письмо? Гонец, кажется, говорил…

Осмунн:

– Мало ли что он говорил, ваше сиятельство. Письмо – это улика! А зачем нам прежде времени уличать себя в связи с заговорщиками? Вы ведь сами сказали – вдруг еще чего выйдет?

Фортинбрас:

– Все же вы хитрец, Осмунн, прав был Лаэрт.

Осмунн Гонцу:

– Эй, милейший, пойди-ка сюда! Значит так, передашь своему хозяину, пусть ждет гостей. Думаю, что дня за три мы управимся. Все понял?

Гонец:

– Понятно. Чего ж тут не понять.

Осмунн:

– Ну, вот и славно. Ступай! Да, вот тебе за труды.

Дает ему пару монет, Гонец подбрасывает их на ладони и продолжает стоять с вытянутой рукой.

На, на еще!
(Фортинбрасу, после ухода Гонца.)
Что за наглая рожа – так и хочется приложиться. Вы заметили, как он смотрел?

Фортинбрас:

– Осмунн, я все еще не уверен – правильно ли поступаю? А вдруг здесь ловушка? Что за человек этот Горацио?

Осмунн:

– Это не человек. Это монах.

Фортинбрас:

– Вы так это сказали – нехорошо. Вы не любите монахов?

Осмунн:

– А за что же их любить, ваше сиятельство? Заперлись в своих монастырях, целыми днями псалмы распевают, а мы их пои, корми. Дармоеды, вот они кто. Солдат и монах – это как собака с кошкой, вот что я вам скажу. Нет, не люблю я монахов. А этот Горацио, я слышал, связан как-то с Римом. Будто бы даже родственник нынешнего Папы. В Дании приехал еще юношей. Очень он имеет большое влияние на принца, поскольку был ему с детских лет наставником. А сам принц – жуткий проказник. Уж и не знаю даже, чему его воспитывал этот монах, но уж явно не благочестию. Про него такое рассказывают!..

Фортинбрас:

– Мне кажется, это все сплетни. Вы лучше скажите, как мы доберемся до Зеландии? Где сейчас наши корабли?

Осмунн:

– А вот за это как раз не беспокойтесь. Все это время один из наших кораблей скрытно двигался вдоль береговой линии параллельно движению войска. Стоит лишь разжечь в условленном месте на побережье костры, и он сразу пристанет. Затем, по нашему приказу, он двинется за остальными кораблями, и все они прибудут за нами. Я сейчас же отправлю отряд на побережье, а сами мы двинемся в Архус. Туда и пребудет флот.

Фортинбрас:

– А если противник будет препятствовать нашему движению?

Осмунн:

– Противник? Швейцарцы расквартированы в Зеландии, ваше сиятельство, а местные гарнизоны, я надеюсь, предупреждены. И потом, у нас пять тысяч отборных солдат в войске. Хотел бы я посмотреть, кто посмеет нам препятствовать.

Фортинбрас:

– Вы правы, Осмунн. Я очень рад, дорогой друг, что в столь ответственный для всех нас момент именно вы со мной. Мне не стыдно признаться, что без вас я бы не знал, что мне делать. Управлять войском, оказывается, ни так просто. Столько надо всего знать, столько всего предусмотреть заранее.

Осмунн:

– Да уж, это вам не мечом махать. Хотя и мечом махать тоже требует ума и сноровки. Будьте во мне уверены, мой принц – я вас не подведу! Так что – идем на Архус?

Фортинбрас:

– Да, Осмунн, распорядитесь. Что бы ни случилось, мы приняли свое решение!
(через паузу)
Кто поднял меч, тот повод подает
Судьбе слепой откликнуться на вызов.
Жизнь иллюзорна и полна капризов.
И только смерть ей смысл придает!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.