Остановите самолет

С детства Алиса любила животных. Каждый уличный котенок или собачка были для нее как бы отдушиной, способом почувствовать себя нужной и любимой. Иначе никак не получалось – отец безбожно пил, матери Алиса лишилась еще в трехмесячном возрасте – ее сбила машина.
Главным детским воспоминанием, врезавшимся ей в память, стали глаза собаки, которую она, пожалев, притащила домой, а подвыпивший отец выкинул из дома прямо через окно. Слава Богу, этаж был единственный – первый, так что несчастное животное смогло уползти прочь. Алиса плакала, кричала, даже пыталась бить отца кулачонками, но он лишь схватил девочку за шиворот и точно также, как и собаку, выкинул в сени. Всю ночь малышка проплакала под дверьми, а наутро ее, окоченевшую, свернувшуюся на заледенелом полу клубочком, нашел сосед, зашедший за чем-то к ним домой.
Вызвали милицию. Долго разбирались, а потом решили полюбовно закончить это дело и отправить девочку жить к бабушке в другой город. Бабушка приняла несчастную, и Алиса сравнительно хорошо прожила у нее до окончания школы. А потом поехала поступать на журфак МГУ в Москву. Дальше были пять лет МГУ-шной общаги в компании трех довольно приятных девчонок, диплом и работа в одном из московских журналов корреспондентом.

Алиса шла на работу по главной пешеходной улице Москвы, когда вдруг услышала выстрел и увидела упавшую собаку. Обычную крупную дворнягу. Грязно-белого цвета длинная шерсть вмиг пропиталась багровой кровью. А в подворотню со смехом убежал нерусский парень с дробовиком. Она подбежала к животному – бок был растерзан, шкуру прорешетили около семи дробин. Вмиг вокруг собралась толпа народа. Все охали над собакой и ни один не догадался побежать за ублюдком, который ее подстрелил. И Алиса тоже, но лицо запомнила надолго: чернявый нагло ухмыляющийся парень как врезался ей в память.
Прямо там, на снегу, у стены, сгоняв в аптеку за пинцетом, они с каким-то молодым человеком принялись на живую вынимать дробь из собаки. Зверюга была настолько бессильна, что не могла противиться им. Как в бреду погрузили ее к Алисе в машину, и она повезла животное к себе домой. С работы звонили, кричали (она должна была сделать репортаж) – и никому нет дела до живого существа. Дома девушка уже вызвала ветеринара, который завершил начатое на улице и сказал, что жизненно важные органы не задеты – жить будет.
Собака оказалась кобелем. Он был окрещен Аяксом за свою стойкость, и так и остался жить у нее. А вот Алиса потеряла покой. На улице, на автостраде, в переулках центра Москвы она искала эту ухмыляющуюся рожу. Как маньяк, настойчиво, ни на секунду не забывая о ней.
Возмездие, по ее мнению, должно было вершиться обязательно посредством огнестрельного оружия. Таскаться по Москве с дробовиком было неудобно и просто глупо, а вот пистолет – в самый раз.
Долго не размышляя, Алиса позвонила своему другу, который мог помочь:
– Макс! Привет. Мне нужна твоя помощь!
– Привет. Любой каприз!
– Я знала, что ты не откажешь. Мне нужен пистолет. Понимаешь?
– Что? Тише, дура, не по телефону же…
Они встретились на Арбате возле театра Вахтангова. Макс был в натовке и берцах – все как полагается. В ответ на Алисины пространные и не очень связные объяснения он долго крутил у виска, отказывался слушать и вообще предлагал лечь подлечиться.
– Макс, пойми, мне нужна твоя помощь. Очень! – совершила жалкую попытку она.
– Алис, ты хочешь, чтобы я мало того, что сам совершил преступление, так еще и тебе дал его совершить? – ответил Макс. Резонно, в общем-то.
– Сядем вместе!
– Нас вместе не посадят. Алиса, ты из-за жалкой собаки хочешь жизнь свою угробить?
– Но он чуть не убил Аякса!
– И что? Нет, извини, попроси другого.
– У меня больше никого нет. Ну Макс, ну… Хочешь, я тебя поцелую?
– Хочу. Но пистолет не дам.
– Макс! Аякс – мой друг. Такой же, как и ты. Я спасла его, он живет со мной. А этот урод чуть не угробил его! Я этого так не оставлю, даже без твоей помощи. Спасибо, до свидания.
Алиса развернулась и собралась уходить.
Макс тронул ее за плечо и сказал упавшим голосом:
– Ладно. Будет тебе оружие. Только я в этом не участвую!
– Конечно, не участвуешь. Только пистолет дай! – радостно ответила она.
Так у Алисы в руках оказалось орудие мести. Обычный «Макарыч» – а сколько уверенности в себе добавляет! А потом, она знала, что, если никуда не соваться, пистолет у нее не найдут – ее никогда в жизни не останавливали на улице. Наша родная милиция почему-то свято ей доверяла.
Но обидчика найти Алиса никак не могла. Все стали замечать, что ее глаза стали безумными, она вообще как-то посерела, почти ни с кем не общалась. Все ее мысли вращались вокруг страшной мести. В конце концов ей уже стало недостаточно просто убить этого человека. Ей хотелось забить его палками, четвертовать, повесить за ноги в лесу…

…И вот через два месяца безуспешных поисков, когда пес уже полностью вылечился и мог резвиться как щенок, в толпе она увидела его. Он не ухмылялся, он просто шел по дороге. Но Алиса сразу поняла, что это он, тот самый человек, который чуть не убил ее Аякса. По выражению лица, по глазам, не знаю, как.
Она сразу физически почувствовала вес пистолета, который лежал за спиной в рюкзаке. Адреналин неприятно застучал по всему телу, Алиса слегка затряслась. Вот он – момент истины. Ну, иди сюда, герой…
Девушка шустро подошла к нему и мягко подхватила за локоть, другой рукой расстегивая молнию на рюкзаке и цепляясь за ствол. Он сначала не понял, в чем дело, а потом глупо улыбнулся и последовал туда, куда она его вела. В подворотню, подальше – чтобы никто не увидел и не услышал.
Московские малоэтажные дома отличаются одной прекрасной особенностью – нелогичностью постройки. Они изобилуют всякими нишами, лестницами, изгибами, неиспользующимися балкончиками. И главное – между таких домов всегда есть укромное местечко, которое обычно является центром разборок, посиделок и любовных утех в одном флаконе. Туда-то Алиса и нацелилась, одновременно потихоньку вытаскивая пистолет из рюкзака. Парень, который по росту оказался не выше ее собственных 170 см, а с ее каблуками – так еще ниже, постепенно пришел в себя и попытался выдернуться. Но Алиса крепко ухватила его и молча кивнула на то место, где собиралась учинить расправу. Он почему-то нахмурился, но сопротивляться дальше не стал. Он явно не ожидал от девушки ничего, хоть сколько-то угрожающего его благополучию, поэтому, когда Алиса резко толкнула его к стене, он податливо отлетел. Алиса резко вынула «Макарыч» и передернула затвор. Большим пальцем она нащупала бесполезный уже предохранитель и почему-то подумала о том, что у ПСМ, в отличие от пистолета Макарова, флажок находится на правой стороне затвора. Парень гулко стукнулся спиной о заплесневелую кирпичную стену и яростно посмотрел на нее. Он все еще не понимал, что происходит.
– Ты что творишь, дура? – прошипел он и рыпнулся на Алису.
– А ну стоять! – девушка уперла дуло ему в лоб. Она говорила нарочито развязно, по-хабальски, потому что иначе начала бы страшно заикаться. Сердце грозило выскочить, ее трясло. Но вдруг она начала вспоминать морду Аякса, лежащего на снегу в крови, и улыбающуюся морду этого подонка. Тряска прекратилась, лицо перекосило, и Алиса почувствовала ощутимый прилив сил. – А теперь вспоминай. Как стрелял в собаку, как она лежала в крови. Вспомнил?
– Какую собаку? Ты что городишь? – сейчас он смотрел испуганно и затравленно. Точно как шакал.
– Выбирай выражения. На Арбате. Помнишь? – она специально решила не ругаться, чтобы сохранить бесстрастность.
– Что тебе от меня надо? – закричал было он, но Алиса не выдержала и просто нажала курок. Осечка случается только в револьверах у Пушкина, а современное оружие этим мало страдает. Парень упал с дыркой во лбу.
И вот тут ее действительно затрясло. Она заметалась, не зная, что делать, и нервно выбежала на улицу. Толпы не было – затеряться нельзя. Поэтому она постаралась сделать как можно более независимое лицо, уселась в машину, повернула ключ зажигания, нажала привычные «сцепление-газ» и рванула по свободной дороге до дома.
Дома ее встретил радостный, здоровый и блестящий Аякс. Знаете, как поступают собаки, когда очень радуются? Так прыгают, пытаясь лизнуть лицо, машут хвостом и искренне улыбаются шерстяной мордой? Аякс ничем не отличался от обычной собаки, и делал точно так же. Алиса потрепала его по голове и как в бреду прошла внутрь квартиры.
Горячая ванна и кофе всегда делают свое дело – мозг приходит в адекватное состояние, а мысли выстраиваются по струнке, позволяя хозяину управлять ими, как захочется. Алиса тут же после приведенных выше процедур сделала несколько нужных звонков, поговорила заискивающим тоном с парой-тройкой знакомых и еще раз поразилась, как хорошо все-таки иметь много любящих тебя друзей.

Конечно, уголовное дело закрыли, Алису так и «не нашли».
Потом, через несколько лет, она откроет собственный собачий приют. И за каждого своего питомца будет стоять горой. Только почему-то несколько месяцев после этого странного дня она не могла спокойно спать. И еще – на самом деле, теперь она точно знает, что больше никогда никого не убьет. Хватит.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.