“- Я вижу океаны слез”. Сны Алекса. (“Белый снег”, отрывок)

…Огромнейший каменный прямоугольник с заостренным алмазным концом стремительно летел к земле. Длинное и гладкое, как у змеи, тело неумолимо приближалось, голубой наконечник угрожающе поблескивал гранями Камень при падении издавал жуткий рев водопада, а дым, который от него в мгновения ока распространился по долине, был смрадным, с тонким привкусом лаванды.
Мирно поедающее молодые побеги стадо животных с серебристо-белым мехом разом прекратили жевать, а некоторые самки даже прижались в испуге к земле. Большинство же поднялось на задние конечности, разглядывая удивительный камень, тонкой полосой стекающий с неба. На их странных – невытянутых, как у всех зверей, мордах выразился и испуг, и любопытство. Вожак их, сухопарый зверь с белоснежным и густым мехом, поднял переднюю лапу и громко гортанно выкрикнул одно–единственное слово, похожее на жалобное: “Пууу-уу-у!”. Старые тоскливые глаза зверя – то ли от дыма, то ли от чего еще – покраснели и наполнились слезами.
Камень падал с космоса на предельной скорости, на той, которую вообще может развить твердое тело и не разрушится при этом. Но на фоне неба, столь высокого, что составил бы четыре –пять привычных, земных, животные наблюдали лишь плавно стекающую полосу, напоминающую ртутную, такую же идеально вертикальную. Бесконечно длинный параллелепипед с шероховатыми гранями и вживленным в середину основания блестящим алмазным многогранным наконечником, размером с хорошую скалу, стремительно приближался к поверхности и было уже заметно, что изумрудные луга долины останутся в стороне, а конец пути его в черных скалах чуть дальше.
Но это нисколько не успокоило животных. Когда параллелепипед соприкоснулся с поверхностью и страшный рев тысяч водопадов, с которым он падал, достиг ушей, а вслед раздался грохот взрыва и задрожала земля, взметая к небу облака пыли, а потом стремясь и вовсе смешаться с небом, когда алмазный наконечник погрузился в скалу, круша и дробя многовековой гранит в мелкую крошку, и все глубже углубляясь в плоть камня, тогда животные увидели, как вздыбило взрывной волной их белый мех с оттенком благородного серебра, а воздух разразился многоголосыми криками.
Зеленую долину накрыло густой шапкой дымной пыли с привкусом жухлой лаванды и если бы звери могли видеть сквозь столь густую завесу, они бы увидели, что камень продолжает углубляться в образовавшуюся расщелину, лишь немного потеряв скорость своего тела, все такого же бесконечно длинного шероховатого, и огромное облако белого дыма, оказавшегося в воздухе, образовало что-то наподобие купола, издалека напоминающий огромный гриб, внезапно выросший из-под земли…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

“- Я вижу океаны слез”. Сны Алекса. (“Белый снег”, отрывок)

…Огромнейший каменный прямоугольник с заостренным алмазным концом стремительно летел к земле. Длинное и гладкое, как у змеи, тело неумолимо приближалось, голубой наконечник угрожающе поблескивал гранями Камень при падении издавал жуткий рев водопада, а дым, который от него в мгновения ока распространился по долине, был смрадным, с тонким привкусом лаванды.
Мирно поедающее молодые побеги стадо животных с серебристо-белым мехом разом прекратили жевать, а некоторые самки даже прижались в испуге к земле. Большинство же поднялось на задние конечности, разглядывая удивительный камень, тонкой полосой стекающий с неба. На их странных – невытянутых, как у всех зверей, мордах выразился и испуг, и любопытство. Вожак их, сухопарый зверь с белоснежным и густым мехом, поднял переднюю лапу и громко гортанно выкрикнул одно–единственное слово, похожее на жалобное: “Пууу-уу-у!”. Старые тоскливые глаза зверя – то ли от дыма, то ли от чего еще – покраснели и наполнились слезами.
Камень падал с космоса на предельной скорости, на той, которую вообще может развить твердое тело и не разрушится при этом. Но на фоне неба, столь высокого, что составил бы четыре –пять привычных, земных, животные наблюдали лишь плавно стекающую полосу, напоминающую ртутную, такую же идеально вертикальную. Бесконечно длинный параллелепипед с шероховатыми гранями и вживленным в середину основания блестящим алмазным многогранным наконечником, размером с хорошую скалу, стремительно приближался к поверхности и было уже заметно, что изумрудные луга долины останутся в стороне, а конец пути его в черных скалах чуть дальше.
Но это нисколько не успокоило животных. Когда параллелепипед соприкоснулся с поверхностью и страшный рев тысяч водопадов, с которым он падал, достиг ушей, а вслед раздался грохот взрыва и задрожала земля, взметая к небу облака пыли, а потом стремясь и вовсе смешаться с небом, когда алмазный наконечник погрузился в скалу, круша и дробя многовековой гранит в мелкую крошку, и все глубже углубляясь в плоть камня, тогда животные увидели, как вздыбило взрывной волной их белый мех с оттенком благородного серебра, а воздух разразился многоголосыми криками.
Зеленую долину накрыло густой шапкой дымной пыли с привкусом жухлой лаванды и если бы звери могли видеть сквозь столь густую завесу, они бы увидели, что камень продолжает углубляться в образовавшуюся расщелину, лишь немного потеряв скорость своего тела, все такого же бесконечно длинного шероховатого, и огромное облако белого дыма, оказавшегося в воздухе, образовало что-то наподобие купола, издалека напоминающий огромный гриб, внезапно выросший из-под земли…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

“- Я вижу океаны слез”. Сны Алекса. (“Белый снег”, отрывок)

…Огромнейший каменный прямоугольник с заостренным алмазным концом стремительно летел к земле. Длинное и гладкое, как у змеи, тело неумолимо приближалось, голубой наконечник угрожающе поблескивал гранями Камень при падении издавал жуткий рев водопада, а дым, который от него в мгновения ока распространился по долине, был смрадным, с тонким привкусом лаванды.
Мирно поедающее молодые побеги стадо животных с серебристо-белым мехом разом прекратили жевать, а некоторые самки даже прижались в испуге к земле. Большинство же поднялось на задние конечности, разглядывая удивительный камень, тонкой полосой стекающий с неба. На их странных – невытянутых, как у всех зверей, мордах выразился и испуг, и любопытство. Вожак их, сухопарый зверь с белоснежным и густым мехом, поднял переднюю лапу и громко гортанно выкрикнул одно–единственное слово, похожее на жалобное: “Пууу-уу-у!”. Старые тоскливые глаза зверя – то ли от дыма, то ли от чего еще – покраснели и наполнились слезами.
Камень падал с космоса на предельной скорости, на той, которую вообще может развить твердое тело и не разрушится при этом. Но на фоне неба, столь высокого, что составил бы четыре –пять привычных, земных, животные наблюдали лишь плавно стекающую полосу, напоминающую ртутную, такую же идеально вертикальную. Бесконечно длинный параллелепипед с шероховатыми гранями и вживленным в середину основания блестящим алмазным многогранным наконечником, размером с хорошую скалу, стремительно приближался к поверхности и было уже заметно, что изумрудные луга долины останутся в стороне, а конец пути его в черных скалах чуть дальше.
Но это нисколько не успокоило животных. Когда параллелепипед соприкоснулся с поверхностью и страшный рев тысяч водопадов, с которым он падал, достиг ушей, а вслед раздался грохот взрыва и задрожала земля, взметая к небу облака пыли, а потом стремясь и вовсе смешаться с небом, когда алмазный наконечник погрузился в скалу, круша и дробя многовековой гранит в мелкую крошку, и все глубже углубляясь в плоть камня, тогда животные увидели, как вздыбило взрывной волной их белый мех с оттенком благородного серебра, а воздух разразился многоголосыми криками.
Зеленую долину накрыло густой шапкой дымной пыли с привкусом жухлой лаванды и если бы звери могли видеть сквозь столь густую завесу, они бы увидели, что камень продолжает углубляться в образовавшуюся расщелину, лишь немного потеряв скорость своего тела, все такого же бесконечно длинного шероховатого, и огромное облако белого дыма, оказавшегося в воздухе, образовало что-то наподобие купола, издалека напоминающий огромный гриб, внезапно выросший из-под земли…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

“- Я вижу океаны слез”. Сны Алекса. (“Белый снег”, отрывок)

…Огромнейший каменный прямоугольник с заостренным алмазным концом стремительно приближался к земле. Длинное и гладкое, как у змеи, тело неумолимо приближалось, голубой наконечник угрожающе поблескивал гранями Камень при падении издавал жуткий рев водопада, а дым, который от него в мгновения ока распространился по долине, был смрадным, с тонким привкусом лаванды.
Мирно поедающее молодые побеги стадо животных с серебристо-белым мехом разом прекратили жевать, а некоторые самки даже прижались в испуге к земле. Большинство же поднялось на задние конечности, разглядывая удивительный камень, тонкой полосой стекающий с неба. На их странных – невытянутых, как у всех зверей, мордах выразился и испуг, и любопытство. Вожак их, сухопарый зверь с белоснежным и густым мехом, поднял переднюю лапу и громко гортанно выкрикнул одно–единственное слово, похожее на жалобное: “Пууу-уу-у!”. Старые тоскливые глаза зверя – то ли от дыма, то ли от чего еще – покраснели и наполнились слезами.
Камень падал с космоса на предельной скорости, на той, которую вообще может развить твердое тело и не разрушится при этом. Но на фоне неба, столь высокого, что составил бы четыре –пять привычных, земных, животные наблюдали лишь плавно стекающую полосу, напоминающую ртутную, такую же идеально вертикальную. Бесконечно длинный параллелепипед с шероховатыми гранями и вживленным в середину основания блестящим алмазным многогранным наконечником, размером с хорошую скалу, стремительно приближался к поверхности и было уже заметно, что изумрудные луга долины останутся в стороне, а конец пути его в черных скалах чуть дальше.
Но это нисколько не успокоило животных. Когда параллелепипед соприкоснулся с поверхностью и страшный рев тысяч водопадов, с которым он падал, достиг ушей, а вслед раздался грохот взрыва и задрожала земля, взметая к небу облака пыли, а потом стремясь и вовсе смешаться с небом, когда алмазный наконечник погрузился в скалу, круша и дробя многовековой гранит в мелкую крошку, и все глубже углубляясь в плоть камня, тогда животные увидели, как вздыбило взрывной волной их белый мех с оттенком благородного серебра, а воздух разразился многоголосыми криками.
Зеленую долину накрыло густой шапкой дымной пыли с привкусом жухлой лаванды и если бы звери могли видеть сквозь столь густую завесу, они бы увидели, что камень продолжает углубляться в образовавшуюся расщелину, лишь немного потеряв скорость своего тела, все такого же бесконечно длинного шероховатого, и огромное облако белого дыма, оказавшегося в воздухе, образовало что-то наподобие купола, издалека напоминающий огромный гриб, внезапно выросший из-под земли…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.