Крылья

Как никогда захотелось летать.
Я снял футболку и вышел покурить. Время позднее, но по улицам вовсю гоняют машины. А звёзды светят как дурные… сквозь облака, сквозь крыши… А вечный друг ветер всегда рядом. Дует себе, дует…
Было такое время, которое заставило меня сложить свои крылья в старый гитарный чехол – по форме подошёл тогда. С тех самых пор, прошло тому уже с полгода, они лежат в большом шкафу в этом самом чехле и ждут.
Громко, конечно, сказано «ждут»… Может и не ждут вовсе, может просто пылятся в своё удовольствие, а может и без удовольствия – у меня как-то не складывалось проверить. Я достал чехол и вытащил из него крылья.
Легли они хорошо. Cоскучились по спине. Никогда не стынущие перья согрели мне спину и ноги. Я снова вышел на балкон, и ветер нежно взъерошил мне волосы. Он понял, что я задумал и был, видимо, очень рад.
Меня никогда никто не спрашивал, зачем летать. Однако, даже если бы кто-нибудь спросил, я не нашёлся бы что ответить. Я взял короткий разбег и взмыл над деревьями. Эти деревья посадил под моим балконом какой-то, вероятнее всего, очень добрый человек. Не знаю, что бы я без них делал. Иногда мне кажется, что на них опирается вся моя жизнь.
Ночь была не тёплой. Друг ветер был весьма прохладен, кожа моя мгновенно высохла. Совершенно не чувствуя холода, я спокойно набирал скорость. Это очень интересное ощущение. Мы привыкли на всё смотреть сверху. Однако, когда летишь вверх, приходиться смотреть снизу – на небо. У меня в такие моменты поначалу кружиться голова, и уж это – самые сладкие ощущения во всём полёте.
Ритм взмахов крыльями тяжёл и задаёт некоторую размеренность порывов. Так быстро не метнёшься с потоком воздуха, не повернёшь наперерез встречному ветру. Второе ошеломительное ощущение – ветер на коже. Ощущение почти сексуального характера, все струи ветра, все движения тела, все перемены, происходящие в мире, ощущаются на коже.
Крылья мои немного уже поистрепались. Когда я впервые их надел, я был молод и неопытен. Именно поэтому не смог в полной мере использовать возможности новых, чистых, невытрепаных крыльев. Много позже, когда я научился хорошо летать… хотя нет, неверная фраза. Летать – это вообще хорошо. Когда я научился получать от полёта столько удовольствия, сколько требовала моя душа, крылья уже начали изнашиваться. Долгое лежание в старом гитарном чехле тоже не пошло им на пользу. Не одна сотня теплых перьев выпала из моих крыльев, прежде чем я сегодня достал их из шкафа. Когда я сложил их, то не ощутил под коленками давно забытой щекотки: эти перья тоже уже выпали. Однако мне было не до того, чтобы жалеть выпавшие перья. Третье величайшее удовольствие полёта – падение.
Я крутился, вертелся и кувыркался в воздухе, как в старые времена. Прежде я любил взлетать повыше и падать оттуда любимой девушке прямо в окно. Не часто, правда, она вспоминала наутро, кого именно видела во сне.
Полёт – всегда сладкое ощущение. Я падал и живо вспоминал все мои предыдущие полёты. Когда-то я вылетал каждую ночь. Как бы не спорили старики, нехорошие рамки на поступки человека накладывает далеко не старость, а взросление. Старость – как его финал-апофеоз. И всё же отлично помнил каждый свой полёт.
Помню, как с оглушительной скоростью приближалась земля, когда я падал первый раз, и как я боялся разбиться об неё, хотя уже знал, что крылья мне этого не позволят. Помню, как на подлёте они вдруг распахнулись из-за спины, и я взмыл обратно – туда, откуда падал. С тех пор я никогда не упускал возможности взлететь повыше и упасть оттуда, и взмыть в мгновении от земли.
За спиной я почувствовал напряжение: крылья были готовы, земля приближалась всё быстрее. Почему я вдруг сегодня решил их достать? Вероятно, погода повлияла на меня. Я подвержен погоде. Меня веселит любой лучик солнца также сильно, как печалит каждая капля дождя. Сегодня после мелкого весеннего дождя вдруг резко рассеялись тучи, и выглянуло настоящее летнее солнце.
Крылья ещё сильнее напряглись. Непередаваемая эйфория падения. Жаль будет, когда она закончиться, и надо будет лететь обратно.
За спиной я почувствовал тяжкий вздох, мышцы напряглись и приготовились к могучим взмахам, и в тот же момент крылья лихорадочно рванулись в стороны. Я закрыл глаза……
…………………………………………………
Как тяжело это всё. Я сделал последнюю затяжку и выбросил окурок на улицу. Небо снова заволокло тяжёлыми тучами.
В трёх метрах над землёй разлетелся вихрь белых перьев, и едва ощутимый удар сотряс землю.

0 Comments

  1. vladislava

    Задумка великолепная, читала с удовольствием, но к сожалению часто натыкалась на речевые обороты, которые можно было бы исправить, чтобы текст выглядел более органично. Удачи!

  2. yuliya_teodorova

    Потрясающая образность! Надеюсь, я правильно поняла, что крылья – это вдохновенье, талант?
    Близко, потому что мне тоже знакомы эти ощущения.
    Самая важная идея – если у тебя есть крылья, то падение тебе не страшно, а только приносит наслаждение.

  3. mikluha

    Спасибо, Юлия, за добрые слова! :-))
    А понимать это миниатюру можно по-всякому.. Не могу сказать определённо какой именно я закладывал в эту аллегорию смысл.. Возможно даже и никакого :-))
    В любом случае Ваше восприятие производите Вы.. они зависят, подчас, даже от настроения.. Меня, к примеру, абсолютно знакомая, давно известная песня может внезапно ошеломить неожиданно открывшимся смыслом…… и связано это, обычно, с особым состоянием, настроением или особенными событиями, произошедшими вокруг меня 🙂

    Очень рад, что ЭТО нашло в Вашей душе отклик!! Спасибо.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Крылья

Как никогда захотелось летать.
Я снял футболку и вышел покурить. Время позднее, но по улицам вовсю гоняют машины. А звёзды светят как дурные… сквозь облака, сквозь крыши… А вечный друг ветер всегда рядом. Дует себе, дует…
Было такое время, которое заставило меня сложить свои крылья в старый гитарный чехол – по форме подошёл тогда. С тех самых пор, прошло тому уже с полгода, они лежат в большом шкафу в этом самом чехле и ждут.
Громко, конечно, сказано «ждут»… Может и не ждут вовсе, может просто пылятся в своё удовольствие, а может и без удовольствия – у меня как-то не складывалось проверить. Я достал чехол и вытащил из него крылья.
Легли они хорошо. Cоскучились по спине. Никогда не стынущие перья согрели мне спину и ноги. Я снова вышел на балкон, и ветер нежно взъерошил мне волосы. Он понял, что я задумал и был, видимо, очень рад.
Меня никогда никто не спрашивал, зачем летать. Однако, даже если бы кто-нибудь спросил, я не нашёлся бы что ответить. Я взял короткий разбег и взмыл над деревьями. Эти деревья посадил под моим балконом какой-то, вероятнее всего, очень добрый человек. Не знаю, что бы я без них делал. Иногда мне кажется, что на них опирается вся моя жизнь.
Ночь была не тёплой. Друг ветер был весьма прохладен, кожа моя мгновенно высохла. Совершенно не чувствуя холода, я спокойно набирал скорость. Это очень интересное ощущение. Мы привыкли на всё смотреть сверху. Однако, когда летишь вверх, приходиться смотреть снизу – на небо. У меня в такие моменты поначалу кружиться голова, и уж это – самые сладкие ощущения во всём полёте.
Ритм взмахов крыльями тяжёл и задаёт некоторую размеренность порывов. Так быстро не метнёшься с потоком воздуха, не повернёшь наперерез встречному ветру. Второе ошеломительное ощущение – ветер на коже. Ощущение почти сексуального характера, все струи ветра, все движения тела, все перемены, происходящие в мире, ощущаются на коже.
Крылья мои немного уже поистрепались. Когда я впервые их надел, я был молод и неопытен. Именно поэтому не смог в полной мере использовать возможности новых, чистых, невытрепаных крыльев. Много позже, когда я научился хорошо летать… хотя нет, неверная фраза. Летать – это вообще хорошо. Когда я научился получать от полёта столько удовольствия, сколько требовала моя душа, крылья уже начали изнашиваться. Долгое лежание в старом гитарном чехле тоже не пошло им на пользу. Не одна сотня теплых перьев выпала из моих крыльев, прежде чем я сегодня достал их из шкафа. Когда я сложил их, то не ощутил под коленками давно забытой щекотки: эти перья тоже уже выпали. Однако мне было не до того, чтобы жалеть выпавшие перья. Третье величайшее удовольствие полёта – падение.
Я крутился, вертелся и кувыркался в воздухе, как в старые времена. Прежде я любил взлетать повыше и падать оттуда любимой девушке прямо в окно. Не часто, правда, она вспоминала наутро, кого именно видела во сне.
Полёт – всегда сладкое ощущение. Я падал и живо вспоминал все мои предыдущие полёты. Когда-то я вылетал каждую ночь. Как бы не спорили старики, нехорошие рамки на поступки человека накладывает далеко не старость, а взросление. Старость – как его финал-апофеоз. И всё же отлично помнил каждый свой полёт.
Помню, как с оглушительной скоростью приближалась земля, когда я падал первый раз, и как я боялся разбиться об неё, хотя уже знал, что крылья мне этого не позволят. Помню, как на подлёте они вдруг распахнулись из-за спины, и я взмыл обратно – туда, откуда падал. С тех пор я никогда не упускал возможности взлететь повыше и упасть оттуда, и взмыть в мгновении от земли.
За спиной я почувствовал напряжение: крылья были готовы, земля приближалась всё быстрее. Почему я вдруг сегодня решил их достать? Вероятно, погода повлияла на меня. Я подвержен погоде. Меня веселит любой лучик солнца также сильно, как печалит каждая капля дождя. Сегодня после мелкого весеннего дождя вдруг резко рассеялись тучи, и выглянуло настоящее летнее солнце.
Крылья ещё сильнее напряглись. Непередаваемая эйфория падения. Жаль будет, когда она закончиться, и надо будет лететь обратно.
За спиной я почувствовал тяжкий вздох, мышцы напряглись и приготовились к могучим взмахам, и в тот же момент крылья лихорадочно рванулись в стороны. Я закрыл глаза……
…………………………………………………
Как тяжело это всё. Я сделал последнюю затяжку и выбросил окурок на улицу. Небо снова заволокло тяжёлыми тучами.
В трёх метрах над землёй разлетелся вихрь белых перьев, и едва ощутимый удар сотряс землю.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.