Подсознательно большее

…Талый снег с легкостью рассыпался под подошвами, обнажая асфальтовое покрытие. Несколько метров до обагренного лучами заходящего светила пространства, и вот – шершавая поверхность того, что принято называть пешеходной дорожкой.
Воздух недвижим. Но ощутим. По запахам, по букету ароматов ранней, но твердой поступью идущей на встречу городу весны.
Она идет. Просто идет по дорожке, которая через какой-нибудь месяц будет прятаться в полутени первой листвы, а еще через месяц примерит на себя одеяло из тополиного пуха. Каждое движение элегантно, естественно. Каждый вгляд, брошенный на проходящих мимо, задумчив, словно устремлен сквозь лица, но не вглубь души встречного, а как это ни парадоксально, – в себя. Легким движением руки откинута упавшая на лицо прядь волос. Приостановилась. Нет, никто не окликнул.
Апрельский город дышит по-новому. Суета магистралей отчего-то значительнее, чем, скажем, в пик январской стужи. На перекрестках нетерпеливо кому-то сигналят. Шум, создаваемый автомобильным движением, ощутимо мешает восприятию романтичной мелодии, льющейся из нескромно вывешенных у входа в один из музыкальных салонов динамиков.
А она идет. В сторону от звуков популярной песни. Идет медленнее, но уже не останавливаясь.
Город дышит по-весеннему… Словно после длительной задержки дыхания, глубокими и частыми вдохами наверстывает упущенное, набирается сил, чтобы как можно скорее расцвести и одурманить ароматами зеленых парков. Ручейки воды катятся все быстрее и быстрее, и скоро, будьте уверены, иссякнут, уступив место туфелькам и босоножкам.
Она чувствует перемены. Улыбается. Редко, но улыбается. И продолжает путь. Уже по местами еще мокрым плиткам площади, на которую ее словно реку в океан вынесла узенькая дорожка, вьющаяся из глубины пока еще серой аллеи.
Встречные лица сгущающегося потока пешеходов мозаикой окружают ее. На одних – неприкрытое самодовольство и ощущение вседозволенности, на других – спокойное ожидание домашнего ужина и традиционного выпуска новостей, на третьих – смех, радость жизни и внимание по отношению к собеседнику.

Вдох. Вместе с городом. Голова чуть было не закружилась.
Аллеи и площади уже не видно. Они остались за углом. Позади. Широкий проспект подхватил людским потоком и начал уводить ее прочь от все еще близкой площади, вглубь мегаполиса, разжигающего угольки искусственных огней грядущей ночной жизни. Повинуясь возрастающему темпу окружающего мира, она ускорила шаг. Справа – магазинчики, кафе. Слева – неумолкающий поток машин. Довольно прозаичный и обыденный пейзаж в центре “каменных джунглей”. Но возвращаться обратно нет смысла. Только ради меньшей суеты и ритма? Или, быть может, “обратно” означает нечто большее? Подсознательно большее, чем просто пройти сотню метров до заветного поворота, за которым пока еще серая аллея и широкая площадь с местами мокрыми плитками?..

Вздох. На сей раз не вместе с городом. Последний вздыхать не умеет. В отличие от нее – молодой девушки в красном… Lady in red…
Снова откуда-то льется музыка. Спокойно, в такт сердцу мегаполиса. И в резонанс с сердцем хрупкого создания, ищущего выхода из незримой, но прочной клетки этого полумеханического равнодушного птицелова по имени Обыденность…
Еще один вздох. И улыбка. И блеск глаз. И ускорение шага…
Поворот направо. Просто поворот. А быть может, и нечто большее… Подсознательно…

Птицелов продолжает удовлетворенно мурлыкать свою однообразную песенку, наблюдая за тем, как пойманные им люди-пташки пытаются вырваться из клетки серости, и, не найдя выхода оттуда, часто остаются в плену навсегда…
Шаг за шагом, мысль за мыслью перебирая незримые ключи от дверей судьбы, неосязаемые ответы, один из которых и есть верный путь к свободе, прочь от опостылевшего холода заточения, почти инфернального холода, девушка продолжает движение… Ласточка, неволя для которой сродни несуществованию, безвременности, гибели… Молодая душа, способная противостоять Обыденности. Только жаждущая ли доказывать это той ценой, что предлагает жестокая реальность?..
Птицелов пристально смотрит ей в глаза. Взгляд, в котором за радужной оболочкой слащавых шаблонных обещаний редкий человек заметит зыбучие пески серости и обманчивого успеха. Взгляд опытного профессионала, ловкими движениями подменяющего истинные ключи на фальшивые. Только отвлечь внимание… Но… Он отводит взгляд.

…Девушка проходит мимо очередной автобусной остановки. Элегантно. Естественно. Рябиновые ветви, склонившиеся над землей, слегка качаются, повинуясь легким порывам ветра, который ласково касается ее волос и, зачарованный, пытается обнять, закружить в эфемерном танце… На ее лице вновь загорается задумчивая улыбка, оттеняемая рубиновыми всполохами закатного света. А во взгляде – блеск… Блеск поверхности настоящего океана, хранящего заветный ключик… Почти волшебный ключик, который не подменить птицелову… А значит, однажды последний потерпит поражение. Однажды клетка опустеет… Ибо эта молодость ему не по зубам… Слишком глубок океан ее души… Даже для такого колосса, как он…

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.