Дурацкая задержка


Дурацкая задержка

Для визирования самого решительного совместного решения двух ведомств Шильникова откомандировали к юристу, курирующему временные трудности в стране.
Сидевшая в вестибюле под сомнительным лозунгом: «Феминизации – нет! Фемидизации – да!» – женщина в кофте столбнячного цвета вопросительно взглянула на Шильникова.
– Я насчет согласования, – остановился он. – Пожалуйста, мое удостоверение.
Женщина, неуверенно заглянув в документ, пошевелила губами и сказала:
– Пройдите в эти двери, пусть там посмотрят.
Худощавый, поразительно похожий на беленького известняка под устрашающей надписью: «Осторожно, высокое напряжение», – несколько минут щерился то на фотографию, то на оригинал.
Шильников предупредительно смахнул шляпу. Такое снятие светомаскировки со светильника разума озадачило зловещего еще больше.
– Не удивляйтесь, – зачастил Шильников, – это теперь у меня лысина, а раньше, как видите там, шикарная прическа была. На вашу похожая, – кивнул он второму сотруднику.
Тот неожиданно обиделся:
– Чего вы со своим головоломьем… гологоловьем привязываетесь? Послать бы вас к такой матери… какой – не скажу, чтобы от работы не отрывали!
– Никого я не отрываю, – стал оправдываться Шильников, но тут обиделся первый.
– А я, по-вашему, кто? Никто? Показывает недействительное удостоверение, и заявляет – не отрывает!
– Почему недействительное? Там же русским и английским напечатано…
– Напечатано? А печати?
– И печатей тоже две.
– А должно быть сколько? Три?
– Почему?
– По кочану! Хоть ты ему разменяй, что ли?
– Ну-ка, – поднялся с места лохматый.
– Если по закону, – сказал он после вдумчивого изучения, – тут даже четыре полагается.
Шильников ошеломленно оглянулся.
– А вот, у вас другие документы имеются? – поинтересовался из-за дальнего стола пожилой в безрукавке.
– Других не имеется, – теряя остатки уверенности, пробормотал Шильников.
– Гиблое дело, – зловеще процедил зловещий.
– Но если позвонить в наше управление, там могут подтвердить…
– Звонки к делу не подошьешь, – индифферентно хрипнул из угла безрукавый.
Шильников растерялся. Видно, здесь совсем не ступала нога демократии.
– А говорят, сегодня все по-новому работают…
– Говорят по-новому, работают по-старому! – огрызнулся лохматый.
– Если не верите нам, – снизошел худозлющий, – можем к старшему специалисту по персоналу пройти.
Старший, едва взглянув на документ, уверенно сказал:
– При подобных служебных формах обходятся двумя печатями.
– Вот видите! – обрадовался, оборачиваясь, Шильников.
– Но, – продолжил чиновник, – на этом удостоверении не хватает подписи. Вот здесь…
– Недоразумение какое-то, – сник Шильников.
– Наверно, – возвращая документ, улыбнулся спец. – Все бывает, а подписи нет…
Выйдя из кабинета, Шильников решил позвонить куратору, к которому направлялся.
– Извините, я должен завизировать у вас…
– Милости прошу, жду, жду. Как говорится, я визирую, значит, я существую!
– Но, оказывается, у меня удостоверение не в порядке. И меня не пускают…
– Кто не пускает? Какое удостоверение? У нас вход свободный!
– Почему ж это вы меня задержали? – спросил Шильников у поразившей его женщины в вестибюле.
– Я? – остолбенела она. – Вы сами почему-то с удостоверением пристали. Задержала? Это я тут время теряю, дочку жду, а вас сразу к специалистам по документам направила!

Добавить комментарий