Джокер (6).

– 6 –

Передышка длилась три дня. Армия Дьявола готовилась к новому выступлению, а Повстанцы разрабатывали тактику ведения боя. На заре четвёртого дня ворота Города с лязгом распахнулись, и оттуда полились потоки вражеского войска.
Джокер посмотрел в бинокль и похолодел.
– Похоже, мужики, нам сегодня надерут задницу! – сказал он, – Трое Властителей лично возглавили Армию!
– Дьявол! – выругался Бэйзил, – Мне кажется, нам кранты!
– Ага, – согласился Джокер, – Отошли людей в Непроходимую Глушь. Пусть уводят Макса к Воротам, пока мы ещё сможем удерживать противника.
Джокер снова припал к биноклю и принялся изучать врага. Трое Властителей приняли правильное решение, укомплектовав войско только лёгкой пехотой. В этом случае достигалась максимальная мобильность и быстрота передвижения, а функция ударной силы лежала на самих Властителях. Бегемот ехал посреди своих солдат на чём-то, что, по логике, должно было быть конём. Это была невообразимая тварь метра три в холке. Её голова была приплюснутой, как у морского ската, и состояла, казалось, из одной зубастой пасти, плавно перетекающей в покрытую толстыми пластинами длинную шею. Крупное тело щетинилось острыми шипами, а длинные ноги (числом восемь) напоминали прыжковые конечности саранчи. Кроме того, ко всей этой «конструкции» крепился длинный хвост, словно позаимствованный у стегозавра. Так вот кого держали в специальной конюшне за Цитаделью! Интересно, чем же кормили эту «лошадку»? Похоже, Джокер знал ответ на этот вопрос…
Полицейский и Старк были пешими и держались по флангам войска. В отличие от бесплотного Старка, Полицейский был одет в кожаный плащ поверх бронежилета и сжимал в руках пулемёт, аналогом которому был земной «Вулкан».
– Выступаем! – скомандовал Джокер, убирая бинокль. Он заткнул за пояс два пистолета – пулемёта, комплект метательных ножей и несколько обойм для крупнокалиберной автоматической винтовки. Засунув костяной меч в кожаный чехол на спине, Джокер взял в руки винтовку и передёрнул затвор.
– Свобода или смерть! – крикнул он и, сопровождаемый воинственным рёвом Повстанцев, ринулся навстречу Армии Дьявола. Сзади заухали миномёты, превращая первые ряды вражеской пехоты в горы окровавленного мяса, но даже плотный артиллерийский огонь не мог остановить натиск войска Люцифера, ибо с ними были его правители – непобедимые Владыки Ада. Поэтому не прошло и десяти минут, как противоборствующие армии столкнулись лоб в лоб. К этому моменту Джокер уже расстрелял все патроны в винтовке и пользовался пистолетами – пулемётами. Когда опустели и они, Джокер без сожаления отбросил их в стороны, предварительно не забыв размозжить ими несколько голов. Следующим оружием был меч, и он сейчас являлся оптимальным решением, поскольку в этой мясорубке приходилось больше полагаться на свои руки и ловкость, нежели на огнестрельное оружие. Хотя с последним кто-то тоже неплохо управлялся. Где-то неподалёку басил пулемёт, чьи пули расшвыривали тела нападавших (кстати, Повстанцев) на несколько метров вокруг.
– Кто там, Бэйзил? – склонившись к самому уху товарища, перерезавшего в этот момент кому-то глотку, проорал Джокер.
– Это Полицейский! – последовал ответ.
– Рискнём?
– Конечно! – Бэйзил расплылся в кровожадной улыбке, – У меня к нему особые счёты!
Прихватив по дороге окровавленного Боба, который додумался сунуть своему противнику гранату в дырку в животе, после чего его и окатило с ног до головы коктейлем из крови, мозга и кишков, друзья начали прорубаться к Полицейскому. Его и оставшихся двоих Властителей следовало уничтожить как можно скорее, иначе Повстанцев вскоре сомнут и растопчут. Пока воины Джокера ещё держались, но в трёх местах (там, где бились Бегемот, Старк и Полицейский) фронт уже был прорван.
Когда Боб, Джокер и Бэйзил добрались до Полицейского, тот уже отшвырнул опустевший пулемёт и рубил нападавших огромным двуручным мечом.
– А вот и мы! – Джокер приветливо помахал Полицейскому рукой.
– В очередь! – прохрипел тот. Похоже, он изрядно запыхался. И не мудрено: вокруг него валялась в прямом смысле гора трупов.
– Мы как-нибудь без очереди, – проговорил Бэйзил и, выдернув из ближайшего тела тяжёлый топор, бросился на Полицейского. Меч со свистом рассёк воздух, и Бэйзил покатился по земле, едва успев увернуть от смертоносного лезвия. Полицейский по инерции развернулся, оказавшись спиной к своим противникам, и в эту секунду Джокер метнул в него несколько ножей. Они вошли в тело Полицейского, словно в масло – в поясницу, между рёбер, под лопатку, – но он даже не почувствовал этого, снова заняв оборонительную позицию. Не дожидаясь, когда Бэйзил снова окажется на ногах, Боб и Джокер одновременно напали на Полицейского, надеясь, что хоть чей-то удар достигнет цели. Но тот играючи отразил мачете Боба и, уклонившись от выпада Джокера, ударил последнего эфесом в челюсть, а затем – ногой с разворота Боба под дых. Бобу повезло: от удара ногой он согнулся, поэтому меч Полицейского прошёл там, где секунду назад была голова Боба. Зато досталось Джокеру. Кончик лезвия вспорол ему плечо. Следующим взмахом Полицейский отбил топор подоспевшего Бэйзила и, проведя хитроумную комбинацию, выбил оружие из рук противника. Ещё взмах, и Бэйзил, раскинув руки, повалился в грязь с распоротой грудной клеткой.
Джокер оторопело замер, отказываясь верить своим глазам, а Боб с протяжным воплем кинулся на Полицейского и одним ударом перерубил ему позвоночник. Тот выпустил меч из рук и рухнул на землю. Но он был ещё жив, поэтому Боб и Джокер принялись остервенело кромсать тело убийцы их друга, расчленив его на несколько частей.
– Щенки! – еле слышно проговорил Полицейский, давясь чёрной кровью, – Вы не можете убить меня…
Договорить он не успел, потому что мачете Боба снесло ему голову.
– Огнемёт! – заорал Джокер, – Нам нужен огнемёт, чтобы они не смогли сшить эту тварь заново!
В этот момент их накрыло огромной тенью, и рядом с Бобом и Джокером приземлилась огромная масса демонического коня, на котором сидел Бегемот.
– Здравствуйте, мальчики! – сказал он спешившись.
Джокер окинул Бегемота взглядом и вдруг понял, что своими габаритами тот походит на матёрого медведя, чего стоили одни только тридцатисантиметровые когти!
– Иди пока попасись, Моргенштерн! – Бегемот хлопнул коня лапой по шипастому боку, и тот, издав отвратительный визг, тут же сорвался с места огромным прыжком и исчез в гуще сражения.
– Я смотрю, за те тысячу лет, что меня здесь не было, ты сумел освоить и Роджера Желязны! – прокомментировал Джокер, покрепче взявшись за меч.
– Жизнь не стоит на месте! – философски заметил Бегемот и выпустил когти. Он стоял на двух ногах, как человек, но прекрасно мог передвигаться и на четырёх. Уж Боб с Джокером это знали! Джокер мысленно прикинул шансы на победу и практически сразу приравнял их к нулю. Бегемот был гораздо опаснее Полицейского, так что двоим с ним было не справиться. А вот о чём Джокер не подумал, так это о помощи своих солдат. Возможно, насмотревшись голливудских фильмов, он решил, что эта схватка принадлежит только ему, но воины Повстанческой армии так не считали. Все силы, какие только можно было высвободить, были брошены на спасение Великого Стратега, поэтому вскоре Бегемот был окружён плотным кольцом хорошо вооружённых людей.
– Уходи, Джокер! – крикнул Боб, – Армии ты нужен живым!
– Нет! – попытался было возразить Джокер, – Я такой же солдат, как и вы!
– Ты – Великий Стратег! – Боб покачал головой, – От твоей жизни зависит, разгромят ли нашу армию или мы ещё повоюем.
– Ой, как сентиментально! – всплеснул лапами Бегемот и в ту же секунду одним прыжком преодолел расстояние, разделявшее его с Бобом и Джокером. Едва коснувшись земли, Бегемот нанёс два удара наотмашь передними лапами. Джокер почувствовал, как пуленепробиваемые пластины у него на груди лопаются, обнажая беззащитную плоть, а его самого отбрасывает назад. Ещё в падении Джокер успел увидеть Боба, который, часто моргая, пытался зажать обеими руками четыре глубоких раны у себя на горле. Его кровь ручьями струилась между пальцами, а ноги тихо подгибались.
– Боб!!! – закричал Джокер, – Не-е-ет!
Но было поздно. Боб погиб. Самого Джокера спасло то, что его солдаты открыли огонь со всех стволов и принялись поливать Бегемота пламенем из огнемётов. Джокера схватили под руки и куда-то поволокли. Он отбивался, пытаясь кинуться в самое сердце битвы, но держали его крепко.
– Тащите его к лесу! – скомандовал кто-то, – Артиллерия вас прикроет!
В подтверждение его слов вдалеке глухо забухало, а затем всё вокруг поглотило в пламене взрывов. Джокер тупо взирал на творившееся вокруг, позволил увлечь себя туда, куда хотелось опекавшим его людям. Комья земли, взметавшиеся ввысь, осколки, рвавшие людей на части, изувеченные трупы, покалеченные, но ещё живые воины, летящие пули и рвущиеся снаряды – всё это было Джокеру безразлично, поскольку свою войну он внутренне проиграл.
Как, впрочем, и вообще, не только в своём сознании.
Повстанцы отступали.

– 7 –
Джокер пришёл в себя на окраине Непроходимой Глуши. Бой закончился, и остатки Повстанческого войска зализывали раны и считали потери. По предварительным подсчётам погибло около трёх тысяч против приблизительно такого же числа воинов Армии Дьявола. То есть один к одному.
Проще говоря, Повстанцев осталось чуть больше трёх тысяч, тогда как АД всё ещё насчитывал порядка шестнадцати – семнадцати тысяч человек. Можно было потихоньку начинать копать себе могилы.
– Докладывай! – сказал Джокер, поймав ближайшего из солдат.
– Заключено временное перемирие! – отрапортовал последний, – Нам дано три часа на то, чтобы сдаться. Враги подтягивают артиллерию, так что, если мы не сложим оружие, нас уничтожат.
– Ну и что вы надумали? – поинтересовался Джокер.
– То есть? – опешил солдат, – У нас одна дорога – смерть!
– А, камикадзе! – Джокер понимающе похлопал бойца по плечу, – Что слышно про Макса?
Воин замялся.
– Не томи! – рявкнул Джокер.
– Он мёртв! – выпалил солдат.
– Что? – ноги Джокера подкосились, и он осел на землю. – Как?!
– Предательство. Наши гонцы обнаружили там лишь десяток солдат (точнее, трупов) из той сотни, что была оставлена для охраны Макса.
– Пуатье! – взревел Джокер, – Сукин сын! Как чисто сработал! Мы по уши в дерьме, сынок! «Мозг» Повстанческого движения уничтожен. Застава у Ворот укомплектована людьми Пуатье, поэтому ни в Рай, ни из Рая никому не пробраться. Мы же зажаты с двух сторон. Спереди – АД. Сзади – Тайная полиция. Гениально! Пуатье смог сделать то, чего не получилось у меня. Он уничтожил Повстанческое движение!
Боец молчал, понурив голову.
– Вот что, – обратился к нему Джокер, – собери всех и сообщи им об этом. А я пойду к Троим Властителям и попытаюсь выторговать у них ещё какое-то время. Думаю, Макс заслужил право быть похороненным по-человечески…

– 8 –

На встречу с Джокером вышел сам Бегемот. Его тело обгорело до неузнаваемости, но кое-где уже начала пробиваться новая шерсть. Бегемот регенерировал.
– Ты пришёл сдаваться? – спросил он.
– Нет, – ответил Джокер, – Я хочу попросить отсрочку на некоторое время сверх трёх часов…
– Зачем?
– Ваши люди убили моего друга, и я хочу похоронить его.
– Благородно, – ухмыльнулся Бегемот, – Но какая мне от этого выгода?
– Никакой, – признался Джокер, – Я просто прошу тебя об этом. Как бывший Великий Стратег, который был верен тебе и Дьяволу.
– Предлагаю сделку, – Бегемот лениво потянулся, – Твоя жизнь в обмен на достойные похороны твоих друзей…
– Не слишком ли круто?
– Нет. Я имею в виду всех твоих солдат. Я уведу своё войско в Город и позволю вам похоронить всех погибших. Конечно, не в отдельных могилах (это будет слишком долго), но в небольших братских. Кроме того, я разрешу всем желающим, кто сложит оружие, беспрепятственно уйти в леса. Я знаю, что из главарей Повстанцев выжил только ты, поэтому бояться мне нечего. Остальные могут принять бой и умереть.
Джокер задумчиво потёр переносицу.
– А где гарантии? – поинтересовался он.
– Моё слово.
Джокер расхохотался.
– Нет уж, давай что-то посущественнее!
– Хорошо, – вздохнул Бегемот, – Я клянусь именем Ангела Смерти, что дам вам время для похорон своих товарищей, если ты пообещаешь сдаться! А теперь – равноценная клятва.
– Ладно. Я клянусь именем Ангела Смерти, что сложу своё оружие к твоим ногам, если ты выполнишь данное мне обещание! Подходит?
– По рукам! – произнёс Бегемот и протянул Джокеру свою когтистую лапу, – У вас есть неделя!

– 9 –

Воины не одобрили сделку Джокера, но содеянного не воротишь. Все понимали, что пошёл он на это ради их спасения. Хотя желающих избегнуть решающего боя пока не обнаружилось.
Пока солдаты разбирали груды тел на поле боя и копали могилы, Джокер с небольшим отрядом отправился за телом Макса. К концу дня они добрались до бывшего лагеря Повстанцев. То, что раньше было обширным посёлком, практически полностью превратилось в руины. То здесь, то там зияли воронки взрывов, а толстые брёвна кое-где уцелевших стен были изрешечены пулями. Бой здесь был не менее кровавый, чем перед Городом. На каждого защитника Макса приходилось девять человек. Не мудрено, что противник обошёлся малой кровью. Но солдаты Джокера добросовестно защищали одного из своих командиров. Все их тела грудой валялись рядом с домиком Макса. Сам Макс находился внутри. На его теле было около десятка пулевых ранений, но, похоже, смерть наступила от общей кровопотери. На стене, рядом с трупом Макса кровью была сделана надпись: «Я всё-таки был прав, Джокер!» Увидев её, Джокер со злостью пнул дверной косяк. Лучше б ты ошибся, Макс!
– Ладно, мужики, – сказал Джокер, – берём тела погибших и хороним их всех здесь. Я не хочу, чтобы над ними глумился кто-то из Армии Дьявола. Остальных наших товарищей мы просто не сможем доставить сюда в поставленные сроки. А жаль. Так получается, что мы делаем пустую работу: взрывы разворотят все могилы…
– Неважно, – проговорил кто-то из солдат, – Главное, что мы отдали им дань своего уважения!
– Ты прав, – согласился Джокер, – За работу, воины!

– 10 –

Когда похороны погибших солдат были закончены, Джокер в сопровождении остатков своей армии двинулся к Городу. У ворот его встретил Бегемот и его войско.
– Как здоровье моего драгоценного друга, Полицейского? – подойдя к Бегемоту, поинтересовался Джокер.
– Жив, куда он денется?! Правда, всё ещё по кускам.
– Что ж вы его не заштопаете? – язвительно спросил Джокер.
– Нитки кончились! – усмехнулся Бегемот, – Так ты собираешься выполнять свою клятву?
– Конечно. – Джокер вытащил из-за пояса пистолет, скинул с плеча винтовку и достал из рукава кинжал. Всё это он свалил в грязь перед Бегемотом, – Ну ладно, я пошёл…
– Куда? – удивился Бегемот.
– К своим войскам. Куда же ещё?
– Ты хочешь нарушить клятву, данную именем Ангела Смерти? – прошипел Бегемот, и глаза его засветились недобрым огнём.
– Э, брат, не надо меня грузить! – отмахнулся Джокер, – Не на того напал. Я поклялся сложить оружие к твоим ногам, что сейчас и сделал. Но сдаваться-то я тебе не обещал!
– Тварь! – голос Бегемота перешёл в рык, – Ты меня обманул!
– Ага, – Джокер потупил взор, – Такая вот я сволочь! Поставь меня в угол, дядя Бегемот!
– Да я тебя сейчас на куски порву!
Бегемот едва успел разинуть свою пасть, полную острых клыков, когда Джокер, сделав сальто назад, поймал брошенную ему одним из пришедших с ним солдат винтовку и, приземлившись на корточки, начал всаживать в противника заряд за зарядом. Бегемот пятился назад, но оставался вполне живым и боеспособным. За спиной Джокера раздался единодушный крик трёх тысяч человек, и Повстанческая армия бросилась в бой. Но не успели они преодолеть и половины того расстояния, что отделяло их от вражеских солдат, как со стороны Непроходимой Глуши послышался громогласный рёв и левый фланг Армии Дьявола (тот, что был дальше от Повстанцев) поглотило в пламени огромного взрыва. Все – и нападавшие, и защитники Города – устремили свои взгляды к источнику случившегося. Там, на фоне размытых силуэтов деревьев Непроходимой Глуши, гордо реяли знамёна Светлого Воинства. Всё-таки Рай прислал обещанную тысячу человек! И с каким вооружением. С «ангелами» прибыло что-то весьма похожее на небольшой зенитно-ракетный комплекс. С той лишь разницей, что предназначен он был исключительно для поражения наземных целей. Это были четыре странного вида машины на гусеницах, связанные между собою родством выполняемой функции. Кроме того, здесь были и мощные пушки, и огромные крупнокалиберные пулемёты… В общем, в Эдемском Саду весьма серьёзно подготовились к штурму Города.
– Сдавайся! – крикнул Джокер Бегемоту, – Вы проиграли! С таким оружием можно всю Армию Дьявола перебить без каких-либо потерь!
– Нет, – ответил Бегемот, и потёр кровоточащий бок, – Мне по-любому умирать, так пусть же со мной погибнет побольше народа! В атаку! – Проревел он и прыгнул на Джокера. Последний попытался отскочить в сторону, но не успел. Удар когтистой лапы настиг его, и Джокера отшвырнуло на несколько метров. Обливаясь кровью, он рухнул в грязь и затих.

– 11 –

Когда Джокер пришёл в себя, бой уже закончился. Повстанческая армия и Светлое Воинство стояли лагерем у кромки Непроходимой Глуши. Вдали, в сгущающихся сумерках дымилась вспаханная взрывами земля, покрытая множеством изувеченных трупов и горами искорёженного оружия. Пожалуй, это было похоже на победу.
– А, ты очнулся, – сказал кто-то над самым ухом Джокера.
Джокер повернул голову и увидел крупного мужчину в камуфляже Светлого Воинства.
– Меня зовут Пётр, – представился незнакомец.
– Не апостол ли часом? – поинтересовался Джокер
Пётр улыбнулся.
– Куда уж нам с грыжей! Мне говорили, что ты остёр на язык, но я не думал, что незнакомым людям от тебя тоже достаётся!
– Нам татарам всё равно! – Джокер поморщился: только сейчас он обнаружил, что его грудь стягивает тугая повязка, – Каковы наши успехи?
– Мы уничтожили большую часть вражеской армии, включая Троих Властителей…
– Занятно! – перебил Петра Джокер, – И как вам это удалось?
– Явно не в честном поединке! – ответил Пётр, – Полицейского нейтрализовали вы сами, Бегемота мы разнесли прямым попаданием ракеты, а Старка, когда он высунулся из Города, – спалили из огнемётов.
– Странно, – пробормотал Джокер, – Я представлял себе их смерть несколько иначе…
– Ты думал, что их можно уничтожить в бою один на один? – рассмеялся Пётр, – Пойми, они – демоны! Даже с помощью мощнейшего оружия мы не смогли убить их окончательно! Куски Полицейского продолжают жить! Сердце Бегемота найденное нами на поле боя, всё ещё бьётся! А «кристалл», в который «сплавился» Старк, – пульсирует!
– Значит, они живы?
– Да, в своём роде. Но это уже не так важно. Их останки отправлены в Райский Сад, где – при помощи известной тебе машины для перемещений – их отправят куда-нибудь в далёкое-далёкое прошлое Земли. В те времена, когда везде клокотала магма, и не было жизни!
– Постой, – изумился Джокер, – в какое «прошлое»?
– А, ты не знал? Машина для перемещений на Землю отправляет людей и всё, что туда засунешь, минимум на год назад по земному времени. Ты думаешь, как нам удалось так быстро тебя накрыть, когда ты был послан туда в качестве Антихриста? На момент твоего убийства мы уже давно знали о твоей ошибке, поэтому и подослали к тебе Нарзана.
– То есть, когда я родился Антихристом, «хороший» Джокер был ещё жив?
– Да. Именно то, что два человека «претендовали» на одну душу и привело к череде тех ужасных событий, в результате которых ты погиб.
– Но ведь и Антихрист не получил моей души!
– Конечно, – кивнул Пётр, – но это лишь благодаря нашему вмешательству.
– Хрень какая-то! – сказал Джокер, – Просто в голове не укладывается! А почему ваша грёбаная машина действует так странно? Зачем?
– Зачем, я не знаю. А вот что касается «почему»… Ты слышал про Курта Геделя, чешского учёного и друга Эйнштейна? Этот человек нашёл новое решение эйнштейновских уравнений тяготения и доказал, что тенденция вселенной сжиматься под действием собственных гравитационных сил в точности компенсируется центробежной силой, порождённой её вращением как целого. Такая компенсация в нашей вселенной возможна при условии, что она будет совершать один полный оборот за каждые семьдесят миллиардов лет. Согласно теории, при такой скорости вращения вселенной свойства пространства – времени будут изменяться так, что могут возникнуть некие петли, по которым звездолётчики попадут в будущее, а затем вернутся в изначальную точку своего путешествия и встретят самих себя более раннего образца. Иными словами. Наша машина является чем-то вроде этого «звездолёта», а конечный результат её действий лишний раз доказывает, что Гедель был прав!
– Да плевать мне на то, прав он был или нет! – взорвался Джокер, – Мне ещё тут курсов по физике не хватало! Эх, попадись мне эти Гедели – Эйнштейны! Всех перевешаю! Что с Городом? Сдаваться собираются?
– У них есть время до утра. Потом мы там камня на камне не оставим!
– Хорошо! – Джокер потёр руки, – Кстати, каков твой взгляд на дальнейшие перспективы?
– Взаимоотношения Рая и Преисподней? Я уполномочен на заключение мирного договора. Мы понимаем, что установить здесь свой режим без кровопролития мы не сможем. Нам выгоднее сотрудничать с вами, чем воевать…
– Почему?
– Видишь ли, наши агенты, отправляемые на Землю, неоднократно беседовали с Богом… – Пётр замялся.
– И узнали, что между Богом и Дьяволом можно поставить жирный – прежирный знак равенства! – закончил за него Джокер.
– Да. Выходит, ты тоже знаешь. Вот поэтому-то мы и стали проводить спасательные рейды в Преисподнюю и поддерживать Повстанцев. Нам было необходимо прекратить взаимную вражду между двумя мирами, чтобы Господь не получал больше «энергетической подпитки» в виде наших душ в таком количестве. От естественной смертности в Раю и Преисподней можно вообще избавиться: необходимо изредка перемещаться на Землю, тогда при появлении здесь человек вновь получает свои сто лет жизни.
– Ты хочешь сказать, – подытожил Джокер, – что в Раю придумали-таки рецепт бессмертия?
– Да, – кивнул Пётр, – Совсем, конечно, смерть исключить нельзя. Всё-таки мы – люди: можем повздорить, подраться, убить, наконец. Но, в целом, мы можем почти полностью лишить Бога «пищи», от чего, я надеюсь, он и погибнет.
– Занятно. Только, боюсь, что многие просто не поверят нам и не захотят жить по таким правилам…
– Я говорил с твоими воинами. Они все согласны с таким миропорядком. Осталось лишь уговорить тех, кто в Городе…
– Или уничтожить их, – добавил Джокер.

– 12 –

Ворота открылись, и из Города вышел напыщенный молодой человек в пурпурном плаще и при всех парадных регалиях высшего начальника.
– Я – Великий Стратег Армии Дьявола! – заявил он, – Я требую, чтобы со мной говорил равный мне по званию!
– Слушай, ублюдок! – рявкнул Джокер, – Ты будешь говорить с тем, кто к тебе пришёл или сдохнешь! Понял?
Великий Стратег кивнул.
– Так вот. Вопрос первый. Готовы ли вы сдаться?
Снова кивок.
– Славно. Вопрос второй. Готов ли Отряд Смерти сложить оружие и признать законность нашего режима?
– После того, как начальник Отряда Смерти покончил с собой, они готовы принять все ваши требования! – отрапортовал Великий Стратег.
– Отлично, – Джокер похлопал его по плечу и обратился к своим солдатам:
– Город наш! Выступаем!
Джокер оттолкнул Великого Стратега в сторону и двинулся к воротам.
– Кто ты? – крикнул ему вслед Великий Стратег.
Джокер обернулся, чтобы ответить, но его опередил один из солдат:
– Это – Джокер, новый Владыка Преисподней! – громко воскликнул он. Джокер открыл было рот, пытаясь возразить, но его заглушила толпа воинов Повстанческой армии, которая начала скандировать: «Джокер! Владыка! Преисподней!» Джокер плюнул себе под ноги, махнул на всё рукой и позволил людской массе увлечь его внутрь Города. Владыка, так Владыка! Собственно, не к этому ли он подсознательно стремился?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.