Джокер (5).

– 15 –

Был поздний вечер, но Джокеру почему-то не спалось. Он, Бэйзил, Макс и Боб сидели на поваленном дереве и вспоминали ушедшие времена.
– Дьявол! – выругался Боб, – Если бы не дядя Лёша, мы до сих пор бы радовались жизни!
– Его тоже можно понять. Кому приятно терпеть постоянные унижения? – заметил Джокер.
– Эй, друг, ты у нас что, в адвокаты Дьявола заделался? – поинтересовался Бэйзил.
– Почему бы и нет? Хотя, конечно, дядя Лёша не Дьявол. Мелковат будет. Просто знаете, когда я был на Земле в последний раз, дядя Лёша показался мне обычным задёрганным пенсионером, но никак не могущественным некромантом…
– А ведь он ещё жив, – сказал Макс, – Ни здесь, ни в Городе он не появлялся.
– Жив, – кивнул Джокер, – Эх, попадись он мне…
– Постой-ка, – встрепенулся Боб, не ты ли его только что защищал?!
– Это я так, для порядка, – отмахнулся Джокер, – можно сказать, чтобы быть Объективным, ведь реально ни он, ни мы не были невинными ягнятами. Просто наши интересы столкнулись.
– Не то, что здесь, – вставил Бэйзил, – Здесь-то сразу видно, кто плохой, а кто хороший.
– Ой, только не надо этого бреда! – взмолился Джокер, – Повстанцы – положительные, войско Дьявола – злодеи!
– Это в тебе говорит Великий Стратег!
– Говорю же, не надо! Вы слишком обеляете себя и очерняете нас. Меня в том числе. Просто вы не согласны со здешними законами, и вы не у власти. Вот и всё. Иначе вы бы так не говорили.
– А как я могу быть согласен с такими законами?! – взорвался Боб, – Я попал сюда лишь за то, что участвовал в убийстве дяди Лёши, который, в свою очередь, призвал тёмные силы и пытался убить нас! А ещё и вынужден скрываться по лесам от банды вооружённых ублюдков, чтобы не стать «мясом»! Как Господь смог допустить такое?!
– Господь?! – злобно оскалился Джокер, – Да что ты вообще-то знаешь о Господе?!
– А ты?
– Да уж побольше твоего! Я видел Бога, – уже тише добавил Джокер, – И это не принесло мне никакого облегчения!
– Видел?! – Боб застыл в изумлении, – И что же ты раньше молчал?
– Да как-то случая не представилось, – растеряно пробормотал Джокер, – Но не думайте, что Бог таков, каким его рисует Священное Писание…
И Джокер рассказал им то, что видел. Про постаревшего Бога, витающего в мечтах и воспоминаниях, и про живущего внутри него Дьявола, который был частью Господа.
– Невероятно! – Бэйзил достал сигару и закурил, – А ты уверен, что это тебе не привиделось?
– Уверен. Но доказать ничем не могу. Просто знаю, что это правда, и всё.
– Косвенно я могу подтвердить правдивость твоих слов, – проговорил Макс, – Однажды я читал в каком-то научном журнале, что в Палестине была найдена древняя рукопись – один из вариантов Ветхого Завета. Кстати, церковь сразу отреклась от неё, назвав этот текст богохульным и еретическим. Помимо всего прочего, в рукописи говорилось, что в начале времён, когда Бог ещё «носился над водой», Он решил поэкспериментировать с чистым сознанием, которым, о сути, и являлся. Видимо, Он решил опробовать тот принцип, который впоследствии вложил в живую материю, – деление клеток. Только в первый раз Он решил «разделить» своё сознание. Но что-то не заладилось. Возможно, Бог был слишком молод и неопытен или же то, что в дальнейшем подошло живой материи, не подходило «духу». В общем, сознание Бога раздвоилось, но не настолько, чтобы стать двумя самостоятельными объектами, двумя Богами.
Макс помолчал и продолжил:
– Так появился Сатана. Он жил в сознании Бога и старался, во что бы то ни стало, вырваться наружу. И когда ему это удавалось, в мире происходили какие-нибудь катаклизмы. Именно Дьявол, утверждает рукопись, устроил Всемирный потоп, уничтожил Содом с Гоморрой. Сам Бог не мог так поступить, ведь Он всей душой любит людей. Во время каждого грехопадения людского Господь «уходит в себя», размышляя, как же наставить на путь истинный свою паству… И тут появляется Люцифер. Он карает от имени Бога, чтобы все, кто поддерживает Господа своей верой, отвернулись от него, и Бог обессилел. Тогда Сатана станет могущественнее и сможет навсегда поработить Всевышнего…
– Занятно, – сказал Джокер, – И не противоречит основам христианской веры. Кстати, когда дядя Лёша ещё не был злобным маньяком, он давал мне почитать Заветы двенадцати апостолов (тоже апокриф), где говорилось, что триединство Бога так же обусловлено Его экспериментами с сознанием. Это делалось с целью численно превзойти Дьявола и стать сильнее…
– А вы почитайте любую сатанинскую Библию! – вмешался Боб, – Там сказано, что, как только «стал свет», появилась первая тень. А кто, скажите, кроме бога, мог отбросить эту тень в абсолютно пустом мире?! А ведь этой тенью был Люцифер!
– Да что далеко ходить?! – оборвал его Бэйзил, – Вспомните шумерскую мифологию? С кем сражался добрый бог Ахурамазда? Со своей тенью, злым богом Ангро-Манью!
Повисла недолгая пауза.
– В принципе, – подытожил их разговор Джокер, – всё это не противоречит самим принципам существования вселенной. Ведь это человек может быть плохим или хорошим. Вселенная же в целом нейтральна. А значит, Бог (любой из богов) просто обязан быть ни добрым, ни злым, потому что именно боги могут влиять на глобальные изменения в структуре мироздания!
– И что же нам делать? – спросил Бэйзил.
– Кому «нам»?
– Ну, человечеству. Всем людям.
– Не знаю. Возможно, просто не допустить пришествия Бога – Дьявола на Землю…

– 16 –

С момента того памятного разговора прошло пять лет. В непродолжительных боях с Армией Дьявола Повстанцы потеряли около тысячи человек, но за счёт вновь прибывающих быстро восстановили свою численность. В течение этого времени Пуатье исправно докладывал Троим Властителям о зреющем внутри Повстанческого движения расколе, поэтому Армия Дьявола не предпринимала каких-либо серьёзных рейдов против Повстанцев, ожидая, пока они сами перережут друг другу глотки. Кроме того, Пуатье настоял на создании в районе Ворот постоянной заставы, которую укомплектовал своими людьми, так что оружие из Райского Сада исправно поступало в Повстанческий лагерь.
– Ну, Джокер, готов ли ты принять полномочия Великого Стратега Повстанческой армии? – поинтересовался Макс.
– Давно пора, – кивнул Джокер, – Я считаю, что мы достаточно окрепли, чтобы нанести удар по Городу.
– Да, я тоже так считаю. Остаётся лишь связаться со Светлым Воинством и получить обещанную поддержку людьми.
– Хорошо. Я командую общие сборы?
– Конечно, – улыбнулся Макс, – Ты – ковбой, ты и прыгай!
– Шутник! Давно ли у тебя проснулось чувство юмора? – спросил Джокер, – А, знаю! Та кровь, что не доходит до ног, возвращается обратно в мозги, вот ты и хохмишь!
– Забыл про кирпичи?
– Помню. Только сначала догони! Ну, давай на перегонки? Одна нога здесь, другая – там?
На этот раз Джокер успел среагировать вовремя, поэтому предназначавшийся ему камень бухнул в закрытую дверь.
– Охрана! – кричал тем временем Макс, заливаясь раскатистым смехом, – Принесите мне «снайперку»!
– Сам сбегаешь! – сказал Джокер, приоткрыв дверь. И тут же бросился наутёк, увидев в руках Макса пистолет. Вдогонку ему раздалось несколько выстрелов, но никто в лагере на них не отреагировал. Все давно привыкли к тому, как общаются между собой друзья.

– 17 –

Мобилизация была проведена в считанные дни. Вооружённые до зубов Повстанцы практически не скрывались, стекаясь в Непроходимую Глушь. В этом не было особой необходимости, поскольку Армия Дьявола не была столь мобильной и не могла нарушить планов этого «движения сопротивления».
Вскоре прибыли гонцы, посланные к Воротам для переговоров со Светлым Воинством. Они сообщили, что помощи из Рая в ближайшее время не предвидится. Джокер рассвирепел (опять кинули, гады!) но сменил гнев на милость, узнав, что в качестве «извинений» из Райского Сада была переправлена партия мощных огнемётов. Ну, хоть что-то. Гонцы также донесли, что район Ворот полностью оснащён комплексом укреплений, как и приказывал Джокер. Делалось это на случай поражения, если придётся прорываться в Рай.
Джокер в последний раз обошёл расположение своих войск и направился к Максу.
– Обидно, что я не могу отправиться с вами! – с грустью проговорил последний.
– Ну, нет ножек – нет и мультиков! – сказал Джокер, – Может, оно и к лучшему. Если нас разгромят, останется хоть кто-то, способный возродить Повстанческое движение!
– Думаешь, мне охота всё время быть «мозговым центром»? Между прочим, у меня к Властителям тоже есть счёты. Особенно к Бегемоту.
– Жизнь – вообще несправедливая штука, паренёк, пора бы это понять! – вздохнул Джокер, – Я выделю тебе сто человек охраны, снабдив их самым мощным оружием, какое у нас есть.
– Ты сдурел?! – запротестовал Макс, – Сам как-нибудь отсижусь!
– Отвали, мне лучше знать! – Джокер выглянул за дверь и крикнул: – Пуатье! Выбери сотню солдат и вооружи их лучшим, что сможешь найти! Вы остаётесь!
– Что ж, прощай, Великий Стратег! – Макс пожал Джокеру руку, – Не знаю почему, но у меня такое ощущение, что мы больше не увидимся…
– Не каркай! А то перья повыщипываю! Не очень-то мне хочется подохнуть.
– А с чего ты взял, что именно тебе суждено погибнуть?
– А с того, – горько усмехнулся Джокер, – что у Троих Властителей ещё нет службы по уничтожению инвалидов. Я же окажусь на передовой.
– Забей, – отмахнулся Макс, – Скорее я сдохну от скуки в этой дыре!
– Лучше пусть все будут живы – здоровы!
Макс кивнул и помахал Джокеру на прощанье.

Интерполяция вторая.

– Вот скажи мне, Долгожитель, – Джокер уселся поудобнее, – почему ни в Раю, ни в Преисподней нет женщин?
Долгожитель усмехнулся.
– Я ждал этого вопроса, – ответил он, – Понимаешь, Бог создал человека по образу и подобию своему. А кто был первым человеком?
– Адам.
– Правильно. Мужчина. Ева же была сотворена из ребра Адама, то есть уже не была в полном смысле богоподобна и, простят меня отсутствующие здесь дамы, соответственно была получеловеком. Возьми, к примеру, английский язык. Как будет по-английски «мужчина»? «Man». Так же обозначается и «человек». А женщина? «Woman». То есть «получеловек». Это – отголоски древних знаний. В Японии это – Инь и Янь, мужское и женское, порядок и хаос. Сакральные знания наших предков гласят, что женщины и дети не имеют души. А, следовательно, не могут появиться и в загробном мире.
– А почему так? – спросил Джокер.
– Видишь ли, звание богоподобного ещё надо заслужить. Первый раз мы рождаемся на Земле в виде ребёнка женского пола, но не доживаем до зрелости. Затем мы вновь рождаемся женщиной и, в зависимости от своих земных деяний, либо получаем право родиться мальчиком, либо снова рождаемся женщиной. Мальчики, как ты уже понял, тоже умирают до совершеннолетия и только тогда заслуживают право родиться и жить мужчиной, но главное, получить душу, то, чем «питается» Господь. Как ты думаешь, зачем нужны были обряды инициации?
Джокер пожал плечами.
– А за тем, чтобы человек имел право получить душу. Это был своего рода экзамен, благодаря которому мальчик или получал право быть мужчиной, человеком, или оставался получеловеком. Иногда даже до самой смерти. Кстати, дети в древности до самого совершеннолетия могли не иметь имени, либо у них было что-то вроде прозвища. Настоящее имя они получали только став взрослыми людьми. Это связано с тем, что, узнав настоящее имя человека, тёмные силы могли выкрасть причитавшуюся ему душу. В христианстве обряд инициации заменяет крещение. Оно как бы «резервирует» душу за человеком, «храня» её в личной «ячейке». Но получить её мальчик может лишь тогда, когда своими деяниями в жизни он докажет, что стал мужчиной. Самое смешное, что душу получают и грешники, и праведники. Главное – доказать, что ты не ребёнок.
– Полный бардак! – прокомментировал Джокер, – То есть получается, что именно христианский Бог – Творец всего?
– Почему же? – удивился Долгожитель, – Людей и «куски» мирозданья создавали и Бог, и Аллах, и Зевс, и Шива, и Один… Каждый по-своему. Но выжили лишь те, вера в кого оказалась сильнее. Загробный мир тоже свой для каждой религии.
– Но почему тогда я попал сюда? – воскликнул Джокер, – Я же атеист!
– Ты был крещён?
– Да.
– Значит, твои родители «закрепили» за тобой душу, которая и «затянула» тебя сюда.
– Вот спасибо! – плюнул Джокер, – Всю жизнь мечтал!
– Зато ты жив, – сказал Долгожитель, – Иначе тебя ждала бы тьма небытия, как и любого неверующего.
Джокер задумался. Действительно, что было лучше – умереть насовсем или жить, хоть и не очень-то хорошо?
– Ладно, – сдался Джокер, – проехали! Я пришёл сюда за другим. Скажи, Долгожитель, как уничтожить Ворота?
Долгожитель засмеялся.
– Ты сам знаешь, как это сделать! Ты же создан по образу и подобию Божьему! А значит, ты равен Господу по могуществу! Так иди же и сломай их, Богоборец!

Часть третья.
Владыка Преисподней.

– 1 –

Эта долина располагалась на подступах к Городу. Это было обширное пространство, доверху заправленное жидкой грязью. Местами долина напоминала обычное болото, полное мутной воды. Именно здесь появлялись те, кто умирал на Земле. Сюда же двигалось войско Повстанцев, ибо этому месту вскоре предстояло стать долиной Армагеддон (конечно, несколько в ином, небиблейском, прочтении).
В Городе уже знали о приближении неприятеля, но своих солдат навстречу не высылали. Зачем? Можно спокойно удерживать Город, не спеша уничтожая штурмующих с хорошо укреплённых позиций. А если нападающие не будут проявлять должной активности, их всегда можно раздавить мощью двадцати пятитысячной армии.
Проще говоря, с точки зрения Троих Властителей, шансов у Повстанцев не было.
Но Джокер придерживался другого мнения. Он считал, что победа возможна при определённых условиях. Главное – заставить противника уверовать в свою непобедимость и заманить его в ловушку.
Джокер вытер пот и поправил винтовку. Да, на словах всё очень просто. А вот на деле… А ну как не захотят они попадать в эту ловушку? Тогда придётся сдохнуть, потому что пленных никто брать не будет. Это уж точно. Да и в плен сдаваться как-то несолидно. По всем понятиям западло.
Войско, тем временем, вошло в долину. Джокер скомандовал привал и, отобрав десяток бойцов, двинулся к Городу.
– Тебя не пристрелят? – крикнул ему вдогонку Бэйзил.
– Могут, – отозвался Джокер, – Что ж теперь, вообще на войну не ходить?!
Когда отряд приблизился к городским воротам, прозвучал предупредительный выстрел.
– Останьтесь здесь! – приказал Джокер своим солдатам, – Если что – заберите моё тело.
Он отделился от отряда и прошёл ещё метров сто.
– Дальше не надо! – посоветовал кто-то сверху, – Иначе в твоей голове будет на одну дырку больше!
Джокер посмотрел вверх. Говорящего видно не было, но его местоположение указывала винтовка, ствол которой торчал из бойницы в стене.
– Дырка у суслика! – сказал Джокер, – А в голове у меня будет отверстие.
– Знаешь что? Сделаем так, – предложил собеседник, – я сейчас выстрелю, а потом мы посмотрим, что получилось – дырка или отверстие?
– Да я, вообще-то, не за тем пришёл, – Джокер решил уйти со скользкой темы.
– А зачем?
– Предлагаю вам добровольно сдать Город. Ну, чтобы не было там лишних жертв, разрушений… Короче, сам понимаешь.
– Понимаю. Странно, с виду ты не похож на психа, но как рот раскрыл… Не думаешь же ты, что я побегу сейчас к Троим Властителям докладывать про твой бред?!
– Нет, – согласился Джокер, – Но им ничего докладывать и не нужно. Трое Властителей будут уничтожены в любом случае. Я предлагаю солдатам Армии Дьявола сдаться. Мы ведь с вами – братья по оружию. Зачем нам друг друга убивать?
Наверху задумались.
– Видишь ли, в чём дело, – произнёс, наконец, собеседник Джокера, – мы все присягали на верность Троим Властителям. Если мы сдадимся, честь солдатская будет запятнана. Так что придётся нам друг друга убивать. Неприятно, конечно, но делать нечего. Кроме того, это я такой лояльный, мои товарищи всей душой ненавидят вас, Повстанцев…
– Я тоже когда-то их ненавидел, – вздохнул Джокер, – Теперь вот, видишь, командую ими…
– Когда же это ты их ненавидел?
– Когда служил в Армии Дьявола. Я – Джокер, экс-Великий Стратег.
– Ух-ты! – изумился собеседник, – Как думаешь, если я тебя пристрелю, меня наградят?
– Думаю, да. Примут в сатанистский «комсомол», дадут значок или что-то в этом роде. А потом подставят, как меня…
– Так уж и подставили! – послышался чей-то насмешливый голос. Это был Полицейский из Библиотеки. Он стоял на смотровой площадке небольшой башни рядом с воротами. – Мы оказали тебе честь, избрав на роль Антихриста!
– А моё мнение по этому поводу кто-нибудь спросил, говорящая кукла? – Джокер нахмурился, – Я на хрену вертел ваши глобальные сражения Добра со Злом! Мне нравилось быть просто солдатом…
– Тем не менее, ты ввязался в глобальную битву, – возразил Полицейский.
– Низкий вам за то поклон! – парировал Джокер, – К несчастью, я злопамятный!
– Заметил, – кивнул Полицейский, – Но зря ты сюда пришёл. Вы все погибнете.
– Подумаешь! Велика потеря!
– Для нас – велика. С тобой мы могли бы сгноить Повстанцев и завоевать Райский Сад!
– Не искушай, лукавый! – поморщился Джокер, – Я не предам своих товарищей. Хотя бы потому, что, сдайся я сейчас, вы казнили бы меня в назидание другим.
– Конечно, – согласился Полицейский, – Неприятный, но необходимый шаг. Зато другие люди не погибли бы зазря.
– А они хотят погибнуть! Хотят! Понимаешь?! – взорвался Джокер, – Они не хотят быть «мясом» или подобострастными солдафонами. Свобода или смерть! Повстанцы знают, что умрут, но их это не пугает.
– Как знаете! Тогда мы перебьём вас всех.
– Получится ли? – Джокер с сомнением посмотрел на Полицейского, – Прямое сражение будет слишком кровавым. Ваши потери во много раз превысят наши, потому что наше оружие мощнее вашего… Кроме того, пока ваша громоздкая Армия будет толкаться задами на выходе из Города, мои мобильные отряды ввалят ей по полной программе. Если станете отсиживаться, мы будем держать осаду, постоянно пополняя свои ряды за счёт вновь прибывших. Кроме того, узнав, что мы наступили вам на глотку, сюда подтянутся солдаты Светлого Воинства. Чуешь, чем пахнет?
– То есть ты готов сдать Преисподнюю этим ублюдкам, лишь бы поквитаться с нами?
– Дружище! Я и Преисподнюю не сдам, и вас переубиваю!
– Ты слишком самоуверен! – Полицейский потёр подбородок, – Я ведь могу отдать приказ, чтобы тебя пристрелили. Тогда у твоей армии вообще не будет никаких шансов на победу…
– На победу?! – Джокер расхохотался, – Ты даже допускаешь такую возможность? Если бы дело было только во мне, вы бы давно меня ликвидировали! Здесь всё серьёзнее. Вы просто не хотите признавать, что проморгали тот момент, кода Повстанцы перестали быть горсткой плохо вооружённого сброда!
– Заткнись! – рявкнул Полицейский, – У нас всё под контролем!
– Правда? Я так не думаю! – Джокер достал кисет, набил трубку и, чиркнув огнивом, прикурил, – Смотри! Раньше огонь можно было добывать только в Городе. Теперь же это возможно везде! Преисподняя меняется, и вы не в силах это остановить!
– Мы – нет, но Патрон… – начал было Полицейский.
– Что «Патрон»? – оборвал его Джокер, – Ты хоть знаешь, каков он на самом деле?
– Нет. Мы были созданы им во исполнение Его воли, но никогда Его не видели.
– А я видел! Я знаю то, что Бог и Дьявол – это одно и то же существо!
– Бред! – крикнул Полицейский, – А даже если так, то что это меняет?
– Победа Дьявола автоматически означает победу Бога! Ты хоть понимаешь, какой хаос воцарится на Земле с пришествием туда этого всемогущего шизофреника?!
– А мне плевать! Плевать на Землю! В любом случае, я выполняю волю Хозяина, ибо в этом – смысл моего существования!
– Что ж, – сказал Джокер, – существовать тебе осталось недолго.
– Это мы ещё посмотрим!
Джокер развернулся и побрёл прочь. Выстрела в спину он не боялся. Теперь Властители знали, что не Джокер является их главной проблемой. Ей были незаметные, но необратимые изменения в самой основе здешнего мирозданья. Поэтому смерть Джокера уже ничего не меняла. Абсолютно ничего.

– 2 –

Когда Джокер добрался до лагеря, со стороны Города донёсся протяжный вой трубы: Армия Дьявола готовилась к выступлению. Видимо, Трое Властителей решили прощупать возможности противника.
– Действуем по заранее обговоренному плану, – сказал Джокер, собрав командный состав, – Группы по десять человек. Во главе – десятники. Над ними – сотники. Сотники координируют деятельность своих людей, десятники непосредственно руководят своими звеньями. В группах – пятеро штурмовиков, два пулемётчика, два снайпера и миномётчик. Это – передовые отряды. Всего три тысячи человек. Остальные четыре тысячи – фланговое и тыловое прикрытие. Отряд артиллерии, снайперы, мотострелки, если их можно так назвать, и огнемётчики. Последние идут за передовыми отрядами и выжигают всё вокруг. Свои, чужие – плевать! Тяжело раненные нам не нужны, а легко раненные на земле не валяются! Всем всё ясно?
– Не слишком ли жестоко с раненными? – спросил Бэйзил.
– Нет, – отрезал Джокер, – Парень, это война! У нас нет лазарета, так что лучше уж добить полуживых, чем бросать их во время отступления!
Бэйзил кивнул.
– Всё равно, жестоко.
– Я знаю, – вздохнул Джокер, – Но это необходимо. Даже если там буду лежать я…

– 3 –

Армия Дьявола выставила против Повстанцев около десяти тысяч человек – почти половину своих людей. Это было максимальное число воинов, способных эффективно сражаться на просторах Армагеддона, ибо даже семнадцати тысячам человек в этой долине было несколько тесновато.
Последний воин АДа ещё не успел выйти из ворот, когда Повстанцы обрушились на своего врага. Равнина была почти идеально плоской, поэтому сражаться приходилось почти как в древние времена, с той лишь разницей, что расстояния, на которых можно было поразить противника выстрелом, выросли, да оружие стало мощней.
Передовые отряды Повстанцев смели лёгкую пехоту Армии Дьявола за считанные минуты (вот здесь-то и пригодились снайперы и миномётчики), но когда в бой вступила тяжёлая артиллерия (мощные миномёты и стационарные «ракетницы»), штурмовые отряды разметало в щепки. Повстанцы дрогнули и начали постепенно сдавать свои позиции. Тогда новые отряды пехоты противника ринулись в бой, тесня своих врагов к основным силам Повстанцев. Пехота АДа продвигалась столь быстро, что тяжёлая артиллерия при всём желании не могла угнаться за своими передовыми отрядами. Но это было уже не нужно. Повстанцы бежали, трусливо поджав хвосты, как битые собаки. Ликующий рёв прокатился над войском Дьявола, но через секунду он захлебнулся под градом пуль, обрушившихся на пехоту с тыла. И только тогда воины АДа сообразили, что уж слишком большими были потери Повстанцев, чтобы это было правдой! Их попросту надули! Солдаты Повстанческой армии лишь прикинулись мёртвыми! Конечно, много бойцов действительно сложили свои головы, но ведь многие-то просто попадали в грязь и затихли! Чёрт, это же против правил!
Но, видимо, на этой войне правила не действовали. Особенно, когда войском противника командовал Джокер, этот мерзкий, хитрый и скользкий ублюдок! Так или иначе, но маленькая победа АДа вдруг превратилась в серьёзное поражение.
Джокер тем временем сидел на плечах Бэйзила и всматривался вдаль.
– Может, бинокль возьмёшь? – прокряхтел Бэйзил.
– Нет, дружок, терпи! – Джокер похлопал его по затылку, – Это тебе за то, что назвал мою идею дурацкой! А ещё ты сказал, что деление на десятки и сотни – это глупо и не мобильно. Здесь ты тоже был не прав, потому что проще улепётывать вдесятером, командуя лишь кучкой оболтусов, типа: «Иванов, упал! Сидоров, за мной!», чем целым взводом…
– Всё-всё, я не прав! – закричал Бэйзил, – А теперь слазь с меня, скотина!

– 4 –

– Что там происходит? – спросил Бегемот.
– Нам только что навешали! – ответил Полицейский из Библиотеки
– Как?! – прошипел Бегемот.
– Тактика трёхсот спартанцев, – спокойно сказал Полицейский, – Сделай вид, что ты умер, а потом воткни нож в спину противника.
– Каковы наши потери? – поинтересовался Старк.
– Тысяч пять – шесть. Короче вся выставленная пехота.
Бегемот издал что-то вроде хихиканья.
– А ведь повелись, как лохи! – проговорил он.
– Точно, – согласился Старк, – Я слышал, есть такой фильм «Лох – повелитель воды». Впору снимать новый – «Лохи – Владыки Преисподней»!
Трое Властителей залились раскатистым смехом. Казалось, им было плевать, что Армия Дьявола уменьшилась на пять тысяч бойцов.
– Отзывай артиллерию! – обратился к Полицейскому Бегемот, – А то, эти гады у нас все пушки поотнимают!
– Хорошо, – кинул Полицейский, – Что будем делать, когда у нас кончатся люди?
– А ты думаешь, эта мелюзга сможет причинить нам какой-нибудь вред?
– Вряд ли. Но чем чёрт не шутит!
– А он и не шутит. Никогда. Если уж тебе так хочется, мы можем выступить сами, возглавив свою Армию.
– Вот и славно. Давно хотел поразмяться!

– 5 –

– И что теперь? – Боб вопросительно посмотрел на Джокера.
– А ничего! – ответил тот, – Теперь начинается настоящая война. Больше нам такой жирный кусок урвать не удастся, поэтому снова вводим общепринятые армейские деления – взвод, рота, ну, ты понял…
– Ага. А воевать как будем?
– Долго и кровопролитно. А ты думал, что они нам сразу сдадутся?
– Да не об этом я! – со злостью сплюнул Боб, – У тебя что, не осталось в запасе военных хитростей?
– Я что, энциклопедия?! – возмутился Джокер, – Одними хитростями войны не выиграть! Люди всё равно будут гибнуть! И много людей!
– Кстати, скольких мы потеряли?
– Чуть больше тысячи. Иными словами, чтобы уничтожить только Армию Дьявола нам придётся положить пять тысяч своих солдат. А остаётся ещё Отряд Смерти и сами Властители. Кроме того, соотношение один к пяти – это в идеале. Реально нам такого никогда не добиться.
– И что же делать?
– Как «что»? Умереть. Разве не на это ты готов был пойти ради свободы?
– Чёрт возьми! – пробормотал Боб, – После таких слов вообще воевать не хочется! Ты только солдатам это не вздумай брякнуть!
– Что ж я, дурак?! – воскликнул Джокер, – Это я тебе сказал всё без прикрас. Так сказать, по-дружески…
– Ой, ну спасибо, Джокер, удружил!
– Рад стараться! Что тебе ещё рассказать?

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.