Джокер (4).

– 8 –

Ждать пришлось долго. Вероятно, дебаты в лагере Повстанцев разразились нешуточные. И в этом не было ничего удивительного. Джокер сам постарался, чтобы Повстанцы ненавидели его всей душой. Но тогда они были на противоборствующих сторонах, а теперь у них появился общий враг. Враг моего врага – мой друг, не так ли? Единственное, в чём не были уверены Повстанцы, – не ловушка ли это? Но тут уж Джокер ничего не мог сделать. Как убедить этих людей поверить ему? Принести официальную бумагу от Троих Властителей, что они не поручали Джокеру миссии по уничтожению Повстанцев? Показать трудовую книжку, где записано, что Джокер уволен с должности Великого Стратега и из Армии Дьявола за служебное несоответствие? Или пробить себе голову, чтобы через дырку в черепе были видны все его мысли? Взгляните, господа, они все светлые! Ни одной чёрной!
Повстанцы выиграют лишь в случае, если рискнут. Вот только пойдут ли они на этот риск? Кто их знает…
Вообще-то Джокер был выгодным союзником для Повстанцев, как, впрочем, и они для него. Бывший Великий Стратег знал противника изнутри, поскольку сам недавно руководил его армией. Он знал все тактико-стратегические ходы и уловки, к которым может прибегнуть враг, ибо почти все они были его, Джокера, ходами и уловками. Джокер разработал и культивировал свою методику ведения военных действий. Он был уверен, что эта методика до сих пор применяется рядовыми Тактиками и Стратегами (уж больно привлекательной она была: раздавить горстку Повстанцев преобладающим числом хорошо вооружённых людей не составляло большого труда). Кто бы ни был сейчас Великим Стратегом, он явно пытался не повторять ошибок Джокера, зная, чем тот закончил, поэтому ко всяким новшествам относится с осторожностью и пользуется только теми старыми методиками, которые себя зарекомендовали как работающие без сбоев.
На этом можно было сыграть.
Что касается Повстанцев, эти «камикадзе» были не менее полезны Джокеру, чем он им: солдатам Повстанческой Армии нечего было терять, кроме своих жизней, так что каждый бой воспринимался ими как последний. Это было что-то сродни самурайской философии. Каждый день позиционировался в их сознании в виде следующего шага к смерти. Фактически, Повстанцы осознанно стремились к смерти – или в сражении, или же в Раю, где срок жизни был ограничен, и не было прогрессирующего «бонуса за убийство». Они стремились во что бы то ни стало вырваться из Преисподней, дающей реальные перспективы вечной жизни. Зачем? Кто знает? Возможно, просто из чувства противоречия…
Иными словами, если бы Повстанцы объединились с Джокером, они представили бы собой реальную силу, способную эффективно противостоять Армии Дьявола. Как там говорил Рэмбо? Вы хотели войны – вы её получите? Ну так получите и распишитесь! Служба доставки тумаков и зуботычин на дом благодарит Вас за пользование нашими услугами! Каждый десятый вызов – бесплатно!

– 9 –

Кроули вернулся через четыре дня. Он был не один. С ним пришли ещё трое. Как сказал Кроули, они были представителями «службы безопасности», но Джокер сразу заподозрил неладное: слишком странно вели себя эти люди. Их глаза бегали из стороны в сторону, когда Джокер пытался поймать их взгляд, а в словах сквозила откровенная фальшь. Отвечали они невпопад и так же задавали вопросы, поэтому что-то внутри Джокера сжалось в тугой комок, словно тигр перед прыжком, и изготовилось к атаке.
– В общем так, – невысокий лысеющий мужчина всем своим видом пытался показать, что он здесь главный, – сейчас ты нам расскажешь положение всех стратегически важных объектов в Городе и…
– Эй, Кроули! – перебил его Джокер, – Где ты нашёл этого осла?
– Да как ты смеешь?! – закричал коротышка, прежде чем Кроули успел что-то ответить.
– Заткнись! – рявкнул на него Джокер, – Короче, не надо устраивать мне проверок! Если ваше руководство хочет со мной поговорить, отведите меня нему. Если нет, катитесь отсюда к чертям собачьим!
Пришедшие переглянулись.
– Не кипятись! – сказал Кроули, – Ты же понимаешь, что мы не можем рисковать. Поэтому пришлось прибегнуть к этой уловке, но ты оказался умнее и раскусил нас…
– Так вы отведёте меня?..
Кроули кивнул.
– Пошли. И… Не злись.
– Проехали, – отмахнулся Джокер и двинулся вслед за своими сопровождающими. Странно, но после этого разговора беспокойство Джокера никуда не делось. Оно, наоборот, усилилось.
«Чёрт возьми! – думал Джокер, продираясь сквозь кусты и карабкаясь на коряги, – неужели моё чутьё опять уловило то, что сознание обнаружить не в состоянии? В любом случае, нужно не терять бдительности».
Внезапно проводники остановились.
– Ты ничего не слышал? – спросил Кроули у Джокера.
Тот покачал головой.
– Странно. Волк, Мастер, идите вперёд! Старый, ты уходи влево! Мы же пойдём направо и будем ждать вас в двух километрах отсюда.
Кроули с Джокером двинулись дальше. Последний недоумевал, к чему эти предосторожности, ведь Непроходимая Глушь имела одну особенность: в силу своей непроходимости (сросшиеся деревья, груды бурелома и густые заросли) она не давала возможности подобраться к жертве на большее, чем несколько метров, расстояние, потому как иначе «мишень» скрывалась из виду. Соответственно, засады здесь не имели смысла, ибо протоптанных путей и постоянных троп здесь не было. Кроме того, в лесу (как и во всём этом странном мире) не водилось ничего крупнее насекомых. А значит, в нём стояла практически полнейшая тишина, нарушаемая изредка скрипом деревьев да шумом дождя и падающих листьев.
То есть внезапно напасть на кого-то в Непроходимой Глуши было очень тяжело. Если, конечно, целенаправленно не привлекать к себе внимания.
Именно поэтому Джокер успел среагировать раньше, чем прозвучал выстрел. Услышав, какой-то подозрительный звук, он прыгнул на землю, поэтому предназначавшаяся ему пуля угодила Кроули чуть ниже правой лопатки. Алистера сбило с ног, но в ту же секунду подоспел Джокер и, ухватив своего нового товарища под руки, оттолкнул раненого за ближайшее дерево.
– Жив? – поинтересовался Джокер.
– Да, – сплюнув кровь, поморщился Кроули, – Похоже, лёгкое задето.
– Ничего, выкарабкаешься! – сказал Джокер. В этот момент он ощутил, как ему под рёбра ткнулось дуло пистолета. Джокер непонимающе посмотрел на Кроули.
– Ну, вот и всё, Джокер! – захлёбываясь кровью, пробормотал Алистер, – Пробил твой последний час!
– Кто ты?
– Тайная полиция Властителей. Агент, внедрённый к Повстанцам.
– Ух-ты! – присвистнул Джокер, – Я про вас даже не слышал!
– Не мудрено. Это, так сказать, государственная тайна. Всё, хватит болтать! Небытие зовёт! – Кроули нажал на курок, но выстрела не последовало.
– Ты забыл снять с предохранителя! – укорил его Джокер и одним ударом сломал Кроули кадык. Взяв пистолет из рук умирающего, Джокер огляделся по сторонам. Пока тихо. Но сообщники Кроули были где-то рядом. Скорее всего, это были те трое, что пришли вместе с ним. Что теперь? Отсидеться или же отыскать этих ублюдков?
Джокер не успел решить для себя этот вопрос, поскольку «ублюдки» сами нашли его. Они напали с двух сторон. Волк и Старый справа, а Мастер – слева. Увидев, что их главарь мёртв, они на секунду замешкались, и это было серьёзной ошибкой. Джокеру хватило этого времени, чтобы точным выстрелом нейтрализовать Мастера, а затем, прикрывшись телом Кроули, открыть огонь по оставшимся двоим. Перестрелка была короткой. Расстояние между противниками было небольшим, поэтому Джокер, защищённый «бронежилетом» из мёртвой плоти, без труда уложил Волка и прострелил правую руку Старому, который был нужен ему живым. Старый выронил пистолет и затравленно взглянул на Джокера.
– Да убью я тебя, убью! – сказал тот, отбрасывая тело Кроули в сторону, – Только не сейчас. Сначала ты мне всё про вас расскажешь, возможно, под пытками. Но мне, откровенно говоря, всё равно. Времени у меня хоть отбавляй, так что можно и поиздеваться над тобой в своё удовольствие.

– 10 –

По пути к повстанческому лагерю Старый (а это был тот самый лысеющий коротышка) успел рассказать Джокеру много интересного. Оказывается, Тайная полиция существовала последние тысячу с лишним лет (именно столько отсутствовал Джокер, хотя на Земле он пробыл всего-то чуть меньше года). Её задачей была оперативная разработка и уничтожение мозгового центра повстанческого движения. Поскольку стать Повстанцем ещё не означало предстать пред светлые очи «творцов революционных идей», эта тысяча лет была потрачена лишь на внедрение к Повстанцам десятерых агентов и их постепенный «карьерный рост» – от рядовых «боевиков» до командиров отрядов и выше. Постоянные стычки с Армией Дьявола со временем «отсеяли» пятерых агентов Тайной полиции. Ещё троих убил Джокер. Оставались двое, одним из которых был Старый. Второго звали Пуатье, и его Джокеру только предстояло увидеть.
Надо сказать, со временем в Преисподней (с земной точки зрения) творились чудеса. Поскольку это был плоский, ограниченный в пространстве мир, он не вращался вокруг какого-то светила. День и ночь сменяли друг друга резко, словно хозяева инкубатора включали лампу, чтобы их цыплята могли немножко отдохнуть и выспаться. При этом светлое и тёмное время суток не имели определённой продолжительности. Каждое из них могло длиться час или, наоборот, десятки часов, и в этом не было какой-то системы. Казалось, время здесь то ускоряет, то замедляет свой бег… Оставалось одно: вести календарь по открытию Ворот между Раем и Преисподней. Условно этот промежуток был обозначен в полгода, то есть, как уже говорилось, Ворота открывались два раза в год. В Преисподней были сконструированы специальные водяные часы, которые отсчитывали время до открытия Ворот (так как это событие имело важное стратегическое значение в жизни этого мира). При помощи этих часов подтвердилась гипотеза, что Ворота открываются через равные промежутки времени, хотя количество «дней» и «ночей» каждый раз оказывалось разным.
Проще говоря, все события в Преисподней привязывались к Воротам, например, «битва с Повстанцами, произошедшая за сорок восемь часов до семьсот двадцать пятого открытия Ворот». Согласитесь, весьма громоздкая конструкция. Но по-другому было никак нельзя. Собственно, сам час в Преисподней был величиной абстрактной, равной определённому количеству капель воды, упавших в чашу часов. По земным меркам, где время имело несколько иную конфигурацию, один день на земле равнялся примерно сорока годам в Преисподней, а Ворота открывались чуть ли не каждые полчаса. Но константы земной физики здесь были неприменимы. Преисподняя базировалась на своих законах, которые прекрасно функционировали внутри этого маленького мира.
И никогда не давали сбоев.

– 11 –

Смешно, но лагерь Повстанцев (точнее, один из лагерей) оказался в самом сердце Непроходимой Глуши. Джокер уже начал мысленно проклинать себя за то, что совсем не уделял внимания этому месту, считая его абсолютно необитаемым. Возможно, будь он попроницательнее, проблема Повстанческого движения давно была бы решена. Сказать по-другому, Повстанцев бы просто стёрли с лица земли. В этом случае, вероятно, Джокер и по сей день бы занимал должность Великого Стратега. Но это гипотетически. Реально, этот лагерь мог появиться здесь сравнительно недавно, когда Повстанцев совсем прижали…
Лес поредел (в этом чувствовалась рука человека), и Джокер со Старым вышли на обширное зачищенное пространство, на котором находился довольно крупный посёлок. Дома здесь, разумеется, были бревенчатыми, а некоторые – даже вырублены внутри целых деревьев, которые (из-за их размеров) просто невозможно было выкорчевать. Повсюду сновали серьёзные вооружённые люди, которым совсем не было дела до пришедших, но вот охраны нигде не наблюдалось. «Досадное упущение», – решил Джокер.
Надо сказать, оружие у Повстанцев было первоклассным. Некоторые образцы даже превосходили то, что имелось в арсеналах Армии Дьявола. Давно ли так? В этом явно чувствовалась «подпитка» извне.
– Эй! – окликнул Джокер ближайшего из Повстанцев, – Где мне найти кого-нибудь из руководства?
– А ты, собственно, кто? – Повстанец смерил Джокера оценивающим взглядом.
– Бывший Великий Стратег Армии Дьявола – Джокер. А это, – кивок в сторону Старого, – мой заложник!
Повстанец изменился в лице и, пробормотав что-то типа «сейчас-сейчас», скрылся в недрах лагеря. Джокер был удивлён. Повстанец не поднял тревогу, а, наоборот, решил посодействовать диалогу сторон. Странно… Или Джокера здесь уже ждали? Иначе как объяснить, что Джокера, вооружённого всего лишь четырьмя пистолетами, не изрешетили на месте из автоматов?
Повстанец вернулся почти сразу, ведя с собой пятерых человек.
– Крайний левый – Пуатье, – шепнул Старый.
Джокер устремил взгляд на агента Тайной полиции, которому удалось-таки пробраться в руководство Повстанческого движения. Высокий, широкоплечий, по-мужски красивый. Эффектная фигура. В Пуатье чувствовалось то, что именуется харизмой. Четверо других были менее заметными, но двоих из них Джокер, к своей радости, узнал. Одним из них был Бэйзил, а вторым – Боб, друзья Джокера, как и он павшие от лап нынешних владык Преисподней, призванных на Землю колдуном дядей Лёшей.
– Джокер! – Боб стиснул своей жилистой мозолистой рукой руку друга, – Какой хрен тебя сюда принёс?
– Мой собственный, – отозвался Джокер, – Хотя, как я заметил, баб и тут нет! Вот досада! Или вы их прячете?
– Так мы тебе и сказали, вражья рожа! – засмеялся Бэйзил, – Чё припёрся?
– Я не буду говорить об этом в присутствии агентов Тайной полиции! – Джокер многозначительно посмотрел на Пуатье.
– Тогда пристрели Старого! – посоветовал тот, ничуть не смутившись.
– Хорошо, – кивнул Джокер и разукрасил мрачноватый пейзаж поляны кровавыми мазками из кусков мозга Старого.
– Теперь твоя очередь! – Джокер направил на Пуатье дымящийся ствол.
– Пуатье – двойной агент, – вмешался в разговор один из тех двоих Повстанцев, которых Джокер не знал, – Через него мы дезинформируем Троих Властителей и получаем секретную информацию, например, о твоём прибытии в Преисподнюю…
– То есть вы меня ждали?
– Конечно, – вновь подал голос Боб, – кто же для меня за пивом по утрам бегать будет?!
– Замолкни, зануда! – улыбнулся Джокер, – Рассольчику попьёшь!
– А куда ты ещё мог податься? – спросил Бэйзил, – Раз ты не вернулся в АД, значит, ты придёшь к нам…
– А может, я создам собственную банду или займусь фермерством?
– Да ладно! Тебе же хочется отомстить! Соответственно, ты не будешь дожидаться, пока твоя банда разрастётся до боеспособной армии. Ты придёшь на готовенькое.
– Проще говоря, – подытожил Джокер, – за мною уже закреплена должность Великого Стратега!
– Перетопчешься, одноглазая! – поддразнил его Боб, – Ты можешь рассчитывать только на место в батальоне по борьбе с тараканами. Ну, на худой конец, в воздушной кавалерии.
Джокер показал Бобу язык.
– Если только ты будешь моим Пегасом! – ответил он.
– Да замочите вы, наконец! – прикрикнул на них Бэйзил, хотя сам при этом улыбался, – Пока ты будешь военным советником, а дальше посмотрим.
– И какая у вас зарплата? – поинтересовался Джокер, – А то, может быть, я к вам не пойду!
– Пачка курева в день устроит? – Боб достал из кармана связку сигар. Когда Джокер их увидел, его аж затрясло. – Вижу, что устроит. Тогда ты в команде.

– 12 –

– Про наших что-нибудь слышно? – спросил Джокер затягиваясь.
– А их, считай, и нет никого, – ответил Боб, – Корефан служил в Аде, но лет сто назад нам удалось-таки его убить. Нарзан прорвался в Рай и, по слухам, сейчас на Земле…
– Я в курсе, – Джокер помнил, кто убил беззащитного младенца, будущего Антихриста.
– Всех наших «дворовых» перебили как «мясо»…
– А Игната, Грина, Фиша и Макса убил я сам, – закончил за него Джокер.
Боб посмотрел на товарища и загадочно ухмыльнулся.
– А что слышно про Михана?
– Хм, – Боб сразу помрачнел, – Ты же знаешь, мой брат всегда был прагматиком и из всего умел извлечь выгоду… В общем, сейчас он возглавляет Тайную полицию…
Джокер чуть не поперхнулся сигарой.
– Дружба – дружбой, а табачок – врозь, – резюмировал Боб, – Но ты не гоняй! Есть кое-кто, с кем тебе обязательно нужно увидеться!
Джокер вопросительно посмотрел на Боба, но тот решил отмолчаться.
Друзья поднялись и пошли к небольшому домику на краю лагеря. Боб отворил дверь, и они погрузились в затхлый полумрак, поэтому Джокер не сумел сразу разглядеть находившегося в помещении человека. И удар чем-то тяжёлым в голову был для него полной неожиданностью. Падая, Джокер выхватил из-за пояса два пистолета… Но не выстрелил, ибо увидел лицо того, кто нанёс ему этот удар.
– Не может быть… – пробормотал Джокер.
– Может! – довольным голосом произнёс Макс.
– Я же убил тебя!
– Эх ты, ворошиловский стрелок! – странно, но Макс говорил без обиды, – Ты так торопился меня пристрелить, что даже как следует не прицелился!
– Старею! – на этот раз Джокер признался в этом вслух.
– Пуля прошла навылет, но задела позвоночник, – сообщил Боб, – Так что теперь Макс не может ходить.
А вот это уже хуже! Надо было сделать контрольный выстрел! Тогда, может быть, у Джокера не было бы такого чувства вины, как сейчас.
– Тебя добить? – учтиво поинтересовался он у Макса.
Макс в ответ хохотнул.
– Лучше вставай, придурок! А то, разлёгся тут посреди моих хором!
Джокер с удивлением обнаружил, что до сих пор лежит на полу, держа пистолеты наизготовку.
– Чем ты меня приложил?
– Булыжником. Я нашёл его там, около Ворот. И специально берёг для тебя. Надеялся, свидимся. Выходит, не зря.
– Не зря, – Джокер поморщился. В голове всё ещё звенело. – И каков твой теперешний род занятий? Гадить под себя?
– Боб, подай мне кирпич! – попросил Макс.
– Макс – один из духовных вдохновителей нашего движения, – сказал Боб.
– Ага, этакий гуру, который достиг нирваны, лежа посреди болота с дыркой в пузе! – съязвил Джокер, – Блин, мужики, меня удивляет этот грёбаный мирок! Кем мы были на Земле? Никем! Сопливыми пацанами! Но здесь мы почти что боги! В голове не укладывается!
– Она у тебя просто маленькая! – отозвался Макс, – Могу предложить побольше по сходной цене…

– 13 –

Отдых кончился. Начались суровые военные будни. Муштра, обработка топографических данных, анализ боеспособности Повстанческой армии, разработка стратегии и тактики ведения военных действий, снова муштра… Полгода пролетело, как один день. Джокер почти не спал, но когда появлялось свободное время, мгновенно падал и засыпал. С этим бешеным ритмом жизни он мог спать даже стоя. Но, несмотря на эти трудности, Джокер ходил довольным. Во-первых, наличие в их лагере агента Тайной полиции гарантировало то, что в ближайшее время сюда никто не сунется (что не помешало Джокеру настоять на введении патрулирования территории). Во-вторых, армия Повстанцев оказалась довольно многочисленной. В одной только Непроходимой Глуши, буквально под самым носом у Троих Властителей, скрывалось около пяти тысяч человек, разбросанных по четырём лагерям. Ещё более двух тысяч было разбросано по всей территории Преисподней. Итого – приблизительно семь тысяч неплохо обученных и хорошо вооружённых солдат против двадцати пяти тысячной Армии Дьявола (плюс, конечно, тысяча человек из Отряда Смерти, сами Властители и семьсот человек городской стражи). Проведя несложную калькуляцию, Джокер прикинул, что население Преисподней (противоборствующие стороны плюс нейтральное «мясо») вряд ли превышает сорок тысяч. А сколько умирает в день на Земле? Вот то-то же, душегубы хреновы! С другой стороны, пока на Земле закончится день, в Преисподней уже успеют друг другу глотки перерезать. Оружие – это в-третьих.
Как-то Джокер спросил у Макса, откуда у них такое совершенное оружие?
– Из Рая, – коротко ответил Макс.
– А как вам это удаётся? – не унимался Джокер, – Ворота-то открываются всего дважды в год, а в это время Армия Дьявола устраивает зачистки…
– Нас научили открывать Ворота в любое время, когда нам это необходимо.
У Джокера, что называется «отпала челюсть».
– Как? – промямлил он, – Кто?
– Давай по порядку. «Как» Очень просто. Главное – сосредоточиться и действительно этого захотеть. Тогда Ворота ненадолго откроются. «Кто». Был тут один человек. Именовал себя Долгожителем. Кто он на самом деле, откуда и куда потом ушёл, я не знаю…
– Чёрт возьми! – воскликну Джокер, – Так почему же вы не призовёте тогда Светлое Воинство и не разнесёте Город к такой-то матери?! Или не уйдёте в Райский Сад?!
– В Райский Сад мы не идём потому, что многим из нас ещё только предстоит искупить свои грехи кровью. Да и вообще, это уже дело принципа. Надо надрать задницу этой мерзкой троице, подавляющей, мать их так, зачатки демократии! А Светлое Воинство… Пойми, в Раю жителей-то всего тысяч десять – пятнадцать. Брезгуют они, видите ли, принимать в свой клуб беленьких да чистеньких нас, грязных грешников. В их армии максимум три тысячи. Поэтому они и боятся. Хотят удостовериться, что наша армия готова к решающей битве. Тогда они пришлют нам тысячу человек…
-Ручки боятся замарать, подонки! – сквозь зубы выплюнул Джокер, – Ненавижу! Мне это напоминает анекдот про девочку – первоклассницу, о которую вытер руки слесарь. Погадить-то наши ангелочки тоже, наверное, любят!
– Только с дерьмом возиться нам! – согласился Макс, – Ладно, не кипятись! С паршивой овцы – хоть шерсти клок!
– Да какой-то, блин, совсем маленький клочок получается! – насупился Джокер и сплюнул на землю.

– 14 –

Когда разведка донесла, что к Непроходимой Глуши продвигается отряд из десяти человек, облачённых в форму АДа, Джокер засобирался в путь.
– Это по мою душу, – сказал он.
На предложение выделить на помощь людей Джокер ответил категорическим отказом, мол, сам справлюсь. Взяв с собой комплект метательных ножей и короткий топор, он скрылся в лесной чаще под недоумёнными взглядами своих товарищей. Но выбор им такого оружия был неслучаен, поскольку действовать надо было бесшумно.
Джокер добрался до края леса за полчаса до того, как вражеский отряд приблизился к Непроходимой Глуши вплотную. Джокер изучил этих людей. Нет, это даже не разведывательный отряд. Скорее, группа наёмных убийц, которые разделятся в лесу и поодиночке прочешут каждый его сантиметр. Враги были вооружены пистолетами и короткими мечами, что, безусловно, облегало их передвижение по густым зарослям Непроходимой Глуши. Так, нападать нужно до того, как они рассредоточатся по местности, иначе потом намаешься, разыскивая их по всей округе.
Джокер влез на дерево и притаился. По его расчётам враги должны были подойти именно сюда. К счастью, он не ошибся. Воины остановились метрах в десяти от убежища Джокера и принялись тихо переговариваться, координируя свои дальнейшие действия.
В этот момент Джокер нанёс свой удар. Десять ножей, с промежутком в долю секунды, просвистели в воздухе. Каждый из них поразил свою цель – в руку, в глаз, в затылок, в шею, – но не все достигли желаемого результата – смерти противника. Четверо вражеских воинов рухнули замертво, остальные же бросились врассыпную, занимая оборонительную позицию. Хорошо хоть они не смогли точно определить, откуда на них было совершено нападение, иначе Джокер был бы уже трупом.
Неплохо было бы подобрать сейчас один из пистолетов погибших, раз не удалось бесшумно уничтожить отряд противника, но до ближайшего тела было порядка восьми метров, да и лежали трупы на открытом, хорошо простреливаемом месте. Что ж, придётся действовать старыми дедовскими методами.
Джокер мягко прыгнул с дерева и пополз к вражеским позициям, стараясь зайти к противнику с тыла. Камуфляж Джокера сливался с изумрудным мхом, присыпанным увядшими листьями, поэтому ближайший из солдат так и не понял, что раскроило ему череп. Его товарищи находились от погибшего на расстоянии нескольких метров. Это помешало им вовремя заметить опасность. Когда они спохватились, Джокер уже завладел пистолетом и успел всадить около десятка пуль в спины троих врагов.
– Оставаться на местах! – рявкнул Джокер двоим выжившим, – И оружие желательно положить на землю.
– А то что? – поинтересовался один из воинов.
– А то я могу разнервничаться и нажать на курок! – ответил Джокер. Он стоял на колене и держал врагов на прицеле. Его противники, так и не успевшие вскинуть оружие, замерли в нелепых позах и не шевелились. – А теперь, ребятки, ответьте-ка мне, какого хрена вам тут надо?
– Тебе-то какое дело? – послышалось в ответ.
– Так, любопытно. Ну, хорошо, не хотите так говорить, прострелю вам ноги и спрошу опять! – с этими словами Джокер сделал четыре выстрела. Пока враги, побросав оружие, корчились от боли и изрыгали проклятия, Джокер набил трубку и принялся попыхивать сизым дымком. Выждав некоторое время, он сказал: «Не передумали? Я ведь могу расстроиться и начать рубить вам пальцы, а затем – и конечности».
– Мы ищем Джокера!
– Ха, вы хоть знаете, как он выглядит?
– Нет, но мы профессионалы! Мы сразу бы поняли, он это или нет!
– Какие вы, к едрене фене, профессионалы?! – воскликнул Джокер, – Я Джокер, я! Понятно? Ладно, устал я от вас! Жить хотите?
– Да.
– Тогда один из вас должен пристрелить другого. А второго я отпущу. Слово Великого Стратега!
Вражеские воины закопошились, разыскивая брошенное оружие, и вскоре раздался выстрел.
– В десяточку! – прокомментировал Джокер, глядя на развороченную голову свежего трупа, – Теперь – твоя очередь! – Джокер взвёл курок.
– Ты же обещал! Ты же дал слово! – закричал последний живой солдат.
– Я тебя обманул, – развёл руками Джокер, – Да и не Великий я Стратег давно!
Джокер нажал на курок и усмехнулся. Как дети, право слово! Такие большие, а в сказки верят! Да чабан я, чабан! Как будто сразу не было понятно, что Джокер слова не сдержит. По крайней мере, слова Великого Стратега Армии Дьявола, коим он сейчас не являлся.
Видимо, прописные истины понятны не всем. Вот поэтому-то Джокер стоит здесь один, в окружении десяти трупов. Умничка ты моя ненаглядная, опять всех облапошил!.. Скотина.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.