Егорка и Бимбичок (ночная страшилка)

Жил был на свете мальчик. Не то чтобы очень большой, но и не очень уже маленький – лет пяти. Не знаю, много ли таких мальчиков на свете, по-моему, такой был только один. Или наоборот – таких тысячи. Я не знаю.

Звали мальчика просто Егоркой, и был он таким непослушным, что мама уже устала его воспитывать. Ведь она делал это с самого его рождения. Наверное, мама просто не умела быть мамой, она никогда не наказывала своего сыночка, никогда его не била и шлёпнула-то всего лишь пару раз, да и то за страшную Егоркину провинность – он поймал под крылечком серого, тощего котёнка и принялся дёргать его за хвост. Ох, и разозлилась тогда Егоркина мама, ох, и раскричалась. И шлёпнула его, что было сил по попе свёрнутой в рулон любимой папиной газетой. Егорка, конечно, понимал, что ведёт себя плохо. Но ничегошеньки поделать с собой не мог – такой вот он был упрямец.

Что бы мама ему не говорила, о чём бы она его не просила – всё приходилось повторять по несколько раз. Егорка делал вид, что ничего не слышит. И бедная мама принималась чуть ли не в уши ему кричать, чтобы привлечь внимание. «Не мальчик, а наказание какое-то!» – порой говорила расстроенная бабушка, глядя на проделки внука. Егорка не хотел кушать то, что ему готовили, не хотел умываться и чистить зубы, не хотел убирать на место игрушки и кубики… Он ничего не хотел… Только играть, смотреть мультики и кушать мороженое.

Несчастная мама очень огорчалась и переживала, ведь она-то знала, что бывает с непослушными детьми, и однажды вечером решила рассказать об этом сыну. Просто ей вдруг стало за него страшно.

– Послушай, сыночек, – ласково сказала мама, присаживаясь рядом с Егоркой на краешек кроватки, – я просто обязана рассказать о том, какая беда подстерегает тебя. Ты должен знать, что к непослушным, ленивым и плохим мальчикам прилетает злой, огромный и страшный Бимбичок. Он чёрен и безжалостен, он носит грязный, пропылённый плащ, под которым прячет украденных им детей. Ты уже вырос и я обязательно должна предупредить тебя об опасности. Будь, пожалуйста осторожен, а то может случится большое несчастье. Бимбичка звать не приходится, Бимбичок приходит сам.

– Кто? – удивился Егорка, – Бимбичок? А кто это такой?
– Точно этого я не знаю, но твой папа рассказывал, что он и к нему прилетал в детстве. Тогда твой папа тоже был маленьким мальчиком и хулиганом. Он тоже порой обижал бабушку до слёз. И к нему прилетел Бимбичок и забрал его к себе. Папа говорил, что ему было так страшно, так страшно, что он всё время плакал, вот как ему было страшно.
– Папа? Папа плакал? Ну, вот ещё! Папы не плачут! – возмутился Егорка.
– Когда папы ещё не папы, а маленькие мальчики, они плачут. Ты ведь тоже когда-нибудь станешь папой. И разучишься плакать, но это будет ещё не скоро.
– Я? – удивился малыш, я стану папой? Ну…, это будет, наверное, через сто лет, сначала мне надо стать старым, как папа. А почему Бимбичок прилетает? – вспомнил он и натянул повыше обеяло..
– В наказание. Бимбичок – злой дух, вроде волшебника, только злого, он противный, он любит пугать мальчиков, ему это почему-то ужасно нравится.
– А девочек?
– Нет, девочками занимается его злюка-сестрица Бимбидронна. Её ты можешь не бояться, она может прилететь только к твоей сестре, если она будет вести себя так же плохо, как ты.
– Ха! Мамушка, я его не боюсь! Это, наверное, только сказки такие, чтобы детей воспитывать. Я исправлюсь сам, вот увидишь.
– Ладно…, посмотрим… – мама грустно вздохнула и вышла из комнаты, погасив свет.

* * *

А ночью случилось вот что. Вдруг со страшным грохотом распахнулась форточка, и в комнату влетело что-то большое и чёрное. Егорка, который проснулся от первого же шороха, сел в кровати и вгляделся. Это был Бимбичок. Совсем такой, каким описывала его мама. Он подошёл к перепуганному Егорке – огромный, мрачный, страшный, взмахнул руками и просипел прямо в ухо: «Ну что? Полетели?»
– Нет, нет!!! Я не полечу с тобой! Я не хочу! Я обещал маме исправиться! Уходи, откуда пришёл или я тебя стукну, – срывая голос, закричал Егорка, в надежде, что сейчас на его голос прибежит мама, или папа, или хотя бы бабушка. Кто-нибудь прибежит и спасёт его.
– Ха-ха ха-ха! – расхохотался Бимбичок, – так я тебе и поверил, хитрый мальчишка! Все вы говорите одно и тоже, все пытаетесь меня обмануть. Только ничего у тебя не получится, я тебя насквозь вижу – все твои извороты и выверты. Я, ведь, сам точно такой же, как и ты.
– Зачем я тебе, Бимбичок? – чуть не заплакал Егорка.
– Мне друг нужен. Я плохой и дружок мне такой же надобен. Будем с тобой вместе летать и мальчишек пугать. И Бимбидронну с собой возьмём, она тоже себе подружку ищет. Как ты думаешь, твоя сестрица не захочет с нами полетать? Я был бы рад сделать Бимбидронне такой подарочек.
– Нет! – нет, что ты! Лиза хорошая, она добрая, она маму слушается и даже зубы чистит! Нельзя её брать, она твоей сестре не понравится! И меня не забирай, я не хочу людей пугать. Не хочу!

Но Бимбичок не стал его слушать, только криво усмехнулся, подхватил Егорку, завернул в душную накидку, прижал к себе больно-больно, крепко-крепко и вылетел в форточку. Егорка только и успел удивиться, как это они вдвоём протиснулись в такое маленькое отверстие.

* * *

Летели они высоко над городом, и Бимбичок всё время смеялся над чем-то. Он то и дело разжимал руки, и Егорке каждый раз казалось, что он сейчас упадёт вниз на землю и разобьётся. Его сердечко билось в груди от лютого страха, он вскрикивал и умолял своего мучителя не шутить так больше. Долго кричал он, пока вдруг не понял, что Бимбичок его и не слышит вовсе. Или не хочет слышать. Ему нравилось, что Егорке плохо и страшно.

А потом они вдруг остановились. Егорка открыл глаза и увидел, что они очутились на каком-то балконе. В комнате за столом сидел мальчик и ковырялся вилкой в тарелке с кашей.
– Не буду кашу, не буду, не буду кашу, не буду, не буду кашу… – услышал Егорка капризный, гнусавый голос.
– Серёженька, в каше железо и много витаминов, кашу надо есть, если ты хочешь вырасти большим и сильным, – сказала женщина с добрым лицом.
– Вот ещё!!! Колбасу дай, дай колбасу, хочу колбасу, колбасу, колбасу! Не стану есть эту гадость, – мальчишка взмахнул рукой, и тарелка с кашей полетела на пол.
– Классно! – прошипел Егорке в ухо Бимбичок, – свой парень, свой в доску, надо будет запомнить и вернуться за ним. Правда, здорово он её обидел!
– Противный мальчишка, – сказал притихший Егорка.
– Отчего же противный? Ты же и сам такой.
– Не такой я! – надулся Егорка, – совсем не такой!
– Разве ты кашей в маму не кидался? Фи! А я-то думал… А я-то тебя уважал!
– Я… один только раз, один только…, невкусная была, подумаешь, витамины, а невкусно…, – Егорка заплакал.
– Не реви, – взревел Бимбичок, – не терплю плакс. Сейчас как стукну! Смотри у меня!

Они подлетели к высокому дому и будто прилепились к одному из его окон. В комнате кто-то ужасно кричал. То ли мальчик, то ли девочка.
– Прекрати сейчас же вопить! – грозно сказал взрослый голос.
Крик только усилился.
– Прекрати! Я прошу тебя, соседи уже стучат, как тебе не стыдно?!!
Ничего не изменилось.
– Я сейчас возьму ремень!
– Ничего! Только Бимбичок радостно хихикнул и потёр ладони огромных рук.
– Эх! Люблю, когда детей бьют! Вот этого побьют точно – посмеёмся.
– Детей бить нельзя! – возмутился Егорка.
– С чего ты это взял?
– Мама говорила, и папа тоже. Они знают, что детей бить нельзя. Дети маленькие и хруп…, хруп…, хрупкие, вот! – нравоучительно сказал Егорка почти папиным голосом.
– У! Тебе не повезло. Тебя, значит, и не бьют. Не повезло. Плохие у тебя родители, очень плохие, не воспитывают тебя совсем. Кто же из тебя вырастет, если тебя даже не бьют совсем?
– Хорошие! У меня родители хорошие! И они не бьют! И из меня вырастет гонщик, или лётчик.
– Да? Странно, а я думал, что у моих друзей всегда плохие родители. Вот, как у меня. Матушка моя меня колотила-молотила смертным боем, и палкой охаживала и дубиной прихорашивала. Синяки со спины и не сходили вовсе.
– Бедный, – жалостливо протянул добрый Егорка.
– Чтой-то ты меня жалеешь? Я своею мамашкой очень даже доволен, Если бы не она, разве я был сейчас таков, каков я есть.

Мальчишка за окном продолжал вопить, и вдруг Егорка услышал чей-то плач. Он прислушался и понял, что это заплакала мама вредного мальчишки. У него сжалось сердечко. Чужую маму было ужасно жалко.
– Я не такой, я не такой, – всхлипнул Егорка и принялся колотить маленькими кулачками в каменную грудь Бимбичка. А тот и не заметил. Снова подхватил Егорку и, свиснув что-то залихватское, потащил его сначала вверх, а потом вперёд всё дальше и дальше. Егорка забился от страха под толстую руку и зажмурился, что было сил.

Когда он, наконец, открыл глаза, они уже не летели. Бимбичок стоял около кривого, грязного, мрачного дома, напоминавшего скорее заброшенный старый сарай. Они вошли внутрь.
– Ох, грязно-то как, – воскликнул Егорка и даже попятился.
Вокруг была настоящая свалка! Игрушки, банки, коробки, одежда – всё валялось вперемешку. В чёрной, замызганной раковине горой стояли немытые тарелки и кастрюли. На пятнистых от грязи простынях валялся тощий кот с разорванным ухом.
– Мне тут не нравится, – сообщил Егорка и опять чуть не разревелся.
– А мне так даже очень нравится. Хорошее жилище, а главное – можно ничего не делать. Ну, сам смотри, постель убирать не надо, вещи складывать не надо, мыться не надо, зубы чистить…
– Мама говорит, что, если зубы не чистить, то заведутся такие червячки, которые в них дупла просверлят, и зубки тогда будут болеть.
– Ну и что? Подумаешь – болеть! Это ж фигня – болеть! Зато, можно не чистить!!! Ты чего, Егор, не понимаешь, что ли? Или станешь врать, что любишь зубы чистить, или не твоя мамочка – расфуфыренная фуфырка – с тобой каждое утро скандалит о зубах?
– Мама никакая не фуфырка! Не фуфырка! Не расфуфыренная она!!! Ты чего обзываешься?!!
– Ха! А чего хочу, то и делаю! Так-то! И ты так можешь. Свобода тут.
– Я не хочу так, – насупился Егорка, – не хочу! Странная у тебя свобода, грязная очень. Я не хочу! И папа мой не захотел, и я не хочу. Я с тобой никак не хочу. Домой хочу, к маме хочу, к папе хочу и к бабушке, а с тобой не хочу! Не хочу! Не хочу! Не хочу!

* * *

– Егорушка, милый, что с тобой? Егорушка, тебе приснилось что-то?
Егрка с трудом разлепил мокрые, тяжелые ресницы и открыл глаза. Над склонилась мама. Мама! Какое счастье. Значит, она пришла и вызволила его от этого гадкого Бимбичка!

– Мама? Мамушка, это ты? Ай! Закрой скорее форточку, закрой скорее, мамушка, вдруг он вернётся… – Егорка размазывал по щекам горькие слёзы.
– Кто прилетел?
– Бимбичок!
– Егорушка, прости, это я тебя напугала, успокойся, не бывает никаких Бимбичков и Бимбидронн тоже не бывает, успокойся, не плачь. Миленький мой… не надо так, всё хорошо и мы так тебя любим… Сыночек ты мой…
– Бывает, мамочка, бывает. Ты не виновата, ты правду сказала, он такой страшный и друзья его… Мамушка, он и меня к себе в друзья взять хотел, но я не согласился. Я не хочу, я не буду таким, не буду, честное слово.

Мама взяла Егорку на руки и прижала к груди. Её сердце билось быстро-быстро и Егорке показалось, что мама заплакала. Он обнял её за шею, уткнулся в ямку под подбородком, всхлипнул ещё несколько раз и уснул. Мама походила по комнате, тихо напевая что-то нежное и ласковое, а потом уложила его обратно в кроватку.
Она уже хотела выйти из комнаты, но вдруг вспомнила что-то, подошла к окну, плотно прикрыла форточку и погрозила маленьким кулачком кому-то там за окном.
– Не смей! – прошептала она тихо, но грозно, – слышишь, не смей больше пугать моего малыша.
За окном зашуршало, зашипело, гукнуло и затихло… Навсегда ли?

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.