“Исполнение желаний”

“Исполнение желаний”

Глава 1: Очередное спасение.
Расставания
Нужны для встреч.
Без желания
Беру свой меч.
За признание
самой себе
На свидание
Иду к судьбе.
Я не знаю,
Что было раньше,
Не гадаю,
Что будет дальше.
Свою жизнь я
Сейчас забуду,
Но меня друзья
помнить будут.
Неолина ФенХель

Стоял теплый весенний день. Солнце было в зените и заливало своим светом просторную поляну, окруженную лесом. Обычно там никого не было, но в этот день собралось много народу. Молодые и пожилые люди, в пурпурных мантиях или пестрых одеждах зажиточных горожан, собираясь, образовывали круг, который был практически идеален. В воздухе царила удручающая атмосфера; красота здешних мест и пение птиц не поднимало настроения присутствующим.
Из леса вышло еще несколько человек, среди которых особенно выделялась одна девушка, невероятно красивая и обаятельная. Ее темно-изумрудное платье в средневековом стиле очень подходило к зеленым глазам, а длинные черные волосы отливали металлическим блеском. На левой щеке было несколько родинок, вместе напоминающих созвездие Большая Медведица, а на руке сверкал браслет искусной работы с витиеватым узором и драгоценными камнями.
Круг послушно расступился и сомкнулся только тогда, когда процессия расположилась в центре. К девушке по очереди подходили люди и прощались с ней. Кто-то не сдерживал слез, а другие сохраняли спокойствие и даже изображали безразличие к происходящему. Когда вновь все встали по своим местам, девушка громким, но неуверенным голосом начала говорить: «Я, Неолина ФенХель, Странствующая и Незваная, отправляюсь в далекое путешествие. Лишившись тела, я не потеряю свой дух и вернусь, когда это будет необходимо в новом облике и другим человеком. Только с помощью этого артефакта, — она показала всем свой браслет, — можно будет узнать меня. Но мне надлежит пройти испытание, и пройду его. Горько расставаться со старыми друзьями, но тем радостнее будет встреча. Прошу вас принять меня и обучить, ведь многое будет забыто. Пройдя через Сияющие врата, я буду рождена на Земле, но это не значит, что я умираю. По крайней мере, если все получится…»
«Давай уже, переходи к главному», — перебил ее один парень из круга, облаченный в темные доспехи. На него зашикали и даже дали подзатыльник за то, что он испортил всю торжественность момента. «Хорошо», — согласилась Неолина и, сняв с руки свой браслет, осторожно положила на землю. Люди из круга, в пурпурных халатиках, оживленно что-то зашептали и начали делать пассы руками. Причина такого поведения обнаружилась тут же — браслет вспыхнул ослепительным светом, и над ним материализовалась дверь. Вполне нормальная дверь, с косяком и ручкой; обыкновенная, за исключением того, что висела прямо над поляной, а из щелей проникало голубоватое свечение. «Сияющие врата», — раздались восторженные возгласы. Неолина ФенХель уже собиралась открыть дверь, но ее остановили люди, вышедшие с ней из леса.
— Подожди, Неола. Давай попрощаемся по-настоящему, — женщина средних лет в скромном бежевом платье обняла девушку, не переставая всхлипывать и утирать слезы.
— До свидания, Маргарет! До свидания Андрончик! — Неолина погладила пятилетнего малыша, по-видимому, сына женщины в бежевом.
— Пока, тетя Нела! — ответил ей маленький Андрон.
— Ты вернешься, ФенХель. Помни, — сказала Неолине другая девушка, блондинка, которая была такой же красивой, но слишком бледной.
— Я знаю, Жизе. Но это будет трудно вспомнить лет эдак через тринадцать.
С этими словами героиня этого события открыла дверь и уже не появилась с другой стороны.
Дверь медленно начала растворяться, а люди расходились.

Был пасмурный осенний день. Лена Рощина возвращалась домой из школы. Это была симпатичная девочка лет тринадцати, с карими глазами и темно-каштановыми волосами до плеч. На левой щеке у нее было несколько родинок. Она была в легкой куртке и маленьким ранцем за плечами. «Все плохо, плохо, плохо…», — напевала Лена себе под нос, мысленно перебирая прошедшие события того дня. Утром кот (по имени Ворчун) съел ее завтрак, воспользовавшись тем, что хозяйка говорила по телефону. В школе были скучнейшие уроки, все, кроме физики, так как по этому предмету была контрольная работа, и скучать не пришлось. А на истории ее вызвали к доске, а все даты и события вылетели из головы, тем самым обрекли ее на двойку, к счастью, с возможностью пересдачи. Училась Лена обычно хорошо: на четверки-пятерки, но вот не повезло.… Из-за какой-то ерунды она поссорилась с Димкой Городиным, одноклассником. А ее лучшая подруга Лера, с которой они всегда вместе возвращались домой после уроков, неожиданно заболела, и теперь придется идти одной. «Все ХУЖЕ НЕ КУДА», — вздохнула Лена, перед тем как войти в подъезд и открыть дверь своей квартиры.
«НЕОЛИНА…» — услышала она, находясь в прихожей. Ее передернуло, но в голову пришла мысль, что это соседи слишком громко включили телевизор. В любом случае этому не стоит предавать особого значения. Переодевшись в домашнюю одежду (зеленую футболку и синие бриджи), Лена направилась на кухню, чтобы отыскать в практически пустом холодильнике что-нибудь более-менее съедобное. «Кислое настроение должно исправляться сладкой едой»,— подумала она, и, посмотрев на стол, обнаружила там варенье. «Надо же, и когда это родители успели»,— варенье аккуратно накладывалось Леной в блюдце. Потом Лена Рощина достала печенье, и потопала с едой в гостиную, в которой находился телевизор. Она вообще не начинала делать уроки, не отдохнув хорошенько, а тут еще такое плохое настроение. Перекусив, но, продолжая слушать разговор, происходящий в ее любимом молодежном телесериале, Лена начала доставать из ранца учебники. И тут она наткнулась на одну очень интересную вещь. Это был изящный браслет тонкой работы с разноцветными камушками, вставленными между металлическими переплетениями. На мгновение могло показаться, что он засиял, но этого не могло быть. «Круто!»— с чувством выдохнула Лена. И мозг сразу выдал множество идей по поводу увиденного: от версии, что кто-то ошибся портфелем или подложил украшение со злым умыслом до предположения, что у нее появился тайный обожатель. Возможность присутствия в этом деле магии тоже не исключалась, это было результатом увлечения Лены всем сверхъестественным и просмотра нескольких кинофильмов о волшебстве. Лена около получаса разглядывала браслет, примеряя на каждую руку по несколько раз и решив, наконец, что не стоит волноваться, а нужно оставить украшение себе. Она взяла его в руки, выключила телевизор и пошла к себе в комнату. Усилием воли заставив себя больше не думать о находке, Лена принялась за уроки. Много времени она потратила на периодическое оглядывание то на часы, то на браслет. Поэтому получалось медленно, но через несколько часов уроки были сделаны. Как раз когда родители пришли с работы. «О, ты уроки делаешь. Умница», — заглянула в комнату мама. — «А что сегодня получила?». Лена не стала огорчать ее приобретенной «парой» по истории, тем более что она твердо решила ее исправить, поэтому ответила: «Да так, ничего. Завтра, наверное, спросят»— и изобразила ужасную занятость, углубившись в чтение учебника. «Ну, занимайся», — прошептала мать Лены и закрыла за собой дверь. Лена Рощина знала, что сегодня родители к ней уже не зайдут.
Она уселась на кровати и оглядела свою комнату. Мебели здесь было не так уж много. Шкаф, письменный стол, кресло, ну и соответственно кровать, на которой она сидела. Стены были оклеены розово-коричневыми обоями, так раздражающими Лену, что она завешала все вокруг плакатами и фотографиями, там, где это было возможно. Когда-то в комнате был еще и компьютер, но родители перенесли его в кабинет, образованный посредством отделения части пространства от гостиной. На столе лежали книги о сверхъестественном и юмористическая фантастика. Тут же стоял электронный будильник. А рядом гипсовая фигурка какого-то старичка в восточном стиле, которого стоит погладить, так якобы желание скоро сбудется. Лена поднялась, взяла в руки эту статуэтку, погладила и положила на место. «Как бы мне хотелось оказаться далеко-далеко от сюда, подальше от проблем и поближе к моему духовному Я», — полушутливо и полувсерьез подумала девочка. Потом она вспомнила про браслет, отыскала его среди учебников и надела на руку.
И вдруг погас свет. Вся комната погрузилась во тьму. «Ничего себе…», — Лена удивленно смотрела вокруг, но ничего не могла разглядеть, потом взглянула на свои руки и обнаружила, что ее браслет засветился. Сначала слабо, мягким зеленоватым свечением, но затем все сильнее и сильнее. Лена решила стоять и наблюдать за этим, но тут украшение так ярко вспыхнуло, что она зажмурилась от неожиданности, и какая-то сила подбросила ее вверх.

Когда Лена Рощина, наконец, открыла глаза, то сначала не хотела им верить. То, что произошло с ней за несколько секунд до этого, не поддавалось никакому объяснению. Сначала она взлетела, потом ее обдало холодом, а теперь вот оказалась СОВЕРШЕННО В ДРУГОМ МЕСТЕ! Это был песчаный берег моря или, по крайней мере, большого озера, с одной стороны окаймленный лесом, а с противоположной — голыми скалами. На небе не было ни облачка, а в лицо дул освежающий бриз. Из всех звуков, которые только можно было услышать, был шум гонимых ветром волн, находящих на камни. Солнце было в зените, оно казалось очень большим, даже слишком большим, чтобы быть привычным для людей солнцем. Лена буквально впала в ступор. Она стояла, не шелохнувшись, и не понимала смысла произошедшего. Все вокруг нее не могло быть правдой, она не могла здесь находиться, если только… ну конечно! Это ведь мог быть сон. Наверное, сидя на кровати, она уснула, усталая и невеселая, и не было никакого отключения электричества, и не загадывала она никаких желаний и не брала в руки никакой браслет. Автоматически посмотрев на руку, она обнаружила его злополучного там же, куда собственно он и одевался. Странно, обычно во сне нет никакой логики. Хотя и здесь тоже … ни-ка-кой. Лену передернуло. Что если это не было сном, она попала, ну скажем, в параллельный мир. Фантасты и даже ученые пишут об этом постоянно. А вдруг такое действительно возможно. Тогда все совсем плохо, мягко говоря. Автоматически возникают два вопроса: что она здесь делает и как попасть домой. Насколько помнила Лена, примерно то же спрашивали герои всех известных ей книг, попавших в похожую ситуацию. А потом влипали в какую-нибудь историю. Нет, версия насчет сновидения определенно нравилась Лене больше.
Обдумать все хорошенько, девочке не дали нарастающий гул и крики, доносящиеся с гор. Оттуда неслось густое облако пыли, которое все росло и росло. Через некоторое время стало ясно, что это большая группа воинственно настроенных людей в одинаковой красно-черной форме. Они кричали и гремели оружием, а еще они приближались… Лене стало действительно страшно. Даже если они лично против нее ничего плохого не имеют, то такая толпа народа может раздавить одного безобидного подростка, и никто ничего не заметит. Ноги сами понесли ее к лесу. Среди деревьев, даже не заходя далеко, ее уже не увидят — так предположила она. Но не тут то было. Прямо из ниоткуда появился парень на черном коне, одетый в легкие доспехи и с мечом на поясе. «Между Сциллой и Харибдой…»,— вспомнила Лена фразу из Одиссеи. Вроде бы ее рассказывала учительница истории, а может быть и нет. В это время всадник решил обратиться к Лене.
— Что делает столь юная дева одна на берегу Чужого моря?
— Загораю, — вырвалось у юной девы.
— Но ведь воины Кроненберга Вас непременно схватят. Злодеи могут Вас убить, мой долг — Вас защитить.
— О да. Но как же мне узнать, что Вам могу я доверять, — Лена стала разговаривать, подделываясь под собеседника. — Ведь меч так грозен, конь черен, а всадник мною обольщен.
Лена не знает, почему она это сказала, но, наверное, потому, что еще не один парень, не относился к ней как к прекрасной даме.
— Да ну тебя, — обиделся ее собеседник, которому на вид было лет восемнадцать-девятнадцать. — Малолетками не интересуюсь. Либо я тебя спасаю, либо сиди здесь и издевайся над теми солдатами.
Всадник махнул в сторону гор, и вопросительно посмотрел на совсем обалдевшую Лену. Ну, всегда так, только встретишь галантного рыцаря, а он вдруг превращается в обычного парня со всеми своими недостатками. Кстати о недостатках, только Лена задумалась над тем, что бы такое ответить встречному «рыцарю», как тот буквально втащил ее на коня, посадив позади себя.
«Эй, ты чего…», — опешила Лена. «Держись крепче!»— ответил ей ее спаситель, и лошадь пустилась галопом. Не привыкшая к езде на лошади, а тем более на таких скоростях, Лена вцепилась в своего спутника, не в силах даже оглянуться. Но шестым чувством она понимала, что красно-черные воины Кроненберга вот-вот настигнут их. Они скакали в бешеном темпе, пробираясь через лес, но почему-то ни одна веточка не задела Лену Рощину. Когда лес кончился, и они выехали на открытую местность, ощущение погони исчезло. Наконец посмотрев назад, Лена удостоверилась в том, что их уже никто не преследует. Всадник тоже понял это, и они поехали медленнее.
«Ну и что дальше», — возник вопрос у специалистки по попаданию в неприятности. Человек, который ее сейчас вез, внушал ей все больше доверия. Хотя бы потому, что та вооруженная орава заслуживала намного меньше доверия, чем он. Но и от незваного спасителя можно было ожидать чего угодно. Зачем ему вообще понадобилось брать ее с собой, мало ли что он от нее хочет и все вопросы в том же духе. Между тем всадник спокойно сообщил: «Встаем. Приехали. Добро пожаловать во Флор-на-Флуре», — и вытянул вперед руку. Что-то нащупав, он потянул это на себя, и (ну совсем ничего удивительного) перед ними появился город. Лена широко раскрыла глаза — целый город с городскими стенами и башнями, множеством зданий, которые были видны за стенами и совсем ни на что не похожей, своеобразной архитектурой.
Юноша слез со своего черного коня и помог Лене, которая уже и так почти с него съехала. «Пошли со мной, я ничего тебе не сделаю», — сказал он и в знак того, что он не опасен, отдал Лене свой меч. «А почему бы и нет, раз это сон. И его оружие со мной, только уж больно тяжелое», — мысленно согласилась она и последовала за ним.

Они: девочка, рыцарь и лошадь, шли по городу, старинному и многолюдному. Народ сновал повсюду, не обращая никакого внимания на Лену и ее проводника. Прохожие были странно одеты, даже более странно, чем можно было себе представить. Здесь была полная гамма костюмов разных эпох, национальностей и профессий. Это походило бы на маскарад или на театральное шествие, если бы участвующие в нем не были такими сосредоточенными и серьезными, и больших скоплений народа нигде не наблюдалось, а это обычно имеет место на костюмированных торжествах. Но все же… мимо прошел почтенный старичок в тоге и мокасинах, через дорогу перебежали две рыжие девчонки в кимоно, а на балкон одного из домов вышла влюбленная пара в платьях а-ля Ромео и Джульетта из Вероны. Так что на этом фоне парень в доспехах и девушка в бриджах прямо-таки сливались с толпой. Не лучше дело обстояло с местной архитектурой. Если обычно описание городского пейзажа начинается примерно так: «Это был типичный город времен средневековой Англии…» или «Архитектура поражала своей изысканностью и причудливостью форм. Настоящее рококо…», то здесь сам черт ногу сломит, пытаясь определить принадлежность зданий к тому или иному стилю. Шикарная колоннада у входа трехэтажного здания противопоставлялась почти не заметным порталам небоскреба неподалеку, окна которого заменяли разноцветные витражи. Тут же теснилась невысокая изба, старая, с покосившейся крышей, и новенький домик с оштукатуренными стенами и выложенным диким камнем цоколем. Лена и ее спаситель шли, не сворачивая, мимо пагод и соборов, уютных кафе и вызывающих ночных клубов, многоквартирных домов и частных коттеджей по вымощенной гравием дорожке до тех пор, пока не вышли на просторную площадь — центр города — и, свернув налево, оказались перед фасадом двухэтажной деревянной постройки, неприметной, но опрятной, с резными ставнями и широким крыльцом перед входом.
Парень в доспехах, с лошадью под уздцы, и Лена Рощина остановились напротив крыльца.
— Как тебя зовут,— наконец спросил Лену ее проводник.
— Лена. Рощина Елена Олеговна.
— А меня — Андрон. Просто Андрон.
— Берегись! — Лена легонько толкнула своего спутника, но достаточно, чтобы он отшатнулся немного в сторону. Как раз вовремя, потому что в тот же момент мимо них пролетел горящий шар, который должен был попасть в стоявшего там еще недавно парня, но не нашел своей цели и долетел до дерева, растущего неподалеку. Обернувшись, Лена и Андрон увидели лишь кучку пепла оставшегося от него.
— Ты спасла мне жизнь. Откуда он взялся? — спросил Андрон, имея в виду шар.
— Я думаю… Я видела человека на крыше вон того дома,— девочка махнула рукой куда-то вдаль. Скорее всего, это как-то связано, ведь стреляли оттуда.
— Ну, у тебя и зрение. Я само здание еле различаю, а определить, где у него крыша и есть ли кто-либо на ней, уже не в моих силах.
— И часто у вас так кидаются?
— Н-нет… Спасибо, что спасла меня. Осталась бы сейчас кучка пепла.
— Я спасла тебя, ты — меня. Если, конечно, с тобой более безопасно, чем с теми… э-э … как их там?
— Огненный шар взялся прямо из ниоткуда. Ты вовремя среагировала. И летел он так быстро, — не унимался свежеспасенный герой.
— Летел, не летел, какая разница? Мне вообще домой пора!
— А где ты живешь?
— На Пушкинской, — автоматически ответила Лена, но потом запаниковала. — В Ростове-на-Дону! В России! На планете Земля! Где я сейчас и как я здесь оказалась?!
— Интересный вопрос. Надо разобраться. Ты только не переживай. Здесь ты в безопасности,— попытался утешить ее Андрон.
Он открыл дверь деревянного дома и пригласил войти внутрь. Немного поколебавшись, Лена вошла. Чуть-чуть задержался Андрон, может быть, привязывал где-нибудь лошадь.
Теперь этот парень внушал ей доверие. Но его меч она все еще крепко держала.

Внутри было не менее странно, чем снаружи. Андрон и Лена оказались в просторной комнате, светлой (из-за двух окон) и очень уютной, но почти без мебели. Здесь был камин, выложенный из кирпича, рядом стояла пара кресел, обитых красно-коричневой тканью с вышитыми на них запутанными вензелями. На стене висел гобелен, с изображением лисы в средневековом исполнении. Под ним непонятно зачем лежал маленький коврик. У противоположной стены примостился диван, очень похожий на кресла, и стол, массивный дубовый стол, на котором стояла корзинка с булочками. Во всей комнате царил аромат выпечки. Три двери открывались в другие комнаты, была еще лестница, ведущая на второй этаж.
— Ой, здравствуйте! — к Лене подошла полная женщина, рыжая с проседью, в пестром платье простого покроя. В ее голосе было удивление, и даже некоторая раздраженность. — Добро пожаловать. Проходите. Садитесь,— Лену буквально силой посадили на диван и всучили ей свежую булочку. — Угощайтесь.
—Подождите меня здесь, мне нужно поговорить с сыном!— с нажимом добавила она, указывая на Андрона. Тот послушно поплелся за ней в соседнюю комнату. Дверь за ними захлопнулась. Лена робко поглядывала на угощенье, доставшееся ей.
Через секунду до ее ушей донеслись два голоса: срывающийся женский и неуверенный мужской.
— И как это понимать?! — послышался рассерженный возглас. — Что ты себе позволяешь?
— Но, мам…
— Да это уже четвертая за неделю! Ты их где-то берешь, спасаешь, приводишь сюда, они остаются здесь. Их кормить-поить надо, домой как-то возвращать. А платить за них кто будет? Да у меня же комната никак не освободится.
— Это другое. Понимаешь…
— А что я должна понять? То, что бродишь по местам наиболее вероятной телепортации Неолины. Да вряд ли она вообще вернется! По-твоему, каждая девушка, которую ты находишь, может ей быть. Да тут вероятность одна из миллиона, миллиарда, а может и еще меньше! Ты что, перепись населения хочешь провести?
— Ведь через тринадцать лет…
— Это она еще когда говорила! Зря я тебе рассказала, сам бы ты и не помнил. Больно маленьким был. Теперь слушай меня и запоминай. Поисками Незваной занимается Пурпурный Шар, а тебе я теперь запрещаю даже выходить за пределы города.
— Это не честно. Я думаю, что все-таки найду Неолину Незваную. К тому же эту девушку могли схватить воины Кроненберга. И она…
— Хорошо, пойдем к ней. Она, небось, почти все слышала. Что-то я не сдержалась, — стихающим голосом ответила мать Андрона.
Андрон и полная женщина вновь предстали перед Леной.
— Что ж ты булочки не кушаешь? — спросила мать Андрона. — Я сейчас чаек заварю.
Лена застенчиво принялась есть. Она была гостьей в этом доме, хотя и незваной гостьей.

Через некоторое время все трое сидели за столом и пили чай с печеньем. За окном уже темнело. Велась душевная, неторопливая беседа. Лена рассказала своим новым друзьям все, что можно было рассказать: и особенности жизни на планете Земля, и свою биографию, и историю того, как она сюда попала, но какие бы невероятные вещи она бы не говорила, Маргарет (а именно так звали даму в пестром платье) и ее сын безоговорочно ей верили или, по крайней мере, делали вид. На их лицах не было удивления, скорее они становились более уверенными и сосредоточенными, словно знали что-то такое, что напрямую касалось всей этой истории. Когда Лена высказалась, ей захотелось задать множество вопросов, ведь она имела на это право, так ей казалось. Но Маргарет ее опередила:
— Спасибо, Елена, ты сама не представляешь, насколько важно то, что ты знаешь.
— Да. Но…
— Ты уже несколько раз спрашивала, что ты здесь делаешь и почему ты все еще здесь. Не знаю я, но догадываюсь. Насколько я понимаю, у тебя там дома еще ночь. Так что до утра тебя не хватятся.
— Не должны…
— Ну вот, а ты пока здесь останешься.
— Я не могу.
— Можешь. Тебе платить не надо, ты моего сына спасла. Да и девчонка ты славная. Хочешь, мне по хозяйству помогай, хочешь, ничего не делай, но нам понадобится некоторое время, чтобы узнать способ возвращения тебя обратно.
— Это значит, что мне придется здесь долго находиться?!
— А чем тебе не нравится? — удивленно огляделась вокруг хозяйка дома, но потом направила понимающий взгляд на свою гостью. — Все будет хорошо, правда. Если получится, то ты можешь оказаться в своей спальне в то время, когда дотронулась до браслета.
Лена взглянула на злосчастное украшение. Оно светилось ровным зеленоватым светом. «Может, я все-таки сплю», — грустно подумала она. От Андрона и Маргарет Лена Рощина уже узнала, что это не так. Ей рассказали о подобных перемещениях во времени и пространстве, хотя она и сама о них читала в фантастических книгах. Оказывается, мир, где они сейчас все находились, был устроен не так как наша Земля. Это была планета под названием Кронос, где действовала магия, но могли не действовать физические законы.

История этой планеты до конца не известна, местные жители полагаются на древние легенды. Считается, что мир создали Высшие Силы, а первым человеческим правителем был Эндорт Справедливый. Он правил самым большим государством — Джорио, но другие правители подчинялись ему, поэтому можно сказать, что он покорил мир. Лишь немногие знали, что есть на планете Остров Начала и Конца, который ни от кого не зависел, и никто им управлять не мог. Шли годы, проходили миллионы лет, династия Эндорта канула в лету, и маленькие государства стали обособляться, дробиться, а Остров ничуть не изменился. Расцветали и увядали великие цивилизации, исчезали и появлялись новые расы, на планете жила нечисть и добрые магические существа. Постепенно повсюду воцарился мир, наладилась торговля, процветали ремесла, даже с нечистой силой можно было договориться. Это было славное время, как говорит Маргарет. Но потом все изменилось. На планете началась Всеобщая война. Страны начали бороться за право главенствовать над остальными, и самые большие шансы на успех были у Джорио. Правители уже были готовы признать эту державу Владычицей, и это было бы не зазорно, ведь это родина самого Эндорта, полубога, но с запада пришла армия — могущественная и жестокая. Войско составляли невиданные существа и неизвестные человеческие расы, которые пришли с тех земель, что были некогда забыты и покинуты, из-за сухого сурового климата, неудобного местоположения и сложного выхода в море. Люди, что остались там построили свое государство, и, как оказалось, довольно сильное. Преуспев в кузнечном деле, они ковали себе оружие и совершали набеги на окрестные земли. Еще занимались охотой, изготовлением «курева», которое втайне поставляли жителям других стран. Почему же никто не знал об их могуществе? Действуя незаметно, небольшими группами, они совершали иногда набеги на торговые поселения, но не вызывали никаких подозрений, их не считали серьезными конкурентами джорийцам или другим народам. А между тем, Берг (а именно так называлось то государство) развивался, вооружался и начал претендовать на господство. Для этого они построили летательные аппараты, доселе неизвестные миру, тренировали бойцов, научились использовать агрессию хищников в своих целях и даже заключили союз с Древними силами. Армию бергов возглавил человек, подлинное имя которого не известно, но в истории он остался под прозвищем Кроненберг. Он был хорошим полководцем, и вскоре захватил всю планету, кроме Острова Начала и Конца, разумеется, так как он так и не узнал, где этот остров находился. С тех пор Кроносом правит династия Кроненбергов, у планеты появилась единая власть, как когда-то при Эндорте, но эта власть была гораздо хуже. Не раз пытались народы свергнуть диктаторов, которые все как один называли себя Кроненбергами (а их подлинных имен никто не знал), но ни разу ни у кого ничего не получалось. Удалось лишь скрыться в лесах и в горах некоторым людям, противившимся покорению. Они начали создавать поселения, основывать города, которые не так-то просто было отыскать. Самым большим из таких городов был Лигвант, Обитель Грез. Впрочем, не только был, он и сейчас есть, и населяют его люди, сведущие в Магических искусствах, которые хотят помочь своему народу победить захватчиков. Лигвант начал создавать Скрытые Поселения, которые были не видимы для человека до тех пор, пока житель такого селения добровольно не приглашал его туда. Одним из таких мест был город Флор-на-Флуре, где Лена сейчас и находилась.

Слова Маргарет, насчет того, что можно вернуться ко времени отбытия или чуть позже с помощью знаменитых лигвантских магов, немного приободрили Лену. Она все еще была в шоке от произошедшего с ней, но не теряла надежды снова оказаться на Земле. Ей хотелось, чтобы все было сном или хотя бы бредом, но она чувствовала, что это реальность: в здравом уме и доброй памяти, полностью осознавая свои действия и адекватно воспринимая окружающую среду, человек обычно знает, что из того, что он видит, есть на самом деле, а что нет. Самое интересное то, что Лена Рощина всегда мечтала о такого рода приключениях, перечитывая свои любимые книги в жанре фантастики: юмористической, боевика, детектива или какой-нибудь другой. И теперь, когда она оказалась в другом мире, встретила симпатичного парня (у которого, кстати, были серые глаза и темные волосы), остановилась на ночлег у добрейшей женщины и хорошей хозяйки, ее еще что-то не устраивает. Что осталось дома, так это проблемы, проблемы и еще раз проблемы. Интересно человек устроен…
Маргарет выделила Лене комнату на втором этаже, довольно уютную, с двумя кроватями, столом, стулом и тумбочкой. На окошке были пестрые занавески, а на полу постелен мягкий палас. В доме Маргарет достаточно спален, чтобы сдавать их постояльцам, поэтому для каждой спасенной Андроном девушки найти «покои» не представляло труда, хотя хозяйка все же считала, что они занимают много места. Сейчас из постояльцев была только пожилая семейная пара без детей и мужчина лет сорока, якобы знаменитый астролог и предсказатель. Всех троих Лена в тот вечер видела только мельком, они предпочитали находиться в своих апартаментах.
Так как по времени, к которому Лена привыкла, была уже поздняя ночь, то ее сильно клонило ко сну. Она не хотела в этом признаться самой себе, но то и дело клевала носом. Маргарет это заметила:
— Я, конечно, не твоя мать, но, по-моему, ты должна пойти в свою комнату и как следует отдохнуть. Завтра у всех нас будет трудный день, ведь мы поможем тебе найти способ вернуться домой. К тому же надо выяснить, почему ты вообще здесь оказалась. Не волнуйся, на Кроносе это обычное явление.
— Зато на Земле нет, наверное,… Почему вы помогаете мне?
— У нас принято помогать попавшему в беду. А мой сын так спасает всех подряд.
— А у нас все по-другому. Каждый сам за себя. Меня приняли бы за сумасшедшую, если бы я рассказала, что со мной произошло.
— Кошмарная планета! Иди спать, милая.
— Спасибо вам за гостеприимство, — поблагодарила Лена, поднимаясь на второй этаж.
Она открыла дверь в свою спальню, и на ощупь отыскала кровать. В комнате было темно оттого, что не горела ни лампа, ни свеча. Браслет Лены снова засветился. Она крепко сжала его, пытаясь переместиться домой, но ничего не произошло. Девочка решила прекратить попытки, к тому же она поняла, что даже если бы украшение «заработало», можно было очутиться в очередном волшебном мире, а ей и этого вполне хватало. Раздевшись, завернувшись в одеяло и положив свой «фосфорный» браслет на тумбочку вместо настольной лампы, Лена уже пыталась заснуть, но ей помешали. Снизу доносились очень громкие голоса: говорили Андрон и Маргарет.
— Она спит. А нам что делать?
— Ну, иди спать, мам.
— Да я не об этом, как ты не понимаешь?! Я имела в виду, что нам с ней делать?
— Пожарить и съесть. (Лена вздрогнула, но тут же вздохнула с облегчением.)
— Не издевайся, я серьезно. Ты думаешь это она?
— Да, мам, я с самого начала так подумал. Есть даже какое-то сходство.
— В принципе, ты прав. Тут серьезное доказательство, которое ты не заметил. Она понимает нас и говорит на этом языке, но даже этого не замечает. Так бывает либо с местными, либо с сильными магами. Неолина была и тем, и другим.
— Почему была? Она не умерла, нет. Ты же сама говорила?! Эта девочка, возможно, она и есть, а ты говоришь «была».
— Ты тоже не прав. Незваная прошла Сияющие врата — она осталась Незваной. Но она никогда не будет прежней Неолиной, не станет моей подругой. Скольких девчонок ты представлял мне как Неолин? И они все оказались местными.
— Но эта не местная. И самая нормальная…
— Хотел сказать красивая? Все, закрыли это тему. Найдем хорошего мага. Посоветуемся с ним. Можно даже нашего астролога спросить, как его там, ну, из четвертой комнаты.
— О, только не его…
— Знаешь что, иди-ка ты спать.
Андрон ушел в свою комнату, это было понятно по тому, как хлопнула дверь. Лена лежала, не двигаясь и обливаясь потом. «Они приняли меня за кого-то другого, или я и есть этот другой… Действительно, почему я все это время не замечала, что разговариваю на другом языке»,— она попробовала что-нибудь сказать, но не было сил даже открыть рот. — И что я здесь делаю?! Кем они меня считают? Неолиной, кажется… Великий маг… Я!? … как же…» Постепенно мысли становились все более смутными и запутанными. В конце концов, Лена Рощина заснула, в новом доме и в новом мире.

Наутро Лена поняла, что проснулась позже всех. Снизу была слышна какая-то возня и быстрые разговоры. На кухне, наверное, готовили завтрак, если здесь едят в это время дня. Оставалось только проверить. Буквально выпрыгнув из постели и одевшись, Лена выбежала из комнаты и заспешила вниз. Ожидания девочки оправдались. На первом этаже ее ждал накрытый стол и все, кто кроме нее находился в доме: Маргарет, Андрон, пожилая супружеская пара и не страдающий скромностью астролог. При виде Лены они дружно поклонились и заулыбались. «Садись, угощайся! Что-то поздно у вас принято вставать», — пригласила хозяйка. Лена послушно села на стул рядом с ней. Она поняла, как жутко проголодалась. Стол буквально ломился от количества яств. Но, осмотрев их внимательно, Лена поняла, что за исключением домашней выпечки, больше ничего ей не было знакомо. Заметив ее растерянный взгляд, Андрон шепотом принялся объяснять: «Это наша традиционная еда. Праздничная, по случаю твоего приезда. Попробуй вон ту штуку, — он указал на тарелку со странным салатом, — под названием «Отрада странника». Лена положила немного к себе в тарелку (кстати говоря, посуда на Кроносе не особо отличается от нашей) и попробовала. «Вкусно!»— восхитилась она, но вдруг спохватилась: она действительно говорила на другом языке, но как-то легко и непринужденно. Произнося разные звуки, она думала, что говорит как обычно. Но теперь она знала, что это не так и решила прислушиваться к речи окружающих. «Иуне эрг делис оуно», — сказал Адрон, но Лене было совершенно ясно, что это означает: «Хочешь муравьиную запеканку, наш деликатес?». От запеканки из насекомых Лена вежливо отказалась, да и любая еда занимала ее теперь меньше, чем то, что она обнаружила. И как она раньше не догадалась, что в параллельном мире говорят на другом языке, ведь в книжках всегда об этом напоминают. Но тут же Лену Рощину охватили сомнения, кое-что не укладывалось в ее голове. По словам Маргарет, она должна была быть либо местной (что совершенно исключено, так как она родилась на Земле и просто не могла быть пришельцем у себя дома, по крайней мере, ей так казалось), либо сильным магом, что определенно нравилось Лене больше, она всегда о чем-то подобном мечтала. Была еще одна версия, слишком нереальная: Лена могла быть той самой загадочной Неолиной. Неужели у нее раздвоение личности, бред какой-то. Лена была в раздумье, лениво пережевывая «Отраду странника». Вскоре все закончили с утренним приемом пищи, и постояльцы поспешили удалиться. За столом остались только три человека, нетрудно догадаться кто.
Убедившись, что никто не подслушивает, Маргарет решила начать разговор:
— Леночка, ты можешь оставаться с нами сколько угодно, но если хочешь, мы сегодня же пойдем искать подходящего мага, способного вернуть тебя домой.
— Да, но меня беспокоит другое…
— Что тебя волнует, милая? Тебе плохо у нас?
— Нет, вы очень добры ко мне и пытаетесь мне помочь, но я хотела бы знать, не потому ли вы так хорошо ко мне относитесь, что принимаете за кого-то другого?
— Ты что, все слышала? — удивился Андрон.
— Я не подслушивала, вы громко говорили.
— Мы почти шептали, правда, мам? Как можно со второго этажа услышать тихий разговор на первом?!
— Но я действительно была в своей комнате, честное слово.
— Мы тебе верим, милая. У тебя просто очень хороший слух.
— У тебя суперслух, а также суперзрение, — добавил Андрон, вспомнив про человека на крыше, бросившего огненный шар.
— Я не знаю, что вы имеете в виду, но, в любом случае, я не Неолина.
— Ты хоть знаешь, кто это?
— Не я. Давайте займемся моим возвращением, пожалуйста. Не обижайтесь, но мне не хочется здесь долго оставаться.
— Чего же ты еще хочешь?
— Быть снова в своей комнате… А-ааа…
Лена пронзительно закричала, но Маргарет и Андрон услышали ее уже со второго этажа.
—А-а-ааа…— закричали уже они. Только что находившаяся рядом с ними девочка вдруг исчезла, и, судя по тому, что они слышали, находилась теперь в своей комнате. Правда, не у себя дома, а по-прежнему на Кроносе.

Вскоре крики прекратились. Все трое успокоились, а из-за дверей начали заглядывать любопытные постояльцы, ожидая увидеть что-нибудь странное. «Все в порядке!» — успокоила их хозяйка, окончательно придя в себя. — «Просто наша новая гостья перенеслась в свою комнату». Жильцы разочарованно вздохнули, явно не услышав ничего необычного, и стали расходиться.
— Пойду, поговорю с Леночкой.
—Я тоже.
Мать и сын поднялись наверх и постучались в двери Лениной комнаты.
— Елена, как ты? Успокойся, дорогая,— бросилась успокаивать Маргарет свою гостью, когда та отворила дверь.
— Что это было? — голос Лены дрожал, и она часто дышала.
— Ты телепортировалась. Все очень просто: сначала человек в одном месте, потом оказывается в другом.
— Да, я знаю. Я смотрела фильмы об этом.
— А что такое фильмы?
— Двигающиеся картинки, если кратко. Почему у меня это получилось?
— Вспомни, ты сказала, что хочешь в свою комнату…
— Я имела в виду дома.
— Но оказалась в комнате, которая временно твоя. Попробуй оказаться на кухне, вдруг получится. Возьми свой волшебный браслет.
— Но…это не он. Я сама. Браслет я даже не трогала.
— А-а, мне показалось, что тебя он переносит. Ну, тем лучше. Значит ты сама по себе маг.
— Волшебница?
— Да, если тебе так проще. Хотя ты могла попасть под действие чужого колдовства. В любом случае, попробуй повторить чудо.
— Не уверена, что получится. — Лена сосредоточилась, напряглась и зажмурилась, произнеся: «Хочу на кухню Маргарет», потом медленно открыла глаза. Маргарет и Андрон по-прежнему смотрели на нее выжидающе.
— Ничего не вышло! — разочарованно сказала Лена. — Значит, это была случайность или чья-то злая шутка.
— Не торопись с выводами! — серьезно заметила Маргарет. — Хочешь чай с булочками?
Не дожидаясь ответа, хозяйка дома взяла свою гостью под руку, и все трое направились на первый этаж.
Оказалось, Маргарет знает одну волшебницу, которая могла бы помочь Лене Рощиной. Это была давняя ее подруга Жизелла. Они давно не виделись, но Марго помнила ее, а также то, что у нее должна была родиться дочь тринадцать лет назад. После того, как Неолина покинула Кронос. Кто такая Неолина, Лена понимала смутно: вроде, это была такая чародейка, которая всем очень помогала, была народной героиней, эдакой суперменшей местного разлива, но что-то там случилось, и она смылась с планеты через Сияющие Врата. А еще она должна была в другом обличье вернуться на Кронос, и под этим обличьем подозревают ее… ЛЕНУ РОЩИНУ! Это никак не укладывалось у нее в голове. Она не инопланетянка, по крайней мере, так ей всегда казалось. Если бы она была кем-то особенным, то и жизнь у нее была бы необычная (читай: жизнь на планете Земля), а не скучная с теми же проблемами, что и у всех подростков. И способностей у нее экстрасенсорных нет, исключая того, что с некоторых пор она не контролирует свое местонахождение. Как же все это странно…
— Ты хочешь пойти к магам прямо сегодня? — поинтересовалась заботливая Маргарет.
Лена не знала, что и ответить: с одной стороны, тянуть действительно не было смысла, но с другой стороны, стоит ли вообще требовать от Маргарет или Андрона тратить время на чужие проблемы, тем более что они и так уже много для нее сделали. Но все-таки делать что-то надо, поэтому Леночка, вздохнув, ответила:
— Да, сегодня, если Вас это не затруднит.
— О чем речь! Меня это совершенно не затруднит. Надеюсь, Андрон последит за постояльцами.
— Как это последит?
— Ну,…чтобы не спалили чего-нибудь или не сбежали, не уплатив за проживание.
Лене стало стыдно. Она совсем ничего не заплатила за ночлег и еду. К тому же, эти люди серьезно отнеслись к ее проблеме, хотя другие могли бы принять ее за сумасшедшую и выставить за дверь. Жаль, что она не умеет перемещаться по собственному желанию, а то бы оказалась сейчас у этого самого волшебника, который вернул бы ее домой, немножко поколдовав над разницей во времени.
—Я не хочу отвечать за жильцов. Лучше проводить человека к волшебникам, — вмешался Андрон.
— В принципе, можешь пойти и ты. Лена, как тебе лучше?
— Я не знаю. Как вам удобнее. Я могу пойти и с Андроном.
— Хорошо, Андрон, адрес ты знаешь. И зарегистрируйтесь, на всякий случай. Леночка, не пойми меня неправильно, но если спросят, говори, что ты моя племянница Лина, приехавшая из другого Скрытого Поселения. Ну, а магу можешь сказать правду: мол, взяла браслетик, зажмурилась, очнулась на другой планете, помогите. Хорошо?
— Да. А почему Лина?
— Традиционно имена кроносских девушек должны оканчиваться на -ина: Алина, Каролина, Неолина. (Последнее имя она произнесла как-то неуверенно и тихо) Даже меня на самом деле зовут Маргарина.
— Ну, мы пошли, ма.
— Идите. Идите. Удачи, Лена. Андрон, чтоб к обеду был дома.
— Ага! — Лена со своим новым проводником уже скрылись за дверью.

В этот день на улицах было немноголюдно. В летних кафе за столиками сидело всего несколько человек, мирно попивавших зеленоватую жижу, с плавающими в ней комочками. У дверей некоторых магазинов стояли разнаряженные зазывалы, декламируя отрепетированные речи, так похожие на нашу рекламу.
Животных видно не было, впрочем, как многих обязательных и привычных элементов городского пейзажа, таких как телефонные будки, уличные фонари, автотранспорт, мусор, наконец.
Лена и Андрон шли по городу, в котором со вчерашнего дня, разумеется, почти ничего не изменилось. То же смешение стилей и направлений. Как в архитектуре, так и в одежде. Теперь Андрон щеголял не в доспехах, а в восточных шароварах и халате с золотой вышивкой. На голову Андрон надел расшитую черными нитками тюбетейку. Кстати говоря, волосы у Андрона тоже были черные. Лена же была все в тех же футболке и бриджах.
— Андроша, какими судьбами?! — неожиданно воскликнул подошедший к ним светловолосый парень в клетчатом костюме, — Что ты тут делаешь? О, пардон, ты с девушкой. Ля-мурр…
— Это не девушка. Ну, то есть, конечно, девушка, но это не то, что ты думаешь. Это не моя девушка. В общем, я просто ее провожаю.
— Нет, ваши дела меня ни в коей мере не касаются. Я в любом случае очень рад тебя видеть. Мяуу…
— Томарис, ты опять за свое. Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты не вселялся в кота. И его жалко, и ты не можешь себя контролировать.
Лена почти ничего не понимала в их разговоре. Вернее, ей был ясен намек насчет нее и Андрона, и по этой причине мяукающий Томарис ей сразу не понравился. И теперь он даже из вежливости с ней не поздоровался, словно она второсортная личность. В тот самый момент, когда она об этом подумала, чудаковатый парень обратился к ней:
— Девушка, как Ваше имя? Меня зовут Томарис, можно просто Том. Большой пардон за то, что я принял Вас за новую пассию Андрона. Надеюсь, у вас более достойный избранник. Так как Вас зовут, а?
— Лена, то есть Лина. Я племянница матери Андрона, то есть его двоюродная сестра.
— Ах, ясно. Андрон, что ж ты мне про нее не рассказывал?
— Э-э… Просто она жила в другом поселении, мы не виделись лет больше десяти лет.
— Да, мы очень-очень долго не виделись. Андрон, нам нужно идти.
— И куда мы направляемся? — вдруг поинтересовался Томарис.
— Мы?!
— Ну, да, мне все равно делать нечего. Прогуливаюсь по городу бесцельно. И пойду с вами, если вы не возражаете.
— В принципе, можешь пойти и с нами. Мне нужно зарегистрировать…кузину. Да, очень нужно.
— Ну, вот и отличненько. У меня есть свободное время-я-уу.
— И перестань мяукать. Меня это раздражает.
Таким образом, Томарис увязался вслед за Леной и Андроном, и они направлялись в местный пункт регистрации. Дело в том, что в любом скрытом поселении был очень строгий порядок и учет всех прибывающих и отбывающих, незарегистрированным можно было оставаться не более двух суток. Ну а чтобы иметь право на медицинскую помощь или магическую консультацию, просто необходимы были специальные документы. Это объяснил Лене Рощиной Андрон до того, как им повстречался Томарис. Теперь же они шли по дороге, иногда заворачивая за угол или пересекая перекрестки. Никто ничего не говорил, даже Том, поняв, что у его спутников не то настроение, что-то тихонько мурлыкал себе под нос.
— Вот мы и пришли, — прервал молчание Андрон, — Томарис, ты не подождешь нас за дверью?
— Ладно, нет проблем. Хотите, я вам куплю поесть?
— Как знаешь. Нам потом кое-куда нужно зайти. Так что можешь еще домой пойти.
— Да нет, ребята. Мне сейчас домой лучше не возвращаться.
Андрон удивленно посмотрел на своего приятеля, но расспрашивать не стал. Он пригласил Лену первой войти в невысокое скромное здание, оштукатуренное и покрашенное в зеленые тона, с двумя колоннами у входа и табличкой с непонятными поначалу иероглифами, которые через некоторое время приобрели для Лены какой-то смысл, и она смогла прочесть на ней: «Учетный пункт г. Флора-на-Флуре». Рощина усмехнулась — она понимала еще и письменную речь на незнакомой планете.
Оказавшись внутри, Лена с восхищением осмотрелась. Разница между фасадом и внутренним убранством была колоссальна, причем второе явно выигрывало у первого. В центре приемной бил небольшой фонтанчик, тут и там стояли декоративные горшки с необычными растениями, над самой дверью висел колокольчик, приятно звеневший всякий раз, когда кто-либо приходил. Стены были обиты тканью с золотой вышивкой, пол был каменный, но необыкновенно теплый. С двух сторон было много дверей с соответствующими комментариями, типа «Регистратура», «Междугородние перевозки», «Прописка» и так далее.
— Нам сюда, — Андрон показал на крайнюю дверь слева. — Сначала пойдем вместе. А потом пройдешь тесты сама.
— Тесты?
— Ты справишься.
— Хорошо. Я просто не хочу выглядеть как дура.
— Ты уже так выглядишь! — заметил Андрон, но поспешно добавил. — Шутка, конечно.
— Хороши шуточки.
— Да ладно тебе. Пойдем.
Лену буквально втолкнули в открывшуюся дверь кабинета. Там она встала у стены и растерянно посмотрела на работницу местной регистратуры. Это была полная пожилая дама в строгом костюме английского покроя, с крупными бусами на пухлой шее. Темные крашеные волосы были собраны в тугой пучок. Лене показалось, что ее вызвали к директору школы. Поскольку сходство было просто поразительным. Женщина сидела за массивным дубовым столом, опустив взгляд на кипу бумаг на нем.
— Здравствуйте, — решил начать Андрон. Может быть, он приветствовал ее как-то по-другому. Но для Лены это слышалось именно так.
— Имя, фамилия, прозвище, статус, — не отрываясь от бумаг, пробубнила дама.
— Чьи? — поинтересовался тот, кто должен был вроде все знать о регистрации.
— РЕГИСТРИРУЕМОГО! — сердито отчеканила работница местного Учетного центра.
— Лина, Лесная …э-э…безработная, маг начинающий наследственный….— сочинял за Лену Андрон.
— Место предыдущего проживания. Причина переезда или цель визита, — продолжала допрос регистраторша.
— Э-э…Землеводск. Приехала к тете на временное проживание, чтобы к волшебникам местным сходить.
— Магическая консультация? Я правильно поняла?
— Ну, да, я так и говорю.
— А что, в Землеводске специалистов нет?! Где справка?
— Какая?
— Разрешение на обращение магам со стороны опекуна или родственника.
— Я родственник, брат двоюродный, и разрешаю ей обращаться к кому угодно, в пределах разумного, конечно.
«Похоже, — подумала Лена, — он входит в образ. Прямо настоящий старший брат, даже хуже».
— Справка нужна. От официально проживающего.
— А можно я сейчас напишу? — скромненько попросил Андрон.
— Хорошо, — смилостивилась строгая дама. — А ты, деточка, пройдемте на собеседование, — обратилась она уже к Лене Рощиной.
«Тестирование. Не бойся. Я пока разрешение настрочу», — шепнул на ухо Андрон, и новоиспеченная Лина Лесная проследовала в соседнюю комнату на собеседование.

Глава 2: Квалифицированная магическая помощь.

Адепт черной, белой и серой
в крапинку магии
поможет разбогатеть. Недорого.
Реклама

Пытка (читай: собеседование) длилась часа полтора. Лену завалили вопросами на знание языка, на которые она отвечала блестяще; небольшие трудности вызвали задания по истории Кроноса, но девочка старалась мыслить логически и вспоминать то, что ей успели рассказать вчера по этому поводу; затем ее подключили к каким-то приборам и произвели опрос по политическому устройству планеты, причем ответы должны были соответствовать такой схеме: Лигвант – хорошо, Кроненберг – плохо. Про себя Лена Рощина удивлялась, как похож Кронос на ее родную Землю. Она уже почти свыклась с тем, что все, происходящее с ней — правда. И место потихоньку начинало ей нравится; местные жители относились к ней нормально, даже сердитая регистраторша, в конце концов, выдала ей документы, а Томарис ждал ее и Андрона у входа в Учетный центр с пакетом еды. Из всего содержимого, что в нем было, Лена попробовала только булочку с сыром и какую-то зеленую конфету, которая оказалась очень приятной на вкус. (Впоследствии она узнала, что она состояла из червей и бабочек, и ей чуть не стало от этого плохо.) Теперь Лена, Андрон и Томарис шли по дорожке по направлению к ближайшему магическому офису, о котором рассказывала Маргарет.
— А зачем вам обращаться к волшебству? Что случилось?
— Вообще то, это касается только нашей семьи: меня, матери и Линочки, — пытался отвязаться Андрон от расспросов Тома.
— Да ладно вам, мне же интересно. Может быть, она хочет обрести силу?
— Ну, ты меня поймал. Лина и правда хочет стать магом. Правда, кузина?
— Да, да, конечно. Всегда мечтала перемещаться и всякое такое.
— Ты имеешь в виду телепортацию? Это не каждому дано. Как и трансфигурация, то есть превращение. Я вот, например, мурр…могу только проникать в сознание животных, «вселяться» в них.
— А, так вот о чем вы говорили?! И поэтому ты все время мурлыкаешь! Ой, извини.
— Ничего. Есть у меня много недостатков, но этот дефект самый заметный. Да, я слишком часто вселяюсь в котов. Нравится мне их «гуляю сам по себе», правда сейчас в городе кошек нет.
— А в чем дело?
— Как это в чем? Все на задании. Вернее, люди, которые в них. Андрон, она что не в Белом щите?
— Конечно, в Белом. Только ее не посвящают в такие тайны.
— Ах, да. Она еще очень молодой сотрудник, верно?
— Угу. Ну, вот мы и пришли. Кажется, я повторяюсь. Может быть из-за Лены. Том, ты опять подождешь нас и затаришься продуктами или все-таки у тебя есть свои какие-то дела?
— Давайте так договоримся, — обидчивым тоном сказал Томарис, — если вы от меня хотите избавиться, то пожалуйста, если я вам не мешаю, то буду ждать вас в таверне, как обычно, Андрон, помнишь?
— По рукам. Жди. Мы постараемся недолго.
Томарис кивнул и побрел дальше, а Лена и Андрон теперь стояли у строения, совершенно не похожего на все остальные, которые встречались Лене на этой планете, в том числе и на Учетный центр города Флора-на-Флуре. Очень высокое, этажей в сто, с многочисленными порталами и витражами, оно поражало своей легкостью и изяществом. «Вот уж действительно, дом волшебников. Продвинутых волшебников», — заметила про себя Лена. Она не предполагала, что, здесь могла увидеть такое. А приятные сюрпризы ей всегда нравились.
Лена и Андрон вошли внутрь и убедились, что внутри было ничем не хуже. Серебристые стены. Непонятные, даже с таким знанием языка как у Лены, письмена на них. Мраморные полы вымыты до блеска. Фойе ярко освещено многочисленными желтыми шарами, повисшими прямо в воздухе. Дверные проемы повсюду, но начисто лишены дверей. Андрон повел Лену по направлению одного из них.
— Можно мне кое-что спросить? — застенчиво поинтересовалась Лена у своего проводника.
— Валяй, — отозвался Андрон.
— Мы ищем волшебника, который мог бы меня вернуть домой, не так ли? Тогда почему ты сказал, чтобы Том ждал нас…в таверне, кажется. Куда, он подумает, я делась?
— Э-э…у-й …ну, я ему совру что-нибудь. Или правду скажу. Все равно не поверит. Но это, если все получится, и ты будешь дома. Тебе вон в ту дверь, — Андрон указал на внезапно возникшую входную дверь напротив. — Не забудь спросить Жизеллу. Расскажешь всю правду. Удачи!
— Спасибо! — ответила Лена. — Спасибо за все!
Андрон отдал ей документы, и они попрощались. Лена вошла в открывшуюся дверь.

— Здравствуйте! — поздоровалась Лена, войдя в маленькую светлую комнату, полную картин и статуэток. Напротив, у окна стояла стройная приветливая девушка в служебной форме. Она держала в руках блокнот и карандаш.
— Здравствуйте! Что Вас к нам привело? — вежливо поинтересовалась девушка. Она оценивающе посмотрела на Лену, словно пытаясь угадать суть проблемы, с которой та пришла.
— Мне нужна магическая консультация, могу я обратиться к магу Жизелле?
— А, Жизелла теперь работает в Лигванте. Уже давно.
Лена была потрясена: она не была готова к такому повороту событий. Ведь Жизелла была подругой Маргарет и единственным человеком, которого ей порекомендовали. Видя ее замешательство, девушка, видимо работающая здесь секретаршей. Предложила:
— Могу Вам порекомендовать госпожу Мерлину Крест. Она недавно у нас работает, но она первоклассный специалист в своей области, не пожалеете. Причем первый сеанс совершенно бесплатно. Ведь Вам обязательно понравится, и Вы придете на второй, госпожа Крест решит все Ваши проблемы. Она уже помогла очень многим попавшим в беду, спасла тысячи жизней. Решила миллионы карьерных проблем. А также личного характера…
— Да. Да, да, ладно. Запишите меня к вашей Марлине.
— Мерлине.
— Ну да, к ней.
— Разумеется. Она как раз сейчас свободна. Проходите вон туда.
«Если она такая гениальная, как ее представили, то почему же у нее нет клиентов?» — про себя усмехнулась Лена и шагнула через очередной проход.

— Я вижу, у вас проблемы, — тихий загробный голос проворчал из темноты.
— Конечно, если я сюда пришла, — Лена Рощина пыталась разглядеть что-нибудь в комнате, в которой она сейчас находилась, ведь здесь совершенно не было света. Что самое удивительное: даже когда Лена входила, и лучи света теоретически должны были пройти через открытую дверь, ничего подобного не случилось, и мрак совершенно не рассеялся.
— Вы, наверное, за электричество не платили, да?
— Что, девочка?
Щелчок пальцев и пространство озарилось светом около сотни свечей, стоявших повсюду: на полу, в подсвечниках на стенах, на потолке, на тумбочках и даже в воздухе.
«Эффектно. Но как же противопожарная безопасность?» — Лена увидела прямо перед собой большой стол с пятью хрустальными шарами на нем и сидящую на шелковых подушках нескладную женщину в вязаной шапочке, которой она, видимо, пыталась отвлечь от копны своих жутко растрепанных волос. Одетая в разноцветные лохмотья и перья, она чем-то напоминала попугая. Правда, довольно необычного попугая, с огромными серьгами-кольцами в ушах и светящейся татуировкой — непонятными письменами — на запястье левой руки.
— Что Вас беспокоит? — спросила она, и Лена представила себя на приеме у врача.
— Понимаете, я оказалась на другой планете и понятия не имею, как оказаться обратно.
— Очень интересно, — перешла на нормальный голос волшебница. — И как это произошло?
— Я точно не знаю. Все, что я помню, это как я вернулась домой из школы… — и Лена поведала Мерлине историю своего перемещения.
По мере того, как она говорила. Глаза у Мерлины все более округлялись, и даже свечи вроде как разгорались все ярче. К концу рассказа госпожа Крест глубоко вздохнула и, немного подумав, начала:
— Это, моя дорогая, у Вас из-за плохой кармы. Да, и аура оставляет желать лучшего. В ближайшем будущем у Вас ожидается не только продолжение неожиданных событий, но и неудачи, злоключения, проблемы со здоровьем и даже венец безбрачия. Я думаю, вам нужно хорошенько почистить чакры, КУПИТЬ МОЙ ЧУДОДЕЙСТВЕННЫЙ ТАЛИСМАН, а также гороскоп на целый год, мою заряженную положительной энергией фотографию и волшебное кольцо защиты всего за несколько золотников. А еще Вы можете заглянуть в мое Великое Пятишарье, — Мерлина указала на хрустальные шарики и добавила: — Несколько сеансов у меня Вам не помешает, и тогда, я знаю, мы с Вами непременно решим Вашу проблему. А также могу Вам посоветовать…
— Ну уж нет, — Лена прекрасно знала, чем это все может закончиться — зомбированием и выкачиванием денег. — Вы не знаете, что может мне действительно помочь, не так ли? И хватит меня грузить вашими чакрами, порчами или неблагоприятным положением метеоритов в День рождения моей прапрабабушки.
— Но ведь я же Вам советую…
— Идите Вы, сами знаете куда, с Вашими советами. У-упсс!!!
Негромкий хлопок, вспышка и Мерлина исчезла. Не сразу конечно — она что-то успела пискнуть на прощание, и судя по выражению лица, что-то вроде: «Помогите, я таю», как злая колдунья из «Волшебника Изумрудного города». Лена не сразу поняла, что случилось, но когда до нее дошло, она тут же выскочила из комнаты, прошмыгнула мимо молодой секретарши и чуть не врезалась в Андрона. Он поймал ее за руку, совсем ошалелую, а она попыталась потащить его с собой. Парень не стал сопротивляться, и они вместе выбежали из офиса волшебников, а остановились только тогда, когда здание скрылось из виду.
— Да что с тобой, ненормальная? Ты как привидение увидела, — запыхался Андрон.
— Нет, не привидение. Хуже.
— Себя в зеркало, что ли? — съязвил сын Маргарет.
— Мерлина, тетка, у которой я была на приеме, исчезла. Совсем.
— Как это совсем? Телепортировалась что ли? Маги делают это, когда им вздумается.
— Не думаю, что она этого хотела. Это я всем виновата! И что я въелась на бедную женщину. Подумаешь, оскорбила мою карму. И ауру тоже.
— Погоди, причем здесь аура? Ты что, хочешь сказать, что это ТЫ ее телепортировала?!
— Нет, я ее послала… — прошептала Лена.
— Куда? — не понял Андрон. Ну и как с этими кроноссцами общаться?
— Откуда я знаю куда? Я неточно сформулировала адрес.
— Так, я уже совсем ничего не соображаю. Рассказывай все, как было, только спокойно.
— Ладно, — согласилась Лена и пересказала Андрону вкратце то, что случилось с ней, когда она пыталась получить квалифицированную магическую помощь. Когда она кончила, Андрон невозмутимо заявил:
— Да в чем проблема? Если она действительно такая классная чародейка, какой себя считает, то вернется. Если нет, это уже ее проблемы. Единственное, что тебе сейчас не нужно делать, так это показываться там снова. Лучше пойдем и спросим, что делать, у моей матери. Ой, нет, сначала надо зайти за Томарисом. Он нас ждет, бедняга. Договорились?
— Конечно. Я до сих пор не могу в себя прийти.
— Я тебе поражаюсь, Ленка, ты и правда крутая ведьма, правда недоученная. Перенести волшебницу, надо же!
Лена и Андрон пошли в таверну, где их ждал Томарис.

Таверна «Напьемся у Чувика» — вот куда они направлялись. Уютное местечко на углу улиц Белого Щита и Старообрядцев, совсем недалеко от того места, куда забрели Андрон и Лена. Представляет собой небольшой дом, стены которого были обиты деревом, на окнах — резные наличники, на дверях прибита табличка с названием заведения. Когда двое наших героев зашли внутрь, они попали в атмосферу ковбойского салуна ХIХ века. Дощатые стены, простые деревянные столы и грубоватые стулья, маленькая сцена со старинным пианино, на котором пианист наяривает незамысловатую песенку в стиле кантри. Колоритный дух Дикого Запада поддерживают официант и бармен в ковбойском облачении. За столиком у окна уже дожидался Томарис.
— Что-то вы долго, — поприветствовал он вошедших. — Как все прошло?
— И не спрашивай! Ничего не вышло. Все насмарку, — сокрушался Андрон.
— В смысле, Лину не будут обучать на волшебницу?
— Что? А, ну да. Не будут, — спохватился «старший брат», который уже совсем забыл, что он наврал Тому.
— Понимаю, ей, наверное, сказали, что она не способна к магии и что у нее нет необходимых сил. Скажите, мадемуазель, у Вас есть волшебные гены.
— Я не знаю. Есть, наверное, — но, поймав встревоженный взгляд Андрона, поправилась: — Вернее, я думала, что есть, но оказалось, что нет. К сожалению.
— Но ведь это можно легко проверить, зачем идти в магический центр. Надо быть полным идиотом, чтобы обращаться к солидному волшебнику с просьбой научить бездарность магии. Но все-таки девчонка ничего, симпатичная. Будь она немного постарше… Мне ее даже жаль, быть магом это так интересно. Вот я, например.
С каждым его словом Лена все больше краснела и буквально вскипала от гнева. Как он может так говорить? И даже в лице не изменился, хотя голос стал тише и неразборчивей.
Наконец она не выдержала:
— Значит, я бездарность, я правильно поняла? ИЛИ ИДИОТКА, ОБРАТИВШАЯСЯ К СОЛИДНОМУ ВОЛШЕБНИКУ? Андрон, ты слышал, он же меня обозвал! Или ты с ним полностью согласен? Нет, ты ведь знаешь, кто я, что я могу сделать!
Андрон и Томарис тупо смотрели на нее круглыми глазами, не говоря не слова и ничего не понимая. Первым вышел из ступора молодой рыцарь:
— Леночка, успокойся. Я понимаю, сегодня был трудный день, и это в тебе говорят эмоции. Но зачем же срываться на моем друге. Он тебя не обзывал, только сказал, что незачем было идти к магам, чтобы проверить наличие волшебных генов.
— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду то, что сказал твой «друг» после этой фразы.
— Но ведь он больше ничего не говорил!
— По-твоему, Я СУМАСШЕДШАЯ? — у Лены срывался голос.
— Тихо. Он ничего такого не говорил.
— Нет, Андрон, она права, я и правда нелестно о ней отозвался. Случайно. Прошу меня простить за «бездарность» и все остальное, — неожиданно изрек Томарис.
— Я подумаю, — отозвалась Лена, все еще не унимаясь.
— Но…
— Да, Андрон, я знаю, что я ничего не говорил. Твоя кузина процитировала … мои мысли!
— Ты умеешь читать мысли?! — повернулся к Лене ошарашенный Андрон.
— И тебя не взяли в маги?! — удивился тот, кто считал, что только он обладает волшебной силой.
— Я?! А что сразу я? Какие мысли? Чьи? — Лена Рощина уже свыклась с неожиданными перемещениями с места на место, но не была готова к такому: — Нет, что вы? Ладно вам прикалываться!
— Я, кажется, все понял. Лена, да и Томарис тоже. Нам нужно серьезно поговорить, — отчеканил сын Маргарет и, оглядев помещение, добавил: — Не здесь. У меня дома.
Все трое вышли из-за стола и направились к дому Андрона и Маргарет. Лена представила себе ее лицо…

— Ну, здравствуйте! — воскликнула Маргарет, увидев, как домой вернулся не только ее сын, но также пришли еще двое: девочка-подросток, она же предположительно бывшая Неолина, а также старый приятель Андрона, которого она знала еще о-очень маленьким и который давно не заходил в гости. — Проходите. Что-то ты давно у нас не появлялся, Том!
— Весь в делах. Было срочное задание.
— Опять кошачья работа?
— О-охм, в общем, да, — смутился Томарис. Он знал, что Маргарет считает его умения примитивными.
— А ты, Линочка, домой тебя не вернули или так и не попала на прием к магам?
— Нет, хуже.
— Что ж случилось такое?
— Мам, мы тебе сейчас все расскажем. И тебе, Том, тоже, — уточнил Андрон, заметив, что его мать уже проговорилась насчет того, что Лену надо вернуть домой. На то, что он сам нарушал конспирацию, называя девочку не Линой, а настоящим именем, он внимания не обращал. Да и какая разница, слова-то похожие.
— Все за стол, — пригласила Маргарет. Как обычно в этом доме, все проблемы решаются за столом, желательно за чашкой чая с печеньем. Когда все сели, стало понятно, что разговор будет долгим. Вопросов у каждого было много, но никто не знал, с чего начать.
— Рассказываю вкратце, чтоб всем было понятно, — решился, наконец, Андрон. — Тема разговора у нас одна, и она сидит перед вами, — сказал он, указывая на Лену. — Нет. Это не тема сидит, а та, о ком будет речь. Начну с тебя, Том. Ты ведь меньше всех о ней знаешь. Итак, я с самого начала сказал неправду. Так нужно было, ты понимаешь, сам ведь любишь секретность. По легенде это моя двоюродная сестра Лина, на самом же деле это не так. Она мне никем не приходится, и Линой ее не зовут. Ее имя — Елена, Рощина Елена Олеговна. Как уже сказала моя мама, эту девочку действительно нужно вернуть домой. Она живет далеко, вот в чем проблема.
— Так используйте порталы! — усмехнулся Том.
— Не все так просто. Когда я сказал «далеко», я имел в виду очень далеко, настолько далеко, что даже порталы бессильны ей чем-либо помочь. Она живет на другой планете!
У Томариса отвисла челюсть.
— Но и это еще не все, — продолжал Андрон. — Ее к нам перенес волшебный браслет, или она сама себя перенесла — а она это умеет — но мы не знаем, что делать дальше. Она очень сильный маг, а не бездарность, как ты считал некоторое время. Пока мы выяснили, что она может телепортировать себя, других, а также читать мысли.
Теперь настала очередь удивляться Маргарет: о последних двух способностях своей новой постоялицы она ничего не знала. Поэтому и решила спросить:
— А больше она ничего не умеет?! Не успели уйти, а уже мысли читают, других телепортируют… Стоп. Кого ты уже успела…
— Я перенесла волшебницу, у которой я была на приеме, — тихо прошептала Лена.
— Прекрасно, мы ее отправляем к магам, чтобы она решила свои проблемы, а она над ними издевается! — несерьезно сердилась Маргарет.
— Да, Лена отправила госпожу Мерлину, причем сама не знает куда. А когда мы были в таверне, и Томарис подумал кое-что про Лену, она угадала, «прочла» его мысли.
— А ну-ка, Леночка, о чем я сейчас думаю? — оживилась Маргарет.
Она замерла, явно сосредотачиваясь на своих мыслях. Лена Рощина смотрела на нее, понимая, что если она сейчас ничего не «прочитает», то все получится так же, как и с телепортацией, и значит, она не может контролировать свои способности либо над ней кто-то подшучивает.
— Если у нее все получится, то я признаю ее Неолиной…
Лена поняла, что, наконец, уловила чьи-то мысли. Голос был такой же тихий и невнятный, как и в случае с Томарисом, но это явно думала Маргарет.
— Кто-то из вас думает, что если у меня все получится, то меня признают Неолиной.
— Да, я думала об этом, — удивилась Маргарет. — Но только под конец, а что было сначала?
— Не знаю. Я ничего не слышала.
— Жаль. Мне на ум сначала пришел рецепт пирога.
— Я, кажется, понял, — включился в разговор Томарис, — в чем дело. Девушка слышит только то, что касается непосредственно ее. Эгоистка.
— Я все слышала. Я не эгоистка.
— Вот видите! — торжествующе воскликнул Томарис.
Лена поняла, что ничто на свете не заставит ее подружиться с этим человеком.
— Итак, вам не удалось отправить домой эту девушку, — уточнил Томарис. — И что вы намерены предпринять?
— Попробуем еще раз! У нас же есть запасные варианты, например, наш квартирант-астролог или Жизелла, кстати, Лена, а что с Жизеллой?
— Она в Лигванте, по-моему. Мне секретарша сказала в магическом офисе.
— Мне кажется, наш маг-звездочет бессилен. Как же он может видеть будущее, если не видит ничего даже у себя под носом?
— Ты это о чем? — осведомилась Маргарет у Андрона.
— А сколько раз он врезался в свою полку с оберегами?
— А ты подглядывал?
— Нет, мам, слушал. Звон был на весь дом: то ли обереги железные, то ли голова…
— Да ну тебя. Ладно, господина астролога отметаем.
— А почему вы не называете его имя? — поинтересовалась Лена.
— А потому что он просил не называть, — отрезала Маргарет. Ей явно можно доверять любые тайны, ни за что не расскажет.
В отличие от Андрона.
Тот напротив живо повернулся к Лене и прошептал ей на ухо:
— Великого предсказателя, волшебника всех времен и народов, зовут просто… Зузя. Полное имя — Зузик.
С этими словами Андрон буквально скорчился от смеха.
«Странно, почему он не взял себе псевдоним? », — подумала Лена Рощина. — «Как же зовут тогда пожилую чету, что живет в другой комнате?»
Не обращая внимание на навязчивый смех Андрона, его мать продолжила:
— Поскольку Лена больше не может появляться в магическом офисе Флора, нашего города (ну, еще бы, а то там вообще никого не останется), то остается только один выход!
— Какой?
— Идти в Лигвант, разумеется!

Нельзя сказать, что решение было неожиданным и удивительным, как раз наоборот. По крайней мере, Лена Рощина знала, что, в конце концов, все к этому придет. В любом случае, когда все для всех прояснилось, на большинство вопросов были получены ответы, а Томарис наконец свыкся с мыслью, что девчонка, которую он считал неспособной выскочкой, оказалась сильнее его в магическом искусстве (у парня некоторые комплексы насчет того, что он только вселяется в животных, а не превращается в них, что в мире магов считается не таким уж большим умением), стало ясно, что пора собирать вещи и отправляться в путь. Лену уверили в том, что никто ее не бросит и сопровождать ее будут все вместе, а она до сих пор не могла понять, почему ее так опекают и заботятся о совершенно чужой, незнакомой девушке, пусть и попавшей в беду. Ответ, кстати, был очевиден.
— Лена, когда мы окажемся в Лигванте, нам нужно будет сделать еще кое-что… э-э… помимо твоего возвращения домой, — предупреждающе начала Маргарет.
— Что?
— Проверить, вдруг ты и есть Неолина.
— Но…
Теперь все ясно, они упорно считают ее очередным воплощением их народной героини. И самое главное, что Лена теперь ничуть не удивилась бы, если бы это оказалось именно так. Все эти чудеса, неожиданно открывшиеся способности и т.д. и т.п. Но сейчас она все же не сдержалась:
— Хорошо, — занервничала она, — проверяйте. И что дальше? Что если я не окажусь этой самой… как ее, — запнулась Лена, хотя прекрасно помнила ЕЕ ИМЯ. — Что тогда? Вы выгоните меня, сочувствующе помахав на прощание? Да пожалуйста. А если я и есть ваша волшебница с мировым именем? Тогда вы меня вообще домой не отпустите! Какие там у вас требования к Великой и Ужасной Неолине?
— Не пугайся так, милая, — испуганным голосом прошептала Марго. — Никто тебя насильно здесь держать не будет, впрочем, как и выгонять. Пойми только одно: ты неслучайно здесь оказалась, встретила нас, продемонстрировала свою силу. Всему этому должно быть разумное объяснение. И боюсь, что ты не сможешь вернуться домой, не разобравшись, зачем вообще ты тут оказалась.
Лена промолчала. Она не могла и не хотела продолжать разговор. Потихоньку он мог перерасти в истерику, не говоря уже о том, что Лене было трудно осознавать себя находящейся на другой планете, пока ее друзья, родители, учителя, наконец, где-то там, на Земле, может быть, уже забыли о ней. Единственно трезвым было решение начать собираться в путь, чем собственно все и занялись.
Маргарет побежала паковать продукты на дорожку, так как кроме нее (по ее мнению) об этом никто бы не позаботился, Андрон нехотя поплелся собирать свои вещи, тайно задумав прихватить весь свой запас подпольного оружия (да, и, причем довольно серьезного: тут были мечи, кинжалы, лук, дротики и даже рогатка), а Томарису пришлось уйти домой — ну, не тащиться же в Лигвант, в такую-то даль. А Лена? Поскольку Лене нечего было с собой взять, она поплелась на кухню помочь хозяйке дома.
— А, заходи, милая.
— Давайте я помогу. Мне ведь сейчас нечем заняться.
— Как? А вещи? Ой, да у тебя же ничего нет, — Маргарет скептически оглядела Лену: вернее, то, во что она была одета. И чем ей не угодили ее футболка, бриджи и босоножки?..
— Ну, ничего, я знаю, как тебе помочь. Пойдем со мной.
— А как же продукты?
— Не беда, дорогая, у меня есть всегда походный паек про запас, — Маргарет указала на огромную сумку в углу. — Пойдем за мной.
Маргарина уверенно зашагала по направлению к своей комнате, Лена послушно потопала за ней.
В «келье» у Маргарет царили чистота и порядок. Аккуратно заправленная кровать с ровной горкой пухлых подушек, тумбочка с начищенным металлическим подсвечником, платяной шкаф, грузно стоящий у стены и полосатый половичок на полу. Лене чем-то напоминало это жилище ее бабушки, у которой, видимо, были те же взгляды на правила дизайна интерьера.
— Конечно, я могу предложить тебе что-нибудь свое, — сказала Маргарет, открывая платяной шкаф, который оказался набитым похожими друг на друга пестрыми ситцевыми и льняными платьями, — но, — поспешно продолжила она, поймав удивленный взгляд Лены, представившей все это на себе, — все это слишком большое и немодное.
— М-м…
Не успела Лена ответить, как Маргарет легонько толкнула шкаф, и за ним открылся проход в следующую комнату. Прямо как в старинных замках, напичканных ловушками и секретами. Там неожиданно загорелся свет, и перед глазами открылась настоящая сокровищница. Великолепные ткани, одежды. Бижутерия и настоящие драгоценные камни, вставленные в кольца, колье, амулеты, браслеты. Красивая обувь разных размеров, головные уборы.
Маргарет пригласила Лену войти, а та даже услышала ее не сразу, стоя как зачарованная, глядя на невиданный клад. Как могло в этом невзрачном домике храниться такое… Одна из причуд странной планеты.
— Сейчас выберем все, что тебе по размеру. В принципе, некоторые вещи и ушить можно, — Маргарет подошла к куче платьев, выудив оттуда парочку наиболее коротких.
— Не думаю, что это понадобится. А откуда это у вас? — восхищенно прошептала Лена.
— Боялась тебе говорить, ну да ладно, — тяжело вздохнув, начала Марго, — это принадлежало Неолине, да, той Неолине, о которой я тебе говорила. Перед тем, как покинуть планету. Она перевезла весь свой багаж ко мне, наказав передать своему будущему … э-э … воплощению.
Лена побледнела:
— А если я не Неолина?
— Все равно тебе нужна сменная одежда, не так ли? — ободряюще ответила Маргарет.
— Да, наверное.
— Ну, тогда начнем.
Лена Рощина и Маргарет, ее благодетельница, с головой зарылись в гардероб Неолины, подыскивая подходящие наряды. Куда же без них? Женщины то это знают.

Закончив со своими делами, все трое собрались в гостиной. Андрон тащил с собой минимум личных вещей и кучу оружия, не забыв и про рогатку. Маргарет нагрузила сумки едой. Лене выделили рюкзак, куда она сложила немного своих новых вещей (вопреки увещеваниям Маргарет, Лена не стала брать с собой ВСЕ). Вниз спустились также постояльцы: супруги Гарл и Глара (та самая пожилая пара) и астролог Зузик. Скорее всего, они присутствовали чисто из любопытства.
— Госпожа Глара, присмотрите за домом в мое отсутствие, пожалуйста, — попросила Маргарет.
— Разумеется, — улыбнулась она и почему-то легонько толкнула своего мужа.
— А Вы, господин предсказатель, когда покидаете нас?
— О, я как раз собирался сказать, что уезжаю и готов оплатить все мои долги.
— Прекрасно. Вам, наверное, наконец повезло с работой?
— Да, и Вы не представляете себе, как повезло. Во мне таки увидели специалиста. И пригласили, — Зузик прямо сиял от счастья, — в наш магический центр. У них там одна работница пропала при загадочных обстоятельствах, так что я прямо сегодня переезжаю в гостиницу поближе к работе.
Лена покраснела: она вспомнила те самые загадочные обстоятельства.
— Ну, что же. У вас надо принять комнату. Придется отложить с отъездом. Видимо придется остаться до завтра.
В это самое время в дверь постучали. Маргарет отворила дверь, и в дом, не церемонясь, вошел странно одетый человек. На нем было необычное пальто цвета хаки, на шее огромный шарф как у Остапа Бендера, обут в потертые туфли. Его лысина странно сочеталась с кудрями на самом затылке и пышными усами. Он откашлялся и начал:
— Младший агент контроля тайных поселений, — сказал он, протягивая небольшую пластиковую карточку, — К нам поступили сведения, что на территорию нашего города проник представитель королевского Сада (Лена так поняла, что это то же самое, что и королевский двор). Личность пока не установлена, но поиски активно ведутся. Я пришел вас предупредить, что неприятель может скрываться под любой личиной, и все кто не зарегистрирован, будет задержан в течение шестнадцати отрезков времени. У вас нет незарегистрированных? — спросил он так, словно ожидая увидеть в каждом углу по незарегистрированному.
Все как один вытащили свои документы. Даже Лена Рощина. Младший агент удовлетворенно хмыкнул и продолжил:
— Так вот. Враг в городе и прошу всех быть очень осторожными. Ни в коем случае к нему не приближаться, но в случае обнаружения связаться с нашими сотрудниками. Да, и еще. Ворота города будут временно закрыты. На всякий случай. Так что от поездок придется воздержаться. Для вашего же блага.
Он протараторил это и ушел восвояси. Дверь за ним захлопнулась. Постояльцы поспешно попрятались в своих комнатах. Андрон, Маргарет и Лена остались стоять как вкопанные. Некоторое время Лена ничего не могла понять: королевская семья, неприятель в городе, городские ворота — чушь какая-то. Но потом до нее дошло: если ворота будут закрыты, значит, она не сможет попасть в Лигвант. Вот невезуха… И что теперь делать?
Ее размышления прервал настойчивый стук в дверь. Маргарет снова открыла дверь, а на пороге оказалась молодая девушка. После нескладного сотрудника контроля это было еще пущей неожиданностью. Она была красивой. Светлая кожа, изумрудно-зеленые глаза, темно-русые волосы, заплетенные в африканские косички. На ней был серый плащ, который еле скрывал черно-красные одежды. Девушка испуганно озиралась и почти дрожала.
Маргарет и Андрон посмотрели на нее ошарашено, похоже они ее узнали. После долгого молчания девушка наконец-то заговорила:
— Здравствуйте, я хотела бы снять у вас комнату. Можно?
— Подожди-ка, это не тебя один раз спас мой сын? — решила удостовериться Маргарет.
— Ой, Вы меня узнали? Да, Андрон действительно меня выручил. А потом я пожила у вас некоторое время, помните?
— А, как же. Ну что ж, хотите снимать комнату?
— Да, да. У меня есть деньги. Я Вам и за прошлый раз заплачу, — оживилась девушка, показывая блестящие пятиугольные пластинки.
— Я вижу. Только комната освободится утром, один наш жилец съезжает. Есть, правда, свободная кровать на ночь в комнате вот этой девушки. Если Вы не против…
— О, конечно, конечно. Мне просто нужно срочно где-то остановиться. Тем более что в прошлый раз нас было трое в одной комнате.
— Все претензии к Андрону. Если бы он не приводил вас каждый день, ну да ладно, чего уж там.
— Лена, ты согласна разделить свою комнату с Паулой, если я не ошибаюсь.
— Что? А, ну да, конечно. Как я могу отказать.
— Вот и ладушки. Давай снимай плащик и располагайся. Багаж-то есть?
— Ага, — Паула достала из-за пазухи маленькую сумочку.
— Хм, — Маргарет уже задумалась, не придется ли и ей одалживать одежду из бесценного наследства Неолины. — Ладно, снимай плащик, давай повешу.
— Кого?
— Да, плащ же.
— Мм, — Паула явно не хотела это делать. Лена удивилась, чего это Маргарет так наседает на бедную девушку, не хочет, как говорится, — не надо.
— Мне что-то холодно. Я укутаюсь поплотнее. Так, где мой будущий ночлег?
— В верхней одежде не ночуют, — настаивала Маргарет.
— Ну, хорошо, — Паула сбросила с себя верхнюю одежду. Под ней оказалось мрачное черно-красное платье с вышитыми на ткани непонятными письменами.
— Что и требовалось доказать, — процедила Марго.
Андрон ничего не сказал, только округлил глаза и широко раскрыл рот. Паола покраснела и не знала, что сказать. Лена вообще ничего не понимала.
— Так это тебя ищут по всему городу? А я еще привел тебя сюда, — пробормотал Андрон. — Как ты здесь оказалась?
— Ты же сам пригласил меня в город! Поэтому я смогла его увидеть. Вот я и пришла,
— А за чем ты собственно сюда пришла?! — в один голос закричали Маргарет и ее сын.
— Я хочу пожить у вас… — совсем запуганно проговорила Паула.
— Враг в нашем городе! О, Эндорт! Говорила я тебе, Андрон, не спасай, кого попало! Конечно, к Неолине это не относится.
— Я не враг, госпожа Маргарет! Да, Вы уже поняли, что я из королевской семьи. Но я не имею отношения к тому, что происходит. Более того, я пыталась уговорить отца…
— Кого? Так Кроненберг твой…
— Отец, да. Я ко-ро-лев-ска-я дочь! — чуть не плача ответила Паулина.
— Так, все в мою комнату! — скомандовала Маргарет. — Там хорошая звукоизоляция.
Никто не стал возражать.

После долгих вздохов и всхлипов Пауле удалось убедить Маргарет и Андрона в том, что она не является вражеской лазутчицей или террористкой. Кстати, Андрон сдался сразу, но его мать пришлось уговаривать. Все дело в том, что у жителей Тайных поселений прямо врожденная ненависть к королевскому роду угнетателей и тиранов. Когда-то воины Кроненберга захватили Свободные земли, родину большинства мятежников, а людей угоняли в рабство. Те, кому удалось спастись, поклялись рано или поздно свергнуть с трона наследника Кроненберга, если не удастся сделать это с родоначальником. Вот почему Пауле вообще очень опасно находиться в городе Флуре-на-Флоре, тем более что ее уже ищут. Но, с другой стороны, куда же еще ей было идти, кроме как к тем, кто уже однажды ее приютил после того, как Андрон спас ее от волков в лесу.
— Я просто не знала, что делать, — взволнованно тараторила королевская дочь, — Понимаете, я не хочу вас стеснять, понимаю, что из-за меня вы можете попасть в неприятности, солдаты моего… Но вы же меня не оставите, правда?
Какая королевская уверенность в том, что все должны помогать и оказывать содействие, и в то же время такие способности действовать на жалость.
— Пока не оставим, — подумав, ответила Марго, — продолжай.
— А что продолжать? Я сбежала из д… дворца. Мой отец собрался выдавать меня замуж, но я не могу так… Я, вообще, никак не могу. Я просто не могу там оставаться. Не могу. Меня же каждый день могут убить, понимаете. Как маму! — Паула окончательно разревелась.
— Ну-ну, ладно. Ясно ушла из дому, из-под венца, опять же, — выдержав недолгую паузу, Маргарет добавила: — А дальше-то что будешь делать?
— Дело в том, что мне надо в Лигвант! — выпалила принцесса.
Это повергло бы любого коренного кроноссца в шок: королевская дочь хочет попасть в штаб-квартиру революционеров…
— Что?!
— Да нет же, я не буду срывать ваши планы против… власти. Я хочу попросить о помощи!
— Какая тебе от них будет помощь?
— Мне нужно укрыться от солдат моего отца. И я буду даже помогать вашим. Только не убивайте всех нас. Пожалуйста.
— В смысле, всех?
— Я имею в виду, что могу помочь изменить порядки в стране, но не…
— Ладно, понятно. А где гарантии, что ты не хочешь проникнуть в Обитель грез со злым умыслом? Хороший ход, давить на нашу жалость…
— Не знаю, как вам это доказать… Может быть… Да, вот возьмите. Надеюсь, теперь вы мне верите?! — Паула провела ладонью по лицу и у нее в руке оказалась маленький шарик светло-голубого цвета, который она протянула Маргарет.
— Да, — грустно сказала Марго, — если ты решилась на это, значит и правда готова на все. А ты-то нам доверяешь?
— Да, если не вам, то кому тогда доверять… Так вы мне поможете или нет?
— Мы-то поможем, но только за лигвантцев я не отвечаю. Лина, покажи, пожалуйста, Паулине ее комнату.
Лена, толком ничего не поняв, все-таки повела девушку по направлению к своей комнате.
К вечеру Лена и Паула были уже подруги не разлей вода. Оказывается между принцессой Кроноса и простой земной девчонкой не так уж много различий. По сути дела, только место жительства, возраст, положение в обществе и отношение к семье. (Какие мелочи, правда?) Зато они обе мечтают о приключениях, любят мороженое и не любят учиться. Кстати, в программу обучения Паулины входило множество наук: психология, этикет, искусство, домоводство, религия, техника самообороны, элементарная магия и даже наука обольщения. И все это изучалось с пяти лет.
Помимо обучения королевская дочь обязана была принимать участия в религиозных ритуалах, светских мероприятиях и готовиться к будущему замужеству. Собственно из-за этого Паула и сбежала. Отец подыскал ей жениха, которого она даже не видела, и назначил свадьбу на завтра. Это дало ей отличный шанс: обычно ей не дозволялось покидать пределы дворцовых земель, но перед венчанием ее повезли в храм для подготовительного обряда. Когда ее оставили одну в священной комнате, она просто покинула ее через потайную дверь, про которую знала от матери. Итак, она убежала, и ничто не могло заставить ее вернуться. Ничто и никто, потому что отца своего она не могла простить за то, что он был виновен в смерти матери. Сама она не видела, но во дворце все только об этом и говорили. И было от чего верить, другого такого бессердечного человека как нынешний Кроненберг не знала не только Паола, но и вся планета. Смешайте всех диктаторов мира, и вы получите незабываемую смесь под названием Кроненберг…
Но хватит о грустном. Лена и Паула подружились и решили вместе отправиться в Лигвант. Правда, не смотря на доверительные отношения, Паулине все же не доверили всю правду о Неолине и Лене Рощиной. Принцессе была известна лишь версия номер один о том, что Лена — дальняя родственница Маргарет и с недавних пор спонтанно проявляет магические способности. Впрочем, со временем Лена собиралась рассказывать правду порциями. По чуть-чуть. По мере того, как сама будет больше узнавать о себе что-нибудь новенькое.
Маргарет по-прежнему подозрительно относилась к Паулине, и один день не мог изменить ее отношения к представительнице королевской семьи. Она и так порядочно смягчилась, по ее собственному мнению. Даже согласилась помочь.
Что касается Андрона, так эта девушка ему с самого начала понравилась. Еще с тех пор, как он ее спас от волков и пригласил в свой дом. И вдруг открывшаяся правда не очень изменила его чувства, все-таки девушка была красивая. Правда, теперь ему приходилось изображать холодность. Но исключительно из-за того, что он уважал мнение матери.
Сама же Паулина очень скоро с этим примирилась (по крайней мере, сделала вид) и решила просто дождаться отправления в Лигвант. Которое было назначено на завтрашнее утро.

Глава 3: Благородное занятие.
От тюрьмы не зарекайся.
прокуроры всех стран

Аппетитно позавтракав утром, все обитатели дома разошлись кто куда. Андрон ушел на конюшню, где жила его лошадь; господин Гарл с супругой отправились на рынок, а предприимчивый астролог собрал вещи (его комнату Маргарет осмотрела еще вчера) и переехал в гостиницу. Лена уже сбегала в свою комнату за вещами и, спускаясь в гостиную, услышала разговор Маргарет и Паулины:
— Госпожа Маргарет, а как мы попадем в Лигвант?
— В каком смысле?
— Ну, городские ворота ведь закрыты … из-за меня.
— Ах, да. Я и забыла, — произнесла Маргарет с некоторым сарказмом.
— Мы не сможем выехать, по крайней мере, обычным способом.
— А что есть еще необычные способы?
— Я просто подумала, может у вас есть какой-нибудь портал или тайный ход…
Лена было решила, что Марго опять сделает Паулине какое-нибудь замечание, но та, немного помолчав тихо пробормотала:
— Тайный ход? Да, есть тут один, кажется, — с этими словами она отодвинула коврик, лежавший на полу, у стены с гобеленом и сказала Пауле:
— Этот подвал остался еще со времен моего дедушки Одноухого Джоя. Он и построил этот дом, спроектировав его так, чтобы через подземные ходы можно было попасть в разные места за пределами города. Тогда еще и поселение наше не было тайным. Не было таких высоких технологий, чтобы весь город невидимым сделать…
— А зачем ему нужен был такой подвал? — не удержалась и спросила Лена.
— А, Леночка, ты уже вещи собрала. Ну, слушай. Дедушка мой промышлял тем, что у знати их добро забирал. А что, — Марго поймала удивленный взгляд Паулины, — очень благородное занятие. Он же все горожанам нашим отдавал, а себе только немножко, только дом построить и все. Так вот встретил он однажды человека, который тем же самым занимался, только из-за чего-то там они поссорились, и откусил ему этот негодяй, Макк Тийсон по имени, целое ухо. Нет, конечно, бой на этом не закончился. Мой дедуля все равно победил. А ход ему был нужен, чтобы скрываться от потерпевших, дружков своих или того хуже, солдат Кронеберга. Я ж говорю, город был еще не тайным.
Маргарет помолчала некоторое время, полная гордости за своих предков. Потом продолжила:
— Так вот, через этот ход мы пойдем, и никакие ворота нам не помешают. Только вот лошадь в подвал не потащишь. Придется пешком идти, там ход есть в другое Тайное поселение — Землеводск называется, туда и пойдем. А там уже и до Лигванта недалеко.

Когда вернулся Андрон, ему тут же пришлось уйти обратно. Причина была в том, что сын Маргарет привел с собой свою лошадь, приготовившись к дальнему путешествию. Почему до него не дошло, что ворота закрыты, неизвестно. А, может быть, и дошло, но он решил взять их тараном…
В любом случае, когда он пришел домой во второй раз, все было уже готово к походу под землей. Все были с багажом (Паулина помимо своей сумочки взялась нести походный паек), и даже вещи Андрона были наготове. Все, что оставалось сделать, — это спуститься в подземелье.
Маргарет снова подвинула коврик, под которым была легко вынимающаяся доска. После того как она была убрана, в полу открылась дыра. Судя по тому, что дна у нее не было видно, спускаться надо было далеко.
— Мам, а ты не говорила, что у нас дома такое… — почему-то ухмыляясь, заметил Андрон.
Маргарет оценивающе посмотрела на свое чадо и, не найдя в выражении его лица ни капли раскаяния, решила пристыдить:
— А то я не знаю, что ты сюда не один день лазаешь! Тебе и говорить ничего не надо — сам без спросу в такое… залезешь, что мама дорогая.
Андрончик сначала приготовился оправдываться, но потом передумал и замолк.
А его мать, уже обращаясь ко всем, бодро воскликнула:
— Ну, что, вперед и с песней!
Никто не двинулся с места. Видимо, роль того, кто будет спускаться первым, никто не хотел на себя принять. Лена еще раз робко заглянув в темноту, робко спросила:
— А где тут лестница?
— А нету лестницы, прыгать надо. Ну и молодежь пошла…— сказала Марго и, прижав одной рукой подол юбки, а другой схватив свой багаж, сиганула вниз. Через некоторое время откуда-то из глубины послышалось эхо: — Давайте сюда-а-а-а-а-а!
Обиженный тем, что мать оказалась смелее и проворнее сына, Андрон с разбегу прыгнул в дырку. За ним последовала Паула, а Лене, в который раз, пришлось быть последней. Самое интересное то, что как только она устремилась вниз, то вспомнила, что тайный ход обычно закрывают замыкающие группу, и попыталась ухватиться за краюшек деревянной доски. Ничего не вышло, падение продолжалось, и в его процессе Лена быстро сказала:
— Пусть крышка подвала под гобеленом в доме Маргарет закроется!
Желание исполнилось. Причем без сбоев, которых так боялась юная волшебница.

Лена уже не знала, сколько она шла по темному, сырому коридору, никак не желавшему заканчиваться, но чувствовала, что долго. Рядом с ней тащили свои вещи ее спутники. Паулина, у которой ничего не было своего, попыталась нести сумку с продуктами на дорогу, но вскоре Андрон уже взвалил эту ношу на свои плечи. Маргарет, которая не только не устала, но и продолжала всех бодренько подгонять, беспокоилась лишь о том, чтобы никто ничего не забыл. Поэтому каждые пятнадцать-двадцать минут она вдруг что-то припоминала и восклицала на все подземелье что-то вроде: «Ой, а деньги-то мы забыли!» или «Документы, паспорта все взяли?!», и ее тут же приходилось уверять в том, что действительно ничего не забыто, даже то, что можно было бы и оставить. Лене эта прогулка не нравилась по своей сути. Она, которая абсолютно не боялась высоты, не любила находиться под землей. Говорила она немного, хотя, кстати, Маргарет ее похвалила за закрытую крышку тайного хода. Про себя Лена отметила, что впредь будет точно формулировать свои желания, раз уж им суждено исполняться. Она даже хотела пожелать перенести всех в Лигвант, но решила не рисковать, по крайней мере, чужими жизнями. А самой покидать коллектив тоже было бы неприлично. Рассуждая об этом, Лена не заметила, как оказалась впереди всей процессии, и опомнилась только тогда, когда услышала голос Маргарет: «Лена, осторожно! Стой!»
Лена Рощина тут же остановилась, все еще не понимая, что случилось. И тут все вокруг задрожало, причем непонятно что больше: пол, потолок или стены. Совсем недалеко Лена увидела приоткрытую кованую дверь, видимо это был выход в Землеводск. Но, к счастью, Лена не пошла к нему, а наоборот сделала несколько шагов (или даже скачков в сторону). С потолка посыпались камни, как никак сверху была почва с грунтом, а один даже задел Лене правое ухо. Маргарет быстро потянула ее назад, а в это время проход к двери оказался окончательно заблокирован. Лена, отдышавшись, подошла к груде камней, преграждавших путь, то же сделали и остальные. Андрон даже прощупал горку, убеждаясь, что она настоящая. Паулина бессильно осела прямо у ее «подножия». А к Лене в голову пришла блестящая, как ей показалось идея — она отошла чуть назад и тихо произнесла:
— Хочу, чтобы эта куча камней, не дающая нам пройти исчезла!
— Ой, смотрите! — удивился Андрон, показывая на то место, где раньше были камни. — Куда они делись?
И действительно никакой преграды больше не было видно. Впереди снова показалась спасительная дверь. Паулина, которая была к ней ближе всех, на радостях вскочила и сделала шаг вперед. Послышался сдавленный писк, принцесса потирала лоб:
— Никуда они не делись. Их просто не видно. Блин, больно-то как!
— Не блин, а оладушек! — сказала Маргарет, тоже установив наличие камней на своем месте, — Ох, видимо в Землеводск мы не попадем….
Непонятно почему, но Лену посетило такое чувство, как будто это все ее вина. Она только хотела как лучше, а получилось как всегда.
— Придется идти через Кроносск, — спокойным голосом сказала Маргарет, но само слово «придется» вызвало неприятные ассоциации.
— А что это за место? — спросил Андрон.
— У тебя по Кроноведению что было?! Я что-то запамятовала. Кроносск — это ближайший к Лигванту город, не относящийся к Скрытым Поселениям. Дошло?
— Это значит…— протянула Паулина.
— Что там все будет, как любит твой папочка, — многозначительно продолжила за нее Марго. Паулина смутилась и покраснела.
— Там будут и солдаты Кроненберга, и много прочей гадости. Ни слова о том, откуда мы, — обратилась Маргарет к Лене, — потому что О’Генеральду ты еще в прошлой жизни не нравилась.
Лена так поняла, что остается Неолиной всерьез и надолго, по крайней мере, в глазах Маргарет и, наверное, Андрона.
— Далеко до Кроносска? — спросила она Маргарет, которая зачем-то стучала по стене туннеля.
— Нет, не далеко…— услышала она и, обернувшись, увидела, что позади нее в стене открылся проход.
— Идем же, — поторопила всех гиперактивная Маргарет. И дружной компанией наши путешественники вышли-таки на свет из потемок подземелья. Оказалось, что позади них возвышалась высокая скала, эдакая каменная стена, за которой, наверное, и остался мирный город Землеводск, путь к которому видимо пролегал прямо сквозь гору, по какому-нибудь поверхностному туннелю… В любом случае туда уже не попасть, а чтобы добраться до Кроносска, нужно всего лишь пересечь широкое поле — город уже был виден впереди. И в этом городе правил О’Генеральд, ставленник самого Кроненберга. В связи с этим Лена решила упросить Маргарет рассказать ей ВСЕ, что она знает о Кроненберге и Паулине. И Маргарет согласилась! Нисколько не смущаясь Паулины, королевской дочери.

Правление Кроненберга началось незадолго до того, как Неолина прошла Сияющие врата. Первоначально нынешний Кроненберг предполагался как слабый, неактивный император, он нуждался лишь в том, чтобы тешить свое самолюбие. На монетах чеканили его портрет, в его честь устраивали праздники. Он хотел, чтобы его боготворили, но активных политических действий не предпринимал. Потом все изменилось. Законы ожесточились, а недовольных преследовали. Возникла система «Розовых очков», по-нашему тайная полиция, она отслеживала революционно настроенных граждан и в то же время убеждала население в совершенстве правительства. Начались активные гонения на магов и истинных ученых. Повышались налоги, а значит и цены. Был издан закон о Государственном долге, когда люди должны были 1,5 месяца в год работать на государство или выплатить денежный откуп. Постановление Военного отбора заключалось в том, что здоровых, сильных мальчиков отбирали у родителей и в спартанских условиях готовили в Солдатов Кроненберга (либо можно было откупиться). В те времена понятие «права» исчезло как таковое. Народ был недоволен. Поэтому его решили отвлечь победоносной войной, так Кронос напал на Рео, свой спутник, ведь спутник якобы должен обязательно подчиняться планете. За время войны положение на планете только ухудшилось. Теперь неугодных стали ссылать на Рео.
Нечисть и преступные группировки получили полную свободу. Так как Неолина покинула планету только к концу войны, ей пришлось принять участие в борьбе с ними. Она была магом, но чуть не стала воином. Совершать подвиги иногда невозможно без крови.
Неолина была членом Белого Щита, организации, боровшейся против власти. Народ не видел в этой организации защитника, так как прямой войны с Кроненбергом она не вела. А магов, работающих в нем, они считали причиной расплодившейся нечисти.
Сильнейшей преступной группой считался Угморед, во главе с Угмом, которому покровительствовал О’Генеральд. Неолина сыграла решающую роль в победе над ним. У нее осталось очень мало сил. К тому же ей грозила постоянная опасность — ее преследовал магический снайпер. Она была могущественным магом, и только с помощью нее можно было победить Кроненберга. К тому же она была Незваной с острова Начала и Конца, (что это значит, Лена не поняла), поэтому Лигвант не был заинтересован в ее потере. Так как ей грозила смертельная опасность, ее решили провести через Сияющие врата, чтобы она возродилась на другой планете, но сохранила свою суть и силу.

Вот, что услышала Лена. На протяжении всего рассказа ее не покидало такое странное чувство, как будто что-то зовет ее как бы из глубины ее сознания. Как дежавю пронеслись перед глазами и быстро исчезли образы леса, людей в причудливых одеждах, света, льющегося из открывающейся двери, темноты в каком-то очень маленьком пространстве…
Но вскоре все прошло, Лена Рощина опять вернулась к реальности. Если это можно так назвать.
Между тем странники уже подошли к городским воротам, высоким, прочным и мрачным. Паулина вышла чуть вперед и постучала в маленькое, еле заметное железное окошко. В тот же миг из дырки в воротах на них уставились два маленьких маслянистых глаза, покоящихся на плешивой голове. Зрачки глаз позыркали туда-сюда, силясь рассмотреть всю компанию. В конце концов, обнаружилось, что у головы есть еще и рот, когда хрипловатый голос вдруг произнес:
— Кто такие? Что надо? Разрешение на вход?
Секунду никто не решался ничего ответить, но в этот момент Паулина распахнула свой плащ, под которым было все тоже красно-черное платье с непонятными загогульками, и зашептала, поближе придвинувшись к окошку:
— С каких пор королевскому саду требуется разрешение. Кроненберг лично распорядится расшестнадцатерить тебя или кого-то другого, кто осмелится не пропустить меня и мою свиту по секретному государственному делу, — Паулина сделала паузу и наслаждалась эффектом, произведенным ее словами — лицо охранника все больше вытягивалось и бледнело, а по ту сторону ворот послышался взволнованный шепот (видно, охранник был не один). На мгновенье плешивая голова скрылась и вскоре появилась заметно поуспокоившись:
— Кто знает, откуда взялось это платье! Вряд ли знатная дама стала бы ходить пешком и с таким сбродом!
Маргарет, Андрон и Лена мигом сделали обиженные лица. Да, одежда у них не ахти какая, а то, что шли пешком, так не спускать же в подвал лошадей, в самом деле?!
Паула ничуть не смутилась, а спокойно скатала рукав на левой руке, и на ее коже обнаружился странный и сложный рисунок, который засветился голубым светом. Королевская дочь улыбнулась, и на мгновенье показалось, что она собиралась засветиться полностью, но потом вдруг передумала и сказала с ноткой гнева в голосе:
— Знаешь, до Кроненберга далеко, так что я, пожалуй, прямо отсюда свяжусь с О’Генеральдом. До него как-то ближе…
Охранник испуганно поморгал глазками, и ворота со скрежетом стали открываться.
— Да, и еще, пойди распорядись, чтобы нам выделили покои в вашей лучшей гостинице, если они вообще у вас имеются. На одну ночь, — приказала Паулина тому же незадачливому охраннику в коричневой форме, в то время как остальные воины почтительно молчали, разглядывая важную госпожу и ее спутников.
Повторять второй раз не пришлось, ведь услужливый мужичок тут же побежал исполнять приказание, за одно показывая дорогу. Платить, кстати, тоже не пришлось, а через некоторое время по всему городу уже прошло пугающее известие, что в городе тайный агент Кроненберга, в общем, ревизор приехал!
Путешественники неспешно последовали за своим проводником. Паулина величаво шла впереди, со своей идеальной осанкой и чуть приподнятым подбородком; Андрон недовольно посматривал по сторонам, впрочем, как и Маргарет; Лена просто рассматривала все вокруг, желая найти какие-нибудь отличия этого города от того же Флора-на-Флуре, например. Все здания были примерно одинакового, серо-коричневого, цвета, где-то покрасивее и повыше, иногда слишком запущенные и маленькие. В целом, дома и людей в этой местности можно было разделить на две группы: знатные и незнатные. Жилища отличались размерами, убранством, ухоженностью, и даже декором: привилегированные сословия украшали входную дверь красно-черными лентами.
На улице было много народу. Особенно часто среди прохожих попадались люди в черной форме с дубинками или короткими мечами, иногда мимо быстро проходили люди в мешковатых балахонах того же серо-коричневого цвета, что и все вокруг, с надвинутым на лицо капюшоном. Из переулков робко выглядывали нищие в лохмотьях, исподлобья смотревшие на Паулину и ее спутников. Принцесса, увидев их, отвернулась.
В это время охранник уже обо всем договорился с владельцем гостиницы «Хапи-Хокс», что означает «Царские покои», — тот согласился предоставить каждому по комнате на то время, на которое пожелает госпожа. Паулину, Маргарет, Андрона и Лену проводили в их апартаменты. Все очень комфортно, заставлено красивой мебелью, с вполне современными удобствами, даже ресторан был на первом этаже.
Когда Лена немного отдохнула, переоделась в красное парчовое платье с корсетом, за ней зашла Паулина и пригласила спуститься перекусить.
На первом этаже было очень красиво, но слишком чопорно. Принцесса первой вошла в обеденный зал, богато обставленный и как бы разделенный на несколько приватных зон, в каждой из которых можно было уютно разместиться и твердо знать, что тебе никто не помешает. Лена и Паула присели за накрытый шелковой скатертью стол и взяли в руки меню. Лена Рощина понимала язык, на котором оно было написано, но все же не могла понять смысла названий некоторых блюд.
— Ты что будешь? — небрежно спросила королевская дочь.
— А ты что-нибудь рекомендуешь?
— Да… пожалуй, можешь попробовать «Патриота», это будет как раз то, что нужно, так как все считают тебя моей приближенной. Я же возьму «Силу планеты».
Лена покорно согласилась, за одно решив не выдавать, что она не знает ни кухни, ни традиций этой планеты. Между тем она услышала тихий приятный голос:
— Спросить… или нет. Она может рассказать его матери …
Наконец решившись, Паулина вкрадчиво обратилась к своей собеседнице:
— Лина, а что ты думаешь об Андроне? Какой он? Ты же его давно знаешь.
Лена сначала не поняла, с чего бы ей давно знать Андрона. Но потом до нее дошло: она же представилась Пауле его двоюродной сестрой.
— Если честно, я мало с ним общалась. Но я думаю, он классный, я имею в виду хороший. Смелый. Отзывчивый. Симпатичный…
Паулина млела с каждым словом.
— Ты влюблена. По тебе видно. Но Маргарет я ничего не скажу, — заговорщицки прошептала Лена.
Паулина хотела что-то возразить, но к ним уже подсаживался Андрон. Он подошел вместе с официантом, который готов был принимать заказ. Паулина отправила его за «Силой планеты», двумя порциями «Патриота» и бутылкой белого вина. Когда слуга удалился, Паула поинтересовалась:
— А где Маргарет?
— Она наверху не дает пропасть нашему походному пайку. Здесь она есть не будет.
Паулина только пожала плечами. Молча они дождались своего заказа и принялись за еду. Кстати, сила планеты — это салат из овощей, морепродуктов, фруктов и мяса, а «Патриот» — что-то вроде омлета с грибами и креветками, с соусом характерного черно-красного цвета.
Во время трапезы Лена мельком посмотрела в окно и увидела, как на нее уставился рыжий в белую полосочку котяра, с крупными выразительными глазами. Видимо, он заметил, что на него смотрят, и тут же скрылся. Лена вскоре позабыла о нем.
После трапезы компания разошлась по комнатам, отдыхать.

Ранним утром лену разбудил странный шум за стенкой. Она, быстро одевшись, выбежала из комнаты и постучала в соседнюю дверь. Ей не сразу, но все же открыл растрепанный Андрон. Он был без рубахи, в серых штанах, с выражением растерянности и злости. Его вещи были хаотично разбросаны по комнате. Окно было настежь открыто.
— Что случилось? — заспанным голосом поинтересовалась Лена.
— Удрал! — вздохнул Андрон, что-то прошептав себе под нос, вероятно, нецензурное.
— Кто?
— Пацан, который хотел меня ограбить. Между прочим, часть заначки нашел, и кинжал хороший взял. Я просыпаюсь, а он в моих вещах роется. Только хотел его отметелить, а он взял в окно прыг! И спрятался где-то. Вот мелкий паразит.
— Мелкий?
— Где-то твоего возраста, по-моему.
— И он тебя обокрал?
— Частично. Но я этого так не оставлю! — Андрон сделал сердитую гримасу, которая, по его мнению, должна кого-то пугать.
Лена вдруг вспомнила, что ночью слышала у себя в комнате какие-то шорохи, но не придала этому значения. Значит, у нее тоже мог побывать этот мерзкий воришка. Интересно, она хорошо натянула на себя одеяло… И что он мог у нее украсть? Одежду от Неолины, что ли? Лена сбегала в свою комнату, оглядела ее и поняла: волшебный браслет! Она снова сняла его перед сном и положила на столик рядом с кроватью. А теперь его там не было. Лена жутко рассердилась, одновременно злорадно подумав: может, браслетик и с новым хозяином выкинет какую-нибудь шутку.
— Как он выглядел?
— Кто?
— Конь в пальто!
— Он был не в пальто, а в сером плаще. А волосы у него тоже были пепельно-серые какие-то.
— Интересные приметы. Куда он побежал!? Ты видел?
— Нет, но он не мог далеко уйти!
— Так чего же ты стоишь? Искать его будем?
— А у тебя-то он что взял?
— Драгоценности!
— Ну, тогда вперед!
Не став будить Маргарет и Паулину, Андрон и Лена Рощина бегом спустились вниз и покинули гостиницу. Первым делом спросили у попавшегося на пути прохожего, не видел ли он такого-то парня, и описали его. Но у свидетелей часто один ответ, вроде «моя хата с краю, ничего не знаю», так было и в этот раз. Пришлось самим облазить окрестности, но воришки и след простыл, и только когда они вышли на центральную улицу, Лена увидела, как вдали что-то блеснуло. Присмотревшись, она смогла различить молодого человека в темном плаще, с мешком-сумкой за поясом и с чем-то в руках. Ее супер-зрение не подвело: это что-то и было ЕЕ ДРАГОЦЕННОСТЬЮ, с которой Лена чувствовала таинственную связь.
Она сообщила об этом Андрону. Они с огромной скоростью направились к нему. На них стали оглядываться местные жители. Воришка это тоже заметил и перешел на ускоренный шаг. Все же Андрон и Лена догоняли его и у входа в один из проулков, сын Маргарет сказал ему решительное «Стой!», находясь на расстоянии нескольких метров.
— Мы хотим получить наши вещи! Которые ты у нас забрал! — прокричала Лена Рощина. — Если ты сейчас же их не отдашь…
Но закончить угрозу она не успела. К ней уже неслись кошелек с деньгами, кинжальчик в кожаном чехле и браслет с драгоценными камнями. Неслись прямо по воздуху, без чьей-либо посторонней помощи, ловко увертываясь от прохожих, встававших на пути. Не было никаких сомнений, что это очередное сбывшееся желание юной волшебницы. Горожане смотрели на происходящее с широко раскрытыми от удивления глазами (и ртами). А, между тем, предметы ловко приземлились прямо в руки своим владельцам. Лена тут же надела свое имущество на руку. Ей уже даже не хотелось ловить преступника.
Андрон же, наоборот, на радостях подошел к остолбеневшему мальчишке и крепко в него вцепился в него. Тот, опомнившись, пытался вырваться, но у него ничего не выходило. Вдруг он прекратил свои попытки и громко сказал Андрону:
— Ты лучше девчонку свою держи, пока ее другие не прихватили! — показал он в сторону Лены.
А за спиной у девочки стоял сердитый амбал в черной форме, с дубиной в одной руке и грязной веревкой в другой. Подумав немного, он схватил Лену за руку и накинул ей на шею ту самую веревку. Сначала от шока она вообще не могла двигаться, но, приходя в себя, она начала осыпать его пинками и тоже пыталась высвободиться. Когда номер не прошел, она стала загадывать всевозможные желания, которые только могли подействовать. Но неулыбчивому великану было хоть бы хны. Он только посмотрел на нее и проинформировал:
— На тебе блокирующая магию веревка, которую ты не можешь снять самостоятельно. И лучше не делай резких движений, чтобы дойти до тюрьмы в живом состоянии.
Все–таки ее ведут в тюрьму, а то были подозрения и похуже. Но за что? Человека обокрали и его же посадили?! А вор гуляет себе и на солнышке греется. А что она-то сделала? Ну, Андрон-то ее хотя бы спасет? Такие мысли возникали у Лены, когда она, подчинившись, следовала по направлению к месту заключения. А это самое место было все ближе и ближе.
Мрачное серое здание с мелкими зарешеченными окошками и массивными железными дверями было уже рядом. Оно было, пожалуй, повыше всех остальных, но Лену поразило отсутствие колючей проволоки и охраны у дверей, которые, как она полагала, обязательно должны были быть. У порога сидел какой-то хилый и болезненный старичок во всем черном.
Когда Лену проводили мимо него, он недобро зыркнул не нее и пробурчал: «Ведьма, что ли?» Потом отвернулся.
А девочку уже ввели внутрь здания и, не останавливаясь, поволокли по узким темным коридорам. В тюрьме было сыро, грязно и страшно. Сначала все вокруг было выкрашено противной зеленой, даже болотной краской. Потом стены, пол и потолок стали голыми каменными со следами паутины и плесени. По обеим сторонам бесконечно шли двери, вероятно, ведущие в камеры. Опять же плотно закрытые массивные и деревянные, они постепенно сменялись простыми железными решетками. Лену подвели как раз к одной из таких дверей, втолкнули внутрь небольшой каморки, где, кроме голого пола и маленького окошка у самого потолка, абсолютно ничего не было, и заперли кованый решетчатый вход, повесив на него массивный замок. Ключи работник тюрьмы повесил за пояс. Веревку с шеи бедной девочки никто снимать не стал. Лена бессильно опустилась на пол, но, почувствовав нестерпимый холод, присела на корточки. Великан в черной форме ушел, не сказав ни слова. А Лена сидела и тихо паниковала: сбежать из тюрьмы она не может, потому что не может поломать решетку или открыть дверь, так как ее физическая сила этого не позволяет, а магии она пока лишена, даже браслет перестал светиться. Андрона что-то не видно, а между тем Лена не знала, сколько ее будут держать в заточении — может быть, сейчас придут и скажут что-нибудь вроде «Собирайся на костер» или «Скажи «Пока!» своей башке!» и решат казнить. Как поняла Лена Рощина, ее схватили за колдовство. Все видели, как она заставила вещи летать, старик у входа в тюрьму обозвал ее ведьмой, а на шею ей нацепили блокирующую магию гадость. «Хорошо хоть они не видели, как я Мерлину неизвестно куда отправила, а то расстреляли бы на месте и меня и ее, если бы нашли!» — подумала Лена.
Неожиданно она услышала смутно знакомый, (а, может быть, ей так показалось), красивый женский голос:
— Девчонку уже доставили?
— Да, госпожа, — отвечал ей голос того мужика, который притащил в тюрьму Лену. Только теперь голос не был таким грубым, скорее даже наоборот.
— Ее поймали на колдовстве. Я знала, что она расколется. Странно, что она что-то может без браслета, но тем лучше для меня. Защитная веревка на ней?
— Да, госпожа.
— Она уже в камере?
— Да, госпожа.
— Подержите ее еще там некоторое время, пока я не приготовлю все необходимое. И не трогайте ее, я должна все сделать сама!
— Да, госпожа.
— Скажи, кто-нибудь может ее спасти?
— Да, госпожа. То есть, нет, госпожа. Не думаю, госпожа.
— По-моему, ты вообще никогда не думаешь.
— Да, госпожа. Вы лучше знаете, госпожа.
«Как же она его выдрессировала!» — подумала Лена. Это была единственная мысль, которая не относилась непосредственно к общему ходу рассуждений. А за время разговора Лена поняла, что говорят о ней, и, наверняка, им многое по нее известно. В любом случае, та командующая тетка собирается приготовить все для чего-то важного, и уж точно нежелательного для Лены Рощиной. И ждать ей осталось всего лишь «некоторое время», причем Лена почему-то считала, что это время пройдет очень скоро… Лена встала и, от нечего делать, начала прохаживаться по камере.
Неожиданно в конце коридора послышались шаги, вскоре показались люди: к удивлению Лены, это был еще один человек в черной форме, другой тюремщик, который вел двух пленников с кандалами на руках и ногах, повязками на лицах и синяками. И этими двумя оказались Андрон и мальчишка, которого они утром преследовали. «Как плохо… Теперь и спасать некому», — расстроилась Лена. Двух связанных узников «распихали» по камерам. Так как на глазах у них были повязки, свою соседку они не видели. Зато через некоторое время стали препираться между собой, прекрасно зная, что их посадили рядом.
— Что это было?! — захрипел Андрон, медленно собираясь с мыслями.
— Нас замели… — ответил ему мальчишеский голос.
— А тебя за что? За воровство?
— Не-а… За то, что я через тайный ход сюда полез!
— Зачем? — безразлично спросил Андрон.
— За твоей девчонкой!
— За кем?!
Сын Маргарет мгновенно пришел в чувства, а Лена схватилась за решетку, чтобы не упасть.
— Ну, как там ее зовут, которую городские стражи порядка забрали.
— Так ты хотел ее вызволить?
— Я хотел ее освободить из тюрьмы, а потом получить за нее выкуп… — оправдывался воришка, но не очень убедительно.
— А я хотел ее спасти. Она моя родственница. Побежал, смотрю: у входа охраны нет. Один старичок какой-то… Ну, думаю, поспешу, он меня и не догонит. Кто ж знал, что он такой спортивный окажется…
Лена про себя усмехнулась — так вот откуда столько синяков…
— Ясно. Слушай. Давай знакомиться? Дим, — представился ровесник Лены.
— Андрон.
— А как звали твою родственницу?
— Лина! — вмешалась в разговор Лена Рощина. Ей всегда не нравилось, когда о ней говорят в третьем лице, а тем более в прошедшем времени.

Наступило молчание. Наконец его нарушил Андрон:
— Ты здесь?
— А где же еще?
— А что ты здесь делаешь?
— Здрасьте. Приехали. Меня, по-моему, еще раньше вас сюда посадили.
— Почему ты не можешь выбраться, ты же ведьма? — спросил наивный Дим.
— Во-первых, я не ведьма, а только учусь. Во-вторых, они это предусмотрели, и применить волшебство я не могу. В-третьих, кто ты вообще такой?
— Я Дим.
— Это я слышала. А по подробнее?
— Хм… Я живу в этом городе. Занимаюсь… забираю у богатых и отдаю бедным, в том числе и своей семье.
— Тоже мне Робин Гуд.
— Маргарет считает, что это очень благородное занятие, — вдруг вступился за парнишку Андрон. — А мы что, по-твоему, богатые?
— Я же не знал… Сначала подумал, что да. Вон вы в какой гостинице устроились!
— А сколько человек в твоей семье?
— Трое. Я, отчим, и вот кота еще недавно завел.
— Отчим? Так ты сирота?
— Не хочу говорить на эту тему, но да. Отчим и научил меня воровскому делу. Я теперь гениальный карманник и форточник. Правда, он говорит, что я уже вышел из этого возраста. Теперь надо заниматься делом.
— Пойти на нормальную работу? — с надеждой спросил Андрон.
— Пойти на нормальное дело, — поправил Дим. — Можно лошадей красть или замки грабить.
— Дим, а у вас в городе сколько в тюрьме держат? — спросила Лена.
— Кого как. О нас с Андроном доложат начальнику стражи — он решит. А ведьм… казнят на следующее утро. Без обид, Лина.
— Да чего уж там. Подумаешь. А как у вас казнят? На костре случайно не жгут?
— Зачем? Все гораздо проще. Специальной смесью мажут ритуальный нож и колют в «третий глаз». Твои магические силы выходят из тебя. А дух не может покинуть мертвое тело без третьего глаза. Поэтому, вроде бы, второй раз не можешь родиться.
— Спасибо, утешил. Что-то мне не нравиться все это. Хоть бы кто-нибудь пришел меня выручить! Жалко, что ли?! — запаниковала Лена, нервно теребя подол своего платья.
— Мяу!
Лена вздрогнула и огляделась. Вроде никого не было. Посмотрев через решетку, она убедилась, что коридор пуст.
— Мальчики, кто из вас мяукал?
— Не я! — хором отозвались мальчики.
— У меня, по-вашему, глюки на нервной почве?
— Может быть…
— Мяу!!! — уже громче отозвалась галлюцинация.
— Стой. Мы тоже слышали… — послышалось из соседних камер. — Но котов что-то нигде не видно.
— Так у вас же повязки на глазах?!
— Ты в этом уверена?
Лена не стала с ними спорить. Она вдруг обернулась и посмотрела наверх, туда, где у самого потолка примостилось маленькое окошко, даже скорее отверстие в стене, чтобы была хоть какая-то вентиляция и доступ света. И из этого самого отверстия выглядывала маленькая симпатичная кошачья мордочка. Она приветливо замурлыкала, когда поняла, что ее заметили, а потом ненадолго скрылась и высунулась вновь, уже держа что-то в зубах. Чуть подождав, кот (или кошка) выпустил это. Лена подошла ближе и успела поймать уже подлетавшую к полу связку ключей! И, скорее всего, один из них подойдет к замку на ее решетке!!!
— Спасибо! Славный, милый… — начала Лена, но кот больше не выглядывал в окно. Девочка посмотрела на связку из пяти ключей. Она смутно пыталась припомнить, каким из них ее запирали, но все они были так похожи, а память, видимо, взяла отпуск и собрала чемоданы. Лена просунула руку с ключами через решетку, достала до замка и проверила первый ключ. Не подошел… Второй… Тоже. На третий раз все получилось. Вот уж действительно, три — волшебное число. Лена с замиранием сердца открыла дверь и ощутила окрыляющее чувство свободы. После мыслей о неминуемой смерти и прочих неприятностях, ей друг стало так хорошо и приятно, что она на миг забыла обо всем на свете и просто стояла и слушала, как бешено бьется сердце. Но тут Андрон подал голос:
— Лина, а ты нас выпустить не хочешь? Там наверняка есть ключи от наших камер!
«Весь кайф обломал!» — подумала Лена, но тут же стала подбирать подходящий из оставшихся четырех вариантов. И последний в очереди смог открыть замок, не пускавший Андрона. Тот радостно выскочил из своей «темницы» и бросился обнимать Лену.
— Мы пришли тебя освободить, а ты нас освобождаешь! — воскликнул он.
— Тише! — отстранила его Лена. — Ты можешь избавить меня от этой веревочки?
Девочка указала на веревку у себя на шее, дотронулась до нее и тут же одернула руку — такую острую боль она почувствовала.
— Я не могу снять ее самостоятельно, — объяснила она.
Андрон нашел узел и развязал веревку, блокирующую магию Лены. Энергия тут же наполнила юную волшебницу.
— Отлично! — сказала она. — Начнем исполнять желания!
Лена не стала возиться с оставшимися ключами, чтобы освободить Дима. Она просто показала на замок и приказала: «Откройся!»
Дверь послушно распахнулась. Дим выбрался на волю.
— Ну, а теперь к Маргарет и Паулине! — сказала Лена Рощина и ощутила уже знакомое чувство перемещения в пространстве.
Все трое (Лена, Дим и Андрон) тут же оказались возле железных ворот тюрьмы. А Лена ожидала, что они попадут в гостиницу. Но горевать не пришлось, потому что Марго и Паула тоже были здесь! И Томарис с котом в руках! И начальник стражи порядка (у него было это написано золотыми буквами на рукаве)… Причем никто из них даже не заметил, как рядом внезапно материализовалось три человека. Они были слишком заняты спором. Принцесса гневно трясла рукой, на которой у нее был «татуировка» и громко возмущалась:
— Как вы смеете задерживать человека из моей свиты?! Или мне сообщить О’Генеральду?
— Что ж, сообщайте, — спокойно отвечал ей начальник тюрьмы. — Даже ему ничего не поделать против приказа Госпожи.
— Какой Госпожи? О’Генеральд подчиняется Кроненбергу! — возмутилась королевская дочь.
— Сейчас же пустите меня к моему сыну и племяннице! — страшным голосом закричала Маргарет.
— Да ладно вам нервничать! — успокоила Лена, стоявшая за спиной. Кот согласно мяукнул в ответ.
Теперь девочку заметили все. Чуть позже обратили внимание и на юношей, стоявших рядом. Грозный начальник побагровел и, подходя к Лене, скомандовал:
— Стража!!!
— А стража не придет! И ты спи спокойно! — с притворной лаской посоветовала Лена.
Не прошло и двух секунд, как глаза начальника сомкнулись, он сладко зевнул и рухнул прямо на пыльный пол, не пожалев своей идеально черной формы.
— Круто! Как ты его!— восхищенно выпалил Дим.
— Мне самой понравилось! — Лицо Лены сияло от радости.
— Дим, ты с нами? — спросила она.
— Да!!! — ответил он, даже не спрашивая куда.
— Тогда все возьмемся за руки, — сказала Лена.
Тут же вся компания выполнила просьбу, и возле тюрьмы получился какой-то хоровод. Только кот не брал никого за руку и разместился на плече у Томариса.
— В Лигвант! — произнесла лена Рощина.
У ворот тюрьмы остался один начальник, который все еще не собирался просыпаться.

Глава 4: Обитель грез.
Когда невинных кровь,
Как лепестки у роз,
Прольется в мире вновь,
Тогда в Обитель грез
Герой из дальних стран,
Незваный вдруг придет,
Он, именем другим назван,
Нам счастье принесет.
Ойлучембо “Однажды на Кроносе”

–Сегодня очень важный день в истории Белого Щита, — говорил с трибуны высокий мужчина в белой тоге. Поверх пышных черных с проседью волос у него был надет золотой обруч, закрывающий лоб. Человек выглядел величаво на фоне толпы, внимавшей ему. Его речь то и дело прерывалась аплодисментами.
— Многие годы мы боремся за свободу нашей планеты от диктатуры и произвола того, кто называет себя Кроненбергом. Мы боремся за равенство всех жителей Кроноса перед законом и взываем к братским отношениям между представителями разных поселений и городов, их объединению во всеобщей войне. С каждым днем мы приближаемся к нашей цели. И хотя путь наш труден и опасен, а успеха достичь нелегко, мы пытаемся продвигаться вперед. И сегодня мы сделали еще один шаг на пути к победе. Да, ведь именно к победе нас приведет заключенный сегодня союз между Синей книгой и Пурпурным шаром! Техника и магия наконец-то объединились! И в подтверждение этого я представляю вам первый результат их совместной работы — новый, модернизированный комплекс порталов, позволяющих переместиться в любую точку пространства и в любое измерение.
Мужчина в тоге сделал знак рукой, подбежавшие люди в белых туниках убрали невидимый покров, и толпа увидела, что позади произносящего речь, там, где раньше была пустошь, оказалась целая площадь, посреди которой возвышалась башня, облицованная белыми плитами, в которых отражалось солнце. Края площади обрамляли стоявшие на одинаковом расстоянии огромные каменные арки, издалека походившие на кромлехи (как в Стоунхендже).
–– Это, — оратор указал на башню, — центр управления перемещениями, оснащений самой современной аппаратурой. Диспетчеры телепортаций будут следить за временем, местом и условиями прибытия. У тех, кто получил разрешение на телепортацию, должна быть специальная пометка на его документах или запись на личном артефакте. После проверки разрешения перемещающийся должен пройти к указанному ему порталу и по сигналу шагнуть сквозь него.
Люди в туниках произвели импровизированную демонстрацию процесса, правда, без включения порталов, которыми, кстати, являлись каменные арки.
— Таким образом, мы получили очень ценное творение, результат совместного труда магов и ученых, под чутким руководством госпожи Жизеллины, главы Пурпурного шара, и господина Харитона, главы Синей книги. Давайте поблагодарим их!
Под рукоплескания публики возле оратора встали еще двое: красивая женщина средних лет в ослепительно сверкающем сиреневом платье с пышными волосами цвета платины и пожилой мужчина с жидкой бородкой в строгом черном костюме.
— Несомненно, — тут же начал господин Харитон, — это сооружение позволит достичь любого места назначения в считанные мгновения без применения магии. Особенно это пригодиться основной части населения, которая вообще не умеет перемеща…
Глава Синей книги еще не успел договорить, как вокруг трибуны материализовалось пятеро человек, державшихся за руки, и один кот.
Все, кто до этого слушал речь и перешептывался с соседом, замолчали. Новоприбывшие тоже не спешили что-то сказать.
— Упс…Извините, пожалуйста… — нарушила молчание девочка-подросток в красном платье, — А это случайно не Лигвант?
— Случайно Лигвант, — отозвалась госпожа Жизеллина. Она мельком посмотрела на Лену Рощину и тут же повернулась к матери Андрона.
— Маргарет, как я рада! О, Эндорт! Андрон! Как изменился!
После сердечных объятий Жизелла повернулась к оратору и смущенно проговорила:
— Прошу нас извинить. Прибыли те, которых мы так долго ждали. Я говорю от лица Пурпурного шара.
Она поклонилась присутствующим и, взяв под руку Маргарет, увела вновь прибывших подальше от такого скопления народа.

Жизелла, давняя подруга Маргарет (вернее, Неолины, которая их объединяла), повела гостей города к себе домой. По пути глава Пурпурного шара разговаривала в основном с Марго, только раз обратившись к Лене, Пауле и Диму, спрашивая, как их зовут. Причем Лена, окончательно растерялась, кто она на этот раз: Елена или Лина, а может быть, вообще, Неолина. В результате она пробормотала что-то вроде: «Льна». Но Жизелле, казалось, этого было достаточно. Томариса и, разумеется, Андрона Жизеллина знала и так.
Так как Паулина, Дим и Лена Рощина были в Лигванте впервые, а Андрон посещал его в том возрасте, о котором абсолютно ничего не помнит, то им вовсе и не нужно было, чтобы с ними сейчас разговаривали, если, конечно, это не был бы экскурсовод. Они просто шли туда, куда их вела женщина в сиреневом платье, и с любопытством осматривали все вокруг, боясь что-нибудь пропустить. Дорога, по которой они ступали, была вымощена квадратными белыми плитками, по обеим сторонам ее обрамляли клумбы с обычной зеленой травой, кроме тех участков, где в нее, как в широкую реку впадает множество ручьев, вдавались дорожки, идущие от различных по своему цвету и форме зданий. Впрочем, кое-что общее в постройках все-таки было: крыши были покрыты блестевшими на солнце, словно золото, пластинками, а окна и двери были абсолютно без острых углов. Прохожих на улицах было немного, по крайней мере, Лена насчитала только троих. Двое из них были бородатыми мужчинами в синих хламидах, а один, вернее, одна была маленькой девочкой в фиолетовом сарафане, быстро перебежавшей дорогу и завернувшей на одну из узких тропинок. Жизелла приветствовала каждого плавным поднятием руки, причем, как показалось Лене, только девочке она приветливо улыбнулась.
Но, наконец, путь к дому Жизеллы завершился — хозяйка широко распахнула перед гостями дверь своего двухэтажного деревянного жилища. Маргарет, а затем и все остальные, зашли в просторную прихожую. Последовав примеру Жизеллы, они разулись и оставили свою обувь у входа. На полу был сиреневый ковролин, стены были отделаны разноцветной тканью, а вместо дверей на первом этаже были проемы в виде арок. Жизелла повела народ в самую большую из своих комнат — гостиную.
— Проходите, присаживайтесь, — произнесла Жизеллина так, что не было ясно просьба ли это, приказ или предложение. — Я сейчас придумаю что-нибудь поесть. Вы наверняка очень голодны.
— Может тебе помочь? — спросила Маргарет у подруги, которая собиралась выйти из комнаты.
— Не стоит, — улыбнулась Жизелла. — Но можно пообщаться в трапезной.
— Кстати, Паулина, — прибавила Жизелла, — думаю тебе лучше переодеться. Не знаю, откуда платье, но думаю, ты понимаешь, что оно здесь немного… не в тему. Гардеробная в соседней комнате.
Паулина послушно удалилась.
Маргарет и Жизелла тоже покинули гостиную комнату, оставив Лену с Андроном, Димом, Томарисом и котом, у которого был ошейник с надписью «Том».
«Одни пацаны, — подумала девочка, — и зачем столько?». Но не прошло и минуты, как в комнате появился еще один человек. В гостиной была широкая дубовая лестница, ведущая на второй этаж, и по лестнице быстро спускалась девчонка, примерно того же возраста, что и Лена Рощина, хотя возможно была разница в один год или около того. У нее были длинные каштановые волосы, загорелая кожа и острые черты лица. Лене понравилась ее одежда: бирюзовые топик и брюки. Она тоже была босиком.
— Привет всем! — просто и весело поздоровалась незнакомка. — Я чувствовала, что сегодня кто-то придет. Будем знакомиться. Я Аделина, но лучше называйте меня Ада!
— Ты дочь Жизеллины? — догадался сын Маргарет. — Я о тебе слышал. Мое имя Андрон.
–– А я Томарис. Для Вас просто Том.
— Как этот котик? — заинтересовалась Ада, видимо разглядев имя на ошейнике.
Томарис покраснел и выпустил из рук уже изрядно истосковавшееся животное.
— А как тебя зовут? — продолжила Ада, обращаясь к Диму, который даже не понял, куда он попал.
— Меня не зовут – я сам прихожу.
— И все-таки?
— Дим, — пробурчал юный воришка.
Ада повернулась к Лене, которая снова придумывала, что бы ей ответить. Но только она открыла рот, ее опередила ее сверстница.
— Стой, не говори. Я знаю – ты Неолина! — выпалила она.
Лена была просто ошарашена этим заявлением. Сидела бы она на стуле – она бы с него упала, но, находясь на диване, она даже не знала что делать. А между тем на нее уставились удивленные юноши, как будто видели ее в первый раз.
— Откуда ты знаешь? — вырвалось у нее, хотя она хотела воскликнуть «С чего ты взяла?!».
Все, пришло в голову Лене, я уже сама верю что я, это не я. Как все запущено…
— Ну, как можно тебя не знать? Мне столько про тебя рассказали. Конечно, в основном, о том, что было до перевоплощения. То есть, прохода через Сияющие врата. Но недавно у мамы на работе появилась более новая информация. Наша супер-знаменитость.
— Кто, кто???
— Ах, да. Ты же читаешь мысли. Ну а что я такого подумала? Так оно и есть! Белый Щит тебя очень высоко ценит.
— Белый Щит?
— Ну и Пурпурный шар, конечно тоже. Насчет Синей книги не знаю. А что касается Красного меча… У тебя есть оружие?
— Нет, — честно ответила Лена.
— Будет! — убежденно заверила ее Ада. — Скорее всего, лук. С твоим-то зрением.
— Так. Понятно. Ты знаешь обо мне то, что знают у твоей матери на работе. Но откуда там ЭТО ЗНАЮТ?! И еще одно, я из лука стрелять не люблю.
От необходимости отвечать свою дочь избавила Жизелла, показавшаяся в проеме арки и позвавшая всех в трапезную (то есть то, что нормальные люди назвали бы столовой).
Молодежь устремилась туда, откуда доносился вкусный запах, пробуждавший аппетит. В принципе, его и будить-то не надо было — путешественники итак не завтракали. Но то, что они увидели, превзошло все их ожидания. В центре огромной комнаты стоял шикарный дубовый стол, на котором буквально не было места от количества блюд и столовых приборов. На стенах висели зеркала, и от этого количество пищи зрительно еще увеличивалось.
Все поспешили сесть за стол. Паулина вернулась из гардеробной в простеньком бежевом платье. Жизелла, как заботливая хозяйка, наполняла опустевшие тарелки, предлагала новые салаты и доливала напитки. К удивлению Лены, она узнала многие блюда — тут была и копченая курица, и запеченная рыба, и различные соленья, и даже наш салат «Оливье».
Но здесь не было выпечки и насекомых, что очень расстроило Маргарет, хотя она старалась этого не показывать.
Когда все уже были сыты, но не спешили входить из-за стола, Жизелла подняла в воздух посуду и аккуратно проводила ее глазами на кухню. У гостей дома было очень много вопросов, которые им не терпелось задать, впрочем, как и у хозяев.
— Ну, как вы тут живете? — в который раз спросила у Жизеллы Маргарет.
— Прекрасно. Аду я перевезла чуть раньше, пока мне надо было закончить дела в вашем городе.
— Да вот мы в магический центр приходили, а там Вы уже не работаете, — отозвался Андрон.
— Ну, да. Я знаю, девушка хочет вернуться домой. Не так ли?
— Да, хотелось бы, — ответила Лена.
— А кто там теперь вместо меня в отделе видений?
— Наш астролог Зузик. Хорошо, что мы от него избавились, — снова заговорил Андрон.
— Ой, как там мой дом поживает… Я ведь поручила госпоже Гларе за хозяйством следить, да все равно самой нужно поскорей возвращатьс-ся, — вдруг всполошилась Марго.
— Если хочешь, я выпишу тебе разрешение. Через портал это быстро будет.
— Да. Пожалуй. Жаль только, вещей мы много утеряли.
— Каких вещей?
— Да все добро-то осталось в той гостинице распроклятой. И надо же было через Кроносск пойти!
— А почему не через Землеводск? — удивилась Жизелла.
— Так проход же нам перегородило — обвал в подземелье был.
Жизелла прекрасно знала, что у Маргарет в доме был подземный ход, но не поняла, что заставило пойти через него, когда быстрее было бы добраться до Лигванта на лошади, как поступил Томарис.
— А почему вы не пошли через главные ворота?
— А не могли. Закрыли их, нас не спросили. Сказали, в город проник представитель королевского сада.
— Но ведь город невидим для тех, у кого нет приглашения?! Впрочем, всегда есть способы обойти защитную магию. Так что, нашли этого представителя?
— Да, но ничего опасного, Жизелла, поверь мне. Я тебе потом все объясню, — успокоила ее Маргарет, поглядывая на Паулину.
— Ладно, ну а что касается вещей, так их можно телепортировать. Завтра назовешь моим сотрудникам название гостиницы и номера комнат. Договорились?
— Конечно. А можно наши с Андроном сумки сразу домой, а одежду, которую еще Неолина оставила, пока сюда?
— Думаю, да. Так значит, в Лигванте вы не остаетесь?
— Знаешь, мама. Я твердо решил — записываюсь в Белый щит добровольцем.
— Батюшки мои, да ты что? Ты же не маг, ты не ученый. Не… Да тебя как пить дать в Красный меч прямиком! Солдатов мало не бывает! Ты хоть понимаешь, что ты со мной делаешь?! — запротестовала мать Андрона.
— Но Белому щиту люди нужны! Вот Кроненберг даже детей вербует! Кстати, Дим, а ты почему в армии не служишь? Больной что ли?
— Только без намеков! — рассердился Дим. — Просто я у них в списках вообще не числюсь. Мы-то способы знаем.
— Значит, официально ты не существуешь? — уточнила Ада. — И как же вы, привидения, живете?
Дим не стал отвечать на вопрос. Он только больше надулся.
Неожиданно Томарис воскликнул:
— А я поддерживаю Андрона! Давно пора! Я вот работаю, выполняю всякие ответственные поручения, получаю задания. Недавно меня даже повысили!
— Поздравляю. Вот видишь, ма. Ничего страшного нет в том, чтобы защищать родину. Ничего не делать — значит, деградировать, а деградировать — помогать Кроненбергу. Не так ли? Если б я раньше знал путь в Лигвант, я бы раньше ушел.
— Но… — побледнела Маргарет, не зная, что сказать. Она была очень расстроена. Немного помолчав, Марго вздохнула и произнесла:
— Ну, хорошо. Ладно, так и быть. Оставайся. Оставайся, а я возвращаюсь домой. В общем, делай что хочешь, защищай, кого хочешь. Напиши, если останешься жив.
На глаза Маргарет навернулись слезы. Еще немного, и она бы зарыдала. Но ей удалось вовремя успокоиться, и она даже одобрительно улыбнулась Андрону.
А дело все было в том, что отец Андрона, Ведон, погиб при проведении операции, организованной Красным мечом, и Маргарет так надеялась, что ее сын не повторит ту же судьбу.
— Раз уж мы заговорили о добровольцах в Белый щит, то давайте решим, что будет с нашими молодыми людьми, — сказала Жизелла, остановив взгляд на Диме и Лене, которые сидели рядом.
— А что с ними будет?! — не понял Дим.
— Все дело в том, что вы в Лигванте — раз, не живете постоянно ни в одном из скрытых поселений — два. И, в-третьих, пригодились бы Белому щиту. Особенно это касается тебя, Неолина.
— Это тебя что ли так зовут? — прошептал Дим, обращаясь к Лене.
«Опять двадцать пять. Я — Неолина, я нужна всем, кому не лень. Но какое отношение я имею ко всем этим их организациям? Я ведь ничего толком не умею!» — подумала Лена, порядком раздосадованная.
— Маргарет не смогла мне ответить, кто ты, Дим. Что ты делал в Кроносске? Расскажи о себе, — попросила Жизелла.
— Я жил с отчимом в Крысином районе, если Вам это о чем-нибудь говорит. С детства я развивал в себе ловкость, быстроту и силу. Так я смог зарабатывать себе на жизнь, — уклончиво ответил он.
— Сколько тебе лет, Дим?
— Четырнадцать оборотов вокруг Светила, если вы это имеете в виду.
— Да, это. Еще такой молодой. Скажи, ты хочешь остаться в Лигванте? Здесь ты мог бы начать все заново: пройти обучение в лучшем подготовительном центре, например. А может, в тебе откроются магические способности, кто знает.
— Э-э… Вообще-то я не очень хочу стать колдуном.
— Это, вероятно, потому, что ты, впрочем, как и все в Кроносске, мало знаешь о магии. Ну, ничего. Есть и другой путь. Ты когда-нибудь имел дело с оружием?
— В принципе, да, — замялся Дим. — Иногда приходилось пострелять, или поработать топором. Но людей я не убивал.
— И правильно. Но может быть, ты умеешь драться на мечах?
— М-м-м… У меня не было своего меча. Да я люблю что-нибудь попроще и поэффективнее: ломик, там, или кувалда…
— Любопытно. Что ж, Красный щит тебе подойдет. После предварительного обучения. Ну так что?
— Я не знаю. Наверное, я согласен. Правда, мне хотелось бы узнать все поподробнее. Обсудить условия.
— Недоверчивый какой. Прекрасно, завтра я устрою тебе встречу с более компетентным человеком. Он тебе все объяснит. Не волнуйся, Лигвант — это совсем не Кроносск.
Дим молчал, переваривая полученную информацию. Легкое сомнение у него все же оставалось. Хотя, что может быть хуже, чем та жизнь, которую он вел раньше. А все-таки как-то страшно принимать это неожиданное предложение. Дим часто убеждался в том, что бесплатный паек только в тюрьме выдают, как говорят у них в городе.
— Насчет тебя, Неолина, — продолжила Жизелла, — я не могу сказать ничего определенного. Завтра тебе предстоит встретиться с самим главой Белого щита. Кстати, объяснишь ему свое неожиданное появление у его трибуны. Думаю, ты должна будешь сделать свой выбор: согласна ли ты нам помочь или желаешь сразу вернуться домой.
— Но чем я могу помочь? — возразила Лена.
— Боюсь, что я не могу точно тебе сказать. Но будь уверена, Белый шит найдет применение твоим способностям.
— То есть вы уже знаете все обо мне и о том, что со мной происходит? Но откуда?
— Хм… Я не знала, что это секрет. Томарис, ты что ей ничего не рассказал?!
Все посмотрели на Томариса, который изо всех сил пытался быть незаметным.
— Жизеллина, ну зачем же Вы так? У меня не было никакой возможности…
— Извини, Томарис. Не хочешь говорить — не будем об этом.
— Да нет же, скажи! — вмешался Андрон.
— Хорошо, но обещай, что не перестанешь считать меня другом. Ну, хотя бы приятелем…
— Да что такое?!
— Дело в том, что мне поручили следить за тобой, узнав о том, что ты начал поиски Неолины.
— Следить за мной?
— Я не хотел этого делать, но когда ты действительно стал водить девушек одну за другой, я заинтересовался. Потом я встретил тебя с Линой. Сначала я действительно подумал, что она твоя родственница, но когда Неолина прочитала мои мысли, а вы с Маргарет рассказали мне кое-что о ней, мне пришлось срочно отправляться в Лигвант. На лошади я добрался быстро. Мои догадки подтвердились. Особенно после того, как я упомянул о браслете. Меня почти сразу отправили за вами в Кроносск — оказывается, вы шли пешком! Там я в облике кота Дима нашел вас, а потом предупредил Маргарет и Паулину об аресте Лины, выкрал ключи у охранника и, между прочим, кое-кого освободил.
— Выходит, ты шпионил и за мной! — воскликнула Лена. — Но спас мне жизнь…
— Значит, мы в расчете, — улыбнулся Томарис. — И давайте сменим тему. Вот, например, Паулина, расскажите о себе, пожалуйста. Когда я был в Флоре-на-Флуре, то вас не видел, а из Кроносска мы уже вернулись вместе.
— Ну, мне особо нечего о себе рассказывать. Я сбежала из дома и попросила Андрона и Маргарет о помощи. Они любезно согласились проводить меня до Лигванта, где мне могли бы оказать поддержку.
Маргарет хмыкнула и распорядилась:
— Рассказывай все, Паула. Тут все свои!
Паулина испуганно обернулась и после некоторого молчания начала:
— Как скажете. Я расскажу о себе всю правду. Итак, я родилась в Бергине, столице Кроноса.
— Еще неизвестно что считать столицей планеты: Бергин или Лигвант!
— Не перебивай, Томарис, — перебила его Маргарет.
— Моя мать, Акулина, была единственным человеком, который меня действительно любил. Даже мой отец не относился ко мне так.
— А кто твой отец? — снова встрял Томарис.
— Мой отец — Титанум Кроненберг, король Объединенного Кроноса и его спутника Рео. Только не нужно замечаний по этому поводу, я итак знаю, что он вам не король.
Слова Паулины поразили всех, кроме Маргарет, Андрона и Лены, которые были уже в курсе. Но Марго боялась реакции Жизеллы на этот счет.
— Маргарет, почему ты привела в Лигвант дочь Кроненберга? — сурово спросила Жизелла. — Я думала ее платье только для маскировки… Но мои самые худшие опасения подтвердились!
— Но, Жизе, я тебя уверяю, все в порядке. Это не враг! Ей в самом деле нужна помощь!
— С чего бы это?
— Она так же как и мы ненавидит Кроненберга.
— Но она его дочь!
— Он убил мою мать…— тихо произнесла Паулина, — и еще тысячи невинных людей погибли по его вине. Я сбежала и хотела бы помочь Белому щиту. У меня есть только одна просьба — пусть не будет больше жертв…
— Вряд ли это возможно, — оборвала ее Жизелла. — Но как мы можем тебе верить?
Паулина умоляюще взглянула на Маргарет. Та вынуждена была сказать:
— Ей можно верить, Жизе. Успокойся и выслушай меня. Я надеюсь, ты будешь поласковее с Паулой, после того, что я тебе покажу.
Маргарет вынула из кармана, затерявшегося в складках платья, тот самый маленький светло-голубой шарик, который ей отдала Паулина еще при встрече в Флоре-на-Флуре, когда также пыталась убедить ее, что она не вражеская лазутчица.
Жизелла мгновенно переменила выражение лица.
— Сама посуди, — настаивала Марго, — разве, будь девушка врагом, стала бы она отдавать свой ин, верно? Ведь все мы знаем, что с помощью него можно воздействовать на нее, узнать о ней все. Это же сама сущность человека! Кстати, видишь — он светлый. Значит, она не помышляет о зле! Лично я намерена ей помогать.
Паулина просияла благодарностью, но никак не могла понять, в чем причина такой разительной перемены Маргарет по отношению к ней.
— М-да. Прошу прощения, Паулина. но все же лишняя осторожность не помешает. Не правда ли? В любом случае, я обещаю, что мы не применим твой ин тебе во вред. Хотя сильный волшебник способен даже убить с его помощью… В Белом щите тебя примут, я уверена.
Жизелла встала из-за стола и уже более веселым голосом сказала:
— Ну что ж. Давайте, решим, где кого расположить на эту ночь.
Вскоре все покинули трапезную.

В доме Жизеллы на втором этаже было три спальни, большая ванная комната и библиотека, у которой было много разных дополнительных назначений, помимо хранения книг. Хозяйке дома удалось найти каждому место для ночлега (кроме Томариса, у которого в Лигванте была квартира). Итак, Маргарет разместилась в спальне Жизеллы, Андрону и Диму отдали комнату для гостей с двумя удобными кроватями, а Лене предложили переночевать вместе с Адой, где ей предоставили раскладушку. Паулина же согласилась устроиться на диване в гостиной. Разумеется, была еще не ночь, чтобы ложиться спать, и Жизелла, позволив молодежи обследовать дом, снова стала что-то обсуждать с Маргарет, запершись в своей комнате.
Томарис попрощался со всеми, взял на руки кота и ушел домой. Ада предложила своим новым знакомым пойти во внутренний двор.
— Хорошая мысль! — согласился Андрон, и вскоре он, Паулина, Лена. Дим и, конечно, сама Ада через незаметную дверь в коридоре на первом этаже попали в уютный внутренний дворик. Там оказалось очень красиво, просто прекрасно. В центре был небольшой бассейн, из которого в небо взмывала струя фонтана. От жаркого солнца можно было спастись под тенью раскидистой яблони, причем тут же подкрепиться спелыми яблоками. Под ногами была мягкая трава, и только ближе к стенам дома произрастали кусты роз и разные незнакомые Лене цветочки. В дальнем углу двора примостилась деревянная скамейка.
Некоторое время все молча любовались открывшимся перед ними видом, исключая Аду, которая нетерпеливо ждала когда кто-нибудь заговорит. Наконец она не выдержала:
— Ну, как вам тут?
— Здорово! — откликнулся Дим. — Место укромное, соседи не мешают. Не то, что у меня дома: двенадцать человек в одном сарайчике…
— Аделина, у вас превосходный сад. А фонтаны я полюбила еще в детстве, — Паулина подошла к бассейну.
Тут же его обступили со всех сторон. Лена попробовала рукой воду: приятно прохладная. Андрон подставил руки под струю фонтана, набрал воды и выплеснул на себя.
— Ай, ты на меня попал! — вскрикнула Паула, стоявшая рядом, и тут же забрызгала Андрона. Оба захохотали. Так началась веселая баталия. Людям иногда нужна разрядка. Особенно после стольких пережитых неудобств, таких как, например, долгий поход или сидение в сырой темнице.
Но вскоре все уселись на траву, мокрые, но довольные. Что бы чем-то всех занять, Ада попросила кого-нибудь рассказать интересную историю, и Андрон, с разрешения Лены, рассказал о том, как они добирались до Лигванта. Рассказ получился долгим, Андрон описывал множество деталей и постоянно отвлекался. Кое-что он, разумеется, приукрасил, например, по его словам выходило, что у ворот тюрьмы был не один старик, а, по меньшей мере, двадцать охранников с дубинками наперевес. И правда, кто поверит, что дедушка оказался таким сильным и шустрым. О погоне за Димом, Андрон тоже умолчал — они якобы встретились во время прогулки по Кроносску. Рассказчик сделал это из мужской солидарности: чтобы не позорить Дима перед Адой.
Потом Дим показывал фокусы (он ведь был довольно ловким): доставал из фонтана монетки, «превращал» листья в яблоки и тому подобное. Ада развлекалась тем, что ей, волшебнице (пусть начинающей) пытается показывать «чудеса» простой городской мальчишка. Андрон, которому на самом деле это было не интересно, уже о чем-то перешептывался с Паулиной. Кстати, они уже успели пересесть на скамейку. А Лена сидела на краю бассейна и, стараясь вообще ни о чем не думать, всматривалась в прозрачную гладь. Ей теперь было так хорошо, так легко и радостно, когда она уже столько пережила с тех пор, как попала на эту неведомую планету (несмотря на то, что с тех пор прошло совсем немного времени), что сейчас она могла сравнить это с долгожданными каникулами после трудного учебного года. И главное, теперь она даже полюбила эту планету, так, будто считала ее своей родиной. Теперь Лена верила, что это действительно так. И, наверное, правда, что когда-то давно она жила здесь, дышала этим воздухом и может быть даже сидела на краю этого бассейна, если приходила в гости к совсем еще молодой Жизелле. Только в самом, самом глубоком своем подсознании Лена скучала по дому на планете Земля, потому как все это время старательно отгоняла от себя мысли о нем, что бы не впадать в отчаяние. Ведь она вернется, обязательно вернется, причем так, что никто и не заметит ее отсутствия. С этими мыслями Лена смотрела на воду и вдруг внимательно вгляделась в свое отражение. На нее смотрела незнакомая девушка с черными волосами и такими же родинками, как у нее! Лена Рощина вскрикнула от неожиданности. На нее разом все оглянулись.
— Что такое? — перепугалась Ада.
— Н-ничего, — прошептала Лена. Когда она еще раз взглянула на отражение, то снова увидела в нем себя, а не кого-то постороннего.
— Все в порядке! — сказала она и ушла в дом. Через некоторое время Ада и Дим оставили Андрона с Паулиной вдвоем.

Покинув двор, Лена побрела на второй этаж, раздумывая, что же произошло. Основной мыслью было то, что она сходит с ума. «Из стены полезли руки: не пугайся — это глюки!» — уже тихонько напевала она. Вскоре девочка уже стояла вплотную перед дверью, ведущей в библиотеку. Отворив ее, Лена оказалась в затемненной комнате, где все стены были закрыты стеллажами с книгами, у окна стоял письменный стол, рядом было удобное кресло, а в центре было пустое пространство, где можно было, например, посидеть на мягком ковре. Лена с интересом принялась изучать корешки книг: тут были такие названия, как «Кулинария: ритуал для посвященных», «Легенды и мифы Древнего Кроноса», «Площадь Святого Ежика (остросюжетный детектив)» и многие другие. Но особенно внимание Лены Рощиной привлекла «Краткая энциклопедия Кроноса. Справочник агента Белого щита» в ярко-красном переплете и золотыми буквами на обложке. Энциклопедия, как и у нас, была составлена по алфавиту. Лена открыла книгу в начале, на первой букве, которую написать было бы довольно сложно, но в словах она читалась «а», как ни странно. Первая статья, на которую наткнулась Лена, была об острове Начала и Конца, потому что на кроносском он назывался Аанондегар. Усевшись в кресло, девочка начала читать. Надо сказать, что написано об Острове было довольно много, но настоящей информации минимум. В основном это были ссылки на древних историков, высказывания за и против того, что это место просто миф и рассказы старожилов о чудесах, которые там происходили. Но чем дальше читала Лена, тем больше ее стала интересовать проблема, и вот что она поняла из прочитанного.

Аанондегар (Остров Начала и Конца) находится в центре Чужого Океана. По своей таинственности он не уступает нашему Бермудскому треугольнику, а то и Атлантиде. Его все ищут как Шамбалу, например. Там живут те, которые знают и могут гораздо больше, чем простые смертные. Даже та незначительная информация об Острове, которой располагает Пурпурный Шар, строго засекречена и доступна немногим. Известно лишь трое человек, которые пришли на материк с Острова. Один из них – Эндорт. Учеными Синей книги доказано, что он действительно существовал и был древним правителем. О втором «пришельце» известно немного, только то, что его изгнали из Аанондегара много-много лет тому назад. Но древние легенды говорят, о том, что этот человек может жить и по сей день. И третьим, самым известным «островитянином» является агент Белого Щита, высший маг Неолина ФенХель, Странствующая (между мирами) и Незваная (так как появляется неожиданно). Помимо ее огромных магических способностей, у нее есть одна особенность – она может прожить несколько жизней, причем на разных планетах и в разных мирах, и, попадая в то или иное место, она буквально вершит историю, то есть совершает перевороты, революции или реформы.

Почему-то Лену не удивило ни то, что она наткнулась на упоминание о Неолине, ни то, что она о ней узнала, но найти на следующей странице ее портрет было уже чересчур. Ведь картинка была как две капли воды похожа на отражение в бассейне! «Все, хватит удивляться» — Лена решительно встала и положила энциклопедию обратно на полку. Потом она подошла к окну — оно давало увидеть внутренний двор. Лена убедилась, что Андрон и Паулина по-прежнему сидят на скамейке и о чем-то разговаривают. «Ну, поцеловал бы ее что ли…», — подумала Лена и отошла от окна, тем более что было неудобно стоять, перегнувшись через письменный стол. Она случайно ударилась браслетом об него, и тут же с ужасом отшатнулась — на столешнице просветились буквы.
— Боже мой, одно за другим… — не закончила свою мысль Лена и, с замирание сердца, начала разбирать необычный почерк.

«Здравствуй.
Я не знаю, как тебя зовут, но примерно представляю, сколько тебе лет. Тринадцать, почти четырнадцать, верно? И ты добралась до Лигванта, если читаешь это.
Независимо от того, поверила ты или нет в то, что тебе говорили раньше, знай: ты — Неолина. Я твое прошлое. Ты мое будущее. Я стала тобой, но ты не сможешь стать мной. Несмотря на это, я тебе многое оставляю:
Мои знания (ты найдешь в книгах),
Мою силу (ты откроешь в себе, хотя в своем проявлении она может измениться),
Мое имущество (ты получишь в Лигванте, но, думаю, Маргарет пополнила твой гардероб).
Можешь пользоваться даже моим обличьем, правда у тебя есть свое. Просто надень браслет и пройди через Темные врата — выйдешь в новом теле, но сохранишь свое сознание.
Ты почти ничего не помнишь из своей прошлой жизни. Но тебе это и ни к чему. Возможно, тебе рассказывали что-нибудь обо мне, но самой спрашивать не стоит.
Я уверена, что ты подружишься со старыми друзьями, но не знаю, понравится ли тебе мой… несостоявшийся жених, Герман. В любом случае, он староват теперь для тебя, заведи нового. Только прошу, не Андрона. Я же помогала его нянчить.
Не знаю, что тебе еще сказать, но верю, что ты сама во всем разберешься. Или я зря проходила через Сияющие врата???
И, пожалуйста, сделай все, что от тебя потребует Белый щит, если это не будет противоречить твоим принципам. Знаю, что теперь твоя Родина — планета Земля, но помочь Кроносу — твое предназначение.
Береги себя.
Неолина.

«Все, приехали, моя прошлая жизнь мне еще и советы дает!» — возмутилась Лена Рощина. Но этой мыслью она только маскировала свое настоящее отношение к происходящему. Конечно, она поверила в Неолину, теперь даже восхищалась ею, и даже воображала, как это здорово, быть героем, про которого даже в книжках пишут. Фантазия у Лены была отличная, так что она мигом представила себя с лицом Неолины и фигурой фотомодели, дерущейся на мечах или пускающей огненные шары в противника. Погрузившись в такие думы, Лена не заметила, как в библиотеку вошла Ада. Сначала она не хотела отвлекать Неолину от важных раздумий, но потом все же сказала:
— Ах, вот ты где. А я тебя повсюду ищу!
— Что такое?! — всполошилась Лена, мельком посмотрев на столешницу — текст исчез.
— Да ничего, просто мы ужинать сейчас будем.
— Так рано?
— По-моему, не рано. А у вас, что едят в полночь?
— Ну, не надо же впадать в крайности. Не рано, так не рано. Просто что-то есть не хочется.
— Мне, если честно, тоже, но с матерью лучше не спорить — себе дороже. Она уже грозилась порчу на меня на вести, правда, я не очень-то верю…
— Ну, с чего бы ей заколдовывать собственную дочь?! Я ее, конечно, не знаю, но думаю, что человек хороший.
— А я что говорила, что плохой? Ты меня не так поняла. Ладно, может, пойдем в трапезную. Меня же за тобой прислали.
— Хорошо хоть не послали. Океюшки, идем!
Обе спустились на первый этаж, прошли в трапезную и сели за стол, где их ждал ужин (более скромный, чем обед, но все равно вкусный). А затем, до поздней ночи, Лена рассказывала всем желающим о своей планете и отвечала на их вопросы. Только потом Жизелла убедила детей (и почему она посчитала их маленькими детьми?) ложиться спать или хотя бы разойтись по комнатам. Пришлось подчиниться, тем более что Лене и так надоело болтать, а хотелось просто отдохнуть. Кстати, браслет она на ночь больше не снимала, на всякий случай.

— Неолина, просыпайся. Все уже встали. Пожалуйста, просыпайся!
Лена ощутила, как кто-то трогает ее правую руку. Она лениво отмахнулась левой.
— Неолина!
— Я нэ Нэолына! — спросонья ответила Лена.
— А кто?
— Я Лэна Россина! — Лена повернулась к стенке. Но, поняв, что в покое ее не оставят, она решила открыть глаза и подняться с постели. Перед ней стояла Ада.
— Хотя, нет, я Неолина! — бодро сказала Лена. — Уже встаю!
Быстро одевшись, она последовала за Адой, которая снова привела ее в трапезную.
— Вы постоянно едите? Или только два дня в неделю?
— Нет, не постоянно. А только на завтрак, обед и ужин. Для особо голодных существуют еще промежуточные приемы пищи или питья! — обиделась Ада.
— Ну, извини. Я просто не выспалась.
Ада только хмыкнула.
За завтраком Жизелла объявила о планах на день: Жизелла с Маргарет пойдут получать вещи, оставленные в гостинице, Андрон и Дим смогут сходить в управление Красного меча (Жизелла дала им адрес), а Ада проведет королевскую дочь и Неолину на прием к главе Белого щита. Лене было немного страшно идти к начальнику такой важной организации, тем более что ей предстояло сделать какой-то выбор. Вернее, выбор за нее уже сделала «предыдущая» Неолина, но разве Лена уже не может сама решать за себя. В любом случае, она пока не знала, что именно от нее потребуют, как она сможет применить свои способности и что именно она умеет…Читать мысли, только касающиеся самой себя, перемещаться куда угодно или неугодно, приводить в исполнение самые разнообразные желания (кстати, надо потренироваться, подумала Лена) или что-то еще? А еще Лене было интересно, что за имущество оставила ее Неолина в Лигванте и как его получить. В общем, вопросов было довольно много, и ответы на них девочка надеялась узнать как можно скорее. Поэтому после того, как все были сыты и встали из-за стола, Лена поторопила Аду и девушки первыми ушли выполнять запланированное.
Итак, они вышли из дома Жизеллы и направились прямиком в штаб-квартиру Белого щита. Путь пролегал по такой же плиточной дороге, с точно такими же домами по обеим сторонам, но чем ближе было к главной площади, тем больше людей появлялось на улицах. Постепенно Лигвант становился действительно похожим на большой, многонаселенный город, а среди зданий теперь были не только жилые, но и (судя по табличкам на дверях) больницы, библиотеки, мастерские, столовые, общества ученых и магов-любителей, и другие не менее важные учреждения. Вдалеке уже были видны высотные здания: небоскребы и башни. Томарис как раз проживал где-то в том районе.
Повернув несколько раз налево, один раз направо и обогнув какое-то загадочное сооружение за высоким забором, девушки оказались перед входом в скромное белое зданьице с затемненными окнами и отсутствием всяких опознавательных знаков.
— Мы на месте, — сообщила Ада своим спутницам. — Щас я вас проведу до его кабинета, а дальше вы уж как-нибудь сами.
Она подошла поближе к двери и взялась за деревянную ручку.
«Пароль», — раздался протяжный низкий голос.
— Свободу кошкам, — ответила Ада и, получив отзыв «Сметану котам», вошла в распахнувшуюся дверь. За ней последовали Лена и Паулина. Теперь они проходили по длинному, выкрашенному в белый цвет, коридору, который освещался сам по себе, видимо, за счет краски. Через каких-то пятьдесят метров девушки набрели на охрану: двух молодых парней в белых комбинезонах, в руках у них были ярко-алые! мечи. По мере приближения к ним, мечи становились светлее.
— Цель визита? — сухо спросил один из охранников.
— Я сопровождаю госпожу Паулину и госпожу Неолину в главный корпус Белого щита. Им назначено.
— Ждите здесь. Информация должна быть подвергнута проверке.
И один охранник ушел, другой перегородил путь, выставив длинный меч. Через некоторое время первый вернулся.
— Ваши данные подтверждены. Но идти дальше могут только те, которым назначено. Идите прямо, вас скоро встретят. А Вас, барышня, я попрошу удалиться.
— А можно я их здесь подожду, — спросила Ада.
— Да, Вы имеете право остаться здесь до прихода Ваших друзей… подруг.
Паулину и Лену пропустили, и они двинулись дальше. Пройдя какое-то расстояние вдоль коридора, они наткнулись на крутую лестницу, ведущую вниз. Пришлось спускаться. Ну, а с другого ее конца их действительно уже ждали. Пожилая женщина в длинном сером платье с большой черной папкой в руках вежливо улыбнулась и попросила следовать за ней.
Она привела девушек к тому месту, где пол буквально обрывался, и не было ни малейшего намека на мост или лестницу. Лена посмотрела вниз: там было темно, и, следовательно, не понятно, что там находилось и было ли у этой дыры дно. Даже в туннеле Маргарет Лена чувствовала себя приятнее.
— Нам туда, — сообщила пожилая дама.
— А мы должны будем прыгать? — испуганно спросила Паулина.
Лена мысленно разделяла ее опасения.
Проводница ничего не ответила, только одарила их презрительным взглядом. Она встала у самого края, и, казалось, сейчас упадет в темную бездну, но ничего такого не произошло. Напротив неизвестно откуда к ней подлетела металлическая пластинка, довольно широкая, чтобы на ней уместилось несколько человек, и зависла в воздухе у обрыва, точно ковер-самолет.
— Это быстролет, модель 15-21. Когда он вам понадобится, просто произнесите мысленно его название (предупреждаю на будущее).
И старушка в сером платье встала на быстролет, приглашая Паулу и Лену сделать то же. Когда все встали, пластинка резко пошла вниз. Лена ненадолго ощутила чувство невесомости, и, несмотря на то, что она не падала с этой бешено несущейся конструкции, ей было бы гораздо легче на ней сидеть, а не стоять. К тому же девочка не любила быть под землей, так что лучше бы они направлялись вверх.
Во время полета пассажиры пластинки видели вокруг себя только голые белые стены, иногда с такими же белоснежными приборами на них. Нужны ли они были для вентиляции, для работы быстролета или чего-либо еще, Лена не знала. Наконец так же резко, как полет начался, он и закончился. Пластинка приземлилась, и все трое оказались в настоящем подземном городе. По крайне мере, такие ассоциации были у Лены Рощиной. Конечно, синего неба и солнца не было, а все освещалось непонятно каким образом, но тут было бесчисленное количество дверей и даже окон, стены были оформлены под фасады зданий, а дороги уходили далеко вдаль по всем направлениям. Было довольно людно и оживленно — туда и сюда сновал народ на быстролетах разного цвета, причем присутствовали мужчины и женщины разного возраста, в различных по стилю и цвету одеждах, но с одинаково крупными золотыми медальонами на шее.
Дама в сером платье повела девушек вперед. По пути прямо перед ними пролетел рыжий парень, видимо любитель быстрой езды, и чуть не задел Паулину, так что ей пришлось отшатнуться — он бы так и летел дальше, если бы не заметил грозно посмотревшую на него пожилую женщину, и тогда, словно испугавшись ее, он судорожно раскланялся, попросил прощения и поспешил потеряться. «Наверное, она важная особа», — подумала Лена. А между тем они уже вошли в один из «домов», где внутри все было стилизованно под кантри: пол, потолок, стены отделаны разными породами дерева, вдоль стен мягкие диваны и кресла, накрытые пледами, и даже декоративный камин.
— Управление Белого щита, — с гордостью произнесла провожатая Лены и Паулины, а сами они ни за что бы его не узнали, хотя бы потому, что ожидали увидеть нечто более строгое и солидное. Пожилая дама предложила им присесть на диван, пока она предупредит главу Белого щита об их прибытии. После этого она скрылась в соседней комнате.
Лена заметила объявление в рамке на соседней стене, которое от нечего делать начала читать. Оно гласило:
Каждый гражданин Тайных поселений обязан знать специальные секретные определения:
 Кровавый скипетр – правители
 Алмазный перстень – вельможи
 Черный меч – воины Кроненберга
 Голубые чернила-чиновники
 Розовые очки-дипломаты
 Желтая бумага – интеллигенция, люди искусства
 Синяя книга – истинные ученые
 Пурпурный шар – маги
 Красный (алый) меч – воины Лигванта
 Серая палка – преступники
 Бурая куртка – рабочие
 Зеленый стог – земледельцы и скотоводы
 Кожаная сумка – экономисты, банкиры, торговцы
 Белый щит – противники власти Кроненберга
«Любопытно», — подумала Лена, ища глазами другие объявления, но в это время из соседней комнаты раздалось: «Неолина, глава Белого щита ждет Вас».
Лена с неподдельным страхом вошла в кабинет, оставив Паулину дожидаться в приемной.

Глава 5: Лигвантские будни.
“С учетом вопросов анкеты и тому,
что Вам ранее было известно
о Белом щите, не изменилось
ли Ваше желание служить в этой
организации?”
последний вопрос стандартной анкеты
для будущих агентов (иногда опускается)

«Итак, на чем мы остановились?» — в который раз спросил начальник управления Белого щита, черноволосый мужчина средних лет в одежде как у древних римлян, после того, как его очередной раз отвлекли от разговора с Леной Рощиной. Просто время от времени к нему стучалась та самая старушка, которая привела Паулину и Неолину, с сообщением, что агент такой-то выполнил задание или прибыли представители из разных частей планеты.
— Я отдала Вам свою анкету, — робко напомнила Лена.
— Ну, да, вот она. Хм, интересно. Так значит, подозрительность одно из Ваших отрицательных качеств? Можете быть спокойны на этот счет, у нас оно положительное. Не стоит доверять первому встречному. Правда, тогда бы Вы не поехали с Андроном…
Лена уже рассказала главе Белого Щита свою историю, так как обманывать или что-то скрывать не имело смысла. Хотя, кое-что она все-таки пока не сказала: не призналась в том, что ее желания непонятным образом сбываются; а только поведала о своих способностях иногда читать мысли, перемещать себя, других и неодушевленные предметы (браслет и вещи Андрона). На что ей ответили, что она может обнаружить в себе другие умения или, по крайней мере, развивать эти. Кроме того, Лене предложили заполнить анкету с кучей разных дурацких (по ее мнению) вопросов, например «назовите самые знаменательные события в своей жизни», среди которых Лена отметила тот момент, когда ее собирались казнить за колдовство, или «перечислите несколько своих положительных и отрицательных качеств», даже про любимую книгу лигвантских авторов спросили, на что Лене не пришло в голову ничего другого, как «Краткая энциклопедия Кроноса, и чего-то там дальше».
Все это происходило в кабинете по оформлению похожем на предыдущую комнату, то есть, приемную. Глава управления восседал в мягком кресле за изящным деревянным столом, а напротив него на краешке стула примостилась Лена, терпеливо ожидавшая, пока прочтут ее ответы на вопросы анкеты. Через некоторое время мужчина в белой одежде, «Цезарь» как его про себя окрестила Лена Рощина, обратился к ней:
— Ну, что ж, ты принята.
— В Белый щит?
— Да.
— Значит, Вы меня вербуете?
— Уже завербовал.
— А как же мое возвращение домой?
— А как же письмо Неолины на столешнице в библиотеке госпожи Жизеллы?
«Странно, — подумала Лена. — Об этом я забыла рассказать. Но кто еще мог знать? Оно же исчезло!»
— Знаю, Вы не говорили. Но глава пурпурного шара проинформировала меня об этом. Она была ответственна за то, чтобы Вы его получили. Не беспокойтесь, его действительно составили Вы, точнее предыдущая Неолина.
— Ясно. Значит все уже решено. А это точно, что я Неолина?
— Почти. У нас еще была версия, что Вы убили настоящую Неолину и присвоили себе ее браслет, но вскоре мы отказались от нее. В любом случае, мы вынуждены принять Вас. Позвольте, я зачитаю письмо Неолины, оставленное лично мне.
Глава Белого щита достал из ящика стола лист бумаги и начал читать вслух:
— Я, Неолина, Странствующая и Незваная, волшебница с острова Начала и Конца, являюсь действительным членом тайной организации Белый щит и действующим магом Пурпурного шара.
Прошу принять меня после тринадцатилетнего отсутствия на данной планете, ввиду вынужденной смены воплощений, когда я приобрету новую внешность и утрачу часть своих знаний. В связи с этим, прошу проверить мои способности и оказать поддержку в их совершенствовании.
Со мной будет волшебный браслет №1478 с отпечатком личной ауры. Прошу передать мне мое имущество, оставленное в Лигванте на хранение в отсеке №8 Башни Пурпурного шара, ключом к которому служит вышеуказанный браслет.
Требуется также допустить меня ко всем необходимым артефактами с предварительным оглашением правил по их эксплуатации. Среди таких артефактов прошу выделить Темные врата, которые помогут мне приобрести предшествующий моему данному воплощению внешний вид, тем самым подтверждая мою личность.
Начальник управления просмотрел письмо и сказал:
— Это все. Дальнейшее содержание письма касается лично меня. Итак, Вы приняты. Осталась лишь чистая формальность.
Лена вопросительно посмотрела на своего будущего шефа.
— Каждый новый агент Белого щита клянется работать только на благо народа Тайных поселений, выполнять задания Белого щита и не разглашать любую информацию, получаемую здесь никому (из жителей Кроноса и его спутника).
Лена Рощина медленно произнесла клятву.
— Хорошо, но в случае нарушения клятвы любого агента Белого щита ожидает смерть. Я должен предупредить Вас об этом, и не в моих силах предоставлять кому-то преимущества. Итак, если Вы готовы, то дайте мне вашу руку.
Лена протянула ту руку, на которой не было браслета. В свою очередь глава Белого щита достал из стола маленькую золотую печать. Обхватив запястье Лены, он сделал оттиск прямо на ее коже — на мгновенье след вспыхнул зеленым цветом и тут же исчез. «Надо было закрепить клятву», — пояснил начальник управления.
— Ну, а теперь, когда вы стали полноправным членом нашей организации, произвожу необходимые разъяснения по поводу того, чем тут занимаются. Итак, Белый щит ведет разведывательную деятельность в городах и прочих населенных пунктах, находящихся под властью Кроненберга и его сообщников; распространяет пропаганду наших идей среди мирного населения; срывает операции Черного меча, в частности массовые казни и обнаружение Скрытых поселений; ведет борьбу против сильнейших преступных организаций; наблюдает за существующими и вновь возникающими феноменами, в том числе магическими существами, именуемыми в народе нечистой силой; осуществляет сбор средств на проведение операций и материальную помощь жертвам Кроненберга; проводит обучение и переподготовку сотрудников. Белый щит ставит своей целью наведение порядка на планете Кронос и его спутнике Рео, даже если этого можно добиться только через свержение нынешнего правителя.
Лене показалось, что ее записали в шпионку.
— Все, теперь можете идти. Вскоре Вы получите указания насчет того, что делать дальше. Возможно, нам придется заняться Вашей переподготовкой.
Лена быстро поднялась со стула и направилась к двери.
— Теперь можешь называть меня шеф. Или даже господин Герман.
При звуке этого имени Лена уставилась на своего начальника. «Неужели это он бывший жених Неолины?! — удивилась она. — Или они просто тезки…»
— До свидания, шеф, — попрощалась Лена и вернулась в приемную, где ее ждала Паулина.
— Ну что? — спросила принцесса, но не успела получить ответ: ее вызвали в кабинет. Теперь одну оставили Лену Рощину, оставшуюся ждать свою спутницу, несмотря на то, что ей хотелось вернуться к Аде, которую бросили почти у самого входа в главное здание этой организации.
Лена понимала, что этого делать нежелательно, но она решила подслушать разговор Паулины с главой Белого щита. Ей было интересно, будет ли это вербовка или банальный запрос, к тому же она очень переживала за свою новую подругу. Лена уже подошла к двери и хотела приложить к ней ухо, как послышались шаги, и в приемную вошла та самая пожилая дама. Она неодобрительно посмотрела на Лену, а та сделала вид, что читает объявление на стене. Когда женщина ушла, девочка предприняла еще одну попытку. Осторожно прислонив голову к двери, Лена приготовилась слушать, но ничего не услышала. «Ничего себе звукоизоляция, — подумала она. — А дверь-то на первый взгляд тонкая, деревянная». Лена даже напрягла свой супер-слух, позволявший ей слышать речь с другого этажа, но опять ничего не вышло! Она про себя выругалась. Вернувшись на диван, Лена уже приготовилась провести ближайшее время, вперив взгляд в декоративный камин или считая буквы на объявлении, но в приемной снова показалась старая дама, которая предложила ей вернуться домой (вернее, туда, где она остановилась).
— А как же Паулина? Мне нельзя ее подождать?
— Думаю, она сама дойдет. Если что, я ее провожу. Просто предупреждаю, разговор с госпожой Паулиной будет долгим, учитывая положение, в котором она оказалась.
«Неужели и про Паулину им все рассказала Жизелла? Но когда она успела?» — спрашивала себя Лена, возвращаясь к тому месту, куда ее доставил быстролет. «Так, надо подумать про эту штуку, и она появиться. Какая же была модель… Там два числа было: шестнадцать и еще какое-то. Ну, елки-палки, быстролет не-помню-какой встань передо мной и так далее».
Оказалось, летающей пластинке этого было достаточно. Через минуту Лена уже поднималась вверх, но не стоя, а сидя, по-турецки скрестив ноги. Добравшись до места, где начинался обрыв, Лена направилась к выходу из этого «белого» дома. Очень скоро она столкнулась с теми же охранниками, что и были в первый раз. Обернувшись на Аделину, Лена Рощина обнаружила, что та уже сидела на маленькой скамейке и плела фенечку из ниток. Ада приветливо улыбнулась Лене:
— Привет, Неолина! Как все прошло? Слушай, а где ты Паулину потеряла?
— Она задержится. Думаю, не стоит ее ждать. Это надолго.
— Ну, как скажешь. Ладно, идем, а то здесь жутко скучно.
Ада положила свою поделку в карман, помахала охранникам на прощанье и вместе с Леной вышла на улицу, после чего они побрели к дому Жизеллы. По дороге Лена поинтересовалась:
— Ада, а где ты взяла скамейку и нитки?
На что Аделина гордо ответила:
— Все можно достать, главное знать, кого достать. Мальчики просто не могли мне отказать, я же дочка главы Пурпурного шара. Некоторые боятся ее больше Кроненберга и уважают наравне с начальником Белого щита.
— А ты заешь, как его зовут?
— Кого? Кроненберга?
— Нет, начальника…
— Да мне самой интересно! Сколько раз у всех спрашивала, никто не отвечает. Типа его имя знают только САМЫЕ приближенные.
«Забавно, — подумала Лена. — Я что одна из таких?»
— А почему ты спрашиваешь?
— Да так просто.
И они шли дальше, то обсуждая всякую всячину, то переживая, как там Паулина, не пытают ли ее.

Оказалось, Андрон и Дим вернулись раньше, чем Ада и Лена. Их взяли на подготовительные курсы в Красный меч и предоставили комнаты в общежитии при нем (вернее завтра выделят). Относительно успешно они прошли собеседование, и никаких страшных клятв с закреплением печатями с них не брали. Но прежде всех домой пришли Жизелла и Маргарет. Их поход в бюро телепортаций окончился неудачно: оказалось, в Кроносск введены дополнительные патрули после побега из тюрьмы трех человек, и незаметно вернуть оставленные в гостинице вещи не получится. Но никто не стал унывать. Во-первых, Маргарет и Андрону возместят ущерб, а Паулине и Неолине разрешено было пользоваться всем необходимым в доме Жизеллы, в том числе и одеждой. Ада сразу же предложила Лене примерить вещи из ее гардероба, которые пришлись как раз впору. Таким образом, все отдыхали и разговаривали с перерывами на еду до самого прихода Паулины.
Был уже вечер, когда она вернулась. Разумеется, ее сразу стали расспрашивать о том, как прошла встреча с главой Белого щита. Ответы оказались неутешительными. Сначала начальник управления телепортировал себе ин принцессы, и Жизелла ничего не могла поделать: он имеет на это право. С помощью этого ина, как с детектором лжи, Паулину проверяли на истинность того, что она говорила. К тому же, в Белый щит ее не взяли, только разрешили с ним сотрудничать и попросили не покидать Лигвант. Кроме того, Пауле и Неолине приказано было остаться в доме Жизеллы, по крайней мере, на некоторое время. И в дополнение ко всему Паулина передала Лене, что ей нужно будет утром (в неопределенное время) явиться в кабинет главы Белого Щита, так как он лично будет руководить ее обучением, или скорее переподготовкой, причем сначала ее способности нужно будет протестировать. Это не очень обрадовало Лену, хотя она знала, что так оно и будет.

Чтобы не откладывать неизбежное, Лена Рощина, проснувшись (против ее обыкновения добровольно) рано утром, одела шелковый сарафан Аделины, умылась, привела себя в порядок и, не позавтракав, отправилась в штаб Белого щита. Аду она будить не стала, хотя и знала, что та скоро сама встанет. Пройдя по тому же маршруту, что показывала Аделина, Лена добралась до того же самого одноэтажного белого здания, которое, по сути, было только входом в реальные владения Белого щита. Она прошла мимо вчерашних охранников, которые не стали задавать ей никаких вопросов и молча пропустили. Затем она мысленно вызвала быстролет, особо не вспоминая, какая там у него модель. А зря, потому что на этот раз ее попалась маленькая, пыльная пластинка, которая к тому же еще и плелась как черепаха. Пролетавшие мимо нее сотрудники Белого щита только тихонько посмеивались. «Это какое-то бесконечное падение, — думала Лена, медленно опускаясь вниз. — Может, стоило переместиться прямо в кабинет, пусть даже кому-нибудь на голову?»
В конце концов, Лена Рощина добралась до места. В приемной ее ждала та же пожилая дама, судя по всему, секретарша или помощница господина Германа. Увидев Лену, она сухо поздоровалась, постучалась в кабинет начальства, и оттуда послышался бодрый голос: «Пусть войдет!». Девочка так и сделала.
— Здравствуйте, шеф, — сказала она, еще только входя.
— Проходи, садись. Ты как раз вовремя.
— Но ведь точного времени Вы не назначали?
— Поэтому ты и не могла опоздать! — резонно подметил Герман. — Кстати, ты заметила, что я к тебе сегодня на «ты» обращаюсь? Не против?
— Как хотите, шеф. Я не против.
— Хорошо. Ну что ж, тебе, наверное, интересно, что за переподготовка тебе предстоит. Для начала, как ты понимаешь, необходимо выяснить, что ты уже имеешь. Чтобы от этого уже двигаться дальше. Из нашего разговора выходит, что ты изучила элементарную телепортацию и частично можешь читать мысли.
— Не всегда, шеф. В последнее время я их не слышу.
— Может быть, тебе просто не интересно, что думают другие? В любом случае, мое сознание никому не доступно. Хотя желающих узнать, что у меня на уме, вполне достаточно. Вернемся к главному. Есть информация, что у тебя обострились зрение и слух. Это ненормально, потому что должны были улучшиться также другие чувства: обоняние, осязание, вкус, интуиция, энергетическое и так далее. Но это тоже можно исправить. Насколько мне известно, на твоей планете магию многие не воспринимают серьез или относятся к ней крайне пренебрежительно. Да и расплодившиеся шарлатаны не улучшают ситуацию. Совсем другое дело у вас с так называемой наукой, хотя она далеко не совершенна и очень сильно ухудшила вашу окружающую среду. Но дело не в этом, а в том, что ты, будучи теперь уроженкой такой планеты, можешь быть пригодна не только в Пурпурный шар, но и в Синюю книгу. А там не мешало бы провериться и в Красном мече. Не спорю, искусство и экономика тоже могут быть интересны, но на них времени сейчас нет. Нужно поскорей разобраться с твоим обучением, тебе предстоит выполнить одно очень ответственное задание, и можно возвращать тебя домой.
— Можно спросить?
— Валяй.
— А что за задание меня ждет?
— Формулируется просто: свергнуть Кроненберга. Детали операции еще разрабатываются, и будут зависеть от того, насколько успешно ты будешь обучаться.
— В Вашем понимании «свергнуть» значит «убить»? — побледнела Лена.
— Не обязательно. Главное, завладеть Венцом Кроненберга, а там как получится. Можно сделать так, чтобы он добровольно отказался от власти, например, в пользу своей дочери. Есть правда одна сложность: женщина ни разу не надевала Венец. Ну, да ей и не придется: она передаст управление Совету Кроноса, куда будет входить совет Лигванта и выборные представители из всех районов планеты. Все ясно?
— Да, шеф. А Паулина об этом знает?
— Кое-что. Но, ты, надеюсь, помнишь, что не стоит разглашать эту информацию.
— Да. Я помню.
— Хорошо, пойдем, а то тестирование — штука долгая.

Воспоминания об этом самом тестировании остались для Лены не самыми приятными. Ее мучили с самого утра до обеда, заставляя проделывать самые разные упражнения. Проведением этого мероприятия руководил сам господин Герман, но составлял задания не он. Они были разработаны Белым щитом как стандарт для определения способностей человека. Специально для Лены некоторые задачи были усложнены, но вопросы по культуре и истории Кроноса исключены из списка. Итак, у Неолины проверяли память (ее нужно было запомнить разные слова, картинки, числа, а потом их воспроизвести), восприятие (узнавание предметов на ощупь, пищи по запаху и тд.), вычислительные навыки (несколько задач по математике и физике, ничем не легче, чем были бы на годовой контрольной; задание переводить числа из одной системы счисления в другую), вербальный интеллект (упражнения с подбором синонимов, рифмы; использование правил кроносского языка). Особенно сложным для девочки было адаптироваться между кроносским языком и русским при выполнении грамматических упражнений. Эта часть тестирования проводилась в одном их домов подземного Лигванта, в скромной комнате с письменным столом, шкафом и креслом. Для выполнения письменных заданий Лене выдали бумагу и кисточку, которую не нужно было макать в краску.
После того, как глава Белого щита передал ответы Лены на проверку своим подчиненным, он привел ее на своеобразный стадион, где проходили испытания физических качеств. Девочке пришлось бегать на время, прыгать в длину, отжиматься, подтягиваться, качать пресс, поднимать металлические шары разного веса (но не очень тяжелые, как показалось Лене), ловить и бросать мячики одному из сотрудников Красного меча, ассистенту тестирования. В общем, она окончательно измоталась и валилась с ног. А ведь после обеда ее ждало продолжение испытаний.
— Устала? — заботливо спросил господин Герман, когда они ушли со стадиона.
— Нет, шеф, — с деланной бодростью ответила Лена, а про себя подумала: «Еще и издевается!».
— Тем лучше, потому что расслабляться еще рано. Но, я думаю, надо пообедать. Столовая как раз напротив нас. Там все бесплатно, строилась специально для работников Белого щита. Можешь взять все, что угодно. Мясные блюда по рецептам Красного меча, диетическое питание уважает Синяя книга, а экзотика во вкусе Пурпурного шара. Это просто для общего ознакомления. Пообедаешь, возвращайся в общую приемную, это ту, что рядом с моим кабинетом. Все, можешь идти.
И глава Белого щита оставил Лену одну возле столовой. Девочка с интересом вошла внутрь, осмотрелась и обнаружила, что помещение поразительно напоминало школьную столовую, куда Лена наведывалась не столько поесть, а скорее постоять в очереди, общаясь со знакомыми, так как дождаться, когда толпа рассосется, ей еще ни разу не удавалось, по крайней мере, в течение перемены. Итак, простенькие столы и стулья, старая плитка на полу, огромное количество народу («Еще бы, все же бесплатно», — подумала Лена.) и импровизированный прилавок, где выдавались порции. Как ни странно, в непосредственной близости от еды очереди почти не было. Все-таки процесс шел быстрее, когда люди сами заполняли свои тарелки теми продуктами, которые им нужны, а не ждали пока буфетчица найдет пирожок с капустой (непременно перепутав с похожим, но с картошкой) и по копейке будет высчитывать сдачу. Правда, работники столовой здесь тоже были, но скорее для соблюдения порядка и постоянного наличия в столовой еды. Подойдя к одной из сотрудниц, приветливой молодой девушке, Лена спросила, как выдается еда в столовой. На что девушка улыбнулась, вручила ее поднос с посудой и пригласила выбирать содержимое порции самой.
Лена Рощина, пройдясь взглядом по ряду кастрюль и огромных тарелок, решила взять овощной салатик, мясную котлетку и бутерброд с чем-то напоминающим сыр. Стакан она наполнила вишневым компотом из кувшина, а на блюдце положила побольше мороженого. После чего, найдя совершенно свободный стол у стены, она принялась есть. В целом, обед ей понравился, хотя и преподнес ей сюрпризы. Во-первых, «сыр» оказался по вкусу крайне специфичным, больше похожим на майонез, но есть все-таки было можно, а вот «компот» оказался не вишневым, а виноградным, причем вином! Опасаясь опьянеть перед экзаменом, Лена глотнула только чуть-чуть. Затем она поставила поднос на специальный стол для грязной посуды, как это делали остальные, и направилась в приемную, где шеф приветствовал ее словами:
— Голод утолен? Теперь можно приниматься за работу.
Лена решила ничего не говорить по этому поводу, хотя высказать хотелось многое. Глава Белого щита привел ее в большой и пустой зал с непонятными знаками на полу, стенах и потолке, который находился недалеко от всех предыдущих зданий. Из противоположной двери в тот же зал вошли несколько человек в фиолетовых плащиках.
— Встаньте под большим кругом на потолке, сейчас начнется биоэнергетическое сканирование, — спокойно сказал мужчина, один из пришедших.
Лена подчинилась, даже не спрашивая, что это такое. Ее всестороннее изучение ей уже порядком надоело. Встав под желтым кружком, Лена увидела, что ее со всех сторон окружили люди в фиолетовом, которые вытянули вперед руки и закрыли глаза. Девочка постояла некоторое время в полном недоумении, но потом почувствовала невыразимую тяжесть и боль, которая, казалось, собиралась разорвать ее на несколько частей. От этого она зажмурилась, а когда открыла глаза, боль утихла. Она увидела то, что очень поразило ее, уже привыкшую к чудесам: перед каждым из обступивших ее людей, теперь вращалась ее голограмма или что-то вроде того. Каждое изображение светилось своим собственным цветом, причем на некоторых просвечивались внутренние органы и даже скелет. Может, это был такой способ проверить ее состояние здоровья или еще что, Лене было уже все равно. Она рассматривала свои косточки на соседней голограмме, причем позвоночник показался ее кривым, а ребра слишком широкими. Процедура сканирования продолжалась не меньше часа. У Лены уже затекли ноги стоять на одном месте, и она с облегчением вздохнула, когда люди, сканировавшие ее, ушли.
Но на этом мучения не закончились. Очень скоро Лене предложили магические задания практического характера, например, переместиться в указанное место, заставить предметы летать, прочитать мысли ассистента и увидеть его биоэнергетическое излучение, то есть ауру. С последним Лене пришлось повозиться, так как раньше ей делать этого не приходилось. Но, мысленно загадав соответствующее желание, она увидела неопределенного цвета свечение вокруг молодого человека, участвующего в ее тестировании, и рассказала об этом шефу. Тот никак не отреагировал, а лишь предложил новое задание.
— Магия, — сказал он, — это больше творчество, чем наука. Мыслить нестандартно может быть очень важным, когда подбираешь, какое именно волшебство совершить. Так что сейчас у тебя будет несколько необычное задание. Представь, что ты на соревновании по практической магии: каждые показывает что-нибудь особенное, чтобы удивить жюри и обойти соперников. Здесь нужно эффектная, оригинальная и интересная магия, причем лучше, чтобы она приносила практическую пользу. Итак, придумай, чтобы делала ты, окажись на таких соревнованиях. Причем, ты должна хотеть победить. Для пущей убедительности на стене высветится надпись «лучший» в случае, если жюри, то есть мне, понравится твое выступление. Все понятно? Полчаса на обдумывание.
Глава управления Белого щита закончил свою короткую речь и куда-то ушел.
Лена попыталась собратья с мыслями. Она абсолютно не представляла, что делала бы на этом соревновании, да и участвовала ли вообще. Но так как по умолчанию, она была обязана победить, ситуация осложнялась. Ну что хочет это самое жюри? Чтобы она им Коперфильда изображала? Можно попробовать полетать под потолком или пройти сквозь стену — надо только загадать желание. Но вдруг воображаемые соперники окажутся круче и придумают номер поинтереснее. Тем более не хотелось ударить в грязь лицом перед теперешним шефом. Он же гораздо важней того же директора школы, сам глава секретной организации, членом которой Лена Рощина являлась. «Взяли на мою голову. Как будто я особенно напрашивалась, — сокрушалась она. — И что же делать-то?» Так безуспешно прошло двадцать минут, и только потом Лене пришла в голову одна блестящая, как ей показалось, идея. «Если не получится, полетаю под потолком… — решила она, дожидаясь начальника. — Или пройду сквозь стену».
Вскоре полчаса истекло. Господин Герман вернулся и сразу же спросил:
— Ну, и чем ты удивишь жюри?
— Вы спросили, что я буду делать, чтобы добиться победы, — невозмутимо сказала Лена. — И вот что я бы сделала!
Она мысленно произнесла короткую фразу: «Я хочу победить!» и взглянула на противоположную стену. На ней медленно, но верно вырисовывалось слово «лучший» и мелким шрифтом внизу: «Не так ли?».
— Что ж, — шеф, несомненно, такого не ожидал. — За оригинальность хвалю. За подтасовку результатов…
Он усмехнулся, и Лене в первый раз удалось прочитать его мысли:
— От скромности она не умрет. Впрочем, Неолина действительно всегда была лучшей…
— Так, чувствую, кто-то копается в моем сознании! — спохватился господин Герман, покосившись на Лену.
— Простите, шеф, я не специально.
— Странно, что тебе это удалось. Но больше так не делай со старшими по рангу, — строго сказал начальник и добавил, — Неолина, результаты тестирования будут известны завтра. Приходи примерно в то же время. На сегодня все. Можешь быть свободна. До завтра!
— До свидания, шеф! — обрадовалась Лена и быстро направилась к выходу, чтобы вскоре оказаться в доме Жизеллы.
— Да, кстати, почитывай «Краткую энциклопедию Кроноса». Может быть полезным, — напутствовал вслед господин Герман.

Лену уже давно ждали в доме Жизеллы, и как только она пришла, сразу же получила выговор от Маргарет, что никого не предупредила о своем уходе. Конечно, они догадались, куда она пошла, тем более что больше ей идти было не куда, но все же так поступать было безрассудно, особенно в незнакомом городе на чужой планете. Но это не главное. Действительная причина, по которой ждали Лену, это то, что Маргарет хотела обязательно с ней попрощаться перед отбытием домой. Андрон и Дим уже переехали в выделенные им комнаты, но сказали, что прибудут прямо к порталам, чтобы заранее получить для нее разрешение. И сразу после прихода Неолины, все вместе обитатели дома главы Пурпурного шара двинулись в путь. Без приключений они добрались до того места, где еще недавно произносил речь начальник управления Белого щита, и откуда можно было добраться до комплекса порталов. Там почти ничего не изменилось, за исключением того, что теперь у порталов и башни было полно народу, суетящихся, переговаривающихся или исчезающих при переходе через портал. Дим и Андрон стояли у стены башни, пока еще не замечая своих знакомых. Пока они высматривали их в одной стороне, те тихо подкрались с другой.
— Ну что, Андрончик, не передумал домой-то ехать, а? — неожиданно громко спросила Маргарет.
— Ой, мам, и тебе привет! Я только на тебя пропуск брал! — ответил Андрон, потрясенный ее незаметным появлением. Он показал золотистую бумажку с изображением башни и надписью: «портал №12,
маршрут: Лигвант — Флур-на-Флоре,
вход по сигналу,
количество телепортантов: 1.»
— Ну и ладно, без тебя уеду. Ты там смотри у меня, раз уж пошел добровольцем — делом занимайся. Если что будет нужно, весточки присылай, — Маргарет крепко обняла своего сына.
— Хорошо. Не переживай за меня, все отлично будет. Правда скучно теперь тебе будет, — улыбнулся Андрон, — Без меня…
— Что правда, то правда. Кто ж будет теперь мои нервы портить, не супруги же Гарл и Глара! Надо будет кому-нибудь вроде тебя комнату сдать.
Все вместе они подошли к порталу номер 12. На взгляд Лены, это были две толстые квадратные колонны, стоящие рядом, а сверху на них лежала еще одна. За порталом было все, как обычно (то есть пейзаж Лигванта, а не вход в Флур-на-Флоре) и, казалось, если шагнешь туда, ничего особенного не произойдет. Тем не менее, с Маргарет начали прощаться.
Жизелла подошла к ней и сказала:
— Свяжешься через магический центр, как договорились? И не беспокойся, деньги за вещи ты получишь. Кстати, можешь прислать сюда оставшиеся вещи Неолины. Андрону ничего не понадобится, их с Димом будут обеспечивать всем необходимым. С Паулиной тоже все будет хорошо. Что ж, до свидания, Марго.
Она по-дружески ее обняла и расцеловала обе щеки.
Настала очередь Паулины:
— Спасибо Вам за все. Я не знаю, куда бы я пошла, если бы не Вы. Спасибо.
Обе прослезились и больше ничего не говорили друг другу. Тем временем портал вдруг заискрился и даже как будто позеленел. Пейзаж с другой стороны стал расплывчатым.
— Это сигнал, — подсказала Жизелла. — Вход открылся.
Маргарет напоследок обняла Андрона, Лену и Аду, попрощалась со всеми, услышав в ответ одновременное «До свидания!», и, помахав всем, вытянула вперед руку с билетом. Ступив под колонну-перекладину, она исчезла. Просто исчезла, без каких либо спецэффектов. Портал снова принял свой обычный вид.
— Ну что? Идем домой, — сказала Жизелла, выдержав паузу. Андрон и Дим вежливо попрощались. Вскоре девушки побрели Жизеллиной, а юноши направились в свое общежитие.

До поздней ночи Лена не вспоминала о том, что завтра ей снова спускаться в подземный Лигвант, узнавать результаты тестирования, начинать занятия. Как только проводили Маргарет и вернулись обратно, Жизелла и Паулина приготовили поесть, а после ужина каждый занимался своим делом. Жизеллина налаживала связь с Маргарет, Паулина отправилась прогуляться по городу, а Лена смотрела, как Ада выполняет домашнее задание. Да, до четырнадцати лет дети из Скрытых поселений обязаны были пройти базовое обучение, правда, в Лигванте, в отличие от других городов, каждый занимался по индивидуальной программе. Аду обучали репетиторы, которых она посещала далеко не каждый день. Гораздо больше времени уходило на выполнение того, что они ей порекомендуют (!), то есть самое, что ни на есть ИНДИВИДУАЛЬНОЕ обучение. Готовые работы она показывала своим учителям, те их проверяли и указывали на ошибки. Ошибок становилось все меньше, просто потому, что Ада не хотела давать своим «надзирателям» возможности в чем-то ее упрекнуть. Были предметы, которые ей на самом деле нравились. От магии чисел и предвидения Аделина вообще была без ума (по ее признанию). Вот и сейчас она упорно высчитывала какие-то формулы и вычерчивала геометрические фигуры, или даже скорее изображала магические знаки, а Лена сидела рядом, и, несмотря на все объяснения, ничего не понимала. Все было как-то запутано, требовало большого объема предварительных знаний, а Лена была совсем не местная и все это не изучала, но смотреть было интересно, а общаться о посторонних вещах во время выполнения своего задания Ада предложила сама. По ее словам, ей это ничуть не мешало, хотя все упражнения были сделаны очень не скоро.
И только тогда Лена вспомнила о завтрашнем дне. Во-первых, ее надо было проснуться в то же время, что и сегодня, чтобы успеть на свою переподготовку. Ада согласилась ее разбудить, если она проспит, потому что, сама она обладает способностью просыпаться тогда, когда надо. «По сути дела я тоже так могу», — подумала Лена и тут же загадала желание: «Вовремя проснуться и вовремя быть в кабинете шефа». С этой проблемой было закончено. Но господину Герману зачем-то понадобилось, чтобы она «почитывала» энциклопедию для агентов Белого щита. Ей что все слова подряд читать, чтобы алфавит выучить? Все равно она столько не запомнит. Или наугад пролистывать, вдруг что-нибудь интересное попадется. В конце концов, Лена сбегала в библиотеку за книгой и приняла единственно верное, на ее взгляд, решение: искать слова, значение которых ее срочно хочется узнать. И начала она с не раз услышанного слова «ин». Выяснилось, что
Ин — это ментально-энергетическая субстанция, так называемая, сущность человека. Включает в себя сознание владельца, то есть его память, мысли, знания. О природе ина давно ведутся дискуссии, как среди магов, так и среди ученых. По одной из гипотез, ин является неотъемлемой частью человека как целого (Эо). Также в состав эо входит эн (душа), ун (сердце, эмоции), лум (спектральный образ, сохраняющий привычки и внешность человека) и цош (тело) (см. ссылки в энциклопедии). Доказано, что в человеке, то есть в его определенном воплощении, может существовать только один ин. Ин в отличие от души (эн) не бессмертен, то есть при его уничтожении он уже не восстанавливается, а рассеивается в ноосфере, добавляя в нее накопленные им знания.
Посторонний может владеть лишь частью ина человека (вопреки распространенному заблуждению), причем только с его согласия, но и с его помощью возможно оказать на владельца воздействия разного характера, как то нанесение физического ущерба вплоть до летального исхода, исцеление болезней на разных стадиях, внушение человеку чужой воли (если этому не сопротивляется эн) и т.д. Применяя ин можно узнать сущность и мысли человека. В древние времена обмен частичками инов обозначал начало доверительных отношений, а односторонняя отдача — знак покорности или условие сделки.
Не став читать дальше («Шеф же сказал почитывать»), Лена вскоре уснула. Никаких снов ей не снилось, а если и снились, то она их не запомнила.

Лена сидела в приемной и ожидала шефа, у которого были какие-то срочные дела. Проснулась она рано, Аде даже не пришлось ее будить. От завтрака отказалась и раньше всех вышла из дому. Если бы она знала, что придется еще ждать, не стала бы так торопиться. Лена с тревогой думала о результатах ее тестирования, а вдруг она провалила все, что можно было. К тому же ей теперь предстояло обучение, а впереди темной тучей нависло страшное задание Белого щита: свергнуть Кроненберга! Как? Что может сделать девочка-подросток против владыки целой планеты? Зачем она вообще нужна в этой операции, ведь в Лигванте есть и маги, и ученые, и воины? «Это просто бред, — думала Лена Рощина. — Значит, если я в прошлой жизни была великой Неолиной, то теперь отдуваться опять мне?» Тут она вспомнила о письме Неолины: «помочь Кроносу — твое предназначение». С какой стати? Между прочим, в том же письме говорилось об имуществе Неолины, было бы интересно узнать, что за наследство она ей оставила, размышляла Лена, там еще про артефакты говорилось, Темные врата…
В это самое время из кабинета вышел шеф. «Как он там оказался, через потайной ход или переместился?» — удивилась лена Рощина.
— Пришла. К сожалению, результаты еще не известны. Обещают, через пару часов принести. Что будешь делать?
«Странный вопрос, как будто я тут делаю, что хочу…» — Лена была в замешательстве и вслух ничего не сказала.
— У тебя есть вопросы, это неудивительно. Возможно, даже пожелания. Скажи, что ты бы хотела сейчас сделать? — настаивал шеф.
— Э-э…
— Ну, говори, говори.
— Я бы хотела узнать, что оставила мне Неолина в Башне Пурпурного шара. Если это возможно.
Теперь шеф был в замешательстве, хотя он старался этого не показывать.
— Ну, хорошо. Можешь пока прогуляться. Браслет с собой?
— Да, шеф.
— Тогда я сейчас найду тебе сопровождающего, и сходите в Башню. Спросишь отсек номер восемь. Может, там что-то осталось, — неопределенно сказал он.
— Госпожа Араббина, найдите девушке сопровождающего! — приказал он вошедшей в приемную пожилой даме, его помощнице.
«Так вот как ее зовут!» — догадалась Лена, а госпожа Араббина кивнула и ушла подбирать сопроводителя.
— Потом сразу сюда, поняла? — строго сказал начальник управления.
— Да, шеф.
Господин Герман скрылся в своем кабинете, а Араббина привела с собой рыжего паренька, возможно, того самого, с который чуть не сбил Паулину на своем быстролете.
— Ремес доставит Вас к Башне Пурпурного шара. И привезет обратно, — проинформировала госпожа Араббина. Рыжий только кисло улыбнулся.

Через двадцать минут Лена уже была у самой Башни. Ее проводник Ремес решил сэкономить время и тайком поднял «на поверхность» свой собственный быстролет. Тайком, потому что летать разрешалось только в подземном Лигванте, но пешком ходить Ремес не любил. Лене понравилось летать: стоять на «пластинке» она уже приноровилась, а скорость у этой модели была примерно та же, что и у лошади Андрона, когда их преследовали солдаты Кроненберга. Лена позавидовала тому, что у ее спутника есть ЛИЧНЫЙ быстролет и ей захотелось иметь свой собственный. Во время короткого путешествия они почти не разговаривали, и лишь когда добрались, Лена спустилась на землю, а Ремес пообещал, что подождет ее.
Башня Пурпурного шара представляла собой не столько башню, сколько узкий небоскреб. Этажей было не счесть, так что верхняя часть здания буквально скрывалась в облаках. Стены были сложены из странных сиреневых камней, кое-где поросших мхом. Вместо окон были разноцветные витражи, а вход в Башню был едва заметен, потому что дверь по цвету сливалась со стенами. Дверная ручка полностью отсутствовала. Лена попыталась толкнуть дверь, но она не поддавалась. Никаких щелей, рычагов или кнопок тоже не было видно.
— Ладонь приложи! — воскликнул Ремес.
Лена приложила. Сначала ничего не произошло. Она с негодованием оглянулась на своего советчика, но тот только ухмыльнулся. Когда Лена вновь повернулась к двери, то обнаружила, что ее нет. Сквозь проем была видна деревянная винтовая лестница. Лена не придумала ничего лучше, как начать подниматься по ней.
Вскоре девочка оказалась на втором этаже. Там ее взору открылся просторный вестибюль, с несколькими винтовыми лестницами и множеством дверей. В противоположной стене Лена заметила маленькое окошечко, как у билетной кассы. У окошка стоял мужчина в фиолетовом халате и переговаривался с кем-то по ту сторону «кассы». Он даже не заметил, как подошла Лена, которая услышала часть разговора.
— Ариночка, милая, ну, может, замолвишь за меня словечко? По старой дружбе?
Ариночка, уже не молодая женщина, чуть высунулась из окошка:
— Дружбе?
— Ну, ты же меня, в конце концов, простила, не правда ли?
— Какой ты нахал! Явиться ко мне и клянчить путевку на Вюншес! Нет, сладкий, ничем помочь не могу.
— Так мне же исключительно ради поправки здоровья. Я же не развлекаться туда еду.
— А оформить просишь как командировку!
— А куда деваться, Аришенька? Где уж мне самому туда вырваться?
— Нет, нет и еще раз нет. Не видишь, человек пришел!
Арина заметила Лену Рощину.
— Сделаешь, Ари? — с надеждой спросил мужчина у окошка.
— Иди, милый. Не сделаю.
Мужчина сердито покосился на Лену, как будто она была во всем виновата, и поспешно ушел.
— Что тебе, девочка? — вздохнула Арина, провожая взглядом своего собеседника.
Лена так поняла, что это работница Пурпурного шара и решила спросить:
— Извините, мне бы хотелось узнать, как получить то, что хранится в восьмом отсеке Башни Пурпурного шара.
— А зачем тебе? Там хранится имущество какого-то очень известного человека, сейчас посмотрю… А ты что, его родственница?
— Э-э. В некотором роде.
Арина удивленно на нее уставилась, но потом на некоторое время скрылась из виду (то есть через окошко ее нельзя было разглядеть). Вскоре ее лицо показалось снова:
— Я проверила. Содержимое указанного отсека принадлежит госпоже Неолине ФенХель, магу Пурпурного шара. Последний раз отсек открывали тринадцать лет назад. Забрать имущество можно только с согласия владельца и предъявив закрепленный за ним артефакт. Так кем ты ей приходишься?
Лена не знала, что и сказать. Бессмысленно говорить, что она и есть Неолина. Каким образом она тогда открывала отсек тринадцать лет назад? Истошным младенческим воплем?
— У меня есть браслет, который является ключом, если Вы это имеете в виду.
— А согласие владельца?
— Я владелица.
Арина вытаращила не нее глаза. Но потом видимо поняла, в чем дело:
— А, ясно, ты ее дочь!? Ладно, иди на седьмой этаж, там покажешь браслет господину Окуличу и получишь справку. Предъявишь ее охране отсеков на тринадцатом этаже, потом приложишь свой артефакт к цифре восемь и возьмешь то, что тебе нужно. Потом вернешься к Окуличу, покажешь, что ты забрала, и он снова выпишет тебе справку. Ее отдашь мне. Учти, что пользование некоторыми предметами, пусть даже из тех, на какие ты имеешь право, имеет ограничения по возрасту и месту жительства. Все, можешь идти. Возникнут вопросы, задавай дежурному на любом этаже.
Лена Рощина поблагодарила, а сама уже была не рада, что захотела получить наследство Неолины. К тому же ей потом обратно к шефу… Лена тяжело вздохнула и стала подниматься на седьмой этаж.
Лена сделала все, как сказала ей госпожа Арина. Окулич, который также прятался за маленьким окошком, выписал справку о том, что она имеет доступ к отсекам хранения. С трудом поднявшись на шесть этажей выше, запыхавшаяся Лена протянула охранникам бумагу и прикоснулась браслетом к табличке с числом восемь. Открылась дверца и девочка очутилась в маленькой кладовке, где сразу же вспыхнул свет. Оказалось, что Неолина хранила здесь вечернее платье, расшитое драгоценными камнями, коробку с многоугольными пластинками — местными деньгами, шкатулку с драгоценностями (то ли обычными, то ли тоже волшебными), маленькую раскрашенную статуэтку самой Неолины (Ада говорила, что у них не принято рисовать портреты) и несколько книг на непонятном языке. Лена удивилась тому, что этот язык не знаком ей, но был знаком Неолине. Это для нее было неожиданным.
В одной из книг Лена Рощина нашла документ, написанный каллиграфическими кроносскими буквами, заверенный многочисленными печатями и говорящий о том, что ей, Неолине, принадлежит дом. Целый дом с садом и бассейном! Судя по документу, он находился (а, может, еще сохранился) в Тайном поселении недалеко от Лигванта, городе Лостеврне. Двухэтажный, наверняка красивый и дорогой, — восторгалась Лена, пока тащила свое вновь приобретенное имущество, безжалостно завернутое в пышное платье, на седьмой этаж. Это согревало ей душу и отвлекало от неудобств.
Но когда она добрела до окошка господина Окулича, ее радость заметно поубавилась. Во-первых, он очень долго возился с ее вещами, сверяя их со списком. Потом сказал, что не может выдавать детям до шестнадцати лет такое количество денег сразу, и что он вынужден будет часть вернуть в хранилище. Но самое главное, Лена не могла поселиться в своем собственном доме! Ведь она постоянно не проживает ни в одном из Тайных поселений и к тому же не имеет права никуда выезжать без согласия Белого щита, так как теперь является его агентом. Как Окулич это узнал непонятно, вроде бы следов на руке от печати шефа не осталось… «Наверняка Белый щит меня никуда не отпустит: я ведь еще не спасла планету!» — сокрушалась девочка, теперь уже, получив новую справку, спускаясь на второй этаж. Она передала ее госпоже Арине, которая удивленно воскликнула:
— А зачем тебе такое платье, девочка? Замуж выходить собираешься? Или мать попросила?
— Уж замуж невтерпеж… — прошептала Лена и, наконец, выбралась на улицу, где ее ждал Ремес на своем быстролете.

Вернувшись, Лена с удивлением обнаружила, что шеф ее особо не дожидался. Напротив, это он заставил ее ждать. Свои вещи она положила на диван в приемной, а сама ходила взад-вперед, не находя себе места. «А вдруг он обиделся, что я пошла в башню. Еще подумает, что мне богатство важнее родины (пусть даже бывшей)», — переживала Лена.
Но шеф похоже не обиделся. По крайней мере, из кабинета он вышел довольный и даже улыбнулся Лене.
— Поздравляю! — тут же сказал он и вытащил из-за спины маленькую невзрачную коробочку.
— Спасибо. А с чем?
— Мне принесли результаты твоих вчерашних испытаний, и они меня обрадовали. Основа для дальнейшего обучения есть! Правда, состояние здоровья не такое хорошее, как хотелось бы, но всему виной долгое проживание на крайне загрязненной и неблагополучной планете. Но это можно исправить. Главное, что ты принята не только в Белый щит, но и в Пурпурный шар, Синюю книгу и Красный меч. Такое бывает довольно редко. Молодец! Так что у тебя теперь целых три медальона.
Господин Герман достал из коробочки золотые медальоны, с разными изображениями внутри (гербы магов, ученых и воинов). Точно такие же украшения Лена уже не раз видела на посетителях подземного Лигванта. А теперь и она будет одной из них, причем в тройном эквиваленте. Лена удивилась только тому, что от Белого щита ей ничего, кроме невидимой печати, не досталось. Начальник управления торжественно вручил ей коробочку, и девочка сразу же надела эти знаки отличия на шею.
— Спасибо, шеф!
— Я тут не причем. Кстати, вижу, ты побывала в башне Пурпурного шара. Ну и как, все в порядке?
— Почти. Вот только нести все это…
(О доме за городом Лена решила не говорить, чтобы не сердить начальство.)
— Это не проблема. Можно ведь все телепортировать, верно?
— Мм, в принципе, да.
— Ты способна сделать это?
— Я попробую, — сомневалась Лена.
— Вот и пробуй! — весело сказал шеф, видимо решивший проверить, не зря ли он отдал ей медальоны.
«Хочу, чтобы мои вещи (имущество Неолины) оказались сейчас в комнате Ады в доме Жизеллы», — прошептала она и посмотрела на диван: платье и все остальное исчезло.
— Все. Теперь, что касается занятий…
— А что я сегодня должна буду делать?
Герман немного задумался и снова улыбнулся:
— Сегодня, пожалуй, ничего. Можешь идти. Но завтра приходи прямо с утра и прямо сюда.
Лена не могла поверить своему счастью: какой замечательный день! Возможно это даже лучше, чем дополнительная неделя каникул.
— Спасибо большое! До свидания, шеф!
И Лена Рощина побежала ловить быстролет.

Глава 6: Убийственные воспоминания.
Спички детям не игрушки — покупайте детям пушки!
Народная мудрость

Был вечер. Лена Рощина сидела в библиотеке, чтобы не мешать Аде выполнять задания по астральной магии, и упражнялась в собственной магии, то есть в исполнении желаний. И надо сказать, в основном у нее все получалось.
— Хочу мороженое!
— Хочу пирожное!
— Хочу пирожок с картошкой!
На письменном столе уже не было места от количества вещей, продуктов и прочего, что загадала Лена. Со стороны это могло показаться проявлением эгоизма или излишними капризами, но ведь Лена создавала все это сама. Причем ей требовалось приложить немало усилий, поскольку она заметила, что ее желания сбываются только тогда, когда она действительно этого хочет, то есть ей самой надо поверить, искренне пожелать, наконец, сосредоточиться. Но все равно не все ей удавалось: к примеру, дом в Лостеврне она так и не смогла себе вернуть, потому что создавать его было не надо — он и так был уже построен, а вот заставить начальство разрешить туда переехать было нереально. Все-таки она имела дело с более опытными волшебниками и учеными.
Лена не знала, что бы ей еще придумать. Сейчас ей практически ничего не хотелось, разве что какую-нибудь вещь из дома. «Неплохая мысль, — похвалила она сама себя. — Но что именно?». Даже не обязательно из дома в прямом смысле, можно просто что-нибудь как на планете Земля, пришло в голову Лене.
— Музыкальный центр!
Ничего.
— Ладно. Калькулятор!
Снова ничего.
— Все, последняя попытка. Компьютер! Нет, лучше… Ноутбук!
— Есть!!!
И действительно на полу (так как на столе было негде) материализовался настоящий современный ноутбук, легкий, серебристый, даже включенный! Лена никак этого не ожидала — на Кроносе такая техника, еще и работает! Интересно как, на батарейках, что ли? Недолго думая, Лена подошла к ноутбуку, взяла его в руки (слишком легкий!) и комфортно устроилась в кресле. Но тут ее ждала новая неожиданность. Посмотрев на экран, она обнаружила, что вместо рабочего стола появилось новое изображение — прямо на нее с любопытством таращился паренек лет десяти, маленький, хиленький, но с очень серьезным видом. Лицо веснушчатое, заспанное, густые волосы топорщатся во все стороны, глаза светло-серые. Неожиданно он заговорил:
— Очень интересно. Откуда мог взяться еще один… И как его теперь называть?
Мальчуган явно разговаривал не с Леной. У нее возникло такое ощущение, что он просто со своей стороны смотрит на экран и излагает свои мысли вслух, видимо от избытка чувств. Но ведь он обнаружил ее, вернее ее ноутбук, ведь, скорее всего, речь шла о нем… так размышляла Лена, а в это время мальчик что-то нажал и уже осмысленно произнес:
— Эй, кто там? Со мной на связи? Говорите! Пожалуйста!
Через некоторое время он дополнил: — Вы меня слышите?
— Слышу, слышу, — вздохнула Лена и тут же поняла, что ее собеседник ее не видит.
— Кто Вы? Господин… э-э или госпожа, (по голосу не понятно кто), пожалуйста, ответьте, откуда у вас этот прибор?
«И что ему сказать, — подумала Лена. — Признаться, что наколдовала?»
— Наколдовали? То есть Вы из Пурпурного шара?
«Вот паразит. Еще и мысли мои читает!» — рассердилась юная волшебница.
— Я не паразит! — в свою очередь возмутился ее оппонент. — Петинум настроен на получение информации, в том числе и на чтение мыслей. Судя по всему, Вы молодая девушка. Сколько Вам лет?
— Десять, — соврала Лена, сама не зная зачем. Впрочем, решила она, мальчику будет легче общаться со сверстницей. Но этих мыслей ее собеседник уже не услышал — девушка поставила ментальную защиту, которую недавно проходила.
— А мне одиннадцать… — рассеяно ответил мальчик и на некоторое время замолчал, о чем-то размышляя.
— Стоп, а что такое петинум? — спохватилась Лена. — И откуда у ТЕБЯ этот, как ты его зовешь, прибор?
— Петинум 11 — это мое изобретение, расшифровывается как Петин ум (меня зовут Петий, или Петя), одиннадцать лет, это прибор, который может выполнять различные функции: вычислять, показывать картинки, обеспечивать связь с такими же приборами. Кстати, даже получать информацию, подключаясь к ноосфере! Самую простую, конечно, но иногда необходимую. Как, например, чтение мыслей, получение плана или портрета и так далее…
«А ноосфера это вроде Интернета?» — заинтересовалась Лена и тут же спросила:
— Слушай, а почему я тебя вижу, а ты меня — нет. Или я ошибаюсь?
— Правда? — мальчик взволновано начал приглаживать свои волосы. Его явно беспокоило, что его видели в таком виде.
— Правда. Так ты сам изобрел ноутбук?
— Сам, — автоматически ответил Петий, а потом уже удивился: — А что такое ноутбук?
— А, ты не обращай внимания, это я Петинум так назвала, — успокоила его Лена, поняв, что почти проговорилась.
Но Петя, похоже, успел придумать «отмазку»:
— А, понимаю, это вы, волшебники, все вещи по-своему называете. Чтобы потом заклинания произносить? Не то, что мы, ученые, называем вещи своими именами, практичными и понятными.
— Ага. А ты что из Синей книги?
Петий явно смутился:
— Ну, не совсем. Меня еще не берут в Синюю книгу. Но я очень быстро прохожу базовый курс обучения и в конкурсах побеждаю!
«Понятно. Маленький, но вундеркинд», — прокомментировала про себя Лена Рощина. На планете Земля такие тоже встречаются…
— А в Пурпурный шар берут в таком возрасте? — спросил Петя, и Лена вспомнила, что она по его представлению даже младше его самого.
— Да нет! Это я так, дома колдую потихоньку. Что-то напутала, и тут твой прибор получился!
— Ясно. Я всегда считал, что магия — вещь ненадежная. Но у меня тут время кончается. Что ж, было интересно пообщаться.
— А мне-то как интересно. А у тебя лимит общения? Еще на связь выйдешь? — Лене было просто любопытно.
— Думаю, да. Я попробую настроиться на этот прибор еще раз. Завтра, или послезавтра.
— Ну-ну. Давай, до скорого! — сказала Лена, заметив, что изображение мальчонки начало расплываться, а вместо него снова показался синий рабочий стол с разными ярлычками. После такого неожиданного события все остальное Лену не так интересовало, поэтому она сразу же выключила ноутбук.

Лена Рощина уже больше двух недель занималась своей переподготовкой (как это называли в Белом щите), сама же она считала это настоящим обучением, с самого начала и в ускоренном темпе. Из того, что ей преподавали, она почти ничего не знала; лишь изредка ей удавалось блеснуть знаниями по физике или математике. Кстати, на Кроносе отдавали предпочтение стереометрии, поэтому Лене пришлось несладко, так как она проходила пока только плоские фигуры.
Господин Герман почти не присутствовал на занятиях, хотя программу обучения Неолины утверждал лично. Что касается реальных преподавателей, то их было трое, по одному из каждой организации, куда приняли Лену (опять за исключением Белого щита).
Представителем Синей книги была госпожа Эскупорасмина (одно только имя чего стоит). Низенькая дамочка с короткой стрижкой и всегда в деловом костюме, она была довольно строгой и педантичной. Часто придиралась по мелочам, требовала безукоризненного внешнего вида и кроткого поведения, давала советы, переходящие в приказы и вообще была очень сложным человеком. Поладить с ней было нелегко, но если выполнять все, как она требует, то можно относительно спокойно сосуществовать, поняла Лена.
Но был один человек, по сравнению с которым Эскупорасмина была просто «божьим одуванчиком». Человека звали господин Ар. Он являлся учителем самообороны и физической культуры, разумеется, представляя Красный меч. Лена не могла сравнить его с Эскупорасминой и сказать, кто из них хуже, потому что это были два совершенно разных характера. Ар был как спартанец, по крайней мере, по представлению Лены. Невозможно было определить, сколько ему лет, так как отменное здоровье и накачанные мускулы противоречили угрюмому морщинистому лицу и седым волосам. Говорил Ар лаконично, четко и точно, так что Лена всегда знала, что от нее требуется. Но эти требования не всегда были легко выполнимы. Учитель не придирался, не отвлекался по мелочам, но требовал от своей ученицы напряжения всех ее сил и способностей. Попытки применить магию он сразу же пресек, и с некоторых пор Лене приходилось заниматься с антимагической веревкой на шее. Кстати, такие веревки в Красном щите очень ценились, ведь носящий такую вещь не только сам был не способен к магии, но и хорошо защищен от нее извне. Так как «блокираторы магии» в Лигванте не производились, то каждый агент Красного меча мечтал заполучить их в качестве трофея. Итак, господин Ар учил Лену концентрации внимания, обострению чувств, приемам самообороны без оружия и с оружием, например с луком, кинжалом, бумерангом; задавал выполнять различные упражнения, в том числе и дыхательные; учил контролировать свои эмоции, правда, с этим у Лены возникли большие трудности. В общем, на уроках господина Ара было довольно тяжело, а доброго слова от него не дождешься.
Совсем по-другому было на уроках господина Мальрике, волшебника Пурпурного шара. Этот добрый старичок не обременял свою ученицу лишними заботами и вообще очень ей гордился. Поскольку она практически ничего не понимала в теоретической магии и никогда не пользовалась стандартными ритуалами, то он решил ее обучать по индивидуальной программе, учитывая врожденные способности и необычный стиль волшебства. Лена с удовольствием тренировалась медитировать, перемещаться, видеть ауры, материализовать предметы, причем делала это не только на уроках, но и в свободное время, чаще всего в библиотеке, где ни ей никто не мешал, ни она никого не отвлекала. О своих домашних опытах она рассказывала учителю все, или почти все, так как о ноутбуке она почему-то умолчала.
Занятия Лены Рощиной проводились в подземном Лигванте, куда она отправлялась с самого утра, посещала согласно расписанию того или иного учителя, затем обедала в столовой, и уроки продолжались. Ужинала Лена уже в доме Жизеллы, после чего принималась выполнять заданное на дом и читать книги из библиотеки Маргарет, которые ей рекомендовала госпожа Эскупорасмина. В результате у девочки не оставалось свободного времени, даже с Адой и Паулиной она редко общалась. Тем более что у Ады началась пора проверки знаний, а Паулина то ходила по городу, выполняя поручения Жизеллы, то встречалась с Андроном, когда это было возможно. Правда, у юношей (Андрона, Томариса, Дима) тоже было полно обязанностей, им то и дело давали задания различной степени сложности, и они часто в составе отряда Белого щита уезжали в другие города. Госпожа Жизелла чаще стала бывать в Башне Пурпурного шара, даже во внерабочее время. Ада один раз тайком узнала, что у Лигванта появились проблемы: в отрядах Кроненберга (который организовал гонения на колдунов и ведьм) зарегистрировано использование неизвестной, но довольно сильной магии, которая может быть использована против Тайных поселений, если они будут обнаружены. В общем, работы у всех было много и для Лигванта, в целом, настал очень напряженный период.

Лена Рощина проснулась в то же время, что и обычно. Это она знала наверняка. Умение просыпаться и засыпать, когда необходимо, было для нее очень важным, и поэтому она хорошо его в себе развила. Девочка встала, умылась, привела себя в порядок, надела наколдованный джинсовый сарафан и спустилась завтракать. Теперь она могла это себе позволить, потому что еду создавала сама и потому что теперь точно знала модель быстролета, который нужно вызвать, чтобы спускаться быстро (сколько Лена ни желала получить собственный быстролет, у нее так ничего и не вышло).
Потом она пешком отправилась на занятия, потому что, как выяснилось, в подземный Лигвант вообще нельзя телепортироваться, да и прогулка по городу доставляла ей удовольствие; изредка в столь ранний час на улицах попадались прохожие, которых она приветствовала поднятием руки, и они так же ей отвечали. Жители Лигванта были в основном дружелюбными и отзывчивыми, только уж очень занятыми. Иногда, конечно, попадались такие невыносимые личности, как Ар или Эскупорасмина, но и Лена не считала свой характер идеальным. Вскоре Лена Рощина добралась до знакомого белого здания. Охранники ее уже знали и вежливо пропустили, к тому же всякий раз у входа Лена доставала из кармана три золотых медальона и не без гордости надевала их на шею. После этого агенты Белого щита смотрели на нее уважительно и всегда уступали дорогу.
«Быстролет 15-21!» — и вот она уже спускается в подземный Лигвант. Приземлившись, Лена уверенно направилась по привычному маршруту, то есть в дом, где проходили занятия с госпожой Эскупорасминой. Сегодня по расписанию первой была биология планеты Кронос с точки зрения Синей книги. Добравшись до места, Лена постучала в массивную, иссиня-черную дверь, и приготовилась вежливо поздороваться со своей мучительницей, но ей открыла не она. На пороге стояла девушка чуть постарше Паулины, не слишком красивая, но и не страшная. Скорее обыкновенная, такую внешность трудно запомнить и редко кто обращает на нее внимания. Она была в очках, ярко-желтом платье и с маленькой сумочкой в руках. У нее был несколько отрешенный вид, и с Леной она заговорила не сразу.
— Госпожа Эскупорасмина не может сегодня проводить занятия, она плохо себя чувствует.
Лена даже не знала, как реагировать — а вдруг она своей неприязнью вызвала у нее болезнь? Надо быть осторожнее со своими желаниями…
А между тем девушка продолжала:
— Господин Мальрике сказал, чтобы я провела у Вас биологию Кроноса. И порекомендовал отвести Вас в заповедник. Эту будет объединенный урок Синей книги и Пурпурного шара. Следуйте за мной.
Лена была очень удивлена таким поворотом событий. Ей действительно хотелось посмотреть на этой загадочный заповедник, в котором по слухам содержали всякую нечисть (с обывательской точки зрения). Так что Лена была заранее готова к встрече с вампирами или русалками и не испытывала по этому поводу никакого страха. Такая биология ей определенно нравилась.
— Меня зовут Муанина, — говорила девушка, явно направляясь к месту приземления быстролетов. — Мы пройдем через портал, так будет быстрее. Господин Мальрике уже выдал нам разрешение.
И они действительно шли к порталам. Лена посетовала на то, что зря спускалась в подземный Лигвант, потому как теперь идти совсем в другую местность. Путь к комплексу порталов был ей знаком, и все же она скромно следовала позади своей проводницы, больше не услышав от нее ни слова. Так они оказались у портала номер семь. Дождавшись сигнала (искр и изменения цвета) обе шагнули внутрь. Для Лены это было первое перемещение таким способом. Ей показалось, что она на миг вошла в густой туман, почувствовала, что воздух стал каким-то плотным, и тут же все стало как обычно. То есть не совсем. Воздух, конечно, пришел в норму, но пейзаж явно изменился. Лена и Муанина находились в парке, сильно смахивающем на лес (или наоборот), а позади них уже никакого портала не было.
— Начнем урок, — сказала Муанина, уводя Лену все дальше вглубь леса. — В Кроносе распространены два вида живых организмов — клеточные и энергетические. Наибольший интерес составляют энергетические существа. Отдельно выделяют духов и сущностей. Среди духов самые распространенные: дух огня, воды, воздуха, силы, миражей… С последним тебе придется познакомиться лично. Поскольку духи подчиняются только тем, кто для них неуязвим, то, — Она внезапно изменила тембр голоса, и гулким, загробным эхом раздалось:
— ДУХ МИРАЖЕЙ, ПРИЗЫВАЮ ТЕБЯ! АОЛУМ КЕБЕ РАДИЙА ТЕЛЛЕМ ИЗУР!
Вначале Лена не поняла, что произошло. Вокруг нее как будто поднялся вихрь, и ветер пытался унести ее с собой. Но потом оказалось, что это не ветер — это ее сознание хочет покинуть ее и раствориться в атмосфере. Рядом, как ни в чем не бывало, стояла Муанина, черты которой показались Лене смутно знакомыми. Образ девушки отдалялся, становился более мутным. Лена была окружена огромным экраном, состоящим то ли из воздуха, то ли из какой-то неведомой субстанции; этот экран (или мозг Лены) заставлял девочку не двигаться, только смотреть, смотреть на возникающие в воздухе картины — он показывал пейзажи, и Лена ощущала себя внутри; изображал людей, и Лена знала их всех; незнакомые, странные предметы, которые она видела, теперь были ей просты и понятны. Она чувствовала, что ее поглощает экран, но она не знала, что с этим поделать. Еще немного, понимала она, и реальность не будет отличима от этих миражей, сознание откажется подчиняться, но это чувство не было неприятным. Экран затягивал ее.
— Нет! — закричала Лена и с трудом заставила себя закрыть глаза (стало темно, но тени недавних видений не оставляли ее). — Нет! Это просто смешно. Я не могу оторваться от этих проклятых картинок! Да это же почти как телевизор (Лена даже рассмеялась такому сравнению) или компьютер, все, что угодно! Я должна воспринимать это именно так. Надеюсь, теперь экран не застанет меня врасплох.
Медленно, с опаской Лена открыла глаза: вокруг нее все так же загорались изображения, но теперь они никак на нее не влияли. Лена даже получила какое-то удовольствие оттого, что может смотреть на такой необычный экран, но он видимо это тоже понял, потому что вскоре уменьшился до размеров маленького шарика и стал бесцельно летать вокруг Лены и Муанины, как безобидное, но надоедливое насекомое.
— ТЫ! — закричала Муанина. — Почему дух не подействовал на тебя!?
Лена испуганно отпрянула от той, которая должна была проводить ей урок. Впрочем, кое-какой урок она ей уже преподала.
— Мерлина Крест?.. — узнала ее Лена, но была не вполне уверена, ведь видела ее один раз и совсем в другом облике.
— Что-то вроде того… — довольно улыбнулась Мерлина. — Помнишь меня! Но не так хорошо, как я тебя помню!
Только теперь Лене стало действительно страшно. В голосе ее «собеседницы» было что-то неестественное, волшебное. Эта женщина — ведьма, и она только что натравила на нее опасного духа! Надо бежать, спасаться, пока не поздно, подумала Лена. Но было поздно бежать. Мерлина неожиданно бросилась на нее и в одно мгновенье повалила на землю. Лена отчаянно сопротивлялась, но уже скоро была связана — стоя спиной к дереву, так что ее руки обхватывали ствол и были скованы маленькой, но тугой веревкой, блокирующей магию, которую «Муанина» видимо достала из сумочки.
— А теперь не двигайся, девочка, а то будет больно.
Лена с ужасом смотрела на то, как Мерлина вытаскивает из той же сумочки маленький изящный нож и склянку с непонятного цвета жижей. Лена Рощина уже проходила, что такие вещи используют в магических ритуалах, чтобы забрать силу или лишить человека второго рождения. Мерлина Крест все делала безукоризненно и по правилам ритуала: часть содержимого своей бутыли она вылила на землю, капнула немного на нож и на руки и теперь намеревалась израсходовать оставшееся на лицо Лены и затем, произнося заклинание, сделать надрез у нее на лбу. Для летально исхода больше ничего не требовалось, хотя многие маги-садисты сначала оставляли жертве многочисленные раны.
— Что Вы делаете? Зачем Вы хотите убить меня? Почему? Кто Вы? — Лена действительно хотела получить ответы и одновременно мешала проведению обряда. И, правда, если это Мерлина Крест, та самая волшебница из магического центра Флура-на-Флоре, которая казалась ей тогда обычной шарлатанкой, то неужели она мстит ей только за то, что она ее телепортировала? Наверное, место прибытия было таким ужасным…
— Неужели ты так и не поняла, кто я? Видишь, как плохо рождаться заново и ничего не помнить?! Ничего, я избавлю тебя от этого свойства.
Мерлина медленно подошла к Лене и начала смазывать ей лоб вонючей смесью из своей склянки. Это был яд лаум-морум, о котором она читала в «Энциклопедии Кроноса». Он не действует мгновенно, так что думать надо пока не о нем.
— Твоя магия не подействует, — заметила Лена. — Пока на мне блокиратор магии.
Мерлина снова улыбнулась:
— Молодец, девочка. А вот бывшая Неолина ФенХель так и не видела моих веревочек… Развяжу я тебя, разумеется. Да только ты об этом не узнаешь.
Мерлина сорвала с соседнего дерева плод — зеленое яблочко размером с крупную вишневую косточку. Лена (спасибо урокам госпожи Эскупорасмины) узнала в нем плод дерева снотворца; понятно, что Мерлина намеревалась усыпить Лену, чтобы не убежала.
— Ешь! — скомандовала Мерлина. — Я буду знать, если ты не съешь.
Лена подчинилась. Задержав дыхание, она проглотила яблоко, тем самым отсрочив действие снотворного. Потом изобразила разжевывание плода и засыпание, свесив голову на бок. Мерлина хмыкнула и начала развязывать узлы на веревке, предусмотрительно держа нож у шеи Лены. Это не давало Лене возможности двигаться, поэтому она подождала, пока будет окончательно свободна, и притворилась, что бессильно осела на землю. Шестое чувство подсказало, что Мерлина уже подносит ритуальный нож к ее «третьему глазу». Настало время действовать.
Дальнейшие движения Лены были стремительны и точны. Она сама не знала, откуда в ней взялись силы. Возможно, причина была в долгих тренировках по системе Красного меча. Лена выбила из рук Мерлины холодное оружие и, после короткой борьбы, повалила ее на землю, прежде чем она что-то могла осознать. Подобрав нож, девочка держала его над своей потенциальной убийцей.
«Что делать дальше?» — мелькнуло в голове Лены Рощиной, когда она посмотрела на лежащую Мерлину, в то время как та, немного приподняв голову, следила только за ножом. Очки с нее слетели, и желтое платье было испачкано.
— Я хочу, чтобы ты не могла причинить мне вред! Я хочу, чтобы ты не могла двигаться и колдовать!
Похоже, желания подействовали. Голова Мерлины бессильно опустилась на землю, ее тело расслабилось.
— Почему ты хочешь убить меня? Забрать мою силу? Лишить меня следующей жизни?
Мерлина не двигалась и не шевелила губами. Она, оказалось, не может даже говорить. Или не хочет.
— Что ж, надеюсь, добрый дух мне подскажет. Дух миражей, призываю тебя!
Не пришлось даже произносить непонятные слова «аолум кебе…», как маленький подвижный шарик мигом разросся в большой экран, по которому пробежала рябь.
— Раз ты можешь отображать столько всего, покажи, что скрывает от меня эта девушка, Мерлина Крест.
Экран мгновенно сменился множеством картин, за которыми Лене невозможно было уследить. Вскоре он стал показывать медленнее, и вот что она увидела:
… Мерлина Крест в бедной крестьянской одежде просит помощи у какого-то юноши. Она говорит, что ей нужно пройти в ближайший населенный пункт, чтобы не ночевать под открытым небом. Парень предлагает провести ее во Флур-на-Флоре. Присмотревшись, Лена увидела, что этот парень — Томарис!..
… Стоя на плоской крыше одного из городских зданий, Мерлина поджигает взглядом комок какого-то вещества и метит им в Андрона. Гневно ругается, когда промахивается…
… Мерлина уже в парике, в ярких лохмотьях и с крупными серьгами в ушах (такая, какой ее видела в первый раз Лена) нанимается на работу в магический центр. Слишком легко (возможно прибегает к гипнозу). Обустраивает свой кабинет, размещает свечи… Разговаривает с Леной Рощиной — внимательно выслушивает ее рассказ и смотрит на свои хрустальные шары, где видит отрывки из ее жизни. Когда Лена ее телепортирует, она оказывается в каком-то роскошном зале и, ничуть не растерявшись, приказывает вошедшей служанке подавать на стол…
… Мерлина создает обвал в подземелье, преградив путь к Землеводску, и тем самым, заманив Лену и ее спутников в Кроносск. После этого она прослеживает за тем, где поселились путешественники, и, проследовав в самый бедный квартал города, находит там криминального вида мужчину и предлагает ему возможность легкой добычи. Мужчина соглашается и зовет мальчика, Дима! Он объясняет ему, что как отчим просит его выполнить одно маленькое поручение. Мерлина дает наводку на номера, где остановились Лена, Паулина, Маргарет и Андрон. После этого отправляется к местному стражу порядка и просит поймать ведьму и доставить ее в тюрьму… Разговаривает с работником тюрьмы по поводу новой заключенной. Тот называет ее Госпожой.
… Переместившись, как и Лена, рядом с порталами Мерлина начинает искать Лену. Поджидает первого, кто выйдет из белого здания, где скрылась Лена Рощина. Таким человеком оказывается секретарша господина Германа. Применив сильный гипноз, она получает информацию о Лене и убеждает ее провести к ней. Вскоре она уже поджидает свою жертву, одетая в желтое платье, с сумочкой, содержащей ритуальные инструменты и в очках для защиты от духа миражей…
— Теперь ты видела, на что я способна. Можно и умереть спокойно, не так ли?
Лена судорожно обернулась и увидела, что Мерлина Крест вовсе не такая уж неподвижная, какой казалась. Она стояла, целясь в нее огромным огненным шаром, и улыбалась.
— Как ты хочешь покинуть нас, Неолина? Сгореть и родиться заново? Или не чувствовать боли сейчас, а потом вообще ничего не чувствовать?
— Я хочу, чтоб твой огненный шар потух, — с надеждой пожелала Лена.
Этого не произошло. Огонь только ярче разгорелся, и Мерлина запустила его в девочку. Лена отскочила в сторону, подальше от траектории его полета, но, как выяснилось бесполезно. Огненный шар чуть повернул и уже летел по направлению к Лене Рощиной. Она бросилась бежать — он преследовал его, пригнулась — и он стал снижаться. Даже если залезть на дерево, поняла Лена, он будет преследовать ее. Какой-то самонаводящийся снаряд! Тогда она замедлила бег и развернулась лицом к опасности.
А между тем Мерлина спокойно подошла ближе к Лене и буднично произнесла:
— Очень жаль, что ты не отдашь мне свою силу. А на счет шара не беспокойся, в одной из твоих жизней тебя сожгли на костре.
Огненный шар уже был совсем близко к своей цели. Лена посмотрела на виновницу своих мучений и почувствовала жгучую, невыносимую ненависть.
— Чтоб ты сдохла! — в гневе выкрикнула Лена. — Я ХОЧУ твоей смерти, Мерлина Крест!
Мерлина упала как подкошенная. Ее огненный шар направился к ней — мгновенье, и то место где она была, запылало ярким пламенем.
С трудом сдерживаясь, Лена все же была на грани истерики. «Я убила ее! Я Убийца! Мне страшно! Прочь! Прочь отсюда… В ЛИГВАНТ!» — и в тот же миг она покинула заповедник, если это, конечно, был он. Лена сама не поняла, где именно она очутилась в Обители грез, потому что в это самое время подействовало снотворное, и она уснула, находясь на грани бессознательного состояния.

Маленькая комната, скорее даже кабинет. За массивным деревянным столом напротив друг друга в мягких креслах сидят два человека: мужчина и молодая девушка. Они одинаково прекрасны и черноволосы. Мужчина в белом костюме, у него темно-серые, почти черные глаза и отточенные черты лица. Он с обожанием смотрит на свою обаятельную собеседницу, одетую в ярко-красное платье с корсетом, которое так контрастирует с ее зелеными глазами.
— Нам надо поговорить, Неола.
— Мы же уже все решили, Герман, осталась самая малость.
— Ну, если для тебя малость то, что мы навсегда расстаемся, то…
— Перестань, пожалуйста. Разве не ты уговорил меня так поступить?
— Да, Неола, да. Какой же у нас еще есть выход? По крайне мере, ты не умрешь. Ты вернешься к нам, но ничего не будешь помнить. Даже меня.
— Ха! Не умру? А как же, по-твоему, умирают? Но я не боюсь этого, такова судьба Странствующей — рождаться и умирать, и всегда на разных планетах.
— Но ведь мы нашли способ вернуть тебя сюда? Когда ты будешь готова… К тому же я не могу допустить, чтобы сбылось проклятие!
— Снова проклятие! Да магический снайпер произнесла это, да она сказала: «Ты исчезнешь с лица планеты, Неолина!» и что-то там еще. Но, думаешь, только это мне мешает? Угрозы этой сумасшедшей я не могу принимать всерьез. Даже смерти я не страшусь. Но мой долг — защитить свою планету, Кронос. Вот почему мне придется пройти через Сияющие врата.
— Что ты имеешь в виду?
— Будто ты не знаешь?! А как же Венец Кроненберга? Ключ к управлению планетой в нем, тот, кто его надевает, может управлять толпой и неизбежно становится тираном. Сколько раз его пытались украсть или отобрать… Нет, Венец сам выбирает себе хозяина, всегда связанного с династией Кроненбергов. Герман, чтобы совладать с таким артефактом, нужна вся моя магия, а ведь это магия Аанондегарда!
— Кстати, ты никогда не рассказывала мне об Острове. Что я буду отвечать тебе, если ты спросишь, когда вернешься?
— Ничего. Я сама все узнаю. Наверняка мои… сестры найдут меня, когда я буду им нужна. Пока у меня есть одно задание, данное ими, и мне его хватит. Но мы не закончили насчет Венца. Я действительно должна перевоплотиться, чтобы начинать действовать. Это даст мне некоторые преимущества. А за время моего отсутствия вы сможете спокойно подготовить операцию, не опасаясь обнаружения. Ведь Черная Мери может почувствовать только меня.
Раздался стук в дверь. В кабинет вошел молодой человек в доспехах и отрапортовал:
— Допрос членов преступной группировки Угморед произведен. Полученные данные не соответствуют действительности. Разрешите применить силовые меры дознания.
— Разрешаю, — ответил Герман, — а ты что думаешь, Неолина?
— Думаю, что милосерднее было убить, — вздохнула девушка. — Впрочем, эта банда, которая занималась такими зверствами…
— Вот что, — сказал Герман. — Примените пытки. Если не подействуете, начинайте избавляться от этих… по одному. Может, кто-нибудь в конце очереди расколется.
— Слушаюсь, шеф.
— Можешь идти.
Молодой человек ушел. А разговор возобновился.
— Ты придешь меня провожать, Герман?
Мужчина немного поколебался и прошептал:
— Нет, любимая, я не могу прийти. Я не выдержу этой сцены и не смогу с тобой расстаться. Возможно, я бы бросился за тобой в Сияющие врата!
— Зачем? Вряд ли мы бы встретились на Земле. К тому же, расставания нужны для встреч.
Потом был долгий страстный поцелуй, и…

… Лена Рощина проснулась. Все это она видела во сне. Хотя этот сон был таким реальным, что больше походил на воспоминание, причем такое, как будто это было вчера. Эту девушку она знала, потому что это была она. «Неужели я видела сцену из жизни Неолины ФенХель и господина Германа, — не могла поверить Лена. — Но если это так, значит мой шеф — садист. Одно его приказание чего стоит!»
Девочка обнаружила, что лежит на больничной койке в светлой белой комнате (палате), а рядом на тумбочке разместилось множество баночек с травяными настойками и зельями, а также целительные и охранные амулеты.
Прошло какое-то время, прежде чем в палату хоть кто-то вошел. Этим кем-то оказался не кто-нибудь, как госпожа Жизелла. Она была в строгом черном костюме с не менее строгим выражением лица. Впрочем, настоящее настроение волшебницы угадать было практически невозможно.
— Очнулась? — словно не веря, осведомилась Жизелла. — В Белом щите очень беспокоились. Тебя нашли на улице перед Главным Входом, зданием, ведущим в подземный Лигвант. Сейчас ты на поверхности, в целительном центре при Пурпурном шаре. Синяя книга не смогла бы иметь дело с такими ядами, — последнее она произнесла с некоторым сарказмом.
— Долго я здесь?
— Не очень. Всего несколько часов. Правда не знаю, сколько ты пролежала на улице, прежде чем тебя нашли. Ты что так и не пошла на занятия?
— Я пошла. Даже дошла до места, но было еще рано, а потом… — Лене было трудно говорить.
— Хорошо. Можешь мне не рассказывать, но твой шеф очень хотел узнать, что с тобой произошло. Знаешь, как рассердилась госпожа Эскупорасмина, когда ты не явилась!
— Но я же явилась. Это ее не было, мне сказали, что она заболела. Теперь я поняла, что она была здорова.
Жизелла зачем-то посмотрела в окно и сказала:
— Мы еще успеваем. Если можешь ходить, то вставай — поедем на совещание. Господин Герман был бы рад, если бы ты присутствовала.
Лена печально вздохнула, но все-таки последовала за Жизеллой на какое-то совещание.

Вскоре Лена Рощина и госпожа Жизелла уже сидели на специально отведенных им местах в Большом Зале Совета, который располагался в одном из зданий подземного Лигванта. Тут было очень много народу, все как один с огромными медальонами на шеях (были даже инкрустированные драгоценными камнями) и в различных одеждах, выдававших принадлежность к той или иной организации: сиреневый мантии у Пурпурного шара, синие костюмы у Синей книги, алые плащи у Красного меча и так далее. Но случались и отступления от общего правила. Все собравшиеся уже какое-то время внимали речи господина Германа.
— А сейчас, когда все собрались, — посмотрел на вошедших шеф, — можно перейти к главному. Эта новость может вызвать недоверие, так как ничего подобного никто из нас не предполагал. Но я и сам был ошеломлен тем, что произошло. Более того, я огорчен и разочарован. А разочарован я на всю нашу службу безопасности Тайных поселений, руководит которой господин Тайрога.
Глава Белого щита сделал паузу, чтобы все желающие могли с укором посмотреть на невзрачного смущенного старичка, господина Тайрогу.
— А новость заключается в том, что ПРОИЗОШЛО НАПАДЕНИЕ НА СКРЫТОЕ ПОСЕЛЕНИЕ!
Люди, еще недавно скучавшие на совещании, стали взволновано перешептываться. В глазах некоторых был откровенный ужас. Жизелла вся побледнела и внутренне собралась. Она, казалось, приготовилась к худшему. Господин Харитон, глава Синей книги, задал вопрос, который многим пришел в голову:
— Можно узнать, на какое именно Скрытое поселение было совершено нападение, и чем оно закончилось?
— Мне доложили, что войско Кроненберга, примерно десять тысяч хорошо обученных воинов, совершает огневой обстрел невидимого! для них города Флура-на-Флоре. Кроме того, довольно крупный отряд Черного меча был зарегистрирован близ города Землеводска. Но, учитывая то, что рядом расположен вражеский город Кроносск, это может быть случайным явлением.
При слове «Флур-на-Флоре» Лена Рощина впала в отчаяние: «Там же Маргарет! Что с ней? Огневой обстрел…» Она заметила, что Жизелла тоже еле сдерживается.
— Чтобы напасть на Скрытое поселение, — грозно продолжал господин Герман, — нужно знать его местоположение. Думаю, всем ясно, что солдаты не просто собрались на поляне и стреляют в воздух. Это не учения! Противнику известны слабые места городской стены, сверхпрочные доспехи защищают их от нашего стрелкового оружия. Кроме того, их защищают блокираторы магии! Чтобы продолжать сопротивление, жителям города, в конце концов, придется открыто сражаться с врагами. Это Тайное поселения просто не выдержит осады. А ведь большую часть населения составляют старики, женщины и дети! Разумеется, сейчас уже производится телепортация наших воинов Красного меча, но порталы не могут сразу переместить необходимое количество людей… Но главное: как Кроненбергу стали известны координаты поселения? Очевидно, что против нас действует предатель или хорошо обученный агент. В связи с этим, все Тайные поселения, включая Лигвант, переводятся на чрезвычайное положение. Ведь враг может располагать информацией и о других наших населенных пунктах. Совещание окончено. Каждый может вернуться к выполнению своих непосредственных обязанностей.
Все еще взволнованные, люди начали расходиться. Жизелле и Лене господин Герман жестом
указал остаться.
— Мне известно, что в осажденном городе у вас проживают друзья. Я выражаю надежду на то, что с ними все будет в порядке. Впрочем, как и со всеми остальными.
Жизелла только кивнула.
— Но меня сейчас интересует еще одна вещь, — сказал господин Герман. — А именно, что произошло с Вами, Рощина Елена Олеговна? Мы были склонны считать, что Вы самовольно оставили обучения, пока не нашли Вас в обмороке с признаками действия двух видов веществ: снотворного и яда, а также следами борьбы. Вас что пытались похитить?
— П-похит-тили и п-пыталис-сь уб-бить, — едва выговорила Лена. Воспоминания вновь нахлынули, и они были даже хуже, чем когда она побывала в тюрьме.
— Что?! Так, поскольку Вы все еще живы, смею предположить, что Вам удалось бежать или вы одолели Вашего противника.
— Она мертва! — выкрикнула Лена Рощина.
— Даже так… Ну, что ж, расскажите все с самого начала.
Лена рассказала. Это было довольно трудно, но если представить, что все это случилось не с тобой или еще лучше, с каким-нибудь литературным героем, то все произошедшее начинало казаться захватывающим приключением, которое уже закончилось. Правда, для тринадцатилетнего героя это было довольно жестокое приключение.
Свой рассказ Лена завершила так:
— Я д-думаю, что я ее убила.
Как ни странно, это нисколько не удивило шефа.
— Ну и что? Убивать врагов — одна из обязанностей агентов Белого щита, если они не могут быть полезны и их вина очевидна. В твоем случае (шеф снова перешел на «ты») это была необходимая самооборона. Как ты можешь укорять себя за то, что эта ведьма сгорела от своего собственного огненного шара?
— Она упала раньше, чем до нее долетел шар! Я этого пожелала! Это была магия! Я не могла убить человека…
— Во-первых, она может оказаться жива (кто знает, был ли это человек). Во-вторых, тут либо ты ее, либо она тебя, верно? Про самооборону я уже говорил. И хватит истерику устраивать! — совсем рассердился господин Герман. — Не убивала она … Довожу до твоего сведения, что начальник тюрьмы, с которым ты общалась в Кроносске не просто уснул, а впал в летаргический сон, и, скорее всего, был заживо похоронен, так как в таких случаях нужен либо опытный маг-целитель либо толковый ученый-медик. И тех, и других в Кроносске давно извели.
Эти доводы Лену не утешили, напротив, теперь она ощущала себя серийной убийцей. Несмотря на это, внешне она будто успокоилась.
— Теперь почти все ясно. Почти все. Но ты можешь находиться в опасности до сих пор, ведь таких как эта Мерлина Крест может быть несколько. Сегодня переночуешь здесь, под охраной. Сейчас госпожа Жизелла тебя проводит в корпус восемнадцать. Подожди снаружи, пожалуйста.
Так шеф вежливо указал на дверь. Пришлось подчиниться. Лена Рощина вышла из Зала Советов и была очень удивлена тем, что здесь царила абсолютная звукопроницаемость! (На самом деле наоборот, просто возможности юной волшебницы сильно возросли после нервного потрясения).
— То, что рассказала Неолина абсолютно меняет дело, — послышался голос шефа.
— Вы имеете в виду, что может произойти то же самое? — взволнованно спросила Жизелла.
— Теперь уже вряд ли, если только это действительно была она. Странно, что с ней справилась именно тринадцатилетняя Неолина.
— Я всегда удивлялась, почему магический снайпер охотилась на Неолу. А еще более странным было то, что они никогда непосредственно не встречались. У ФенХель просто не было возможности победить ее на поединке, так как, казалось, что Черная Мери, как она ее называла, только издалека и может наносить удар, на то она и снайпер, хоть и магический.
— Все это я и сам знаю. Неола достаточно мне рассказывала, — оборвал ее Герман.
— Простите… (Жизелла явно была смущена)
— И все же ты права, — сменил гнев на милость шеф. — Мерлина Крест, Черная Мери — очень похоже, может быть даже это один и тот же человек. Но вряд ли это настоящие имена, не так ли?
— Да. Но как Мерлина так ловко находила Лену?
— Магический снайпер мог ее чувствовать, особенно при магических всплесках. Следовательно, это была она. Потом оставалось только проникнуть туда, где она была или же самой ее заманить. Теперь мне ясно, почему первым был обнаружен Флур-на-Флоре. Как он был обнаружен, Неолина уже рассказала. Придется допросить господина Томариса. Да и мальчик по имени Дим, как Вы говорили, сейчас в Лигванте?
— Господин Герман, я думаю, что их вины нет. По крайней мере, серьезной.
— Это мы выясним, но придется подержать их некоторое время под стражей. Что касается Неолины, то она была рядом с Землеводском и сейчас находится в Лигванте. Следовательно, следующими жертвами Кроненберга будут эти города. Необходим постоянный надзор над девочкой, для ее же блага. Для блага Тайных поселений я уж что-нибудь придумаю. Хорошо хоть она не переехала в свой собственный дом в Лостеврне, а то и он был бы под угрозой…
Дальше Лена слушать не стала — она села на прямо на пол и залилась слезами:
«Это я во все виновата! Маргарет страдает из-за меня! Ведь если бы не я, никто не нашел бы Флур-на-Флоре. И другие города теперь в опасности… А сколько людей! Господи, они думали, я побежду… нет, победю,… в общем, одержу победу над их королем Кроненбергом, возьму его проклятый Венец, а со мной только все хуже. Ну, зачем, Неолина, ты проходила через Сияющие Врата?! Боже мой, я ХОЧУ ДОМОЙ!
Тут браслет Лены Рощиной, то есть Неолины ФенХель, вспыхнул знакомым ярким светом, Лена ощутила, как что-то подбрасывает ее, и это чувство для нее было уже знакомым — чувство перемещения между мирами…

Глава 7: Очень ценный агент.

В гостях хорошо, а дома лучше… наверное.
Лена Рощина

Октябрьское солнце не спешило показываться из-за плотной завесы слоистых облаков. Моросил мелкий, но неприятный дождик и столь желанное осенью «бабье лето» то ли еще не наступило, то ли уже незаметно прошло. Именно в такой день ровно в семь часов утра в одной из квартир на улице Пушкинской в городе Ростове-на-Дону зазвонил будильник. Несомненно, многих эта ненавистная трель будит также в это время, но вот Лена Рощина была из тех, кого эти звуки поднять не могли. Услышав в коридоре какую-то возню и мамин голос, призывающий не опоздать в школу, она не надолго проснулась и тут же снова сомкнула глаза. Только через пол часа (и то хорошо) девочка, наконец, соизволила пробудиться.
— Семь тридцать два, — промямлила она, мельком взглянув на часы, и тут же ошарашено воскликнула. — Кошмар, я же так в школу опоздаю!
Но тут ее ждало новое потрясение: она встала с постели в джинсовом сарафане, тремя медальонами на шее и с браслетом на руке! Хуже того, она снова была дома! Лена даже немного побегала по квартире, словно хотела удостовериться, действительно ли это ее дом.
Да, действительно. Те же комнаты, та же мебель, тот же голодный котяра дежурит на кухне. Казалось, ну что плохого в том, что она вернулась, как, кстати, того сама и пожелала. Только вот были две небольшие проблемы.
Во-первых, она практически дезертировала, то есть сбежала из Лигванта как раз тогда, когда могла бы пригодиться Белому щиту. Это было, по меньшей мере, некрасиво по отношению к тем, кто принял ее у себя и оказал поддержку. К тому же, ее магия могла бы помочь свергнуть Кроненберга, а нему у Лены теперь были личные счеты: он напал на Флор-на-Флуре, где живет Маргарет, и подослал магического снайпера убить ее, Лену Рощину и Неолину.
А во-вторых, было уже утро завтрашнего (по сравнению с предыдущим, проведенным на Земле) дня. И уроки начинаются ровно в восемь. Значит, у нее осталось нереально мало времени, чтобы собраться, переодеться (у них в школе была введена форма: белый верх, черный низ) и добраться до кабинета вовремя. А это сделать было уже невозможно, потому что только последнее занимает двадцать – двадцать пять минут.
«Стоп, — сказала сама себе Лена. — Надо проверить, действует ли моя магия». И начала думать, как же это сделать.
Она посмотрела на свой заваленный книгами письменный стол, взяла одну из них в руки и повелительно прошептала:
— А ну, взлети!
Книга приказ проигнорировала. Но Лена пока не отчаивалась:
— Я хочу, чтобы эта книга поднялась вверх и повисла в воздухе.
На этот раз все получилось. Медленно, но верно томик фантастических рассказов отдалялся от ладоней девочки и неподвижно повис, пролетев каких-то двадцать сантиметров. Но этого было достаточно. Теперь Лена знала, что делать. Она быстро наполнила миску Ворчуна кошачьим кормом, переоделась, побросала в рюкзак необходимые учебники-тетрадки и медальоны, затем, даже не собираясь выходить из дома, произнесла:
— Хочу оказаться в своей школе. И чтобы никто не заметил моего перемещения.
Через несколько мгновений Лены Рощиной дома уже не было.

Оказавшись в вестибюле, среди толпы учеников и учителей, Лена не могла поверить, что ее никто не заметил. Но это было именно так, если бы они увидели, что прямо из ни откуда перед ними оказался человек, то реакция была бы более бурной. Но окружающие повели себя равнодушно, мирно переговаривались и ждали начала занятий. Те, кто смотрел на Лену Рощину (даже знакомые) не здоровались и не обращали на нее внимания. Тогда уже у нее закрались сомнения, но самое худшее окончательно подтвердилось, только когда она подошла к зеркалу. Как и следовало ожидать, она не отражалась в нем. Девочка была невидима! Ничего себе, исполнилась мечта идиота…
Конечно, в этом были свои плюсы. Можно делать все, что хочешь, ходить, куда хочешь, следить, за кем хочешь … Но сейчас состояние невидимости было, мягко говоря, не в тему. Прийти на урок, когда тебя никто не замечает, это еще обиднее, чем прогулять; все равно поставят «н», то есть «не был». А сейчас алгебра, и математик прогулы не прощал.
Но это была не проблема. Лена зашла в женский туалет, где сейчас никого не было, и пожелала снова стать видимой. Только и всего. На этот раз все получилось, и когда она снова показалась в вестибюле, то на нее смотрели вполне осмысленно, а одноклассники даже поприветствовали. Кроме Димки Городина, с которым она «вчера» поссорилась из-за того, что он не подсказал ее на контрольной по физике. Подруга Лера так и не появилась, значит, еще не выздоровела. Что ж, по крайней мере, на уроки Лена не опоздала.
О чем тут же пожалела, потому что, как только ее класс вошел в кабинет, обнаружил задания очередной контрольной, только уже по алгебре. «Ну, учителя пошли! Ни дня не могут прожить без проверки наших немногочисленных знаний», — была у Лены первая мысль, и далеко не эксклюзивная. Как бы то ни было, но решать алгебраические выражения, строить графики и прочее сейчас Лене Рощиной совершенно не хотелось. Но в отличие от своих несчастных одноклассников, у нее снова было одно преимущество: волшебство. Наколдовать сразу готовую работу было рискованно, поэтому Лена поступила так.
— Хочу знать решения и ответы всех заданий! — прошептала она и дальше уже автоматически строчила ручкой по бумаге, даже не смотря на доску. Если и было в этом что-то подозрительное, то заметить могли только друзья, не преподаватель, который кроме как обнаружением шпаргалок сейчас ничем не интересовался.
Таким образом Лена Рощина без проблем улучшила себе текущие оценки. И не только по алгебре. Несколько дней подряд она зарабатывала только «пятерки» на каждом уроке. Даже с «двойкой» по истории не пришлось особо разбираться. Ее вызывали к доске, когда она этого хотела, а вредного Димку практически постоянно. Выходит, в школе просто необходимо быть магом.
Помимо учебы, волшебство можно было использовать, чтобы без очереди получить еду в столовой, отпроситься с субботника, отделаться от рисования стенгазеты и для много другого. Леру Лена быстро вылечила, как только пожелала, чтобы она выздоровела. Домашние задания теперь выполнялись быстрей, и появилось много свободного времени.
Единственным неудобством было то, что необходимо было скрывать свои способности, так как Лена не могла предугадать реакции окружающих на эту новость. Одноклассники заметили, что везти ей стало гораздо чаще; многое из того, что она предсказывала, вскоре так и получалось. Например, уже не раз, когда предстоит какой-нибудь скучный предмет, многие изъявляли желание, чтобы его не было. Лена была среди них, и урок отменялся. Если девочка с кем-то ссорилась, то у этого человека возникали какие-нибудь неприятности или он попадал в смешное положение. И напротив, любые проблемы друзей Рощиной быстро разрешались. Но выводов из этого никто не делал, да и похоже это было просто на совпадения.
Но случай, который произошел на одной из перемен в конце занятий, не мог остаться незамеченным. А дело было так.
Лена Рощина шла по коридору третьего этажа, когда только несколько классов еще не разошлись по домам, и думала, что коридор пустой. Она о чем-то задумалась и не замечала ничего вокруг, как чуть не столкнулась лицом к лицу, с вышедшими из прокуренного туалета тремя старшеклассниками, которые тут же ее грубо толкнули и поставили ей подножку. Самый рослый, но не самый умный из них подождал, пока она поднимется на ноги, и встал у нее на пути:
— Ты че тут забыла, дура? Кому-нибудь расскажешь, знаешь, что я с тобой сделаю?!
Лена не поняла, это он про курение, про подножку или про что-то еще. Но так как она теперь была не просто тринадцатилетним подросток, а более-менее обученным агентом Белого щита, то могла за себя постоять.
— Это вы мне, мальчики? — наивно улыбнулась она, демонстрируя только что наколдованный вампирский оскал.
Похоже, мальчики не поняли, с кем связались.
— Серый, ты смотри, упыриха! — весело сказал один из троих, со стриженными под «ежик» волосами.
Тот, который самый высокий, вообще ничего не заметил и, прошипев: «Ты че не поняла?», замахнулся на нее. Быстрым движением Лена уклонилась от удара и вскоре повалила обидчика на пол, с удовольствием пнув ногой. Двое других были обескуражены, но нерешительно начали наступать. «Скучно мне с вами драться, — подумала она, выставив вперед правую руку. — Если я даже с Мерлиной справилась». Лена посмотрела на своих противников: их лица в мгновения ока исказились невообразимым страхом и недоумением. Впрочем, это не вытеснило постоянное выражение умственной неполноценности, заметила Лена. Но что такого произошло? Неужели ее можно так испугаться? и тут настала очередь удивляться Лене. Она заметила, ЧТО могло вызвать страх, когда посмотрела на свою руку. На ладони у нее плавно перекатывался огненный шар! Эх, зря она вспомнила про Мерлину Крест …
Огонь не обжигал, ощущалось только приятное тепло. Шар буквально вырывался вперед, стремясь разделаться с обидчиками своей хозяйки. Пока Лена стояла, сопротивляясь желанию бросить его в противников, поверженный парень поднялся на ноги и был уже не на шутку разозлен. Но к Лене он подойти не успел — сработала пожарная сигнализация и он (от неожиданности) попятился назад. Очень скоро в коридор вбежала группа испуганных учителей и любопытных учеников. Те, кто был впереди, не сразу, но поняли, где источник возгорания. И все как один уставились на Лену Рощину. Вперед протолкнулся немного запоздавший охранник и так и замер на месте со старым массивным огнетушителем в руках. «Что такое?», «Что случилось?» — спрашивали вновь прибывающие, а осмелевшие школьники, особенно те, которые знали виновницу происшествия, галдели: «Круто!», «Как ты это делаешь?», «Лен, ты это… уроки срываешь? Молодец!» и в том же духе.
А Лена уже не совсем знала, что делать. Она теперь даже не обращала внимания на то, что у нее в руке. Ей было важно одно: она не умеет скрывать свои способности. Теперь все о них узнают. Эти люди расскажут другим, те третьим и пойдет… Конечно, многие в это не поверят. Но от этого тоже немного обидно. В любом случае из этого неординарного случая можно найти несколько выходов: свалить все на шаровую молнию (не очень правдоподобно), смириться со статусом мага или экстрасенса, в крайнем случае, фокусника, но тогда каждый день кто-нибудь будет приставать с просьбой показать ему «чудо», или создать амплуа опасной ведьмы, которая если что может проклясть или наложить порчу, а то и сжечь одним взглядом, но вряд ли это благоприятно скажется на отношениях с окружающими. Ее же все будут ненавидеть, хотя при встрече откровенно раболепствовать.
«Есть те, которые могли бы мне помочь, — подумала Лена. — Все равно я уже разоблачена».
Лена попыталась затушить свой огненный шар, но ничего не вышло. Тогда она подошла к окну и перебросила его через форточку. Сухое дерево, прошлым летом поврежденное молнией, тут же загорелось. Не велика потеря…
— В ЛИГВАНТ! К начальству,— воскликнула Лена и вновь переместилась с одной планеты на другую.

— Хм… Ну, здравствуйте, Рощина Елена Олеговна!
Лена смущенно слезла с рабочего стола в кабинете, куда она приземлилась. Господин Герман сосредоточенно посмотрел на прибывшую. Казалось, он не был удивлен возвращением Лены. Девочке он жестом указал садиться.
— Я очень недоволен Вами, — не повышая голоса, но грозно заговорил шеф. — Вы хоть понимаете, что как агент Белого щита не должны были покидать Лигвант без санкции начальства?! Вы, выходит, дезертировали на целую неделю!
Лена сначала молчала, робко опустив голову, но на последние слова не сдержалась:
— Если бы я не вернулась, то сейчас этого бы не выслушивала! Я возвращаюсь обратно!
Она не хотела вновь оказаться в том школьном коридоре, но и другого выхода тоже не видела.
— И еще раз попадете в виртуальный мир! — шеф удовлетворенно улыбнулся, видя, как глаза Лены расширились от удивления. — В прошлый раз, когда вы… э-э… ЗАХОТЕЛИ домой, вы попали в искусственно созданную, магическую реальность. Это было легко, так как вся информация о Вашем мире хранится в вашем же сознании. Кстати, изучая его наши исследователи наткнулись на любопытную вещь… Так вот, зная ваше прошлое было нетрудно сконструировать естественные для Вас условия.
— Зачем?!
Господин Герман недоверчиво взглянул на Лену, мол, действительно не поняла или притворятся.
— Как же, это очевидно: Вы пожелали телепортироваться домой, но не указали время прибытия. Таким образом, не вмешайся госпожа Жизелла, Вы бы угодили лет на десять вперед. А может и больше. Значит, первое — мы Вас спасли от излишних неудобств.
— Спасибо…
— Но после этого мы могли вернуть Вас обратно. Но не сделали этого, потому что Вы сами предоставили нам отличную возможность еще раз Вас проэкзаменовать. И этот экзамен Вы благополучно провалили!
— Экзамен?
— Конечно! Мы хотели проверить две вещи — когда Вы надумаете вернуться и как Вы распорядитесь своими новыми талантами. Как я и предсказывал, Вы злоупотребляли магией и переместились назад, только угодив в крупные неприятности. Некоторые со мной по этому поводу спорили, но ведь я выиграл спор, не так ли?
Только теперь до Лены дошел смысл произошедшего. Она столько времени бродила по какой-то альтернативной реальности, теряя время и не оправдав ожидания шефа. С другой стороны, если человек в экстренном порядке решил смыться с Кроноса, значит, у него были на то причины, но о них уже никто не помнит! А как же то, что ей пришлось пережить?!
— Вот уж не знаю, что мне с Вами делать. Как же вас домой возвращать после выполнения операции, если Вы на планете Земля все с ног на голову перевернете? Между прочим, я о Вас же беспокоюсь! Но это потом, а сейчас придется Вам постоянно носить блокиратор магии, чтобы вы еще что-нибудь не натворили!
— Я натворила? Но какое Вам дело до того, чем я занималась у себя дома, вернее не дома, а … неважно! Все равно я вам нужна здесь, так что…
— Как вы правильно подметили, именно здесь Вы нам и нужны. А вы отсутствовали больше недели! Опять же из-за Вашего безалаберного отношения ко времени! Тот мир ненастоящий, но этот-то нет! И точность формулировки необходима! Вы довольно много пропустили из событий в Лигванте, придется ознакомиться. Так как встретиться с Кроненбергом Вам придется ОЧЕНЬ скоро.
— А почему я вообще должна с ним встречаться? Я возьму и откажусь, раз Вы так со мной обращаетесь! — обиделась Лена.
— Думаете Вы самый ценный и незаменимый сотрудник? Да Ваша миссия в этом деле одна из легчайших! И потом, у нас есть и другие планы операции, где Вы нам абсолютно не нужны. Например, развязать открытую войну с Кроненбергом, и тогда погибнут очень многие наши воины, включая Вашего друга Андрона, или использовать жизнь королевской дочери как аргумент в переговорах с ее отцом. Какой из вариантов Вам больше нравиться?
— А Вам? — горько усмехнулась Лена. — В войне Лигванту не победить — у вас мало людей и воины Кроненберга тоже не чужды магии. К тому же таких, как была Мерлина Крест, может быть несколько и что, если они узнают, где находятся Ваши скрытые поселения?
— Давно узнали бы, если бы могли. Мерлина Крест не города чувствовала, а тебя! Ну а что насчет второго плана?
— То же самое, у вас нет гарантий, что Кроненбергу собственная дочь дороже власти над целой планетой. Она рассказывала, что он перебил всех своих близких, включая брата и жену!
— Браво, Лена, как ты пессимистична! Ну и зачем нам, по-твоему, нужна ты?
— Вы же сами сказали: свергнуть Кроненберга! — пожала плечами Лена. — Правда не уточнили как… Поправьте меня, если я в чем-то ошибаюсь. Ключ к власти — Венец Кроненберга. Скорее всего, это магический артефакт, который наделяет способностью подчинять себе толпы. НО каким-то образом он действует и на своих хозяев, плохо на них влияет. К тому же может за себя постоять. Ведь у вас не вышло украсть его или уничтожить, раз уж он до сих пор цел. Венец сам выбирает себе хозяина, если честно, я не знаю как. Этот хозяин связан с династией Кроненберга, но Паулина его одеть не может, так как она не мужчина, остается только ее муж, которого пока нет, или как там у вас с престолонаследием?
Господин Герман не ответил — ждал продолжения.
— Для этого и нужна я! Моя магия позволит мне забрать Венец и тем самым, лишить Кроненберга власти. К тому же в моих силах лишить его даже жизни, но на это я не пойду, мне и так в последнее время кошмары снятся. А потом я должна передать управление планетой вам, то есть вашему Совету, благо я буду в Венце, и люди мне поверят. Тут у вас все просчитано: я непременно передам вам управление планетой, потому что мне оно не очень-то и надо. Тем более что вы дали мне убедиться, что самостоятельно вернуться домой лучше не пробовать. Так?
— В основном. Как ты пришла к этим выводам? Дедукция или шпионаж?
— Ни в том, ни в другом я не сильна. Скажем так, я знаю кое-что из жизни Неолины. Кстати, наказывать за дезертирство Вы меня не будете. И не только потому, что я доказала, что я все-таки очень ценный агент, но и по старой памяти. Кстати, а как мы познакомились?
Господин Герман впервые выглядел сконфуженно.
— Да ладно Вам… Я пока видела только поцелуи!
Оставив шефа стоять в недоумении, Лена вышла из его кабинета.

— Ты вор, жадный эгоист, нахал, хам и умничаешь!
— Да что я тебе-то сделал?!
— Мне ничего, но как ты мог так поступить с моей подругой?!
— Слушай, я и так уже натерпелся на допросе! К тому же я ей все вернул!
— Мне сказали, что она сама все вернула! А из-за тебя потом еще и в тюрьму попала!
— Но я же пришел ее спасать!
— Ну и как, спас?! Да она сама…
— Что сама? Если бы не Том…
— Этот зануда с кошачьим именем тоже виноват! Я ему еще выскажу за то, что он привел в Тайное поселение шпионку!
— Выскажешь? Да кто ты такая? Колдунья среднего пошива?
— А ты вообще прикол природы! Страшный, пепельноволосый форточник! Из-за вас с Томарисом Неолина нас покинула!
— Мм… я вернулась…
Со времени возвращения в дом Жизеллы Лена уже довольно долго простояла за дверью гостиной и слушала, как из-за нее ссорятся Ада и Дим, видимо недавно пришедший в гости. Хотя, может быть не только из-за нее, а просто давно накипело… В конце концов, Лена решила вмешаться в разговор, пока о не дошел до членовредительства. Оба спорщика застыли с открытыми ртами и выпученными глазами, но потом Ада ожила и кинулась на встречу своей подзащитной.
— Неолина, ты здесь! Ты вернулась! Да где ты пропадала столько времени? Мне все рассказали про Мерлину Крест! Ах, как ты храбро себя вела!
— Прямо-таки и рассказали? — не поверила Лена.
Ада запнулась, но потом повинилась:
— Ладно, рассказали, но не мне. Я подслушала. А что такого? Это же не преступление! — она грозно взглянула на Дима.
— А этих предателей, ну, Дима и Тома держали под арестом, пока разбирались с тем, в чем их вина. Как много они умудрились натворить, оказывается.
Лена взглянула на понуро склонившего голову, стоящего в сторонке Дима и ей стало стыдно за себя и за то, что это из-за нее у него и Томариса неприятности. Ведь это она рассказала шефу все, что видела в Духе миражей. А что винить парней? Они-то ничего не знали про Мерлину Крест.
— Извини… — прошептала она, но Дим услышал и только кивнул в ответ.
— Андрон и Томарис, которого недавно выпустили, сейчас на задании. Они отправились в Флор-на-Флуре в составе спецотряда Белого щита. Город практически в безопасности, но часть войск Кроненберга продолжает оказывать сопротивление, — продолжала докладывать Ада.
— А что с Маргарет?
Аделина прошептала:
— Н-не знаю. О судьбе жителей города пока ничего не известно. Знаю только, что разрушено очень много зданий. Мы с Паулиной так за нее переживаем, а мама, по-моему, что-то знает, но не говорит.
— А где они?
— Ушли с утра в Главную башню Пурпурного шара. В последнее время мама берет с собой на работу Паулу. А меня не пускает! Хотя все экзамены я уже сдала!

Ужинали уже все вместе: Ада, Жизелла, Паула, Дим и Лена. Говорили мало, возвращение Лены Рощиной больше не обсуждали, а о том, что Маргарет, Томарис, Андрон и многие другие такие же хорошие люди сейчас возможно находятся в опасности, лицом к лицу с солдатами Кроненберга старались не вспоминать. После скромной трапезы (салат и запеченная рыба) Жизелла попросила всех выйти из-за стола и заняться своими делами, а Лену пригласила остаться. Дим попрощался со всеми и ушел, а Паулина и Ада наверняка остались подслушивать под дверью, хотя, может быть, Лена на счет них ошибалась.
— Итак, перейдем сразу к главному, — начала Жизелла. — Господин Герман сказал, что дата операции уже назначена, но ее он мне не назвал. Главное, что все решится очень скоро. Наши войска разгромили отряд Кроненберга при Землеводске, надеюсь у Флора-на-Флуре тоже все хорошо. Агенты Белого щита продвинулись по пути агитации населения, живущего под тиранией короля, а в некоторых городах произошли вооруженные восстания. Были жестоко подавлены… но это только начало. Необходимость в революции отпадет сама собой, если нам удастся свергнуть нынешнего правителя небольшим, но, так сказать, элитным составом. Не знаю, в чем заключается твоя миссия, но ты тоже примешь в этом участие.
— Я знаю. Я…
— Это меня сейчас не интересует. Я должна передать тебе только то, что господин Герман просил к завтрашнему дню быть готовой.
— Готовой?
— Это не значит, что завтра ты пойдешь спасать планету. Речь идет о вполне продуманной подготовке, главным образом освоении в новом теле.
— ???
— Ну, как, ты не помнишь? Неолина ФенХель оставила письмо, в котором говорит о переходе через Темные врата. Кто через них пройдет, тот вернет себе облик из прошлой жизни, но сохранит сознание. Прозрачные врата действуют наоборот.
— Я вспомнила. Это значит…
— … что ты вновь будешь выглядеть как Неолина. К этому надо привыкнуть, да и центр тяжести, рост, вес — все изменится, так что будешь проходить подготовку и одновременно осваиваться.
— Но зачем это нужно?
— А я откуда знаю? Есть у меня одна идея, но это ваши с Германом дела. Значит, были на то причины, раз вы об этом договорились.
— Договорились? А, снова в прошлой жизни!
— Неважно. В этой жизни, прямо сейчас, собирайся и мы оправляемся к Темным вратам. Обряд производится ближе к ночи.
— Прямо сейчас? А что-нибудь с собой брать?
— Нет. Паулина, Аделина, можете пойти с нами!
Обе выглянули из-за приоткрытой двери и просияли.

Собрались очень быстро — зачем-то накинули просторные белые балахоны, взяли факелы («А можно я наколдую электрический фонарик?» — попросила Лена. Жизелла отказала.) и вышли из дома. Еще не совсем стемнело, но небо закрыли тучи, и явно собирался дождь. Впрочем, пожелать зонтик Лена уже не осмеливалась.
После продолжительной прогулки по вечернему Лигванту, процессия наконец дошла до места назначения. Это был небольшой парк в пустынном районе, где практически не было признаков цивилизации, за исключением пары скамеек. Именно такое место, очень напоминающее опушку леса, по словам Жизеллы, идеально подходило для ритуала. А он заключался в следующем: сначала Лена вышла на середину, и ее окружила оставшаяся троица, которая, взявшись за руки, образовала круг (незажженные факелы пришлось положить на землю), затем Жизелла начала нараспев произносить какой-то бессмысленный набор звуков, ее подхватили Ада и Паулина, видимо обучавшиеся этому с детства, и это пение продлилось довольно долго.
Лена уже начала откровенно зевать, когда из ниоткуда прямо у нее перед носом возникла дверь. Самая обыкновенная, покрашенная в черный цвет, изрядно обшарпанная и посеревшая от пыли, кое-где поцарапанная. Убогое состояние для волшебного артефакта… Дверь немного повисела в воздухе и начала опускаться на траву.
— Сними плащ, — посоветовала Жизелла, и Лена осталась в школьной форме, в которой недавно вернулась на планету.
— Теперь можешь войти в Темные врата, — сказала глава Пурпурного шара. — И ничего не бойся, просто шагни на другую сторону.
Лена кивнула. Перед ней призывно чернела дверь, но кто знает, что она скрывает в своем проеме. Девочка медленно потянула за медную ручку. Дверь распахнулась, но Лена ничего не успела увидеть — вернее не захотела, она просто зажмурилась и перешагнула порог.
Почти сразу же она ощутила под ногами твердую почву. Трава приятно щекотала ее лодыжки, а ветерок обдувал тело. Лена не сразу открыла глаза, а для начала проверила свои ощущения: ничего не изменилось. По крайней мере, она этого не почувствовала. Просто прошла через дверь и вышла на другой стороне. Приготовившись разочарованно вздохнуть, Лена все же открыла глаза и… вскрикнула.
На то были причины. Во-первых, на улице было уже очень темно — хорошо хоть ее спутницы как-то умудрились зажечь факелы. Во-вторых, Лена уже не была Леной Рощиной в полной мере — теперь ее место заняла сногсшибательная длинноволосая брюнетка с впечатляющей фигурой и идеальной кожей. В-третьих, она была полностью обнаженная, если не считать волшебного браслета на руке. Осознав это, Лена тут же подобрала с земли свой балахон и порадовалась тому, что ее сопровождали только женщины.
К ней подошла Жизелла. Она некоторое время молча ее осматривала и, казалось, не знала, что сказать. В конце концов, волшебница нашла в себе силы только на короткое «Неолина» и тут же повернулась к черной двери.
— Врата сжигают всякий раз после ритуала, — пояснила она и поднесла факел к самому краю черного прохода. Через минуту он уже полыхал ярким пламенем. Компания отправилась домой, освещая себе путь догорающими факелами.

Лена проснулась от неясного шума, доносившегося с первого этажа. Судя по звукам передвигающейся мебели и звону посуды, наверняка, кто-то пришел в гости и сейчас спешно накрывался стол. Вскочив с кровати, Лена уже было побежала смотреть, кто это нагрянул в такую рань, но остановилась, осмотрев внимательно свое одеяние. Вчера она, не раздеваясь, от усталости рухнула на кровать прямо в своем белом покрывале. А так как ее внешность требовала теперь соответствующего отношения, то пришлось срочно искать, во что нарядиться. После некоторых колебаний, она надела фиолетовую кофточку и прямую юбку, которые лежали на застеленной кровати Ады. Что ж, одежда пришлась почти впору, разве что юбка немного коротковата, но зато выглядело эффектно. Причесавшись и воспользовавшись косметикой Ады, Лена наконец спустилась вниз и, не обнаружив никого в гостиной, отправилась в «трапезную».
За столом уже сидели Жизелла, ее дочь, Паулина и… Томарис. Он был в белом комбинезоне, кое-где порванном, но чистом, и с перевязанной правой рукой. Сначала никто из присутствующих не заметил появления вновь прибывшей, так как все внимание занимал Томарис, видимо недавно вернувшийся из Флора-на-Флуре. При этой мысли Лена тут же вспомнила Маргарет: как она там…
Накладывая Тому на тарелку жареное мясо, Жизелла сдержанно кивнула Лене. Ада жестом показала присоединяться к трапезе, а Паулина удивленно покосилась на ее наряд. «Так вот, я пришел сообщить… — начал было рассказывать Томарис, но тут заметил севшую за стол девушку. — М-м… Здравствуйте!» Лена поздоровалась.
Том изумленно смотрел на прекрасную незнакомку. Лена еле могла сдерживать улыбку при виде того, как он пытается отгадать, кто она.
— Госпожа Жизелла, представьте же мне Вашу гостью. Иначе я не смогу спокойно завершить мой рассказ.
— Ах да, — улыбнулась волшебница. — Ну, как же, Томарис, разве вы не знакомы? Ладно, Неолина, это Томарис, Томарис, это Неолина.
У Тома отвисла челюсть, и глаза стремились выскочить из орбит. Некоторое время он не мог издать ни единого звука, но затем прошептал:
— Неолина ФенХель? Лина? … Хм, ты так выросла за эту неделю!
— Очнись, Томарис. Ясное дело, что это магия! — воскликнула Ада. — Она приняла свой настоящий облик, тот, с которым она рассталась тринадцать лет назад.
Через некоторое время до Томариса наконец дошло, кого он видит перед собой. Сделав пару успокоительных вдохов, он все же недоверчиво покосился на Лену и решил начать свой рассказ.
— Итак, мои известия не из приятных. Во-первых, Флор-на-Флуре практически разрушен, во-вторых, Андрон пропал.
— Как пропал?! — в один голос воскликнули девушки.
— Без вести. Возможно, его взяли в плен. Или он сбежал.
— Да что ты такое говоришь? — возмутилась Паулина. — Он не мог дезертировать! О, Древние силы, только бы он был жив!
— У нас молятся Высшим силам, — поправила ее Жизелла и обратилась к Томарису:
— Что с Маргарет?
— Не знаю. Честно говоря, город был до того разрушен после последнего штурма, что мы ожидали увидеть множество трупов, но, вопреки нашим ожиданиям, город был почти пуст. Никто не знает, куда они делись! Кстати, когда исчез Андрон, мне тоже точно не известно. Мы с ним были в разных отрядах.
— Странно… Но, значит, надежда еще есть, — заключила Жизелла. — Будем ждать: такое количество людей не может исчезнуть бесследно.
— Я тоже так думаю, — подтвердила Ада. — Может, они все телепортировались?
Мать Аделины с укором посмотрела на свою дочь.
— Неужели ты думаешь, что все население Флора-на-Флуре умеет перемещаться? Хорошо же ты знаешь кроноведение!
— Хм… ну, а если их перенес какой-то сильный волшебник?
— Например? Даже сильный волшебник больше пяти человек за раз не телепортирует! И вряд ли местные жители разбились на группы и неделю стояли в очереди! Ох!
Последний возглас совсем по другому поводу. Дело в том, что на столе, за которым сидели гости Жизеллы и она сама, прямо на скатерти внезапно высветилось крупными буквами: «Срочно в Большой Зал Совета. Все. Начальник Управления Белого щита».
— Что такого случилось, что к такому высокому начальству вызывают даже невысокую меня? — поинтересовалась Ада, ознакомившись с надписью. — Тут же написано: «все»!
— Все так все. Действительно очень странно. Но, думаю, у господина Германа имеются на то веские причины. А это значит, что опаздывать нельзя. Идемте! — встала из-за стола Жизелла.
Все как один молча вышли из трапезной, из дома и… вскоре уже были у Здания Совета. В это время Зал покидало огромное количество людей (судя по надписям на медальонах, представителям Белого щита из других Тайных поселений), которые оживленно переговаривались и мешали друг другу протиснуться в и без того узкий проход. Только когда толпа поредела и направилась к быстролетам, вслед за ними, не спеша, вышел господин Герман. Увидев пришедших, он жестом пригласил их войти в Зал.
— Вижу, вы не стали слишком торопиться.
— Мы спешили, насколько это было возможно, — возразила Жизелла.
— Но, тем не менее, экстренное совещание Совета Тайных поселений уже завершилось, — заметил господин Герман и, уловив что-то во взгляде главной волшебницы Пурпурного шара, добавил:
— Но, разумеется, я вас вызывал не за этим. Так что можете считать, что не опоздали.
— Спасибо, — хмыкнул Томарис.
— Господин Томарис, Вы чем-то недовольны? — поинтересовался Начальник Управления. — Что ж, в таком случае придется вызывать кого-нибудь другого для доклада о Флуре-на-Флоре. Или Вы все-таки окажете нам честь?
— Все, что угодно, господин Начальник, — ответил побледневший Том.
— Аделина, думаю Вы понимаете, что Белый щит не испытывает необходимости в вашей помощи, но, — Герман оценивающе посмотрел на ярко-одетую, накрашенную девчонку, — учитывая, что от Вас все равно ничего не скроется, мы решили ознакомить Вас с некоторой информацией… и подобрали вам несложное, но ответственное задание.
Ада была заинтригованна.
— Что касается вас, — господин Герман обратился сразу к обеим: Лене и Паулине, — думаю, вы догадываетесь, о чем пойдет речь на сегодняшнем совещании. Так что будьте готовы также отвечать на вопросы. Кстати, рад, что все прошло успешно, Неолина.
«И это все?!» — возмутилась про себя Лена. Она ожидала более бурной реакции со стороны бывшего… знакомого.
Только теперь, когда Зал Совета был не так полон, как в прошлый раз, Лене удалось его рассмотреть. Помещение было чем-то средним между кабинетом для лекций и залом заседаний Госдумы, который Лена видела по телевизору. Стены металлического цвета отражали все, что здесь находилось. Для выступающего с докладом была предусмотрена трибуна. Позади нее была приоткрыта еще одна дверь — Лена смогла прочесть красноречивую табличку: «Не входить». Слева и справа от трибуны стояли длинные столы с мягкими креслами, предназначенные видимо для особо важных лиц.
Компания вошла и заняла место во втором ряду (кроме Жизеллы и Германа, которые и были особо важными лицами). Постепенно зал заполнялся новыми лицами. Как можно дальше от главы Пурпурного шара попытался сесть пожилой ученый в строгом костюме и с массивным медальоном Синей книги на шее. Ада говорила, что Жизелла и этот господин открыто не переносят друг друга, а подчиненные им учреждения постоянно конкурируют. Жизелла даже медальон свой не носит, чтобы не уподобляться «кичливому сухарю».
Вспомнив про медальоны, Лена не могла не вздохнуть от огорчения — ее собственные остались в портфеле в какой-то альтернативной реальности, созданной господином Германом. Лена даже не подозревала, что это возможно. Но главное, как их оттуда забрать? Просить шефа было бы слишком дерзко, после того, что она натворила. Хорошо хоть браслет остался…
В это время за столы уже село еще несколько человек. Пополнение прошло также к «зрителям». Лена узнала многих, кого видела на прошлом заседании. Например, господина Тайрогу, руководителя чего-то там по безопасности Тайных поселений.
Когда подошло еще некоторое количество народу, но Зал был еще далеко не полон, заседание началось. Сначала встал господин Герман и произнес ничего не значащую вступительную речь о ежедневной борьбе Лигванта за свободу Кроноса. Он говорил очень красиво и патриотично, но, казалось, думал совсем о другом. Впрочем, мысли шефа Лене прочитать не удалось.
Затем слово предоставили начальнику казначейства, которое многие называли «конспиративным именем» — Кожаная сумка. Он объяснил, с какими сложностями сталкивается экономика Тайных поселений из-за необходимости соблюдать всевозможные меры безопасности при перевозке грузов и физических лиц из одного Тайного поселения в другое. Лена была очень удивлена тем, что такая перевозка вообще существует, поскольку ей за последнее время приходилось либо перемещаться с помощью магии либо ходить пешком. Намек начальника казначейства не остался незамеченным — он ясно требовал сделать Тайные поселения «явными», открытыми для планетарной и мировой экономики. Но для этого надо было разобраться с верховной властью Кроноса…
Советник по политологии и социологии (а такой в Лигванте тоже имеется) ухватился за эту мысль, и тут же начал предлагать законопроекты и изменения, которые следует произвести в системе управления Кроноса. Разумеется, упор делался на становление республики. Лена всерьез задумалась, что Лигвант уже делит шкуру не убитого медведя, ведь монарх-то еще на троне. Того же мнения был и скептик господин Харитон, выразивший свои сомнения по поводу того, как Лигвант собирается противостоять Кроненбергу, и даже практически подводил к выводу: «А оно Лигванту надо?!». На что получил недвусмысленный ответ в последующем докладе господина Тайроги, где он представил список причин, по которым Лигвант давно уже должен был устроить революцию: притеснение народа Кроноса, практически полное бесправие и нищета непривилегированных слоев населения, проживающего в городах, управляемых ставленниками Кроненберга («А мы все происходим из этого народа, — объяснил Тайрога. — И должны проявить солидарность»); гонение на магов и настоящих ученых, приведшее к гибели многих достойных представителей общества; буквальное поощрение правителем Кроноса крупных преступных группировок и поклонников Древних сил («сектантов и еретиков» в отличие от лигвантцев, служащих Высшим силам) и, наконец, реальная угроза со стороны войск Черного меча, которые обнаглели настолько, что начали проводить крупномасштабные операции по розыску Тайных поселений и даже совершили нападение на город Флор-на-Флуре. В связи с этим господин Тайрога попросил выйти к трибуне непосредственного участника и героя боевых действий (Томарис уже готов был вскочить с места, но ждал объявления имени), «того, кто практически в одиночку спас тысячи мирных людей, отчаявшихся под натиском солдат Кроненберга, найти убежище и выбраться из опасной зоны, зоны обстрела противником». Тут Томарис начал смутно подозревать, что это не про него — Лена не прочитала это в его мыслях, но это было написано у него на лице.
— Позвольте представить вам господина Андрона! — торжественно произнес руководитель службы безопасности Тайных поселений. Лена подсознательно отказывалась верить всем своим органам чувств. «Андрон…» — взволнованно выдохнула сидящая рядом Паулина. Ада тоже была настолько ошарашена, что даже отвлеклась от выискивания Дима («на всякий случай») в толпе присутствующих.
И Андрон действительно вышел к трибуне — он появился из той комнаты, которая находилась позади нее. Юноша был одет в такой же белый комбинезон, как у Томариса, смущенно улыбался и взволнованно переступал с ноги на ногу, встав рядом с докладчиком, господином Тайрогой.
— Господин Андрон, — объявил присутствующим руководитель службы безопасности, — в то время как воины Кроненберга обстреливали не защищенный ничем, кроме невидимости, город, смог прорваться внутрь и организовать эвакуацию жителей Тайного поселения Флора-на-Флуре через специальный подземный ход, сооруженный как раз для таких экстренных случаев в доме нашего героя. Это укрытие ведет в несколько населенных пунктов, таких же Скрытых поселений, например, в Лостеврн, Фениол, Эндорийск, Ведьмово. Итак, население города сейчас находится в полной безопасности, расходы на их проживание в гостиницах данных городов взяло на себя казначейство Тайных поселений. Люди ждут, когда смогут снова обрести собственный дом. Отряд Белого щита одержал победу над солдатами Кроненберга, осаждающими город. И дело идет к его восстановлению.
Зал ответил на эти слова аплодисментами.
— В связи с этим я хотел бы объявить, что всем участникам боевых действий при Флоре-на-Флуре будет выплачено денежное пособие. А господина Андрона и господина Брава, командующего СООБЩ-никами, то есть Специальным Отрядом Организации «Белый Щит» (на кроносском языке получилась та же игра слов), представить к почетной награде — каждому по рубину среднего размера на медальон Красного меча. Кстати, у господина Брава он уже третий, что означает, он может занять освободившееся место главы Красного меча. Поприветствуем господина Брава.
С самого конца зала к трибуне вышел статный господин средних лет в кольчуге и при мече. Он скромно встал рядом с Андроном, причем тот заметно ссутулился и опустил голову. Глава Белого щита встал из-за стола и лично вручил награду героям, материализовав их медальоны с уже вставленными рубинами. Мужчины поклонились и надели свои знаки отличия, а затем уже вместе скрылись в загадочной комнате за трибуной.
После того, как они удалились, господин Герман подвел итоги совещания. Повторив самое главное из речей предыдущих докладчиков, он подчеркнул, что уже в скором времени произойдут события, которые в корне изменят политическую и социально-экономическую обстановку на планете, но что бы ни случилось, Лигвант борется за правое дело, а правда должна победить. За сим он объявил собрание закрытым.
Все присутствующие двинулись к выходу. Ада и Лена было последовали за ними, но Жизелла, оставшаяся сидеть за столом вместе с главами Синей книги и Белого щита, позвала их подойти поближе и к огромной радости Паулины, которая и так уже рвалась увидеться с Андроном, попросила проследовать за ней в комнату с уже несколько раз нарушенным призывом: «НЕ входить» на двери.

Глава 8: Раздача обязанностей.
Твое дело – хорошо исполнить
возложенную на тебя роль,
выбор же роли – дело другого.
Эпиктет

Хорошо говорить, если это
не роль чьей-нибудь невесты…
замечание Лены Рощиной

Внутри комната на первый взгляд казалась заурядным кабинетом, но, если присмотреться, можно было найти несколько отличий. Например, никакой техники и электроники, шкафов или сейфов не наблюдалось. В центре стоял круглый металлический стол, что напомнило Лене о рыцарях короля Артура, несколько кресел, огромная карта Кроноса на стене и мощный «анти-подслушивающий» оберег, прибитый к стене. Ну и размер комнаты тоже несколько превосходил даже самый солидный кабинет.
Гораздо больше, чем интерьер, Лену заинтересовали те, кто находился в этой комнате. Здесь было десять человек в фиолетовой форме с медальонами Пурпурного шара, зачастую инкрустированными драгоценными и полудрагоценными камнями. Все они смотрелись очень внушительно. У другой стены выстроились молодцы из Красного меча числом тоже десять человек, включая Андрона. С ним разговаривал господин Брав, новый глава лигвантских воинов.
Вошел господин Герман и сел в одно из кресел за круглым столом; Брав, поклонившись, также занял свое место. Его примеру последовал Жизелла, которая взглядом предложила садиться остальным вошедшим. Отряды воинов и магов остались стоять.
— Итак, — без лишних предисловий начал Глава Белого щита, — я пригласил вас, господа, чтобы сообщить…
«…пренеприятнейшее известие» — хотела продолжить Лена.
— … что день операции, в ходе которой изменится политическая ситуация на нашей планете, назначен. Это первый день Недели Прошений.
Жизелла и Брав загадочно переглянулись, Паулина потупила взор.
— Для тех, кто не знает, в чем состоит значимость этой информации, поясняю: Неделя Прошений — это время, когда во дворец Кроненберга могут приходить те, кто хочет обратиться с какой-нибудь жалобой или просьбой к правителю. Вернее, теоретически могут. Формально эта древняя традиция не отменена, но за многие годы никто не отважился прийти жаловаться к королю, так что Кроненберг в этот день только сидит на троне и коротает время до вечера.
— А теперь перейдем непосредственно к плану, — господин Герман подошел к карте Кроноса. На планете имелся всего один материк с небольшими архипелагами недалеко от берегов. Острова Начала и Конца Лена на карте не заметила. Между тем глава Белого щита показал на небольшую черную точку на Серебряной равнине. «Берген» — появилось под точкой пояснение.
— Вот наша цель, — объявил шеф. — Разумеется, добираться туда, пусть даже на лошадях или духах недопустимо долго, поэтому необходимо суметь телепортироваться прямо в резиденцию Кроненберга.
— Почему прямо туда? — осмелилась спросить Паулина.
— Хотя бы потому, что если группа лигвантцев вдруг появится посреди какой-нибудь улицы, будь то Элитный район, Торговая площадь или даже Лайосмир, который наши агенты окрестили «Кровавый пустырь», то туда сразу же прибудут солдаты Кроненберга, которые захотят провести внеплановую казнь по делу о колдовстве и злых чарах. Конечно, наших казнить не так-то просто, но о нас будут знать, и элемент внезапности будет упущен.
Принцесса вздохнула и больше не произнесла ни слова. Но тут Жизелла сделала замечание:
— Как мы собираемся телепортироваться во дворец, если это невозможно?! Здание защищено мощным антипроникающим экраном — кто-то из слуг короля неплохо разбирается в магии.
Герман снисходительно посмотрел на волшебницу:
— Проникнуть туда возможно. Перемещением займется Неолина.
Лена посмотрела на шефа с явным выражением лица в духе: «А что сразу я?!»
— А разве она сможет преодолеть это препятствие? Герман, ей теперь только тринадцать! Неолина, не обижайся.
— Сможет, — парировал господин Герман. — Она сумела переместиться ко мне в кабинет, а ведь проникнуть в подземный Лигвант тоже было невозможно!
Лена покраснела, вспомнив, как не так давно приземлилась на стол шефа.
Жизелла с уважением, а Ада с восхищением и легкой завистью смотрели на Лену Рощину.
— Госпожа Аделина, — обратился к девочке глава Белого щита, — не могли бы вы телепортировать сюда Петинум 12.
Юная волшебница, нисколько не удивившись, с удовольствием выполнила поручение. На стол плавно опустился серебристый ноутбук.
— Аделина рассказала мне о нем, — объяснил Герман, — когда я приходил поговорить с госпожой Жизеллой по поводу Неолины. К этому времени она уже давно обнаружила его в библиотеке и научилась им пользоваться. Кстати, с господином Петием, сконструировавшим Петинум 12, она тоже связалась, но ей пришлось выдавать себя за Неолину, с которой юный изобретатель имел честь познакомиться. Все верно?
Ада кивнула.
— Аделина, включите прибор.
— Кесто элеме каурум, — произнесла она и ткнула пальцем в экран. Операционная система начала медленно загружаться.
— Можно было гораздо проще… — тихо произнесла Лена Рощина, смотря, как кроноссцы разбираются в ее ноутбуке.
Через некоторое время на месте рабочего стола уже показалась куда более ухоженная, чем в прошлый раз, физиономия вундеркинда.
— Здравствуйте, господин Петий, — поприветствовал его глава Белого щита.
— Здравствуйте. Шеф, это Вы?
— Позвольте представить вам, дамы и господа, нового сотрудника Белого щита, — торжественно произнес господин Герман. — Хотя его возраст несколько не соответствует общепринятым нормам вступления в нашу организацию, но не хотелось бы упускать такого ценного агента. Тем более что для госпожи Неолины тоже было сделано исключение.
Господин Брав окинул взглядом присутствующих и так и не нашел той самой тринадцатилетней героини.
— В памяти Петинума сохранился чертеж, Петий? — поинтересовался глава Белого щита, глядя на ноутбук.
— Разумеется, шеф. Выводить на просмотр?
— Да.
Голова юного изобретателя исчезла и вместо нее на экране монитора возникла одна большая схема, похожая на план огромного дома.
— Петию удалось получить подробный план Бергенгенда, резиденции Кроненберга. С его помощью нашей специальной комиссии удалось найти наиболее выгодное место для телепортации и продумать маршрут до Малого тронного зала, где король будет находиться всю Неделю прошений. Думаю, ни у кого не вызывает сомнений то, что мальчик оказал Белому щиту неоценимую услугу с помощью своего изобретения, нацеленного на получение информации, — пояснил господин Герман. — А вы, господин Харитон, не хотели принимать его в Синюю книгу!
Доселе молчавший глава Синей книги, пожилой ученый, господин Харитон счел нужным сказать в свое оправдание:
— Он слишком молод. И потом, сконструировать такой прибор невозможно без магии, так что все претензии к госпоже Пурпурный шар!
Жизелла презрительно хмыкнула:
— В этом приборе, Харитон, нет ни капли магии, — она показала на ноутбук. — А, насколько я понимаю, он работает по тем же принципам, что и Петинум. Или для тебя нет разницы между железом и хрустальным шаром?!
— Думаю, конфликтовать магам и ученым сейчас не время, — заметил господин Герман. — Внимательно смотрите на план и слушайте план действий. Начальник управления Белого щита взмахнул рукой, и схема с экрана ноутбука отобразилась на месте большой карты Кроноса на стене. Все присутствующие внимательно смотрели на план центральной части здания, который все больше увеличивался в масштабе.
— Сюда, — господин Герман материализовал длинную указку и направил ее на одну из комнат, — телепортируется наша боевая группа. Насколько я понимаю, Неолина, тебе необходимо точно знать, что это за место, чтобы туда переместиться. Итак, это…
— … моя спальня, — закончила за него Паулина. — Но почему?
— Высшие силы, неужели не ясно? — раздраженно ответил Герман. — Это же сейчас самое слабое место замка. Там нет полноценной защиты и должной охраны, потому что в данный момент в этих покоях некого охранять.
«Логично, — подумала Лена. — Это лучше, чем отправляться сразу в тронный зал — можно приземлиться под носом у солдат Кроненберга. Хотя им же хуже…».
— Итак, — продолжил господин Герман. — По этому маршруту вы пробираетесь к Малому тронному залу. В состав активной группы входят: госпожа Неолина, госпожа Паулина, господин Брав со своими лучшими воинами (десять агентов Красного меча учтиво поклонились), десять магов Пурпурного шара, возглавляемые госпожой Жизеллой или ее заместителем.
Господин Герман выжидающе посмотрел на главную лигвантскую волшебницу.
— Госпожой Жизеллой, — уточнила она.
Глава Белого щита кивнул и обратился к главному ученому Синей книги:
— Господин Харитон, ознакомьте нас со своим вкладом в общее дело.
Ученый несколько смутился, но ответил:
— Синяя книга предоставила воинам Красного меча необходимое обмундирование, в том числе новейшие, более толстые доспехи — огнестойкие и препятствуют приближению холодного оружия непосредственно к телу — специальный щит как магнит будет притягивать мечи и тому подобные орудия. К тому же так называемые «антимагические веревки» решено надевать не на шею, что сразу бросалось врагу в глаза, а под одежду, так чтобы она снималась вместе с доспехами. Что касается магов, то им придется ограничиться огнеупорными мантиями, на случай если им нужно будет пускать огненные шары или что-то в этом роде. Более тяжелые доспехи могут помешать им творить их фокусы.
Жизелла готова была на месте испепелить своего вечного оппонента одним взглядом, не прибегая ни к каким фокусам. Но она ограничилась замечанием:
— О магах синяя книга может не беспокоиться. Мы сами можем создать себе и защиту, и оружие.
— Безусловно, — подытожил шеф. — Мы остановились на составе активной группы, то есть той, которой первой предстоит проникнуть в Малый тронный зал, нейтрализовать охранников, которых, по данным разведки, должно быть двенадцать (вы должны справиться — ведь вас двадцать четыре), и предложить Кроненбергу добровольно отказаться от короны. Если он окажет сопротивление, вы должны предпринять меры, чтобы его подавить.
— Я не хочу, чтобы ему причинили вред, — вставила Паулина.
— Вы сами согласились в этом участвовать… Что ж, раз не хотите, значит, сделайте все возможное, чтобы король подчинился воле народа. Пусть передаст Венец Вам или госпоже Неолине. Как только это произойдет, Жизелла ментально со мной свяжется, и делегация Совета Лигванта в полном составе официально займет Бергенгенд и составит временное правительство. В случае неудачи, мы можем вызвать резервный отряд, который уже отправлен в Берген под прикрытием обычных горожан. Чтобы с ними связаться, предлагаю использовать господина Томариса для наблюдения за ходом операции и господина Дима для предупреждения резервной группы непосредственно перед операцией, с целью приведения ее в боевую готовность. Как видите, дамы и господа, всем предоставляется возможность непосредственно поучаствовать в создании будущего планеты и доказать свою искреннюю любовь к родине. Цель оправдывает риск.
«Синяя книга вообще ничем не рискует. Отделались противопожарными халатами для волшебников» — мысленно возмутилась Неолина.
— Осталось решить еще пару вопросов, — добавил господин Герман. — Например, как вы проникните в Малый тронный зал из спальни королевской дочери. Объясняю: сначала госпожа Паулина будет координировать продвижение группы, хотя, разумеется, все должны будут постараться запомнить маршрут и порядок комнат. Если встретятся представители дворцовой охраны быстро и бесшумно обездвиживайте их. Это не относится к стражникам у входа в тронный зал: перед ними вы должны будете сделать вид, что вошли через главные ворота и следуете к Кроненбергу на аудиенцию (ведь неделя Прошений). Госпожу Паулину очевидно узнают, поэтому она представит своих спутников. Госпожа Неолина будет рекомендована как невеста Кроненберга, принцесса Илена, прибывшая с Вюншес — наш Кроненберг давно отправил к ним посла, но ответа еще не пришло. А маги и воины — это соответственно ее телохранители, такова легенда. Если не будет воспринята на веру — придется прорываться с боем.
— Можно вопрос, шеф?
— Да, Неолина, в чем дело?
— Почему бы мне просто не пожелать, чтобы Кроненберг отдал свой Венец?
— Потому что Венец этого не допустит. Это же не просто головной убор! Его должны отдать добровольно или на законной основе. Добровольно, если вы убедите Кроненберга отказаться от трона в пользу народной власти. На законной основе, если…
—…если я выйду замуж, — снова взяла слово Паулина.
— Но, конечно, никто не будет принуждать вас, принцесса. Тем более если у вас нет избранника.
— Я бы не хотела сейчас это обсуждать.
— Разумеется, — успокоил ее господин Герман, почему-то улыбаясь.— А теперь о роли госпожи Аделины. Ей предстоит отправиться в Лостеврн, предложить беженцам вернуться в Флор-на-Флуре. В случае победы госпожа Жизелла ментально сообщит об этом своей дочери, та — Маргарет, и, думаю, вскоре это разнесется по многим Тайным поселениям.
Аделина заметно помрачнела: ей дали задание всего лишь съездить в Лостеврн.
— Что касается господина Томариса и господина Дима, то их задачу им подробно разъяснят на Базе Красного меча. Итак, сейчас каждый пойдет готовиться к своей миссии. Тренировка членов СООБЩ будет проходить по обычному графику. Остальные собираются здесь послезавтра в это же время. Итак, совещание на сегодня окончено.
Все разом направились к выходу. Лена обернулась и стала свидетелем того, как Паулина, дождавшись пока все, кроме Андрона, покинут комнату, бросилась к нему на шею, и, залившись слезами, тихо произнесла: «Я знала, что ты вернешься. Я чувствовала!… Древние силы, я сделаю все, что потребуется, все, что угодно, лишь бы…»
— Я тоже люблю тебя, — спокойно ответил ей Андрон, обнимая ее.
— Это многое меняет! — услышала Лена за своей спиной. Господин Герман тоже все видел и теперь возвращался в кабинет. «Нам нужно кое-что обсудить», — обратился глава Белого щита к влюбленным, закрывая за собой дверь. Жизелла поторопила Лену домой.

Вечером в доме Жизеллы вновь появился Томарис. Он пришел во время ужина, когда Лена, Ада, и ее мать сидели за столом, а Паулина все еще не вернулась. Присоединиться к трапезе Том не пожелал, а, напротив, вынудил Лену встать из-за стола. Ему, видите ли, надо было с ней поговорить.
— Мне надо кое-что тебе сказать, — начал Томарис, когда они с Леной вышли в гостиную.
— Ну?
— Э-э… В общем, ты не могла бы мне оказать одну услугу?
— Какую услугу?! — настороженно спросила Лена.
— Пойти со мной завтра на вечеринку.
— Зачем?
— Дело в том, что я сказал своему другу, что ты моя девушка…
— Что?! И опять же зачем?
— Он видел, как мы вместе возвращались с совещания.
— Но там была еще Ада, Жизелла и Паулина.
— Ада и Жизелла… ты что? А Паулина… Все знают, что она занята.
— Кем?
— Здрасьте! А Андрон?
— Слушай, а чем тебе не понравилась Ада? Мы же с ней одного возраста.
— Ну, по тебе-то этого не скажешь.
— Ах да…
— Так ты пойдешь со мной? Пожалуйста!
— Мм… Я подумаю. Завтра, говоришь?
— Да. Если решишься, просто помаши завтра рукой в окно — я приду.
— Странный способ. Ладно, посмотрим.
— Все я пошел.
— Иди, иди.
Томарис ушел, не попрощавшись с Адой и Жизеллой.

— Да соглашайся же!
— Нет, я не могу.
— Такой парень, а ты выпендриваешься!
— Ну, я не знаю.
— А что тут знать? Тут главное, не упустить свой шанс. Это же такой человек! Он далеко пойдет! Небось, еще и Главой чего-нибудь станет!
— Не чего-нибудь, а Белого щита.
— А ты откуда знаешь?
— Так я же вижу будущее.
— Ну-ну, видь дальше. А кто мне вчера приятную встречу предсказал?
— Что, не сбылось?
— Только если ты считаешь приятной мою бывшую свекровь.
Три девушки залились веселым смехом. Все были в шелковых кимоно и босиком. Они сидели в маленькой, но уютной комнате на мягких подушках перед низким столиком и пили чай. В комнате не было окон, но она освещалась ровным дневным светом. Стены, пол и потолок были обиты тканью.
—Так что, Неолина, идешь ты с ним или нет? — настаивала привлекательная блондинка с чересчур бледной кожей.
— Я подумаю.
— Даже и не сомневайся. В конце концов, надо же с кем-то встречаться! — заметила другая девушка с рыжими волосами.
— Да, Марго, ты вот встречалась. И что?! — снова встряла блондинка.
— Жизе, я вовсе не жалуюсь, что теперь воспитываю сына одна. Кто виноват, что его послали защищать родину? И давай не будем об этом.
— Извини. Просто хотела привести пример того, что любовь — не всегда счастье. Впрочем, у нас с Маратом тоже сейчас проблемы.
— В чем дело?
— Она рассказала ему, что она ведьма, — ответила за подругу Неолина.
— А ты откуда знаешь? Ах, да, ты же читаешь мысли.
— Не столько читаю, сколько чувствую. И то не всегда. К тому же это не так уж интересно.
— Не интересно? А я вот хотела бы уметь что-нибудь в этом роде…
— Маргарет, заканчивай со своими комплексами! То, что ты не волшебница… Так тебе крупно повезло. Знаешь, сколько это дополнительных проблем?! — воскликнула Жизелла. — Мне вот завтра еще отчет сдавать, а вдруг Харитон подготовит лучше?
— Мне бы твои проблемы… — вздохнула Неолина, опустив голову на подушку.

— Да соглашайся же! — в который раз повторила Ада. — Ты что меня не слушаешь?
— Мне не до этого. У меня только что было видение, — ответила Лена.
— Уснула, что ли?
— Нет. Скорее кое-что вспомнила.
Ада понимающе закивала.
— Это из твоей прошлой жизни, да?
— Вероятно.
— Что ты видела?
— Давай не будем об этом.
— Ладно, тогда вернемся к исходному. Ты пойдешь с Томарисом.
— Нет.
— А я сказала, пойдешь.
Лена удивленно взглянула на Аду:
— А тебе какая разница?
— Большая. А я же тоже хочу, чтобы у тебя была личная жизнь.
— Но ведь он пригласил меня только потому, что соврал своему другу.
— Ну и что? Пользуйся своей возможностью.
— Какие возможности? Мне тринадцать. А ему… не знаю. Но он намного старше меня.
— С другой стороны, ты намного старше него, — парировала Ада. — По идее, тебе вообще тридцать три. А выглядишь всего на восемнадцать – двадцать.
— Да, я хорошо сохранилась, — хихикнула Лена и, наконец, сдалась: — Ладно, соглашусь.
Это было вечером того дня, на который была назначена вечеринка. Ада надоедала Лене весь день с того момента, как узнала, что ее пригласил Томарис. Казалось, она уже вообразила себя в роли свахи. Лене так и хотелось перевести разговор на что-нибудь другое, например отношения Ады с Димом или Паулины с Андроном. Кстати, Паула пришла только поздно ночью и ничего никому не объяснила.
Лена подошла к окну и помахала рукой. На улице никого не было, ни одного прохожего, и тем более Тома. Что не помешало ему каким-то образом все узнать и вскоре уже ожидать на пороге дома Жизеллы. Он явился в черном костюме, красном плаще с эмблемой Алого меча, свежеподстриженный.
Когда Лена вышла ему на встречу в синих брюках и короткой майке, он осуждающе покачал головой:
— Э-э… Неолина, когда я говорил «вечеринка», я имел в виду праздничный вечер, а не посиделки у костра, — но тут же поспешил добавить: — Правда, ты выглядишь потрясающе в любом наряде.
— Значит, нужно что-нибудь попраздничней? — переспросила Лена, и ее одежда тут же сменилась пышным белым платьем… подвенечным.
— Ну не до такой же степени… — вздохнул Томарис.
Следующая попытка увенчалась успехом — на Лене было длинное черное платье с элегантными вырезами и такие же черные туфли на каблуках.
— А еще у тебя теперь татуировка на спине, — подсказала Ада. — Красный меч, фиолетовый шар и синяя книга.
— Сойдет… — смирился Томарис. — Ну что, идем?
Лена попрощалась с Адой и последовала за Томом. У входа в дом Маргарет их ожидал быстролет. «Ремес одолжил, — пояснил Томарис, уловив удивленный взгляд Неолины. — Ему ни к чему. Вечеринка-то в его доме».
— А по какому поводу?
— Как тебе сказать… Дружеская встреча для тех, кто скоро идет на операцию, своеобразные проводы. Ремес тоже участвует, он отвозит твою подругу в Лостеврн, хотя она об этом еще не знает… Впрочем, ему-то что — главная работа у нас, — Томарис подмигнул Лене. — А твое задание, наверное, самое важное.
Лена Рощина не ответила. Остаток пути они провели молча, неслышно пролетая по улицам вечернего Лигванта. На небе начали высыпать звезды, а вместо луны виднелся маленький диск Рео, загадочного спутника, куда вроде бы ссылались заключенные. Но Лена сейчас не думала об этом, она вообще старалась избавиться от мрачных мыслей и жить сегодняшним мгновением. То же можно сказать о Томарисе. Никто из тех, кто участвует в опасной операции, сейчас не думал о будущем.

Томарис и Лена остановились у двухэтажного дома, выкрашенного серой, слабосветящейся краской. Но даже этого было достаточно, чтобы этот дом был единственным, который можно увидеть в наступившей темноте. В окнах горел свет, а на пороге их уже встречал парадно одетый хозяин дома.
— Здравствуй, друг! Не представишь меня своей даме?
— Разумеется. Неолина, это Ремес, агент Красного меча, переведен в отряд посланников – занимается транспортом и связью.
— Очень приятно, — улыбнулась Лена. Ну не выдавать же, что они уже знакомы…
— Ремес, это Неолина. Член Красного меча, Синей книги и, конечно, Пурпурного шара. Я уже говорил тебе о том, что она отлично колдует.
— Какая честь, — Ремес учтиво поклонился. — Прошу в мою скромную обитель!
«Похоже на светскую вечеринку. Строят из себя тех, кем на самом деле не являются», — подумала Лена, уже заходя в дом.
Внутри было неплохо. Стены и потолок металлического цвета, отражающие свет. Повсюду левитировали подносы с блюдами — явно был шведский стол. «Постаралась моя подруга Серин, — прокомментировал подносы Ремес. — Позвольте вас представить…»
Вообще первая половина вечера прошла в постоянных знакомствах и коротких разговорах. Пару слов нужно было сказать каждому из гостей. А гостей было предостаточно. Среди них Лена иногда узнавала тех, кто вчера был на собрании. Многие пришли со своими парами, кто-то был один. Все приветливо улыбались Томарису и Лене, а последней приходилось еще и изображать из себя его девушку. Целовать себя Лена запретила, да Томарис особо и не порывался. «Я для него тринадцатилетняя, — гадала Лена. — Или тридцатилетняя…» В любом случае Томарис и Неолина со стороны казались красивой парой.
«Мы ожидали увидеть Андрона с госпожой Паулиной (всем известно, что они вместе), но, видимо, у них возникли какие-то неотложные дела», — вздохнул Ремес, как будто ему было мало гостей. Хозяин вечера как раз разливал напитки. Лена, решившая не злоупотреблять алкоголем, превращала уже четвертый бокал вина в вишневый компот.
Это заметила одна девушка (Лена уже не помнила, как ее зовут), стоявшая у окна напротив. Она походкой модели подплыла к Лене и удивленно спросила:
— А что это вы не пьете? Я считаю, это превосходное вино, вы так не думаете?
— Она быстро пьянеет, — ответил за Лену Том. — А когда она в таком состоянии, может натворить что угодно, с ее-то силой.
— О-о… А я, знаете ли, никогда не пьянею. Хотите, перепишу Вам отличное заклинание? — улыбаясь, спросила она вроде бы у Лены, а смотрела только на ее спутника. — А у Вас действительно большая сила? Вы не хотели бы принять участие в Праздничном Турнире? Когда все закончится, я имею в виду, когда эта, как ее, Неолина, передаст Венец Белому щиту…
Лена задумалась над тем, говорить ли ей, что она и есть Неолина или нет. А еще она никак не могла ее вспомнить, хотя вроде бы здоровалась со всеми…
Но ей не пришлось ничего отвечать. Девушку окликнул кто-то за ее спиной. Тут же выяснилось, что ее зовут Реллина, а позвал ее не кто иной, как сам господин Брав, только что вошедший в дом. Реллина тут же потеряла к Тому и его подруге всякий интерес и бросилась в объятия к Браву, нежно чмокнув его в небритую щеку. Было видно, что он к ней не равнодушен, так он зарделся после легкого поцелуя.
Не одна Реллина подошла к вновь прибывшему. Внимание всей публики переключилось на него — еще бы, это ведь сам глава Красного меча. Он тут же раскланялся со всеми, кого-то дружески похлопал по плечу, кого-то спросил о здоровье, и сразу стало ясно, он по свойски ведет себя с подчиненными, не ставит дистанции, по крайней мере, во внерабочее время. Тем не менее, в отрядах Красного меча всегда царила военная дисциплина.
Кое-как отбившись от своих многочисленных поклонников, глава Красного меча, герой и просто красавец-мужчина направился не к кому-нибудь, а к Лене Рощиной, … вернее к Неолине.
— Очень рад Вас снова видеть, — учтиво поздоровался он. — Вы были вчера на совещании. Госпожа Неолина, если я не ошибаюсь?
Лена кивнула. Реллина бросила на нее презрительный взгляд.
— Вы одна на этом вечере?
— Здравствуйте, господин Брав, — вмешался в разговор Томарис. — Неолина согласилась прийти в ответ на мое приглашение.
— О, господин Томарис, не так ли? Я видел Вас в правом фланге Отряда. Вы еще так лихо пробрались в город в облике кота.
— Польщен тем, что Вы меня вспомнили, — сухо поблагодарил Том. Его явно покоробило упоминание о котах. «Или он уже ревнует меня…» — подумала Лена.
В это время к ним подошел хозяин вечера. Ремес прямо сиял от радости:
— Наши южные коллеги предложили нам танцы! Сейчас кавалеры приглашают дам на тринилетту!
Серин, подруга Ремеса, весело помахала с другого конца зала, и грянула музыка. Медленная, но не грустная, исполняемая незнакомыми инструментами, она буквально проникала в душу и тянула начать двигаться. Господина Брава тут же увела настойчивая Реллина, и они первые подали пример остальным: обхватив друг друга за плечи, весело кружились под ритмичные аккорды мелодии, когда темп замедлялся, они просто мерно переступали с ноги на ногу, немного покачиваясь. Вскоре к ним присоединились многие другие пары.
«Ты умеешь танцевать?» — смущено спросил Томарис.
«Откуда я могу знать тринилетту? Правда я вообще ничего не умею танцевать», — призналась Лена.
«Я тоже, — вздохнул Томарис. — Пойдем к стене, чтобы никому не мешать».
Лена и Том остановились в паре шагов от подносов. Они смотрели, как пары уже не столько танцевали, сколько перешептывались и целовались в процессе бесконечного кружения по залу. «Я сейчас пойду узнать, можно ли нам уйти, — предложил Томарис. — Вечер явно будет однообразным». Лена кивнула и осталась стоять одна.
Но не надолго. Вскоре подруга господина Брава тоже куда-то отлучилась, и он сам опять подошел к Лене. Теперь уже с конкретной целью.
— Можно пригласить Вас на танец?
— Но я не…
— Это не сложно.
— А..?
— Думаю, господин Томарис не будет против, если Вы немного развлечетесь. Всего один танец?
Не успела Лена опомниться, как ее уже вели под руку в самый центр зала. Сделав пару неловких движений, она вскоре приноровилась и очень даже неплохо вращалась, держась за плечи своего партнера. Во время танца Брав решил завести разговор:
— А Вы давно знаете этого… господина Томариса.
— Достаточно, — уклончиво ответила она.
— Дело в том, что я только недавно встретил Реллину. Еще не успел разобраться, что это за человек. Знаете, мне нужен верный, порядочный человек. Я так одинок, а мне уже пора задуматься над тем, чтобы остановиться, задуматься, а что ждет меня впереди. Мне нужен кто-то, кто станет смыслом моей жизни, вечный спутник в моих начинаниях. Я часто представляю себе ту идеальную женщину, ради которой готов пойти на подвиг! Вы меня понимаете?
— Но Вы, насколько я понимаю, совершили уже множество подвигов.
— О нет, Вы мне льстите, самым главным моим делом будет, наверное, предстоящая операция. Это то, чего мы так долго ждали. А сегодня так сказать, прощальный вечер старой жизни. Если все получится, всех нас ждет более светлое будущее. И в создании его всем нам предстоит принять участие, — Брав грустно улыбнулся. — Но когда все закончиться, надо бы уйти от дел, пожить спокойно, создать семью. Поселиться где-нибудь в Тихих рощах или на берегу Кристального озера, знаете, есть такие живописные места на севере?
Музыка переменилась, а значит, первый танец кончился. Брав проводил Лену до того места, где она стояла. Их уже ждали Томарис и… Реллина. Первый был несколько растерян, как-то весь приник. А Реллина буквально задыхалась от беззвучного хохота. Лена ожидала, что она будет негодовать и не могла понять причины такого поведения. Впрочем, неудержимое веселье девушки позволили Лене прочитать ее мысли: «Надо же какая шустрая! Ей что одного мало?! Ох, не завидую я ей». Видимо, подруга Брава что-то заподозрила, потому что тут же переменилась в лице и серьезно взглянула на Лену. Девочка прямо почувствовала на себе ее обжигающий взгляд. В этот момент что-то произошло. Сердце как будто покинуло грудную клетку, дыхание участилось, краски окружающего мира смазались и потемнели. Сначала отказало зрение, потом стали затихать голоса. Лена практически проваливалась в черноту и только услышала где-то в глубине подсознания: «Ты исчезнешь… исчезнешь отсюда… с лица планеты… Прощай!» И девочка окончательно погрузилась во тьму.
Глава 9: Операция «Коронация».
Венец — и делу конец.
девиз СООБЩ-ников

Аделина была первой, кого Лена увидела, когда очнулась. Теперь это произошло не на больничной койке в целительном центре Пурпурного шара, а в комнате в доме Жизеллы, где сейчас жили они обе.
— Мы попросили, чтобы тебя поскорее выписали, — пояснила Ада. — Как ты себя чувствуешь?
Лена приподнялась на кровати: все тело ныло, голова раскалывалась. «Хорошо», — выдавила она.
Лена все еще была в образе Неолины.
— Это обнадеживает. Просто глава Белого щита уже приходил, спрашивал о тебе. Он в недоумении, сможешь ли ты участвовать в операции завтра.
—Завтра?
— Да. Первый день недели Прошений, помнишь? Благо ты сейчас пришла в себя, а то что бы мы делали. Хотя можно было бы перенести все на другой день той же недели. И почему Герман так беспокоился…
— Впрочем, мы все о тебе беспокоились, — взволнованно продолжила Ада. — Ты потеряла сознание на вечеринке, тебя привез Томарис, он так испугался! Что на тебя нашло? Мы полагаем, это какая-то болезнь или проклятие: ты несколько раз мерцала.
— Я что?!
— Мерцала. Ну, исчезала, а потом появлялась. Но это была не телепортация, ты постепенно становилась прозрачной, потом совсем испарялась и так же медленно материализовалась. Это было страшно…
— Ада, зачем ты сразу пугаешь Неолину? Ты не хочешь, чтобы она поправилась? Ей нужно отдохнуть, — в дверях стояла Жизелла. Из-за ее спины выглядывала Паулина.
Ада обреченно вздохнула и на некоторое время замолчала.
— Вечером придет твой шеф. Ты сможешь с ним поговорить?
— Хм. А почему нет?
— Отлично. Тогда отдыхай до вечера. Надеюсь, вам удастся совместными усилиями установить, что же все-таки с тобой произошло.
Лена кивнула. Жизелла вышла и затворила за собой дверь. Вскоре Паулина тихо прошмыгнула в комнату, так чтобы мать Ады этого не заметила.
— Ну что ты так приуныла? — спросила Ада, сделав невинное личико. — Все хорошо. Давай я тебя чем-нибудь развлеку. Расскажу что-нибудь.
Она карикатурно наморщила лоб.
— Так. Ну вот, например. Знаешь, как Томарис узнал, что ты согласна пойти с ним? Он дежурил на улице, снова вселившись в своего кота. Я его заметила еще с утра, но он взял с меня слово (настойчиво мяукая), что я не буду тебе ничего рассказывать. Но теперь-то можно, вечеринка уже прошла. Кстати, ты пропустила несколько собраний по операции. Но ничего, твой начальник тебе все расскажет, я думаю. Мы посовещались и решили, что невесту Кроненберга ты будешь изображать в том замечательном платье, помнишь, которое получила от Неолины в наследство. Говорят, в нем ты собиралась выходить замуж, когда тебе было двадцать! А меня в Лостеврн повезет такой симпатичный парень, Ремес. Ты его знаешь?
— У него уже есть подруга — девушка по имени… Серин, кажется.
— Серина? Какое мерзкое имя! Ну, зачем ты лишила меня надежды?! Ладно, извини, это не твоя вина… Так на чем мы остановились?
Аделина щебетала без умолку. Паула только участливо смотрела на Лену. Только через некоторое время Ада сбегала за едой (телепортацию она освоила неважно), и девушки смогли спокойно позавтракать (или пообедать) — было около полудня. После трапезы все-таки нагрянула Жизелла и попросила всех лишних покинуть комнату, оставить Лену в покое. Последней это было вовсе не нужно, наоборот, ей стало очень скучно, когда все ее покинули. Мрачные мысли начали одолевать, то и дело она вспоминала свое необычное видение…
Вечером Лене уже не приносили еду: она поужинала внизу вместе со всеми. Один раз она чуть не замерцала: рука стала подозрительно светлой и Лена спрятала ее под стол, пока она не стала совсем прозрачной — обошлось…
Никто за столом об этом не говорил, но все напряженно ждали появления господина Германа. Он не уточнял, когда появится, все было предельно просто — вечером.
Уже давно стемнело, на улице небо было усыпано звездами, прохожих почти не было — все разошлись по домам. А господин Герман все никак не появлялся.
Было уже далеко за полночь, насколько понимала Лена. Она уже начала откровенно засыпать, еле-еле разлипала глаза, когда чувствовала, что теряет связь с реальностью, но это не очень помогало. Периодически, минут на десять-пятнадцать, она погружалась в сон, но ее тут же будила Жизелла, которая предупредила:
— Тебе нельзя спать. Во сне мерцание учащается. Это очень опасно, ведь можно исчезнуть и…
— …не появиться, — завершила за нее Лена. «Не спать», — повторила она про себя. Это особенно трудно, тем более что Аделина ушла в свою спальню и прихватила с собой Паулу. Лена хотела пожелать себе чашку кофе, но Жизелла не разрешила. Она сказала, что любые тонизирующие средства не сочетаются с тем набором снадобий, которые вводили в Лену внутривенно, пока она была без сознания.
В конце концов, глава Белого щита соизволил появиться. Он телепортировался прямо в гостиной, хотя любой другой бы не осмелился так бесцеремонно проникнуть в дом к главной лигвантской волшебнице. Но господин Герман — не любой…
Он был в синей мантии и с внушительной черной папкой в руках. На шее мерно покачивался медальон, без какой бы то ни было эмблемы. Хотя Лена уже давно знала, что ее шеф и маг, и воин, и ученый. Господин Герман вежливо поклонился, но без приглашения проследовал в трапезную и сел за стол. Жизелла и Лена последовали его примеру.
— Здравствуйте, господин Герман! — поприветствовала его хозяйка дома. Лена сказала то же самое. Шеф молча кивнул. Он снял медальон, открыл его, и над ними повисла полупрозрачная, беловатая сфера.
— Нас могут подслушивать? — удивилась опытная волшебница. — Если это про мою дочь, то…
— Нет, Жизелла. Я доверяю Твоей семье. Но меры предосторожности все же не помешают.
— В чем дело?
— В последнее время ситуация осложнилась. Начнем с того, что с южных окраин приходят тревожные известия — людей из Открытых поселений массово стали подозревать в антиправительственных настроениях и соответственно ссылать на Рео. Но когда мы пытались проследить перемещение осужденных, то наткнулись на некоторые странности: никаких официальных отчетов о ссылках «Розовые очки» не ведут. Это наводит на мысль, что заключенных могут отправить куда угодно…
— Это так важно сейчас? Ведь наших же нет среди осужденных…
— Это важно. Может быть, этих людей казнят сразу. Или перевозят куда-нибудь на Кроносе. Но почему? Неужели отправить их на Рео для них слишком накладно? Подумай.
— Для отправки нужен маг, который мог бы телепортировать на спутник как можно больше человек. А они всех магов пытаются уничтожить.
— Но, тем не менее, оставляют в живых тех, которые соглашаются с ними сотрудничать. Теперь их называют «Черными монахами», а у нас просто «Предатели».
— Но все же…
— Мы считаем, что Кроненберг просто скрывает правду о Рео. Есть основания полагать, что у него там военная база.
— Это невозможно установить наверняка. Ни один лигвантский маг не возвращался оттуда.
— В том-то и дело.
Оба вздохнули и пристально посмотрели друг на друга. Только когда Лена негромко чихнула, на нее обратили внимание.
— Ах да. Я ведь пришел сюда именно за этим. Неолина, то, что случилось с тобой — это вторая из трех причин, по которым мы должны не медлить с операцией. Иначе дело кончится открытой войной. Но на твоей ситуации я остановлюсь чуть попозже. У меня есть, что тебе сказать.
— В чем заключается третья причина? — спросила Жизелла после того, как Герман замолчал.
— В непосредственной близости от Лигванта замечено войско Кроненберга. Никто не знал, как скоро они придут, но в то, что это случится, лично я не сомневался.
— Это потому, что Крест почувствовала меня? Она успела доложить об этом Кроненбергу, перед тем, как прийти за мной в Лигвант? Но ведь город защищен от нападения, нет? — вмешалась Лена.
— Защищен. Но осада — тоже неприятная вещь, верно?
Никто не ответил на вопрос господина Германа.
— Сейчас мы уже выслали разведывательный отряд узнать, известны ли противнику точные координаты Лигванта и является ли он их целью, — заверил шеф. — А теперь обсудим то, что произошло с тобой, Неолина.
Жизелла уже почти поднялась из-за стола. «Мне нужно уйти?» — поинтересовалась она.
— Нет, ты можешь остаться. К тому же может понадобиться твоя помощь.
Жизелла осталась. Лена внимательно осмотрела себя на предмет мерцания, на всякий случай.
— Итак, я, кажется, догадываюсь, что это могло быть. Но, чтобы знать наверняка, ты должна рассказать нам все, что происходило до того, как ты потеряла сознание.
Лена пересказала. Но господин Герман в процессе повествования постепенно терял к нему интерес.
— Нет, — сказал он, — та женщина определенно не при чем. Такое сильное заклятие могут сотворить немногие: сама Неолина и еще один человек, который уже мертв.
Жизелла не успел договорить. Ее жестом прервал господин Герман.
— Да, но не это главное. Главное то, что она однажды прокляла Неолину, сказав «Ты исчезнешь с лица планеты» или что-то в этом роде…Неолине удалось выжить, но она была тяжело больна, и мерцание — это как бы предупреждение, перед окончательным исчезновением…
— Это значит, я перестану существовать?
— Нет. Если успеешь вернуть себе свое тело, до окончательного исчезновения этого. У нас в запасе есть еще какое-то время. Пройдет операция, и ты пройдешь через Врата.
— А зачем мне тогда сейчас быть в этом теле?
— Так сказала Неолина. То есть ты… — улыбнулся господин Герман. — И видимо у тебя были на то причины, верно?
Лена не знала, что и ответить. Против самой себя не пойдешь. Но с этого момента ей стало действительно страшно снова начать мерцать.
— И что мне теперь делать?
— Прежде всего, готовиться к операции. Я назвал ее «Коронация», так как мы будем иметь дело с Венцом. Тебе уже известна твоя задача: телепортировать всех в Бергенгенд…
— Но людей же будет много? А я слышала, что можно переместить только пять человек за один раз.
— Ты сможешь больше. Поверь мне.
— Хотелось бы.
—…выдать себя за принцессу Илену, —,как ни в чем ни бывало, продолжил шеф, — причем тебе не придется ничего говорить, тебя представят. И передать Венец Кроненберга, когда ты его получишь, нам. Венец не должен на тебя подействовать, так говорила Неолина. И даже просто подержав его в руках, ты бессознательно нейтрализуешь его негативное влияние. По крайней мере, теоретически должна.
— Теоретически?
— Никогда не знаешь наверняка, верно? Но если ничего не получится, у нас ведь есть запасные варианты.
— А если меня убьют?
— Ты ведь можешь заранее подстраховаться, верно?
— Что-нибудь пожелать?
— Да. Но не увлекайся сейчас магией. Пусть организм спокойно восстанавливается, — посоветовал господин Герман. Потом он раскрыл свою папку с планом Бергенгенда, координатами Бергена, статистическими данными, изображениями солдат Кроненберга… и пару часов потратил на то, чтобы еще раз разобрать ход операции в подробностях.
На заре Ада отправилась с Ремесом в Лостеврн на его быстролете. Еще раньше Томарис и Дим через портал попали в самый ближайший к Бергену из возможных пункт телепортации, а оттуда самостоятельно продолжили путь к штаб-квартире резервной команды.
Настало время активной группы. Утром у комплекса порталов Лигванта собралось ровно двадцать пять человек: десять боевых магов и госпожа Жизелла, в обычных мантиях, демонстративно отказавшиеся от разработок Синей книги, десять воинов СООБЩ (включая Андрона) и господин Брав в доспехах да при мечах, Лена (в подвенечном наряде Неолины), Паулина (в специально сшитом в Лигванте черно-красном королевском платье) и господин Герман, начальник управления Белого щита.
Лица, как и полагается, были серьезны, настроение боевое и решительное. Все ждали той минуты, когда самый главный в Лигванте человек подаст сигнал взмахом руки, а самая сильная на свете волшебница переправит их в Обитель зла, резиденцию Кроненберга, чтобы, наконец, восторжествовала справедливость, и Кроносом управлял народ, представители которого будут заседать в специальном Совете.
У Лены было неспокойно на душе. Она старалась не думать о том, что может произойти, но ей было страшно. Это, конечно, еще не казнь, но чистейшее самоубийство. И что делать, если Кроненберг не отдаст свой Венец. Неужели снова убить человека… Но это отец Паулы, и к тому же, как бы революционеры не покинули этот свет первыми…
«Я не хочу умирать», — прошептала Лена, надеясь, что это сработает, как заклинание. «Никто не хочет», — улыбнулся ей один из СООБЩ-ников, еще совсем молодой парень в доспехах, предоставленных Синей книгой, и с светящимся красным мечом. «Надо будет, поляжем за Родину!» — заспорил воин, стоящий рядом. Никто не ответил на его слова.
— Неолина приготовься, — предупредил господин Герман. — Да хранят всех вас Высшие силы!
И глава Белого щита торжественно махнул рукой.
«Пусть все, кто стоит сейчас на площади порталов в Лигванте, кроме господина Германа, окажется сейчас в городе Бергене, в Бергенгенде, в личных покоях принцессы Паулины, в спальне», — подробно описала Лена Рощина, и двадцать четыре человека испытали перемещение в пространстве на себе.

В просторной комнате с невероятно узкой кроватью у небольшого окна, пропускающего минимальное количество света. Рядом стоял богато украшенный запертый сундук. Над кроватью висел черно-красный щит с изображением короны. Стены и пол были из камня, дрова в камине не горели. В полутьме, на холодном полу сидели два солдата Кроненберга в доспехах и с ножнами за поясом. У их ног лежали короткие мечи, которыми они уже, видимо, нарезали буженину, заботливо разложенную кусочками на расстеленной тряпочке. Они каким-то образом пронесли с собой здоровую флягу с вином и теперь попеременно отхлебывали из нее.
— Слышь, я че-то не понимаю. Зачем нас определили тут торчать? — заплетающимся языком спрашивал один из них.
— А я откуда знаю? Тут и охранять-то нечего и некого.
— Как нечего? А сундук с вещами?
— А что там?
— Ну, это ж принцессины вещички. Сам знаешь, что у баб на уме: тряпочки, бусики, туфельки.
— Что ж ты так про королевну-то? Это ж не чета обычным девкам!
— Ой, да ладно. Ее ж родный отец, говорят, из дому выгнал. Что, по-твоему, где она сейчас?
— А ляд ее знает. Небось, не посмеет вернуться, а? Может, нашла уже себе кого?
—А то! Давай… это, за любовь!
Солдаты поочередно приложились к вину. Но закусить не успели…
— Тотальное обездвиживание, — скомандовала Жизелла. Два боевых мага группы скороговоркой произнесли заклинания, и охранники тут же беспомощно рухнули на пол.
Отряд, только что телепортировавшийся у них за спиной, быстро огляделся и, перешагивая через солдат Кроненберга, поспешил покинуть тесную комнату. Особенно не повезло господину Браву, которому пришлось выбираться из-под кровати…
Из спальни Паулины лигвантцы попали в длинный, без окон, но освещенный факелами, коридор. На стенах красовались гобелены с изображением прекрасных представительниц рода Кронебергов. По обеим сторонам были двери, ведущие во множество комнат.
— Я думал, будет что-то пороскошней, — прошептал Андрон Пауле.
— Да, меня держали тут, как пленницу, — ответила она.
Через какое-то время шествия по коридору, отряд наткнулся на еще одного охранника. Он как раз выходил из боковой комнаты, оказавшейся ванной. Один из воинов беззвучно подкрался к нему и с силой ударил щитом по голове.
— Не убил? — спросила Жизелла.
— Какая разница, — махнул рукой Брав. — Лишь бы не встал.
Отряд проследовал дальше. Завернули за угол, прошли через потайную дверь в стене, чтобы срезать путь, дружно обошли половичок, прикрывающий дыру в полу. Мрачные каменные стены никак не были украшены. Только иногда на них были нанесены непонятные письмена с подтеками, похожими на кровяные. «При обустройстве Бергенгенда дизайнеры развлекались, как могли…», — подумала Лена.
— А сколько охранников было раньше? — шепотом поинтересовался у Паулы Андрон, — Когда ты здесь жила?
— Штук пять-шесть, — неопределенно ответила принцесса. — Они постоянно сменялись.
У самого выхода из покоев Паулины как раз оказалось еще два солдата Кроненберга, но обездвиживать их не пришлось — они и так уже спали. «Спите, спите», — заботливо прошептала Лена и только потом спохватилась, что могла повергнуть и их в летаргический сон.
Отряду повезло, что комнаты принцессы находятся в непосредственной близости от Малого тронного зала, ведь незаметно пройти по замку в количестве двадцати четырех человек довольно проблематично.
Добравшись до входа в Малый тронный зал, по пути обездвижив нескольких обитателей замка, в том числе и пару обычных слуг, боевая группа постаралась принять более дружелюбный вид. Вперед вышли Паулина и Лена, теперь изображающая Илену, принцессу с какой-то неизвестной планеты Вюншес. Лена Рощина даже не представляла себе, как должна вести себя настоящая принцесса Илена. К счастью, солдаты Кроненберга — тоже.
— Откройте двери Королевне Кроненберг! — велела Паулина охранникам.
— Принцесса? — недоверчиво переспросил один из них, хотя наверняка узнал. Видимо, он вспомнил инструкции на этот счет, потому что тут же серьезным тоном отчеканил:
— Предъявите доказательства принадлежности к Королевскому саду.
Паулине пришлось показывать свою светящуюся татуировку с непонятными письменами — самый надежный документ, который невозможно потерять. («В случае потери руки, — как-то раз говорила Паула, — Знак переходит на другие части тела»).
— Вы можете пройти, — разрешил охранник. — Кто остальные?
— Принцесса Илена, Младшая владычица Планеты Вюншес, Хранительница даров, прибыла сегодня с целью визита королю Кроненбергу, государю Кроноса и его спутника Рео. Принцесса пожелала привезти с собой личную охрану, поскольку не была осведомлена о том, какие у нас сильные и храбрые воины. К тому же правила этикета планеты Вюншес требуют от личной охраны принцессы никогда не покидать ее. Нам всем нужно пройти в Малый тронный зал.
— С целью?
— Дело чрезвычайной важности. Принцесса Илена ответила согласием на предложение короля Кроненберга.
— О вашем визите будет доложено Кроненбергу.
Один из охранников быстро приоткрыл дверь и проник в Зал. Второй остался на посту. Был соблазн обездвижить его, но, по словам господина Германа, если на кого-нибудь из Личной Охраны короля и Хранения его имущества воздействовать магией или применить силу, в замке срабатывала система оповещения и применять силу пришлось бы уже к целой армии… До этого было проще, отряду встречалась менее защищенная Личная Охрана принцессы и простые обитатели замка.
В любом случае, постовой итак не двигался. Он просто молча стоял, тупо вперив взгляд в противоположную стену.
— Вы можете пройти, — вернувшись, сообщил разговорчивый охранник, распахивая перед прибывшими двери в Малый Тронный зал. Сразу стало значительно светлее — впечатляющие витражи на всю стену с изображениями сцен охоты, пиров, войн и прочих королевских развлечений достаточно хорошо пропускали солнечный цвет, по пути окрашивая его в различные цвета. Стены и пол были отделаны черным мрамором, от самого входа в зал шли два ряда колонн, обрамляющих путь к противоположному концу помещения — там стоял трон. Массивный, цвета слоновой кости (хотя Лена очень сомневалась, что в Кроносе водятся слоны), украшенный драгоценными камнями трон, на котором величественно восседал сам король Кроненберг. Он сидел, не шелохнувшись, с гордой королевской осанкой, в черно-красной одежде и знаменитым Венцом на голове, который представлял собой нечто похоже на шапку Мономаха, только с непонятными письменами, выложенными из драгоценных камней. Лена со своим теперешним зрением могла разглядеть мельчайшие детали Венца.
— Ты вернулась, дочь моя? — хриплым неприятным голосом протянул Кроненберг.
Паулина подошла ближе к своему отцу. За ней двинулась «свита принцессы Илены».
Охранники короля, стоявшие у каждой колонны тронного зала держали наготове копья и короткие мечи, в любое время готовые защитить своего правителя и броситься на врагов. Но пока они стояли, не шелохнувшись.
Подойдя к Кроненбергу на достаточное расстояние, Паулина начала:
— Народ хочет, чтобы ты оставил престол, …отец. Передай свою власть Совету Лигванта.
— Народ действительно этого хочет? — задумчиво прошептал правитель Кроноса, глядя в потолок, словно там ожидал узнать волю народа. — И что от меня требуется?
— Передай свой Венец мне или представителю Кроненберга, — уточнила Паулина, хотя король и так знал ответ.
— И кто этот представитель? — тихо и мирно продолжал допрос Кроненберг.
— Вот она, — Паулина жестом указала на стоящую неподалеку Лену.
— Да? А мне сказали, что это принцесса Илена, — делано удивленным тоном прохрипел Кроненберг. — Мне показалось это странным, ведь я получил от нее отказ вчера вечером. Надо не забыть пойти на Вюншес войной…
— Ты покоришься воле народа, Титанум Кроненберг? — настаивала Паулина. Затянулось угрожающее молчание. И та, и другая сторона готова была чуть что применить оружие. Маги Пурпурного шара приготовили уже подходящие заклинания, абсолютно не беспокоясь, что к врагу может прийти подкрепление, а воины Красного меча настороженно взялись за эфесы мечей, которые даже сквозь ножны уже начали просвечивать алым светом. «Я должна пожелать, чтобы воины Кроненберга разом рухнули в обморок, — лихорадочно перебирала варианты Лена, — или впали в кому…». Все ждали только одного — ответа Кроненберга.
— Эх, Паулина. Если б ты знала, как бы я хотел это сделать, оставить дела, передать власть народу, — доверительно начал тиран. — Но не могу… И Венец меня не отпустит. И тот же самый народ. Ты пошла не только против меня, дочь моя, ты пошла против Кроноса, связавшись с этими своими бунтарями, повстанцами, мечтающими дорваться до власти. Что ж, ты знаешь, что бывает с Врагами Кроноса.
Ближайший к Паулине охранник бесцеремонно схватил принцессу, зажал ей рот и поволок ее к выходу. Та, разумеется, отчаянно принялась сопротивляться, но очень скоро скрылась за дверью, провожаемая либо в заточение, либо на казнь… Андрон чуть было не бросился за ней, но обязан был оставаться в строю. Не он один переживал за принцессу. Лена успокаивала себя мыслью: «Если уж проводить казнь, то коллективную, так что Паулина нас подождет…». Оставшиеся солдаты Кроненберга направились атаковать отряд СООБЩ. Но сделать это было не так-то просто. Лигвантские воины тут же выхватили свои люминесцирующие мечи, маги, наскоро прошептав заклинания, создали нечто, напоминающие маленькие шаровые молнии. Лена только раскрыла рот, чтобы что-нибудь пожелать, то Жизелла упредила ее, шепнув: «Побереги магию для Венца, по крайней мере, пока».
В этот самый момент солдаты Кроненберга подбежали к лигвантцам и предприняли попытку также препроводить их к выходу, в заточение или сразу на казнь. Маги тут же пустили в ход свои шаровые молнии, но… те даже не достигли цели. Они потухли еще на подлете к цели.
— Магические веревки? — искренне удивился господин Брав. — Жизелла, ты же говорила, что Личная Охрана Кроненберга их не носит? Она же не совместима с их доспехами…
В доспехах солдат Кроненберга не было ничего особенного — черные, с металлическим блеском, плотно прилегающие к телу костюмы, с тонким анти-пожарным покрытием. Технология, дающая возможность совместить их с блокираторами магии считался последней разработкой Синей книги…
Но господин Брав не привык долго задумываться над такими мелочами — он тут же отдал своим воинам приказ атаковать противника, понимая, что теперь все зависит от его подчиненных.
Красный меч скрестил оружие с Черным мечом. На деле же все не было так поэтично… Первый взмах холодной стали, и воин уже во всю наносят удары друг другу. Доспехи Алого меча достаточно прочны, и сами воины ловко парируют выпады противника, но все же не могут нанести врагу какой-либо серьезный ущерб. Щиты, которые по идее должны были притягивать все металлическое и тем самым отводить удар от солдат Красного меча, так и делали… и вскоре оказывались расколотыми надвое.
Маги Пурпурного шара поспешно создали вокруг себя защиту, но были в растерянности: что предпринять, если на солдат Кроненберга не действует магия. Не получилось ни спалить дреки их копий ни оттеснить их «силовым штормом».
Почти одновременно по всему отряду СООБЩ пронеслась общая мысль: «Как победить противника, которого невозможно победить?!» Даже Лена поняла, что теперь нет смысла желать, чтобы что-то произошло с охраной Кроненберга. Ведь е желания суть та же магия, а если магия, значит, ничего не выйдет… Очень скоро отряд лигвантцев начали оттеснять к стене, окружая их так, чтобы было сложнее обороняться.
Кроненберг продолжал безучастно следить за происходящим. На мгновение Лене, отступавшей вместе со всеми, по возможности держась за спинами сражающихся, показалось, что король вообще не понимает, что вокруг него происходит: уж очень пустым и бесстрастным был его взгляд.
Держаться в стороне от битвы было непросто, Лена попыталась укрываться за колоннами, перебегая от одной к другой с конкретной целью: приблизиться к Кроненбергу. «Если все зависит от Венца, то я должна попытаться взять этот головной убор… Я сделаю все, что в моих силах, чтобы прекратился этот кошмар», — рассуждала она и не видела, как двое лигвантских воинов уже упали замертво, повредив доспехи, а силовая защита магов уже почти не выдерживала, подверженная градом ударов.
Лене удалось добраться до трона. На нее пока никто не обращал особого внимания, включая Кроненберга. Она знала, что все же это довольно опасно… попытаться отобрать у короля его Венец. Создавать нормальную магическую защиту она так и не научилась («Эх, почему господин Мальрике не ознакомил меня с традиционными приемами?! — негодовала она.) и полагалась только на робкое желание, высказанное перед телепортацией: «Я не хочу умирать!». Лена все-таки оглянулась назад: из двадцати трех человек, который она сюда перенесла, осталось… гораздо меньше. Брав и Жизелла продолжали отдавать отчаянные приказы и сами участвовали в схватке. Лена уже приготовилась протянуть руки к Венцу, решив, что если Кроненберг окажет сопротивление, то она применит один из приемов, которым научил ее господин Ар.
— СТОЙ! — внезапно услышала она. Лена обернулась и остановилась. Остановились ВСЕ. Голос, призывающий это сделать, принадлежал Паулине. Она стояла в дверях, выставив вперед руку с татуировкой, знаком королевской крови, который теперь светился красным. Платье принцессы было немного порвано и испачкано кровью. Но самое главное: ее сопровождали Дим и Томарис, каким-то чудом оказавшиеся в замке!
Даже Кроненберг теперь не мог игнорировать происходящее. Он поднялся с трона и направился к своей дочери. «Что ты наделала, тварь?!», — неожиданно сильным голосом вскричал он. — ЧТО ТЫ НАДЕЛАЛА? И КТО ОН?!».
— Венец Кроненбергов больше не принадлежит тебе, отец, — нарочито спокойным тоном ответила ему Паула. — Отдай Венец его новому владельцу, он больше не держит тебя.
Да, он не держал. Напротив, злосчастная корона тянула правителя Кроноса помимо его воли. Она тянула его туда, где только что шел отчаянный бой, а теперь обе стороны в некотором недоумении следили за действиями короля и Паулины.
— Передай Венец Андрону или представителю Лигванта, — снова подала голос Паулина. Лена поняла, что произошло: прочитав заклинание над своим Знаком, принцесса добровольно связала себя узами брака с Андроном, и он стал королем. Дим и Томарис, по-видимому, помогли ей отбиться от охранников. Но как они вообще тут очутились…
Титанум Кроненберг колебался. Он не мог самостоятельно расстаться с властью. Ему помог Андрон, который подошел и водрузил Венец себе на голову, предварительно сняв шлем, входивший в набор доспехов. Кроненберг упал без чувств. К нему бросились некоторые представители его охраны и Паулина, которая не отдавала сама себе в этом отчета. Прощупав его пульс, принцесса побледнела. «Он мертв…, — прошептала она. — Почему?». Жизелла ободряюще погладила ее плечи, но ничего не ответила.
— Резервный отряд не обнаружен на месте, — с мрачным лицом доложил Томарис господину Браву. — По свидетельствам очевидцев большая группа людей недавно была казнена в том районе… Кажется, их вычислили.
Глава Красного меча уже не удивлялся ничему. Все итак было плохо. За исключением…
— Я теперь новый король Кроноса? — подал колос Андрон.
— Да, — подтвердил господин Брав. — Передавай власть Совету Лигванта, и покончим с этим.
— Сейчас, — рассеянно отозвался новый Кроненберг. — Пусть все будет торжественно.
Он направился к трону. Все остальные, включая Личную Охрану, смотрели на него, следили за каждым его шагом. Наконец, расположившись на троне, Андрон, а теперь не просто Андрон, а король Кроненберг, государь Кроноса и его спутника Рео, торжественно объявил:
— Я, как законный и полноправный правитель великой планеты Кронос, от имени всего кроносского народа повелеваю злостно посягнувших на власть бунтовщиков и изменников, пытавшихся отобрать священный Венец Кроненбергов у моего предшественника, а именно отряды магов и воинов под командованием лиц именуемых Жизелла и Брав, предать справедливому наказанию, то есть казни через полную дематериализацию.
От такого приказа обалдели все: и лигвантцы, и солдаты Кроненберга, которым было поручено выполнить приказ. У отряда СООБЩ больше не было сил обороняться: они потеряли часть людей, были измотаны и понимали, что ни магия, ни оружие на странную охрану короля почему-то не действует. Солдаты Кроненберга же, скорее всего, гадали, откуда Андрону стало известно про «дематериализацию», магическую казнь, которую разработали Черные Монахи, как применяемую для самых опасных преступников и Врагов.
Один из охранников отважился подать голос:
— Где проводить казнь, господин?
— Здесь. Не стоит откладывать.
— Слушаюсь.
Солдаты Кроненберга плотнее обступили неудавшихся революционеров, двое вышли из Малого тронного зала, видимо для подготовки к экзекуции.
— А тебе, Паулина, подобает быть подле супруга. Пусть кто-нибудь из магов, пока он еще жив, соорудит новой королеве трон. Тогда я пощажу его.
Сначала никто не решался. Но среди магов нашелся слабохарактерный предатель: он, как умел, наколдовал трон наподобие уже имевшегося, только чуть поменьше размером. Да и можно ли назвать его предателем, он ведь выполнил приказ Андрона, того самого, который спас население Флора-на-Флуре…
— Неплохо. А теперь усади королеву на трон и перенеси сюда. Нежно.
Очень скоро Паулина против воли уже сидела в твердом кресле и летела по направлению к мужу. Как только она приземлилась, Андрон изучающее осмотрел ее и перевел взгляд на Неолину.
— А ты будешь моей наложницей, — твердо сказал он. — Жаль, в Кроносе не принято двоеженство…
— Нет, Андрон, — выдохнула Лена.
— Ты что, выбираешь смерть?
— Опомнись, Андрон. Я знаю, это не ты! Венец плохо на тебя влияет! Он делает тебя… жестоким и бессердечным! Разве ты не помнишь свою мать, Маргарет, которая воспитывала тебя одна? Своего отца, который погиб за идеалы Лигванта?
— И что с того? Мать я перевезу сюда, а отец совершил ошибку: идеалы Лигванта — пустые слова. Монархия — единственно правильная форма управления государством. И не говори то, что от тебя не требуют. Пока ты только посредственная волшебница, а я король!
— А зачем я тебе тогда в наложницах? Это даже не мое настоящее тело. Помнишь, что ты сказал, когда мы встретились: «Малолетками не интересуюсь».
— Не стоит компрометировать меня перед подданными, — ухмыльнулся Андрон. — Что-то Черные монахи задерживаются…
— Что? — осмелилась переспросить Лена.
— Кто… — поправил Андрон. — Они же будут проводить дематериализацию. Начнем, пожалуй, с трупов, чище будет.
Лена Рощина оглянулась: она видела обессиленных магов и воинов, окруженных солдатами Кроненберга, рядом с ними лежали погибшие лигвантцы… Лена даже не стала считать потери, но их было девять. Раньше Лена никогда не имела дело со смертью, разве что мимо по улице проходила похоронная процессия, или ей заочно сообщали, что кто-нибудь умер. Но теперь… Мало того, что ее пытались лишить жизни, она сама научилась убивать, и она виновата и в смертях этих людей, поверивших в спасение Кроноса и в «суперволшебницу» Неолину.
«Пусть те, кто пал здесь, оживут», — Лена спохватилась, что не создала более точного заклинания, но от ее мысленного посыла все равно ничего не изменилось. «Пусть все солдаты Кроненберга передохнут», — возникла у нее жестокая мысль, которая, впрочем, не причинила охранникам никакого вреда.
От горечи и гнева Лена бессильно опустилась на пол. Она закрыла лицо руками и беззвучно зарыдала.
— Правильно, — похвалил ее новый король. — Ты уже у моих ног. Поняла, как надо себя вести.
Паулина пыталась встать с трона и подбежать к Лене, но Андрон предупреждающе схватил ее за руку. Лена озлобленно посмотрела на Андрона, прикидывая как избавиться от зловредной шапки, которая такое с ним сделала… Жизелла попыталась телекинетически сорвать Венец с головы Андрона, но магия не подействовала. Жизелла только хотела напомнить Лене, что совладать с Венцом не так-то просто.
Неожиданно двери Малого тронного зала распахнулись. Те, кто через некоторое время вошли, явно были Черными монахами. Одетые в темные мантии, со стальными цепями на шеях и одинаково длинными волосами, они медленно шли по залу, неся с собой внушительных размеров черный куб.
— Приступайте, — величественно промолвил Андрон.
— Нет!!! — вскрикнула Паулина. Она не понаслышке знала, что такое дематериализация. Черный Монахи хором произносят длинное заклинание, в результате которого человек распадается на несколько частей, эти части делятся на более мелкие, потом еще и еще, пока не остается кучка однорогого вещества. Эту массу складывают в черный куб, где происходит дальнейший распад…
«Надо действовать! Что делать?! Что сделать?!» — паниковала Лена. И тут она поняла, что нужно предпринять. По крайней мере, можно было попробовать. Да, магия на солдат Кроненберга не действует, так как на них наверняка блокирующие веревки. Но ведь Черные Монахи не могли бы совершить магическую казнь, если бы были в них. К тому же, это не совсем магия… Вдруг подействует!
Девушка встала, выпрямилась, поправила платье (за ней с недоумением наблюдали и друзья и враги), и неожиданно громко крикнула:
— ДУХ МИРАЖЕЙ, ПРИЗЫВАЮ ТЕБЯ!!!
И подействовало!
Внезапно налетел настоящий вихрь и закружил вокруг каждого, находившегося в Зале. Лене он не причинял никакого вреда, а вот все остальные довольно скоро потеряли самоконтроль. Многочисленные экраны, возникшие в воздухе стали проектировать сменяющие друг друга изображения: пейзажи, предметы, человеческие лица, сцены из чьей-то жизни. Картин было так много, что все они практически сливались в абстрактные наборы линий, цветов и светотени. Лена не стала особо всматриваться в то, что показывал Дух миражей. Сейчас она проверяла, все ли ему подвержены. По своему опыту Лена знала, что как только связь с духом прерывается, человек приходит в норму. Поэтому она не слишком спешила отменять заклинание, чтобы иметь возможность сначала разоружить врагов и деть куда-нибудь подальше этот страшный черный куб, а уж когда она это сделает, избавляться от духа миражей. Как натравить дух выборочно, только на солдат Кроненберга, Лена не имела ни малейшего понятия, ведь ее желания не обязательно сбываются в точности…
Как оказалось, Дух миражей завладел даже разумом Андрона. Тот сидел на троне не в силах пошевельнуться и яростно мычал на возникавшие перед ним видения. Он то открывал, то закрывал глаза, но ему это не помогало… Помимо этого, он вел себя так, что и внутри головы что-то видит или слышит…
Лена осмелела и протянула руки к Венцу. Когда пальцы были совсем близко, их больно обожгло. Девушка тут же отдернула руку, но решила предпринять еще одну попытку…
— БРАВО, НЕОЛИНА!
Лена вздрогнула от неожиданности. Но голос был ей знаком. Когда обернулась, то убедилась, что позади нее стоит Реллина, девушка господина Брава, которая была на вечеринке.

Глава 10: Перемещение на Землю.
Добрый воин не желает
смерти своему противнику.
Он желает ему долгой
и мучительной жизни…
древняя кроносская пословица

М
едленно, но верно Реллина приближалась к Лене. Она была в облегающем черном костюме, с кинжалом за поясом и чем-то напоминала ниндзя, как их обычно изображают на картинках. Эта женщина не скрывала улыбки, когда переступала через тела погибших. Но она была очень недовольна тем, что солдаты Кроненберга были околдованы духом Миражей. На нее этот дух не действовал.
Лена лихорадочно соображала, что девушка Брава делает в Бергенгенде. Ее озарила внезапная догадка:
— Ты шпионка?! Да? Ты ведь втерлась в доверие господину Браву, влюбила его в себя и заставила его рассказать тебе все об операции, так?
Реллина загадочно улыбнулась. «Практически так, догадливая ты моя», — издевательским тоном ответила шпионка. Лена оглянулась по сторонам: теперь она жалела, что отряд СООБЩ находится в нерабочем состоянии. Если дойдет до боя, сражаться с Реллиной придется один на один.
— Не стала бы на твоем месте притрагиваться к Венцу, — насмешливо посоветовала Реллина. — Впрочем, как знаешь. И вообще, чем ты недовольна? Королем-то стал ваш человек, как вы и хотели.
— Что ты задумала?
— Да так. Что сразу я? Всего лишь хочу дать дружеский совет. По старой памяти.
— По старой? — уточнила Лена, которой больше ничего не оставалось, как задавать вопросы. Нападать первой она не собиралась.
— Да, Неолина.
Реллина произнесла это так знакомо, так зловеще, что Лена стала догадываться… Она вспомнила об одном человеке. Но выглядел он совсем по-другому. Между тем шпионка приблизилась к Лене еще на несколько шагов. Она все так же выжидающе смотрела на нее и улыбалась. После некоторого молчания она произнесла:
— У тебя больше нет идей насчет того, кто я? Было бы любопытно послушать.
Лена не ответила. Она понятия не имела, кто такая Реллина, если она на самом деле не Реллина. Лена Рощина просто приготовилась обороняться. Все остальные в зале все так же находились под властью духа и не слышали разговор двух умопомрачительно красивых девушек, готовых поубивать друг друга.
— Ладно, — «пожалела» Лену Реллина, — я тебе скажу. А то будет обидно, если ты умрешь, так и не узнав моего настоящего имени. Меня зовут…
— Мерлина Крест? — ляпнула Лена. Она бы не удивилась, если бы та вдруг оказалась жива.
— И да, и нет. Но я действительно была Мерлиной в прошлый раз. А еще Черной Мери, а еще Магическим снайпером…помнится, так ты меня раньше называла, когда была в доброй памяти.
Лене вдруг сделалось по-настоящему страшно. Что же это за женщина, что она постоянно воскресает из мертвых?! А ведь это, наверняка, была она в том видении, где Неолина убивает кого-то «смертельным лезвием».
— Раз мы разобрались, я думаю, можно и заканчивать с этим. ЛАБИОГУМ КЕСТ ТОРРУСЗ!
В руках Мерлины материализовался длинный черный дротик, который уже через мгновенье летел по направлению к цели. Лена мысленно благодарила господина Ара за выработанную реакцию: она успела уклониться, и, к счастью, дротик не был самонаводящимся.
— Получи сама свой дротик себе в глаз!
Пародия на копье тут же развернулась и полетела к своей хозяйке. Желание Лены не исполнилось: Реллина успела отбросить его простым щелчком пальцев. В это время Неолина уже пожелала, чтобы у нее в руках появился огненный шар.
— О, ты уже шарики заряжать умеешь. А тебя новые родители не учили, что детям опасно играть с огнем?
Лена молча разглядывала свой огненный шар. «Я уподобляюсь этой…женщине», — с негодованием подумала она. Не решившись швырнуть его в живого человека (тем более на Реллину это все рано не действует, она же воскресла), она спалила деревянные двери, вход в Малый тронный зал.
— Нехорошо так с дверями обращаться, — укорила ее Черная Мери. — И с магией тоже.
Пока она заговаривала Лене зубы, то успела метнуть в нее длинную, напоминающую змею, нить, которая тут же обвилась вокруг шеи Неолины и превратилась в блокиратор магии.
— Нравиться ожерелье? Теперь можно и поговорить спокойно. Разумеется, я все еще хочу тебя убить. Желательно забрать твою силу. И самое лучшее, если ты больше никогда не возродишься, а то плохая у тебя развилась привычка.
— И как ты собираешься, это сделать, если я больше не подвержена магии.
— Не волнуйся, я все учла. Теперь не будет банальных ядов или угроз холодным оружием. Проще довести тебя до обморока или просто ударить чем-нибудь тяжелым. Но это будет слишком не эстетично, к тому же ты неплохо дерешься, чтобы мне противостоять. Конечно, ты же так молода, должна быть в отличной форме…
— Так по чему бы нам ни сразиться по-честному? В смысле, как магичка с магичкой?
Слова Лены очень позабавили Магическую снайпершу. Она вообще была на редкость в хорошем расположении духа.
— Можно задать вопрос?— выпалила Лена, мысленно пытаясь побороть действие анти-волшебной веревки.
— Валяй.
— Почему ты подпустила наш отряд так близко? Мы же почти у цели. А ты знала об операции.
— Это было весело, — беззаботно ответила Реллина. — К тому же, как видишь, и мы хорошо подготовились. Я специально усилила защиту Личной Охраны Кроненберга, чтобы они были практически неуязвимы. Результатом этой неравной борьбы стало, ну ты сама видишь.
Мерлина Крест указала взглядом на беспомощный отряд СООБЩ и его потери.
Лена тоже посмотрела на них. Ей захотелось прогнать Дух миражей, но ее желание было остановлено злосчастной веревкой.
— Я знаю, какая магия может поразить, даже не смотря на придуманную мной безделушку. Заклинание Ина тебе ничего не говорит?
— Инна?
— Ина, дурочка. Такое маленькое, светленькое, отвечающее практически за все в конкретном воплощении. Твое тело мне еще могло бы пригодиться, а вот от ина придется избавиться.
— Ты не посмеешь! — Лена яростно бросилась на соперницу, но не смогла ее ударить — та окружила себя мощным защитным экраном.
— Спасибо, что сама ко мне подошла, — поблагодарила Реллина. Она дернула Лену за руку, и браслет Неолины оказался у нее. «Я давно догадывалась. С тех пор, как мне доложили, что она неразлучна с этим артефактом», — Лена смогла уловить мысли Черной Мери, находясь в непосредственной близости к ней. Без браслета Лена почувствовала себя неважно, словно от нее отделилась какая-то часть. Между тем, Мерлина внимательно осматривала доставшуюся ее вещицу. Поводив по драгоценным камням пальцем, рассмотрев его искусный узор, она переключилась на внутреннюю сторону браслета. Ее глаза засияли от радости — она нашла то, что искала.
— Теперь я знаю твое настоящее имя. Не делай резких движений, я буду тебя убивать, — рассмеялась Мерлина, сильно пнув девушку ногой. Пока та поднималась с пола, волшебница уже начала произносить заклинание:
— КЕСТУМ ИН ФЕНХЕЛЬ, КЕСТУМ ЛЕРИНИ, КЕСТУМ…
Лена почувствовала страшную боль, как будто ее разрывали на множество кусочков. Если бы она, как и Паулина, знала, что такое дематериализация, у нее бы возникла именно такая ассоциация. Глаза заволокло черным туманом, органы чувств словно отключились, она снова упала на пол, не ощущая своих рук, ног, всего тела…

Девушка поднялась и увидела перед собой волшебницу, стоящую почему-то к ней спиной, которая прекратила выкрикивать заклинание и с гордостью смотрела на то, что она совершила. Через некоторое время Лена тоже смогла это увидеть. Она выглянула из-за спины своего врага и посмотрела на собственный труп…
Это было тело молодой красивой девушки, супер-волшебницы и героини планеты Кронос. Мертвая Неолина. Лена от неожиданности чуть не вскрикнула, но вовремя остановилась. Ей не хотелось выдавать себя, чтобы Черная Мери не оборачивалась, хотя не была полностью уверена, что эта довольно сильная волшебница все же могла бы услышать привидение. Кем же еще ей, Лене, быть, если ее только что убили заклинанием?
Оглядев себя, она поняла, что все же не является призраком. У нее было какое-никакое материальное тело, но теперь она была просто Леной Рощиной, тринадцатилетней девочкой, чувствующей себя здесь, в Тронном зале, совершенно неуместной. Она была в школьной форме, в которой в прошлый раз проходила через Темные Врата. Лене не терпелось проверить, способна ли она творить чудеса или это свойство погибло вместе с ином волшебницы. «Дух Миражей, уходи!», — настойчиво просила она в мыслях, но ничего нового не происходило.
Ей на помощь пришла Мерлина Крест. Как ни странно, но у нее возникла та же мысль.
— КТАУЛУМ КЕБЕ РАДИЙА ТЕЛЛЕМ ИЗУР!
Дух Миражей свернулся в маленький, неприметный шарик, и, разбив один из витражей, стремительно вылетел из Зала. Солдаты Кроненберга, и лигвантцы постепенно начали приходить в норму. Многие, судя по отупевшему выражению лица, вообще не поняли, что произошло. Жизелла была одной из тех, кто знал все о Духах, хоть и не имел к ним иммунитета. Но сейчас ее волновал совсем не Дух, и даже не Андрон, изменившийся под действием Венца, и не сиротливо стоящий у колонны куб для казни, о котором в любой момент могут вспомнить… Она посмотрела на тело Неолины, на неизвестную волшебницу в черном костюме и на Лену, выглядывающую у нее из-за спины и не могла ничего понять… Еще больше нее были обескуражены те, кто присутствовал на вечернике перед операцией и узнал теперь Неолину и Реллину, а девочку-подростка никогда в глаза не видел. Только Томарис, стоящий рядом с Димом и двумя вооруженными солдатами из Личной Охраны Кроненберга уже видел всех троих ранее. Вот уж кому надо удивляться…
Похоже, только Мерлина и не знала, кто стоит позади нее. Ей просто было не до этого, она чувствовала себя могущественной и непобедимой.
— Ну что, Андрон, мой мальчик, ты собираешься напомнить своим подданным о казни? Видишь, я уже облегчила им дело на одного человека.
Андрон кивнул. Он почему-то не заметил Лену, по крайней мере, не обращал на нее никакого внимания. Хотя она в это время отчаянно жестикулировала: показывала что-то прямоугольной, вытянутой формы, довольно больших размеров, и изобразила, как что-то на себя потянула и шагнула куда-то. Человек, которому она на что-то пыталась намекнуть, прекрасно ее понял. Вскоре Жизелла уже раздавала приказы ментальными посылами каждому члену отряда СООБЩ, включая господина Брава, хотя не была выше его по рангу.
Маленькими шагами, осторожно, так, чтобы Черные Монахи и Солдаты Кроненберга ничего не заподозрили, маги и воины начали перестраиваться. Они стремились образовать правильный круг. Когда до их противников, наконец, дошло, что они замышляют, Жизелла применила магию на своих подчиненных: расставила их по кругу сама, пока было еще не поздно. Господин Брав знаком указал своим солдатам самим пробежать на свои места, прокладывая себе путь оружием: пусть она не может убить никого из Личной Охраны, но способно их оттолкнуть. Томарис и Дим поступали так же, участвуя в построении круга.
Андрон и Паулина абсолютно ничего не понимали и не предпринимали. Черная Мери похоже тоже не знала, что задумали странные лигвантцы, почему им хочется умереть именно в хороводе… Но она неистовствовала, призывая Черных Монахов помешать изменникам, что бы они не замышляли.
Завязался бой: солдаты Кроненберга дрались с воинами Красного меча, Черные Монахи сражались против магов Пурпурного шара. Но схватка была быстротечной: лигвантцы умело защищались и умудрились, в конце концов, взяться за руки, создав действительно что-то похожее на хоровод.
Лена знала, что Мерлина придумает что-нибудь еще, чтобы помешать осуществиться плану. Она стремилась найти какое-то решение: осмотрела Зал в поисках чего-то подходящего. И тут, какая удача, она увидела черный дротик, который отбросила Реллина, лежащий у одной из колонн. Надо было только достать его, пройти, а еше лучше неслышно проползти совсем чуть-чуть. Но в то самое время, как девочка осторожно опустилась на колени, ее и заметила Мерлина Крест.
— Ах, вот оно что! Вас, оказывается, двое! Но почему? У тебя не может быть два ина, это невозможно…
— Все возможно, — отрезала Лена, радуясь, что Черная Мери, по крайней мере, отвлеклась от лигвантцев, образовавших круг, в частности от магов, начавших бормотать заклинание. Сама она пока не теряла надежды заполучить дротик, так как теперь не имела возможности наколдовать свой, несмотря на то, что блокиратор магии остался на теле Неолины.
— Ладно. Все можно исправить. Я расправилась с ней, расправлюсь и с тобой. Может быть, ты и сможешь возродиться еще раз, но я, по крайней мере, отстрочу нашу следующую встречу.
Сказав это, она произнесла короткое заклинание, и в руках у нее появилось тонкое, блестящее, состоящее из чистой энергии и потому невидимое для многих, смертельное лезвие. Лена уже видела его раньше.
— Как насчет твоего собственного оружия, Неолина? — снова решила поговорить Мерлина. — За эти годы я поняла, как ты это делаешь.
— Долго же до тебя доходило… — выдохнула Лена и сделала отчаянный рывок в сторону дротика. Каким-то образом, он сам оказался у нее в руках. Девочка метнула его в то же самое время, как в нее полетело лезвие. Они столкнулись, и лезвие смерти, несмотря на его нематериальность, рикошетом ударило в Реллину. Дротик же Лены до нее не долетел: он развалился от столкновения.
Когда страшное оружие вонзилось в Черную Мери, она упала на мраморный пол, но не умерла, и даже смогла говорить.
— Меня невозможно убить, не раз уже пытались. Ты сама пронзала меня мечом, смертельным лезвием, сыпала заклинаниями, даже сжигала огнем, но я всегда буду жить. По крайней мере, дольше, чем обычный смертный. Скоро я снова смогу встать и восстановлю силы! МЕНЯ НЕВОЗМОЖНО УБИТЬ!!! Хотя ты наверняка так этого хочешь, не так ли?
— Нет, почему же, я очень хочу, чтобы ты жила! Живи и мучайся, — мстительно сказала Лена Рощина, убедившись, что маги Лигванта все сделали правильно — за спиной Мерлины (а также Черной Мери, Реллины, Магического снайпера…) появились Сияющие врата!
Осталось только довести дело до конца.
— Томарис, Дим, кто-нибудь, помогите мне втолкнуть ее в эту дверь.
— Нельзя, Лена, они не должны пока выходить из круга, — огорчила ее Жизелла.
Пришлось все делать самой. Взвалив на себя тяжелый груз в лице злой волшебницы и шпионки, Лена открыла невзрачную деревянную дверь, просто так зависшую в воздухе. Яркое свечение на мгновение ослепило ее. Лена подтолкнула беспомощную Реллину внутрь. Сияющие Врата приняли ее. Дверь исчезла.
Все закончилось.

Солдаты Кроненберга и Черные монахи больше не решались напасть. Лигвантцы выходили из круга. Многие подходили к своим павшим собратьям, надеясь, что те просто ранены. Одного такого удалось найти, он просто лежал без сознания. Прочих оставалось только оплакивать…
Лена посмотрела на Андрона. В нем снова что-то изменилось: взгляд стал более осмысленным, выражение лица растерянным и даже испуганным. Он отпустил Паулину, дрожащими руками снял Венец Кроненберга и с трудом поднялся с трона. Видимо, Венец не только влиял на его характер, но и отбирал силы.
Новый король (так как он все еще был мужем Паулины) взял Венец в руки и направился к отряду СООБЩ, точнее к Лене Рощиной. Поначалу ему хотели преградить дорогу, погрозили оружием, но Жизелла попросила Брава дать приказ своим воинам пропустить Андрона. Тот сделал это, и солдаты Красного меча расступились, уступая дорогу.
Андрон подошел к Лене. У нее уже не оставалось сомнений, что он стал прежним. Король протянул Венец девочке и заговорил:
— Э-э… Лена? Ты уже снова поменяла облик? Что произошло? Я ничего не помню с тех пор, как взял Венец из рук Кроненберга. Глава Белого Щита говорил, что надо отдать его тебе, пока не придет делегация Совета. Вот, держи.
Услышав это, Паулина бросилась к своему мужу. Крепко обняв его, она все еще пристально смотрела ему в глаза, опасаясь, что он оттолкнет ее. О том, что с ним произошло, Паула решила не рассказывать, по крайней мере, пока. Все остальные про себя с ней согласились. Ни у кого больше не оставалось сомнений, что Андроном управлял Венец.
Лена держала в руках Венец Кроненберга. Этот тяжелый, инкрустированный драгоценными камнями, по-своему красивый головной убор был непременным атрибутом правления целой династии королей, родоначальник которых подчинил себе Кронос, целую планету, а, по данным Лигванта, недавно к этим владениям присоединился еще и Рео. Эта странная шапка, казалось, была причиной всех бед и несчастий на этой планете. Она подчиняла себе королей, которые в свою очередь управляли подданными. Из этого можно сделать вывод, что именно Венец правил Кроносом. И что теперь делать с этим «артефактом»? Ах, да, передать Совету…
— Пора, — прошептала лена. Жизелла поняла, что она имела в виду. Тут же было отправлено ментальное сообщение господину Герману, что он может войти во дворец.
Лена спохватилась, что солдаты Кроненберга могут его не пропустить. Надо было отдать им приказ, а как это сделать, не надевая Венец. Все же девочка обратилась к Андрону с просьбой присмирить свою Охрану. Воины Личной Охраны были в недоумении: настроение их правителя менялось ежесекундно. К тому же, по традиции «У кого корона, тот и правит», а сейчас она была у какой-то девчонки, бывшей явно на стороне изменников.
Только когда Паулина повторила приказ, они подчинились, признав в ней полноправную правительницу по крови, хоть и без Венца. Итак, солдаты Кроненберга больше не были проблемой, они вообще решили, что тут некого охранять и ушли, вскоре и Черные Монахи признали новую власть и удалились, прихватив с собой куб для дематериализации. В Малом тронном зале остались только СООБЩ-ники.
— Отнесите павших братьев в Подземный зал, позже мы простимся с ними, — велел своим воинам господин Брав. Он понимал, что нужно приготовить Зал для делегации Совета. Солдаты Красного меча вскоре вынесли тела и вернулись. Жизелла телепортировала тело Кроненберга в Усыпальню на нижнем этаже Бергенгенда.
К этому времени в Берегенгенд уже вошел господин Герман. Его сопровождал еще один отряд Красного меча, выделенный под его личное командование как Главе Белого щита. Они вошли во дворец через главный вход, не встретив сопротивления со стороны солдат Кроненберга.
Представители Совета Тайных поселений и Совета Лигванта телепортировали прямо в Малый тронный зал, так как Жизелла уже сняла антипроникающий экран, от которого можно было избавиться, только уже находясь на территории, защищенной этим экраном. В Малом тронном зале становилось слишком тесно…
— Воины и маги выполнили свою задачу, — сказал господин Брав. — Их можно отпустить.
Жизелла кивнула. Люди Красного меча и Пурпурного шара покорно покинули Зал. Но Дима и Томариса остановили, им необходимо было остаться, хотя бы для того, чтобы доложить о том, что резервный отряд не найден.
Лене тоже не дали уйти. Она уж хотела куда-нибудь исчезнуть, но Жизелла не позволила. Почему-то было важно, чтобы именно Лена передала господину Герману Венец Кроненберга.
Малый тронный зал был довольно внушительных размеров, но даже он не мог вместить то количество народа, которое все прибывало и прибывало. Поэтому когда господин Герман все-таки добрался от входа до центральной части дворца, он предложил перейти в Большой торный зал для проведения экстренного заседания Совета. Все, в том числе и Лена, последовали за ним.

— Итак, этот день, наконец, настал! — торжественно начал господин Герман, когда все разместились в Большом тронном зале по оформлению идентичном с Малым. — Мы долго боролись за свободу и справедливость, против тирании незаконных правителей. И Высшие силы встали на сторону Тайных поселений! Теперь мы можем даже забыть даже об этом названии: «Тайные поселения», теперь они будут открыты, наравне с остальными городами Кроноса!
Раздались дружные аплодисменты и радостные возгласы.
— Временно планетой будет управлять Совет Кроноса, состоящий из управляющих Тайных поселений и Совета Лигванта. Попрошу их занять свои места.
Господин Герман указал на одинаковые красные стулья по обе стороны от трона, принесенные из других комнат. Из тех, кто усаживался на них, Лена узнала очень многих, присутствовавших на совещании перед операцией: руководителя Службы безопасности, Советника политологии, Начальника казначейства и, конечно, глав Синей книги, Красного меча и Пурпурного шара.
— В подтверждение особых полномочий Совета Кроноса прошу госпожу Рощину Елену Олеговну передать знак власти, Венец, разумеется, с согласия нынешних короля и королевы Кроноса, которые скоро уже перестанут быть таковыми. Правители Кроноса, чета Кронеберг, вы отказываетесь от власти в пользу Совета Кроноса.
— Да, мы отказываемся от власти в пользу Совета Кроноса, — хором ответили Андрон и Паулина. Господин Герман удовлетворенно кивнул.
— Госпожа Елена, Венец, пожалуйста.
Лена взволнованно несла Венец в вытянутых руках. Господин Герман принял его, но предусмотрительно надевать не стал (ему уже доложили о том, что случилось с Анлроном), а под одобрительные рукоплескания положил на пустой трон, показывая, что он принадлежит сразу всем, народу Кроноса, для которого больше нет короля.
Лена была рада избавиться от Венца. Она с облегчением вернулась в конец Зала, где стояла рядом с Томарисом и Димом.
— Итак, что же произошло в этот знаменательный день. В первую очередь сообщаю Вам, что Титанум Кроненберг, бывший правитель Кроноса, скоропостижно скончался сразу же после того, как лишился трона. Венец достался господину Андрону, который на тот момент уже состоял в браке с лицом королевской крови, госпожой Паулиной, состоявшей в сотрудничестве с организацией Белый щит. Господин Герман передал Венец полномочному представителю Белого щита, Рощиной Елене Олеговне, Неолине ФенХель. Теперь, как мы все уже знаем, Венец принадлежит народу, представляемому Советом Кроноса.
Ко времени нашего совещания отрядом воинов Белого щита уже были заняты важнейшие стратегические пункты города Берген, в числе которых можно упомянуть «Сокровищницу», казначейство Кровавого скипетра, резиденцию Алмазного Перстня, Кроносский Центр связи и транспорта и так далее. Таким образом, мы можем смело заявлять о нашей победе, победе, доставшейся непросто, но оправдывающей средства. Свобода и справедливость! Светлые времена! Теперь мы можем построить будущее Кроноса!
— За Кронос!
— За Лигвант!
— За Победу!
Эхом отразилось от высоких стен Зала. Лена была уверена, что эти слова еще не раз будут повторяться в тостах и торжественных речах. К тому же, лигвантцы рано или поздно догадаются отмечать этот день как всенародный праздник.
— Да, конечно, не просто досталась нам эта победа. Многие годы борьбы с деспотией и угнетением народа сопровождались страданием, горем, потерями…
В Зале все затихло.
— И сегодня у нас, к сожалению, имеются потери среди самых отважных и достойных представителей свободного народа. Это и резервный отряд Лигванта, который как нам доложили агенты Красного меча господин Томарис и господин Дим, были казнены ранее врагами, солдатами Кроненберга. Это и некоторые СООБЩ-ники, которые непосредственно участвовали в особо сложной операции, и воины отряда Белого щита, погибшие при штурме Военного управления, еще одного учреждения, за которые сегодня шел бой на улицах Бергена. Почтим память павших, хотя их тела еще не преданы Принимающему Туману. Мы всегда будем помнить тех, кто пожертвовал жизнью ради высшей цели, будущего Кроноса.
На некоторое время в Зале воцарилось тягостное молчание. Каждый честно старался думать о тех, кто проливал кровь ради того, чтобы он сейчас находился в этом Зале. Такой вот это противоречивый день: и праздник, и траур.
— Ну что ж. А сейчас необходимо предпринять срочные меры: правление Совета должно начаться с изменений к лучшему. Это будут не просто реформы и преобразования, это должны быть кардинальные изменения в законодательстве, судебной системе, экономике, обороне планеты…
— Это надолго, — услышала Лена голос Томариса. — И без нас они обойдутся. Может, смоемся отсюда, пока не поздно?
— А можно?
— А кто запретит? — резонно спросил Дим.
Лена вздохнула и потихоньку вышла вместе с ними из Зала.

— Ты можешь переместить нас в более уютное место? — поинтересовался Дим, когда они бесцельно шли по пустым коридорам Бергенгенда. Никто из обитателей замка, будь то Охрана, прислуга или приближенные к королю, если таковые в замке были, не осмеливались появляться там, где находились захватившие резиденцию короля революционеры.
— Нет, — вздохнула Лена. — Я, наверное, больше не смогу колдовать. Теперь, когда Неолина умерла…
— Так она все-таки погибла? — уточнил Томарис. — А то я не понял… Ты ведь это она, нет? Просто оболочка, тело, вроде как поносишь одно, потом другое…
— Не совсем. Насколько я поняла, Мерлина, та, которая пыталась меня убить, уничтожила ин Неолины, который был как-то связан и с ее телом. Так как ин, это все: и мысли, и чувства, все, что было у меня… в прошлой жизни, то я теперь навсегда лишена этого. И магия была частью знаний Неолины, а у меня самой ничего не получается…
— Выходит, ты больше не волшебница? — упростил Дим. — А нормальная девчонка?
— Выходит, что так, — вынуждена была признать Лена.
— Да не расстраивайся ты по этому поводу. Подумаешь, волшебство. Люди и без него неплохо живут. А все-таки я не понимаю… Та крыса, в смысле баба, что хотела тебя убить, она вообще кто? И почему когда ты с ней разобралась, мы как-то резко взяли и победили? Даже Андрон сразу в себя пришел, во как! А почему, а?
— Мне кажется, она управляла Венцом, — высказала свою догадку Лена. — Она сильная волшебница, возможно, способна на это. Тогда это объясняет, почему Андрон стал нормальным. Чары Мерлины иссякли, как только я отправила ее в астрал, фигурально выражаясь. В общем, через Сияющие врата.
— А так то есть она на самом деле правила? Повелевая всеми этими Кроненбергами? — вмешался Томарис.
— Ну а кто еще? Либо она, либо Венец сам по себе такой умный.
Дим улыбнулся. Томарис пожал плечами.
— Слушайте, а ведь вы спасли Паулину сегодня! Вот о чем надо поговорить. Как вам это удалось?
— О, мы действовали по отработанной системе… — воодушевленно начал Томарис.
— По отработанной?
— Да, причем проверенной на тебе, — подхватил Дим. — Помнишь, когда тебя посадили за колдовство? Том тогда принес тебе ключи.
— Вот и здесь также. Мы проникли в Бергенгенд, что само по себе было подвигом. К счастью Дим знает воровские приемчики, чтобы незаметно проходить мимо стражи, а я использовал кота для разведки. Потом…
— Я стырил у одного охранника ключи от темницы, куда временно поместили Паулину…
— А я просунул их сквозь маленькое окошко в двери. Потом мы еще с этими бугаями сражались. Кстати, принцесса, теперь, правда, уже не принцесса… так вот, у нее неплохо поставлен удар.
— Она классно дерется! Но этим солдатам хоть бы хны… Хорошо, что мы слинять успели… А пока они добежали, она уже заклинание прочла и замуж выскочила. Как тут ее схватишь, верно?
— Угу.
— Я тут еще кое-что не понял, — признался Дим. — Можно спросить?
— Спрашивай, — разрешила Лена.
— Что это было, когда вокруг меня всякие картинки замелькали? Я чуть с ума не сошел. Это сейчас понимаю, что ерунда все это. А тогда странно как-то было…
— Э…. ох… ну, забудь об этом, ладно?
Дим, Томарис и Лена дошли до Малого тронного зала, хоть и не ставили себе такой цели. Совещание Совета Кроноса все еще шло, компания не могла самостоятельно телепортировать, а выходить на улицу, где недавно шли бои за стратегические объекты, особо не хотелось. Юноши предложили найти какую-нибудь подходящую комнату, пересидеть до конца совещания. Причем желательно дойти до столовой или хотя бы гостиной, если таковые имеются. Лена уже была согласна пойти с ними искать трапезную, но неожиданно услышала: ЕЛЕНА. Голос доносился как раз из Малого тронного зала.
Каким-то шестым чувством она поняла, что должна войти туда, причем одна. «Вы идите, мальчики, — сказала Лена Диму и Томарису. — Найдете столовую, скажете». Юноши подозрительно на нее посмотрели, но не стали спорить. Хочет человек остаться один, пожалуйста…
Лена осторожно приоткрыла дверь Малого тронного зала. Он был абсолютно пуст, если не считать королевского трона и разбросанного на полу оружия. Черные мраморные стены и пол казались теперь особенно мрачными. Некоторые витражи были разбиты.
Девочка прошла по Злу до самого трона. Звук ее шагов эхом отражался от стен и потолка. Кое-где Лена заметила потеки крови. Вспомнив, что недавно здесь произошло, она дала волю эмоциям и зарыдала. Пытаясь остановить слезы, она закрыла лицо руками. Лена довольно долго (как ей показалось) так просидела на полу, то и дело вздрагивая и всхлипывая.
— Елена, — вновь раздался незнакомый, приятный мужской голос. Лена, наконец, вытерла слезы и подняла голову.
Она увидела перед собой невысокого мужчину лет пятидесяти, но с озорным юношеским огоньком в глазах. На нем была серая хламида, и пояс, сверкающий золотом. Человек приветливо улыбнулся Лене и снова заговорил.
— Меня зовут КалмоАдор, — представился он. — Я с Аанондегарда.
— С Острова Начала и Конца? — перевела Лена. Ее собеседник согласно кивнул.
— Это не совсем остров… — прошептал он. — Но на Кроносе его почему-то называют именно так, правильнее было бы «земля начала и конца».
— А где он находится?
— К сожалению, я не могу тебе сказать. Только тот, кого туда пригласят, может попасть туда.
— Как в Тайных поселениях? Та же система?
— Возможно, но до нас добраться гораздо сложнее. В любом случае, я пришел туда не за этим. — А за чем?
— Проститься с Неолиной. Она вот-вот должна появиться.
— Что?!
Но объяснять КалмоАдору ничего не пришлось. Посреди Зала медленно появлялось, переходя от полностью прозрачного состояния к обычному, прекрасное, но мертвенно бледное тело Неолины.
— Как живая, — заметил КалмоАдор и, поймав удивленный взгляд, Лены пояснил. — Это последнее появление Неолины. Потом она уже не появится… никогда. Проклятие МерРеллы до сих пор действует, Неолина продолжает мерцать. Но она не исчезнет, пока не передаст свою силу, привязывающую ее к этой планете. Эта сила теперь принадлежит тебе, Елена.
— Но ин Неолины уничтожен. Это сделала Мерлина… Стоп, вы сказали МерРелла?!
— Да, это ее настоящее имя. Впрочем, не совсем настоящее. Скорее третье. Каждый в Аанондегарде имеет по три имени: данное ему при рождении, данное ему при посвящении и выбранное им самим. МерРелла, это она так себя называла, и это означает «Черная госпожа». Я удивляюсь, как она не замахнулась на «ГардеРеллу», «королеву».
— А другие ее имена? — стало вдруг интересно Лене.
— Ну, я знаю ее второе имя: МанЛерини, любящая жизнь. Она настолько любит жизнь, что предпочитала способности возрождаться бессмертие. Впрочем, ты помешала этому. Теперь она родится заново, и уже не будет такой, какой ты ее узнала. Я думаю, она родится на Земле.
— Почему?
— У нее в руках был твой браслет. Браслет Неолины. На нем сохранился след предыдущего перемещения, а ты в последний раз перемещалась на Землю через Сияющие Врата.
— Плохо. Вдруг она и на Земле попытается меня убить?
— Это вряд ли. Ты же не помнила, что была Неолиной, когда жила на Земле, верно? А обратно тебя вернул браслет. Главное свойство этого артефакта в том, что он поддерживал связь межу двумя инами: твоим и Неолины, препятствуя как угнетению одного другим, так и раздвоению личности.
КалмоАдор немного помолчал. И потом снова начал:
— Нам надо спешить, пока тело Неолины не исчезло. Подойди к ней.
Лена нехотя подошла к своему собственному трупу.
— Теперь просто закрой глаза. Я все сделаю сам.
Лена закрыла глаза и услышала, как КалмоАдор быстро читает заклинание. Она не разобрала ни слова, но мужчина говорил так уверенно, словно это его родной язык. Между тем, приятное тепло растекалось по телу Лены. Перед глазами, хоть они были закрыты, она видела серебристо-зеленоватое свечение, воплощавшееся в мимолетные картины, мелькавшие перед внутренним взором, прямо как при контакте с Духом миражей.
Это продолжалось не больше минуты. Когда КалмоАдор разрешил Лене открыть глаза, она обнаружила, что тело Неолины исчезло.
— Вот и все. Запас силы пополнен. Это была не вся, остальная уже давно в твоем теле, твой эн (душа) разделила силу Неолины между двумя инами. Но теперь она вновь соединилась. Думаю, ты снова станешь такой же могущественной, как была Неолина на пике своих возможностей.
— Это значит, я снова могу загадывать желания?
— К сожалению, нет. Они исполнялись только потому, что твое подсознание, ин Неолины переводил твои мысли на язык заклинаний, митрийский язык. И от того, насколько точен был перевод, зависел результат заклинания. Возможно, тебе придется учить митрийский заново, если ты захочешь заниматься магией. Есть правда и другой вариант.
— Другой?
— Да. Кто знает, может быть, ты научишься работать непосредственно с Ени, энергией, силой, которая заложена в тебе, как, впрочем, и в каждом из нас. Уметь ее направлять — очень важно. Для этого обычно и используются заклинания, команды, выраженные в мыслеформах. Но можно работать и сразу, так сказать, с сырым материалом, — улыбнулся КалмоАдор.
— А я смогу колдовать на Земле?
— На Земле? Не могу сказать ничего определенного. Пока ты все равно не можешь, нигде. А дальше… как того захотят Высшие силы. Я совсем забыл, что тебе предстоит вернуться на Землю. Обычно при перемещениях между мирами у Странствующего забирается память и силы, но я думаю, для тебя можно сделать исключение. Особенно учитывая, какую услугу ты оказала Кроносу и Аанондегарду.
— А какую услугу я оказала Аанондегарду?
— Ты нашла и спасла МанЛерини, вывела ее на правильный путь. Это ведь она была изгнана из Аанондегарда за то, что использовала магию Древних сил, рассчитывая на бессмертие. После этого она часто использовала запрещенную магию, действуя против самих законов мироздания. Она тот маг, который пришел оттуда в Кронос, помимо Эндорта и тебя. И одной из твоих целей в Кроносе было найти и победить МерРелу, которая все это время была тайным правителем Кроноса. неплохо устроилась, надо сказать.
— Да, я поняла. А можно задать еще один вопрос?
— Спрашивай.
— Как Мерлина, то есть МерРела, смогла уничтожить мой ин? Она как-то использовала мой браслет…
— На внутренней стороне браслета было выгравировано твое первое имя. Оно закрепляло его магическое действие. А зная первое имя мага, можно воздействовать и на его ин.
— И какое это было имя, Вы знаете?
— Да, так случилось, что я знал первое имя Неолины. Я присутствовал на обряде, на котором его давали.
— И?
— Это ФенХель, что означает «Таинственная кровь».
— А что означает КалмоАдор?
— Указывающий путь. Сам не знаю, почему меня так называют, — улыбнулся маг Острова Начала и Конца… и телепортировал.
Вскоре за Леной пришли Дим и Томарис. Они сообщили ей, что Жизелла перенесет их в Лостеврн.
Праздник, плавно перешедший в откровенную пьянку, был в самом разгаре. За большим обеденным столом, вынесенным во двор на выложенную досками площадку, уместились двенадцать человек: Маргарет, Жизелла, Андрон и Паулина, Томарис, Дим, Ада, Лена Рощина, супруги Гарл и Глара, Ремес со своей девушкой и господин Герман, зашедший только на минутку.
На столе не было свободного места от многочисленных блюд и напитков, приготовленных на скорую руку присутствующими на празднике дамами. Для такого дела были частично опустошены кладовые, находящиеся в подвальном помещении красивого трехэтажного дома с пятью балконами и верандой. Это был дом Неолины в Лостеврне, куда прибыли участники операции, как только Жизелла их телепортировала.
Близилась ночь, и двор был освещен зависшими в воздухе фонарями, вокруг которых во всю кружила мошкара. Маргарет порывалась поймать пару бабочек, полетавших к огню, так как знала отличный рецепт с их применением, но бабочки оказались быстрее. Воздух был чист и свеж, легкий ветерок доносил до стола ароматы сада, раскинувшегося на заднем дворе. Лене очень понравилось в собственных владениях, хотя она только мимоходом успела осмотреть дом: обитые тканью стены; полы, либо покрытые мягкими коврами, либо устеленные дубовым паркетом; мягкие подушки, часто заменявшие в комнатах кресла, низкие столики. Комнат (небольших, но уютных) было предостаточно: кухня, небольшая столовая, ванная, несколько спален, гардеробная, гостиные, библиотека, просто комната, то ли для гостей, то ли для магической практики, оружейная. Лена даже жалела, что не была в этом доме раньше (в смысле, после того, как прошла через Сияющие врата).
После того, как Лена, Томарис и Дим попали в этот дом, их тут же выбежала встречать Маргарет, которая еще не успела уехать, несмотря на то, что большая часть жителей Флора-на-Флуре уже вернулись домой. Ада тоже была тут, с Ремесом. который ее привез на быстролете и Сериной (подругой Ремеса), которая решила составить ему компанию. Они тут же забросали прибывших вопросами, но были внимательными и благодарными слушателями. Маргарет то и дело вздыхала, когда речь заходила о том, как храбро сражался ее сын, но почти не удивилась тому, что он все-таки стал мужем Паулины. Видимо, она другого и не ожидала, хотя и была немного неготова к такому быстрому развитию событий. Так как против Паулы она теперь ничего не имела, то первой кинулась поздравлять молодоженов, когда те телепортировали вместе с Жизеллой. И теперь праздник был двойной: победа Лигванта и свадьба. Вести о победе так быстро разнеслись по маленькому поселению Лостеврн, что то и дело в небе вспыхивали разноцветные огни — доморощенные маги пытались устроить фейерверк.
Все было так хорошо: еда вкусная, в небе салют, за столом песни (Томарис и Андрон первыми завели «Кроносскую народную», остальные, даже те, кто не знал слов, подхватили), тихая, теплая ночь, что Лене уже почти не хотелось домой, хотя ее возвращение было назначено на завтрашнее утро. Жизелла сказала, что Лена окажется в том же месте и в то же время, когда покинула свою комнату, перемещаясь в Кронос. Господин Герман заверил, что уж на этот раз ее отправляют действительно домой, а не в какую-нибудь искусственную реальность, сформированную по ее воспоминаниям, полученным во время биоэнергетического сканирования. Таким образом, все проблемы были решены. Только господин Герман потом подходил еще пару раз, предлагая избавить от воспоминаний о Кроносе, чтобы, во-первых, не смешивать два разных мира, а, во-вторых, не переживать о неприятных моментах и не видеть кошмары. Все же Лена предпочла остаться при своих воспоминаниях.
— И правильно, — поддерживала ее в этом решении Ада. — А то и нас забудешь, что будет очень обидно, и не вспомнишь, какая ты у нас героиня. Ты же будешь знать теперь, что ты Неолина, а не какая-нибудь простая земная девчонка.
Лена еще раз ей повторила, что по сути больше не является Неолиной. На что та ответила:
— Ну и что? Подвиги совершал кто? Ты! Силой владеет… тоже ты!
— Но я же теперь должна заново учиться магии.
— Да магия это очень просто! Правда я потратила на обучение всю свою сознательную жизнь… Но ничего! Научишься! А ты уверена, что тебе для заклинаний надо учить митрийский язык? Просто я особо не задумывалась над тем, что означают заклинания. В книгах их перевода не дается.
— Мне кажется, это язык Аанондегарда. И из этого следует, что заклинания придумали тоже они.
— Какие умные!
Эту и другие темы обсуждали за столом Лена и Аделина, наслаждаясь последней ночью, перед отправлением Лены на Землю.

На следующее утро все было уже готово к телепортации. Искать лесную местность не пришлось: воспользовались садом Неолины. Жизелла отыскала где-то в доме магический артефакт, помогающий при перемещении. Это был небольшой, расшитый серебром платок. Пока присутствующие в доме и оставшиеся ночевать маги читали над ним заклинания, у Лены была возможность со всеми попрощаться.
Ада, пользуясь случаем, подарила ей на память фенечку, браслет, сплетенный из синих, зеленых и золотых ниток, и попросила ее не забывать. Маргарет все утро пичкала ее едой, в частности пирожками, так как Жизелла не разрешила передавать ей их на дорожку, а перед самым отправлением крепко обняла Лену и расцеловала в обе щеки. Господин Герман, перед тем, как уйти, вручил девочке новый медальон взамен старых, утерянных. На нем было написано «благодарность Кроноса», украшенное тремя крупными изумрудами. Лена была очень растрогана и обещала, что, разумеется, не будет показывать этот медальон родителям.
Господин Герман ушел, а с Леной сердечно попрощались еще Андрон, Паулина, Томарис, Дим. Все обещали, что будут скучать и ждать на тот случай, если она еще вернется. Лена это слабо себе представляла: как она может вернуться, если браслета Неолины у нее больше нет, а перемещаться, тем более между мирами, самостоятельно она больше не может. Тем не менее, надежда, как известно, умирает последней.
Жизелла подала сигнал, что можно начинать. Все присутствующие образовали круг, собравшись вокруг Лены, стоящей на расстеленном волшебном платке, но вызывать Сияющие врата никто не собирался.
— Просто подумай о том, как ты взяла в тот день свой браслет и ощутила…
Лена подумала. И действительно снова ощутила необычное чувство перемещения между мирами.

Девочка приземлилась прямо на свою кровать. Свет в комнате тут же загорелся, и она смогла убедиться, что здесь все по-старому: все те же постель, шкаф, письменный стол, заваленный книгами, электронный будильник, розово-коричневые стены, замаскированные плакатами. Словом все осталось так, как и было. Даже на Лене вновь была зеленая футболка и синие бриджи. Рядом лежал учебник по истории, который напомнил Лене, что старые проблемы вернулись, а она совсем отвыкла от такой жизни: ходить в школу, учить уроки, обходиться без магии…
Ничего на Земле не изменилось за время ее отсутствия, но она сама-то изменилась. Какие-то положительные стороны все же были: после изнурительных тренировок с господином аром и уроком Эскупорасмины, она будет лучше учиться и заниматься спортом. Книги по сверхъестественному станут для нее теперь не просто развлекательным чтивом, а возможностью найти хоть какой-нибудь способ научиться управлять своей силой. А после пережитых волнений и закаляющих душу опасностей, ей любая беда покажется пустяком.
Как-то все слишком нереально, пришло на ум Лене. Может, все это было только сном? Но нет. Взамен золотого браслета на руке Адина фенечка, на шее гордо висит медальон, а на коже пара синяков и царапин — боевых ран. А значит, все это действительно было… и дом Маргарет в Флоре-на-Флуре, и тюрьма в Кроносске, и обучение в Лигванте, и операция в Бергенгенде, и праздник в Лостеврне… И где-то там, в другом мире, на другой планете, новые друзья будут вспоминать ее и будут ждать, если она вдруг вернется.
Лена улыбнулась своим мыслям и решила подготовиться к пересдаче истории.

Они стояли напротив друг друга: две девушки, одна из которых была в синем платье с черными волосами с металлическим отблеском и бездонными зелеными глазами, другая в белом балахоне и с белой маской на лице. Они стояли молча, без движения. Над ними было пасмурное серое небо, вдали виднелись крутые скалы, а под ногами так же безмолвно покоились тяжелые каменные плиты.
Через какое-то время одна из них (в белом) решилась нарушить молчание.
— Вот мы снова встретились, Неолина.
Неолина ничего не отвечала.
— Сегодня кто-нибудь из нас умрет, ты не находишь? — предприняла еще одну попытку женщина в маске. Неолина ФенХель никак не отреагировала.
— Тогда начнем. Ты ведь пришла сюда за тем же, что и я? Древняя сила да поможет мне.
— Да поможет мне Высшая сила, — прошептала Неолина и больше не проронила ни слова.
Все началось очень быстро, если не сказать резко. Ветер вокруг них поднялся в невероятный ураган, где-то вдали в скалах он отозвался мощным камнепадом. Каменные плиты задрожали.
Девушки медленно шли по кругу, друг против друга. Их движения были так легки и грациозны, что напоминали бы танец, если бы не выражение холодной ненависти на лицах и все более угрожающие масштабы разрушений, вызванные этим «танцем».
Вскоре женщина в белом вскинула вперед руки — лицо ее оппонентки исказилось болью. Но она устояла на ногах и мимолетным взглядом заставила упасть противницу.
— Детские игрушки, — рассмеялась та, когда поднялась. — Помнишь ли ты ЭТО?
Яркая вспышка на мгновение ослепила Неолину, и когда к ней вернулось зрение, она была полностью связана. Без каких бы то ни было видимых усилий, она разорвала путы. Хотя кто знает, сколько ей стоило это душевных сил. Неолина не спешила нападать, но когда ее соперница вновь приготовилась атаковать, пришлось применить старинную магию — женщину подняло в воздух, и она зависла там без движения. Даже мысль о том, чтобы пошевелиться, теперь причиняла ей страдание. Женщина грозно взглянула на Неолину. Вскоре она нашла в себе силы нейтрализовать чары. Девушки снова закружились в воинственном танце, то и дело отражая волшебные атаки друг друга.
Очень скоро магу по имени Неолина удалось надолго обездвижить противницу и повалить ее на холодные плиты. Теперь женщина в маске была уже совсем некрасивой. Ее глаза буквально почернели, одежда тоже уже не отличалась прежней белизной. Неолина бесстрастно приготовилась убить ее — она уже возвела над ней «смертельное лезвие», невидимый простому человеку сгусток энергии, которым можно обжечь, уколоть, срезать слой кожи с человека, все, что угодно…
Женщина внимательно смотрела на «лезвие». Когда оно было уже на расстоянии пары сантиметров от нее, она крикнула что есть силы: «Ты исчезнешь с лица планеты, Неолина!»
И лезвие вонзилось в свою жертву. Но та, которую только что прокляли, тоже упала как подкошенная. Холодное серое небо простиралось над гористой местностью, а где-то внизу, на камнях, лежали два хрупких женских тела без всяких признаков жизни…
Глава 9: Операция «Коронация».
Венец — и делу конец.
девиз СООБЩ-ников

А
делина была первой, кого Лена увидела, когда очнулась. Теперь это произошло не на больничной койке в целительном центре Пурпурного шара, а в комнате в доме Жизеллы, где сейчас жили они обе.
— Мы попросили, чтобы тебя поскорее выписали, — пояснила Ада. — Как ты себя чувствуешь?
Лена приподнялась на кровати: все тело ныло, голова раскалывалась. «Хорошо», — выдавила она.
Лена все еще была в образе Неолины.
— Это обнадеживает. Просто глава Белого щита уже приходил, спрашивал о тебе. Он в недоумении, сможешь ли ты участвовать в операции завтра.
—Завтра?
— Да. Первый день недели Прошений, помнишь? Благо ты сейчас пришла в себя, а то что бы мы делали. Хотя можно было бы перенести все на другой день той же недели. И почему Герман так беспокоился…
— Впрочем, мы все о тебе беспокоились, — взволнованно продолжила Ада. — Ты потеряла сознание на вечеринке, тебя привез Томарис, он так испугался! Что на тебя нашло? Мы полагаем, это какая-то болезнь или проклятие: ты несколько раз мерцала.
— Я что?!
— Мерцала. Ну, исчезала, а потом появлялась. Но это была не телепортация, ты постепенно становилась прозрачной, потом совсем испарялась и так же медленно материализовалась. Это было страшно…
— Ада, зачем ты сразу пугаешь Неолину? Ты не хочешь, чтобы она поправилась? Ей нужно отдохнуть, — в дверях стояла Жизелла. Из-за ее спины выглядывала Паулина.
Ада обреченно вздохнула и на некоторое время замолчала.
— Вечером придет твой шеф. Ты сможешь с ним поговорить?
— Хм. А почему нет?
— Отлично. Тогда отдыхай до вечера. Надеюсь, вам удастся совместными усилиями установить, что же все-таки с тобой произошло.
Лена кивнула. Жизелла вышла и затворила за собой дверь. Вскоре Паулина тихо прошмыгнула в комнату, так чтобы мать Ады этого не заметила.
— Ну что ты так приуныла? — спросила Ада, сделав невинное личико. — Все хорошо. Давай я тебя чем-нибудь развлеку. Расскажу что-нибудь.
Она карикатурно наморщила лоб.
— Так. Ну вот, например. Знаешь, как Томарис узнал, что ты согласна пойти с ним? Он дежурил на улице, снова вселившись в своего кота. Я его заметила еще с утра, но он взял с меня слово (настойчиво мяукая), что я не буду тебе ничего рассказывать. Но теперь-то можно, вечеринка уже прошла. Кстати, ты пропустила несколько собраний по операции. Но ничего, твой начальник тебе все расскажет, я думаю. Мы посовещались и решили, что невесту Кроненберга ты будешь изображать в том замечательном платье, помнишь, которое получила от Неолины в наследство. Говорят, в нем ты собиралась выходить замуж, когда тебе было двадцать! А меня в Лостеврн повезет такой симпатичный парень, Ремес. Ты его знаешь?
— У него уже есть подруга — девушка по имени… Серин, кажется.
— Серина? Какое мерзкое имя! Ну, зачем ты лишила меня надежды?! Ладно, извини, это не твоя вина… Так на чем мы остановились?
Аделина щебетала без умолку. Паула только участливо смотрела на Лену. Только через некоторое время Ада сбегала за едой (телепортацию она освоила неважно), и девушки смогли спокойно позавтракать (или пообедать) — было около полудня. После трапезы все-таки нагрянула Жизелла и попросила всех лишних покинуть комнату, оставить Лену в покое. Последней это было вовсе не нужно, наоборот, ей стало очень скучно, когда все ее покинули. Мрачные мысли начали одолевать, то и дело она вспоминала свое необычное видение…
Вечером Лене уже не приносили еду: она поужинала внизу вместе со всеми. Один раз она чуть не замерцала: рука стала подозрительно светлой и Лена спрятала ее под стол, пока она не стала совсем прозрачной — обошлось…
Никто за столом об этом не говорил, но все напряженно ждали появления господина Германа. Он не уточнял, когда появится, все было предельно просто — вечером.
Уже давно стемнело, на улице небо было усыпано звездами, прохожих почти не было — все разошлись по домам. А господин Герман все никак не появлялся.
Было уже далеко за полночь, насколько понимала Лена. Она уже начала откровенно засыпать, еле-еле разлипала глаза, когда чувствовала, что теряет связь с реальностью, но это не очень помогало. Периодически, минут на десять-пятнадцать, она погружалась в сон, но ее тут же будила Жизелла, которая предупредила:
— Тебе нельзя спать. Во сне мерцание учащается. Это очень опасно, ведь можно исчезнуть и…
— …не появиться, — завершила за нее Лена. «Не спать», — повторила она про себя. Это особенно трудно, тем более что Аделина ушла в свою спальню и прихватила с собой Паулу. Лена хотела пожелать себе чашку кофе, но Жизелла не разрешила. Она сказала, что любые тонизирующие средства не сочетаются с тем набором снадобий, которые вводили в Лену внутривенно, пока она была без сознания.
В конце концов, глава Белого щита соизволил появиться. Он телепортировался прямо в гостиной, хотя любой другой бы не осмелился так бесцеремонно проникнуть в дом к главной лигвантской волшебнице. Но господин Герман — не любой…
Он был в синей мантии и с внушительной черной папкой в руках. На шее мерно покачивался медальон, без какой бы то ни было эмблемы. Хотя Лена уже давно знала, что ее шеф и маг, и воин, и ученый. Господин Герман вежливо поклонился, но без приглашения проследовал в трапезную и сел за стол. Жизелла и Лена последовали его примеру.
— Здравствуйте, господин Герман! — поприветствовала его хозяйка дома. Лена сказала то же самое. Шеф молча кивнул. Он снял медальон, открыл его, и над ними повисла полупрозрачная, беловатая сфера.
— Нас могут подслушивать? — удивилась опытная волшебница. — Если это про мою дочь, то…
— Нет, Жизелла. Я доверяю Твоей семье. Но меры предосторожности все же не помешают.
— В чем дело?
— В последнее время ситуация осложнилась. Начнем с того, что с южных окраин приходят тревожные известия — людей из Открытых поселений массово стали подозревать в антиправительственных настроениях и соответственно ссылать на Рео. Но когда мы пытались проследить перемещение осужденных, то наткнулись на некоторые странности: никаких официальных отчетов о ссылках «Розовые очки» не ведут. Это наводит на мысль, что заключенных могут отправить куда угодно…
— Это так важно сейчас? Ведь наших же нет среди осужденных…
— Это важно. Может быть, этих людей казнят сразу. Или перевозят куда-нибудь на Кроносе. Но почему? Неужели отправить их на Рео для них слишком накладно? Подумай.
— Для отправки нужен маг, который мог бы телепортировать на спутник как можно больше человек. А они всех магов пытаются уничтожить.
— Но, тем не менее, оставляют в живых тех, которые соглашаются с ними сотрудничать. Теперь их называют «Черными монахами», а у нас просто «Предатели».
— Но все же…
— Мы считаем, что Кроненберг просто скрывает правду о Рео. Есть основания полагать, что у него там военная база.
— Это невозможно установить наверняка. Ни один лигвантский маг не возвращался оттуда.
— В том-то и дело.
Оба вздохнули и пристально посмотрели друг на друга. Только когда Лена негромко чихнула, на нее обратили внимание.
— Ах да. Я ведь пришел сюда именно за этим. Неолина, то, что случилось с тобой — это вторая из трех причин, по которым мы должны не медлить с операцией. Иначе дело кончится открытой войной. Но на твоей ситуации я остановлюсь чуть попозже. У меня есть, что тебе сказать.
— В чем заключается третья причина? — спросила Жизелла после того, как Герман замолчал.
— В непосредственной близости от Лигванта замечено войско Кроненберга. Никто не знал, как скоро они придут, но в то, что это случится, лично я не сомневался.
— Это потому, что Крест почувствовала меня? Она успела доложить об этом Кроненбергу, перед тем, как прийти за мной в Лигвант? Но ведь город защищен от нападения, нет? — вмешалась Лена.
— Защищен. Но осада — тоже неприятная вещь, верно?
Никто не ответил на вопрос господина Германа.
— Сейчас мы уже выслали разведывательный отряд узнать, известны ли противнику точные координаты Лигванта и является ли он их целью, — заверил шеф. — А теперь обсудим то, что произошло с тобой, Неолина.
Жизелла уже почти поднялась из-за стола. «Мне нужно уйти?» — поинтересовалась она.
— Нет, ты можешь остаться. К тому же может понадобиться твоя помощь.
Жизелла осталась. Лена внимательно осмотрела себя на предмет мерцания, на всякий случай.
— Итак, я, кажется, догадываюсь, что это могло быть. Но, чтобы знать наверняка, ты должна рассказать нам все, что происходило до того, как ты потеряла сознание.
Лена пересказала. Но господин Герман в процессе повествования постепенно терял к нему интерес.
— Нет, — сказал он, — та женщина определенно не при чем. Такое сильное заклятие могут сотворить немногие: сама Неолина и еще один человек, который уже мертв.
Жизелла не успел договорить. Ее жестом прервал господин Герман.
— Да, но не это главное. Главное то, что она однажды прокляла Неолину, сказав «Ты исчезнешь с лица планеты» или что-то в этом роде…Неолине удалось выжить, но она была тяжело больна, и мерцание — это как бы предупреждение, перед окончательным исчезновением…
— Это значит, я перестану существовать?
— Нет. Если успеешь вернуть себе свое тело, до окончательного исчезновения этого. У нас в запасе есть еще какое-то время. Пройдет операция, и ты пройдешь через Врата.
— А зачем мне тогда сейчас быть в этом теле?
— Так сказала Неолина. То есть ты… — улыбнулся господин Герман. — И видимо у тебя были на то причины, верно?
Лена не знала, что и ответить. Против самой себя не пойдешь. Но с этого момента ей стало действительно страшно снова начать мерцать.
— И что мне теперь делать?
— Прежде всего, готовиться к операции. Я назвал ее «Коронация», так как мы будем иметь дело с Венцом. Тебе уже известна твоя задача: телепортировать всех в Бергенгенд…
— Но людей же будет много? А я слышала, что можно переместить только пять человек за один раз.
— Ты сможешь больше. Поверь мне.
— Хотелось бы.
—…выдать себя за принцессу Илену, —,как ни в чем ни бывало, продолжил шеф, — причем тебе не придется ничего говорить, тебя представят. И передать Венец Кроненберга, когда ты его получишь, нам. Венец не должен на тебя подействовать, так говорила Неолина. И даже просто подержав его в руках, ты бессознательно нейтрализуешь его негативное влияние. По крайней мере, теоретически должна.
— Теоретически?
— Никогда не знаешь наверняка, верно? Но если ничего не получится, у нас ведь есть запасные варианты.
— А если меня убьют?
— Ты ведь можешь заранее подстраховаться, верно?
— Что-нибудь пожелать?
— Да. Но не увлекайся сейчас магией. Пусть организм спокойно восстанавливается, — посоветовал господин Герман. Потом он раскрыл свою папку с планом Бергенгенда, координатами Бергена, статистическими данными, изображениями солдат Кроненберга… и пару часов потратил на то, чтобы еще раз разобрать ход операции в подробностях.
На заре Ада отправилась с Ремесом в Лостеврн на его быстролете. Еще раньше Томарис и Дим через портал попали в самый ближайший к Бергену из возможных пункт телепортации, а оттуда самостоятельно продолжили путь к штаб-квартире резервной команды.
Настало время активной группы. Утром у комплекса порталов Лигванта собралось ровно двадцать пять человек: десять боевых магов и госпожа Жизелла, в обычных мантиях, демонстративно отказавшиеся от разработок Синей книги, десять воинов СООБЩ (включая Андрона) и господин Брав в доспехах да при мечах, Лена (в подвенечном наряде Неолины), Паулина (в специально сшитом в Лигванте черно-красном королевском платье) и господин Герман, начальник управления Белого щита.
Лица, как и полагается, были серьезны, настроение боевое и решительное. Все ждали той минуты, когда самый главный в Лигванте человек подаст сигнал взмахом руки, а самая сильная на свете волшебница переправит их в Обитель зла, резиденцию Кроненберга, чтобы, наконец, восторжествовала справедливость, и Кроносом управлял народ, представители которого будут заседать в специальном Совете.
У Лены было неспокойно на душе. Она старалась не думать о том, что может произойти, но ей было страшно. Это, конечно, еще не казнь, но чистейшее самоубийство. И что делать, если Кроненберг не отдаст свой Венец. Неужели снова убить человека… Но это отец Паулы, и к тому же, как бы революционеры не покинули этот свет первыми…
«Я не хочу умирать», — прошептала Лена, надеясь, что это сработает, как заклинание. «Никто не хочет», — улыбнулся ей один из СООБЩ-ников, еще совсем молодой парень в доспехах, предоставленных Синей книгой, и с светящимся красным мечом. «Надо будет, поляжем за Родину!» — заспорил воин, стоящий рядом. Никто не ответил на его слова.
— Неолина приготовься, — предупредил господин Герман. — Да хранят всех вас Высшие силы!
И глава Белого щита торжественно махнул рукой.
«Пусть все, кто стоит сейчас на площади порталов в Лигванте, кроме господина Германа, окажется сейчас в городе Бергене, в Бергенгенде, в личных покоях принцессы Паулины, в спальне», — подробно описала Лена Рощина, и двадцать четыре человека испытали перемещение в пространстве на себе.

В просторной комнате с невероятно узкой кроватью у небольшого окна, пропускающего минимальное количество света. Рядом стоял богато украшенный запертый сундук. Над кроватью висел черно-красный щит с изображением короны. Стены и пол были из камня, дрова в камине не горели. В полутьме, на холодном полу сидели два солдата Кроненберга в доспехах и с ножнами за поясом. У их ног лежали короткие мечи, которыми они уже, видимо, нарезали буженину, заботливо разложенную кусочками на расстеленной тряпочке. Они каким-то образом пронесли с собой здоровую флягу с вином и теперь попеременно отхлебывали из нее.
— Слышь, я че-то не понимаю. Зачем нас определили тут торчать? — заплетающимся языком спрашивал один из них.
— А я откуда знаю? Тут и охранять-то нечего и некого.
— Как нечего? А сундук с вещами?
— А что там?
— Ну, это ж принцессины вещички. Сам знаешь, что у баб на уме: тряпочки, бусики, туфельки.
— Что ж ты так про королевну-то? Это ж не чета обычным девкам!
— Ой, да ладно. Ее ж родный отец, говорят, из дому выгнал. Что, по-твоему, где она сейчас?
— А ляд ее знает. Небось, не посмеет вернуться, а? Может, нашла уже себе кого?
—А то! Давай… это, за любовь!
Солдаты поочередно приложились к вину. Но закусить не успели…
— Тотальное обездвиживание, — скомандовала Жизелла. Два боевых мага группы скороговоркой произнесли заклинания, и охранники тут же беспомощно рухнули на пол.
Отряд, только что телепортировавшийся у них за спиной, быстро огляделся и, перешагивая через солдат Кроненберга, поспешил покинуть тесную комнату. Особенно не повезло господину Браву, которому пришлось выбираться из-под кровати…
Из спальни Паулины лигвантцы попали в длинный, без окон, но освещенный факелами, коридор. На стенах красовались гобелены с изображением прекрасных представительниц рода Кронебергов. По обеим сторонам были двери, ведущие во множество комнат.
— Я думал, будет что-то пороскошней, — прошептал Андрон Пауле.
— Да, меня держали тут, как пленницу, — ответила она.
Через какое-то время шествия по коридору, отряд наткнулся на еще одного охранника. Он как раз выходил из боковой комнаты, оказавшейся ванной. Один из воинов беззвучно подкрался к нему и с силой ударил щитом по голове.
— Не убил? — спросила Жизелла.
— Какая разница, — махнул рукой Брав. — Лишь бы не встал.
Отряд проследовал дальше. Завернули за угол, прошли через потайную дверь в стене, чтобы срезать путь, дружно обошли половичок, прикрывающий дыру в полу. Мрачные каменные стены никак не были украшены. Только иногда на них были нанесены непонятные письмена с подтеками, похожими на кровяные. «При обустройстве Бергенгенда дизайнеры развлекались, как могли…», — подумала Лена.
— А сколько охранников было раньше? — шепотом поинтересовался у Паулы Андрон, — Когда ты здесь жила?
— Штук пять-шесть, — неопределенно ответила принцесса. — Они постоянно сменялись.
У самого выхода из покоев Паулины как раз оказалось еще два солдата Кроненберга, но обездвиживать их не пришлось — они и так уже спали. «Спите, спите», — заботливо прошептала Лена и только потом спохватилась, что могла повергнуть и их в летаргический сон.
Отряду повезло, что комнаты принцессы находятся в непосредственной близости от Малого тронного зала, ведь незаметно пройти по замку в количестве двадцати четырех человек довольно проблематично.
Добравшись до входа в Малый тронный зал, по пути обездвижив нескольких обитателей замка, в том числе и пару обычных слуг, боевая группа постаралась принять более дружелюбный вид. Вперед вышли Паулина и Лена, теперь изображающая Илену, принцессу с какой-то неизвестной планеты Вюншес. Лена Рощина даже не представляла себе, как должна вести себя настоящая принцесса Илена. К счастью, солдаты Кроненберга — тоже.
— Откройте двери Королевне Кроненберг! — велела Паулина охранникам.
— Принцесса? — недоверчиво переспросил один из них, хотя наверняка узнал. Видимо, он вспомнил инструкции на этот счет, потому что тут же серьезным тоном отчеканил:
— Предъявите доказательства принадлежности к Королевскому саду.
Паулине пришлось показывать свою светящуюся татуировку с непонятными письменами — самый надежный документ, который невозможно потерять. («В случае потери руки, — как-то раз говорила Паула, — Знак переходит на другие части тела»).
— Вы можете пройти, — разрешил охранник. — Кто остальные?
— Принцесса Илена, Младшая владычица Планеты Вюншес, Хранительница даров, прибыла сегодня с целью визита королю Кроненбергу, государю Кроноса и его спутника Рео. Принцесса пожелала привезти с собой личную охрану, поскольку не была осведомлена о том, какие у нас сильные и храбрые воины. К тому же правила этикета планеты Вюншес требуют от личной охраны принцессы никогда не покидать ее. Нам всем нужно пройти в Малый тронный зал.
— С целью?
— Дело чрезвычайной важности. Принцесса Илена ответила согласием на предложение короля Кроненберга.
— О вашем визите будет доложено Кроненбергу.
Один из охранников быстро приоткрыл дверь и проник в Зал. Второй остался на посту. Был соблазн обездвижить его, но, по словам господина Германа, если на кого-нибудь из Личной Охраны короля и Хранения его имущества воздействовать магией или применить силу, в замке срабатывала система оповещения и применять силу пришлось бы уже к целой армии… До этого было проще, отряду встречалась менее защищенная Личная Охрана принцессы и простые обитатели замка.
В любом случае, постовой итак не двигался. Он просто молча стоял, тупо вперив взгляд в противоположную стену.
— Вы можете пройти, — вернувшись, сообщил разговорчивый охранник, распахивая перед прибывшими двери в Малый Тронный зал. Сразу стало значительно светлее — впечатляющие витражи на всю стену с изображениями сцен охоты, пиров, войн и прочих королевских развлечений достаточно хорошо пропускали солнечный цвет, по пути окрашивая его в различные цвета. Стены и пол были отделаны черным мрамором, от самого входа в зал шли два ряда колонн, обрамляющих путь к противоположному концу помещения — там стоял трон. Массивный, цвета слоновой кости (хотя Лена очень сомневалась, что в Кроносе водятся слоны), украшенный драгоценными камнями трон, на котором величественно восседал сам король Кроненберг. Он сидел, не шелохнувшись, с гордой королевской осанкой, в черно-красной одежде и знаменитым Венцом на голове, который представлял собой нечто похоже на шапку Мономаха, только с непонятными письменами, выложенными из драгоценных камней. Лена со своим теперешним зрением могла разглядеть мельчайшие детали Венца.
— Ты вернулась, дочь моя? — хриплым неприятным голосом протянул Кроненберг.
Паулина подошла ближе к своему отцу. За ней двинулась «свита принцессы Илены».
Охранники короля, стоявшие у каждой колонны тронного зала держали наготове копья и короткие мечи, в любое время готовые защитить своего правителя и броситься на врагов. Но пока они стояли, не шелохнувшись.
Подойдя к Кроненбергу на достаточное расстояние, Паулина начала:
— Народ хочет, чтобы ты оставил престол, …отец. Передай свою власть Совету Лигванта.
— Народ действительно этого хочет? — задумчиво прошептал правитель Кроноса, глядя в потолок, словно там ожидал узнать волю народа. — И что от меня требуется?
— Передай свой Венец мне или представителю Кроненберга, — уточнила Паулина, хотя король и так знал ответ.
— И кто этот представитель? — тихо и мирно продолжал допрос Кроненберг.
— Вот она, — Паулина жестом указала на стоящую неподалеку Лену.
— Да? А мне сказали, что это принцесса Илена, — делано удивленным тоном прохрипел Кроненберг. — Мне показалось это странным, ведь я получил от нее отказ вчера вечером. Надо не забыть пойти на Вюншес войной…
— Ты покоришься воле народа, Титанум Кроненберг? — настаивала Паулина. Затянулось угрожающее молчание. И та, и другая сторона готова была чуть что применить оружие. Маги Пурпурного шара приготовили уже подходящие заклинания, абсолютно не беспокоясь, что к врагу может прийти подкрепление, а воины Красного меча настороженно взялись за эфесы мечей, которые даже сквозь ножны уже начали просвечивать алым светом. «Я должна пожелать, чтобы воины Кроненберга разом рухнули в обморок, — лихорадочно перебирала варианты Лена, — или впали в кому…». Все ждали только одного — ответа Кроненберга.
— Эх, Паулина. Если б ты знала, как бы я хотел это сделать, оставить дела, передать власть народу, — доверительно начал тиран. — Но не могу… И Венец меня не отпустит. И тот же самый народ. Ты пошла не только против меня, дочь моя, ты пошла против Кроноса, связавшись с этими своими бунтарями, повстанцами, мечтающими дорваться до власти. Что ж, ты знаешь, что бывает с Врагами Кроноса.
Ближайший к Паулине охранник бесцеремонно схватил принцессу, зажал ей рот и поволок ее к выходу. Та, разумеется, отчаянно принялась сопротивляться, но очень скоро скрылась за дверью, провожаемая либо в заточение, либо на казнь… Андрон чуть было не бросился за ней, но обязан был оставаться в строю. Не он один переживал за принцессу. Лена успокаивала себя мыслью: «Если уж проводить казнь, то коллективную, так что Паулина нас подождет…». Оставшиеся солдаты Кроненберга направились атаковать отряд СООБЩ. Но сделать это было не так-то просто. Лигвантские воины тут же выхватили свои люминесцирующие мечи, маги, наскоро прошептав заклинания, создали нечто, напоминающие маленькие шаровые молнии. Лена только раскрыла рот, чтобы что-нибудь пожелать, то Жизелла упредила ее, шепнув: «Побереги магию для Венца, по крайней мере, пока».
В этот самый момент солдаты Кроненберга подбежали к лигвантцам и предприняли попытку также препроводить их к выходу, в заточение или сразу на казнь. Маги тут же пустили в ход свои шаровые молнии, но… те даже не достигли цели. Они потухли еще на подлете к цели.
— Магические веревки? — искренне удивился господин Брав. — Жизелла, ты же говорила, что Личная Охрана Кроненберга их не носит? Она же не совместима с их доспехами…
В доспехах солдат Кроненберга не было ничего особенного — черные, с металлическим блеском, плотно прилегающие к телу костюмы, с тонким анти-пожарным покрытием. Технология, дающая возможность совместить их с блокираторами магии считался последней разработкой Синей книги…
Но господин Брав не привык долго задумываться над такими мелочами — он тут же отдал своим воинам приказ атаковать противника, понимая, что теперь все зависит от его подчиненных.
Красный меч скрестил оружие с Черным мечом. На деле же все не было так поэтично… Первый взмах холодной стали, и воин уже во всю наносят удары друг другу. Доспехи Алого меча достаточно прочны, и сами воины ловко парируют выпады противника, но все же не могут нанести врагу какой-либо серьезный ущерб. Щиты, которые по идее должны были притягивать все металлическое и тем самым отводить удар от солдат Красного меча, так и делали… и вскоре оказывались расколотыми надвое.
Маги Пурпурного шара поспешно создали вокруг себя защиту, но были в растерянности: что предпринять, если на солдат Кроненберга не действует магия. Не получилось ни спалить дреки их копий ни оттеснить их «силовым штормом».
Почти одновременно по всему отряду СООБЩ пронеслась общая мысль: «Как победить противника, которого невозможно победить?!» Даже Лена поняла, что теперь нет смысла желать, чтобы что-то произошло с охраной Кроненберга. Ведь е желания суть та же магия, а если магия, значит, ничего не выйдет… Очень скоро отряд лигвантцев начали оттеснять к стене, окружая их так, чтобы было сложнее обороняться.
Кроненберг продолжал безучастно следить за происходящим. На мгновение Лене, отступавшей вместе со всеми, по возможности держась за спинами сражающихся, показалось, что король вообще не понимает, что вокруг него происходит: уж очень пустым и бесстрастным был его взгляд.
Держаться в стороне от битвы было непросто, Лена попыталась укрываться за колоннами, перебегая от одной к другой с конкретной целью: приблизиться к Кроненбергу. «Если все зависит от Венца, то я должна попытаться взять этот головной убор… Я сделаю все, что в моих силах, чтобы прекратился этот кошмар», — рассуждала она и не видела, как двое лигвантских воинов уже упали замертво, повредив доспехи, а силовая защита магов уже почти не выдерживала, подверженная градом ударов.
Лене удалось добраться до трона. На нее пока никто не обращал особого внимания, включая Кроненберга. Она знала, что все же это довольно опасно… попытаться отобрать у короля его Венец. Создавать нормальную магическую защиту она так и не научилась («Эх, почему господин Мальрике не ознакомил меня с традиционными приемами?! — негодовала она.) и полагалась только на робкое желание, высказанное перед телепортацией: «Я не хочу умирать!». Лена все-таки оглянулась назад: из двадцати трех человек, который она сюда перенесла, осталось… гораздо меньше. Брав и Жизелла продолжали отдавать отчаянные приказы и сами участвовали в схватке. Лена уже приготовилась протянуть руки к Венцу, решив, что если Кроненберг окажет сопротивление, то она применит один из приемов, которым научил ее господин Ар.
— СТОЙ! — внезапно услышала она. Лена обернулась и остановилась. Остановились ВСЕ. Голос, призывающий это сделать, принадлежал Паулине. Она стояла в дверях, выставив вперед руку с татуировкой, знаком королевской крови, который теперь светился красным. Платье принцессы было немного порвано и испачкано кровью. Но самое главное: ее сопровождали Дим и Томарис, каким-то чудом оказавшиеся в замке!
Даже Кроненберг теперь не мог игнорировать происходящее. Он поднялся с трона и направился к своей дочери. «Что ты наделала, тварь?!», — неожиданно сильным голосом вскричал он. — ЧТО ТЫ НАДЕЛАЛА? И КТО ОН?!».
— Венец Кроненбергов больше не принадлежит тебе, отец, — нарочито спокойным тоном ответила ему Паула. — Отдай Венец его новому владельцу, он больше не держит тебя.
Да, он не держал. Напротив, злосчастная корона тянула правителя Кроноса помимо его воли. Она тянула его туда, где только что шел отчаянный бой, а теперь обе стороны в некотором недоумении следили за действиями короля и Паулины.
— Передай Венец Андрону или представителю Лигванта, — снова подала голос Паулина. Лена поняла, что произошло: прочитав заклинание над своим Знаком, принцесса добровольно связала себя узами брака с Андроном, и он стал королем. Дим и Томарис, по-видимому, помогли ей отбиться от охранников. Но как они вообще тут очутились…
Титанум Кроненберг колебался. Он не мог самостоятельно расстаться с властью. Ему помог Андрон, который подошел и водрузил Венец себе на голову, предварительно сняв шлем, входивший в набор доспехов. Кроненберг упал без чувств. К нему бросились некоторые представители его охраны и Паулина, которая не отдавала сама себе в этом отчета. Прощупав его пульс, принцесса побледнела. «Он мертв…, — прошептала она. — Почему?». Жизелла ободряюще погладила ее плечи, но ничего не ответила.
— Резервный отряд не обнаружен на месте, — с мрачным лицом доложил Томарис господину Браву. — По свидетельствам очевидцев большая группа людей недавно была казнена в том районе… Кажется, их вычислили.
Глава Красного меча уже не удивлялся ничему. Все итак было плохо. За исключением…
— Я теперь новый король Кроноса? — подал колос Андрон.
— Да, — подтвердил господин Брав. — Передавай власть Совету Лигванта, и покончим с этим.
— Сейчас, — рассеянно отозвался новый Кроненберг. — Пусть все будет торжественно.
Он направился к трону. Все остальные, включая Личную Охрану, смотрели на него, следили за каждым его шагом. Наконец, расположившись на троне, Андрон, а теперь не просто Андрон, а король Кроненберг, государь Кроноса и его спутника Рео, торжественно объявил:
— Я, как законный и полноправный правитель великой планеты Кронос, от имени всего кроносского народа повелеваю злостно посягнувших на власть бунтовщиков и изменников, пытавшихся отобрать священный Венец Кроненбергов у моего предшественника, а именно отряды магов и воинов под командованием лиц именуемых Жизелла и Брав, предать справедливому наказанию, то есть казни через полную дематериализацию.
От такого приказа обалдели все: и лигвантцы, и солдаты Кроненберга, которым было поручено выполнить приказ. У отряда СООБЩ больше не было сил обороняться: они потеряли часть людей, были измотаны и понимали, что ни магия, ни оружие на странную охрану короля почему-то не действует. Солдаты Кроненберга же, скорее всего, гадали, откуда Андрону стало известно про «дематериализацию», магическую казнь, которую разработали Черные Монахи, как применяемую для самых опасных преступников и Врагов.
Один из охранников отважился подать голос:
— Где проводить казнь, господин?
— Здесь. Не стоит откладывать.
— Слушаюсь.
Солдаты Кроненберга плотнее обступили неудавшихся революционеров, двое вышли из Малого тронного зала, видимо для подготовки к экзекуции.
— А тебе, Паулина, подобает быть подле супруга. Пусть кто-нибудь из магов, пока он еще жив, соорудит новой королеве трон. Тогда я пощажу его.
Сначала никто не решался. Но среди магов нашелся слабохарактерный предатель: он, как умел, наколдовал трон наподобие уже имевшегося, только чуть поменьше размером. Да и можно ли назвать его предателем, он ведь выполнил приказ Андрона, того самого, который спас население Флора-на-Флуре…
— Неплохо. А теперь усади королеву на трон и перенеси сюда. Нежно.
Очень скоро Паулина против воли уже сидела в твердом кресле и летела по направлению к мужу. Как только она приземлилась, Андрон изучающее осмотрел ее и перевел взгляд на Неолину.
— А ты будешь моей наложницей, — твердо сказал он. — Жаль, в Кроносе не принято двоеженство…
— Нет, Андрон, — выдохнула Лена.
— Ты что, выбираешь смерть?
— Опомнись, Андрон. Я знаю, это не ты! Венец плохо на тебя влияет! Он делает тебя… жестоким и бессердечным! Разве ты не помнишь свою мать, Маргарет, которая воспитывала тебя одна? Своего отца, который погиб за идеалы Лигванта?
— И что с того? Мать я перевезу сюда, а отец совершил ошибку: идеалы Лигванта — пустые слова. Монархия — единственно правильная форма управления государством. И не говори то, что от тебя не требуют. Пока ты только посредственная волшебница, а я король!
— А зачем я тебе тогда в наложницах? Это даже не мое настоящее тело. Помнишь, что ты сказал, когда мы встретились: «Малолетками не интересуюсь».
— Не стоит компрометировать меня перед подданными, — ухмыльнулся Андрон. — Что-то Черные монахи задерживаются…
— Что? — осмелилась переспросить Лена.
— Кто… — поправил Андрон. — Они же будут проводить дематериализацию. Начнем, пожалуй, с трупов, чище будет.
Лена Рощина оглянулась: она видела обессиленных магов и воинов, окруженных солдатами Кроненберга, рядом с ними лежали погибшие лигвантцы… Лена даже не стала считать потери, но их было девять. Раньше Лена никогда не имела дело со смертью, разве что мимо по улице проходила похоронная процессия, или ей заочно сообщали, что кто-нибудь умер. Но теперь… Мало того, что ее пытались лишить жизни, она сама научилась убивать, и она виновата и в смертях этих людей, поверивших в спасение Кроноса и в «суперволшебницу» Неолину.
«Пусть те, кто пал здесь, оживут», — Лена спохватилась, что не создала более точного заклинания, но от ее мысленного посыла все равно ничего не изменилось. «Пусть все солдаты Кроненберга передохнут», — возникла у нее жестокая мысль, которая, впрочем, не причинила охранникам никакого вреда.
От горечи и гнева Лена бессильно опустилась на пол. Она закрыла лицо руками и беззвучно зарыдала.
— Правильно, — похвалил ее новый король. — Ты уже у моих ног. Поняла, как надо себя вести.
Паулина пыталась встать с трона и подбежать к Лене, но Андрон предупреждающе схватил ее за руку. Лена озлобленно посмотрела на Андрона, прикидывая как избавиться от зловредной шапки, которая такое с ним сделала… Жизелла попыталась телекинетически сорвать Венец с головы Андрона, но магия не подействовала. Жизелла только хотела напомнить Лене, что совладать с Венцом не так-то просто.
Неожиданно двери Малого тронного зала распахнулись. Те, кто через некоторое время вошли, явно были Черными монахами. Одетые в темные мантии, со стальными цепями на шеях и одинаково длинными волосами, они медленно шли по залу, неся с собой внушительных размеров черный куб.
— Приступайте, — величественно промолвил Андрон.
— Нет!!! — вскрикнула Паулина. Она не понаслышке знала, что такое дематериализация. Черный Монахи хором произносят длинное заклинание, в результате которого человек распадается на несколько частей, эти части делятся на более мелкие, потом еще и еще, пока не остается кучка однорогого вещества. Эту массу складывают в черный куб, где происходит дальнейший распад…
«Надо действовать! Что делать?! Что сделать?!» — паниковала Лена. И тут она поняла, что нужно предпринять. По крайней мере, можно было попробовать. Да, магия на солдат Кроненберга не действует, так как на них наверняка блокирующие веревки. Но ведь Черные Монахи не могли бы совершить магическую казнь, если бы были в них. К тому же, это не совсем магия… Вдруг подействует!
Девушка встала, выпрямилась, поправила платье (за ней с недоумением наблюдали и друзья и враги), и неожиданно громко крикнула:
— ДУХ МИРАЖЕЙ, ПРИЗЫВАЮ ТЕБЯ!!!
И подействовало!
Внезапно налетел настоящий вихрь и закружил вокруг каждого, находившегося в Зале. Лене он не причинял никакого вреда, а вот все остальные довольно скоро потеряли самоконтроль. Многочисленные экраны, возникшие в воздухе стали проектировать сменяющие друг друга изображения: пейзажи, предметы, человеческие лица, сцены из чьей-то жизни. Картин было так много, что все они практически сливались в абстрактные наборы линий, цветов и светотени. Лена не стала особо всматриваться в то, что показывал Дух миражей. Сейчас она проверяла, все ли ему подвержены. По своему опыту Лена знала, что как только связь с духом прерывается, человек приходит в норму. Поэтому она не слишком спешила отменять заклинание, чтобы иметь возможность сначала разоружить врагов и деть куда-нибудь подальше этот страшный черный куб, а уж когда она это сделает, избавляться от духа миражей. Как натравить дух выборочно, только на солдат Кроненберга, Лена не имела ни малейшего понятия, ведь ее желания не обязательно сбываются в точности…
Как оказалось, Дух миражей завладел даже разумом Андрона. Тот сидел на троне не в силах пошевельнуться и яростно мычал на возникавшие перед ним видения. Он то открывал, то закрывал глаза, но ему это не помогало… Помимо этого, он вел себя так, что и внутри головы что-то видит или слышит…
Лена осмелела и протянула руки к Венцу. Когда пальцы были совсем близко, их больно обожгло. Девушка тут же отдернула руку, но решила предпринять еще одну попытку…
— БРАВО, НЕОЛИНА!
Лена вздрогнула от неожиданности. Но голос был ей знаком. Когда обернулась, то убедилась, что позади нее стоит Реллина, девушка господина Брава, которая была на вечеринке.

Глава 10: Перемещение на Землю.
Добрый воин не желает
смерти своему противнику.
Он желает ему долгой
и мучительной жизни…
древняя кроносская пословица

М
едленно, но верно Реллина приближалась к Лене. Она была в облегающем черном костюме, с кинжалом за поясом и чем-то напоминала ниндзя, как их обычно изображают на картинках. Эта женщина не скрывала улыбки, когда переступала через тела погибших. Но она была очень недовольна тем, что солдаты Кроненберга были околдованы духом Миражей. На нее этот дух не действовал.
Лена лихорадочно соображала, что девушка Брава делает в Бергенгенде. Ее озарила внезапная догадка:
— Ты шпионка?! Да? Ты ведь втерлась в доверие господину Браву, влюбила его в себя и заставила его рассказать тебе все об операции, так?
Реллина загадочно улыбнулась. «Практически так, догадливая ты моя», — издевательским тоном ответила шпионка. Лена оглянулась по сторонам: теперь она жалела, что отряд СООБЩ находится в нерабочем состоянии. Если дойдет до боя, сражаться с Реллиной придется один на один.
— Не стала бы на твоем месте притрагиваться к Венцу, — насмешливо посоветовала Реллина. — Впрочем, как знаешь. И вообще, чем ты недовольна? Королем-то стал ваш человек, как вы и хотели.
— Что ты задумала?
— Да так. Что сразу я? Всего лишь хочу дать дружеский совет. По старой памяти.
— По старой? — уточнила Лена, которой больше ничего не оставалось, как задавать вопросы. Нападать первой она не собиралась.
— Да, Неолина.
Реллина произнесла это так знакомо, так зловеще, что Лена стала догадываться… Она вспомнила об одном человеке. Но выглядел он совсем по-другому. Между тем шпионка приблизилась к Лене еще на несколько шагов. Она все так же выжидающе смотрела на нее и улыбалась. После некоторого молчания она произнесла:
— У тебя больше нет идей насчет того, кто я? Было бы любопытно послушать.
Лена не ответила. Она понятия не имела, кто такая Реллина, если она на самом деле не Реллина. Лена Рощина просто приготовилась обороняться. Все остальные в зале все так же находились под властью духа и не слышали разговор двух умопомрачительно красивых девушек, готовых поубивать друг друга.
— Ладно, — «пожалела» Лену Реллина, — я тебе скажу. А то будет обидно, если ты умрешь, так и не узнав моего настоящего имени. Меня зовут…
— Мерлина Крест? — ляпнула Лена. Она бы не удивилась, если бы та вдруг оказалась жива.
— И да, и нет. Но я действительно была Мерлиной в прошлый раз. А еще Черной Мери, а еще Магическим снайпером…помнится, так ты меня раньше называла, когда была в доброй памяти.
Лене вдруг сделалось по-настоящему страшно. Что же это за женщина, что она постоянно воскресает из мертвых?! А ведь это, наверняка, была она в том видении, где Неолина убивает кого-то «смертельным лезвием».
— Раз мы разобрались, я думаю, можно и заканчивать с этим. ЛАБИОГУМ КЕСТ ТОРРУСЗ!
В руках Мерлины материализовался длинный черный дротик, который уже через мгновенье летел по направлению к цели. Лена мысленно благодарила господина Ара за выработанную реакцию: она успела уклониться, и, к счастью, дротик не был самонаводящимся.
— Получи сама свой дротик себе в глаз!
Пародия на копье тут же развернулась и полетела к своей хозяйке. Желание Лены не исполнилось: Реллина успела отбросить его простым щелчком пальцев. В это время Неолина уже пожелала, чтобы у нее в руках появился огненный шар.
— О, ты уже шарики заряжать умеешь. А тебя новые родители не учили, что детям опасно играть с огнем?
Лена молча разглядывала свой огненный шар. «Я уподобляюсь этой…женщине», — с негодованием подумала она. Не решившись швырнуть его в живого человека (тем более на Реллину это все рано не действует, она же воскресла), она спалила деревянные двери, вход в Малый тронный зал.
— Нехорошо так с дверями обращаться, — укорила ее Черная Мери. — И с магией тоже.
Пока она заговаривала Лене зубы, то успела метнуть в нее длинную, напоминающую змею, нить, которая тут же обвилась вокруг шеи Неолины и превратилась в блокиратор магии.
— Нравиться ожерелье? Теперь можно и поговорить спокойно. Разумеется, я все еще хочу тебя убить. Желательно забрать твою силу. И самое лучшее, если ты больше никогда не возродишься, а то плохая у тебя развилась привычка.
— И как ты собираешься, это сделать, если я больше не подвержена магии.
— Не волнуйся, я все учла. Теперь не будет банальных ядов или угроз холодным оружием. Проще довести тебя до обморока или просто ударить чем-нибудь тяжелым. Но это будет слишком не эстетично, к тому же ты неплохо дерешься, чтобы мне противостоять. Конечно, ты же так молода, должна быть в отличной форме…
— Так по чему бы нам ни сразиться по-честному? В смысле, как магичка с магичкой?
Слова Лены очень позабавили Магическую снайпершу. Она вообще была на редкость в хорошем расположении духа.
— Можно задать вопрос?— выпалила Лена, мысленно пытаясь побороть действие анти-волшебной веревки.
— Валяй.
— Почему ты подпустила наш отряд так близко? Мы же почти у цели. А ты знала об операции.
— Это было весело, — беззаботно ответила Реллина. — К тому же, как видишь, и мы хорошо подготовились. Я специально усилила защиту Личной Охраны Кроненберга, чтобы они были практически неуязвимы. Результатом этой неравной борьбы стало, ну ты сама видишь.
Мерлина Крест указала взглядом на беспомощный отряд СООБЩ и его потери.
Лена тоже посмотрела на них. Ей захотелось прогнать Дух миражей, но ее желание было остановлено злосчастной веревкой.
— Я знаю, какая магия может поразить, даже не смотря на придуманную мной безделушку. Заклинание Ина тебе ничего не говорит?
— Инна?
— Ина, дурочка. Такое маленькое, светленькое, отвечающее практически за все в конкретном воплощении. Твое тело мне еще могло бы пригодиться, а вот от ина придется избавиться.
— Ты не посмеешь! — Лена яростно бросилась на соперницу, но не смогла ее ударить — та окружила себя мощным защитным экраном.
— Спасибо, что сама ко мне подошла, — поблагодарила Реллина. Она дернула Лену за руку, и браслет Неолины оказался у нее. «Я давно догадывалась. С тех пор, как мне доложили, что она неразлучна с этим артефактом», — Лена смогла уловить мысли Черной Мери, находясь в непосредственной близости к ней. Без браслета Лена почувствовала себя неважно, словно от нее отделилась какая-то часть. Между тем, Мерлина внимательно осматривала доставшуюся ее вещицу. Поводив по драгоценным камням пальцем, рассмотрев его искусный узор, она переключилась на внутреннюю сторону браслета. Ее глаза засияли от радости — она нашла то, что искала.
— Теперь я знаю твое настоящее имя. Не делай резких движений, я буду тебя убивать, — рассмеялась Мерлина, сильно пнув девушку ногой. Пока та поднималась с пола, волшебница уже начала произносить заклинание:
— КЕСТУМ ИН ФЕНХЕЛЬ, КЕСТУМ ЛЕРИНИ, КЕСТУМ…
Лена почувствовала страшную боль, как будто ее разрывали на множество кусочков. Если бы она, как и Паулина, знала, что такое дематериализация, у нее бы возникла именно такая ассоциация. Глаза заволокло черным туманом, органы чувств словно отключились, она снова упала на пол, не ощущая своих рук, ног, всего тела…

Девушка поднялась и увидела перед собой волшебницу, стоящую почему-то к ней спиной, которая прекратила выкрикивать заклинание и с гордостью смотрела на то, что она совершила. Через некоторое время Лена тоже смогла это увидеть. Она выглянула из-за спины своего врага и посмотрела на собственный труп…
Это было тело молодой красивой девушки, супер-волшебницы и героини планеты Кронос. Мертвая Неолина. Лена от неожиданности чуть не вскрикнула, но вовремя остановилась. Ей не хотелось выдавать себя, чтобы Черная Мери не оборачивалась, хотя не была полностью уверена, что эта довольно сильная волшебница все же могла бы услышать привидение. Кем же еще ей, Лене, быть, если ее только что убили заклинанием?
Оглядев себя, она поняла, что все же не является призраком. У нее было какое-никакое материальное тело, но теперь она была просто Леной Рощиной, тринадцатилетней девочкой, чувствующей себя здесь, в Тронном зале, совершенно неуместной. Она была в школьной форме, в которой в прошлый раз проходила через Темные Врата. Лене не терпелось проверить, способна ли она творить чудеса или это свойство погибло вместе с ином волшебницы. «Дух Миражей, уходи!», — настойчиво просила она в мыслях, но ничего нового не происходило.
Ей на помощь пришла Мерлина Крест. Как ни странно, но у нее возникла та же мысль.
— КТАУЛУМ КЕБЕ РАДИЙА ТЕЛЛЕМ ИЗУР!
Дух Миражей свернулся в маленький, неприметный шарик, и, разбив один из витражей, стремительно вылетел из Зала. Солдаты Кроненберга, и лигвантцы постепенно начали приходить в норму. Многие, судя по отупевшему выражению лица, вообще не поняли, что произошло. Жизелла была одной из тех, кто знал все о Духах, хоть и не имел к ним иммунитета. Но сейчас ее волновал совсем не Дух, и даже не Андрон, изменившийся под действием Венца, и не сиротливо стоящий у колонны куб для казни, о котором в любой момент могут вспомнить… Она посмотрела на тело Неолины, на неизвестную волшебницу в черном костюме и на Лену, выглядывающую у нее из-за спины и не могла ничего понять… Еще больше нее были обескуражены те, кто присутствовал на вечернике перед операцией и узнал теперь Неолину и Реллину, а девочку-подростка никогда в глаза не видел. Только Томарис, стоящий рядом с Димом и двумя вооруженными солдатами из Личной Охраны Кроненберга уже видел всех троих ранее. Вот уж кому надо удивляться…
Похоже, только Мерлина и не знала, кто стоит позади нее. Ей просто было не до этого, она чувствовала себя могущественной и непобедимой.
— Ну что, Андрон, мой мальчик, ты собираешься напомнить своим подданным о казни? Видишь, я уже облегчила им дело на одного человека.
Андрон кивнул. Он почему-то не заметил Лену, по крайней мере, не обращал на нее никакого внимания. Хотя она в это время отчаянно жестикулировала: показывала что-то прямоугольной, вытянутой формы, довольно больших размеров, и изобразила, как что-то на себя потянула и шагнула куда-то. Человек, которому она на что-то пыталась намекнуть, прекрасно ее понял. Вскоре Жизелла уже раздавала приказы ментальными посылами каждому члену отряда СООБЩ, включая господина Брава, хотя не была выше его по рангу.
Маленькими шагами, осторожно, так, чтобы Черные Монахи и Солдаты Кроненберга ничего не заподозрили, маги и воины начали перестраиваться. Они стремились образовать правильный круг. Когда до их противников, наконец, дошло, что они замышляют, Жизелла применила магию на своих подчиненных: расставила их по кругу сама, пока было еще не поздно. Господин Брав знаком указал своим солдатам самим пробежать на свои места, прокладывая себе путь оружием: пусть она не может убить никого из Личной Охраны, но способно их оттолкнуть. Томарис и Дим поступали так же, участвуя в построении круга.
Андрон и Паулина абсолютно ничего не понимали и не предпринимали. Черная Мери похоже тоже не знала, что задумали странные лигвантцы, почему им хочется умереть именно в хороводе… Но она неистовствовала, призывая Черных Монахов помешать изменникам, что бы они не замышляли.
Завязался бой: солдаты Кроненберга дрались с воинами Красного меча, Черные Монахи сражались против магов Пурпурного шара. Но схватка была быстротечной: лигвантцы умело защищались и умудрились, в конце концов, взяться за руки, создав действительно что-то похожее на хоровод.
Лена знала, что Мерлина придумает что-нибудь еще, чтобы помешать осуществиться плану. Она стремилась найти какое-то решение: осмотрела Зал в поисках чего-то подходящего. И тут, какая удача, она увидела черный дротик, который отбросила Реллина, лежащий у одной из колонн. Надо было только достать его, пройти, а еше лучше неслышно проползти совсем чуть-чуть. Но в то самое время, как девочка осторожно опустилась на колени, ее и заметила Мерлина Крест.
— Ах, вот оно что! Вас, оказывается, двое! Но почему? У тебя не может быть два ина, это невозможно…
— Все возможно, — отрезала Лена, радуясь, что Черная Мери, по крайней мере, отвлеклась от лигвантцев, образовавших круг, в частности от магов, начавших бормотать заклинание. Сама она пока не теряла надежды заполучить дротик, так как теперь не имела возможности наколдовать свой, несмотря на то, что блокиратор магии остался на теле Неолины.
— Ладно. Все можно исправить. Я расправилась с ней, расправлюсь и с тобой. Может быть, ты и сможешь возродиться еще раз, но я, по крайней мере, отстрочу нашу следующую встречу.
Сказав это, она произнесла короткое заклинание, и в руках у нее появилось тонкое, блестящее, состоящее из чистой энергии и потому невидимое для многих, смертельное лезвие. Лена уже видела его раньше.
— Как насчет твоего собственного оружия, Неолина? — снова решила поговорить Мерлина. — За эти годы я поняла, как ты это делаешь.
— Долго же до тебя доходило… — выдохнула Лена и сделала отчаянный рывок в сторону дротика. Каким-то образом, он сам оказался у нее в руках. Девочка метнула его в то же самое время, как в нее полетело лезвие. Они столкнулись, и лезвие смерти, несмотря на его нематериальность, рикошетом ударило в Реллину. Дротик же Лены до нее не долетел: он развалился от столкновения.
Когда страшное оружие вонзилось в Черную Мери, она упала на мраморный пол, но не умерла, и даже смогла говорить.
— Меня невозможно убить, не раз уже пытались. Ты сама пронзала меня мечом, смертельным лезвием, сыпала заклинаниями, даже сжигала огнем, но я всегда буду жить. По крайней мере, дольше, чем обычный смертный. Скоро я снова смогу встать и восстановлю силы! МЕНЯ НЕВОЗМОЖНО УБИТЬ!!! Хотя ты наверняка так этого хочешь, не так ли?
— Нет, почему же, я очень хочу, чтобы ты жила! Живи и мучайся, — мстительно сказала Лена Рощина, убедившись, что маги Лигванта все сделали правильно — за спиной Мерлины (а также Черной Мери, Реллины, Магического снайпера…) появились Сияющие врата!
Осталось только довести дело до конца.
— Томарис, Дим, кто-нибудь, помогите мне втолкнуть ее в эту дверь.
— Нельзя, Лена, они не должны пока выходить из круга, — огорчила ее Жизелла.
Пришлось все делать самой. Взвалив на себя тяжелый груз в лице злой волшебницы и шпионки, Лена открыла невзрачную деревянную дверь, просто так зависшую в воздухе. Яркое свечение на мгновение ослепило ее. Лена подтолкнула беспомощную Реллину внутрь. Сияющие Врата приняли ее. Дверь исчезла.
Все закончилось.

Солдаты Кроненберга и Черные монахи больше не решались напасть. Лигвантцы выходили из круга. Многие подходили к своим павшим собратьям, надеясь, что те просто ранены. Одного такого удалось найти, он просто лежал без сознания. Прочих оставалось только оплакивать…
Лена посмотрела на Андрона. В нем снова что-то изменилось: взгляд стал более осмысленным, выражение лица растерянным и даже испуганным. Он отпустил Паулину, дрожащими руками снял Венец Кроненберга и с трудом поднялся с трона. Видимо, Венец не только влиял на его характер, но и отбирал силы.
Новый король (так как он все еще был мужем Паулины) взял Венец в руки и направился к отряду СООБЩ, точнее к Лене Рощиной. Поначалу ему хотели преградить дорогу, погрозили оружием, но Жизелла попросила Брава дать приказ своим воинам пропустить Андрона. Тот сделал это, и солдаты Красного меча расступились, уступая дорогу.
Андрон подошел к Лене. У нее уже не оставалось сомнений, что он стал прежним. Король протянул Венец девочке и заговорил:
— Э-э… Лена? Ты уже снова поменяла облик? Что произошло? Я ничего не помню с тех пор, как взял Венец из рук Кроненберга. Глава Белого Щита говорил, что надо отдать его тебе, пока не придет делегация Совета. Вот, держи.
Услышав это, Паулина бросилась к своему мужу. Крепко обняв его, она все еще пристально смотрела ему в глаза, опасаясь, что он оттолкнет ее. О том, что с ним произошло, Паула решила не рассказывать, по крайней мере, пока. Все остальные про себя с ней согласились. Ни у кого больше не оставалось сомнений, что Андроном управлял Венец.
Лена держала в руках Венец Кроненберга. Этот тяжелый, инкрустированный драгоценными камнями, по-своему красивый головной убор был непременным атрибутом правления целой династии королей, родоначальник которых подчинил себе Кронос, целую планету, а, по данным Лигванта, недавно к этим владениям присоединился еще и Рео. Эта странная шапка, казалось, была причиной всех бед и несчастий на этой планете. Она подчиняла себе королей, которые в свою очередь управляли подданными. Из этого можно сделать вывод, что именно Венец правил Кроносом. И что теперь делать с этим «артефактом»? Ах, да, передать Совету…
— Пора, — прошептала лена. Жизелла поняла, что она имела в виду. Тут же было отправлено ментальное сообщение господину Герману, что он может войти во дворец.
Лена спохватилась, что солдаты Кроненберга могут его не пропустить. Надо было отдать им приказ, а как это сделать, не надевая Венец. Все же девочка обратилась к Андрону с просьбой присмирить свою Охрану. Воины Личной Охраны были в недоумении: настроение их правителя менялось ежесекундно. К тому же, по традиции «У кого корона, тот и правит», а сейчас она была у какой-то девчонки, бывшей явно на стороне изменников.
Только когда Паулина повторила приказ, они подчинились, признав в ней полноправную правительницу по крови, хоть и без Венца. Итак, солдаты Кроненберга больше не были проблемой, они вообще решили, что тут некого охранять и ушли, вскоре и Черные Монахи признали новую власть и удалились, прихватив с собой куб для дематериализации. В Малом тронном зале остались только СООБЩ-ники.
— Отнесите павших братьев в Подземный зал, позже мы простимся с ними, — велел своим воинам господин Брав. Он понимал, что нужно приготовить Зал для делегации Совета. Солдаты Красного меча вскоре вынесли тела и вернулись. Жизелла телепортировала тело Кроненберга в Усыпальню на нижнем этаже Бергенгенда.
К этому времени в Берегенгенд уже вошел господин Герман. Его сопровождал еще один отряд Красного меча, выделенный под его личное командование как Главе Белого щита. Они вошли во дворец через главный вход, не встретив сопротивления со стороны солдат Кроненберга.
Представители Совета Тайных поселений и Совета Лигванта телепортировали прямо в Малый тронный зал, так как Жизелла уже сняла антипроникающий экран, от которого можно было избавиться, только уже находясь на территории, защищенной этим экраном. В Малом тронном зале становилось слишком тесно…
— Воины и маги выполнили свою задачу, — сказал господин Брав. — Их можно отпустить.
Жизелла кивнула. Люди Красного меча и Пурпурного шара покорно покинули Зал. Но Дима и Томариса остановили, им необходимо было остаться, хотя бы для того, чтобы доложить о том, что резервный отряд не найден.
Лене тоже не дали уйти. Она уж хотела куда-нибудь исчезнуть, но Жизелла не позволила. Почему-то было важно, чтобы именно Лена передала господину Герману Венец Кроненберга.
Малый тронный зал был довольно внушительных размеров, но даже он не мог вместить то количество народа, которое все прибывало и прибывало. Поэтому когда господин Герман все-таки добрался от входа до центральной части дворца, он предложил перейти в Большой торный зал для проведения экстренного заседания Совета. Все, в том числе и Лена, последовали за ним.

— Итак, этот день, наконец, настал! — торжественно начал господин Герман, когда все разместились в Большом тронном зале по оформлению идентичном с Малым. — Мы долго боролись за свободу и справедливость, против тирании незаконных правителей. И Высшие силы встали на сторону Тайных поселений! Теперь мы можем даже забыть даже об этом названии: «Тайные поселения», теперь они будут открыты, наравне с остальными городами Кроноса!
Раздались дружные аплодисменты и радостные возгласы.
— Временно планетой будет управлять Совет Кроноса, состоящий из управляющих Тайных поселений и Совета Лигванта. Попрошу их занять свои места.
Господин Герман указал на одинаковые красные стулья по обе стороны от трона, принесенные из других комнат. Из тех, кто усаживался на них, Лена узнала очень многих, присутствовавших на совещании перед операцией: руководителя Службы безопасности, Советника политологии, Начальника казначейства и, конечно, глав Синей книги, Красного меча и Пурпурного шара.
— В подтверждение особых полномочий Совета Кроноса прошу госпожу Рощину Елену Олеговну передать знак власти, Венец, разумеется, с согласия нынешних короля и королевы Кроноса, которые скоро уже перестанут быть таковыми. Правители Кроноса, чета Кронеберг, вы отказываетесь от власти в пользу Совета Кроноса.
— Да, мы отказываемся от власти в пользу Совета Кроноса, — хором ответили Андрон и Паулина. Господин Герман удовлетворенно кивнул.
— Госпожа Елена, Венец, пожалуйста.
Лена взволнованно несла Венец в вытянутых руках. Господин Герман принял его, но предусмотрительно надевать не стал (ему уже доложили о том, что случилось с Анлроном), а под одобрительные рукоплескания положил на пустой трон, показывая, что он принадлежит сразу всем, народу Кроноса, для которого больше нет короля.
Лена была рада избавиться от Венца. Она с облегчением вернулась в конец Зала, где стояла рядом с Томарисом и Димом.
— Итак, что же произошло в этот знаменательный день. В первую очередь сообщаю Вам, что Титанум Кроненберг, бывший правитель Кроноса, скоропостижно скончался сразу же после того, как лишился трона. Венец достался господину Андрону, который на тот момент уже состоял в браке с лицом королевской крови, госпожой Паулиной, состоявшей в сотрудничестве с организацией Белый щит. Господин Герман передал Венец полномочному представителю Белого щита, Рощиной Елене Олеговне, Неолине ФенХель. Теперь, как мы все уже знаем, Венец принадлежит народу, представляемому Советом Кроноса.
Ко времени нашего совещания отрядом воинов Белого щита уже были заняты важнейшие стратегические пункты города Берген, в числе которых можно упомянуть «Сокровищницу», казначейство Кровавого скипетра, резиденцию Алмазного Перстня, Кроносский Центр связи и транспорта и так далее. Таким образом, мы можем смело заявлять о нашей победе, победе, доставшейся непросто, но оправдывающей средства. Свобода и справедливость! Светлые времена! Теперь мы можем построить будущее Кроноса!
— За Кронос!
— За Лигвант!
— За Победу!
Эхом отразилось от высоких стен Зала. Лена была уверена, что эти слова еще не раз будут повторяться в тостах и торжественных речах. К тому же, лигвантцы рано или поздно догадаются отмечать этот день как всенародный праздник.
— Да, конечно, не просто досталась нам эта победа. Многие годы борьбы с деспотией и угнетением народа сопровождались страданием, горем, потерями…
В Зале все затихло.
— И сегодня у нас, к сожалению, имеются потери среди самых отважных и достойных представителей свободного народа. Это и резервный отряд Лигванта, который как нам доложили агенты Красного меча господин Томарис и господин Дим, были казнены ранее врагами, солдатами Кроненберга. Это и некоторые СООБЩ-ники, которые непосредственно участвовали в особо сложной операции, и воины отряда Белого щита, погибшие при штурме Военного управления, еще одного учреждения, за которые сегодня шел бой на улицах Бергена. Почтим память павших, хотя их тела еще не преданы Принимающему Туману. Мы всегда будем помнить тех, кто пожертвовал жизнью ради высшей цели, будущего Кроноса.
На некоторое время в Зале воцарилось тягостное молчание. Каждый честно старался думать о тех, кто проливал кровь ради того, чтобы он сейчас находился в этом Зале. Такой вот это противоречивый день: и праздник, и траур.
— Ну что ж. А сейчас необходимо предпринять срочные меры: правление Совета должно начаться с изменений к лучшему. Это будут не просто реформы и преобразования, это должны быть кардинальные изменения в законодательстве, судебной системе, экономике, обороне планеты…
— Это надолго, — услышала Лена голос Томариса. — И без нас они обойдутся. Может, смоемся отсюда, пока не поздно?
— А можно?
— А кто запретит? — резонно спросил Дим.
Лена вздохнула и потихоньку вышла вместе с ними из Зала.

— Ты можешь переместить нас в более уютное место? — поинтересовался Дим, когда они бесцельно шли по пустым коридорам Бергенгенда. Никто из обитателей замка, будь то Охрана, прислуга или приближенные к королю, если таковые в замке были, не осмеливались появляться там, где находились захватившие резиденцию короля революционеры.
— Нет, — вздохнула Лена. — Я, наверное, больше не смогу колдовать. Теперь, когда Неолина умерла…
— Так она все-таки погибла? — уточнил Томарис. — А то я не понял… Ты ведь это она, нет? Просто оболочка, тело, вроде как поносишь одно, потом другое…
— Не совсем. Насколько я поняла, Мерлина, та, которая пыталась меня убить, уничтожила ин Неолины, который был как-то связан и с ее телом. Так как ин, это все: и мысли, и чувства, все, что было у меня… в прошлой жизни, то я теперь навсегда лишена этого. И магия была частью знаний Неолины, а у меня самой ничего не получается…
— Выходит, ты больше не волшебница? — упростил Дим. — А нормальная девчонка?
— Выходит, что так, — вынуждена была признать Лена.
— Да не расстраивайся ты по этому поводу. Подумаешь, волшебство. Люди и без него неплохо живут. А все-таки я не понимаю… Та крыса, в смысле баба, что хотела тебя убить, она вообще кто? И почему когда ты с ней разобралась, мы как-то резко взяли и победили? Даже Андрон сразу в себя пришел, во как! А почему, а?
— Мне кажется, она управляла Венцом, — высказала свою догадку Лена. — Она сильная волшебница, возможно, способна на это. Тогда это объясняет, почему Андрон стал нормальным. Чары Мерлины иссякли, как только я отправила ее в астрал, фигурально выражаясь. В общем, через Сияющие врата.
— А так то есть она на самом деле правила? Повелевая всеми этими Кроненбергами? — вмешался Томарис.
— Ну а кто еще? Либо она, либо Венец сам по себе такой умный.
Дим улыбнулся. Томарис пожал плечами.
— Слушайте, а ведь вы спасли Паулину сегодня! Вот о чем надо поговорить. Как вам это удалось?
— О, мы действовали по отработанной системе… — воодушевленно начал Томарис.
— По отработанной?
— Да, причем проверенной на тебе, — подхватил Дим. — Помнишь, когда тебя посадили за колдовство? Том тогда принес тебе ключи.
— Вот и здесь также. Мы проникли в Бергенгенд, что само по себе было подвигом. К счастью Дим знает воровские приемчики, чтобы незаметно проходить мимо стражи, а я использовал кота для разведки. Потом…
— Я стырил у одного охранника ключи от темницы, куда временно поместили Паулину…
— А я просунул их сквозь маленькое окошко в двери. Потом мы еще с этими бугаями сражались. Кстати, принцесса, теперь, правда, уже не принцесса… так вот, у нее неплохо поставлен удар.
— Она классно дерется! Но этим солдатам хоть бы хны… Хорошо, что мы слинять успели… А пока они добежали, она уже заклинание прочла и замуж выскочила. Как тут ее схватишь, верно?
— Угу.
— Я тут еще кое-что не понял, — признался Дим. — Можно спросить?
— Спрашивай, — разрешила Лена.
— Что это было, когда вокруг меня всякие картинки замелькали? Я чуть с ума не сошел. Это сейчас понимаю, что ерунда все это. А тогда странно как-то было…
— Э…. ох… ну, забудь об этом, ладно?
Дим, Томарис и Лена дошли до Малого тронного зала, хоть и не ставили себе такой цели. Совещание Совета Кроноса все еще шло, компания не могла самостоятельно телепортировать, а выходить на улицу, где недавно шли бои за стратегические объекты, особо не хотелось. Юноши предложили найти какую-нибудь подходящую комнату, пересидеть до конца совещания. Причем желательно дойти до столовой или хотя бы гостиной, если таковые имеются. Лена уже была согласна пойти с ними искать трапезную, но неожиданно услышала: ЕЛЕНА. Голос доносился как раз из Малого тронного зала.
Каким-то шестым чувством она поняла, что должна войти туда, причем одна. «Вы идите, мальчики, — сказала Лена Диму и Томарису. — Найдете столовую, скажете». Юноши подозрительно на нее посмотрели, но не стали спорить. Хочет человек остаться один, пожалуйста…
Лена осторожно приоткрыла дверь Малого тронного зала. Он был абсолютно пуст, если не считать королевского трона и разбросанного на полу оружия. Черные мраморные стены и пол казались теперь особенно мрачными. Некоторые витражи были разбиты.
Девочка прошла по Злу до самого трона. Звук ее шагов эхом отражался от стен и потолка. Кое-где Лена заметила потеки крови. Вспомнив, что недавно здесь произошло, она дала волю эмоциям и зарыдала. Пытаясь остановить слезы, она закрыла лицо руками. Лена довольно долго (как ей показалось) так просидела на полу, то и дело вздрагивая и всхлипывая.
— Елена, — вновь раздался незнакомый, приятный мужской голос. Лена, наконец, вытерла слезы и подняла голову.
Она увидела перед собой невысокого мужчину лет пятидесяти, но с озорным юношеским огоньком в глазах. На нем была серая хламида, и пояс, сверкающий золотом. Человек приветливо улыбнулся Лене и снова заговорил.
— Меня зовут КалмоАдор, — представился он. — Я с Аанондегарда.
— С Острова Начала и Конца? — перевела Лена. Ее собеседник согласно кивнул.
— Это не совсем остров… — прошептал он. — Но на Кроносе его почему-то называют именно так, правильнее было бы «земля начала и конца».
— А где он находится?
— К сожалению, я не могу тебе сказать. Только тот, кого туда пригласят, может попасть туда.
— Как в Тайных поселениях? Та же система?
— Возможно, но до нас добраться гораздо сложнее. В любом случае, я пришел туда не за этим. — А за чем?
— Проститься с Неолиной. Она вот-вот должна появиться.
— Что?!
Но объяснять КалмоАдору ничего не пришлось. Посреди Зала медленно появлялось, переходя от полностью прозрачного состояния к обычному, прекрасное, но мертвенно бледное тело Неолины.
— Как живая, — заметил КалмоАдор и, поймав удивленный взгляд, Лены пояснил. — Это последнее появление Неолины. Потом она уже не появится… никогда. Проклятие МерРеллы до сих пор действует, Неолина продолжает мерцать. Но она не исчезнет, пока не передаст свою силу, привязывающую ее к этой планете. Эта сила теперь принадлежит тебе, Елена.
— Но ин Неолины уничтожен. Это сделала Мерлина… Стоп, вы сказали МерРелла?!
— Да, это ее настоящее имя. Впрочем, не совсем настоящее. Скорее третье. Каждый в Аанондегарде имеет по три имени: данное ему при рождении, данное ему при посвящении и выбранное им самим. МерРелла, это она так себя называла, и это означает «Черная госпожа». Я удивляюсь, как она не замахнулась на «ГардеРеллу», «королеву».
— А другие ее имена? — стало вдруг интересно Лене.
— Ну, я знаю ее второе имя: МанЛерини, любящая жизнь. Она настолько любит жизнь, что предпочитала способности возрождаться бессмертие. Впрочем, ты помешала этому. Теперь она родится заново, и уже не будет такой, какой ты ее узнала. Я думаю, она родится на Земле.
— Почему?
— У нее в руках был твой браслет. Браслет Неолины. На нем сохранился след предыдущего перемещения, а ты в последний раз перемещалась на Землю через Сияющие Врата.
— Плохо. Вдруг она и на Земле попытается меня убить?
— Это вряд ли. Ты же не помнила, что была Неолиной, когда жила на Земле, верно? А обратно тебя вернул браслет. Главное свойство этого артефакта в том, что он поддерживал связь межу двумя инами: твоим и Неолины, препятствуя как угнетению одного другим, так и раздвоению личности.
КалмоАдор немного помолчал. И потом снова начал:
— Нам надо спешить, пока тело Неолины не исчезло. Подойди к ней.
Лена нехотя подошла к своему собственному трупу.
— Теперь просто закрой глаза. Я все сделаю сам.
Лена закрыла глаза и услышала, как КалмоАдор быстро читает заклинание. Она не разобрала ни слова, но мужчина говорил так уверенно, словно это его родной язык. Между тем, приятное тепло растекалось по телу Лены. Перед глазами, хоть они были закрыты, она видела серебристо-зеленоватое свечение, воплощавшееся в мимолетные картины, мелькавшие перед внутренним взором, прямо как при контакте с Духом миражей.
Это продолжалось не больше минуты. Когда КалмоАдор разрешил Лене открыть глаза, она обнаружила, что тело Неолины исчезло.
— Вот и все. Запас силы пополнен. Это была не вся, остальная уже давно в твоем теле, твой эн (душа) разделила силу Неолины между двумя инами. Но теперь она вновь соединилась. Думаю, ты снова станешь такой же могущественной, как была Неолина на пике своих возможностей.
— Это значит, я снова могу загадывать желания?
— К сожалению, нет. Они исполнялись только потому, что твое подсознание, ин Неолины переводил твои мысли на язык заклинаний, митрийский язык. И от того, насколько точен был перевод, зависел результат заклинания. Возможно, тебе придется учить митрийский заново, если ты захочешь заниматься магией. Есть правда и другой вариант.
— Другой?
— Да. Кто знает, может быть, ты научишься работать непосредственно с Ени, энергией, силой, которая заложена в тебе, как, впрочем, и в каждом из нас. Уметь ее направлять — очень важно. Для этого обычно и используются заклинания, команды, выраженные в мыслеформах. Но можно работать и сразу, так сказать, с сырым материалом, — улыбнулся КалмоАдор.
— А я смогу колдовать на Земле?
— На Земле? Не могу сказать ничего определенного. Пока ты все равно не можешь, нигде. А дальше… как того захотят Высшие силы. Я совсем забыл, что тебе предстоит вернуться на Землю. Обычно при перемещениях между мирами у Странствующего забирается память и силы, но я думаю, для тебя можно сделать исключение. Особенно учитывая, какую услугу ты оказала Кроносу и Аанондегарду.
— А какую услугу я оказала Аанондегарду?
— Ты нашла и спасла МанЛерини, вывела ее на правильный путь. Это ведь она была изгнана из Аанондегарда за то, что использовала магию Древних сил, рассчитывая на бессмертие. После этого она часто использовала запрещенную магию, действуя против самих законов мироздания. Она тот маг, который пришел оттуда в Кронос, помимо Эндорта и тебя. И одной из твоих целей в Кроносе было найти и победить МерРелу, которая все это время была тайным правителем Кроноса. неплохо устроилась, надо сказать.
— Да, я поняла. А можно задать еще один вопрос?
— Спрашивай.
— Как Мерлина, то есть МерРела, смогла уничтожить мой ин? Она как-то использовала мой браслет…
— На внутренней стороне браслета было выгравировано твое первое имя. Оно закрепляло его магическое действие. А зная первое имя мага, можно воздействовать и на его ин.
— И какое это было имя, Вы знаете?
— Да, так случилось, что я знал первое имя Неолины. Я присутствовал на обряде, на котором его давали.
— И?
— Это ФенХель, что означает «Таинственная кровь».
— А что означает КалмоАдор?
— Указывающий путь. Сам не знаю, почему меня так называют, — улыбнулся маг Острова Начала и Конца… и телепортировал.
Вскоре за Леной пришли Дим и Томарис. Они сообщили ей, что Жизелла перенесет их в Лостеврн.
Праздник, плавно перешедший в откровенную пьянку, был в самом разгаре. За большим обеденным столом, вынесенным во двор на выложенную досками площадку, уместились двенадцать человек: Маргарет, Жизелла, Андрон и Паулина, Томарис, Дим, Ада, Лена Рощина, супруги Гарл и Глара, Ремес со своей девушкой и господин Герман, зашедший только на минутку.
На столе не было свободного места от многочисленных блюд и напитков, приготовленных на скорую руку присутствующими на празднике дамами. Для такого дела были частично опустошены кладовые, находящиеся в подвальном помещении красивого трехэтажного дома с пятью балконами и верандой. Это был дом Неолины в Лостеврне, куда прибыли участники операции, как только Жизелла их телепортировала.
Близилась ночь, и двор был освещен зависшими в воздухе фонарями, вокруг которых во всю кружила мошкара. Маргарет порывалась поймать пару бабочек, полетавших к огню, так как знала отличный рецепт с их применением, но бабочки оказались быстрее. Воздух был чист и свеж, легкий ветерок доносил до стола ароматы сада, раскинувшегося на заднем дворе. Лене очень понравилось в собственных владениях, хотя она только мимоходом успела осмотреть дом: обитые тканью стены; полы, либо покрытые мягкими коврами, либо устеленные дубовым паркетом; мягкие подушки, часто заменявшие в комнатах кресла, низкие столики. Комнат (небольших, но уютных) было предостаточно: кухня, небольшая столовая, ванная, несколько спален, гардеробная, гостиные, библиотека, просто комната, то ли для гостей, то ли для магической практики, оружейная. Лена даже жалела, что не была в этом доме раньше (в смысле, после того, как прошла через Сияющие врата).
После того, как Лена, Томарис и Дим попали в этот дом, их тут же выбежала встречать Маргарет, которая еще не успела уехать, несмотря на то, что большая часть жителей Флора-на-Флуре уже вернулись домой. Ада тоже была тут, с Ремесом. который ее привез на быстролете и Сериной (подругой Ремеса), которая решила составить ему компанию. Они тут же забросали прибывших вопросами, но были внимательными и благодарными слушателями. Маргарет то и дело вздыхала, когда речь заходила о том, как храбро сражался ее сын, но почти не удивилась тому, что он все-таки стал мужем Паулины. Видимо, она другого и не ожидала, хотя и была немного неготова к такому быстрому развитию событий. Так как против Паулы она теперь ничего не имела, то первой кинулась поздравлять молодоженов, когда те телепортировали вместе с Жизеллой. И теперь праздник был двойной: победа Лигванта и свадьба. Вести о победе так быстро разнеслись по маленькому поселению Лостеврн, что то и дело в небе вспыхивали разноцветные огни — доморощенные маги пытались устроить фейерверк.
Все было так хорошо: еда вкусная, в небе салют, за столом песни (Томарис и Андрон первыми завели «Кроносскую народную», остальные, даже те, кто не знал слов, подхватили), тихая, теплая ночь, что Лене уже почти не хотелось домой, хотя ее возвращение было назначено на завтрашнее утро. Жизелла сказала, что Лена окажется в том же месте и в то же время, когда покинула свою комнату, перемещаясь в Кронос. Господин Герман заверил, что уж на этот раз ее отправляют действительно домой, а не в какую-нибудь искусственную реальность, сформированную по ее воспоминаниям, полученным во время биоэнергетического сканирования. Таким образом, все проблемы были решены. Только господин Герман потом подходил еще пару раз, предлагая избавить от воспоминаний о Кроносе, чтобы, во-первых, не смешивать два разных мира, а, во-вторых, не переживать о неприятных моментах и не видеть кошмары. Все же Лена предпочла остаться при своих воспоминаниях.
— И правильно, — поддерживала ее в этом решении Ада. — А то и нас забудешь, что будет очень обидно, и не вспомнишь, какая ты у нас героиня. Ты же будешь знать теперь, что ты Неолина, а не какая-нибудь простая земная девчонка.
Лена еще раз ей повторила, что по сути больше не является Неолиной. На что та ответила:
— Ну и что? Подвиги совершал кто? Ты! Силой владеет… тоже ты!
— Но я же теперь должна заново учиться магии.
— Да магия это очень просто! Правда я потратила на обучение всю свою сознательную жизнь… Но ничего! Научишься! А ты уверена, что тебе для заклинаний надо учить митрийский язык? Просто я особо не задумывалась над тем, что означают заклинания. В книгах их перевода не дается.
— Мне кажется, это язык Аанондегарда. И из этого следует, что заклинания придумали тоже они.
— Какие умные!
Эту и другие темы обсуждали за столом Лена и Аделина, наслаждаясь последней ночью, перед отправлением Лены на Землю.

На следующее утро все было уже готово к телепортации. Искать лесную местность не пришлось: воспользовались садом Неолины. Жизелла отыскала где-то в доме магический артефакт, помогающий при перемещении. Это был небольшой, расшитый серебром платок. Пока присутствующие в доме и оставшиеся ночевать маги читали над ним заклинания, у Лены была возможность со всеми попрощаться.
Ада, пользуясь случаем, подарила ей на память фенечку, браслет, сплетенный из синих, зеленых и золотых ниток, и попросила ее не забывать. Маргарет все утро пичкала ее едой, в частности пирожками, так как Жизелла не разрешила передавать ей их на дорожку, а перед самым отправлением крепко обняла Лену и расцеловала в обе щеки. Господин Герман, перед тем, как уйти, вручил девочке новый медальон взамен старых, утерянных. На нем было написано «благодарность Кроноса», украшенное тремя крупными изумрудами. Лена была очень растрогана и обещала, что, разумеется, не будет показывать этот медальон родителям.
Господин Герман ушел, а с Леной сердечно попрощались еще Андрон, Паулина, Томарис, Дим. Все обещали, что будут скучать и ждать на тот случай, если она еще вернется. Лена это слабо себе представляла: как она может вернуться, если браслета Неолины у нее больше нет, а перемещаться, тем более между мирами, самостоятельно она больше не может. Тем не менее, надежда, как известно, умирает последней.
Жизелла подала сигнал, что можно начинать. Все присутствующие образовали круг, собравшись вокруг Лены, стоящей на расстеленном волшебном платке, но вызывать Сияющие врата никто не собирался.
— Просто подумай о том, как ты взяла в тот день свой браслет и ощутила…
Лена подумала. И действительно снова ощутила необычное чувство перемещения между мирами.

Девочка приземлилась прямо на свою кровать. Свет в комнате тут же загорелся, и она смогла убедиться, что здесь все по-старому: все те же постель, шкаф, письменный стол, заваленный книгами, электронный будильник, розово-коричневые стены, замаскированные плакатами. Словом все осталось так, как и было. Даже на Лене вновь была зеленая футболка и синие бриджи. Рядом лежал учебник по истории, который напомнил Лене, что старые проблемы вернулись, а она совсем отвыкла от такой жизни: ходить в школу, учить уроки, обходиться без магии…
Ничего на Земле не изменилось за время ее отсутствия, но она сама-то изменилась. Какие-то положительные стороны все же были: после изнурительных тренировок с господином аром и уроком Эскупорасмины, она будет лучше учиться и заниматься спортом. Книги по сверхъестественному станут для нее теперь не просто развлекательным чтивом, а возможностью найти хоть какой-нибудь способ научиться управлять своей силой. А после пережитых волнений и закаляющих душу опасностей, ей любая беда покажется пустяком.
Как-то все слишком нереально, пришло на ум Лене. Может, все это было только сном? Но нет. Взамен золотого браслета на руке Адина фенечка, на шее гордо висит медальон, а на коже пара синяков и царапин — боевых ран. А значит, все это действительно было… и дом Маргарет в Флоре-на-Флуре, и тюрьма в Кроносске, и обучение в Лигванте, и операция в Бергенгенде, и праздник в Лостеврне… И где-то там, в другом мире, на другой планете, новые друзья будут вспоминать ее и будут ждать, если она вдруг вернется.
Лена улыбнулась своим мыслям и решила подготовиться к пересдаче истории.

© Каролина Эдельштайн, 2005 Дата публикации: 11.12.2005 22:17

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

“Исполнение желаний”

Глава 1: Очередное спасение.
Расставания
Нужны для встреч.
Без желания
Беру свой меч.
За признание
самой себе
На свидание
Иду к судьбе.
Я не знаю,
Что было раньше,
Не гадаю,
Что будет дальше.
Свою жизнь я
Сейчас забуду,
Но меня друзья
помнить будут.
Неолина ФенХель

С
тоял теплый весенний день. Солнце было в зените и заливало своим светом просторную поляну, окруженную лесом. Обычно там никого не было, но в этот день собралось много народу. Молодые и пожилые люди, в пурпурных мантиях или пестрых одеждах зажиточных горожан, собираясь, образовывали круг, который был практически идеален. В воздухе царила удручающая атмосфера; красота здешних мест и пение птиц не поднимало настроения присутствующим.
Из леса вышло еще несколько человек, среди которых особенно выделялась одна девушка, невероятно красивая и обаятельная. Ее темно-изумрудное платье в средневековом стиле очень подходило к зеленым глазам, а длинные черные волосы отливали металлическим блеском. На левой щеке было несколько родинок, вместе напоминающих созвездие Большая Медведица, а на руке сверкал браслет искусной работы с витиеватым узором и драгоценными камнями.
Круг послушно расступился и сомкнулся только тогда, когда процессия расположилась в центре. К девушке по очереди подходили люди и прощались с ней. Кто-то не сдерживал слез, а другие сохраняли спокойствие и даже изображали безразличие к происходящему. Когда вновь все встали по своим местам, девушка громким, но неуверенным голосом начала говорить: «Я, Неолина ФенХель, Странствующая и Незваная, отправляюсь в далекое путешествие. Лишившись тела, я не потеряю свой дух и вернусь, когда это будет необходимо в новом облике и другим человеком. Только с помощью этого артефакта, — она показала всем свой браслет, — можно будет узнать меня. Но мне надлежит пройти испытание, и пройду его. Горько расставаться со старыми друзьями, но тем радостнее будет встреча. Прошу вас принять меня и обучить, ведь многое будет забыто. Пройдя через Сияющие врата, я буду рождена на Земле, но это не значит, что я умираю. По крайней мере, если все получится…»
«Давай уже, переходи к главному», — перебил ее один парень из круга, облаченный в темные доспехи. На него зашикали и даже дали подзатыльник за то, что он испортил всю торжественность момента. «Хорошо», — согласилась Неолина и, сняв с руки свой браслет, осторожно положила на землю. Люди из круга, в пурпурных халатиках, оживленно что-то зашептали и начали делать пассы руками. Причина такого поведения обнаружилась тут же — браслет вспыхнул ослепительным светом, и над ним материализовалась дверь. Вполне нормальная дверь, с косяком и ручкой; обыкновенная, за исключением того, что висела прямо над поляной, а из щелей проникало голубоватое свечение. «Сияющие врата», — раздались восторженные возгласы. Неолина ФенХель уже собиралась открыть дверь, но ее остановили люди, вышедшие с ней из леса.
— Подожди, Неола. Давай попрощаемся по-настоящему, — женщина средних лет в скромном бежевом платье обняла девушку, не переставая всхлипывать и утирать слезы.
— До свидания, Маргарет! До свидания Андрончик! — Неолина погладила пятилетнего малыша, по-видимому, сына женщины в бежевом.
— Пока, тетя Нела! — ответил ей маленький Андрон.
— Ты вернешься, ФенХель. Помни, — сказала Неолине другая девушка, блондинка, которая была такой же красивой, но слишком бледной.
— Я знаю, Жизе. Но это будет трудно вспомнить лет эдак через тринадцать.
С этими словами героиня этого события открыла дверь и уже не появилась с другой стороны.
Дверь медленно начала растворяться, а люди расходились.

Был пасмурный осенний день. Лена Рощина возвращалась домой из школы. Это была симпатичная девочка лет тринадцати, с карими глазами и темно-каштановыми волосами до плеч. На левой щеке у нее было несколько родинок. Она была в легкой куртке и маленьким ранцем за плечами. «Все плохо, плохо, плохо…», — напевала Лена себе под нос, мысленно перебирая прошедшие события того дня. Утром кот (по имени Ворчун) съел ее завтрак, воспользовавшись тем, что хозяйка говорила по телефону. В школе были скучнейшие уроки, все, кроме физики, так как по этому предмету была контрольная работа, и скучать не пришлось. А на истории ее вызвали к доске, а все даты и события вылетели из головы, тем самым обрекли ее на двойку, к счастью, с возможностью пересдачи. Училась Лена обычно хорошо: на четверки-пятерки, но вот не повезло.… Из-за какой-то ерунды она поссорилась с Димкой Городиным, одноклассником. А ее лучшая подруга Лера, с которой они всегда вместе возвращались домой после уроков, неожиданно заболела, и теперь придется идти одной. «Все ХУЖЕ НЕ КУДА», — вздохнула Лена, перед тем как войти в подъезд и открыть дверь своей квартиры.
«НЕОЛИНА…» — услышала она, находясь в прихожей. Ее передернуло, но в голову пришла мысль, что это соседи слишком громко включили телевизор. В любом случае этому не стоит предавать особого значения. Переодевшись в домашнюю одежду (зеленую футболку и синие бриджи), Лена направилась на кухню, чтобы отыскать в практически пустом холодильнике что-нибудь более-менее съедобное. «Кислое настроение должно исправляться сладкой едой»,— подумала она, и, посмотрев на стол, обнаружила там варенье. «Надо же, и когда это родители успели»,— варенье аккуратно накладывалось Леной в блюдце. Потом Лена Рощина достала печенье, и потопала с едой в гостиную, в которой находился телевизор. Она вообще не начинала делать уроки, не отдохнув хорошенько, а тут еще такое плохое настроение. Перекусив, но, продолжая слушать разговор, происходящий в ее любимом молодежном телесериале, Лена начала доставать из ранца учебники. И тут она наткнулась на одну очень интересную вещь. Это был изящный браслет тонкой работы с разноцветными камушками, вставленными между металлическими переплетениями. На мгновение могло показаться, что он засиял, но этого не могло быть. «Круто!»— с чувством выдохнула Лена. И мозг сразу выдал множество идей по поводу увиденного: от версии, что кто-то ошибся портфелем или подложил украшение со злым умыслом до предположения, что у нее появился тайный обожатель. Возможность присутствия в этом деле магии тоже не исключалась, это было результатом увлечения Лены всем сверхъестественным и просмотра нескольких кинофильмов о волшебстве. Лена около получаса разглядывала браслет, примеряя на каждую руку по несколько раз и решив, наконец, что не стоит волноваться, а нужно оставить украшение себе. Она взяла его в руки, выключила телевизор и пошла к себе в комнату. Усилием воли заставив себя больше не думать о находке, Лена принялась за уроки. Много времени она потратила на периодическое оглядывание то на часы, то на браслет. Поэтому получалось медленно, но через несколько часов уроки были сделаны. Как раз когда родители пришли с работы. «О, ты уроки делаешь. Умница», — заглянула в комнату мама. — «А что сегодня получила?». Лена не стала огорчать ее приобретенной «парой» по истории, тем более что она твердо решила ее исправить, поэтому ответила: «Да так, ничего. Завтра, наверное, спросят»— и изобразила ужасную занятость, углубившись в чтение учебника. «Ну, занимайся», — прошептала мать Лены и закрыла за собой дверь. Лена Рощина знала, что сегодня родители к ней уже не зайдут.
Она уселась на кровати и оглядела свою комнату. Мебели здесь было не так уж много. Шкаф, письменный стол, кресло, ну и соответственно кровать, на которой она сидела. Стены были оклеены розово-коричневыми обоями, так раздражающими Лену, что она завешала все вокруг плакатами и фотографиями, там, где это было возможно. Когда-то в комнате был еще и компьютер, но родители перенесли его в кабинет, образованный посредством отделения части пространства от гостиной. На столе лежали книги о сверхъестественном и юмористическая фантастика. Тут же стоял электронный будильник. А рядом гипсовая фигурка какого-то старичка в восточном стиле, которого стоит погладить, так якобы желание скоро сбудется. Лена поднялась, взяла в руки эту статуэтку, погладила и положила на место. «Как бы мне хотелось оказаться далеко-далеко от сюда, подальше от проблем и поближе к моему духовному Я», — полушутливо и полувсерьез подумала девочка. Потом она вспомнила про браслет, отыскала его среди учебников и надела на руку.
И вдруг погас свет. Вся комната погрузилась во тьму. «Ничего себе…», — Лена удивленно смотрела вокруг, но ничего не могла разглядеть, потом взглянула на свои руки и обнаружила, что ее браслет засветился. Сначала слабо, мягким зеленоватым свечением, но затем все сильнее и сильнее. Лена решила стоять и наблюдать за этим, но тут украшение так ярко вспыхнуло, что она зажмурилась от неожиданности, и какая-то сила подбросила ее вверх.

Когда Лена Рощина, наконец, открыла глаза, то сначала не хотела им верить. То, что произошло с ней за несколько секунд до этого, не поддавалось никакому объяснению. Сначала она взлетела, потом ее обдало холодом, а теперь вот оказалась СОВЕРШЕННО В ДРУГОМ МЕСТЕ! Это был песчаный берег моря или, по крайней мере, большого озера, с одной стороны окаймленный лесом, а с противоположной — голыми скалами. На небе не было ни облачка, а в лицо дул освежающий бриз. Из всех звуков, которые только можно было услышать, был шум гонимых ветром волн, находящих на камни. Солнце было в зените, оно казалось очень большим, даже слишком большим, чтобы быть привычным для людей солнцем. Лена буквально впала в ступор. Она стояла, не шелохнувшись, и не понимала смысла произошедшего. Все вокруг нее не могло быть правдой, она не могла здесь находиться, если только… ну конечно! Это ведь мог быть сон. Наверное, сидя на кровати, она уснула, усталая и невеселая, и не было никакого отключения электричества, и не загадывала она никаких желаний и не брала в руки никакой браслет. Автоматически посмотрев на руку, она обнаружила его злополучного там же, куда собственно он и одевался. Странно, обычно во сне нет никакой логики. Хотя и здесь тоже … ни-ка-кой. Лену передернуло. Что если это не было сном, она попала, ну скажем, в параллельный мир. Фантасты и даже ученые пишут об этом постоянно. А вдруг такое действительно возможно. Тогда все совсем плохо, мягко говоря. Автоматически возникают два вопроса: что она здесь делает и как попасть домой. Насколько помнила Лена, примерно то же спрашивали герои всех известных ей книг, попавших в похожую ситуацию. А потом влипали в какую-нибудь историю. Нет, версия насчет сновидения определенно нравилась Лене больше.
Обдумать все хорошенько, девочке не дали нарастающий гул и крики, доносящиеся с гор. Оттуда неслось густое облако пыли, которое все росло и росло. Через некоторое время стало ясно, что это большая группа воинственно настроенных людей в одинаковой красно-черной форме. Они кричали и гремели оружием, а еще они приближались… Лене стало действительно страшно. Даже если они лично против нее ничего плохого не имеют, то такая толпа народа может раздавить одного безобидного подростка, и никто ничего не заметит. Ноги сами понесли ее к лесу. Среди деревьев, даже не заходя далеко, ее уже не увидят — так предположила она. Но не тут то было. Прямо из ниоткуда появился парень на черном коне, одетый в легкие доспехи и с мечом на поясе. «Между Сциллой и Харибдой…»,— вспомнила Лена фразу из Одиссеи. Вроде бы ее рассказывала учительница истории, а может быть и нет. В это время всадник решил обратиться к Лене.
— Что делает столь юная дева одна на берегу Чужого моря?
— Загораю, — вырвалось у юной девы.
— Но ведь воины Кроненберга Вас непременно схватят. Злодеи могут Вас убить, мой долг — Вас защитить.
— О да. Но как же мне узнать, что Вам могу я доверять, — Лена стала разговаривать, подделываясь под собеседника. — Ведь меч так грозен, конь черен, а всадник мною обольщен.
Лена не знает, почему она это сказала, но, наверное, потому, что еще не один парень, не относился к ней как к прекрасной даме.
— Да ну тебя, — обиделся ее собеседник, которому на вид было лет восемнадцать-девятнадцать. — Малолетками не интересуюсь. Либо я тебя спасаю, либо сиди здесь и издевайся над теми солдатами.
Всадник махнул в сторону гор, и вопросительно посмотрел на совсем обалдевшую Лену. Ну, всегда так, только встретишь галантного рыцаря, а он вдруг превращается в обычного парня со всеми своими недостатками. Кстати о недостатках, только Лена задумалась над тем, что бы такое ответить встречному «рыцарю», как тот буквально втащил ее на коня, посадив позади себя.
«Эй, ты чего…», — опешила Лена. «Держись крепче!»— ответил ей ее спаситель, и лошадь пустилась галопом. Не привыкшая к езде на лошади, а тем более на таких скоростях, Лена вцепилась в своего спутника, не в силах даже оглянуться. Но шестым чувством она понимала, что красно-черные воины Кроненберга вот-вот настигнут их. Они скакали в бешеном темпе, пробираясь через лес, но почему-то ни одна веточка не задела Лену Рощину. Когда лес кончился, и они выехали на открытую местность, ощущение погони исчезло. Наконец посмотрев назад, Лена удостоверилась в том, что их уже никто не преследует. Всадник тоже понял это, и они поехали медленнее.
«Ну и что дальше», — возник вопрос у специалистки по попаданию в неприятности. Человек, который ее сейчас вез, внушал ей все больше доверия. Хотя бы потому, что та вооруженная орава заслуживала намного меньше доверия, чем он. Но и от незваного спасителя можно было ожидать чего угодно. Зачем ему вообще понадобилось брать ее с собой, мало ли что он от нее хочет и все вопросы в том же духе. Между тем всадник спокойно сообщил: «Встаем. Приехали. Добро пожаловать во Флор-на-Флуре», — и вытянул вперед руку. Что-то нащупав, он потянул это на себя, и (ну совсем ничего удивительного) перед ними появился город. Лена широко раскрыла глаза — целый город с городскими стенами и башнями, множеством зданий, которые были видны за стенами и совсем ни на что не похожей, своеобразной архитектурой.
Юноша слез со своего черного коня и помог Лене, которая уже и так почти с него съехала. «Пошли со мной, я ничего тебе не сделаю», — сказал он и в знак того, что он не опасен, отдал Лене свой меч. «А почему бы и нет, раз это сон. И его оружие со мной, только уж больно тяжелое», — мысленно согласилась она и последовала за ним.

Они: девочка, рыцарь и лошадь, шли по городу, старинному и многолюдному. Народ сновал повсюду, не обращая никакого внимания на Лену и ее проводника. Прохожие были странно одеты, даже более странно, чем можно было себе представить. Здесь была полная гамма костюмов разных эпох, национальностей и профессий. Это походило бы на маскарад или на театральное шествие, если бы участвующие в нем не были такими сосредоточенными и серьезными, и больших скоплений народа нигде не наблюдалось, а это обычно имеет место на костюмированных торжествах. Но все же… мимо прошел почтенный старичок в тоге и мокасинах, через дорогу перебежали две рыжие девчонки в кимоно, а на балкон одного из домов вышла влюбленная пара в платьях а-ля Ромео и Джульетта из Вероны. Так что на этом фоне парень в доспехах и девушка в бриджах прямо-таки сливались с толпой. Не лучше дело обстояло с местной архитектурой. Если обычно описание городского пейзажа начинается примерно так: «Это был типичный город времен средневековой Англии…» или «Архитектура поражала своей изысканностью и причудливостью форм. Настоящее рококо…», то здесь сам черт ногу сломит, пытаясь определить принадлежность зданий к тому или иному стилю. Шикарная колоннада у входа трехэтажного здания противопоставлялась почти не заметным порталам небоскреба неподалеку, окна которого заменяли разноцветные витражи. Тут же теснилась невысокая изба, старая, с покосившейся крышей, и новенький домик с оштукатуренными стенами и выложенным диким камнем цоколем. Лена и ее спаситель шли, не сворачивая, мимо пагод и соборов, уютных кафе и вызывающих ночных клубов, многоквартирных домов и частных коттеджей по вымощенной гравием дорожке до тех пор, пока не вышли на просторную площадь — центр города — и, свернув налево, оказались перед фасадом двухэтажной деревянной постройки, неприметной, но опрятной, с резными ставнями и широким крыльцом перед входом.
Парень в доспехах, с лошадью под уздцы, и Лена Рощина остановились напротив крыльца.
— Как тебя зовут,— наконец спросил Лену ее проводник.
— Лена. Рощина Елена Олеговна.
— А меня — Андрон. Просто Андрон.
— Берегись! — Лена легонько толкнула своего спутника, но достаточно, чтобы он отшатнулся немного в сторону. Как раз вовремя, потому что в тот же момент мимо них пролетел горящий шар, который должен был попасть в стоявшего там еще недавно парня, но не нашел своей цели и долетел до дерева, растущего неподалеку. Обернувшись, Лена и Андрон увидели лишь кучку пепла оставшегося от него.
— Ты спасла мне жизнь. Откуда он взялся? — спросил Андрон, имея в виду шар.
— Я думаю… Я видела человека на крыше вон того дома,— девочка махнула рукой куда-то вдаль. Скорее всего, это как-то связано, ведь стреляли оттуда.
— Ну, у тебя и зрение. Я само здание еле различаю, а определить, где у него крыша и есть ли кто-либо на ней, уже не в моих силах.
— И часто у вас так кидаются?
— Н-нет… Спасибо, что спасла меня. Осталась бы сейчас кучка пепла.
— Я спасла тебя, ты — меня. Если, конечно, с тобой более безопасно, чем с теми… э-э … как их там?
— Огненный шар взялся прямо из ниоткуда. Ты вовремя среагировала. И летел он так быстро, — не унимался свежеспасенный герой.
— Летел, не летел, какая разница? Мне вообще домой пора!
— А где ты живешь?
— На Пушкинской, — автоматически ответила Лена, но потом запаниковала. — В Ростове-на-Дону! В России! На планете Земля! Где я сейчас и как я здесь оказалась?!
— Интересный вопрос. Надо разобраться. Ты только не переживай. Здесь ты в безопасности,— попытался утешить ее Андрон.
Он открыл дверь деревянного дома и пригласил войти внутрь. Немного поколебавшись, Лена вошла. Чуть-чуть задержался Андрон, может быть, привязывал где-нибудь лошадь.
Теперь этот парень внушал ей доверие. Но его меч она все еще крепко держала.

Внутри было не менее странно, чем снаружи. Андрон и Лена оказались в просторной комнате, светлой (из-за двух окон) и очень уютной, но почти без мебели. Здесь был камин, выложенный из кирпича, рядом стояла пара кресел, обитых красно-коричневой тканью с вышитыми на них запутанными вензелями. На стене висел гобелен, с изображением лисы в средневековом исполнении. Под ним непонятно зачем лежал маленький коврик. У противоположной стены примостился диван, очень похожий на кресла, и стол, массивный дубовый стол, на котором стояла корзинка с булочками. Во всей комнате царил аромат выпечки. Три двери открывались в другие комнаты, была еще лестница, ведущая на второй этаж.
— Ой, здравствуйте! — к Лене подошла полная женщина, рыжая с проседью, в пестром платье простого покроя. В ее голосе было удивление, и даже некоторая раздраженность. — Добро пожаловать. Проходите. Садитесь,— Лену буквально силой посадили на диван и всучили ей свежую булочку. — Угощайтесь.
—Подождите меня здесь, мне нужно поговорить с сыном!— с нажимом добавила она, указывая на Андрона. Тот послушно поплелся за ней в соседнюю комнату. Дверь за ними захлопнулась. Лена робко поглядывала на угощенье, доставшееся ей.
Через секунду до ее ушей донеслись два голоса: срывающийся женский и неуверенный мужской.
— И как это понимать?! — послышался рассерженный возглас. — Что ты себе позволяешь?
— Но, мам…
— Да это уже четвертая за неделю! Ты их где-то берешь, спасаешь, приводишь сюда, они остаются здесь. Их кормить-поить надо, домой как-то возвращать. А платить за них кто будет? Да у меня же комната никак не освободится.
— Это другое. Понимаешь…
— А что я должна понять? То, что бродишь по местам наиболее вероятной телепортации Неолины. Да вряд ли она вообще вернется! По-твоему, каждая девушка, которую ты находишь, может ей быть. Да тут вероятность одна из миллиона, миллиарда, а может и еще меньше! Ты что, перепись населения хочешь провести?
— Ведь через тринадцать лет…
— Это она еще когда говорила! Зря я тебе рассказала, сам бы ты и не помнил. Больно маленьким был. Теперь слушай меня и запоминай. Поисками Незваной занимается Пурпурный Шар, а тебе я теперь запрещаю даже выходить за пределы города.
— Это не честно. Я думаю, что все-таки найду Неолину Незваную. К тому же эту девушку могли схватить воины Кроненберга. И она…
— Хорошо, пойдем к ней. Она, небось, почти все слышала. Что-то я не сдержалась, — стихающим голосом ответила мать Андрона.
Андрон и полная женщина вновь предстали перед Леной.
— Что ж ты булочки не кушаешь? — спросила мать Андрона. — Я сейчас чаек заварю.
Лена застенчиво принялась есть. Она была гостьей в этом доме, хотя и незваной гостьей.

Через некоторое время все трое сидели за столом и пили чай с печеньем. За окном уже темнело. Велась душевная, неторопливая беседа. Лена рассказала своим новым друзьям все, что можно было рассказать: и особенности жизни на планете Земля, и свою биографию, и историю того, как она сюда попала, но какие бы невероятные вещи она бы не говорила, Маргарет (а именно так звали даму в пестром платье) и ее сын безоговорочно ей верили или, по крайней мере, делали вид. На их лицах не было удивления, скорее они становились более уверенными и сосредоточенными, словно знали что-то такое, что напрямую касалось всей этой истории. Когда Лена высказалась, ей захотелось задать множество вопросов, ведь она имела на это право, так ей казалось. Но Маргарет ее опередила:
— Спасибо, Елена, ты сама не представляешь, насколько важно то, что ты знаешь.
— Да. Но…
— Ты уже несколько раз спрашивала, что ты здесь делаешь и почему ты все еще здесь. Не знаю я, но догадываюсь. Насколько я понимаю, у тебя там дома еще ночь. Так что до утра тебя не хватятся.
— Не должны…
— Ну вот, а ты пока здесь останешься.
— Я не могу.
— Можешь. Тебе платить не надо, ты моего сына спасла. Да и девчонка ты славная. Хочешь, мне по хозяйству помогай, хочешь, ничего не делай, но нам понадобится некоторое время, чтобы узнать способ возвращения тебя обратно.
— Это значит, что мне придется здесь долго находиться?!
— А чем тебе не нравится? — удивленно огляделась вокруг хозяйка дома, но потом направила понимающий взгляд на свою гостью. — Все будет хорошо, правда. Если получится, то ты можешь оказаться в своей спальне в то время, когда дотронулась до браслета.
Лена взглянула на злосчастное украшение. Оно светилось ровным зеленоватым светом. «Может, я все-таки сплю», — грустно подумала она. От Андрона и Маргарет Лена Рощина уже узнала, что это не так. Ей рассказали о подобных перемещениях во времени и пространстве, хотя она и сама о них читала в фантастических книгах. Оказывается, мир, где они сейчас все находились, был устроен не так как наша Земля. Это была планета под названием Кронос, где действовала магия, но могли не действовать физические законы.

История этой планеты до конца не известна, местные жители полагаются на древние легенды. Считается, что мир создали Высшие Силы, а первым человеческим правителем был Эндорт Справедливый. Он правил самым большим государством — Джорио, но другие правители подчинялись ему, поэтому можно сказать, что он покорил мир. Лишь немногие знали, что есть на планете Остров Начала и Конца, который ни от кого не зависел, и никто им управлять не мог. Шли годы, проходили миллионы лет, династия Эндорта канула в лету, и маленькие государства стали обособляться, дробиться, а Остров ничуть не изменился. Расцветали и увядали великие цивилизации, исчезали и появлялись новые расы, на планете жила нечисть и добрые магические существа. Постепенно повсюду воцарился мир, наладилась торговля, процветали ремесла, даже с нечистой силой можно было договориться. Это было славное время, как говорит Маргарет. Но потом все изменилось. На планете началась Всеобщая война. Страны начали бороться за право главенствовать над остальными, и самые большие шансы на успех были у Джорио. Правители уже были готовы признать эту державу Владычицей, и это было бы не зазорно, ведь это родина самого Эндорта, полубога, но с запада пришла армия — могущественная и жестокая. Войско составляли невиданные существа и неизвестные человеческие расы, которые пришли с тех земель, что были некогда забыты и покинуты, из-за сухого сурового климата, неудобного местоположения и сложного выхода в море. Люди, что остались там построили свое государство, и, как оказалось, довольно сильное. Преуспев в кузнечном деле, они ковали себе оружие и совершали набеги на окрестные земли. Еще занимались охотой, изготовлением «курева», которое втайне поставляли жителям других стран. Почему же никто не знал об их могуществе? Действуя незаметно, небольшими группами, они совершали иногда набеги на торговые поселения, но не вызывали никаких подозрений, их не считали серьезными конкурентами джорийцам или другим народам. А между тем, Берг (а именно так называлось то государство) развивался, вооружался и начал претендовать на господство. Для этого они построили летательные аппараты, доселе неизвестные миру, тренировали бойцов, научились использовать агрессию хищников в своих целях и даже заключили союз с Древними силами. Армию бергов возглавил человек, подлинное имя которого не известно, но в истории он остался под прозвищем Кроненберг. Он был хорошим полководцем, и вскоре захватил всю планету, кроме Острова Начала и Конца, разумеется, так как он так и не узнал, где этот остров находился. С тех пор Кроносом правит династия Кроненбергов, у планеты появилась единая власть, как когда-то при Эндорте, но эта власть была гораздо хуже. Не раз пытались народы свергнуть диктаторов, которые все как один называли себя Кроненбергами (а их подлинных имен никто не знал), но ни разу ни у кого ничего не получалось. Удалось лишь скрыться в лесах и в горах некоторым людям, противившимся покорению. Они начали создавать поселения, основывать города, которые не так-то просто было отыскать. Самым большим из таких городов был Лигвант, Обитель Грез. Впрочем, не только был, он и сейчас есть, и населяют его люди, сведущие в Магических искусствах, которые хотят помочь своему народу победить захватчиков. Лигвант начал создавать Скрытые Поселения, которые были не видимы для человека до тех пор, пока житель такого селения добровольно не приглашал его туда. Одним из таких мест был город Флор-на-Флуре, где Лена сейчас и находилась.

Слова Маргарет, насчет того, что можно вернуться ко времени отбытия или чуть позже с помощью знаменитых лигвантских магов, немного приободрили Лену. Она все еще была в шоке от произошедшего с ней, но не теряла надежды снова оказаться на Земле. Ей хотелось, чтобы все было сном или хотя бы бредом, но она чувствовала, что это реальность: в здравом уме и доброй памяти, полностью осознавая свои действия и адекватно воспринимая окружающую среду, человек обычно знает, что из того, что он видит, есть на самом деле, а что нет. Самое интересное то, что Лена Рощина всегда мечтала о такого рода приключениях, перечитывая свои любимые книги в жанре фантастики: юмористической, боевика, детектива или какой-нибудь другой. И теперь, когда она оказалась в другом мире, встретила симпатичного парня (у которого, кстати, были серые глаза и темные волосы), остановилась на ночлег у добрейшей женщины и хорошей хозяйки, ее еще что-то не устраивает. Что осталось дома, так это проблемы, проблемы и еще раз проблемы. Интересно человек устроен…
Маргарет выделила Лене комнату на втором этаже, довольно уютную, с двумя кроватями, столом, стулом и тумбочкой. На окошке были пестрые занавески, а на полу постелен мягкий палас. В доме Маргарет достаточно спален, чтобы сдавать их постояльцам, поэтому для каждой спасенной Андроном девушки найти «покои» не представляло труда, хотя хозяйка все же считала, что они занимают много места. Сейчас из постояльцев была только пожилая семейная пара без детей и мужчина лет сорока, якобы знаменитый астролог и предсказатель. Всех троих Лена в тот вечер видела только мельком, они предпочитали находиться в своих апартаментах.
Так как по времени, к которому Лена привыкла, была уже поздняя ночь, то ее сильно клонило ко сну. Она не хотела в этом признаться самой себе, но то и дело клевала носом. Маргарет это заметила:
— Я, конечно, не твоя мать, но, по-моему, ты должна пойти в свою комнату и как следует отдохнуть. Завтра у всех нас будет трудный день, ведь мы поможем тебе найти способ вернуться домой. К тому же надо выяснить, почему ты вообще здесь оказалась. Не волнуйся, на Кроносе это обычное явление.
— Зато на Земле нет, наверное,… Почему вы помогаете мне?
— У нас принято помогать попавшему в беду. А мой сын так спасает всех подряд.
— А у нас все по-другому. Каждый сам за себя. Меня приняли бы за сумасшедшую, если бы я рассказала, что со мной произошло.
— Кошмарная планета! Иди спать, милая.
— Спасибо вам за гостеприимство, — поблагодарила Лена, поднимаясь на второй этаж.
Она открыла дверь в свою спальню, и на ощупь отыскала кровать. В комнате было темно оттого, что не горела ни лампа, ни свеча. Браслет Лены снова засветился. Она крепко сжала его, пытаясь переместиться домой, но ничего не произошло. Девочка решила прекратить попытки, к тому же она поняла, что даже если бы украшение «заработало», можно было очутиться в очередном волшебном мире, а ей и этого вполне хватало. Раздевшись, завернувшись в одеяло и положив свой «фосфорный» браслет на тумбочку вместо настольной лампы, Лена уже пыталась заснуть, но ей помешали. Снизу доносились очень громкие голоса: говорили Андрон и Маргарет.
— Она спит. А нам что делать?
— Ну, иди спать, мам.
— Да я не об этом, как ты не понимаешь?! Я имела в виду, что нам с ней делать?
— Пожарить и съесть. (Лена вздрогнула, но тут же вздохнула с облегчением.)
— Не издевайся, я серьезно. Ты думаешь это она?
— Да, мам, я с самого начала так подумал. Есть даже какое-то сходство.
— В принципе, ты прав. Тут серьезное доказательство, которое ты не заметил. Она понимает нас и говорит на этом языке, но даже этого не замечает. Так бывает либо с местными, либо с сильными магами. Неолина была и тем, и другим.
— Почему была? Она не умерла, нет. Ты же сама говорила?! Эта девочка, возможно, она и есть, а ты говоришь «была».
— Ты тоже не прав. Незваная прошла Сияющие врата — она осталась Незваной. Но она никогда не будет прежней Неолиной, не станет моей подругой. Скольких девчонок ты представлял мне как Неолин? И они все оказались местными.
— Но эта не местная. И самая нормальная…
— Хотел сказать красивая? Все, закрыли это тему. Найдем хорошего мага. Посоветуемся с ним. Можно даже нашего астролога спросить, как его там, ну, из четвертой комнаты.
— О, только не его…
— Знаешь что, иди-ка ты спать.
Андрон ушел в свою комнату, это было понятно по тому, как хлопнула дверь. Лена лежала, не двигаясь и обливаясь потом. «Они приняли меня за кого-то другого, или я и есть этот другой… Действительно, почему я все это время не замечала, что разговариваю на другом языке»,— она попробовала что-нибудь сказать, но не было сил даже открыть рот. — И что я здесь делаю?! Кем они меня считают? Неолиной, кажется… Великий маг… Я!? … как же…» Постепенно мысли становились все более смутными и запутанными. В конце концов, Лена Рощина заснула, в новом доме и в новом мире.

Наутро Лена поняла, что проснулась позже всех. Снизу была слышна какая-то возня и быстрые разговоры. На кухне, наверное, готовили завтрак, если здесь едят в это время дня. Оставалось только проверить. Буквально выпрыгнув из постели и одевшись, Лена выбежала из комнаты и заспешила вниз. Ожидания девочки оправдались. На первом этаже ее ждал накрытый стол и все, кто кроме нее находился в доме: Маргарет, Андрон, пожилая супружеская пара и не страдающий скромностью астролог. При виде Лены они дружно поклонились и заулыбались. «Садись, угощайся! Что-то поздно у вас принято вставать», — пригласила хозяйка. Лена послушно села на стул рядом с ней. Она поняла, как жутко проголодалась. Стол буквально ломился от количества яств. Но, осмотрев их внимательно, Лена поняла, что за исключением домашней выпечки, больше ничего ей не было знакомо. Заметив ее растерянный взгляд, Андрон шепотом принялся объяснять: «Это наша традиционная еда. Праздничная, по случаю твоего приезда. Попробуй вон ту штуку, — он указал на тарелку со странным салатом, — под названием «Отрада странника». Лена положила немного к себе в тарелку (кстати говоря, посуда на Кроносе не особо отличается от нашей) и попробовала. «Вкусно!»— восхитилась она, но вдруг спохватилась: она действительно говорила на другом языке, но как-то легко и непринужденно. Произнося разные звуки, она думала, что говорит как обычно. Но теперь она знала, что это не так и решила прислушиваться к речи окружающих. «Иуне эрг делис оуно», — сказал Адрон, но Лене было совершенно ясно, что это означает: «Хочешь муравьиную запеканку, наш деликатес?». От запеканки из насекомых Лена вежливо отказалась, да и любая еда занимала ее теперь меньше, чем то, что она обнаружила. И как она раньше не догадалась, что в параллельном мире говорят на другом языке, ведь в книжках всегда об этом напоминают. Но тут же Лену Рощину охватили сомнения, кое-что не укладывалось в ее голове. По словам Маргарет, она должна была быть либо местной (что совершенно исключено, так как она родилась на Земле и просто не могла быть пришельцем у себя дома, по крайней мере, ей так казалось), либо сильным магом, что определенно нравилось Лене больше, она всегда о чем-то подобном мечтала. Была еще одна версия, слишком нереальная: Лена могла быть той самой загадочной Неолиной. Неужели у нее раздвоение личности, бред какой-то. Лена была в раздумье, лениво пережевывая «Отраду странника». Вскоре все закончили с утренним приемом пищи, и постояльцы поспешили удалиться. За столом остались только три человека, нетрудно догадаться кто.
Убедившись, что никто не подслушивает, Маргарет решила начать разговор:
— Леночка, ты можешь оставаться с нами сколько угодно, но если хочешь, мы сегодня же пойдем искать подходящего мага, способного вернуть тебя домой.
— Да, но меня беспокоит другое…
— Что тебя волнует, милая? Тебе плохо у нас?
— Нет, вы очень добры ко мне и пытаетесь мне помочь, но я хотела бы знать, не потому ли вы так хорошо ко мне относитесь, что принимаете за кого-то другого?
— Ты что, все слышала? — удивился Андрон.
— Я не подслушивала, вы громко говорили.
— Мы почти шептали, правда, мам? Как можно со второго этажа услышать тихий разговор на первом?!
— Но я действительно была в своей комнате, честное слово.
— Мы тебе верим, милая. У тебя просто очень хороший слух.
— У тебя суперслух, а также суперзрение, — добавил Андрон, вспомнив про человека на крыше, бросившего огненный шар.
— Я не знаю, что вы имеете в виду, но, в любом случае, я не Неолина.
— Ты хоть знаешь, кто это?
— Не я. Давайте займемся моим возвращением, пожалуйста. Не обижайтесь, но мне не хочется здесь долго оставаться.
— Чего же ты еще хочешь?
— Быть снова в своей комнате… А-ааа…
Лена пронзительно закричала, но Маргарет и Андрон услышали ее уже со второго этажа.
—А-а-ааа…— закричали уже они. Только что находившаяся рядом с ними девочка вдруг исчезла, и, судя по тому, что они слышали, находилась теперь в своей комнате. Правда, не у себя дома, а по-прежнему на Кроносе.

Вскоре крики прекратились. Все трое успокоились, а из-за дверей начали заглядывать любопытные постояльцы, ожидая увидеть что-нибудь странное. «Все в порядке!» — успокоила их хозяйка, окончательно придя в себя. — «Просто наша новая гостья перенеслась в свою комнату». Жильцы разочарованно вздохнули, явно не услышав ничего необычного, и стали расходиться.
— Пойду, поговорю с Леночкой.
—Я тоже.
Мать и сын поднялись наверх и постучались в двери Лениной комнаты.
— Елена, как ты? Успокойся, дорогая,— бросилась успокаивать Маргарет свою гостью, когда та отворила дверь.
— Что это было? — голос Лены дрожал, и она часто дышала.
— Ты телепортировалась. Все очень просто: сначала человек в одном месте, потом оказывается в другом.
— Да, я знаю. Я смотрела фильмы об этом.
— А что такое фильмы?
— Двигающиеся картинки, если кратко. Почему у меня это получилось?
— Вспомни, ты сказала, что хочешь в свою комнату…
— Я имела в виду дома.
— Но оказалась в комнате, которая временно твоя. Попробуй оказаться на кухне, вдруг получится. Возьми свой волшебный браслет.
— Но…это не он. Я сама. Браслет я даже не трогала.
— А-а, мне показалось, что тебя он переносит. Ну, тем лучше. Значит ты сама по себе маг.
— Волшебница?
— Да, если тебе так проще. Хотя ты могла попасть под действие чужого колдовства. В любом случае, попробуй повторить чудо.
— Не уверена, что получится. — Лена сосредоточилась, напряглась и зажмурилась, произнеся: «Хочу на кухню Маргарет», потом медленно открыла глаза. Маргарет и Андрон по-прежнему смотрели на нее выжидающе.
— Ничего не вышло! — разочарованно сказала Лена. — Значит, это была случайность или чья-то злая шутка.
— Не торопись с выводами! — серьезно заметила Маргарет. — Хочешь чай с булочками?
Не дожидаясь ответа, хозяйка дома взяла свою гостью под руку, и все трое направились на первый этаж.
Оказалось, Маргарет знает одну волшебницу, которая могла бы помочь Лене Рощиной. Это была давняя ее подруга Жизелла. Они давно не виделись, но Марго помнила ее, а также то, что у нее должна была родиться дочь тринадцать лет назад. После того, как Неолина покинула Кронос. Кто такая Неолина, Лена понимала смутно: вроде, это была такая чародейка, которая всем очень помогала, была народной героиней, эдакой суперменшей местного разлива, но что-то там случилось, и она смылась с планеты через Сияющие Врата. А еще она должна была в другом обличье вернуться на Кронос, и под этим обличьем подозревают ее… ЛЕНУ РОЩИНУ! Это никак не укладывалось у нее в голове. Она не инопланетянка, по крайней мере, так ей всегда казалось. Если бы она была кем-то особенным, то и жизнь у нее была бы необычная (читай: жизнь на планете Земля), а не скучная с теми же проблемами, что и у всех подростков. И способностей у нее экстрасенсорных нет, исключая того, что с некоторых пор она не контролирует свое местонахождение. Как же все это странно…
— Ты хочешь пойти к магам прямо сегодня? — поинтересовалась заботливая Маргарет.
Лена не знала, что и ответить: с одной стороны, тянуть действительно не было смысла, но с другой стороны, стоит ли вообще требовать от Маргарет или Андрона тратить время на чужие проблемы, тем более что они и так уже много для нее сделали. Но все-таки делать что-то надо, поэтому Леночка, вздохнув, ответила:
— Да, сегодня, если Вас это не затруднит.
— О чем речь! Меня это совершенно не затруднит. Надеюсь, Андрон последит за постояльцами.
— Как это последит?
— Ну,…чтобы не спалили чего-нибудь или не сбежали, не уплатив за проживание.
Лене стало стыдно. Она совсем ничего не заплатила за ночлег и еду. К тому же, эти люди серьезно отнеслись к ее проблеме, хотя другие могли бы принять ее за сумасшедшую и выставить за дверь. Жаль, что она не умеет перемещаться по собственному желанию, а то бы оказалась сейчас у этого самого волшебника, который вернул бы ее домой, немножко поколдовав над разницей во времени.
—Я не хочу отвечать за жильцов. Лучше проводить человека к волшебникам, — вмешался Андрон.
— В принципе, можешь пойти и ты. Лена, как тебе лучше?
— Я не знаю. Как вам удобнее. Я могу пойти и с Андроном.
— Хорошо, Андрон, адрес ты знаешь. И зарегистрируйтесь, на всякий случай. Леночка, не пойми меня неправильно, но если спросят, говори, что ты моя племянница Лина, приехавшая из другого Скрытого Поселения. Ну, а магу можешь сказать правду: мол, взяла браслетик, зажмурилась, очнулась на другой планете, помогите. Хорошо?
— Да. А почему Лина?
— Традиционно имена кроносских девушек должны оканчиваться на -ина: Алина, Каролина, Неолина. (Последнее имя она произнесла как-то неуверенно и тихо) Даже меня на самом деле зовут Маргарина.
— Ну, мы пошли, ма.
— Идите. Идите. Удачи, Лена. Андрон, чтоб к обеду был дома.
— Ага! — Лена со своим новым проводником уже скрылись за дверью.

В этот день на улицах было немноголюдно. В летних кафе за столиками сидело всего несколько человек, мирно попивавших зеленоватую жижу, с плавающими в ней комочками. У дверей некоторых магазинов стояли разнаряженные зазывалы, декламируя отрепетированные речи, так похожие на нашу рекламу.
Животных видно не было, впрочем, как многих обязательных и привычных элементов городского пейзажа, таких как телефонные будки, уличные фонари, автотранспорт, мусор, наконец.
Лена и Андрон шли по городу, в котором со вчерашнего дня, разумеется, почти ничего не изменилось. То же смешение стилей и направлений. Как в архитектуре, так и в одежде. Теперь Андрон щеголял не в доспехах, а в восточных шароварах и халате с золотой вышивкой. На голову Андрон надел расшитую черными нитками тюбетейку. Кстати говоря, волосы у Андрона тоже были черные. Лена же была все в тех же футболке и бриджах.
— Андроша, какими судьбами?! — неожиданно воскликнул подошедший к ним светловолосый парень в клетчатом костюме, — Что ты тут делаешь? О, пардон, ты с девушкой. Ля-мурр…
— Это не девушка. Ну, то есть, конечно, девушка, но это не то, что ты думаешь. Это не моя девушка. В общем, я просто ее провожаю.
— Нет, ваши дела меня ни в коей мере не касаются. Я в любом случае очень рад тебя видеть. Мяуу…
— Томарис, ты опять за свое. Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты не вселялся в кота. И его жалко, и ты не можешь себя контролировать.
Лена почти ничего не понимала в их разговоре. Вернее, ей был ясен намек насчет нее и Андрона, и по этой причине мяукающий Томарис ей сразу не понравился. И теперь он даже из вежливости с ней не поздоровался, словно она второсортная личность. В тот самый момент, когда она об этом подумала, чудаковатый парень обратился к ней:
— Девушка, как Ваше имя? Меня зовут Томарис, можно просто Том. Большой пардон за то, что я принял Вас за новую пассию Андрона. Надеюсь, у вас более достойный избранник. Так как Вас зовут, а?
— Лена, то есть Лина. Я племянница матери Андрона, то есть его двоюродная сестра.
— Ах, ясно. Андрон, что ж ты мне про нее не рассказывал?
— Э-э… Просто она жила в другом поселении, мы не виделись лет больше десяти лет.
— Да, мы очень-очень долго не виделись. Андрон, нам нужно идти.
— И куда мы направляемся? — вдруг поинтересовался Томарис.
— Мы?!
— Ну, да, мне все равно делать нечего. Прогуливаюсь по городу бесцельно. И пойду с вами, если вы не возражаете.
— В принципе, можешь пойти и с нами. Мне нужно зарегистрировать…кузину. Да, очень нужно.
— Ну, вот и отличненько. У меня есть свободное время-я-уу.
— И перестань мяукать. Меня это раздражает.
Таким образом, Томарис увязался вслед за Леной и Андроном, и они направлялись в местный пункт регистрации. Дело в том, что в любом скрытом поселении был очень строгий порядок и учет всех прибывающих и отбывающих, незарегистрированным можно было оставаться не более двух суток. Ну а чтобы иметь право на медицинскую помощь или магическую консультацию, просто необходимы были специальные документы. Это объяснил Лене Рощиной Андрон до того, как им повстречался Томарис. Теперь же они шли по дороге, иногда заворачивая за угол или пересекая перекрестки. Никто ничего не говорил, даже Том, поняв, что у его спутников не то настроение, что-то тихонько мурлыкал себе под нос.
— Вот мы и пришли, — прервал молчание Андрон, — Томарис, ты не подождешь нас за дверью?
— Ладно, нет проблем. Хотите, я вам куплю поесть?
— Как знаешь. Нам потом кое-куда нужно зайти. Так что можешь еще домой пойти.
— Да нет, ребята. Мне сейчас домой лучше не возвращаться.
Андрон удивленно посмотрел на своего приятеля, но расспрашивать не стал. Он пригласил Лену первой войти в невысокое скромное здание, оштукатуренное и покрашенное в зеленые тона, с двумя колоннами у входа и табличкой с непонятными поначалу иероглифами, которые через некоторое время приобрели для Лены какой-то смысл, и она смогла прочесть на ней: «Учетный пункт г. Флора-на-Флуре». Рощина усмехнулась — она понимала еще и письменную речь на незнакомой планете.
Оказавшись внутри, Лена с восхищением осмотрелась. Разница между фасадом и внутренним убранством была колоссальна, причем второе явно выигрывало у первого. В центре приемной бил небольшой фонтанчик, тут и там стояли декоративные горшки с необычными растениями, над самой дверью висел колокольчик, приятно звеневший всякий раз, когда кто-либо приходил. Стены были обиты тканью с золотой вышивкой, пол был каменный, но необыкновенно теплый. С двух сторон было много дверей с соответствующими комментариями, типа «Регистратура», «Междугородние перевозки», «Прописка» и так далее.
— Нам сюда, — Андрон показал на крайнюю дверь слева. — Сначала пойдем вместе. А потом пройдешь тесты сама.
— Тесты?
— Ты справишься.
— Хорошо. Я просто не хочу выглядеть как дура.
— Ты уже так выглядишь! — заметил Андрон, но поспешно добавил. — Шутка, конечно.
— Хороши шуточки.
— Да ладно тебе. Пойдем.
Лену буквально втолкнули в открывшуюся дверь кабинета. Там она встала у стены и растерянно посмотрела на работницу местной регистратуры. Это была полная пожилая дама в строгом костюме английского покроя, с крупными бусами на пухлой шее. Темные крашеные волосы были собраны в тугой пучок. Лене показалось, что ее вызвали к директору школы. Поскольку сходство было просто поразительным. Женщина сидела за массивным дубовым столом, опустив взгляд на кипу бумаг на нем.
— Здравствуйте, — решил начать Андрон. Может быть, он приветствовал ее как-то по-другому. Но для Лены это слышалось именно так.
— Имя, фамилия, прозвище, статус, — не отрываясь от бумаг, пробубнила дама.
— Чьи? — поинтересовался тот, кто должен был вроде все знать о регистрации.
— РЕГИСТРИРУЕМОГО! — сердито отчеканила работница местного Учетного центра.
— Лина, Лесная …э-э…безработная, маг начинающий наследственный….— сочинял за Лену Андрон.
— Место предыдущего проживания. Причина переезда или цель визита, — продолжала допрос регистраторша.
— Э-э…Землеводск. Приехала к тете на временное проживание, чтобы к волшебникам местным сходить.
— Магическая консультация? Я правильно поняла?
— Ну, да, я так и говорю.
— А что, в Землеводске специалистов нет?! Где справка?
— Какая?
— Разрешение на обращение магам со стороны опекуна или родственника.
— Я родственник, брат двоюродный, и разрешаю ей обращаться к кому угодно, в пределах разумного, конечно.
«Похоже, — подумала Лена, — он входит в образ. Прямо настоящий старший брат, даже хуже».
— Справка нужна. От официально проживающего.
— А можно я сейчас напишу? — скромненько попросил Андрон.
— Хорошо, — смилостивилась строгая дама. — А ты, деточка, пройдемте на собеседование, — обратилась она уже к Лене Рощиной.
«Тестирование. Не бойся. Я пока разрешение настрочу», — шепнул на ухо Андрон, и новоиспеченная Лина Лесная проследовала в соседнюю комнату на собеседование.

Глава 2: Квалифицированная магическая помощь.

Адепт черной, белой и серой
в крапинку магии
поможет разбогатеть. Недорого.
Реклама

П
ытка (читай: собеседование) длилась часа полтора. Лену завалили вопросами на знание языка, на которые она отвечала блестяще; небольшие трудности вызвали задания по истории Кроноса, но девочка старалась мыслить логически и вспоминать то, что ей успели рассказать вчера по этому поводу; затем ее подключили к каким-то приборам и произвели опрос по политическому устройству планеты, причем ответы должны были соответствовать такой схеме: Лигвант – хорошо, Кроненберг – плохо. Про себя Лена Рощина удивлялась, как похож Кронос на ее родную Землю. Она уже почти свыклась с тем, что все, происходящее с ней — правда. И место потихоньку начинало ей нравится; местные жители относились к ней нормально, даже сердитая регистраторша, в конце концов, выдала ей документы, а Томарис ждал ее и Андрона у входа в Учетный центр с пакетом еды. Из всего содержимого, что в нем было, Лена попробовала только булочку с сыром и какую-то зеленую конфету, которая оказалась очень приятной на вкус. (Впоследствии она узнала, что она состояла из червей и бабочек, и ей чуть не стало от этого плохо.) Теперь Лена, Андрон и Томарис шли по дорожке по направлению к ближайшему магическому офису, о котором рассказывала Маргарет.
— А зачем вам обращаться к волшебству? Что случилось?
— Вообще то, это касается только нашей семьи: меня, матери и Линочки, — пытался отвязаться Андрон от расспросов Тома.
— Да ладно вам, мне же интересно. Может быть, она хочет обрести силу?
— Ну, ты меня поймал. Лина и правда хочет стать магом. Правда, кузина?
— Да, да, конечно. Всегда мечтала перемещаться и всякое такое.
— Ты имеешь в виду телепортацию? Это не каждому дано. Как и трансфигурация, то есть превращение. Я вот, например, мурр…могу только проникать в сознание животных, «вселяться» в них.
— А, так вот о чем вы говорили?! И поэтому ты все время мурлыкаешь! Ой, извини.
— Ничего. Есть у меня много недостатков, но этот дефект самый заметный. Да, я слишком часто вселяюсь в котов. Нравится мне их «гуляю сам по себе», правда сейчас в городе кошек нет.
— А в чем дело?
— Как это в чем? Все на задании. Вернее, люди, которые в них. Андрон, она что не в Белом щите?
— Конечно, в Белом. Только ее не посвящают в такие тайны.
— Ах, да. Она еще очень молодой сотрудник, верно?
— Угу. Ну, вот мы и пришли. Кажется, я повторяюсь. Может быть из-за Лены. Том, ты опять подождешь нас и затаришься продуктами или все-таки у тебя есть свои какие-то дела?
— Давайте так договоримся, — обидчивым тоном сказал Томарис, — если вы от меня хотите избавиться, то пожалуйста, если я вам не мешаю, то буду ждать вас в таверне, как обычно, Андрон, помнишь?
— По рукам. Жди. Мы постараемся недолго.
Томарис кивнул и побрел дальше, а Лена и Андрон теперь стояли у строения, совершенно не похожего на все остальные, которые встречались Лене на этой планете, в том числе и на Учетный центр города Флора-на-Флуре. Очень высокое, этажей в сто, с многочисленными порталами и витражами, оно поражало своей легкостью и изяществом. «Вот уж действительно, дом волшебников. Продвинутых волшебников», — заметила про себя Лена. Она не предполагала, что, здесь могла увидеть такое. А приятные сюрпризы ей всегда нравились.
Лена и Андрон вошли внутрь и убедились, что внутри было ничем не хуже. Серебристые стены. Непонятные, даже с таким знанием языка как у Лены, письмена на них. Мраморные полы вымыты до блеска. Фойе ярко освещено многочисленными желтыми шарами, повисшими прямо в воздухе. Дверные проемы повсюду, но начисто лишены дверей. Андрон повел Лену по направлению одного из них.
— Можно мне кое-что спросить? — застенчиво поинтересовалась Лена у своего проводника.
— Валяй, — отозвался Андрон.
— Мы ищем волшебника, который мог бы меня вернуть домой, не так ли? Тогда почему ты сказал, чтобы Том ждал нас…в таверне, кажется. Куда, он подумает, я делась?
— Э-э…у-й …ну, я ему совру что-нибудь. Или правду скажу. Все равно не поверит. Но это, если все получится, и ты будешь дома. Тебе вон в ту дверь, — Андрон указал на внезапно возникшую входную дверь напротив. — Не забудь спросить Жизеллу. Расскажешь всю правду. Удачи!
— Спасибо! — ответила Лена. — Спасибо за все!
Андрон отдал ей документы, и они попрощались. Лена вошла в открывшуюся дверь.

— Здравствуйте! — поздоровалась Лена, войдя в маленькую светлую комнату, полную картин и статуэток. Напротив, у окна стояла стройная приветливая девушка в служебной форме. Она держала в руках блокнот и карандаш.
— Здравствуйте! Что Вас к нам привело? — вежливо поинтересовалась девушка. Она оценивающе посмотрела на Лену, словно пытаясь угадать суть проблемы, с которой та пришла.
— Мне нужна магическая консультация, могу я обратиться к магу Жизелле?
— А, Жизелла теперь работает в Лигванте. Уже давно.
Лена была потрясена: она не была готова к такому повороту событий. Ведь Жизелла была подругой Маргарет и единственным человеком, которого ей порекомендовали. Видя ее замешательство, девушка, видимо работающая здесь секретаршей. Предложила:
— Могу Вам порекомендовать госпожу Мерлину Крест. Она недавно у нас работает, но она первоклассный специалист в своей области, не пожалеете. Причем первый сеанс совершенно бесплатно. Ведь Вам обязательно понравится, и Вы придете на второй, госпожа Крест решит все Ваши проблемы. Она уже помогла очень многим попавшим в беду, спасла тысячи жизней. Решила миллионы карьерных проблем. А также личного характера…
— Да. Да, да, ладно. Запишите меня к вашей Марлине.
— Мерлине.
— Ну да, к ней.
— Разумеется. Она как раз сейчас свободна. Проходите вон туда.
«Если она такая гениальная, как ее представили, то почему же у нее нет клиентов?» — про себя усмехнулась Лена и шагнула через очередной проход.

— Я вижу, у вас проблемы, — тихий загробный голос проворчал из темноты.
— Конечно, если я сюда пришла, — Лена Рощина пыталась разглядеть что-нибудь в комнате, в которой она сейчас находилась, ведь здесь совершенно не было света. Что самое удивительное: даже когда Лена входила, и лучи света теоретически должны были пройти через открытую дверь, ничего подобного не случилось, и мрак совершенно не рассеялся.
— Вы, наверное, за электричество не платили, да?
— Что, девочка?
Щелчок пальцев и пространство озарилось светом около сотни свечей, стоявших повсюду: на полу, в подсвечниках на стенах, на потолке, на тумбочках и даже в воздухе.
«Эффектно. Но как же противопожарная безопасность?» — Лена увидела прямо перед собой большой стол с пятью хрустальными шарами на нем и сидящую на шелковых подушках нескладную женщину в вязаной шапочке, которой она, видимо, пыталась отвлечь от копны своих жутко растрепанных волос. Одетая в разноцветные лохмотья и перья, она чем-то напоминала попугая. Правда, довольно необычного попугая, с огромными серьгами-кольцами в ушах и светящейся татуировкой — непонятными письменами — на запястье левой руки.
— Что Вас беспокоит? — спросила она, и Лена представила себя на приеме у врача.
— Понимаете, я оказалась на другой планете и понятия не имею, как оказаться обратно.
— Очень интересно, — перешла на нормальный голос волшебница. — И как это произошло?
— Я точно не знаю. Все, что я помню, это как я вернулась домой из школы… — и Лена поведала Мерлине историю своего перемещения.
По мере того, как она говорила. Глаза у Мерлины все более округлялись, и даже свечи вроде как разгорались все ярче. К концу рассказа госпожа Крест глубоко вздохнула и, немного подумав, начала:
— Это, моя дорогая, у Вас из-за плохой кармы. Да, и аура оставляет желать лучшего. В ближайшем будущем у Вас ожидается не только продолжение неожиданных событий, но и неудачи, злоключения, проблемы со здоровьем и даже венец безбрачия. Я думаю, вам нужно хорошенько почистить чакры, КУПИТЬ МОЙ ЧУДОДЕЙСТВЕННЫЙ ТАЛИСМАН, а также гороскоп на целый год, мою заряженную положительной энергией фотографию и волшебное кольцо защиты всего за несколько золотников. А еще Вы можете заглянуть в мое Великое Пятишарье, — Мерлина указала на хрустальные шарики и добавила: — Несколько сеансов у меня Вам не помешает, и тогда, я знаю, мы с Вами непременно решим Вашу проблему. А также могу Вам посоветовать…
— Ну уж нет, — Лена прекрасно знала, чем это все может закончиться — зомбированием и выкачиванием денег. — Вы не знаете, что может мне действительно помочь, не так ли? И хватит меня грузить вашими чакрами, порчами или неблагоприятным положением метеоритов в День рождения моей прапрабабушки.
— Но ведь я же Вам советую…
— Идите Вы, сами знаете куда, с Вашими советами. У-упсс!!!
Негромкий хлопок, вспышка и Мерлина исчезла. Не сразу конечно — она что-то успела пискнуть на прощание, и судя по выражению лица, что-то вроде: «Помогите, я таю», как злая колдунья из «Волшебника Изумрудного города». Лена не сразу поняла, что случилось, но когда до нее дошло, она тут же выскочила из комнаты, прошмыгнула мимо молодой секретарши и чуть не врезалась в Андрона. Он поймал ее за руку, совсем ошалелую, а она попыталась потащить его с собой. Парень не стал сопротивляться, и они вместе выбежали из офиса волшебников, а остановились только тогда, когда здание скрылось из виду.
— Да что с тобой, ненормальная? Ты как привидение увидела, — запыхался Андрон.
— Нет, не привидение. Хуже.
— Себя в зеркало, что ли? — съязвил сын Маргарет.
— Мерлина, тетка, у которой я была на приеме, исчезла. Совсем.
— Как это совсем? Телепортировалась что ли? Маги делают это, когда им вздумается.
— Не думаю, что она этого хотела. Это я всем виновата! И что я въелась на бедную женщину. Подумаешь, оскорбила мою карму. И ауру тоже.
— Погоди, причем здесь аура? Ты что, хочешь сказать, что это ТЫ ее телепортировала?!
— Нет, я ее послала… — прошептала Лена.
— Куда? — не понял Андрон. Ну и как с этими кроноссцами общаться?
— Откуда я знаю куда? Я неточно сформулировала адрес.
— Так, я уже совсем ничего не соображаю. Рассказывай все, как было, только спокойно.
— Ладно, — согласилась Лена и пересказала Андрону вкратце то, что случилось с ней, когда она пыталась получить квалифицированную магическую помощь. Когда она кончила, Андрон невозмутимо заявил:
— Да в чем проблема? Если она действительно такая классная чародейка, какой себя считает, то вернется. Если нет, это уже ее проблемы. Единственное, что тебе сейчас не нужно делать, так это показываться там снова. Лучше пойдем и спросим, что делать, у моей матери. Ой, нет, сначала надо зайти за Томарисом. Он нас ждет, бедняга. Договорились?
— Конечно. Я до сих пор не могу в себя прийти.
— Я тебе поражаюсь, Ленка, ты и правда крутая ведьма, правда недоученная. Перенести волшебницу, надо же!
Лена и Андрон пошли в таверну, где их ждал Томарис.

Таверна «Напьемся у Чувика» — вот куда они направлялись. Уютное местечко на углу улиц Белого Щита и Старообрядцев, совсем недалеко от того места, куда забрели Андрон и Лена. Представляет собой небольшой дом, стены которого были обиты деревом, на окнах — резные наличники, на дверях прибита табличка с названием заведения. Когда двое наших героев зашли внутрь, они попали в атмосферу ковбойского салуна ХIХ века. Дощатые стены, простые деревянные столы и грубоватые стулья, маленькая сцена со старинным пианино, на котором пианист наяривает незамысловатую песенку в стиле кантри. Колоритный дух Дикого Запада поддерживают официант и бармен в ковбойском облачении. За столиком у окна уже дожидался Томарис.
— Что-то вы долго, — поприветствовал он вошедших. — Как все прошло?
— И не спрашивай! Ничего не вышло. Все насмарку, — сокрушался Андрон.
— В смысле, Лину не будут обучать на волшебницу?
— Что? А, ну да. Не будут, — спохватился «старший брат», который уже совсем забыл, что он наврал Тому.
— Понимаю, ей, наверное, сказали, что она не способна к магии и что у нее нет необходимых сил. Скажите, мадемуазель, у Вас есть волшебные гены.
— Я не знаю. Есть, наверное, — но, поймав встревоженный взгляд Андрона, поправилась: — Вернее, я думала, что есть, но оказалось, что нет. К сожалению.
— Но ведь это можно легко проверить, зачем идти в магический центр. Надо быть полным идиотом, чтобы обращаться к солидному волшебнику с просьбой научить бездарность магии. Но все-таки девчонка ничего, симпатичная. Будь она немного постарше… Мне ее даже жаль, быть магом это так интересно. Вот я, например.
С каждым его словом Лена все больше краснела и буквально вскипала от гнева. Как он может так говорить? И даже в лице не изменился, хотя голос стал тише и неразборчивей.
Наконец она не выдержала:
— Значит, я бездарность, я правильно поняла? ИЛИ ИДИОТКА, ОБРАТИВШАЯСЯ К СОЛИДНОМУ ВОЛШЕБНИКУ? Андрон, ты слышал, он же меня обозвал! Или ты с ним полностью согласен? Нет, ты ведь знаешь, кто я, что я могу сделать!
Андрон и Томарис тупо смотрели на нее круглыми глазами, не говоря не слова и ничего не понимая. Первым вышел из ступора молодой рыцарь:
— Леночка, успокойся. Я понимаю, сегодня был трудный день, и это в тебе говорят эмоции. Но зачем же срываться на моем друге. Он тебя не обзывал, только сказал, что незачем было идти к магам, чтобы проверить наличие волшебных генов.
— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду то, что сказал твой «друг» после этой фразы.
— Но ведь он больше ничего не говорил!
— По-твоему, Я СУМАСШЕДШАЯ? — у Лены срывался голос.
— Тихо. Он ничего такого не говорил.
— Нет, Андрон, она права, я и правда нелестно о ней отозвался. Случайно. Прошу меня простить за «бездарность» и все остальное, — неожиданно изрек Томарис.
— Я подумаю, — отозвалась Лена, все еще не унимаясь.
— Но…
— Да, Андрон, я знаю, что я ничего не говорил. Твоя кузина процитировала … мои мысли!
— Ты умеешь читать мысли?! — повернулся к Лене ошарашенный Андрон.
— И тебя не взяли в маги?! — удивился тот, кто считал, что только он обладает волшебной силой.
— Я?! А что сразу я? Какие мысли? Чьи? — Лена Рощина уже свыклась с неожиданными перемещениями с места на место, но не была готова к такому: — Нет, что вы? Ладно вам прикалываться!
— Я, кажется, все понял. Лена, да и Томарис тоже. Нам нужно серьезно поговорить, — отчеканил сын Маргарет и, оглядев помещение, добавил: — Не здесь. У меня дома.
Все трое вышли из-за стола и направились к дому Андрона и Маргарет. Лена представила себе ее лицо…

— Ну, здравствуйте! — воскликнула Маргарет, увидев, как домой вернулся не только ее сын, но также пришли еще двое: девочка-подросток, она же предположительно бывшая Неолина, а также старый приятель Андрона, которого она знала еще о-очень маленьким и который давно не заходил в гости. — Проходите. Что-то ты давно у нас не появлялся, Том!
— Весь в делах. Было срочное задание.
— Опять кошачья работа?
— О-охм, в общем, да, — смутился Томарис. Он знал, что Маргарет считает его умения примитивными.
— А ты, Линочка, домой тебя не вернули или так и не попала на прием к магам?
— Нет, хуже.
— Что ж случилось такое?
— Мам, мы тебе сейчас все расскажем. И тебе, Том, тоже, — уточнил Андрон, заметив, что его мать уже проговорилась насчет того, что Лену надо вернуть домой. На то, что он сам нарушал конспирацию, называя девочку не Линой, а настоящим именем, он внимания не обращал. Да и какая разница, слова-то похожие.
— Все за стол, — пригласила Маргарет. Как обычно в этом доме, все проблемы решаются за столом, желательно за чашкой чая с печеньем. Когда все сели, стало понятно, что разговор будет долгим. Вопросов у каждого было много, но никто не знал, с чего начать.
— Рассказываю вкратце, чтоб всем было понятно, — решился, наконец, Андрон. — Тема разговора у нас одна, и она сидит перед вами, — сказал он, указывая на Лену. — Нет. Это не тема сидит, а та, о ком будет речь. Начну с тебя, Том. Ты ведь меньше всех о ней знаешь. Итак, я с самого начала сказал неправду. Так нужно было, ты понимаешь, сам ведь любишь секретность. По легенде это моя двоюродная сестра Лина, на самом же деле это не так. Она мне никем не приходится, и Линой ее не зовут. Ее имя — Елена, Рощина Елена Олеговна. Как уже сказала моя мама, эту девочку действительно нужно вернуть домой. Она живет далеко, вот в чем проблема.
— Так используйте порталы! — усмехнулся Том.
— Не все так просто. Когда я сказал «далеко», я имел в виду очень далеко, настолько далеко, что даже порталы бессильны ей чем-либо помочь. Она живет на другой планете!
У Томариса отвисла челюсть.
— Но и это еще не все, — продолжал Андрон. — Ее к нам перенес волшебный браслет, или она сама себя перенесла — а она это умеет — но мы не знаем, что делать дальше. Она очень сильный маг, а не бездарность, как ты считал некоторое время. Пока мы выяснили, что она может телепортировать себя, других, а также читать мысли.
Теперь настала очередь удивляться Маргарет: о последних двух способностях своей новой постоялицы она ничего не знала. Поэтому и решила спросить:
— А больше она ничего не умеет?! Не успели уйти, а уже мысли читают, других телепортируют… Стоп. Кого ты уже успела…
— Я перенесла волшебницу, у которой я была на приеме, — тихо прошептала Лена.
— Прекрасно, мы ее отправляем к магам, чтобы она решила свои проблемы, а она над ними издевается! — несерьезно сердилась Маргарет.
— Да, Лена отправила госпожу Мерлину, причем сама не знает куда. А когда мы были в таверне, и Томарис подумал кое-что про Лену, она угадала, «прочла» его мысли.
— А ну-ка, Леночка, о чем я сейчас думаю? — оживилась Маргарет.
Она замерла, явно сосредотачиваясь на своих мыслях. Лена Рощина смотрела на нее, понимая, что если она сейчас ничего не «прочитает», то все получится так же, как и с телепортацией, и значит, она не может контролировать свои способности либо над ней кто-то подшучивает.
— Если у нее все получится, то я признаю ее Неолиной…
Лена поняла, что, наконец, уловила чьи-то мысли. Голос был такой же тихий и невнятный, как и в случае с Томарисом, но это явно думала Маргарет.
— Кто-то из вас думает, что если у меня все получится, то меня признают Неолиной.
— Да, я думала об этом, — удивилась Маргарет. — Но только под конец, а что было сначала?
— Не знаю. Я ничего не слышала.
— Жаль. Мне на ум сначала пришел рецепт пирога.
— Я, кажется, понял, — включился в разговор Томарис, — в чем дело. Девушка слышит только то, что касается непосредственно ее. Эгоистка.
— Я все слышала. Я не эгоистка.
— Вот видите! — торжествующе воскликнул Томарис.
Лена поняла, что ничто на свете не заставит ее подружиться с этим человеком.
— Итак, вам не удалось отправить домой эту девушку, — уточнил Томарис. — И что вы намерены предпринять?
— Попробуем еще раз! У нас же есть запасные варианты, например, наш квартирант-астролог или Жизелла, кстати, Лена, а что с Жизеллой?
— Она в Лигванте, по-моему. Мне секретарша сказала в магическом офисе.
— Мне кажется, наш маг-звездочет бессилен. Как же он может видеть будущее, если не видит ничего даже у себя под носом?
— Ты это о чем? — осведомилась Маргарет у Андрона.
— А сколько раз он врезался в свою полку с оберегами?
— А ты подглядывал?
— Нет, мам, слушал. Звон был на весь дом: то ли обереги железные, то ли голова…
— Да ну тебя. Ладно, господина астролога отметаем.
— А почему вы не называете его имя? — поинтересовалась Лена.
— А потому что он просил не называть, — отрезала Маргарет. Ей явно можно доверять любые тайны, ни за что не расскажет.
В отличие от Андрона.
Тот напротив живо повернулся к Лене и прошептал ей на ухо:
— Великого предсказателя, волшебника всех времен и народов, зовут просто… Зузя. Полное имя — Зузик.
С этими словами Андрон буквально скорчился от смеха.
«Странно, почему он не взял себе псевдоним? », — подумала Лена Рощина. — «Как же зовут тогда пожилую чету, что живет в другой комнате?»
Не обращая внимание на навязчивый смех Андрона, его мать продолжила:
— Поскольку Лена больше не может появляться в магическом офисе Флора, нашего города (ну, еще бы, а то там вообще никого не останется), то остается только один выход!
— Какой?
— Идти в Лигвант, разумеется!

Нельзя сказать, что решение было неожиданным и удивительным, как раз наоборот. По крайней мере, Лена Рощина знала, что, в конце концов, все к этому придет. В любом случае, когда все для всех прояснилось, на большинство вопросов были получены ответы, а Томарис наконец свыкся с мыслью, что девчонка, которую он считал неспособной выскочкой, оказалась сильнее его в магическом искусстве (у парня некоторые комплексы насчет того, что он только вселяется в животных, а не превращается в них, что в мире магов считается не таким уж большим умением), стало ясно, что пора собирать вещи и отправляться в путь. Лену уверили в том, что никто ее не бросит и сопровождать ее будут все вместе, а она до сих пор не могла понять, почему ее так опекают и заботятся о совершенно чужой, незнакомой девушке, пусть и попавшей в беду. Ответ, кстати, был очевиден.
— Лена, когда мы окажемся в Лигванте, нам нужно будет сделать еще кое-что… э-э… помимо твоего возвращения домой, — предупреждающе начала Маргарет.
— Что?
— Проверить, вдруг ты и есть Неолина.
— Но…
Теперь все ясно, они упорно считают ее очередным воплощением их народной героини. И самое главное, что Лена теперь ничуть не удивилась бы, если бы это оказалось именно так. Все эти чудеса, неожиданно открывшиеся способности и т.д. и т.п. Но сейчас она все же не сдержалась:
— Хорошо, — занервничала она, — проверяйте. И что дальше? Что если я не окажусь этой самой… как ее, — запнулась Лена, хотя прекрасно помнила ЕЕ ИМЯ. — Что тогда? Вы выгоните меня, сочувствующе помахав на прощание? Да пожалуйста. А если я и есть ваша волшебница с мировым именем? Тогда вы меня вообще домой не отпустите! Какие там у вас требования к Великой и Ужасной Неолине?
— Не пугайся так, милая, — испуганным голосом прошептала Марго. — Никто тебя насильно здесь держать не будет, впрочем, как и выгонять. Пойми только одно: ты неслучайно здесь оказалась, встретила нас, продемонстрировала свою силу. Всему этому должно быть разумное объяснение. И боюсь, что ты не сможешь вернуться домой, не разобравшись, зачем вообще ты тут оказалась.
Лена промолчала. Она не могла и не хотела продолжать разговор. Потихоньку он мог перерасти в истерику, не говоря уже о том, что Лене было трудно осознавать себя находящейся на другой планете, пока ее друзья, родители, учителя, наконец, где-то там, на Земле, может быть, уже забыли о ней. Единственно трезвым было решение начать собираться в путь, чем собственно все и занялись.
Маргарет побежала паковать продукты на дорожку, так как кроме нее (по ее мнению) об этом никто бы не позаботился, Андрон нехотя поплелся собирать свои вещи, тайно задумав прихватить весь свой запас подпольного оружия (да, и, причем довольно серьезного: тут были мечи, кинжалы, лук, дротики и даже рогатка), а Томарису пришлось уйти домой — ну, не тащиться же в Лигвант, в такую-то даль. А Лена? Поскольку Лене нечего было с собой взять, она поплелась на кухню помочь хозяйке дома.
— А, заходи, милая.
— Давайте я помогу. Мне ведь сейчас нечем заняться.
— Как? А вещи? Ой, да у тебя же ничего нет, — Маргарет скептически оглядела Лену: вернее, то, во что она была одета. И чем ей не угодили ее футболка, бриджи и босоножки?..
— Ну, ничего, я знаю, как тебе помочь. Пойдем со мной.
— А как же продукты?
— Не беда, дорогая, у меня есть всегда походный паек про запас, — Маргарет указала на огромную сумку в углу. — Пойдем за мной.
Маргарина уверенно зашагала по направлению к своей комнате, Лена послушно потопала за ней.
В «келье» у Маргарет царили чистота и порядок. Аккуратно заправленная кровать с ровной горкой пухлых подушек, тумбочка с начищенным металлическим подсвечником, платяной шкаф, грузно стоящий у стены и полосатый половичок на полу. Лене чем-то напоминало это жилище ее бабушки, у которой, видимо, были те же взгляды на правила дизайна интерьера.
— Конечно, я могу предложить тебе что-нибудь свое, — сказала Маргарет, открывая платяной шкаф, который оказался набитым похожими друг на друга пестрыми ситцевыми и льняными платьями, — но, — поспешно продолжила она, поймав удивленный взгляд Лены, представившей все это на себе, — все это слишком большое и немодное.
— М-м…
Не успела Лена ответить, как Маргарет легонько толкнула шкаф, и за ним открылся проход в следующую комнату. Прямо как в старинных замках, напичканных ловушками и секретами. Там неожиданно загорелся свет, и перед глазами открылась настоящая сокровищница. Великолепные ткани, одежды. Бижутерия и настоящие драгоценные камни, вставленные в кольца, колье, амулеты, браслеты. Красивая обувь разных размеров, головные уборы.
Маргарет пригласила Лену войти, а та даже услышала ее не сразу, стоя как зачарованная, глядя на невиданный клад. Как могло в этом невзрачном домике храниться такое… Одна из причуд странной планеты.
— Сейчас выберем все, что тебе по размеру. В принципе, некоторые вещи и ушить можно, — Маргарет подошла к куче платьев, выудив оттуда парочку наиболее коротких.
— Не думаю, что это понадобится. А откуда это у вас? — восхищенно прошептала Лена.
— Боялась тебе говорить, ну да ладно, — тяжело вздохнув, начала Марго, — это принадлежало Неолине, да, той Неолине, о которой я тебе говорила. Перед тем, как покинуть планету. Она перевезла весь свой багаж ко мне, наказав передать своему будущему … э-э … воплощению.
Лена побледнела:
— А если я не Неолина?
— Все равно тебе нужна сменная одежда, не так ли? — ободряюще ответила Маргарет.
— Да, наверное.
— Ну, тогда начнем.
Лена Рощина и Маргарет, ее благодетельница, с головой зарылись в гардероб Неолины, подыскивая подходящие наряды. Куда же без них? Женщины то это знают.

Закончив со своими делами, все трое собрались в гостиной. Андрон тащил с собой минимум личных вещей и кучу оружия, не забыв и про рогатку. Маргарет нагрузила сумки едой. Лене выделили рюкзак, куда она сложила немного своих новых вещей (вопреки увещеваниям Маргарет, Лена не стала брать с собой ВСЕ). Вниз спустились также постояльцы: супруги Гарл и Глара (та самая пожилая пара) и астролог Зузик. Скорее всего, они присутствовали чисто из любопытства.
— Госпожа Глара, присмотрите за домом в мое отсутствие, пожалуйста, — попросила Маргарет.
— Разумеется, — улыбнулась она и почему-то легонько толкнула своего мужа.
— А Вы, господин предсказатель, когда покидаете нас?
— О, я как раз собирался сказать, что уезжаю и готов оплатить все мои долги.
— Прекрасно. Вам, наверное, наконец повезло с работой?
— Да, и Вы не представляете себе, как повезло. Во мне таки увидели специалиста. И пригласили, — Зузик прямо сиял от счастья, — в наш магический центр. У них там одна работница пропала при загадочных обстоятельствах, так что я прямо сегодня переезжаю в гостиницу поближе к работе.
Лена покраснела: она вспомнила те самые загадочные обстоятельства.
— Ну, что же. У вас надо принять комнату. Придется отложить с отъездом. Видимо придется остаться до завтра.
В это самое время в дверь постучали. Маргарет отворила дверь, и в дом, не церемонясь, вошел странно одетый человек. На нем было необычное пальто цвета хаки, на шее огромный шарф как у Остапа Бендера, обут в потертые туфли. Его лысина странно сочеталась с кудрями на самом затылке и пышными усами. Он откашлялся и начал:
— Младший агент контроля тайных поселений, — сказал он, протягивая небольшую пластиковую карточку, — К нам поступили сведения, что на территорию нашего города проник представитель королевского Сада (Лена так поняла, что это то же самое, что и королевский двор). Личность пока не установлена, но поиски активно ведутся. Я пришел вас предупредить, что неприятель может скрываться под любой личиной, и все кто не зарегистрирован, будет задержан в течение шестнадцати отрезков времени. У вас нет незарегистрированных? — спросил он так, словно ожидая увидеть в каждом углу по незарегистрированному.
Все как один вытащили свои документы. Даже Лена Рощина. Младший агент удовлетворенно хмыкнул и продолжил:
— Так вот. Враг в городе и прошу всех быть очень осторожными. Ни в коем случае к нему не приближаться, но в случае обнаружения связаться с нашими сотрудниками. Да, и еще. Ворота города будут временно закрыты. На всякий случай. Так что от поездок придется воздержаться. Для вашего же блага.
Он протараторил это и ушел восвояси. Дверь за ним захлопнулась. Постояльцы поспешно попрятались в своих комнатах. Андрон, Маргарет и Лена остались стоять как вкопанные. Некоторое время Лена ничего не могла понять: королевская семья, неприятель в городе, городские ворота — чушь какая-то. Но потом до нее дошло: если ворота будут закрыты, значит, она не сможет попасть в Лигвант. Вот невезуха… И что теперь делать?
Ее размышления прервал настойчивый стук в дверь. Маргарет снова открыла дверь, а на пороге оказалась молодая девушка. После нескладного сотрудника контроля это было еще пущей неожиданностью. Она была красивой. Светлая кожа, изумрудно-зеленые глаза, темно-русые волосы, заплетенные в африканские косички. На ней был серый плащ, который еле скрывал черно-красные одежды. Девушка испуганно озиралась и почти дрожала.
Маргарет и Андрон посмотрели на нее ошарашено, похоже они ее узнали. После долгого молчания девушка наконец-то заговорила:
— Здравствуйте, я хотела бы снять у вас комнату. Можно?
— Подожди-ка, это не тебя один раз спас мой сын? — решила удостовериться Маргарет.
— Ой, Вы меня узнали? Да, Андрон действительно меня выручил. А потом я пожила у вас некоторое время, помните?
— А, как же. Ну что ж, хотите снимать комнату?
— Да, да. У меня есть деньги. Я Вам и за прошлый раз заплачу, — оживилась девушка, показывая блестящие пятиугольные пластинки.
— Я вижу. Только комната освободится утром, один наш жилец съезжает. Есть, правда, свободная кровать на ночь в комнате вот этой девушки. Если Вы не против…
— О, конечно, конечно. Мне просто нужно срочно где-то остановиться. Тем более что в прошлый раз нас было трое в одной комнате.
— Все претензии к Андрону. Если бы он не приводил вас каждый день, ну да ладно, чего уж там.
— Лена, ты согласна разделить свою комнату с Паулой, если я не ошибаюсь.
— Что? А, ну да, конечно. Как я могу отказать.
— Вот и ладушки. Давай снимай плащик и располагайся. Багаж-то есть?
— Ага, — Паула достала из-за пазухи маленькую сумочку.
— Хм, — Маргарет уже задумалась, не придется ли и ей одалживать одежду из бесценного наследства Неолины. — Ладно, снимай плащик, давай повешу.
— Кого?
— Да, плащ же.
— Мм, — Паула явно не хотела это делать. Лена удивилась, чего это Маргарет так наседает на бедную девушку, не хочет, как говорится, — не надо.
— Мне что-то холодно. Я укутаюсь поплотнее. Так, где мой будущий ночлег?
— В верхней одежде не ночуют, — настаивала Маргарет.
— Ну, хорошо, — Паула сбросила с себя верхнюю одежду. Под ней оказалось мрачное черно-красное платье с вышитыми на ткани непонятными письменами.
— Что и требовалось доказать, — процедила Марго.
Андрон ничего не сказал, только округлил глаза и широко раскрыл рот. Паола покраснела и не знала, что сказать. Лена вообще ничего не понимала.
— Так это тебя ищут по всему городу? А я еще привел тебя сюда, — пробормотал Андрон. — Как ты здесь оказалась?
— Ты же сам пригласил меня в город! Поэтому я смогла его увидеть. Вот я и пришла,
— А за чем ты собственно сюда пришла?! — в один голос закричали Маргарет и ее сын.
— Я хочу пожить у вас… — совсем запуганно проговорила Паула.
— Враг в нашем городе! О, Эндорт! Говорила я тебе, Андрон, не спасай, кого попало! Конечно, к Неолине это не относится.
— Я не враг, госпожа Маргарет! Да, Вы уже поняли, что я из королевской семьи. Но я не имею отношения к тому, что происходит. Более того, я пыталась уговорить отца…
— Кого? Так Кроненберг твой…
— Отец, да. Я ко-ро-лев-ска-я дочь! — чуть не плача ответила Паулина.
— Так, все в мою комнату! — скомандовала Маргарет. — Там хорошая звукоизоляция.
Никто не стал возражать.

После долгих вздохов и всхлипов Пауле удалось убедить Маргарет и Андрона в том, что она не является вражеской лазутчицей или террористкой. Кстати, Андрон сдался сразу, но его мать пришлось уговаривать. Все дело в том, что у жителей Тайных поселений прямо врожденная ненависть к королевскому роду угнетателей и тиранов. Когда-то воины Кроненберга захватили Свободные земли, родину большинства мятежников, а людей угоняли в рабство. Те, кому удалось спастись, поклялись рано или поздно свергнуть с трона наследника Кроненберга, если не удастся сделать это с родоначальником. Вот почему Пауле вообще очень опасно находиться в городе Флуре-на-Флоре, тем более что ее уже ищут. Но, с другой стороны, куда же еще ей было идти, кроме как к тем, кто уже однажды ее приютил после того, как Андрон спас ее от волков в лесу.
— Я просто не знала, что делать, — взволнованно тараторила королевская дочь, — Понимаете, я не хочу вас стеснять, понимаю, что из-за меня вы можете попасть в неприятности, солдаты моего… Но вы же меня не оставите, правда?
Какая королевская уверенность в том, что все должны помогать и оказывать содействие, и в то же время такие способности действовать на жалость.
— Пока не оставим, — подумав, ответила Марго, — продолжай.
— А что продолжать? Я сбежала из д… дворца. Мой отец собрался выдавать меня замуж, но я не могу так… Я, вообще, никак не могу. Я просто не могу там оставаться. Не могу. Меня же каждый день могут убить, понимаете. Как маму! — Паула окончательно разревелась.
— Ну-ну, ладно. Ясно ушла из дому, из-под венца, опять же, — выдержав недолгую паузу, Маргарет добавила: — А дальше-то что будешь делать?
— Дело в том, что мне надо в Лигвант! — выпалила принцесса.
Это повергло бы любого коренного кроноссца в шок: королевская дочь хочет попасть в штаб-квартиру революционеров…
— Что?!
— Да нет же, я не буду срывать ваши планы против… власти. Я хочу попросить о помощи!
— Какая тебе от них будет помощь?
— Мне нужно укрыться от солдат моего отца. И я буду даже помогать вашим. Только не убивайте всех нас. Пожалуйста.
— В смысле, всех?
— Я имею в виду, что могу помочь изменить порядки в стране, но не…
— Ладно, понятно. А где гарантии, что ты не хочешь проникнуть в Обитель грез со злым умыслом? Хороший ход, давить на нашу жалость…
— Не знаю, как вам это доказать… Может быть… Да, вот возьмите. Надеюсь, теперь вы мне верите?! — Паула провела ладонью по лицу и у нее в руке оказалась маленький шарик светло-голубого цвета, который она протянула Маргарет.
— Да, — грустно сказала Марго, — если ты решилась на это, значит и правда готова на все