Сказки для Димки.

Моему сынишке посвящается…

– Пап, а почитай мне что-нибудь. – Димка подёргал отца, сосредоточенно уставившегося в монитор, за рукав.
– Угу, – отозвался тот, продолжая барабанить пальцами по клавишам.
– Папа! – в голосе Димки появилась требовательная интонация.
– А? Что? – отец оторвал взгляд от экрана и растерянно посмотрел на сына.
– Ты хоть слышал, о чём я тебя просил? – укоризненно поинтересовался Димка.
– М-м-м… Вроде бы… Так о чём?
– Почитай мне что-нибудь.
– Димон, – папа замялся, неуверенно косясь на монитор, – а если маму попросить?
– Мама готовит ужин. И вообще, я хочу, что бы именно ты мне почитал.
Папа вздохнул и, махнув рукой, поднялся из-за стола.
– Хорошо, сынок, а какую книгу?
На этот раз замялся Димка.
– Не знаю, – отозвался он.
– Может быть, «Про зоков и баду»? – предложил папа.
Димка замотал головой.
– Понял. Про Карлсона? Про мумми-троллей? По десятому разу про Элли и её друзей? Нет? Тогда что же?
Димка молчал.
– Вот что, – сказал, наконец, папа, – я придумал. Садись на диван и слушай. Я расскажу тебе свою собственную сказку.
– Правда? – Димкины глаза заблестели. – Ты её сам придумал?
– Ещё нет, – папа загадочно улыбнулся, – но придумаю.

Сказка первая. «Как звери разговаривать стали».

– В некотором царстве, в некотором государстве… – начал папа. – Хотя нет, это уже было…
– Точно, – подтвердил Димка, – жили-были старик со старухой, и не было у них детей.
– А им и не надо, – закончил за него папа. – Не перебивай, пожалуйста! Так вот, в самом обыкновенном городе…

В самом обыкновенном городе, абсолютно таком же, как наш, жила-была девочка Наташа. А с ней – кот Барсук да крыска Люська. Девочка занималась домашним хозяйством, а её питомцы развлекали свою хозяйку: кот пел ей разные песенки, а крыска устраивала самые настоящие цирковые представления. Она делала разные акробатические трюки, висела на прутьях клетки вниз головой, крутилась в колесе.
Их домик стоял на самом краю города, поэтому гости у Наташи бывали редко, но если кто-то заходил, пусть даже совершенно незнакомый, девочка приветливо встречала любого и поила чаем с блинами и вареньем.
И вот как-то раз, ранним-ранним утром, когда Наташа ещё спала, в дверь громко постучали. Наташа подскочила на кровати и, как была – в ночной рубашке и с растрёпанными волосами, – кинулась открывать.
На пороге стояла дряхлая сгорбленная старуха с кривой клюкой в руках. Увидев её, кот Барсук с шипением забился под диван, а Люська, испуганно пискнув, спряталась в своём домике. У старухи был длинный крючковатый нос, покрытый бородавками, прищуренные подслеповатые глаза, кривые жёлтые зубы и трясущиеся морщинистые руки, пальцы которых заканчивались острыми ногтями. Её спутанные седые космы были укрыты чёрным шёлковым платком, а на плечи наброшено грязно-зелёное потёртое пальто.

– Постой-ка, папа, – перебил Димка, – ты прямо как про нашу бабушку рассказываешь!
– Кому бабушка, а кому и тёща, – пробормотал папа. – Слушай дальше.

– Здравствуйте, – только и смогла вымолвить Наташа, которая тоже почему-то испугалась старуху, но, поскольку девочкой она была воспитанной, виду не подала.
– Что ж ты, бесстыдница, в таком виде гостей встречаешь?! – вместо приветствия скрипучим голосом сказала старуха и указала своей клюкой на «ночнушку» девочки.
– Ой, и правда! – Наташа всплеснула руками. – Вы пока проходите, располагайтесь, а я пойду переоденусь и чай поставлю.
Старуха, кряхтя, проковыляла в комнату, а девочка тем временем быстро переоделась и принялась накрывать на стол.
– Ты скатерть-то давно стирала? – поинтересовалась старуха, глядя на белоснежную ткань, покрывавшую стол.
– Только вчера, – ответила Наташа.
– А это тогда что? – Старуха провела по скатерти своим грязным пальцем, оставляя на ней толстую серую полосу.
– Ну надо же! – расстроилась Наташа. – И как я не заметила?! Вот растяпа! Давайте я новую постелю.
– Оставь, – проворчала старуха. – Ты варенье-то убери, я сладкое не люблю!
– Хорошо, – Наташа покорно отнесла банку в буфет. – Вам сахара сколько ложек?
– Сказала же, не люблю сладкого! – прикрикнула на неё старуха. – Соль сыпь, две чайных!
Выполнив указания старухи, Наташа поставила перед ней кружку с чаем и придвинула блюдо с бутербродами.
– Приятного аппетита, бабушка!
Старуха взяла кружку и сделала глоток.
– Тьфу! Что это?! – завопила она, отплёвываясь. – Чай-то солёный!
– Правда? – удивилась Наташа. – Простите, пожалуйста! И как я могла перепутать? Баночки-то разные!
Продолжая ругаться, старуха выплеснула чай на пол.
– Ой, и чай я пролила! – опечалилась Наташа. – Какая же я неуклюжая! Подождите, я сейчас всё уберу!
С этими словами девочка вышла из комнаты, а когда вернулась, держа в руке швабру, то обомлела: на стуле, где только что была старуха, сидела немолодая, но всё ещё красивая женщина. Она была опрятно одета и аккуратно подстрижена.
– А где бабушка? – пролепетала Наташа.
– Так это я и есть! – засмеялась женщина. – Иди сюда, моя дорогая! Нам нужно поговорить.
Когда девочка уселась за стол, женщина сказала:
– Давай знакомиться, Наташенька! Меня зовут фея Альбиона…

– Вот это имечко! – хихикнул Димка. – Такое же смешное, как у нашей соседки, Фудзиямы Нур-Мамедовны Либерман-Оглы!
– Меня зовут фея Альбиона, – с нажимом повторил папа.

– Настоящая фея?! – воскликнула Наташа.
– Да, – улыбнулась Альбиона, – настоящая. Однажды я услышала историю про добрую девочку, которая очень гостеприимна, обходительна и воспитана. Честно скажу, не поверила я тогда, потому что все дети сейчас избалованные, взрослых не слушаются, ведут себя плохо… Вот и решила я сама во всём убедиться: превратилась в старуху, пришла к тебе и стала вредничать. Но теперь я вижу, что молва правдива. Ты и вправду такая, как про тебя люди говорят.
– Спасибо! – смутилась Наташа.
– И за то, что ты такая хорошая, – продолжала Альбиона, – я тебя награжу: начиная с завтрашнего утра жизнь твоя изменится, ты никогда больше не будешь скучать и чувствовать себя одинокой.
– Правда? – обрадовалась девочка.
– Честное фейское! А сейчас я пойду. У меня ещё много дел.
– Спасибо, добрая фея! – крикнула ей на прощанье Наташа и закрыла дверь.
Весь день девочка чувствовала себя, как на иголках. Любопытно же, что такого сотворила фея Альбиона, но ведь время не ускоришь. Предвкушая грядущие перемены, Наташа даже спать легла пораньше.
И вот настало утро…
Наташа проснулась оттого, что кто-то очень громко о чём-то спорил. Недоумённо хлопая глазами и толком не проснувшись, приподнялась на кровати и увидела удивительную картину: кот Барсук стоял на столе, оперевшись передними лапами на Люськину клетку, и исподлобья смотрел на крысу. Та, в свою очередь, приподнялась на задних лапках и взирала на своего оппонента снизу вверх.
– А я тебе говорю, голохвостая, что кошки гораздо полезней крыс! – говорил Барсук. Голос у него был приятный – мягкий и бархатистый. – Мы и зимой обогреем, и, когда у хозяина горе, поласкаемся, и живность вот такую вредоносную ловим…
– Много ли для этого ума надо, карликовый тигр? – возразила Люська. – Крысы гораздо умнее: и монетки можем по номиналу разложить, и мелочь всякую на полу найти, и сложные акробатические трюки выполнить…
– Вот и шли бы в цирк выступать! – огрызнулся Барсук. – А то ишь, на всё готовенькое!
– Сам-то ты давно мышей ловил? – язвительно спросила Люська. – Небось, последняя пойманная – та резиновая, что под кроватью валяется?
Обиженный Барсук отступил на шаг и, выгнув спину, зашипел. Люська тоже опустилась на все лапы, вздыбила шерсть и оскалилась.
– Ну-ка тихо! Прекратили быстро! – вмешалась Наташа. – Ещё только драку тут устроить не хватало!
Звери примолкли и опасливо покосились на хозяйку.
– И давно вы разговаривать научились?
– С утра, – сказал Барсук.
– И сразу спорить?
– Это всё, эта рукавица писклявая начала! – стал оправдываться кот. – Зачем она меня львом облезлым назвала?
– А кто посмотрел в мою сторону, фыркнул и сказал: «Из беличьего меха хоть воротники шьют, а крысиный даже на стельки не пускают»?! – пропищала Люська.
Звери вновь принялись спорить, перебивая друг друга, стараясь кричать погромче и всячески выгораживая себя перед хозяйкой.
– Хватит, я сказала! – Наташа подняла тапочку и, что было сил, стукнула ей об пол. – Сейчас разберёмся, что к чему.
Да, права была фея Альбиона – теперь жизнь девочки сильно изменится, и скучать ей точно больше никогда не придётся…

– Мальчики, идите кушать! – позвала мама, приоткрыв дверь в комнату.
– Не, мам, – отозвался Димка, – мы не пойдём. Мне тут папа сказки рассказывает.
– Сынок, – улыбнулась мама, – сказки папа рассказывает мне, когда с работы позже обычного возвращается… А поесть бы не мешало.
– И правда, Димон, – папа поднялся с дивана, – стоит подкрепиться. А потом я тебе ещё что-нибудь сочиню.

Сказка вторая. «Как Люська уходить собралась».

Папа откинулся на диван и сладко зевнул.
– После вкусного обеда полагается поспать, – продекламировал он, – но поскольку это был ужин и я тебе кое-что обещал. Устраивайся поудобнее и слушай…

Однажды крыска Люська встала не с той ноги и, вместо того, чтобы пожелать всем доброго утра, принялась недовольно метаться по клетке.
– Как мне всё надоело! – бубнила она. – Когда же это, наконец, закончится?!
– Эй, серая, ты чего буянишь? – лениво поинтересовался кот Барсук, приоткрыв один глаз. – Что случилось-то?
– Устала я от вас, дармоеды! – зло выкрикнула Люська.
– Ух-ты! – от удивления Барсук привстал. – Это мы, значит, дармоеды?! А ты, видать, наша кормилица-поилица?
– Нет. Но в отличие от вас, хотя бы элементарный порядок в клетке поддерживаю, – Люська кивнула в сторону разбросанных в творческом беспорядке обрывков газет вперемешку с крысиным кормом, перевёрнутую баночку из-под молока и гору засохших объедков в углу клетки. – А вы, лодыри, даже этого сделать не можете. Дома пыль, грязь, кошачья шерсть езде валяется…
– Это как же?! – возмутилась Наташа. – Я только вчера вечером подметала и пыль вытирала.
– Охотно верю, – Люська сморщила свой мохнатый носик. – Молчала бы, хозяйка, а то я тебе припомню, какой беспорядок ты у меня в клетке устраиваешь во время своих так называемых уборок!
Наташа, пившая в этот момент чай, от этих слов чуть не поперхнулась, а крыса продолжила:
– Про эту ожившую тельняшку, котом себя возомнившую, отдельный разговор. Ходит по всей квартире, волосы свои разбрасывая, да ещё и когти обо всё точит!
– И что ты предлагаешь? – Наташа отставила кружку в сторону.
– Побрить его наголо и когти подстричь!
– Может, меня проще выгнать? – вмешался Барсук. – Всё не так обидно будет…
– Хорошая мысль, полосатый! Собирал бы ты манатки…
– Стоп! – Наташа встала со стула. – Никого мы выгонять не будем! Это что за разговоры?! Лучше давайте какой-нибудь выход из этой ситуации искать…
– Ничего мы искать не будем! – Люська вздёрнула носик. – Выбирай, хозяйка, – либо я, либо этот ленивый обормот!
Наташа снова уселась на стул.
– Я так не могу, – сказала она, – я вас обоих люблю…
– Ах, так! – возмутилась Люська. – Тогда я ухожу.
– Кто б тебя ещё из клетки выпустил… – Барсук зевнул.
– А вы не имеете права меня тут держать! У нас страна свободная. Куда хочу – туда иду! Выпустите немедленно! Это – незаконное лишение свободы! Даже в Уголовном кодексе такая статья есть!
– В кодексе про людей написано. Про мышей там не слова…
– Так, котяра, ещё раз меня мышью назовёшь, я тебе хвост отгрызу! И вообще, что за жестокое обращение с животными?! Я буду жаловаться в Комитет по делам грызунов!
– Нет такого комитета, – устало проговорил Барсук. – Ты смотри, как бы мы в Санэпидемстанцию не позвонили, что у нас тут крыса взбесившаяся завелась…
– Я тебе позвоню! – закричала Люська. – Быстро выпустите меня отсюда!
Наташа прошагала через комнату и открыла клетку.
– Иди куда хочешь! Я тебя не держу.
Люська вылезла наружу, спрыгнула на пол и побежала к двери. Глядя ей вслед, Наташа тихонько заплакала, а кот Барсук принялся тереться об её ноги, успокаивая хозяйку…

– Папа, а почему Люська так плохо поступила? – спросил Димка. – Она же знает, что Наташа её любит! И всё равно ушла, наговорив кучу гадостей.
– Видишь ли, сынок, – папа откашлялся, – иногда мы поступаем неправильно… Более того, мы прекрасно осознаём, что совершаем нехороший поступок, но нас это не останавливает, потому что признаться и извиниться нам мешает гордость.
– Но это же неправильно!
– Конечно. Но не все это понимают. Многие думают, что таким образом они смогут чего-то добиться, доказать свою правоту.
– А я никогда так не сделаю. Я буду послушным и всегда стану теперь извиняться, если был неправ, несмотря на все свои обиды.
– Очень на это надеюсь, Димон. Очень надеюсь…

Прошло два месяца, но Наташа никак не могла забыть Люську. Всякий раз, когда она вспоминала своего питомца, глаза девочки наполнялись слезами. Кот Барсук как мог утешал её, но и он был готов заплакать, глядя, как Наташа ежедневно наводит в Люськиной клетке порядок, насыпает свежий корм и меняет воду в поильнике.
И вот однажды вечером Наташе показалось, что из-за окна доносится знакомый писк.
– Ты слышал? – спросила она у Барсука.
– Что? – спросонья кот непонимающе завертел головой.
Наташа бросилась к окну и распахнула его настежь.
– Люська вернулась! – закричала она и побежала открывать дверь. Через секунду девочка вернулась обратно, держа на ладони маленький трясущийся комочек, покрытый слоем грязи и пыли.
– Нагулялась? – миролюбиво поинтересовался Барсук.
– Похоже на то, – отозвалась Наташа. – Сейчас мы её искупаем, а потом расспросим, как ей странствовалось.
– Просто ужасно, – наконец подала голос Люська. – Я и не знала, что так тяжело жить одной! Холод, голод, дикие собаки и кошки, люди, которые бросают в тебя камни… Это так страшно! А однажды я попробовала прибиться к стае своих сестёр, так они меня чуть не загрызли, – Люська ткнула лапкой в разодранное ухо, – потому что от меня пахло котом и человеком…
– Ты же хотела свободы, – усмехнулась Наташа. – Забыла: у нас тут грязь, беспорядок?
– Не надо, хозяйка, – Люська виновато потупила взор. – Я всё поняла. Простите за те слова, что я вам тогда сказала. Я была неправа…
– Да что уж там, – Наташа погладила Люську по спине. – С возвращением тебя! А теперь – мыться!

– Здорово, что Люська вернулась! – воскликнул Димка. – А что было дальше?
– А дальше, – папа зевнул, – они узнали, что воспитанный мальчик Димка уже лёг спать, и решили последовать его примеру.
– Ну, папа! – загундосил Димка. – Я пока не хочу!
– Тсс! – папа приложил палец к губам. – Пойдём. Сейчас ты ляжешь, а я расскажу тебе ещё одну сказку…

Сказка третья. «Как к Наташе мама с папой приехали».

Наташины мама и папа работали в российском посольстве в другом государстве, поэтому постоянно были в отъезде. Но они прекрасно знали, что спокойно могут оставить дочку одну: она была умной, хозяйственной и послушной.
Как-то раз, когда Наташа вышла из дома за продуктами, в замке загремел ключ. Это мама и папа приехали погостить, решив сделать дочери сюрприз, и потому заранее не позвонив. Но сюрприз ожидал их. Точнее, пока только маму, так как папа в это время ставил машину на стоянку.
Мама вошла в квартиру и позвала:
– Наташенька!
Но вместо девочки в коридор с радостными криками «Наша мама приехала! Ура!» выбежали кот Барсук да крыска Люська. Они-то уже давно привыкли к тому, что умеют разговаривать, но мама ведь этого не знала…
– Ой! – только и сказала она и медленно сползла по стене.
Звери замерли и переглянулись.
– Кажется, перестарались, – пробормотал Барсук.
– А ну живо на кухню за валерьянкой! – крикнула Люська и принялась бегать вокруг мамы, пытаясь придумать, что же сделать.
Барсук, тем временем, скрылся на кухне, и оттуда донёсся звон пузырьков и шелест бумаги – кот рылся в аптечке. Через пару минут раздался щелчок открываемой пробки… И наступила тишина.
Люська прислушалась и, заподозрив что-то неладное, засеменила в кухню.
– Эх, налей посошок,
Да зашей мой мешок!
На строку – по глотку,
А на слова – и все два.
И пусть седая метель
Мягко стелет постель,
Да студёную пряжу
Плетёт в кружева, – раздалось вдруг из кухни.
Люська со всех ног бросилась туда и обнаружила Барсука, который лежал на полу, раскинув лапы в разные стороны, а рядом стоял наполовину пустой пузырёк с валерьянкой.
– О, мышь белая! – заплетающимся языком промямлил кот.
– Это горячка у тебя белая! – огрызнулась Люська. – А я – крыса серая!
– Крыса? – Барсук попытался сконцентрировать на Люське свой мутный взгляд. – И правда. А откуда у нас в доме крыса? Нет, так дело не пойдёт! Сейчас я немного отдохну, а потом поймаю тебя и съем!
– Отдохнёт он! Устал, понимаешь! Да ты не устал, а на грудь принял!
Продолжая ругаться, Люська вытащила из кошачьей миски кусок мяса и заткнула им Барсуку рот (чтобы не вздумал больше петь, а то опять маму перепугает), закрыла валерьянку пробкой и покатила пузырёк в коридор.
И тут в квартиру зашёл папа…
– Танюша, что с тобой? – папа потряс маму за плечи.
Мама открыла глаза, слабо улыбнулась и произнесла:
– Представляешь, дорогой, я так заработалась! Мне показалось, что крыса и кот разговаривают! Смешно, правда? Это же глупые животные!
– Такие уж глупые! – подала голос Люська. – Не надо всех под одну гребёнку! А валерьянку кто принёс? Хотя… Если судить по нашему коту, то и правда всех животных можно тупыми считать…
Мама снова обмякла, а папа поперхнулся словами, которые собирался произнести. Не разгибаясь, он уставился на Люську безумным взглядом и медленно ослабил галстук.
– Не спеши ты нас хоронить!
Ведь у нас ещё здесь дела:
У нас дома – детей мал мала,
Да и просто хотелось пожить! – путаясь в собственных лапах, спотыкаясь и падая, из кухни нетвердой походкой вышел Барсук.
– О, какие люди! Привет, папаня! – сказал он.

– Пап, а ты бы испугался, если бы с тобой звери заговорили? – поинтересовался Димка.
– Ну, смотря какие… Если такие, как у Наташи, то вряд ли. А вот если бы белочка или лошадь, тогда, пожалуй, да, – отозвался папа.
– Смешной ты! Что в этих зверях такого страшного?
– Вырастешь – узнаешь! – обрубил папа. – Слушай.

Когда Наташа вернулась домой, то её глазам предстала такая картина: посреди коридора лежали мама и папа, а вокруг них бегала Люська, которая прикладывала к их лицам мокрые тряпочки. И над всем этим разносилась песня в исполнении Барсука:
Летели облака.
Летели далеко.
Как мамина рука.
Как папино трико.
Как рыбы-корабли.
Как мысли дурака.
Над стёклами земли
Летели облака.
Летели облака…
– Боже мой! – только и смогла сказать девочка и принялась приводить родителей в чувства.
Наконец, мама и папа более-менее пришли в себя и даже относительно нормально воспринимали пение кота, который заметно фальшивил и забывал слова.
– Что с ним делать-то будем? – спросила мама и указала на кота.
– В туалете запрём, – предложил папа, – всё потише будет.
– Не стоит, – Наташа махнула рукой, – он скоро сам успокоится.
И, действительно, минут через пятнадцать Барсук, наоравшись и наскакавшись по квартире, уснул. Наташа приготовила родителям поесть и рассказала про подарок феи Альбионы.
– Да, весело тебе живётся! – усмехнулся папа. – Но Люська твоя – молодец! И валерьянку притащила, и компрессы нам поставила… Кстати, Люсь, а как ты смогла кран открыть, чтобы тряпки намочить?
– А я и не открывала, – ответила Люська. – Он для меня тугой слишком. Я их в унитазе намочила.
Мама ойкнула, а Наташа покраснела.
– М-да, – пробормотал папа, – мамы дома нету, краник высоко…
Какое-то время они молча пили чай, а потом мама едва заметно подмигнула папе, и он, откашлявшись, начал:
– Ты знаешь, Натуль, мы тут с мамой подумали и решили, что слишком мало уделяем тебе внимания. Поэтому мы больше никуда не уедем и станем жить вместе…
– Ура!!! – хором закричали Наташа и Люська.
– Тише! – папа погрозил пальцем. – Ещё певца нашего разбудите…

– Ну, вот и всё, – закончил папа.
– Как всё? – недовольно пробурчал Димка. – Сказки так не кончаются!
– Хорошие сказки кончаются именно так, – возразил папа, – потому что дальше начинается жизнь. Ладно, спокойной ночи!
– Но я не хочу спать!
– Эй, ты забыл, что собирался быть хорошим послушным мальчиком?
– Э-э-э… Да-да, помню! – спохватился Димка. – Спокойной ночи, папа!
Димка повернулся набок, положил руки под щёку и вскоре уснул. Он спал, и ему снилась воспитанная девочка Наташа, говорящие звери Барсук и Люська и добрая фея Альбиона, которая может сотворить для тебя чудо. Просто надо быть хорошим послушным мальчиком…

18 – 28 ноября 2005 год.

0 Comments

  1. andrey_andreev

    Спасибо, Злата. Я давно вынашивал замысел этой сказки, но всё как-то руки не доходили. И всё же сделал это.
    Рад, что другим людям понравилось то, что я написал. Значит, если я не стану “готическим романистом”, у меня есть шанс попасть в сказочники. 🙂

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сказки для Димки.

Моему сынишке посвящается…

– Пап, а почитай мне что-нибудь. – Димка подёргал отца, сосредоточенно уставившегося в монитор, за рукав.
– Угу, – отозвался тот, продолжая барабанить пальцами по клавишам.
– Папа! – в голосе Димки появилась требовательная интонация.
– А? Что? – отец оторвал взгляд от экрана и растерянно посмотрел на сына.
– Ты хоть слышал, о чём я тебя просил? – укоризненно поинтересовался Димка.
– М-м-м… Вроде бы… Так о чём?
– Почитай мне что-нибудь.
– Димон, – папа замялся, неуверенно косясь на монитор, – а если маму попросить?
– Мама готовит ужин. И вообще, я хочу, что бы именно ты мне почитал.
Папа вздохнул и, махнув рукой, поднялся из-за стола.
– Хорошо, сынок, а какую книгу?
На этот раз замялся Димка.
– Не знаю, – отозвался он.
– Может быть, «Про зоков и баду»? – предложил папа.
Димка замотал головой.
– Понял. Про Карлсона? Про мумми-троллей? По десятому разу про Элли и её друзей? Нет? Тогда что же?
Димка молчал.
– Вот что, – сказал, наконец, папа, – я придумал. Садись на диван и слушай. Я расскажу тебе свою собственную сказку.
– Правда? – Димкины глаза заблестели. – Ты её сам придумал?
– Ещё нет, – папа загадочно улыбнулся, – но придумаю.

Сказка первая. «Как звери разговаривать стали».

– В некотором царстве, в некотором государстве… – начал папа. – Хотя нет, это уже было…
– Точно, – подтвердил Димка, – жили-были старик со старухой, и не было у них детей.
– А им и не надо, – закончил за него папа. – Не перебивай, пожалуйста! Так вот, в самом обыкновенном городе…

В самом обыкновенном городе, абсолютно таком же, как наш, жила-была девочка Наташа. А с ней – кот Барсук да крыска Люська. Девочка занималась домашним хозяйством, а её питомцы развлекали свою хозяйку: кот пел ей разные песенки, а крыска устраивала самые настоящие цирковые представления. Она делала разные акробатические трюки, висела на прутьях клетки вниз головой, крутилась в колесе.
Их домик стоял на самом краю города, поэтому гости у Наташи бывали редко, но если кто-то заходил, пусть даже совершенно незнакомый, девочка приветливо встречала любого и поила чаем с блинами и вареньем.
И вот как-то раз, ранним-ранним утром, когда Наташа ещё спала, в дверь громко постучали. Наташа подскочила на кровати и, как была – в ночной рубашке и с растрёпанными волосами, – кинулась открывать.
На пороге стояла дряхлая сгорбленная старуха с кривой клюкой в руках. Увидев её, кот Барсук с шипением забился под диван, а Люська, испуганно пискнув, спряталась в своём домике. У старухи был длинный крючковатый нос, покрытый бородавками, прищуренные подслеповатые глаза, кривые жёлтые зубы и трясущиеся морщинистые руки, пальцы которых заканчивались острыми ногтями. Её спутанные седые космы были укрыты чёрным шёлковым платком, а на плечи наброшено грязно-зелёное потёртое пальто.

– Постой-ка, папа, – перебил Димка, – ты прямо как про нашу бабушку рассказываешь!
– Кому бабушка, а кому и тёща, – пробормотал папа. – Слушай дальше.

– Здравствуйте, – только и смогла вымолвить Наташа, которая тоже почему-то испугалась старуху, но, поскольку девочкой она была воспитанной, виду не подала.
– Что ж ты, бесстыдница, в таком виде гостей встречаешь?! – вместо приветствия скрипучим голосом сказала старуха и указала своей клюкой на «ночнушку» девочки.
– Ой, и правда! – Наташа всплеснула руками. – Вы пока проходите, располагайтесь, а я пойду переоденусь и чай поставлю.
Старуха, кряхтя, проковыляла в комнату, а девочка тем временем быстро переоделась и принялась накрывать на стол.
– Ты скатерть-то давно стирала? – поинтересовалась старуха, глядя на белоснежную ткань, покрывавшую стол.
– Только вчера, – ответила Наташа.
– А это тогда что? – Старуха провела по скатерти своим грязным пальцем, оставляя на ней толстую серую полосу.
– Ну надо же! – расстроилась Наташа. – И как я не заметила?! Вот растяпа! Давайте я новую постелю.
– Оставь, – проворчала старуха. – Ты варенье-то убери, я сладкое не люблю!
– Хорошо, – Наташа покорно отнесла банку в буфет. – Вам сахара сколько ложек?
– Сказала же, не люблю сладкого! – прикрикнула на неё старуха. – Соль сыпь, две чайных!
Выполнив указания старухи, Наташа поставила перед ней кружку с чаем и придвинула блюдо с бутербродами.
– Приятного аппетита, бабушка!
Старуха взяла кружку и сделала глоток.
– Тьфу! Что это?! – завопила она, отплёвываясь. – Чай-то солёный!
– Правда? – удивилась Наташа. – Простите, пожалуйста! И как я могла перепутать? Баночки-то разные!
Продолжая ругаться, старуха выплеснула чай на пол.
– Ой, и чай я пролила! – опечалилась Наташа. – Какая же я неуклюжая! Подождите, я сейчас всё уберу!
С этими словами девочка вышла из комнаты, а когда вернулась, держа в руке швабру, то обомлела: на стуле, где только что была старуха, сидела немолодая, но всё ещё красивая женщина. Она была опрятно одета и аккуратно подстрижена.
– А где бабушка? – пролепетала Наташа.
– Так это я и есть! – засмеялась женщина. – Иди сюда, моя дорогая! Нам нужно поговорить.
Когда девочка уселась за стол, женщина сказала:
– Давай знакомиться, Наташенька! Меня зовут фея Альбиона…

– Вот это имечко! – хихикнул Димка. – Такое же смешное, как у нашей соседки, Фудзиямы Нур-Мамедовны Либерман-Оглы!
– Меня зовут фея Альбиона, – с нажимом повторил папа.

– Настоящая фея?! – воскликнула Наташа.
– Да, – улыбнулась Альбиона, – настоящая. Однажды я услышала историю про добрую девочку, которая очень гостеприимна, обходительна и воспитана. Честно скажу, не поверила я тогда, потому что все дети сейчас избалованные, взрослых не слушаются, ведут себя плохо… Вот и решила я сама во всём убедиться: превратилась в старуху, пришла к тебе и стала вредничать. Но теперь я вижу, что молва правдива. Ты и вправду такая, как про тебя люди говорят.
– Спасибо! – смутилась Наташа.
– И за то, что ты такая хорошая, – продолжала Альбиона, – я тебя награжу: начиная с завтрашнего утра жизнь твоя изменится, ты никогда больше не будешь скучать и чувствовать себя одинокой.
– Правда? – обрадовалась девочка.
– Честное фейское! А сейчас я пойду. У меня ещё много дел.
– Спасибо, добрая фея! – крикнула ей на прощанье Наташа и закрыла дверь.
Весь день девочка чувствовала себя, как на иголках. Любопытно же, что такого сотворила фея Альбиона, но ведь время не ускоришь. Предвкушая грядущие перемены, Наташа даже спать легла пораньше.
И вот настало утро…
Наташа проснулась оттого, что кто-то очень громко о чём-то спорил. Недоумённо хлопая глазами и толком не проснувшись, приподнялась на кровати и увидела удивительную картину: кот Барсук стоял на столе, оперевшись передними лапами на Люськину клетку, и исподлобья смотрел на крысу. Та, в свою очередь, приподнялась на задних лапках и взирала на своего оппонента снизу вверх.
– А я тебе говорю, голохвостая, что кошки гораздо полезней крыс! – говорил Барсук. Голос у него был приятный – мягкий и бархатистый. – Мы и зимой обогреем, и, когда у хозяина горе, поласкаемся, и живность вот такую вредоносную ловим…
– Много ли для этого ума надо, карликовый тигр? – возразила Люська. – Крысы гораздо умнее: и монетки можем по номиналу разложить, и мелочь всякую на полу найти, и сложные акробатические трюки выполнить…
– Вот и шли бы в цирк выступать! – огрызнулся Барсук. – А то ишь, на всё готовенькое!
– Сам-то ты давно мышей ловил? – язвительно спросила Люська. – Небось, последняя пойманная – та резиновая, что под кроватью валяется?
Обиженный Барсук отступил на шаг и, выгнув спину, зашипел. Люська тоже опустилась на все лапы, вздыбила шерсть и оскалилась.
– Ну-ка тихо! Прекратили быстро! – вмешалась Наташа. – Ещё только драку тут устроить не хватало!
Звери примолкли и опасливо покосились на хозяйку.
– И давно вы разговаривать научились?
– С утра, – сказал Барсук.
– И сразу спорить?
– Это всё, эта рукавица писклявая начала! – стал оправдываться кот. – Зачем она меня львом облезлым назвала?
– А кто посмотрел в мою сторону, фыркнул и сказал: «Из беличьего меха хоть воротники шьют, а крысиный даже на стельки не пускают»?! – пропищала Люська.
Звери вновь принялись спорить, перебивая друг друга, стараясь кричать погромче и всячески выгораживая себя перед хозяйкой.
– Хватит, я сказала! – Наташа подняла тапочку и, что было сил, стукнула ей об пол. – Сейчас разберёмся, что к чему.
Да, права была фея Альбиона – теперь жизнь девочки сильно изменится, и скучать ей точно больше никогда не придётся…

– Мальчики, идите кушать! – позвала мама, приоткрыв дверь в комнату.
– Не, мам, – отозвался Димка, – мы не пойдём. Мне тут папа сказки рассказывает.
– Сынок, – улыбнулась мама, – сказки папа рассказывает мне, когда с работы позже обычного возвращается… А поесть бы не мешало.
– И правда, Димон, – папа поднялся с дивана, – стоит подкрепиться. А потом я тебе ещё что-нибудь сочиню.

Сказка вторая. «Как Люська уходить собралась».

Папа откинулся на диван и сладко зевнул.
– После вкусного обеда полагается поспать, – продекламировал он, – но поскольку это был ужин и я тебе кое-что обещал. Устраивайся поудобнее и слушай…

Однажды крыска Люська встала не с той ноги и, вместо того, чтобы пожелать всем доброго утра, принялась недовольно метаться по клетке.
– Как мне всё надоело! – бубнила она. – Когда же это, наконец, закончится?!
– Эй, серая, ты чего буянишь? – лениво поинтересовался кот Барсук, приоткрыв один глаз. – Что случилось-то?
– Устала я от вас, дармоеды! – зло выкрикнула Люська.
– Ух-ты! – от удивления Барсук привстал. – Это мы, значит, дармоеды?! А ты, видать, наша кормилица-поилица?
– Нет. Но в отличие от вас, хотя бы элементарный порядок в клетке поддерживаю, – Люська кивнула в сторону разбросанных в творческом беспорядке обрывков газет вперемешку с крысиным кормом, перевёрнутую баночку из-под молока и гору засохших объедков в углу клетки. – А вы, лодыри, даже этого сделать не можете. Дома пыль, грязь, кошачья шерсть езде валяется…
– Это как же?! – возмутилась Наташа. – Я только вчера вечером подметала и пыль вытирала.
– Охотно верю, – Люська сморщила свой мохнатый носик. – Молчала бы, хозяйка, а то я тебе припомню, какой беспорядок ты у меня в клетке устраиваешь во время своих так называемых уборок!
Наташа, пившая в этот момент чай, от этих слов чуть не поперхнулась, а крыса продолжила:
– Про эту ожившую тельняшку, котом себя возомнившую, отдельный разговор. Ходит по всей квартире, волосы свои разбрасывая, да ещё и когти обо всё точит!
– И что ты предлагаешь? – Наташа отставила кружку в сторону.
– Побрить его наголо и когти подстричь!
– Может, меня проще выгнать? – вмешался Барсук. – Всё не так обидно будет…
– Хорошая мысль, полосатый! Собирал бы ты манатки…
– Стоп! – Наташа встала со стула. – Никого мы выгонять не будем! Это что за разговоры?! Лучше давайте какой-нибудь выход из этой ситуации искать…
– Ничего мы искать не будем! – Люська вздёрнула носик. – Выбирай, хозяйка, – либо я, либо этот ленивый обормот!
Наташа снова уселась на стул.
– Я так не могу, – сказала она, – я вас обоих люблю…
– Ах, так! – возмутилась Люська. – Тогда я ухожу.
– Кто б тебя ещё из клетки выпустил… – Барсук зевнул.
– А вы не имеете права меня тут держать! У нас страна свободная. Куда хочу – туда иду! Выпустите немедленно! Это – незаконное лишение свободы! Даже в Уголовном кодексе такая статья есть!
– В кодексе про людей написано. Про мышей там не слова…
– Так, котяра, ещё раз меня мышью назовёшь, я тебе хвост отгрызу! И вообще, что за жестокое обращение с животными?! Я буду жаловаться в Комитет по делам грызунов!
– Нет такого комитета, – устало проговорил Барсук. – Ты смотри, как бы мы в Санэпидемстанцию не позвонили, что у нас тут крыса взбесившаяся завелась…
– Я тебе позвоню! – закричала Люська. – Быстро выпустите меня отсюда!
Наташа прошагала через комнату и открыла клетку.
– Иди куда хочешь! Я тебя не держу.
Люська вылезла наружу, спрыгнула на пол и побежала к двери. Глядя ей вслед, Наташа тихонько заплакала, а кот Барсук принялся тереться об её ноги, успокаивая хозяйку…

– Папа, а почему Люська так плохо поступила? – спросил Димка. – Она же знает, что Наташа её любит! И всё равно ушла, наговорив кучу гадостей.
– Видишь ли, сынок, – папа откашлялся, – иногда мы поступаем неправильно… Более того, мы прекрасно осознаём, что совершаем нехороший поступок, но нас это не останавливает, потому что признаться и извиниться нам мешает гордость.
– Но это же неправильно!
– Конечно. Но не все это понимают. Многие думают, что таким образом они смогут чего-то добиться, доказать свою правоту.
– А я никогда так не сделаю. Я буду послушным и всегда стану теперь извиняться, если был неправ, несмотря на все свои обиды.
– Очень на это надеюсь, Димон. Очень надеюсь…

Прошло два месяца, но Наташа никак не могла забыть Люську. Всякий раз, когда она вспоминала своего питомца, глаза девочки наполнялись слезами. Кот Барсук как мог утешал её, но и он был готов заплакать, глядя, как Наташа ежедневно наводит в Люськиной клетке порядок, насыпает свежий корм и меняет воду в поильнике.
И вот однажды вечером Наташе показалось, что из-за окна доносится знакомый писк.
– Ты слышал? – спросила она у Барсука.
– Что? – спросонья кот непонимающе завертел головой.
Наташа бросилась к окну и распахнула его настежь.
– Люська вернулась! – закричала она и побежала открывать дверь. Через секунду девочка вернулась обратно, держа на ладони маленький трясущийся комочек, покрытый слоем грязи и пыли.
– Нагулялась? – миролюбиво поинтересовался Барсук.
– Похоже на то, – отозвалась Наташа. – Сейчас мы её искупаем, а потом расспросим, как ей странствовалось.
– Просто ужасно, – наконец подала голос Люська. – Я и не знала, что так тяжело жить одной! Холод, голод, дикие собаки и кошки, люди, которые бросают в тебя камни… Это так страшно! А однажды я попробовала прибиться к стае своих сестёр, так они меня чуть не загрызли, – Люська ткнула лапкой в разодранное ухо, – потому что от меня пахло котом и человеком…
– Ты же хотела свободы, – усмехнулась Наташа. – Забыла: у нас тут грязь, беспорядок?
– Не надо, хозяйка, – Люська виновато потупила взор. – Я всё поняла. Простите за те слова, что я вам тогда сказала. Я была неправа…
– Да что уж там, – Наташа погладила Люську по спине. – С возвращением тебя! А теперь – мыться!

– Здорово, что Люська вернулась! – воскликнул Димка. – А что было дальше?
– А дальше, – папа зевнул, – они узнали, что воспитанный мальчик Димка уже лёг спать, и решили последовать его примеру.
– Ну, папа! – загундосил Димка. – Я пока не хочу!
– Тсс! – папа приложил палец к губам. – Пойдём. Сейчас ты ляжешь, а я расскажу тебе ещё одну сказку…

Сказка третья. «Как к Наташе мама с папой приехали».

Наташины мама и папа работали в российском посольстве в другом государстве, поэтому постоянно были в отъезде. Но они прекрасно знали, что спокойно могут оставить дочку одну: она была умной, хозяйственной и послушной.
Как-то раз, когда Наташа вышла из дома за продуктами, в замке загремел ключ. Это мама и папа приехали погостить, решив сделать дочери сюрприз, и потому заранее не позвонив. Но сюрприз ожидал их. Точнее, пока только маму, так как папа в это время ставил машину на стоянку.
Мама вошла в квартиру и позвала:
– Наташенька!
Но вместо девочки в коридор с радостными криками «Наша мама приехала! Ура!» выбежали кот Барсук да крыска Люська. Они-то уже давно привыкли к тому, что умеют разговаривать, но мама ведь этого не знала…
– Ой! – только и сказала она и медленно сползла по стене.
Звери замерли и переглянулись.
– Кажется, перестарались, – пробормотал Барсук.
– А ну живо на кухню за валерьянкой! – крикнула Люська и принялась бегать вокруг мамы, пытаясь придумать, что же сделать.
Барсук, тем временем, скрылся на кухне, и оттуда донёсся звон пузырьков и шелест бумаги – кот рылся в аптечке. Через пару минут раздался щелчок открываемой пробки… И наступила тишина.
Люська прислушалась и, заподозрив что-то неладное, засеменила в кухню.
– Эх, налей посошок,
Да зашей мой мешок!
На строку – по глотку,
А на слова – и все два.
И пусть седая метель
Мягко стелет постель,
Да студёную пряжу
Плетёт в кружева, – раздалось вдруг из кухни.
Люська со всех ног бросилась туда и обнаружила Барсука, который лежал на полу, раскинув лапы в разные стороны, а рядом стоял наполовину пустой пузырёк с валерьянкой.
– О, мышь белая! – заплетающимся языком промямлил кот.
– Это горячка у тебя белая! – огрызнулась Люська. – А я – крыса серая!
– Крыса? – Барсук попытался сконцентрировать на Люське свой мутный взгляд. – И правда. А откуда у нас в доме крыса? Нет, так дело не пойдёт! Сейчас я немного отдохну, а потом поймаю тебя и съем!
– Отдохнёт он! Устал, понимаешь! Да ты не устал, а на грудь принял!
Продолжая ругаться, Люська вытащила из кошачьей миски кусок мяса и заткнула им Барсуку рот (чтобы не вздумал больше петь, а то опять маму перепугает), закрыла валерьянку пробкой и покатила пузырёк в коридор.
И тут в квартиру зашёл папа…
– Танюша, что с тобой? – папа потряс маму за плечи.
Мама открыла глаза, слабо улыбнулась и произнесла:
– Представляешь, дорогой, я так заработалась! Мне показалось, что крыса и кот разговаривают! Смешно, правда? Это же глупые животные!
– Такие уж глупые! – подала голос Люська. – Не надо всех под одну гребёнку! А валерьянку кто принёс? Хотя… Если судить по нашему коту, то и правда всех животных можно тупыми считать…
Мама снова обмякла, а папа поперхнулся словами, которые собирался произнести. Не разгибаясь, он уставился на Люську безумным взглядом и медленно ослабил галстук.
– Не спеши ты нас хоронить!
Ведь у нас ещё здесь дела:
У нас дома – детей мал мала,
Да и просто хотелось пожить! – путаясь в собственных лапах, спотыкаясь и падая, из кухни нетвердой походкой вышел Барсук.
– О, какие люди! Привет, папаня! – сказал он.

– Пап, а ты бы испугался, если бы с тобой звери заговорили? – поинтересовался Димка.
– Ну, смотря какие… Если такие, как у Наташи, то вряд ли. А вот если бы белочка или лошадь, тогда, пожалуй, да, – отозвался папа.
– Смешной ты! Что в этих зверях такого страшного?
– Вырастешь – узнаешь! – обрубил папа. – Слушай.

Когда Наташа вернулась домой, то её глазам предстала такая картина: посреди коридора лежали мама и папа, а вокруг них бегала Люська, которая прикладывала к их лицам мокрые тряпочки. И над всем этим разносилась песня в исполнении Барсука:
Летели облака.
Летели далеко.
Как мамина рука.
Как папино трико.
Как рыбы-корабли.
Как мысли дурака.
Над стёклами земли
Летели облака.
Летели облака…
– Боже мой! – только и смогла сказать девочка и принялась приводить родителей в чувства.
Наконец, мама и папа более-менее пришли в себя и даже относительно нормально воспринимали пение кота, который заметно фальшивил и забывал слова.
– Что с ним делать-то будем? – спросила мама и указала на кота.
– В туалете запрём, – предложил папа, – всё потише будет.
– Не стоит, – Наташа махнула рукой, – он скоро сам успокоится.
И, действительно, минут через пятнадцать Барсук, наоравшись и наскакавшись по квартире, уснул. Наташа приготовила родителям поесть и рассказала про подарок феи Альбионы.
– Да, весело тебе живётся! – усмехнулся папа. – Но Люська твоя – молодец! И валерьянку притащила, и компрессы нам поставила… Кстати, Люсь, а как ты смогла кран открыть, чтобы тряпки намочить?
– А я и не открывала, – ответила Люська. – Он для меня тугой слишком. Я их в унитазе намочила.
Мама ойкнула, а Наташа покраснела.
– М-да, – пробормотал папа, – мамы дома нету, краник высоко…
Какое-то время они молча пили чай, а потом мама едва заметно подмигнула папе, и он, откашлявшись, начал:
– Ты знаешь, Натуль, мы тут с мамой подумали и решили, что слишком мало уделяем тебе внимания. Поэтому мы больше никуда не уедем и станем жить вместе…
– Ура!!! – хором закричали Наташа и Люська.
– Тише! – папа погрозил пальцем. – Ещё певца нашего разбудите…

– Ну, вот и всё, – закончил папа.
– Как всё? – недовольно пробурчал Димка. – Сказки так не кончаются!
– Хорошие сказки кончаются именно так, – возразил папа, – потому что дальше начинается жизнь. Ладно, спокойной ночи!
– Но я не хочу спать!
– Эй, ты забыл, что собирался быть хорошим послушным мальчиком?
– Э-э-э… Да-да, помню! – спохватился Димка. – Спокойной ночи, папа!
Димка повернулся набок, положил руки под щёку и вскоре уснул. Он спал, и ему снилась воспитанная девочка Наташа, говорящие звери Барсук и Люська и добрая фея Альбиона, которая может сотворить для тебя чудо. Просто надо быть хорошим послушным мальчиком…

18 – 28 ноября 2005 год.

0 Comments

  1. andrey_andreev

    Благодарю, Наташа! Приятно, что мой первый опыт в детской литературе кому-то понравился. До этого я совершенно другого плана произведения писал, не для детей. А тут решился на эксперимент…
    Посмотрим, что мне потом Димка скажет… 🙂
    С наилучшими, Андрей.

  2. andrey_andreev

    Спасибо, Евгения!
    У меня малыш “под рукой” имеется, да вот только маленький он ещё, так что сказка написана про запас. Чуть постарше станет, тогда ему и почитаю.
    Что же касается сочетания с реальностью… Сказочное, оно ведь рядом. Стоит только захотеть его увидеть, зажмуриться и… просто представить.
    С пожеланием творческих успехов, Андрей Андреев.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.