Тропинка Мостовой


Тропинка Мостовой

___________________________________________________________

Тропинка Мостовой
___________________________________________________________

«… и… Царство Тьмы… как пропасть пред тобою…
…. откроется нездешней… Красотою……» ………………

………………………………………………………… _____/книга «Эйбон»/_____*
___________________________________________________________
___________________________________________________________

Тропинка мостовой I

———————————————————————————

«… горе тому, кто откроет Врата Преисподней…
… через эти Врата… Зло хлынет в этот Мир…» …….

…………………………………………………………. _____/книга «Эйбон»/_____

———————————————————————————

В темноте я неправильно свернул — объезд из-за ремонта. Странно, в этой стране всегда всё хорошо освещено…
Через несколько часов, я оказался, на взгляд, на краю ойкумены. Серый рассвет окончательно смежил мне глаза — пришлось остановиться и выйти. Время было… Куда спешить? Вдалеке виднелись какие-то скалы… Какой-то карьер. Не знаю, почему и зачем, даже не вытащив ключ из зажигания, я пошёл по направлению к ним. Очень быстро я наткнулся на тропинку, даже, можно сказать, на дорогу, только очень узкую — в три-четыре ступни, мощёную гранитом. Несколько миль прогулки — я уже у скал. Дорога изменилась: тот, кто её мостил, не очень-то заботился об удобстве путников — временами наклон состовлял чуть ли не 15-20 градусов. Ноги, в обуви мокрой от росы, скользили, но так интересно было не сойти с брусчатки в траву. Вдалеке был слышен стук — стук мостильщика. Я попытался идти быстрее — это было сложно, — я не хотел сойти с мощёной тропинки.

Перед кучей песка и аккуратно сложенным штабелем гранитных кубов сидел человек. Я поздоровался с ним, он только приподнял голову и приветливо кивнул головой.
— Куда Вы мостите дорогу?

Надо сказать, что изрядно покружив среди скал, ещё не мощеная тропинка сбегала по направлению вниз. Довольно странно… среди равнины и… валуны, скалы… Как от ледника… И… крутая расщелина, которая погрязает в мокром тумане.

Человек не выразил никаких эмоций, махнул рукой вперёд, он коротко бросил:
— В Ад!
— Такая неровная и извилистая дорога?… И в Ад?!
— Только избранные и настойчивые могут пройти этот путь до конца.

Он спокойно смотрел, отложил в сторону кайло, как я поднял камень, не попытался прикрыться руками… хотя бы голову… На неё, я и обрушил валун.

— Если это дорога в Ад, то я не хочу, чтобы кто-то ещё прошёл по ней! Я хочу быть там один!!!

Из расколотого черепа выпирала грязно-серая масса, похожая на собачье дерьмо, кровь стекала в приготовленную для камня лунку…

Я прошёл тропинку, вернулся обратно, повторил этот путь… Не раз… В Ад я не попал…
Я оказался не достоин….

———————————————————————————
———————————————————————————

Тропинка мостовой I I

———————————————————————————

«… когда ворота Ада отворятся…
… восстанут мёртвые… и зашагают по Земле…..» ………..

…………………………………………………………. _____/книга «Эйбон»/_____

———————————————————————————

Темнота медленно, зёрнами хрусталя, набирала прозрачность; взглядом лица вниз — картинка выплывала на поверхность: крупные комки глины, желтоватые с грязной голубизной, среди жухлой сизой, словно запорошённой пеплом травы, вдали несколько то ли чахлых… то ли засохших деревьев, тёмные слои облаков, в одном из просветов мрачно-замедленное мерцание, несколько напоминающее, если б не замусоренные чернотой красные и фиолетовые тона, северное сияние.

Надо было двигаться, спотыкаясь на неровной почве, тяжело выталкивая воздух из лёгких: сколько времени и сколько шагов уже продолжается этот бессмысленный путь?
Мозг, словно, отказался адаптировать сигналы идущие от сетчатки — смягчить колебания от неровных шагов.

Взгляд в сторону единственного в размытом мареве ориентира — группы деревьев — впечатление, что ничто не изменилось: они не приблизились ни на шаг, так же светлели и меркли грязные всполохи на небе.
Взгляд в сторону — чуть колыхнувшийся пустынный ландшафт густого воздуха, эскиз мёртвых стволов на фоне чуть более светлого, почти сливающегося с землёй, на линии горизонта неба, строго на прямой взгляда, далеко впереди; поворот ещё на девяносто градусов — качнувшееся изображение — деревья заняли перед глазами первоначальное положение, груда обломков справа; ещё поворот — никаких изменений; взгляд в какую бы сторону не направлялся, неизменно, ощущением непреодолимой ловушки… заживо содраной маски собственного лица…

Чуть ли не до пола вдавил педаль тормоза, скрип тормозов, визгом, выбил меня из оцепенения.
Всегда стоит предпринять ещё одну попытку — развернуться назад, попытаться пройти ещё раз по тропинке… Тропинке мощённой крупными камнями тёмного гранита.

*****

Поворот с трассы не затерялся в памяти: тот же серый сумрак, только вечерний… Может иной счёт времён суток…
Несколько глотков кофе, жадный вдох искаженного аромата «Крэйвен «Эй», хлопок дверцы, извилистая, скользкой брусчатки тропинка…
Замёрзшую тишину нарушал стук… стук мостильщика…

Он же… с подтёками засохшей крови на лице, со слипшимися волосами, возле обнажившихся — от расползающейся кожи раны — розовато-белёсых костей черепа…
Отложил кайло, поднял глаза навстречу, спокойно наблюдал, как я поднимаю над головой гранитный куб: удар пришёлся, скорее вскользь, по правой стороне лица… с хрустом… ломая ключицу…
Мостильщик уткнулся в землю, не издав ни звука.

*****

Какой уже раз я проходил эту тропинку! — результат был один: терял её в жухлых нитях травы, возвращался, чтобы найти… Почему-то всегда не там, где вспоминал в последний раз и, чтобы… опять потерять через несколько десятков шагов…
Вернулся…
Мимо мёртвого тела мостильщика, по брусчатке готовой мостовой спешил к своей машине.
Закурил, плеснул в кружку остатки совсем уже остывшего кофе из термоса, бросил взгляд на тонущие в тумане скалы…
Казалось, что обман слуха, но… приоткрыл стекло — вдалеке отчётливый сухой звук ударов — ударов кайла мостильщика.
Выплюнул сигарету, чуть ли не бегом, поскальзываясь, съезжая с брусчатки в мокрую траву, добежал до конца готовой дорожки… Мостильщик, неловко, левой здоровой рукой заканчивал готовить лунку для очередного камня…
Он положил кайло на землю.. В двух рядах — один шагов за шестьдесят-семьдесят, другой за пару рядов до последнего, — были неполные: в них не хватало по камню — тёмная, загустевшая, почти чёрная кровь заполняла эти лунки.
Я поднял камень, он спокойно ждал, когда я опять обрушу его ему на голову.
Осторожно положив валун в траву, я опустился на землю; он молча смотрел…
Протянув руку, я взял кайло — готовить лунку для камня.
Мостильщик, не спеша, поднялся, пошёл к скалам по немощёной тропинке.
Я заканчивал уже десятый — одиннадцатый ряд, когда он прошёл, возвращаясь, мимо меня.
Скоро вдалеке взревел мотор автомобиля.

Не знаю сколько времени: усталость отключило какое-либо восприятие; ряд за рядом каменных кубов ложился, продолжая путь.

Не услышал, скорее почувствовал его, за спиной, отставил кайло, — бросил взгляд на почти готовую для очередного камня лунку, с трудом прикурил отсыревшую во влажном воздухе сигарету, повернулся к нему: мостильщик непроизвольно отвернул в сторону голову, скрывая изуродованную правую часть лица.
Я с наслаждением вдыхал терпкий вирджинский аромат табака, он нагнулся, выбирая камень, потом… неловко — одной рукой — занёс его над моей головой…

*****

Чёрный обволакивающий бархат, туманными лоскутами, еле слышным отдалённым прибоем, встречал взгляд — не единой светлой или цветной точки; бархат заполнял пространство сияющим мраком, присутствием собственного отсутствия… несуществующего… окружив меня этим ласкающим бархатом…
Отсутствие тела не причиняло неудобств, скорее позволяло видеть и ориентироваться в этой тьме…

Посторонний звук шагов — бархат поблек уступив место серому рассвету или вечерним сумеркам — в тумане промаячила согбенная спина мостильщика…

Я понял возможность дойти до цели… Дойти… и попасть в Ад… Тропинка!… только тропинка мостовой…
Развернувшись спиной к расщелине, начал выковыривать уже уложенные камни брусчатки…

———————————————————————————
———————————————————————————

Тропинка мостовой I I I

———————————————————————————

«… семь страшных Адовых ворот… в семи местах Земли сокрыты…
… несчастен, кто туда войдёт… пути назад ему закрыты….» ………….

…………………………………………………………. _____/книга «Эйбон»/_____

———————————————————————————

Сколько разбитых ярдов брусчатки!.. заглохнувший вдалеке мотор… неровные шаги мостильщика… Отложил, опять, как и он ранее — кайло в сторону: мостильщик — его взгляд — увидел разбитую мной мостовую тропинки; он попятился, неловко оступившись, упал, помогая себе здоровой рукой, отталкиваясь от скользких булыжников ногами…
Ряд сковырнутых гранитных кубов, следующий — под его ногами; мостильщик беззащитно свернулся, как эмбрион, поджав колени к подбородку…
Нет, не мешал… Удар за ударом… Теперь уже не тело, а куски рваного отребья, стянул в сторону… с тропы…

*****

Ряды… шесть… ряд…шесть… время… руки к лицу — крови нет; только грязный песок… — сбитая связь мостовой…
Поворот к асфальту — как шуткой — мостильщик… ярдов пятьсот — шестьсот… в темнеющем «вакаре» непотушенные габариты…
Не слышал, не чувствовал… Что заставило обернуться?..
Маленькая чёрно-серая, из того бархата выходящая… уже известного…
Детские плечики… и непропорционально крупная, обнажённо-зовущая грудь…
белесый и чёрный — разные зрачки… или ошибка страха… сопряжающая чернота волос прядей с бархатом черноты, редко нарушаемой сполохами…
__________________________________________________________

«… и… Царство Тьмы… как пропасть пред тобою…
…. откроется нездешней… Красотою……» ………………

…………………………………………………………. _____/книга «Эйбон»/_____
__________________________________________________________

Catilina L. S.
04.02.2002
10h 07 GMT
11.05.2005
12h 50 GMT
15.05.2005
07h 23 GMT
30.09.2005
10h 17 GMT
___________________________________________________________

* «E tu vivrai nel terrore — L’aldila», 1981
Dardano Sacchetti, Lucio Fulci & Giorgio Mariuzzo

___________________________________________________________
___________________________________________________________

0 комментариев

  1. igor_kit

    Какой-то чёрный сюр у Вас, полутрупы друг другу головы разбивают, рвут на части и продолжают дорогу в ад мостить… Хотя, быть может я чего-то и не увидел… Не моё это. Единственное, что хотелось бы сказать кроме этого то, что такие конструкции очень уж тяжело читаются: «Взгляд в сторону — чуть колыхнувшийся пустынный ландшафт густого воздуха, эскиз мёртвых стволов на фоне чуть более светлого, почти сливающегося с землёй, на линии горизонта неба, строго на прямой взгляда, далеко впереди; поворот ещё на девяносто градусов — качнувшееся изображение — деревья заняли перед глазами первоначальное положение, груда обломков справа; ещё поворот — никаких изменений; взгляд в какую бы сторону не направлялся, неизменно, ощущением непреодолимой ловушки… заживо содраной маски собственного лица…», или «Чёрный обволакивающий бархат, туманными лоскутами, еле слышным отдалённым прибоем, встречал взгляд — не единой светлой или цветной точки; бархат заполнял пространство сияющим мраком, присутствием собственного отсутствия… несуществующего… окружив меня этим ласкающим бархатом…»
    В то же время понимаю, что на вкус и цвет…
    С уважением, Игорь.

Добавить комментарий