Мысли по поводу А. МРАМОРОВА

Второй день наблюдаю за молодым человеком Алексеем Мраморовым,
«пачками» пишущем негативные рецензии на сайте www.litkonkurs.ru
Одна из его реплик, с которой все и началось:

Постояльцам!
А также дуракам –
Прохожим –
Разнообразным… (Но по сути так похожим!)
Короче вам – ШУТАМ –
Пишу я песню, что не вышел мыслью рожей
И мыслью этой бью по головам!

Сначала открывала стихи «побитых» авторов и к удивлению своему обнаруживала, что они не так уж и плохи. Подумалось – значит, дело не в Авторах. Дело в рецензенте. Захотелось понять, что с человеком – болен ли, обижен? И вот результат. Читаю стихи Мраморова. Ни одной оригинальной мысли, об отсутствии которых в чужих стихах так печется Алексей, ни стилистической грамотности, ни технической. Ничего не понимаю – почему Алексей так самонадеян, до тех пор, пока не нарываюсь на вот этот его стих:

http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=43740&pid=60

О любви к Богу, как ни странно, в отличие от многих остальных – о несчастной безответной любви к женщине. Вот она – пресловутая вера в Христа только в стенах храма Божьего. Вот она – криво-навязанная любовь к Богу в себе, отвергающая любовь к другим. Навязанная идея, вселяющая страх, сеющая недоверие, делающая из человека зомби. Таким образом, А.Мраморов стал «поводом» для написания сегодняшнего очерка, как убийство в 1914 году наследника австро-венгерского престола, ставшее поводом для начала Первой мировой войны. Но ни в коем случае не причиной. Причины кроются в гораздо большем зле, чем баловство обиженного на папу мальчика.

…1995 год. Я случайно попадаю в неизвестного происхождения секту, арендующую помещение в самом престижном районе города, в самом дорогом зале Музея Низами. Сыну нужен был английский язык, а денег на педагогов в то время не хватало. В секте английскому обучали бесплатно.
Уже на входе нас окружают миловидные девушки и начинают наперебой рассказывать, как нам будет замечательно у них в коллективе, какие они все добрые и отзывчивые, не то что люди на улице или в церкви. Мы с сыном, улыбаясь, выслушиваем девушек, благодарно киваем в ответ. Но какое-то неприятное чувство охватывает нас, людей, привыкших к открытому общению между людьми. Почему они не смотрят в глаза – ни нам, ни друг другу? Почему их зрачки витают по потолку, по стенам? Почему говорят явно заученными фразами? Ведь в обычной жизни так никто не говорит.
– Мам, это случайно не психушка? – спрашивает меня сын восьмиклассник.
– Не знаю, давай посидим, посмотрим, что дальше будет.

Зал был набит до отказа. Преимущественно это обычные бакинцы разных возрастов и национальностей, но среди них я заметила немало «странных» – плохо одетых, но очень довольных собой. На улице такие обычно, не поднимая головы, куда-нибудь бегут или попрошайничают в переходах. А здесь они улыбчивы и уверенны в себе.
В зале резко становится тихо – с боковой двери входят два лектора. Интересные, высокие мужчины средних лет, больше похожие на перезревших плейбоев, чем на священнослужителей. И одеты в мирские костюмы хорошего качества. Иностранцы.
Лекция читается на английском, а одна из девушек, встретивших нас, синхронно переводит. Все пишут… Только я озираюсь по сторонам и диву даюсь – почему у каждой двери стоят низколобые амбалы с бычьими шеями? Зачем они здесь? Почему второй лектор постоянно что-то переключает за зановесочкой на углублении в стене?
Спрашиваю соседа, усердно пишущего:
– А что он там включает?
– Не мешайте, женщина, пишите лучше. Он лекцию записывает.
Я прислушиваюсь и поражаюсь – каждый новый перевод, повторение предыдущего, только перефразированное.

(продолжение следует)
20/07/05

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мысли по поводу А. МРАМОРОВА

Мысли по поводу А.Мраморова

Второй день наблюдаю за молодым человеком Алексеем Мраморовым,
«пачками» пишущем негативные рецензии на сайте www.litkonkurs.ru
Одна из его реплик, с которой все и началось:

Постояльцам!
А также дуракам –
Прохожим –
Разнообразным… (Но по сути так похожим!)
Короче вам – ШУТАМ –
Пишу я песню, что не вышел мыслью рожей
И мыслью этой бью по головам!

Сначала открывала стихи «побитых» авторов и к удивлению своему обнаруживала, что они не так уж и плохи. Подумалось – значит, дело не в Авторах. Дело в рецензенте. Захотелось понять, что с человеком – болен ли, обижен? И вот результат. Читаю стихи Мраморова. Ни одной оригинальной мысли, об отсутствии которых в чужих стихах так печется Алексей, ни стилистической грамотности, ни технической. Ничего не понимаю – почему Алексей так самонадеян, до тех пор, пока не нарываюсь на вот этот его стих:

http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=43740&pid=60

О любви к Богу, как ни странно, в отличие от многих остальных – о несчастной безответной любви к женщине. Вот она – пресловутая вера в Христа только в стенах храма Божьего. Вот она – криво-навязанная любовь к Богу в себе, отвергающая любовь к другим. Навязанная идея, вселяющая страх, сеющая недоверие, делающая из человека зомби. Таким образом, А.Мраморов стал «поводом» для написания сегодняшнего очерка, как убийство в 1914 году наследника австро-венгерского престола, ставшее поводом для начала Первой мировой войны. Но ни в коем случае не причиной. Причины кроются в гораздо большем зле, чем баловство обиженного на папу мальчика.

…1995 год. Я случайно попадаю в неизвестного происхождения секту, арендующую помещение в самом престижном районе города, в самом дорогом зале Музея Низами. Сыну нужен был английский язык, а денег на педагогов в то время не хватало. В секте английскому обучали бесплатно.
Уже на входе нас окружают миловидные девушки и начинают наперебой рассказывать, как нам будет замечательно у них в коллективе, какие они все добрые и отзывчивые, не то что люди на улице или в церкви. Мы с сыном, улыбаясь, выслушиваем девушек, благодарно киваем в ответ. Но какое-то неприятное чувство охватывает нас, людей, привыкших к открытому общению между людьми. Почему они не смотрят в глаза – ни нам, ни друг другу? Почему их зрачки витают по потолку, по стенам? Почему говорят явно заученными фразами? Ведь в обычной жизни так никто не говорит.
– Мам, это случайно не психушка? – спрашивает меня сын восьмиклассник.
– Не знаю, давай посидим, посмотрим, что дальше будет.

Зал был набит до отказа. Преимущественно это обычные бакинцы разных возрастов и национальностей, но среди них я заметила немало «странных» – плохо одетых, но очень довольных собой. На улице такие обычно, не поднимая головы, куда-нибудь бегут или попрошайничают в переходах. А здесь они улыбчивы и уверенны в себе.
В зале резко становится тихо – с боковой двери входят два лектора. Интересные, высокие мужчины средних лет, больше похожие на перезревших плейбоев, чем на священнослужителей. И одеты в мирские костюмы хорошего качества. Иностранцы.
Лекция читается на английском, а одна из девушек, встретивших нас, синхронно переводит. Все пишут… Только я озираюсь по сторонам и диву даюсь – почему у каждой двери стоят низколобые амбалы с бычьими шеями? Зачем они здесь? Почему второй лектор постоянно что-то переключает за зановесочкой на углублении в стене?
Спрашиваю соседа, усердно пишущего:
– А что он там включает?
– Не мешайте, женщина, пишите лучше. Он лекцию записывает.
Я прислушиваюсь и поражаюсь – каждый новый перевод, повторение предыдущего, только перефразированное.

(продолжение следует)
20/07/05

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.