Охота на зайцев.

Станислав Евгеньевич, взглянул на свет сквозь ствол охотничьей «Сайги» и принялся собирать оружие, аккуратно протирая мягкой ветошкой детали:
-А все-таки жалко мне их.
-Чудак-человек, зайцев, что ли, пожалел?- удивился его напарник Сергей Васильевич.
-Тоже тварь Божья, стало быть душа у него есть, – отозвался Станислав Евгеньевич.
-Какая ж душа у зайца может быть?! – Сергей Васильевич даже подскочил на стуле.
-Не скажи, вот иду я недавно, вижу, сидит. Матерый такой здоровенный самец, я поднял его, ну и завалил. И того не разглядел, что рядом зайчиха с зайчонком сидели, испугались бедняги, с места двинуться не могут. А потом бросились к папке своему и прям зарыдали оба.
-Ну, уж зарыдали. Заяц он заяц и есть, откуда ж слезы-то.
-Сам видел, вот те крест, – и Станислав Евгеньевич размашисто перекрестился, –
не стал я добивать ни зайчиху, ни зайчонка, так и ушел. Пусть думаю, коли случилось, похоронят сами.
-Зря ты это, – сказал Сергей Васильевич, – ему то ничем не поможешь, а вот план не выполнил.
-Выполнил, мне потом свезло, на целую группу молодняка нарвался. Глупые еще, пока думали куда бежать, я их всех положил. Вот только раненные двое сильно метались и жалобно так кричали.
-Это бывает, когда торопишься. В таких случаях нужно в голову добивать, чтоб не мучались, вот где истинная гуманность проявляется.
-Это я понимаю,- вздохнул Станислав Евгеньевич, – а вот недавно слышал, что охотнику из второй бригады подранок горло перегрыз.
-Ну, уж перегрыз. Чушь все собачья, охотничьи байки, это они себе цену набивают. Сам подумай, даже если раненный заяц прыгнуть исхитрится, чем он грызть-то будет?
-Понимаю,- повторил Станислав Евгеньевич и снова вздохнул.
-Чего ж к нам работать пошел, если жалостливый такой? – удивился Сергей Васильевич.
-Сколько той пенсии у меня? А детей подкармливать надо? Надо,- загнул палец Станислав Евгеньевич, – внуки скоро пойдут, на молочко, на пеленки, надо? Надо! –загнул он второй палец. Все о них беспокоюсь, мне-то много и не нужно – форму дали, проезд бесплатный, что еще к пенсии нужно? И чего это чиновники на зайцев так ополчились, не пойму?
-Чего, чего… Сам же по телевизору слышал – вся проблема нашей экономики в зайцах, говорят расплодилось их столько, что бюджет из-за них валового продукта недополучает. Пенсионерам не хватает, зарплату людям не платят, хотя, мне кажется, что на самом деле, капуста совсем в других карманах оседает, – Сергей Васильевич даже развеселился от удачного каламбура.
-Слушай, Васильич, а куда они тушки девают?- вдруг оживился Станислав Евгеньевич, –
я слышал, что чиновники у себя на дачах песцовые фермы пооткрывали, и туда их для прокорма свозят.
-Брешут, ты больше слушай. Это ж никакой санэпиднадзор не пропустит, захоранивают их на Заячьем кладбище.
-Это где ж такое? – изумился Станислав Евгеньевич.
-Ну, ты даешь! Как только вышло постановление по отстрелу зайцев, правительство распорядилось, в каждом городе свое Заячье кладбище открыть.

-Ладно, – Станислав Евгеньевич закончил собирать оружие и стал укладывать его в чехол, – пора, а то опоздаем на электричку
Мужчины встали, упаковали зачехленные карабины в большую сумку, накинули дождевики, скрывающие форму охотников и вышли на улицу под мелкий осенний дождик. В электричке мужчины уселись в углу остывшего за ночь вагона и Сергей Васильевич свесив голову, сразу задремал, а Станислав Евгеньевич, принялся размышлять о прошедшем разговоре.

От станции к станции вагон заполнялся людьми, пассажиры потихоньку просыпались, по вагону покатился гомон голосов. Через час, когда электричка наполнилась, Станислав Евгеньевич, легонько толкнул своего коллегу:
-Вставай, нам пора.
Охотники прошли в тамбур, выкурили по сигарете. Потом Сергей Васильевич раскрыл сумку, достал карабины и отдал один из них партнеру. Мужчины расчехлили оружие, маслянисто клацнули затворы, и Станислав Евгеньевич первым шагнул в вагон.
-Уважаемые пассажиры, всем оставаться на своих местах. Контрольная служба на транспорте – приготовьте, пожалуйста, билетики.
Сергей Васильевич наклонился к Станиславу Евгеньевичу и шепнул на ухо
-Одного я уже засек, – он показал глазами на мужчину, который, воровато озираясь, прикрывался спинами пассажиров, продвигаясь к противоположному выходу из вагона. Сергей Васильевич усмехнулся и прочитал речитативом казенную формулу:
-Именем «Закона о борьбе с безбилетными пассажирами», безбилетный пассажир приговаривается к расстрелу.
Потом поднял карабин и почти не целясь, выстрелил в мужчину, тот покачнулся, прислонился к стене, а потом, оставляя кровавые потеки, медленно сполз на заплеванный пол электрички.
-Ну вот, с почином, тебя, – Станислав Евгеньевич грустно улыбнулся, и хлопнул коллегу по плечу,- добей его, что ли, видишь, еще ногой дергает.

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Охота на зайцев.

Станислав Евгеньевич, взглянул на свет сквозь ствол охотничьей «Сайги» и принялся собирать оружие, аккуратно протирая мягкой ветошкой детали:
-А все-таки жалко мне их.
-Чудак-человек, зайцев, что ли, пожалел?- удивился его напарник Сергей Васильевич.
-Тоже тварь Божья, стало быть душа у него есть, – отозвался Станислав Евгеньевич.
-Какая ж душа у зайца может быть?! – Сергей Васильевич даже подскочил на стуле.
-Не скажи, вот иду я недавно, вижу, сидит. Матерый такой здоровенный самец, я поднял его, ну и завалил. И того не разглядел, что рядом зайчиха с зайчонком сидели, испугались бедняги, с места двинуться не могут. А потом бросились к папке своему и прям зарыдали оба.
-Ну, уж зарыдали. Заяц он заяц и есть, откуда ж слезы-то.
-Сам видел, вот те крест, – и Станислав Евгеньевич размашисто перекрестился, –
не стал я добивать ни зайчиху, ни зайчонка, так и ушел. Пусть думаю, коли случилось, похоронят сами.
-Зря ты это, – сказал Сергей Васильевич, – ему то ничем не поможешь, а вот план не выполнил.
-Выполнил, мне потом свезло, на целую группу молодняка нарвался. Глупые еще, пока думали куда бежать, я их всех положил. Вот только раненные двое сильно метались и жалобно так кричали.
-Это бывает, когда торопишься. В таких случаях нужно в голову добивать, чтоб не мучались, вот где истинная гуманность проявляется.
-Это я понимаю,- вздохнул Станислав Евгеньевич, – а вот недавно слышал, что охотнику из второй бригады подранок горло перегрыз.
-Ну, уж перегрыз. Чушь все собачья, охотничьи байки, это они себе цену набивают. Сам подумай, даже если раненный заяц прыгнуть исхитрится, чем он грызть-то будет?
-Понимаю,- повторил Станислав Евгеньевич и снова вздохнул.
-Чего ж к нам работать пошел, если жалостливый такой? – удивился Сергей Васильевич.
-Сколько той пенсии у меня? А детей подкармливать надо? Надо,- загнул палец Станислав Евгеньевич, – внуки скоро пойдут, на молочко, на пеленки, надо? Надо! –загнул он второй палец. Все о них беспокоюсь, мне-то много и не нужно – форму дали, проезд бесплатный, что еще к пенсии нужно? И чего это чиновники на зайцев так ополчились, не пойму?
-Чего, чего… Сам же по телевизору слышал – вся проблема нашей экономики в зайцах, говорят расплодилось их столько, что бюджет из-за них валового продукта недополучает. Пенсионерам не хватает, зарплату людям не платят, хотя, мне кажется, что на самом деле, капуста совсем в других карманах оседает, – Сергей Васильевич даже развеселился от удачного каламбура.
-Слушай, Васильич, а куда они тушки девают?- вдруг оживился Станислав Евгеньевич, –
я слышал, что чиновники у себя на дачах песцовые фермы пооткрывали, и туда их для прокорма свозят.
-Брешут, ты больше слушай. Это ж никакой санэпиднадзор не пропустит, захоранивают их на Заячьем кладбище.
-Это где ж такое? – изумился Станислав Евгеньевич.
-Ну, ты даешь! Как только вышло постановление по отстрелу зайцев, правительство распорядилось, в каждом городе свое Заячье кладбище открыть.

-Ладно, – Станислав Евгеньевич закончил собирать оружие и стал укладывать его в чехол, – пора, а то опоздаем на электричку
Мужчины встали, упаковали зачехленные карабины в большую сумку, накинули дождевики, скрывающие форму охотников и вышли на улицу под мелкий осенний дождик. В электричке мужчины уселись в углу остывшего за ночь вагона и Сергей Васильевич свесив голову, сразу задремал, а Станислав Евгеньевич, принялся размышлять о прошедшем разговоре.

От станции к станции вагон заполнялся людьми, пассажиры потихоньку просыпались, по вагону покатился гомон голосов. Через час, когда электричка наполнилась, Станислав Евгеньевич, легонько толкнул своего коллегу:
-Вставай, нам пора.
Охотники прошли в тамбур, выкурили по сигарете. Потом Сергей Васильевич раскрыл сумку, достал карабины и отдал один из них партнеру. Мужчины расчехлили оружие, маслянисто клацнули затворы, и Станислав Евгеньевич первым шагнул в вагон.
-Уважаемые пассажиры, всем оставаться на своих местах. Контрольная служба на транспорте – приготовьте, пожалуйста, билетики.
Сергей Васильевич наклонился к Станиславу Евгеньевичу и шепнул на ухо
-Одного я уже засек, – он показал глазами на мужчину, который, воровато озираясь, прикрывался спинами пассажиров, продвигаясь к противоположному выходу из вагона. Сергей Васильевич усмехнулся и прочитал речитативом казенную формулу:
-Именем «Закона о борьбе с безбилетными пассажирами», безбилетный пассажир приговаривается к расстрелу.
Потом поднял карабин и почти не целясь, выстрелил в мужчину, тот покачнулся, прислонился к стене, а потом, оставляя кровавые потеки, медленно сполз на заплеванный пол электрички.
-Ну вот, с почином, тебя, – Станислав Евгеньевич грустно улыбнулся, и хлопнул коллегу по плечу,- добей его, что ли, видишь, еще ногой дергает.

0 Comments

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.