Кошачье сумасшествие

Родились они беспомощными слепыми головастиками с розовыми носиками, мягкими коготками и хвостиками-палочками. Два котёнка получились тигрово-серого окраса, а два в чёрно-белых пятнах. Едва кошка облизала котят, как они начали тыкаться мордашками маме в живот, искать соски.
Другие кошки жили с людьми, а она от дождя и от врагов пряталась в подвале – наверное, это место называлось её домом. В подвале она и родила своих первенцев.
Кошка два дня не отходила от детей. Чувствуя, как детские язычки насасывают молоко, от блаженства подрагивала, приподнимала лапы, чтобы котятам было легче сосать, негромко урчала от удовольствия, будто в груди у неё был спрятан маленький моторчик: \”Фррррррр… Фррррррр…\”. Когда, наевшись, котята засыпали, она прикрывала затуманившиеся от счастья глаза, обхватывала детишек лапами и засыпала сама. Но вздрагивала и настораживала уши при малейшем шорохе – в подвал могли забраться дети, да и собаки в отдушину заглядывали.
На третий день она сильно захотела пить. И поесть надо было, кошка чувствовала, что молока становится меньше.
Когда котята уснули, она побежала на улицу. Торопливо полакала из лужи, в мусорке удачно наткнулась на кусок подмокшего хлеба, схватила его в зубы и бегом потащила в логово.
Дети спали. Кошка легла рядом с ними на бок, как лежала почти без движения уже два дня, и, неудобно повернув голову, принялась есть хлеб.
На следующий день кошка оставила спящих котят смелее и искала пищу дольше.
Она грызла сочную косточку, когда услышала писк детей. Сломя голову бросилась к ним, готовая расцарапать и искусать любого, кто бы ни оказался у её логова… Но котята были одни. Замёрзнув без матери, они проснулись и распищались на полдвора.
Кошка обняла котят телом и лапами, подтолкнула мордой неумех к соскам, согрела, принялась вылизывать. Котята сосали, щекотно выдавливая лапками молоко из её вымечек.
\”Фррррррр… Фррррррр… Фррррррр… Мои дети!\”
Уже через несколько дней котята превратились в симпатичных пушистиков. Слепые, они неуклюже пытались ходить, падали, громко пищали, когда кошки не было дома. Но кошка уже не кидалась в подвал, услышав громкий писк котят. Дети росли, молока им требовалось всё больше, поэтому и поиски еды занимали всё больше времени.
Скоро у одного серого прорезались глазки! Тёмно-синие, пока мутные, котёнок и смотреть-то не умел ещё… А следом и у других открылись.
Котята научились играть. Барахтались в логове, кусали друг друга за лапы, боролись в обнимку, играли с маминым хвостом. Не в меру расшалившихся она прижимала к земле лапой, заставляла утихомириться.
Дети быстро росли. Теперь почти всё время кошка тратила на поиски пищи. Она приходила в логово только, чтобы покормить котят. Одно кошке не нравилось – проголодавшись, котята истошно пищали.
Однажды, вернувшись в логово, кошка нашла его пустым.
– Мау? – удивилась она.
Обнюхала место, где обычно лежали котята – чужих запахов не было. Повернула голову в одну сторону, в другую, прислушалась, пошевеливая ушами, вгляделась в темноту подвала.
– Мррау?! – позвала котят.
Котята выскочили из укрытий. Проказники! Они научились прятаться! Это хорошо.
Котята обнимали её за лапы, вставали на дыбки и пытались укусить за уши. Растут, шалуны! Котята пронзительно пищали, радуясь приходу матери. А вот это не совсем хорошо. Пусть бы никто не знал, что здесь прячутся котята.
Кошка успокоила детишек, легла кормить их, одновременно вылизывая тех, которые были не совсем чистыми.
Вылизав, положила голову на лапу и прикрыла глаза. Шершавые язычки котят щекотали её соски, котячьи лапки мяли живот… Блаженство!
Фррррррр… Фррррррр… Фррррррр… Фррррррр…

Сегодня она поймала мышь и несла добычу в логово. Котята, конечно, ещё не смогут грызть сырое мясо, но приучать к добыче их пора. Поиграют, а когда она будет есть, попробуют мышиной крови.
Кошка прыгнула в логово. Пусто. Опять спрятались, озорники!
– Мррау?! Где вы?
Молчат, негодники.
– Мррау?! Мррау?!
Тишина.
Кошка положила добычу и принюхалась. Сейчас я вас найду…
– Мррау?! Я вам мышку принесла! Идите, поиграйте!
В логове пахло человеком.
Кошка забеспокоилась.
– Мррау?! Мррау! Мррау!
Обнюхав и обследовав всё вокруг, кошка детей не нашла.
– Муау! Муау! Муау! – громко звала она детишек грудным голосом, обследуя подвал.
Детей не было!
Кошка бегала по двору, кидалась в ноги людям, принюхивалась в поисках запаха котят, заглядывала в глаза прохожим…
– Пошла вон! Путаешься тут! – толкнул её человек.
Не испугавшись, кошка кинулась к другому.
– Уау! Уау! Уау!
– Полдня орёт, сволочь! Голодная, что ли! – обругал её этот и пнул, что есть мочи. – Иди, мышей лови! Кто не работает, тот не ест – закон капитализма!
От неожиданного удара кошка перекувыркнулась, что бывает редко с кошками. Вскочила и помчалась в логово. А вдруг…
Котят не было.
– Мыау! Мыау! – басом стонала она от горя. – Мыау! Мыау!
– Да заткнёшься ты! – проорали с улицы и швырнули в отдушину половинкой кирпича.

Двое суток кошка не ела и не пила, искала котят. Устала, охрипла, ничего не видела вокруг. Мышь, которую она принесла в логово котятам, протухла.
– Аа-у?! Аа-у?! Аа-у?! Аа-у?! – звала она детишек.
На неё ругались, её гоняли. Пытались натравить собаку. Собака подскочила к ней, понюхала, удивилась, что кошка не обращает внимания на своего извечного врага, и виновато побрела к хозяину. А может, по другой причине не тронула.
– Уыау! Уыау! Уыау! Уыау! – рыдала кошка.
Растрескавшиеся, распираемые молоком соски ужасно болели. Болели так, что двигаться нельзя было. Кошка сидела под кустом и стонала осипшим голосом.
В неё швыряли камнями и палками, кошка переходила на другое место, вопила там. Её снова гнали.
Обессилев, кошка уснула в чужом подвале.

Ночью два слесаря полезли в подвал отключить воду – где-то прорвало трубу. Шли в темноте, освещая путь фонарями. Один из слесарей направил луч света в угол и остановился поражённый. На куче мусора лежала кошка, а у её брюха копошились крысы! Загрызли, сволочи!
Слесарь схватил кирпич, валявшийся под ногами, и размахнулся швырнуть его в крыс. И замер, чуть не выронив кирпич себе на ноги.
От света и шума кошка проснулась, подняла голову и дико расширившимися, безумно горящими глазами посмотрела на человека.
Крысы продолжали копошиться у её живота! Крысы сосали кошку!
Человек что есть сил ударил кирпичом в стену. Осколки брызгами зашипели по полу.
– Даже звери сошли с ума!
Человек не понимал, что в мире творится! Как кошка может кормить своим молоком крыс?! Почему крысы сосут кошку?! Почему крысы не отгрызли ей соски?! Почему кошка не загрызла крыс?!
Кусок штукатурки отвалился и упал рядом с кошкой. Перепуганные крысы прыснули в темноту.
Кошка вскочила на прямые, растопыренные ноги. Шерсть по всему телу вздыбилась, спина изогнулась крутой дугой, хвост палкой взметнулся кверху. Казалось, кошка приподнялась над землёй на выпущенных когтях, готовая кинуться на человека.
– Пфхшшшшш… – зашипела она яростной коброй.
– Точно, сбесилась! Кошка сбесилась! – закричали слесаря и кинулись из подвала.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.