Осмысление сюжета романа

В работах, посвященных созданию художественного произведения, часто можно найти посылы, сделанные мастерами прошлого и настоящего. Но, право, формулировка собственных мыслей наверно очень трудное дело, поскольку не часто их увидишь. Вот дошло до смешного – книга, посвященная редактированию, вышла за подписью одного автора дважды, но не как переиздание, а под новым названием и новой аннотацией, хоть «начинка» книги – прямо-таки ксерокоплена.

Что касается создания романа, то дело не в сроках его написания, а в сроках «проявления сюжета». Роман имеет свои законы. В первую очередь это касается, естественно, сюжета. Построение сюжета в романе идет как от персонажей, так и от общей направленности романа.

Правда и то, что роман роману рознь и бытописание тоже имеет полное право называться романом, равно как биографический, иначе говоря мемуарный. Но в данный момент речь идет именно о создании художественного романа в его чистом виде.

Как я уже писал и не раз, роман должен нести общую идею. И идея романа может быть как очевидной, так и глубоко завуалированной. Но суть в том, что каждая второстепенная деталь (случайная встреча, описание природы, бытовой антураж) так или иначе призваны для того, что бы поддерживать основную идею романа. Без общей стратегической идеи роман будет напоминать тягучую песню без всякого смысла, поскольку представляет собой классический пример: вижу-пишу.

И сюжет как раз и является тем материалом, который служит выразителем идеи. Отсюда вывод – в сюжете не должно быть случайностей. Иначе говоря, каждый персонаж, каждое действие должны иметь обоснование, поскольку они представляют одно из звеньев логической цепи сюжета.

Прием, который, казалось бы, противоречит этому, можно наблюдать во всех криминальных романах. В них самом важным считается массой ненужных персонажей понадежней спрятать главного героя, которым является преступник. Однако это совсем не так. Все персонажи детективных романов как раз и служат для обоснования и оттенки действий преступника. Когда это не выдержанно, читатель, легко забывает ненужный персонаж, причем испытывает необъяснимое, как казалось бы, неприятие романа.

Что же такое увлекательный сюжет? В первую очередь это такой сюжет, который имеет наиболее близкие точки соприкосновения с мышлением читателя. Имеется ввиду то, что читателю наиболее понятно или, по крайней мере, кажется, что понятно.

Одно из главных положений, которые необходимы при создании романа – «видеть его целиком», то есть представлять себе полностью всю картину, желательно с наибольшим количеством деталей. Тут часто бывает иногда сознательно, но чаще «просто так» автор вдруг вспоминает одного из своих персонажей, который у него появился до этого глав этак 50 назад. И немедленно «нагружает» его появление. На мой взгляд, самым ярким примером является первая глава «Август четырнадцатого» Александра Солженицина, где персонаж как раз и возвращается в книгу приблизительно, как я указал.

Зачем это сделано? Заставить автора вспоминать? Перечитать? Не знаю. Мне лично не понравилось. Скорее всего автор сам забыл этот персонаж, а потом было лень переписывать, да уже и в печати появилось, но завершить-то надо! Но вот другой пример. В романе Дюма «Сорок пять», знаменитый романист «растерял» своих героев. Мы не знаем ничего о Шико (который много глав был в центре внимания). Исчезает король Генрих, его будущий убийца – Жан, который получив подарок от короля – кинжал, тоже исчез. Да и почти все персонажи оказались в общем-то чуть ли не лишними. Только до логического конца доведена история Дианы де Монсоро.

Но совсем другое мы наблюдаем в предыдущих романах этой серии. Все выверено, все герои полностью «сыграли свою роль». Вот и легко понять, что только история Дианы и интересовала автора. Именно ее историю он только и продолжил, хотя в «Королеве Марго» никакая Диана и де Бюсси не намечались. А были именно король Генрих, его брат герцог Анжуйский. И если история с герцогом Анжуйским получила завершения, то почему «потерян» Беарнец или тот же Генрих?

Все это показывает, что сюжет должен иметь завершение, причем такое завершение, которое раскроет вообще смысл написания книги, а не просто «закрытие» сюжета.

Да, я не оговорился, именно смысла книги, по отношению к которому сюжет играет как раз и подчиненную роль.

Именно в этом и заключается противоречие со словами «нет хороших сюжетов». Их и не может быть, поскольку нет темы. Вернее темы есть, но они мелки, как и мелки мысли очень многих романистов. Казалось как уж прост сюжет «Прступление и наказание» или «Раковый корпус». Но за этими сюжетами стоят великие темы!

Ну, а следующий этап – обработка сюжета…

Ваш Павел Мацкевич

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.