Анатолий и бес.

Толян вышел из тюрьмы. Он был мелким вором. Шестеркой и домушником. Почему? Вероятно все было достаточно просто, – ему не хватало ни способностей, ни образования.
Бес оглядел его: «мда… это не сотрудник. Что с ним делать? Что?»
Бес задумался. Он разглядывал Анатолия Прошкина и пытался определить его профпригодность.
Нет на бизнес не раскрутить. Мозгов не хватает и в школе не учился, почти не учился. Образование детдомовское: улица-тюрьма.
На воровство? Ерунда! Грабит только те квартиры в которых нет железных дверей. Просто выпинывает дверь и берет шмотки у пенсионеров. Один раз, правда, ему повезло: нашел таки пенсию. Праздновал один день с корешами, а потом снова сел… Никакой фантазии, садится через пять-шесть раз.
Что еще? Не отпускать же человека! Хотя какой это человек… сор, пыль, ничтожество… Цыган с двумя сумками тяпнутого!
Но ведь, что-то можно сделать?
Бес глубоко задумался и почесал «репу». Беса взволновало то, что он ни как не может взять этого человека, хотя человек практически уже испорченный.
Бес еще раз поглядел на Толяна. Толян брел с пустым, пустым взором. Он обдумывал как будет жить в Новороссийске, куда его снова занесла нелегкая, а точнее «свобода».
«А может его на мокрое? – подумал бес, и еще раз внимательно посмотрел на Толяна. – Ага, на мокрое. Вроде бы сила есть, а мозги… Мозги – половину уже пропил, но половина, как не странно, еще осталась…»
Бес возбудился.
«Мокрое! – подумал бес, – да, да, мокрое! И кого же мы убьем?!»
Бес задумался – надо выбрать. Но только из хороших людей… хотя нет выбрать в принципе-то можно из кого угодно.
«И кого же мы убьем? – размышлял бес, перебирая известных ему людей, – кого? Этого нельзя! Этого нельзя! Этот еще нужен! Этого… тоже нельзя! И этот нужен… Священника!!!»
Бес хихикнул. Мысль понравилась бесу.
«Священника, но какого? Кстати наш Толя в Бога верит это хорошо…
Ага, пусть кокнет батюшку и стибрит церковную кассу!»
Бес задумался…
«Надо, чтоб в кассе было побольше денег… Побольше…Кто в неё добавит? Ага Валентин и Лиза. Точно положат денежку на моего «внучка»
Бес продолжал размышлять.
Толян брел по дороге. Он был в самой задрипанной одежде, от которой еще правда не воняло. Он чувствовал себя бомжем, хотя у него здесь была нормальная квартира, доставшаяся от мамы. Страшная скука свободы маячила перед ним, как прокурор.
«Ничего, Толя, ничего, мы еще станцуем с тобой лезгинку» – ласково думал бес, глядя на Анатолия Прошкина, как на малое заблудшее дитя.
«А потом – закончил свои размышления бес, – мы возьмем и сходим… в казино! Все просто!»
И бес занялся грешником.

Легкий холодный ветерок обдул лицо Анатолия словно погладил его.
«На свободу ты попал, хоть её в гробу видал…
Вот какая, Толя, жизнь, – удАвись или удИвись!» – услышал Анатолий в своей голове присказку беса.
Прошкин остановился и задумался.
– Толя, Толя…
– Ой, ты кто? – едва не сказал Анатолий вслух.
– Догадайся с трех раз, Толя. Как ты думаешь, кто я?
Толя отупело уставился в пустоту… и побежал.
– Беги быстро, Толя. Очень и очень быстро. Может тогда сумеешь оторваться от своей тени!
Анатолий остановился. И с удивлением обнаружил, что стоит перед дверями церкви.
– Туда! – сказал сам себе Толя, и рванулся с места, как лошадь на ипподроме.
– Постой, Толя, не горячись, – услышал он голос беса. – Подумай сам: кому ты там нужен?
– Я… я… я… я верю в Бога! Изыди Сатана! Бес! Бес! Бес! – Анатолий стал отмахиваться и махать руками. Старушки, сидевшие на лавочке у ворот божьего храма, удивленно посмотрели на странного человека.
– Толя, как не хорошо! Давай поговорим. Ты нужен только мне. Там ты никому не нужен…
– Бес! Бес! Бес! – отмахивался Толя и едва не съездил бесу по челюсти. Бес отпрыгнул и подлетел снова.
– Анатолий Прошкин. Я обращаюсь к тебе, ты хочешь стать богатым и счастливым, причем сразу и навсегда?
– БЕС! – заорал бывший зек, и замахал обеими руками.
Старушки удивленно стали перешептываться и креститься.
Бес напрягся и снова обратился к клиенту.
– Анатолий, давай подумаем, ты сколько раз сидел?
– Тринадцать… – подавленно подумал Толя, – и заорал исступленно – БЕСЫ!!!
– А тебе сколько лет?
– 26 – ответил бывший зек. (два раза по тринадцать! – подумал он)
– Что же это? – спросил он сам себя.
– Ах Толя, Толя. Это такая жизнь твоя. Давай подружимся Толя. Ты впустишь меня в свое сердце, а я сделаю тебя счастливым и богатым. И тебе не придется больше сидеть, воровать и просить милостыню. Ты будешь счастлив, тебя будут любить женщины. Ты станешь человеком! Ну, Толя?
Прошкин задумался. И вдруг святой огонь зажегся в его глазах.
– Уйди, бес. Изыди, дьявольское отродье. Тебе не взять меня! – произнес он с расстановкой
И он, начав копаться в рубашках, через пять секунд достал маленький серебряный крестик с которым никогда не расставался и поцеловал его.
«Ой, – подумал бес, – как же так?»
Одна из старушек вскочила и побежала в церковь.
Бес задумался. Признавать свое поражение ему не хотелось. Но и спорить с батюшкой, который сейчас выйдет тоже.
«Ненавижу святую воду! – злобно подумал бес, – она обжигает»
«Что же мне делать? – подумал бес и собрался с мыслями, – может поджарить ему мозги? Нет… Тогда последнее потеряет. Может намекнуть ему на рай на земле? А поймет ли он? Может…»
Вышел батюшка, с кадилом и святой водой в сопровождении двух перепуганных старушек…
Бес выругался… и смотался.
– Что с тобой, отрок? – спросил батюшка Никодим у Толяна.
– Бесы! – прошептал Анатолий и упал перед святым отцом на колени.
– Бесы, говоришь? – строго сказал батюшка, – сейчас мы их отгоним!
И он начал обрызгивать Прошкина святой водой и произносить молитву. Бес из любопытства подошел поближе и на него попала капля. Бес завопил и дернулся. Вместе с ним дернулся и завопил Анатолий.
– Вот, вот, – прокомментировал это Никодим, – сколько их? Нечай легион!
И на бедного беса попало еще несколько капель. Без задергался, заскрипел зубами и подумал: «все, с меня хватит… сваливаю!»
И покинул душу Анатолия навсегда!
– Во имя отца, и сына, и святого духа… Аминь! – закончил свою работу Никодим, – поднимись отрок!
– Спасибо, святой отец! – сказал Анатолий Прошкин, его глаза блестели и сияли от счастья.
– Пойдем в церковь, отрок! – ответил ему батюшка.
Они ушли.
– ЧЕРТ! – возопил бес и забился в истерике. – Проклятый Никодим! Ненавижу тебя!
Но делать было нечего, тем более что шкура еще дымилась, и надо было срочно сгонять в Ад, чтобы подлечится. Бес в последний раз посмотрел на церковь.
«Мда… Тех кто действительно верит, я никогда не сделаю счастливыми!» – сказал бес и отправился в Ад.

Так и Анатолий Прошкин, нашел себя и без всякой на то воли бесовской – он стал священником. Будучи человеком праведным, сильным и исполнительным, Анатолий быстро продвинулся по службе, и уже через год крестил в этой же церкви первенца Валентина и Елизаветы. А Никодим пошел на повышение дальше. Новый батюшка тоже повоевал с бесами и не раз. Он читал молитвы верующим и пользовался большой известностью. К тому же он бросил пить и начал вести абсолютно праведный образ жизни.
Когда счастливая пара – Валя и Лиза принесли ему ребенка, то Гермоген (он же Анатолий) строго посмотрел на них и спросил:
– А не было ли у вас воли бесовской, не от беса ли ребенок?
«Счастливые» содрогнулись.
– Нет, нет батюшка, не было! От чистой и светлой любви он! – нашлась Елизавета.
«Сволочь в рясе!» – подумал Валентин.
Гермоген задумался и начал крестить ребенка.
Ребенок запищал…
Бесы…

0 Comments

  1. gryaznov_mihail

    Достойный рассказ, приятный стиль и \”язык\”.
    Однако… закручивающаяся вначале интрига, впоследствии \”рассасывается\” под воздействием поучительности \”святочного\” сюжета.

  2. Zlaia@

    Рассказ хорош, несомненно.
    Надеюсь автор простит мне маленькую страстишку везде изьяны находить:
    – \”абсолютно праведный образ жизни\” – не есть красиво
    – Бес говорит, про тех кто \”действительно верит\”, а по ходу сюжета складывается ощущение, что не верит, но до смерти боится, отсюда уже мое \”не верю\”
    – незначительный рост объема пойдет только на пользу
    С уважением,

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.