Ах, эти прекрасные мгновенья!

Мы живём во время стремительного развития науки и техники, будоражащих воображение открытых перспектив и воспалённых глаз вследствие долгого сидения перед мониторами…. И я рада, что этот сумбурный век оставил место и красоте, созерцательности, эстетической чувствительности.
Как я уже писала, стихотворения в прозе я считаю моментальными снимками действительности и порывов души, но это не застывшие объекты, а пылкие и оживающие на глазах строки…

Половину из них занимает вечная тема любви – отношения Мужчины и Женщины, святые чувства и кровоточащие раны разбитого сердца.

Ты – сердцевина яблока моего молчания, падающего в волшебную пропасть между вагонами, где, наверно, и рождаются названия станций и узоры линий электрических рельс.
(Snork \”—-\”)
*Видите как современно и… влюблённо?

Блажен, кто дождался, пока раскроются его лепестки,
не сломал и на растоптал его
Блажен, кто питает его в своем сердце
и дышит полным дыханием
Этот темный цветок – любовь, жизнь, счастье
(Богданова Т. В. \” Нет ни одной другой страсти, столь опьяняющей мужчин и женщин…\”)
*А это – прекрасное определение этого всепоглощающего чувства

Я знаю, что ты не любишь меня
И вообще никого не любишь,
Что тебе все безразлично,
И на моем месте могла бы быть другая.
Конечно, мне бы лучше уйти,
Навсегда оставить тебя.
Но кто же будет тебя любить,
Мое дорогое Чудовище,
Которое-Никого-Не-Любит!
(Богданова Т. В. \”Чудовище, Которое-Никого-Не-Любит!\”)
*пример беззаветной любви, сколько ещё \”видов\” любви существует?!

– Глупые, – сказала Она, – почему они считают, что не надо часто признаваться в Любви?
– Я тоже не понимаю. – Ответил Он. – Каждый раз, когда я говорю тебе это, я не помню, как было в прошлый раз. Я всегда говорю по-новому…
– Да, словно новая заря, свежее утро. «Люблю» каждый раз, словно весна распускает новые цветы, словно свежий ветер уносит в страну Счастье!
(Александр Светлов \”Диалоги в любви\”)

Убивать мою любовь,
каждый день вбивать в неё гвозди,
стало для тебя задачей номер ОДИН.
(Golos Kaspiya \”Три задачи (некогда любимому Поэту)\”)
*бывает ли сильное чувство без жертвенности и в некотором роде без Голгофы?
Ты вздохнул навстречу моей улыбке. Ответ не обманул – пора бежать прытко в открытые двери обоюдности…
(Струна \”Зеркало сердца\”)

Не надо умирать от любви ко мне, от нее надо жить. Если ты умрешь, кого я тогда буду любить?
<…>
Вот полюбить трудно. На пути к любви тратится столько сил, что второй раз по этой тропе пройти уже невозможно. Можно лишь имитировать, не открывая в себе – именно в себе – ничего нового, а, следовательно, и не любя. Я уже прошел свою дорогу. С тобой.
(Геннадий Аминов \”умереть от любви\”)
*я хотела бы запомнить это высказывание, показывающее разницу между любовью и влюблённостью…

А я всё равно лишь тебя…И неважно, что будет потом…Прошлого нет, будущего нет, есть только вот этот самый, едва уловимый, и всё-таки уловимый миг настоящего, и если есть хоть толика мудрости, это настоящее будет радостным.
(Нефрит \”Я лишь тебя\”)

Авторы причудливо смешивают краски на палитре чувств, искусно оперируя образами и великолепным набором выразительных средств, который радует и поражает.

…Продолжая друг друга,
интуитивно прочерчивая привязанную и протянутую нить от дерева на опушке к нашему местонахождению в эту секунду,
к нашим вдруг блеснувшим глазам,
к нашему открытому для очередной шутки рту,
к нашей ноге, проехавшейся по твердому насту и освобождающей место для приземления нашей с вами пятой точке…
К луне…
к пару, вытекающему из-под дверцы разкочегаренной баньки…
к мягкому теплому ровному свету из окон дома…
к связующей вдруг в одно целое нас(!) нити оброненного чувства полного единения…
слияния…
согласия.
(Валерий Белолис \”Медленно падает снег\”)

Надеюсь, тебе не стыдно за мой шаг инициативный – ты просто иди ко мне интуитивно… доверяя, добротой лаская и не отпуская… Чтобы закрыла ту тень, которая не дает тебе идти вперед… и ко мне… Я букет перемен тебе подарю. Разорю все твои беды, чтобы ты мог в моем доме обедать вместе со мной. Под Луной улыбнемся ожиданию рассвета. Летом станет наша жизнь. Накренись, заспинная картина! И укатись!.. Вместе с тенью…
(Струна \”Зеркало сердца\”)

Всюду волшебство…и улыбки…Зимний дворец улыбнулся мне своей красотой, напыщенностью, помпезностью…Я в ответ улыбнулась ему своей любовью…он такой родной…Всё вокруг такое родное, любимое…до боли…до слёз при мысли о расставании…
(Нефрит \”Сон Бога(из Петербурга, письмо другу)\”)

Удачное, на мой взгляд, сравнение в стихотворении Пирель \”а знаешь, какого цвета счастье?..\”, которое пришлось бы процитировать здесь целиком, поэтому просто рекомендую прочитать и поразмышлять…

Хотя порой можно обойтись и малой толикой слов, вместив в единый вдох, в скупую слезу, в мимолётную улыбку целую бурю эмоций.

Он брёл по Невскому. Ему почти не мешала толкотня прохожих. В который раз Он брёл с глазами брошенной собаки, заглядывая в каждое лицо. Он искал её. Он знал, что узнает её сразу. Пусть бы только появилась Она. И в который раз возвращался ни с чем домой, где любимые мелодии согреют грусть.
Она брела по Невскому. Ей почти не мешала толкотня прохожих…
(Александр Светлов \”По Невскому\”)
*в нескольких строках – любовь, одиночество, одиночество в толпе (самое страшное), поиск и разочарование…

В небесном бассейне плавают птицы. Их перья скользят золотыми стежками по свежему лимонному холсту.
Курочки облаков взбивают под ветром свое нежное оперение.
Падает розовый снег…
(Светлана Скорик \”Утро. Зима\”)
*немного слов – а какой пейзаж! Огромное полотно!

Капельками падала любовь с неба, а она подставляла ладони, ловила их, но так неумело, что не смогла удержать, расплескала…расплакалась…
И так горько и больно ей было, что небо снова решило, рассыпать капельки любви,
для неё…
и что ж?
Снова она их ловила, подставляла ладони, да так неумело, что не смогла удержать, расплескала…расплакалась…
В третий раз сжалилось небо… капельками падала любовь, а она больше не пыталась ловить эти капельки, боялась…
(Нефрит \”Капельки\”)
*и здесь – буря эмоций, сомнение, боль, любовь…

Также широко востребована тема природы. Времена года, время суток, место и вид из окна вызывают восхищение увиденным, философские раздумья и ностальгию.

День ленивого солнца и сплинующего снега…
(Snork \”—-\”)

Слиться с природой в едином порыве любви,
Чувствовать сердцем биение ритма Вселенной,
Место свое ощутить и проникнуться смыслом –
Вот, что дает в безграничности быть защищенным
(Дмитрий Сахранов \”Верхом на ветре\”)

Осень…
Брошенная осень под ноги любимого Сентября…
Собой брошенная?
Или хозяином?
У Осени есть хозяин?
Наверное, есть. Она же так любит подчиняться.
И Лету, и Зиме.
Только с Весной она конфликтует. Ревнует, наверное.
По-женски. По-своему.
Разные они…
(Валерий Белолис \”Ранняя осень\”)

Почему этот двор казался мне меньше? Может, из-за листвы, опавшей и еще оставшейся, которая зрительно суживала его? Сейчас весна, и все лысо и голо. Вытоптанная дворовая площадка, длинные тощие березы. Откуда было столько листьев?
(Ольга Королева \”Один осенний день\”)

Так необычно…всё ново… и весенний Летний сад, такой просыпающийся, нежный, девственный…, и Исаакиевский собор, почти прозрачный, утонувший в солнечном свете…, и Нева, красавица Нева, сильная, вольная, строптивая…покорившая меня перламутровым цветом…
(Нефрит \” Сон Бога(из Петербурга, письмо другу)\”)

В зависимости от времени угадываются черты характера авторов – устремлённость в будущее, меланхоличность, переменчивость (ту же, которой может похвалиться и природа), усталость и, если позволите, отношения с миром и – к миру. И место поэта, темы творчества…

Искусство соткано из сновидений
Художников и поэтов.
Конечно, есть и другие нити –
Белые лебеди, розовые облака,
Но они составляют канву,
Тот основной фон,
Который переплетен фантазиями
И вдохновенными снами поэтов.
(Богданова Т. В. \”Сплетения сновидений\”)

Так тихо разговаривает проснувшийся город.
Умытое утро прищурилось на самодовольное солнце.
И грезит…
Может быть я смогу понять, почему так просто, по-детски упрощенно я отношусь к лету,
если постою высоко над землей?
(Валерий Белолис \”Истина ещё впереди\”)

Не могу спорить с рекой.
В неподвижных рамках берегов она несет по тому же руслу всё те же потоки воды, не меняя ускорения. Но видел ли кто-либо явление более непостоянное, чем ее блики?
Сотни причин – от облаков до угла зрения – тому виной.
(Светлана Скорик \”Так видят мир\”)

Я слышу запах новостей
И чувствую я перемену…
(Мариаша \”себе\”)

Смерть и ее тени стали их лучшими друзьями, заглядывали им в глаза, как в трубу калейдоскопа – со дна стакана или подмигивая последней сигаретой из белого холода пачки. Они притворялись доками, а сами до сих пор не отличали любовь от пьяной усталости. Они не запоминали имена, путали лица и теряли телефонные номера, Они замечали друг друга на чей-то кухне, целовались на проспекте, любили в подъезде и знакомились наутро.
Музыка заменила им Бога, улицы заменили им дом.
(Snork \”Наука жизни\”)

Внутренние возможности человеческой души вызывают очередную вечную тему – философские размышления, раскрывающие мировоззрение (всегда такое разное, тем интересное) авторов. Современность и консервативность, уникальность и переосмысление, вера и безверие, сомнения и факты…

Они умирали, строча страницы странных путаных записок, где пытались объяснить, почему … .
(Snork \”Наука жизни\”)

В узорах тишины – топот тысяч торопливых мыслей, толпящихся оставить свои следы с кончика ручки на снежность листа; смех луны, заблудившей на крыше соседнего дома с интеллигентными пиками телевизионных антенн; коварное перешептывание молодых веток ивы с окном, а подушка как всегда зачарована чрезвычайно быстрым стуком моего сссс-сердца. «Быть может, слишком много кофе … или опять жду новогодней открытки от собственной памяти, послания таких зимних – как морозное февральское утро – твоих холодных глаз. Когда-то я практиковала ныряние в их загадочные глубины: не может быть, что ты не замечал этой моей смелой выходки на виду у всех. Ты – море, Антарктика в минских переулках, кусочек смелого синего льда, не тающего ни от одной строки моих полу-стихов.
(Snork \”Твой лед. Пробуждение?\”)

Некуда спешить.
Нет того места,
В которое необходимо прибыть.
Ибо я уже есть.
И это – мой дом.
Чтобы ни происходило.
Нет никого,
Кому нужно было бы стать
Еще более совершенным.
(Alayia \”Я есть\”)

Но каждый день она только и слышала новые похвалы, восхищения, прилипучие и неинтересные. – Ах, и зачем всё это! – восклицала она. – так и пройдёт вся жизнь в этом пустом красивом цветении, где и красоту то толком никто понять и не сможет! Да ещё эта надоедливая пыль!.. И Ромашка стряхивала её с лепестков.
А пыльца, падая на землю, и вправду становилась самой обыкновенной пылью.
(Александр Светлов \”Ромашка\”)

Может мы и живем ради познания Истины случая?
Может быть нам суждено посмотреть в двустороннюю бездну, понять то, что не понятно там, внизу…
и покориться случаю?
(Валерий Белолис \”Истина ещё впереди\”)

Но в 2153 году великий Чу написал бодрственник. И люди стали по реальным событиям дня строить свои сны. Несмотря на то, что все люди были разные ( у некоторых преобладала чувственная сфера, другие были приземлёнными и мыслили только логически), сны видели все и даже иногда чёрно-белые, что было особенно стильно, как чёрно-белые фотографии, чёрно-белые фильмы. Просто многие не запоминали свои сны и поэтому чувствовали себя ущербно. А теперь можно было событиями дня моделировать свой хорошо запоминающийся яркий сон с диапазоном от экшн до лав стори с порнографическим хэппи эндом.
Главное было не слишком глубоко нырять в сонный поток, что бы не засосало в чёрные глубины жутких бездонных впадин.
(Янь \”фОновые крики\”)

На каких весах можно взвесить россыпи сострадания, под каким микроскопом – увидеть, как твоя радость раскрашивает реку золотыми плодами Гогена?
(Светлана Скорик \”Так видят мир\”)

Нарушенная гармония – это потеря времени.
Светлана Скорик \”Сказочка\”)

Как же ты маешься, милая..
жалко тебя .. нету сил..
Но не помочь тебе…
Слов ты не слышишь смысл..
<…>
Самая трудная школа..
Жить научиться самим.
(Мариаша \”Моей любимой тёте\”)

Учитывается и поправка на социум и место в нём отдельной человеческой, всегда индивидуальной (но не всегда умеющий выделиться в толпе) души, ценности мира и презрение к серости и бесчувственности.

Она шла… задумчивый взгляд рассекал асфальт до самой бесконечности там, где нет быта беспечности…
<…>
Подари мне сгусток своего “я” без вреда… интересуешь, пленя своей незаметностью гениальности, застенчивости банальности голосов – каблуков, но в то же время … пусть возродится семя очередное веков, минуя с тоскою, осознавая с жизнью броскою чередование юности со старостью, упругости с перегаростью. Постой на минутку, сожмем кулак, словно утку мысли поймала. Грызли с тобой мы век глазами, чтобы добраться слезами до ядра, ложь отодрав скорлупою – правду покрыла… я смыла остатки… а ты меня вдохновила!
(Струна \”А ты меня вдохновила\”)

Куда делось ощущение тепла в холодных стенах, когда оно нам особенно нужно? Холод… Трубку положила, а холод остался. Превратился в колики внутри головы. Почему это происходит? Почему нас порой сковывает холод так, что даже не удается распрямить плечи? Перечень командных строк из виртуального общения напоминал мне о моей любви. Смешно…. И здесь она присутствует… На столе… Розовая собачка… Кислотная обложка книги “Смерть-дело одинокое”… И мне одиноко… Среди таких возможностей. Потому что холод из чужих уст доказал – бессмертна человеческая жестокость.
(Струна \”Я взяла трубку… (Холод)\”)
*холодные стены – словно стены одиночки, ожидание и радость от мелочей… Печально, что это тоже уготовано человеку, стремящемуся выделиться из серости быта

летящей походкой, наперегонки с ветром – навстречу ему, наперекор ему, отдаваясь ему без остатка, падая доверчиво в его требовательные обьятия – идущая сквозь хмурое, серое утро – мавка 21 века… дитя леса, воды, воздуха, несущее в мир – смехом своим… радостью своей.. дыханием своим… – зарю…
(Пирель \”Мавка 21 века\”)
*не это ли образ современной поэтессы?

я умер во сне
я родился во сне
заколотилось сердце первый велосипед первый поцелуй первая любовь запах лаванды
чем пахнет лаванда лавандой
не любите ли вы вонь нищеты как не люблю её я
не любите ли вы дешёвую популярность отрицания как не люблю её я
не любите ли вы любого рода насилие как не люблю его я

мы сами не местные
отпустите нас дяденька бог
(Янь \”фОновые крики\”)
*думаю, здесь комментарии излишни…

Одной только жемчужине было в ней светло и свободно. Здесь хорошо рослось.
Жаль, времени могло не хватить… И у роста есть свои возрастные рамки.
«Ничего, – успокаивала себя раковина, – я ведь всем кажусь начинающей. Значит, останусь молодой – до самого конца».
«Твоими бы устами…» – думала в ответ жемчужина. Ей ничего не казалось – она видела всё реально: изнутри.
Время бешено летело мимо. Оно тоже было из породы «пробегающих».
Боже, как хочется счастливой развязки…
(Светлана Скорик \”Сказочка\”)
*кажущееся небрежным название, лёгкая незавершённость, но всё продумано, всё придумано так, как надо

Люди добрые,
отойдите в сторону!
Не прошу я совета вашего.
Не хочу я лиц понимающих.
Дайте мне уйти в самою себя!
Одиночеством и болью
насытиться…
(Мариаша \”Перед прорывом\”)
*если б меня спросили, я ответила бы, что уход в себя не является выходом (простите за своеобразный каламбур), но иногда другого не видно за тучами депрессии ли, одиночества ли

Также примечательно стихотворение Андрея Линкса \”Без названия\”, которое я также рекомендую прочитать полностью…

Стихотворение в прозе – особый жанр, позволяющий вкусить самые изысканные блюда поэтической кухни, дающий эстетическое наслаждение, всегда удивляющий верно подмеченным настроением, вовремя пойманным выражением лица, моментом особенного величия природы, описанным с непринуждённой лёгкостью (таково впечатление!) и внутренней свободой, незакомплексованностью и открытостью порывов.
И в самом конце хочется отметить высокий уровень и, если можно так сказать, квалификацию авторов и их произведений. Не могу сказать, что в этом этапе кто-то особенно меня разочаровал, пожалуй, наоборот – я сделала несколько приятных для себя открытий.
С уважением и самыми наилучшими пожеланиями, Ан

0 Comments

  1. sergey_ubityiy

    Мы часто превозносим благосостояние литературного произведения, ссылаясь на его неизменную пригодность для текущих нужд. Но о цене этой расхожести мы забываем. Судьба книг – это часто драма разъятого, отчужденного смысла. Первозданного смыслового единства, включившего в себя столько разнонаправленных мотивов, возникшего как сплав самых разных стилей и наследие противоположных культур. – Пумпянчкий Л.В. Лекция о \”Медном всаднике\” 1928г. – нам уже не восстановить.

    – Сегодня небо сугубо-фиолетового цвета.
    И никто не поверит и не докажет обратное.
    И это замечательно, \”тысячу воробьев мне в штаны!\”
    – Почему?
    – Потому что цельные натуры стихов не пишут.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.